Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Домби и сын, Страница 9

Диккенс Чарльз - Домби и сын



съ вами. Я все сказалъ, сэръ, - прибавилъ Вальтеръ послѣ нѣкотораго колебан³я, - и теперь, какъ вы изволите видѣть, участь наша единственно зависитъ отъ васъ. Конечно, мы не имѣемъ правъ на вашу благосклонность; но... я, право, не знаю... но кажется, я даже увѣренъ, что другихъ требован³й не будетъ на товары моего дяди, и капитанъ Куттль, съ своей стороны, предлагаетъ также обезпечен³е. Что же касается до меня собственно, я не могу ... я не смѣю... мое жалованье не велико... но если позволите, эконом³я... трудъ... исподволь ... какъ-нибудь ... надѣюсь ... дядя мой бережливый великодушный старикъ.
   Е³це нѣсколько безсвязныхъ словъ, и Вальтеръ умолкъ, повѣсивъ голову, съ трепетомъ ожидая рѣшен³я своей участи. Эта минута показалась капитану Куттлю самой удобной для обнаружен³я цѣнности своихъ вещей. Онъ подошелъ къ столу, гдѣ завтракалъ м-ръ Домби, расчистилъ между тарелками сколько нужно было мѣста, выложилъ серебряные часы, наличныя деньги, ложечки, щипчики и, расположивъ все это искуснѣйшимъ образомъ, чтобы какъ можно болѣе бросить пыли въ глаза, разразился такими словами:
   - Не сули журавля въ небѣ, дай синицу въ руки, говоритъ всеобщая пословица. Вотъ вамъ и синица, государь мой! Да еще годовой мой панс³онъ, сотня фунтовъ стерлинговъ, тоже къ вашимъ услугамъ. Ежели есть на свѣтѣ человѣкъ съ головой, напичканной познан³ями, такъ это, рекомендую вамъ, старикъ Соломонъ Гильсъ. A если есть на свѣтѣ мрлодой парень, y котораго будущность - обѣтованная земля, текущая млекомъ и медомъ, такъ это, скажу я вамъ, племянникъ старика Соля.
   Отпустивъ эту сентенц³ю, капитанъ сталъ на прежнее мѣсто и самодовольно началъ разглаживать свои волосы, какъ человѣкъ, счастливо окончивш³й трудное предпр³ят³е.
   Когда Вальтеръ пересталъ говорить, глаза м-ра Домби обратились на маленькаго Павла, который между тѣмъ выразительно посматривалъ на Вальтера и своего отца, стараясь въ то же время утѣшить сестру, огорченную печальными извѣст³ями. Флоренса стояла, опустивъ голову, и тихонько плакала. Послѣ храброй выходки капитана Куттля, принятой, разумѣется, съ высочайшимъ хладнокров³емъ, м-ръ Домби опять обратилъ глаза на своего сына и смотрѣлъ на него нѣсколько минутъ, не говоря ни слова.
   - Какимъ образомъ Гильсъ задолжалъ такую сумму? - спросилъ, наконецъ, м-ръ Домби. - Кто настоящ³й кредиторъ?
   - Онъ этого не знаетъ, - отвѣчалъ капитанъ, положивъ руку на плечо Вальтера. - Мнѣ все извѣстно. Это, видите ли, поручительство за одного пр³ятеля, теперь уже покойника, который стоилъ старику Гильсу многихъ сотенъ фунтовъ. Подробности, если угодно, я сообщу вамъ наединѣ.
   - Людямъ съ ограниченнымъ состоян³емъ, - сказалъ м-ръ Домби, продолжая смотрѣть на своего сына и не обращая ни малѣйшаго вниман³я на таинственные знаки капитана Куттля, - слѣдуетъ заниматься исключительно собственными дѣлами и не увеличивать своихъ затруднен³й безумными обязательствами за другихъ людей. Это нечестно и самонадѣянно, - прибавилъ м-ръ Домби съ важностью, - слишкомъ самонадѣянно даже для богача. Павелъ, поди сюда!
   Когда ребенокъ подошелъ, м-ръ Домби посадилъ его на колѣни.
   - Еслибъ y тебя были теперь деньги, - сказалъ м-ръ Домби... да смотри на меня?
   Павелъ, котораго глаза были обращены на сестру и на Вальтера, взглянулъ на лицо своего отца.
   - Еслибъ теперь y тебя было столько денегъ, - сказалъ м-ръ Домби, - сколько нужно молодому Вальтеру, что бы ты сдѣлалъ?
   - Я бы отдалъ ихъ старому дядѣ, - отвѣчалъ Павелъ.
   - То есть, ты далъ бы ихъ взаймы, - поправилъ м-ръ Домби. - Хорошо. Ты уже выросъ довольно для того, чтобы распоряжаться моими деньгами: мы станемъ вмѣстѣ вести дѣла.
   - Домби и Сынъ, - прервалъ Павелъ, рано пр³ученый къ этой фразѣ.
   - Домби и Сынъ, - повторилъ отецъ. - Начни же быть теперь Домби и Сыномъ; хочешь ли дать взаймы денегъ дядѣ молодого Гэя?
   - Хочу, хочу, папенька, - отвѣчалъ Павелъ - и Флоренса тоже хочетъ.
   - Дѣвочкамъ, - сказалъ м-ръ Домби, - нечего давать при Домби и Сынѣ. Хочешь ли ты одинъ?
   - О да, хочу, папенька!
   - Ну, такъ ты дашь ему, - возразилъ отецъ. - Видишь ли теперь, Павелъ, - продолжалъ онъ понизивъ голосъ, - какъ могущественны деньги и какъ жалокъ человѣкъ безденежный! Молодой Гэй съ отчаян³емъ ѣхалъ сюда добывать денегъ, a ты, человѣкъ богатый, велик³й, располагая деньгами, оказываешь ему величайшую милость и одолжен³е.
   Молодой Павелъ слушалъ внимательно и смотрѣлъ на отца, какъ маститый старецъ, исполненный глубокихъ думъ и размышлен³й; но его лицо мгновенно приняло веселое и совершенно дѣтское выражен³е, когда онъ соскочилъ съ колѣней отца и побѣжалъ къ Флоренсѣ съ радостною вѣстью, что Вальтеру сейчасъ будутъ даны деныи и что, слѣдовательно, не о чемъ больше плакать.
   Между тѣмъ м-ръ Домби обратился къ столу и началъ писать. Въ этотъ промежутокъ времени Павелъ и Флоренса втихомолку завязали разговоръ съ Вальтеромъ, и капитанъ Куттль смотрѣлъ на прелестную группу съ такими торжественными и самонадѣянными мыслями, какихъ, конечно, и не грезилось величественному представителю знаменитой фирмы. Когда записка была кончена и запечатана, м-ръ Домби, принимая прежнюю позу, подозвалъ Вальтера и сказалъ:
   - Завтра поутру вы отдадите это м-ру Каркеру, и онъ сдѣлаетъ немедленныя распоряжен³я, чтобы вашего дядю вывели изъ крайности, заплативъ его долгъ. Въ то же время пусть будутъ приняты мѣры, чтобы сумма была возвращена въ контору, сообразно съ обстоятельствами. Вы должны помнить, что все это дѣлаетъ для васъ молодой Павелъ.
   Вальтеръ, переполненный радостными ощущен³ями, хотѣлъ внѣшними знаками выразить свою благодарность; но м-ръ Домби круто остановилъ его:
   - Вы должны помнить, говорю я, что все это сдѣлалъ мой Павелъ. Я объяснилъ ему сущность дѣла, и онъ все понимаетъ. Ни слова больше.
   И онъ указалъ на дверь. Вальтеръ поклонился и вышелъ. Когда вслѣдъ за нимъ хотѣлъ идти и капитанъ Куттль, миссъ Токсъ, проливавшая между тѣмъ обильные потоки слезъ вмѣстѣ со своей пр³ятельницей, обратилась въ тревожномъ волнен³и къ м-ру Домби:
   - Извините меня, о великодушнѣйш³й изъ смертныхъ, ахъ, извините меня!.. но вы въ порывѣ благороднѣйшихъ щедротъ высокой души вашей забыли нѣкоторыя подробности...
   - Как³я, миссъ Токсъ? - сказалъ м-ръ Домби.
   - Этоть джентльменъ, что съ инструментомъ, - продолжала миссъ Токсъ, взглянувъ на капитана, - оставилъ на столѣ, подлѣ вашего локтя...
   - Боже небесный! - сказалъ м-ръ Домби, сметая имущество капитана Куттля, какъ хлѣбныя крошки. - Возьмите отсюда эти вещи. Очень вамъ благодаренъ, миссъ Токсъ: вы всегда предусмотрительны. Эй, сэръ, убирите отсюда эти вещи!
   Капитанъ Куттль увидѣлъ настоятельную необходимость повиноваться. Сложивъ въ одинъ карманъ чайныя ложки и сахарные щипчики, въ другой - наличныя деньги и серебряные часы, онъ съ безмолвнымъ изумлен³емъ обратилъ свои взоры на безкорыстнаго благодѣтеля и, въ порывѣ восторженнаго сердца, схвативъ правую руку м-ра Домби въ свою одинокую лѣвую мышцу, такъ притиснулъ ее желѣзнымъ крюкомъ, что м-ръ Домби затрепеталъ всѣмъ тѣломъ отъ этого могучаго прикосновен³я горячаго чувства и холоднаго желѣза.
   Наконецъ, капитанъ Куттль, ловко рисуясь передъ дамами, съ большой любезностью поцѣловалъ нѣсколько разъ свой крюкъ и распрощался особеннымъ образомъ съ Павломъ и Флоренсой, провожавшими Вальтера изъ комнаты. Флоренса, въ порывѣ усерд³я, побѣжала за ними, чтобы переслать поклонъ старику Солю, но м-ръ Домби сурово отозвалъ ее и приказалъ остановиться.
   - Неужели ты н_и_к_о_г_д_а не будешь Домби, моя милая! - сказала м-съ Чиккъ съ патетическимъ упрекомъ.
   - Тетенька, - проговорила Флоренса, - не сердитесь на меня; я не знаю, какъ благодарить милаго папеньку!
   Бѣдное дитя! Она бы хотѣла побѣжать и броситься къ нему на шею; но, не смѣя этого сдѣлать, робко остановилась среди комнаты и обратила на отца благодарные взоры. М-ръ Домби изрѣдка посматривалъ на взволнованную дочь, но по большей части онъ наблюдалъ Павла, который между тѣмъ ходилъ по комнатѣ съ чувствомъ новаго достоинства при мысли, что ссудилъ деньгами молодого Гэя.
   A молодой Вальтеръ Гэй, - что съ нимъ?
   Онъ летѣлъ къ своему дядѣ съ пр³ятною вѣстью и не помнилъ себя отъ радости при мысли, что не далѣе какъ завтра, еще до обѣда, онъ очиститъ жилище старика Соломона отъ всѣхъ возможныхъ маклеровъ и присяжныхъ оцѣнщиковъ. Онъ не могъ не радоваться, живо представляя, что съ завтрашняго вечера мастеръ всѣхъ морскихъ инструментовъ опять спокойно будетъ сидѣть въ своей гостиной съ капитаномъ Куттлемъ, опять почувствуетъ, что деревянный мичманъ - его неотъемлемая собственность, и опять будетъ строить воздушные замки вмѣстѣ съ закадычнымъ пр³ятелемъ, который представилъ ему новое блистательное доказательство неизмѣнной дружбы. Но при всемъ томъ, надо признаться, молодой Гэй, несмотря на глубокую благодарность къ м-ру Домби, сильно чувствовалъ евое унижен³е. Когда буйный вѣтеръ совершенно непредвидѣннымъ образомъ вырываетъ съ корнемъ расцвѣтающ³я надежды, тогда, и особенно тогда, воображен³е рисуетъ во всей полнотѣ роскошные цвѣты, едва не разросш³еся отъ этого корня, теперь погибшаго безвозвратно. Когда Вальтеръ увидѣлъ, что это новое ужасное паден³е положило неизмѣримую бездну между нимъ и фамил³ей Домби, когда онъ понялъ, что прежн³я дик³я мечты разлетѣлись теперь вдребезги, онъ, вмѣстѣ съ тѣмъ, сильно началь подозрѣвать, что со временемъ, въ неопредѣленной дали, онѣ могли бы превратиться для него въ блистательную дѣйствительность, украшенную всѣми радостями счастливой жизни и увѣнчанной любви.
   Капитанъ, въ свою очередь, смотрѣлъ на предметъ съ другой точки зрѣн³я. По его понят³ямъ, отъ послѣдняго свидан³я Вальтера съ Флоренсой до настоящаго обручен³я оставался не болѣе, какъ одинъ шагъ, много - два, и не было ни малѣйшаго сомнѣн³я, что въ жизни молодого Гэя повторится истор³я Ричарда Виттингтона, знаменитаго начальника городской думы. Проникнутый этимъ убѣжден³емъ и вмѣстѣ ободренный веселостью стараго пр³ятеля, онъ три раза въ одинъ вечеръ пропѣлъ свою любимую балладу и даже сдѣлалъ въ ней нѣкоторыя, очень удачныя измѣнен³я, поставивъ вмѣсто "Пегъ", героини стихотворен³я, имя Флоренсы, такъ однако-жъ, что въ стихѣ не разстроились ни размѣръ, ни риѳма. Долго и громко распѣвалъ капитанъ Куттль и вовсе, по-видимому, забылъ, что давно наступило время проститься съ счастливой компан³ей и искать ночлега въ жилищѣ страшной Макъ Стингеръ.
  

Глава XI.

Павелъ выступаетъ на новую сцену.

  
   Организмъ y м-съ Пипчинъ былъ просто желѣзный, и никак³е признаки не оправдывали печальныхъ предсказан³й м-съ Виккемъ. Воспитательница благородныхъ дѣтей попрежнему кушала за столомъ жирныя котлеты, подкрѣпляла себя на сонъ грядущ³й сладкими пирожками и была, слава Богу, совершенно здорова. Но такъ какъ Павелъ продолжалъ вести себя неизмѣнно одинаковымъ образомъ въ отношен³и къ старой леди, м-съ Виккемъ не отступила ни на шагъ отъ принятой позиц³и. Подкрѣпляя и ограждая себя побѣдительнымъ примѣромъ Бетси Джанны, она совѣтовала по-дружески миссъ Берри заранѣе приготовить себя къ страшному событ³ю, потому что тетушку ея того и гляди взорветъ, какъ пороховую бочку и... поминай, какъ звали!
   Бѣдная миссъ Беринт³я принимала все это за чистыя деньги и продолжала каждый день работать со всѣмъ усерд³емъ, какъ самая преданная и безотвѣтная раба, въ томъ убѣжден³и, что м-съ Пипчинъ была препочтеннѣйшая дама въ цѣломъ свѣтѣ, и, конечно, на алтарь этой старушки можно и должно было приносить безчисленныя жертвоприношен³я. Эта безусловная преданность племянницы и вмѣстѣ достопамятная кончина супруга на перув³анскихъ рудникахъ содѣйствовали удивительнымъ образомъ къ возвышен³ю достоинствъ м-съ Пипчинъ, и всѣ, безъ исключен³я, друзья и сосѣди, были того мнѣн³я, что такая дама - чудо въ нашемъ свѣтѣ.
   Неподалеку отъ укрѣпленнаго замка воспитательницы благородныхъ дѣтей жилъ одинъ негоц³антъ, производивш³й по мелочамъ торговлю жизненными припасами, или, выражаясь простымъ слогомъ, жилъ мелочной лавочникъ, y котораго м-съ Пипчинъ, по обыкновен³ю, забирала на книжку разныя продукты къ завтраку и къ чаю. По поводу этой книжки, въ красномъ переплетѣ и чрезвычайно засаленной, y м-съ Пипчинъ происходили по временамъ съ безпокойнымъ лавочникомъ разныя и всегда таинственныя совѣщан³я въ сѣняхъ или въ передней, и въ эту пору двери въ гостиную всегда были заперты крѣпко-накрѣпко. Случалось, молодой Байтерстонъ, y котораго натура, разогрѣтая первоначально знойными лучами индѣйскаго солнца, была очень мстительная, намекалъ, и зло намекалъ, какъ однажды лавочникъ, вообще недовольный счетами м-съ Пипчинъ, отказался прислать къ чаю сахарнаго песку, и какъ, по этому поводу, они вовсе не пили чаю. Этотъ лавочникъ - малый холодный и вовсе не такого десятка, чтобы въ женщинѣ цѣнить за что-нибудь ея наружную красоту - осмѣлился однажды смиренно попросить y м-съ Пипчинъ руку ея племянницы, и м-съ Пипчинъ, само собой разумѣется, не преминула сдѣлать самый грозный отказъ дерзкому нахалу, сопровождаемый презрѣн³емъ и ругательствами. Всѣ потомъ говорили, и долго говорили, какъ это было похвально со стороны м-съ Пипчинъ, владѣвшей вообще твердымъ и независимымъ характеромъ; но никто ни полъ-словомъ не заикнулся о бѣдной миссъ Беринт³и, которая между тѣмъ плакала цѣлыхъ шесть недѣль по причинамъ весьма основательнымъ: во-первыхъ, тетка безъ умолку ругала ее во все это время, a во-вторыхъ - это, конечно, всего важнѣе и всего уб³йственнѣе - несчастная увидѣла, что съ этой поры она на вѣки вѣчные попадаетъ въ разрядъ хранительницъ цѣломудреннаго дѣвства.
   - Берри васъ очень любитъ, - не правда ли? - спросилъ однажды Павелъ свою собесѣдницу, когда они сидѣли y камина съ неразлучнымъ котомъ.
   - Да, - сказала м-съ Пипчинъ.
   - За что? - спросилъ Павелъ.
   - Какъ за что? - возразила озадаченная старуха. - Можешь ли ты объ этомъ спрашивать, мой милый! За что ты любишь свою сестрицу?
   - За то, что она очень добра, - сказалъ Павелъ. - Никто не сравняется съ Флоренсой.
   - Ну, такъ вотъ видишь ли, мой милый: и со мной никто не сравняется.
   - Право? - вскричалъ Павелъ, потягиваясь въ своихъ креслахъ и выразительно всматриваясь въ лицо собесѣдницы.
   - Да, да, - проговорила старуха.
   - Какъ я радъ! - замѣтилъ Павелъ, потирая руками. - Это очень хорошо!
   М-съ Пипчинъ уже не спрашивала, почему это очень хорошо. Вѣроятно, она не надѣялась получить удовлетворительнаго отвѣта, и потому, чтобы сорвать на комъ-нибудь досаду, напустилась съ ужаснѣйшимъ остервенѣн³емъ на молодого Байтерстона, такъ что бѣдный малый рѣшился съ того же дня дѣлать необходимыя приготовлен³я для сухопутнаго путешеств³я въ Инд³ю: за ужиномъ онъ тихонько спряталъ четверть булки и кусокъ голландскаго сыру, положивъ такимъ образомъ начало запасной провиз³и для преднамѣреннаго путешеств³я.
   Уже двѣнадцать мѣсяцевъ м-съ Пипчинъ сторожила и караулила маленькаго Павла съ его сестрою. Въ это время два-три раза они ѣздили домой, и однажды пробыли въ Лондонѣ нѣсколько дней. М-ръ Домби съ неизмѣнной точностью каждую недѣлю пр³ѣзжалъ въ Брайтонъ и останавливался въ гостиницѣ. Мало-по-малу Павелъ сдѣлался сильнѣе и уже могъ ходить пѣшкомъ по морскому берегу, хотя онъ все еще былъ крайне слабъ и, собственно говоря, смотрѣлъ такимъ же старымъ, спокойнымъ, сонливымъ ребенкомъ, какимъ читатель видѣлъ его при первомъ появлен³и въ этомъ домѣ. Разъ, въ субботу послѣ обѣда, въ сумерки, во всемъ замкѣ поднялась ужасная суматоха, когда вдругъ, совершенно неожиданно доложили, что м-ръ Домби желаетъ видѣтъ м-съ Пипчинъ. Мгновенно все народонаселен³е гостиной, какъ будто на крыльяхъ вихря, полетѣло наверхъ, захлопало дверьми, затопало ногами, и когда, наконецъ, по возстановлен³и приличной тишины и спокойств³я, м-съ Пипчинъ, приколотивъ хорошенько молодого Байтерстона, явилась въ гостиную въ своемъ черномъ бомбазинѣ, м-ръ Домби уже былъ тамъ и глубокомысленно наблюдалъ пустое кресло своего сына и наслѣдника.
   - Какъ ваше здоровье, м-съ Пипчинъ? - сказалъ м-ръ Домби.
   - Покорно благодарю, сэръ, - отвѣчала м-съ Пипчинъ, - я чувствую себя очень хорошо, если взять въ разсчетъ ...
   М-съ Пипчинъ всегда употребляла такую форму отвѣта. Собесѣдникъ уже самъ долженъ былъ взять въ разсчетъ ея добродѣтели, пожертвован³я и такъ далѣе.
   - Совершенно здоровой мнѣ, конечно, и быть нельзя, - продолжала м-съ Пипчинъ, придвигая стулъ и переводя духъ, - но я благодарна и за это здоровье.
   М-ръ Домби слегка наклонилъ голову и послѣ минутнаго молчан³я продолжалъ:
   - Я принялъ смѣлость зайти къ вамъ, милостивая государыня, посовѣтоваться насчетъ моего сына. Уже давно было y меня это намѣрен³е, но я отлагалъ его день ото дня, дожидаясь, пока Павелъ выздоровѣетъ совершенно. Какъ вы теперь находите его здоровье, м-съ Пипчинъ?
   - Брайтонск³й воздухъ, по моему мнѣн³ю, принесъ ему большую пользу, - отвѣчала м-съ Пипчинъ.
   - То-есть, пребыван³е въ Брайтонѣ оказалось для него очень полезнымъ, - сказалъ м-ръ Домби, - я то же думаю.
   М-съ Пипчинъ потерла руками и обратила глаза на каминъ.
   - Но, быть можетъ, - продолжалъ м-ръ Домби, - теперь необходимъ для него другой образъ жизни, нужна перемѣна въ его состоян³и. Объ этомъ-то я и пришелъ съ вами посовѣтоваться. Сынъ мой на дорогѣ жизни идетъ впередъ, м-съ Пипчинъ, быстро идетъ впередъ
   Была какая-то меланхол³я въ торжественномъ тонѣ, съ какимъ м-ръ Домби произнесъ эти слова. Ясно, что для него слишкомъ длиннымъ казался дѣтск³й возрастъ его сына, и что, по его понят³ямъ, было еще далеко, очень далеко до той счастливой поры, когда наступитъ, наконецъ, исполнен³е завѣтныхъ желан³й души его. М-ръ Домби былъ почти жалокъ въ эту минуту, хотя понят³е жалости никакъ не клеится съ этимъ гордымъ и холоднымъ субъектомъ.
   - Ему уже шесть лѣтъ! - сказалъ м-ръ Домби, поправляя галстухъ, быть можетъ, для того, чтобы лучше скрыть едва примѣтную улыбку, мелькнувшую на поверхности его лица. - Велик³й Боже! не успѣешь оглядѣться, какъ шестилѣтн³й мальчикъ превратится въ шестнадцатилѣтняго юношу!
   - Ну, десять лѣтъ, сэръ, не скоро пройдутъ! - прокаркала холодная старуха, страшно мотая головой.
   - Это зависитъ отъ обстоятельствъ, - возразилъ м-ръ Домби. - Во всякомъ случаѣ, сыну моему уже шесть лѣтъ, и нѣтъ сомнѣн³я, онъ въ своихъ понят³яхъ отсталъ отъ многихъ дѣтей своего возраста. Но дѣло вотъ въ чемъ: сынъ мой долженъ быть не позади, a впереди, далеко впереди своихъ ровесниковъ. Передъ нимъ уже готовое, высокое поприще - и сыну ли моему встрѣчать препятств³я или неудачи на первыхъ ступеняхъ общественнаго воспитан³я? Путь его жизни, ясный и чистый, предопредѣленъ и предусмотрѣнъ еще прежде его быт³я: какъ же отсрочивать образован³е молодого джентльмена съ такимъ возвышеннымъ назначен³емъ? Я не допущу, я не потерплю никакихъ недостатковъ, никакихъ пробѣловъ въ его воспитан³и. Все должно быть устроено наилучшимъ, наисовершеннѣйшимъ образомъ и будетъ устроено.
   - Вы правы, сэръ, - отвѣчала м-съ Пипчинъ, - я ничего не могу сказать противъ вашихъ намѣрен³й.
   - Я и не сомнѣваюсь въ этомъ, м-съ Пипчинъ, - благосклонно сказалъ м-ръ Домби, - особа съ вашимъ умомъ пойметъ, должна понять, всю важность высокихъ цѣлей Домби и Сына.
   - Много вздору, много нелѣпостей болтаютъ нынче о томъ, будто не должно слишкомъ торопиться развит³емъ молодыхъ умовъ, - проговорила м-съ Пипчинъ, съ нетерпѣн³емъ закачавъ головой. - Нынче ужъ, видно, умъ за разумъ зашелъ, a въ мое время не такъ думали объ этомъ предметѣ. Я очень рада, сэръ, что мои мысли въ этомъ случаѣ совершенно согласны съ вашими; "торопи, толкай ребенка, если хочешь изъ него сдѣлать человѣка" - вотъ мое правило!
   - Не даромъ же вы, почтенная м-съ Пипчинъ, пр³обрѣли такую огромную репутац³ю, - возразилъ м-ръ Домби. - Прошу васъ быть увѣренной, что теперь, болѣе чѣмъ когда-либо, я совершенно доволенъ вашей методой дѣтскаго воспитан³я и поставлю себѣ за величайшее удовольств³е рекомендовать васъ при всякомъ случаѣ, если только моя скромная рекомендац³я принесетъ вамъ какую-нибудь пользу. Я теперь думалъ о докторѣ Блимберѣ, м-съ Пипчинъ.
   - Какъ? о моемъ сосѣдѣ? - вскричала м-съ Пипчинъ. - У доктора, по моему мнѣн³ю, превосходное заведен³е. Молодые люди, какъ я слышала, учатся тамъ отъ утра до ночи, и порядокъ во всемъ удивительный.
   - И цѣна весьма значительная! - прибавилъ м-ръ Домби. - Я уже говорилъ съ докторомъ, м-съ Пипчинъ, и, по его мнѣн³ю, Павелъ совершенно созрѣлъ для получен³я образован³я. Онъ приводилъ мног³е примѣры, что дѣти именно въ этомъ возрастѣ начинали учиться по-гречески, и съ блистательнымъ успѣхомъ. Но я не объ этомъ безпокоюсь, м-съ Пипчинъ, дѣло вотъ видите ли въ чемъ: сынъ мой, вырастая безъ матери, сосредоточилъ всю привязанность на своей сестрѣ, и любовь эта, конечно, дѣтская, но все же чрезмѣрная, признаюсь вамъ, слишкомъ безпокоитъ меня. Разлука ихъ не будетъ ли ...
   И, не окончивъ фразы, м-ръ Домби погрузился въ глубокое раздумье.
   - Ба, ба, ба! - возопила м-съ Пипчинъ, взъерошивая бомбазиновое платье и мгновенно принимая свой всегдашн³й видъ дѣтской вопительницы. - Есть о чемъ безпокоиться! Да если ей не угодно будетъ съ нимъ разстаться, на это y насъ, съ вашего позволен³я, найдутся ежовыя рукавички.
   Добрая лэди тутъ же извинилась, что употребила слишкомъ простонародную фразу. - Я всегда такъ обращаюсь съ ними, - сказала она и совершенно особеннымъ образомъ закинула свою безобразную голову, какъ будто собиралась привести въ трепетъ цѣлую стаю непокорныхъ мальчиковъ и дѣвочекъ. М-ръ Домби терпѣливо выждалъ окончан³я этихъ припадковъ и, когда его почтенная собесѣдница перестала бѣсноваться, сказалъ спокойнымъ тономъ:
   - Не о н_е_й думаю я, м-съ Пипчинъ; съ нимъ что будетъ?
   М-съ Пипчинъ сь одинаковой увѣренностью могла бы похвалиться, что она точно такой же способъ врачеван³я готова употребить и для маленькаго Павла; но ея сѣрый проницательный глазъ благовременно усмотрѣлъ, что м-ръ Домби не могъ одобрить этого рецепта въ отношен³и къ сыну, хотя въ то же время признавалъ всю его дѣйствительность относительно дочери. Поэтому она тотчасъ же перевернула аргументъ и очень основательно начала доказывать, что новые предметы, новый образъ жизни, новое разнообразное общество въ заведен³и Блимбера и, наконецъ, новыя, разумѣется, довольно трудныя занят³я, - все это мало-по-малу и незамѣтнымъ образомъ заставитъ умнаго мальчика выбросить изъ головы свою сестру. Такъ какъ эта мысль совершенно согласовалась съ собственными надеждами и предположен³ями м-ра Домби, то нѣтъ ничего удивительнаго, если джентльменъ этотъ получилъ еще высшее понят³е о разсудительности м-съ Пипчинъ, тѣмъ болѣе, что теперь она представила рѣдк³й образецъ безкорыст³я, разлучаясь такъ легко съ своимь маленькимъ другомъ, хотя, собственно говоря, ударъ этотъ былъ не внезапный, потому что сначала предполагалось отдать ей ребенка всего на три мѣсяца. Было ясно, что м-ръ Домби заранѣе обдумалъ и зрѣло обсудилъ свой многосложный плань, состоящ³й въ томъ, что маленьк³й Павелъ на первое полугод³е поступить къ доктору Блимберу, какъ недѣльный панс³онеръ, a сестра его между тѣмъ останется y м-съ Пипчинъ и будетъ принимать къ себѣ брата по субботамъ. Такое распоряжен³е, - думалъ чадолюбивый отецъ, - исподволь отвлечетъ сына отъ предмета его привязанности; вѣроятно, онъ хорошо помнилъ, какъ неосторожно первый разъ младенецъ былъ оторванъ отъ своей любимой кормилицы!
   Оканчивая свидан³е, м-ръ Домби выразилъ надежду, что м-съ Пипчинъ, вѣроятно, благоволитъ удержать за собою должность верховной надзирательиицы надъ его сыномъ, пока тотъ будетъ учиться въ Брайтонѣ. Потомъ онъ поцѣловалъ Павла, подержалъ руки Флоренсы, искоса взглянулъ на бѣлый парадный воротничекъ молодого Байтерстона и погладилъ по головкѣ миссъ Панки, отчего бѣдная дѣвочка громко заплакала, потому что нѣжность какъ разъ пришлась по тому самому мѣсту, гдѣ м-съ Пипчинъ щиколками своихъ пальцевъ производила свои обыкновенныя наблюден³я, стукая по головѣ, какъ по винному боченку. Уходя, м-ръ Домби еще разъ изволилъ объявить, что, такъ какъ сынъ его уже выросъ и совершенно поправился въ здоровьи, то нѣтъ сомнѣн³я, образован³е его пойдетъ блистательно, какъ скоро д-ръ Блимберъ возьметъ его въ свои руки.
   И точно, если молодой джентльмень попадался въ руки къ Блимберу, онъ всегда чувствовалъ нѣкоторое довольно плотное давлен³е, какъ будто его сжимали тисками. Докторъ, по обыкновен³ю, занимался образован³емъ только десяти мальчиковъ, но y него всегда было въ запасѣ ученья, по крайней мѣрѣ, для цѣлой сотни молодыхъ головъ; зато этотъ несчастный десятокъ былъ заваленъ по горло всякой всячиной, къ невыразимому наслажден³ю мудраго педагога, y котораго единственною цѣлью въ жизни было мучить бѣдныхъ дѣтей.
   Учебное заведен³е д-ра Блимбера было, собственно говоря, ни больше ни меньше, какъ огромная теплица; гдѣ безпрестанно пускались въ ходъ всѣ возможные аппараты для произведен³я скорѣйшаго плода. Умственный зеленый горохъ обыкновенно поспѣвалъ къ Рождеству, a духовную спаржу можно было добывать во всякое время года. Математическ³й крыжовникъ, насаженный опытной рукою Блимбера, мгновенно доставлялъ плоды, немножко кислые, но все-таки годные для употреблен³я. Каждое прозябан³е, греческое или латинское, мигомъ выростало на сухихъ вѣтвяхъ подъ всѣми широтами и поясами дѣтскаго климата. Природа тутъ была нипочемъ. Д-ръ Блимберъ, и не соображаясь съ природой, такъ или иначе, заставлялъ всякую почву произращать как³е угодно плоды.
   Все это было чрезвычайно весело и очень остроумно, но система принужден³я обыкновенно сопровождалась своими печальными послѣдств³ями. Скороспѣлые фрукты не имѣли свойственнаго имъ вкуса и держались недолго. Одинъ молодой джентльменъ, старш³й въ заведен³и, малый съ преогромной головой и раздутымъ носомъ, уже благополучно прошелъ черезъ всѣ педагогическ³я мытарства, какъ вдругъ въ одно прекрасное утро совершенно отказался цвѣсти и навсегда остался въ заведен³и, какъ чистый стебель. Говорили, будто докторъ уже черезчуръ переучилъ молодого Тутса, и бѣдняга вдругъ потерялъ мозгъ, какъ скоро появился пушокъ на его бородѣ.
   Какъ бы то ни было, молодой Тутсъ совершенно лишился своего мозга. Зато y него оказались прегустыя бакенбарды и чудесный басистый голосъ. Онъ пришпиливалъ къ рубахѣ красивую булавку и, по обыкновен³ю, носилъ въ жилетномъ карманѣ маленькое колечко, которое украдкой надѣвалъ на мизинецъ всяк³й разъ, когда воспитанники выходили гулять. Онъ постоянно влюблялся съ перваго взгляда во всякую няньку, хотя, къ сожалѣн³ю, ни одна нянька не обращала на него ни малѣйшаго вниман³я.
   Д-ръ Блимберъ былъ очень дюж³й, толстый джентльменъ въ черномъ платьѣ съ панталонами, засученными подъ чулки, перевязанными y колѣнъ красивыми лентами, какъ щеголяли встарину англ³йск³е дэнди. Онъ имѣлъ очень свѣтлую плѣшивую голову, басистый голосъ и подбородокъ ужасно раздвоенный, такъ что никакъ нельзя было понять, какимъ образомъ могла дѣйствовать бритва въ этой чудной впадинѣ. Его маленьк³е глаза были всегда наполовину закрыты; a ротъ всегда наполовину открывался для выражен³я лукавой улыбки, какъ будто въ эту самую минуту докторъ ставилъ втупикъ маленькаго шалуна и дожидался, пока тотъ обличитъ себя собственными устами. Когда докторъ закладывалъ правую руку въ боковой карманъ своего сюртука, a лѣвую закидывалъ назадъ, и при этомъ слегка кивалъ головою, дѣлая самыя обыкновенныя замѣчан³я слабонервному незнакомцу, его фигура въ совершенствѣ походила на сфинксъ, изрекающ³й свои непреложные приговоры.
   У доктора былъ въ Брайтонѣ очень хорош³й домъ на морскомъ берегу, архитектуры, правда, весьма невеселой, даже, можно сказать, совершенно печальной. Темноцвѣтныя гардины, скудныя и тощ³я, скрывались въ углублен³и оконъ съ какимъ-то мрачнымъ унын³емъ. Стулья и столы были расположены рядами, какъ цифры на таблицѣ умножен³я; камины въ парадныхъ комнатахъ почти иикогда не отапливались и скорѣе похожи были на колодези, a гость, сидѣвш³й передъ ними, представлялъ ведро; въ столовой не было ничего, напоминавшаго какое-нибудь кушанье или напитокъ. Во всемъ домѣ ни малѣйшаго шума, кромѣ громкаго боя стѣнныхъ часовъ, висѣвшихъ въ залѣ, которыхъ звукъ слышался даже на чердакахъ. Общее безмолв³е нарушалось только глухимъ плачемъ молодыхъ джентльменовъ, в_о_р_к_о_в_а_в_ш_и_х_ъ за своими уроками, на подоб³е печальныхъ голубей, запертыхъ въ голубятнѣ.
   Миссъ Блимберъ, тонкая и довольно грац³озная дѣвушка, ни мало не разстраивала своей оссбой общей степенности докторскаго дома. Въ этой дѣвицѣ, носившей коротеньк³е курчавые волоеы и зеленые очки на носу, не оказывалось ни малѣйшихъ слѣдовъ вѣтренности и легкомысл³я, свойственныхъ ея полу и возрасту. Она, по-видимому, высохла и разсыпалась въ песокъ, работая въ душныхъ подземельяхъ мертвыхъ языковъ, a живыя нарѣч³я не существовали для миссъ Блимберъ. Языку непремѣнно надлежало умереть, превратиться въ камень, и тогда только миссъ Блимберъ начала бы докапываться до его тайнъ, какъ неутомимый антиквар³й, для котораго не существуетъ живая природа.
   Маменька ея, м-съ Блимберъ, была женщина неученая, однако-жъ съ большими претенз³ями на ученость, и, по обыкновен³ю, говаривала по вечерамъ, что, если бы со временемъ Господь Богъ привелъ ей познакомиться съ Цицерономъ, она умерла бы спокойно. Величайшей отрадой въ ея жизни было любоваться на молодыхъ учениковъ своего супруга, когда они выходили на улицу съ преширокими воротничками на рубашкахъ и высочайшими галстухами, рѣзко отличаясь отъ всѣхъ другихъ джентльменовъ: это былъ костюмъ въ совершенствѣ классическ³й, говорила она.
   М-ръ Фидеръ, магистръ и помощникъ д-ра Блимбера, былъ чѣмъ-то вродѣ олицетвореннаго органа съ однимъ валомъ, на которомъ постоянно безъ всякихъ вар³ац³й разыгрывалось нѣсколько однообразныхъ ар³й. Вѣроятно, въ раннюю эпоху молодости, при благопр³ятныхъ обстоятельствахъ, къ нему можно было бы придѣлать еще два, три вала; но судьба этого не хотѣла, и м-ръ Фидеръ, пущенный на бѣлый свѣтъ съ однимъ только валомъ, посвятилъ себя отуманиван³ю молодыхъ головъ въ учебномъ заведен³и Блимбера. Рано молодые люди проникались печальными заботами всякаго рода и ни на минуту не находили отдыха въ туманной атмосферѣ окаменѣлыхъ глаголовъ, одичалыхъ существительныхъ и страшныхъ могильныхъ привидѣн³й омертвѣлаго синтаксиса. Благодаря насильственной системѣ воспитан³я, молодой человѣкъ въ три недѣли однажды навсегда разставался съ здравымъ смысломъ; въ три мѣсяца взваливалъ на свои плечи всѣ заботы м³ра; въ четыре проникался самыми горькими чувствован³ями противъ родственниковъ или опекуновъ; въ пять становился совершеннымъ мизантропомъ; въ полгода начиналъ завидовать бездонной пропасти Квинта Курц³я, a въ концѣ перваго года онъ приходилъ къ рѣшительному, неизмѣнному заключен³ю, что всѣ мечтан³я поэтовъ и уроки мудрецовъ были ничто иное, какъ собран³е словъ и грамматическихъ правилъ, безъ всякаго внутренняго значен³я и смысла!
   И все-таки расцвѣталъ онъ, уб³йственно расцвѣталъ цѣлые годы въ огромной педагогической теплицѣ, и слава мудраго доктора достигала до необозримой высоты, когда онъ отправлялъ, наконецъ, свои зимн³я растен³я на ихъ родимую сторону, подъ кровлю родственниковъ и друзей.
   Однажды, на порогѣ докторскаго дома, остановился съ трепещущимъ сердцемъ маленьк³й Павелъ, ведомый за одну руку отцомъ, за другую - Флоренсой. Позади, какъ зловѣщ³й воронъ, шествовала м-съ Пипчинъ, съ своимъ чернымъ плюмажемъ и крючковатымъ носомъ. По-видимому, она задыхалась отъ усталости, потому-что м-ръ Домби, исполненный великихъ мыслей, шелъ очень скоро. Съ трудомъ переводя духъ, она прокаркала охриплымъ голосомъ, чтобы отворили дверь.
   - Вотъ, любезный Павелъ, - сказалъ м-ръ Домби возвышеннымъ тономъ, - вотъ дѣйствительное средство наживать деныи и сдѣлаться истиннымъ Домби и Сыномъ. Ты уже почти человѣкъ.
   - Почти, - отвѣчалъ ребенокъ.
   Даже дѣтское волнен³е не могло пересилить лукаваго, хотя вмѣстѣ трогательнаго взгляда, какимъ сонровождался этотъ отвѣтъ.
   На лицѣ м-ра Домби выступило неопредѣленное выражен³е досады, но въ эту минуту отворилась дверь, и его физ³оном³я мгновенно приняла свой обыкновенный видъ.
   - Дома ли д-ръ Блимберъ? - спросилъ мрь Домби.
   - У себя, - отвѣчалъ человѣкъ, посматривая на Павла, какъ на маленькую мышь, которая теперь попадалась въ западню. На лицѣ лакея, отворившаго дверь, природа провела первые слабые штрихи постоянной улыбки, обличавшей врожденное скудоум³е, выражавшееся и въ его подслѣповатыхъ глазахъ. Но м-съ Пипчинъ приняла его за дерзкаго груб³яна и вспылила ужаснѣйшимъ образомъ:
   - Какъ вы смѣете ухмыляться? - сказала м-съ Пипчинъ. - За кого вы меня принимаете?
   - Я не смѣюсь и ни за кого не принимаю васъ, - отвѣчалъ озадаченный лакей.
   - Невѣжа! - продолжала м-съ Пипчинъ, - ступайте, доложите, что пришелъ м-ръ Домби, не то я съ вами расправлюсь.
   Подслѣповатый малый тихими шагами пошелъ съ докладомъ и скоро воротился пригласить гостей въ докторск³й кабинетъ.
   - Вы опять смѣетесь, - сказала м-съ Пипчинъ, проходя въ залу.
   - Да не смѣюсь же я, сударыня, право, не смѣюсь.
   - Что тамъ y васъ, м-съ Пипчинъ? - сказалъ м-ръ Домби, оглядываясь назадъ. - Пожалуйста, потише.
   М-съ Пипчинъ усмирилась и, проходя мимо лакея, пробормотала только: "Ухъ, какой красавецъ!" Подслѣповатый парень чуть не заплакалъ отъ этого комплимента. Онъ представлялъ изъ себя воплощенную кротость и смирен³е; но м-съ Пипчинъ, послѣ перув³анскихъ рудниковъ, имѣла обычай нападать на всѣхь кроткихъ людей.
   Докторъ сидѣлъ въ своемъ огромномъ кабинетѣ, заваленный книгами и держа по глобусу на каждомъ колѣнѣ. Надъ дверью стоялъ Гомеръ, a надъ каминомъ красовалась Минерва.
   - Какъ ваше здоровье, сэръ? - спросилъ онъ м-ра Домби, - и каковъ мой маленьк³й другъ?
   Величавъ и важенъ былъ голосъ дра Блимбера, какъ торжественный звукъ органа въ англиканской церкви. Когда онъ кончилъ, Павлу показалось, будто стѣнные часы перебили его рѣчь и начали вслѣдъ за нимъ повторять: ка-ко-въ-мой-ма-ле-нь-к³й-другъ-ка-ко-въ-мой-ма-лень-к³й-другъ, - и такъ далѣе, и такъ далѣе, до безконечности.
   Не видя маленькаго друга изъ-за книгъ черезъ столь, д-ръ Блимберъ дѣлалъ на своихъ креслахъ безполезныя покушен³я разглядѣть его изъ-подъ стола. М-ръ Домби облегчилъ затруднен³е, взявши на руки своего сына и поставивъ его на другой большой столъ среди комнаты, прямо передъ глазами доктора.
   - A! - сказалъ докторъ, величаво облокачиваясь на ручки креселъ. - Теперь вижу моего маленькаго друга. Какъ ваше здоровье, мой маленьк³й другъ?
   Но стѣнные часы, не измѣняя формы привѣтств³я, по прежнему повторяли: ка-ко-въ-мой-ма-лень-к³й-другъ-ка-ко-въ-мой-ма-лень-к³й-другъ!
   - Очень хорошо, благодарю васъ, - сказалъ Павелъ, отвѣчая часамъ и доктору вмѣстѣ.
   - А! - сказалъ дръ Блимберъ, - Должны ли мы сдѣлать изъ него мужа?
   Павелъ молчалъ. М-ръ Домби, обращаясь къ нему, спросилъ:
   - Слышишь ли, Павелъ?
   - Должны ли мы сдѣлать изъ него мужа? - повторилъ Блимберъ.
   - Я желалъ бы лучше остаться ребенкомъ, - отвѣчалъ Павелъ.
   - Неужели! - сказалъ докторъ. - Почему-же?
   Ребенокъ сидѣлъ на столѣ съ любопытнымъ выражен³емъ невольной грусти. Онъ смотрѣлъ на доктора и въ то же время судорожно ударялъ одной рукою по колѣну, какъ будто у него выступали слезы, и онъ хотѣлъ подавить ихъ. Но другая рука его протягивалась все дальше и дальше до тѣхъ поръ, пока спокойно улеглась на шеѣ Флоренсы. - Вотъ почему желалъ бы я остаться ребенкомъ, - какъ будто хотѣлъ онъ сказать, и слезы, долго удерживаемыя, ручьями полились изъ его глазъ.
   - М-съ Пипчинъ, - сказалъ отецъ жалобнымъ голосомъ, - мнѣ крайне непр³ятно это видѣть.
   - Отойдите отъ него, миссъ Домби, отойдите, - проговорила старуха.
   - Ничего, ничего! - сказалъ докторъ, ласково кивая головой и удерживая м-съ Пипчинъ. - Ничего: скоро его развлекутъ новыя впечатлѣн³я, новыя заботы. Мы постараемся. Вы хотѣли бы, м-ръ Домби, чтобы маленьк³й мой другъ пр³обрѣлъ ...
   - Все долженъ онъ пр³обрѣсть, все, любезный докторъ, - отвѣчалъ м-ръ Домби твердымъ голосомъ.
   - Да, - сказалъ докторъ, улыбаясь и прищуривая глаза. Онъ, казалось, наблюдалъ маленькаго Павла съ напряженнымъ любопытствомъ естествоиспытателя, - который собирался сдѣлать чучело изъ новаго животнаго.
   - Да, - повторилъ докторъ съ нѣкоторою живостью, - именно такъ. Мы обогатимъ разнообразными познан³ями нашего маленькаго друга и быстро подвинемъ его впередъ. Въ этомъ ручается моя опытность. Вы, кажется, говорили, м-ръ Домби, что сынъ вашъ еще совершенно дѣвственная почва?
   - Онъ готовился немного дома и y этой леди, - отвѣчалъ м-ръ Домби, указывая на м-съ Пипчинъ, которая вдругъ вытянулась при этомъ въ струнку, приготовившись какъ будто вызвать доктора на бой, если бы тотъ вздумалъ обвинить ее. - Кромѣ этихъ предварительныхъ свѣдѣн³й, Павелъ еще ничего не умѣлъ и ничему серьезно не учился.
   Д-ръ Блимберъ слегка наклонилъ голову въ знакъ снисходительной терпимости къ нарушен³ю его педагогическихъ правъ со стороны м-съ Пипчинъ.
   - Впрочемъ, - замѣтилъ онъ, потирая руками, - было бы пр³ятнѣе начинать образован³е отъ первыхъ корней.
   И тутъ онъ опять искоса взглянулъ на Павла, какъ будто сейчасъ же хотѣлъ напасть на него съ греческимъ алфавитомъ.
   - Послѣ нашихъ предварительныхъ услов³й и переговоровъ, господинъ докторъ, - началъ м-ръ Домби, взглянувъ еще разъ на своего сына, - и послѣ этого свидан³я, довольно продолжительнаго, я нахожу, что нѣтъ болѣе надобности отнимать y васъ драгоцѣнное время, и поэтому ...
   - Вы опять за свое, миссъ Домби! - брюзгливо проговорила м-съ Пипчинъ.
   - Погодите на минуту, - сказалъ докторъ, - погодите. Позвольте представить вамъ мою жену и дочь, которыя въ домашней жизни поведутъ на Парнасъ нашего маленькаго пилигрима. Вотъ моя жена, м-съ Блимберъ, - продолжалъ докторъ, указывая на леди, которая вошла въ сопровожден³и степенной дѣвицы, вооруженной очками, - a это, м-ръ Домби, дочь моя, Корнел³я. М-ръ Домби, моя милая, - продолжалъ докторъ, обращаясь къ женѣ, - ввѣряетъ нашей заботливости, видишь ли ты, нашего маленькаго друга?
   М-съ Блимберъ, въ припадкѣ учтивости къ м-ру Домби, по-видимому, не замѣтила маленькаго Павла и, останавливаясь къ нему задомъ, чуть не столкнула его со стола. Но при этомъ намекѣ она оборотилась и съ восторженнымъ видомъ начала любоваться умными классическими чертами его лица.
   - Завидую вамъ, сэръ, - сказала она, - поднимая глаза и обращаясь къ м-ру Домби, - чрезвычайно завидую. Сынъ вашъ, какъ пчела, пересаживается теперь въ отборный цвѣтникъ и будетъ питаться сладчайшимъ сокомъ растен³й. Виргил³й, Горац³й, Овид³й, Теренц³й, Плавтъ, Цицеронъ: как³е цвѣты! какой медъ! Вы, конечно, м-ръ Домби, съ удивлен³емъ встрѣчаете въ женщинѣ ... но я имѣю честь быть супругой такого мужа ...
   - Полно, моя милая, полно, - сказалъ д-ръ Блимберъ. - Какъ тебѣ не стыдно!
   - М-ръ Домби извинитъ пристраст³е жены, - сказала м-съ Блимберъ съ плѣнительной улыбкой.
   - Вовсе нѣтъ, - отвѣчалъ м-ръ Домби, думая, вѣроятно, сказать, что тутъ в_о_в_с_е не было пристраст³я.
   - Притомъ я имѣю честь быть матерью, - продолжала м-съ Блимберъ.
   - И какою матерью! - замѣтилъ м-ръ Домби, кланяясь съ нѣкоторымъ замѣшательствомъ миссъ Корнел³и.
   - Если бы ко всему этому, - продолжала м-сь Блимберъ, - мнѣ удалось познакомиться съ Цицерономъ, подружиться съ нимъ и побесѣдовать въ его Тускуланумѣ - очаровательный Тускуланумъ! - я бы умерла спокойно.
   Ученый энтуз³азмъ, какъ извѣстно, очень заразителенъ. М-ръ Домби на половину повѣрилъ своей собесѣдницѣ, и даже м-съ Пипчинъ, вообще не расположенная имѣть о людяхъ хорошее мнѣн³е, начинала думать, что Цицеронъ

Другие авторы
  • Хвощинская Надежда Дмитриевна
  • Стромилов С. И.
  • Маяковский Владимир Владимирович
  • Толстой Петр Андреевич
  • Дружинин Александр Васильевич
  • Коллонтай Александра Михайловна
  • Хвольсон Анна Борисовна
  • Нарежный Василий Трофимович
  • Штакеншнейдер Елена Андреевна
  • Барятинский Владимир Владимирович
  • Другие произведения
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Двадцать два несчастья
  • Дружинин Александр Васильевич - Критика гоголевского периода русской литературы и наши к ней отношения
  • Тредиаковский Василий Кириллович - О древнем, среднем и новом стихотворении Российском
  • Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть четвертая)
  • Брусянин Василий Васильевич - В рабочем квартале
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - С. П. Фатеев. Об эволюции мировоззрения С. Т. Аксакова
  • Богословский Михаил Михаилович - Петр Великий
  • Золя Эмиль - Человек-зверь
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - А. Утренев. В. К. Кюхельбекер
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Песня рабочего молота
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
    Просмотров: 168 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа