Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Домби и сын, Страница 5

Диккенс Чарльз - Домби и сын



iv align="justify">   - А, какъ вы думаете, Сусанна, можно ли сдѣлать небольшой крюкъ? - спросила Полли, остановившись перевести духъ.
   - Почему же нѣтъ? разумѣется, можно, - отвѣчала миссъ Нипперъ съ полной увѣренностью.
   - Да вѣдь намъ, вы знаете, непремѣино надо поспѣть къ обѣду домой, - возразила Полли.
   - Что-жъ за бѣда? поспѣемъ.
   И компан³я повернула на большую дооогу въ Сити.
   Жизнь бѣднаго Котла, по милости форменнаго платья, сдѣлалась со вчерашняго дня невыносимою во многихъ отношен³яхъ, Уличные мальчишки терпѣть не могли костюма "Благотворительнаго Точильщика", и всяк³й бродяга, при первомъ взглядѣ на него, считалъ своей обязанностью броситься на беззащитнаго парня и сдѣлать ему какую-нибудь пакость. По своему общественному существонан³ю, онъ скорѣе сталъ похожимъ на презрѣннаго жида среднихъ вѣковъ, чѣмъ на невиннаго ребенка девятнадцатаго столѣт³я. Его сталкивали въ помойныя ямы, въ канавы, приплющивали къ столбамъ, забрызгивали грязью, забрасывали каменьями, и тотъ, кто видѣлъ его первый разъ, считалъ за особое удовольств³е сорвать съ него желтую шапку долой и полюбоваться, какъ мелькнетъ она на воздухѣ. Его кривыя ноги послужили неистощимымъ предметомъ для ругательствъ: ихъ ощупывали, дергали, кололи, и каждый зѣвака вдоволь потѣшался надъ колченогимъ воспитанникомъ. Нынѣшнимъ утромъ, на дорогѣ въ школу, ему совершенно неожиданно вставили фонари подъ глаза, и учитель его же наказалъ за это самымъ жестокимъ образомъ; этотъ почтенный старый педагогъ получилъ мѣсто школьнаго учителя въ заведен³и "Благотворительнаго Точильщика" по той причинѣ, что ничего не зналъ, ни къ чему не былъ способенъ, и особенно потому, что рѣзвые мальчики могли питать безпредѣльное уважен³е къ ею толстой сучковатой палкѣ.
   Такимъ образомъ, бѣдный Котелъ, по возвращеп³и домой, принужденъ былъ выбирать немноголюдныя улицы и глух³е переулки, чтобы избѣжать своихъ мучителей; но все же ему никакъ нельзя было миновать главной дороги, и лишь только онъ выбрался на болыпую улицу, злосчастная судьба прямо наткнула его на цѣлую стаю ребятишекъ, которые, на этотъ разъ предводительствуемые молодымъ звѣрообразнымъ мясникомъ, уже давно искали благопр³ятнаго случая позабавиться на чей-нибудь счетъ. ,,Благотворительный Точильщикъ", внезапно очутивш³йся посреди шайки, былъ для нея самою вожделѣнною находкой: озорники подняли оглушительный гвалтъ и со всѣхъ сторонъ бросились на несчастнаго горемыку съ самымъ неистовымъ остервенѣн³емъ.
   Случилось, что въ это самое время Полли, безнадежно озирясь во всѣ стороны и уже готовая поворотить на прямую дорогу, вдругъ, къ величайшему изумлен³ю, сдѣлалась свидѣтельницею ужаснѣйшаго зрѣлища. Бѣдная мать, испустивъ пронзительный крикъ, въ мгновен³е ока передала ребенка Сусаннѣ и стремглавъ бросилась на выручку несчастнаго сына.
   Бѣда, какъ извѣстно, никогда не приходитъ одна. Изумленную Сусанну Нипперь и ея двухъ питомцевъ вытащили чуть не изъ-подь самыхь колесъ проѣзжавшаго экипажа, и они еще не успѣли опомниться, какъ со всѣхь сторонъ поднялась ужасная кутерьма и раздались крики: "Бѣшеный быкъ! бѣшеный быкъ!"
   День былъ базарный. Толкотня сдѣлалась непомѣрная. Толпа бѣжала взадъ и впередъ, кричала и давила другъ друга; экииажи сталкивались, оирокидывались; бѣшеный быкъ пробирался все дальше и дальше; между мальчиками завязалась остервенѣлая драка; кормилица каое мгновен³е подвергалась опасности быть истерзанной въ куски. При видѣ всѣхъ этихъ ужасовъ, Флоренса, сама не помня что дѣлаеть, закричала и опрометью побѣжала впередъ. И долго бѣжала, и громко кричала она, приглашая Сусанну слѣдовать за собой; но, наконецъ, силы совершенно измѣнили бѣдной дѣвочкѣ: она остановилась и всплесиула руками, вспомнивь, что кормилица осталась въ толпѣ. Но кто опишетъ ея изумлен³е, ужасъ, когда, обернувшись назадъ, она увидѣла, что и Сусанны не было сь ней! Одна, совершенно одна!
   - Сусанна! Сусанна! - кричала Флоренса, хлопая руками, какъ помѣшанная. - Ахъ, Боже мой, гдѣ они! гдѣ они!
   - Какъ гдѣ они? - брюзгливымъ голосомъ прошипѣла старуха, прихрамывая и ирипрыгивая съ возможной скоростью съ противоположной стороны переулка. - Зачѣмъ же ты отъ нихъ убѣжала.
   - Я испугалась, - отвѣчала Флоренса, - я и сама не знала, что дѣлаю. Я думала, что они со мной. Да гдѣ же она? ...
   - Пойдемь, я тебѣ ихъ покажу, - отвѣчала старуха, взявъ ее за руку.
   Это была совершенно безобразная старуха, съ красными закраинами вокругъ глазъ, со ртомь, который чавкалъ и мямлилъ самъ собою, когда она переставала говорить. Она была въ самой гадкой одеждѣ, и надъ рукой ея торчали как³е-то кожаные лоскутья. По всему было видно, что она уже давно догоняла Флоренсу, потому что совершенно выбилась изь силъ, и когда остановилась перевести духъ, ея горло и желтое морщинистое лицо начали кривляться сами собою пребезобразнымъ образомъ на всѣ возможныя манеры.
   Флоренсѣ сдѣлалось страшно, и она сь трепетнымъ колебан³емъ начала озираться во всѣ стороны; но мѣсто было совершенно пустое: во всемъ переулкѣ ни одной живой души, кромѣ ея ужасной старухи.
   - Тебѣ нечего меня бояться, - сказала старуха, крѣпко удерживая ее за руку. - Пойдемь со мной.
   - Я, я не знаю васъ. Какъ васъ зовутъ? - с³фосила Флоренса.
   - Я м-съ Браунъ. Меня зовутъ доброю бабушкою.
   - A онѣ недалеко отсюда? - спросила Флоренса, насильно увлекаемая впередъ.
   - Сусашна близехонько, a друг³я почти подлѣ нея, - отвѣчала добрая бабушка.
   - Никого не ушибли? - вскричала Флоренса.
   - Никого: всѣ цѣлехоньки, - отвѣчала добрая бабушка.
   Флоренса при этомъ извѣст³и заплакала оть радости и охотно пошла за ней, хотя по временамъ, украдкой взглядывая на ея лицо и особенно на чудодѣйственный роть, не могла надивиться страшной фигурѣ доброй бабушки, и невольно задавала себѣ вопросъ: какая же должна быть злая бабушка, если таковая существуетъ на бѣломъ свѣтѣ.
   Нѣсколько времени онѣ шли по глухимъ, безлюднымъ мѣстамъ, проходя по дворамь, гдѣ выжигали кирпичи и дѣлали черепицу. Наконецъ, старуха повернула въ темный и узк³й переулокъ, гдѣ грязь лежала глубокими выбоинами среди дороги. Она остановилась передъ скаредной избушкой съ трещинами и скважинами со всѣхъ сторонъ, но крѣпко-накрѣпко запертой большимъ замкомъ. Вынувъ изъ кармана ключъ, она отворила дверь, впихнула ребенка въ заднюю комнату, гдѣ въ безпорядкѣ на полу разбросаны были кучи разноцвѣтныхъ лохмотьевъ, груды костей и просѣянной пыли или пепла. Стѣны и полъ казались вычерненными сажей, и во всей комнатѣ не было никакой мебели.
   У дѣвочки отъ страху отнялся языкъ, и она чуть не упала въ обморокъ.
   - Что ты такъ вылупила глаза? - сказала добрая бабушка, толкая ее въ бокъ. - Не бойся, я тебя не задушу. Садись на лоскутья.
   Флоренса повиновалась и съ умоляющимъ видомъ подняла кверху сложенныя руки.
   - Ты мнѣ не нужна, и больше часу я не задержу тебя, - сказала старуха. - Понимаешь, чго я говорю?
   Дѣвочка съ большимь затруднен³емъ выговорила: "да".
   - Такъ смотри же, - продолжала старуха, усаживаясь на кучу костей, - не разсерди меня. Если не разсердишь, я тебя выпущу цѣлехоньку, a если ... то ужъ не пеняй, я задушу тебя, какъ котенка. Отъ меня ты никуда не увернешься: могу я задушить тебя во всякое время, хоть бы лежала ты дома на своей постели. Ну, такъ теперь разсказывай: кто ты? все разсказывай, что знаешь. Ну, пошевеливайся.
   Угрозы и обѣщан³я старухи, страхъ оскорбить ее, необычная въ ребенкѣ привычка владѣть собой, казаться спокойною и подавлять въ себѣ чувства страха и надежды, - все это доставило ей возможность выполнить грозное повелѣн³е и разсказать свою маленькую истор³ю такъ, какъ она ее знала. Старуха съ большимъ вииман³емъ выслушала до конца.
   - Такъ тебя зовутъ Домби? А? - спросила м-съ Браунъ.
   - Точно такъ, бабушка.
   - Ну, такъ слушай же, миссъ Домби, - ирошииѣла добрая бабушка, - мнѣ нужно твое платье, твоя шляпка и твои двѣ юбки, и все, безъ чего ты можешь обойтись. Ну! Раздѣвайся.
   Флоренса, обративъ испуганные глазки на ужасную старуху, съ возможной скоростью начала дрожщими руками исполнять ея приказь. Когда она скинула съ себя всѣ эти наряды, м-съ Браунъ внимательно ихъ осмотрѣла, и, по-видимому, осталась совершенно довольною добротой и высокой цѣнностью матер³й.
   - Ум-мъ! - прохрипѣла старая вѣдьма, устремивь сверкающ³е зрачки на блѣд³юе лицо своей жертвы. - Больше ничего не видать на тебѣ кромѣ башмаковъ. Давай сюда башмаки.
   Флоренса проворно скинула башмаки, надѣясь этой готовностью угодить м-съ Браунь. Тогда старуха начала рыться въ кучѣ лохмотьевъ и черезъ нѣсколько минутъ вытащила оттуда какое-то грязное платьице, старый истасканный салопъ съ разнокалиборными заплатами и безчисленными прорѣхами по бокамъ, и гадкую испачканную тряпицу, суррогатъ женской шляпы, вытащенный, вѣроятно, изъ помойной ямы или навозной кучи. Она приказала Флоренсѣ одѣваться, и бѣдная дѣвочка, надѣясь на скорое освобожден³е, поспѣшно стала напяливать на себя эти лохмотья.
   Надѣвая гадкую шапку, похожую болѣе на какое-то изорванное сѣдло, чѣмъ на женск³й головной уборъ, Флоренса второпяхъ запуталась въ своихъ роскошныхъ волосахъ и долго не могла приладить этой тряпки къ своей головѣ. М-съ Браунъ схватила огромныя ножницы и вдругь пришла въ неописанное изумлен³е, при взглядѣ на свою жертву.
   - Зачѣмъ ты не оставила меня въ покоѣ, - закричала старуха, - когда я была довольна? Глупая дѣвчонка!
   - Прости меня. Я не знаю, что я сдѣлала, - лепетала Флоренса. - Я не виновата.
   - Вотъ я тебѣ дамъ не виновата! - завопила старая вѣдьма, взъерошивая съ неистовымь удовольств³емъ локоны бѣднаго ребенка. - Ахь, ты, Господи Владыка! Другая на моемъ мѣстѣ прежде всего сорвала бы съ тебя эту гриву!
   У Флоренсы отлегло отъ сердца, когда она увидѣла, что старухѣ нужны только ея волосы, a не голова. Она съ кротостью обратила на нее глаза и не сдѣлала никакого соиротивлен³я.
   - Если бы y меня y самой не было дѣвки, которая такъ-же, какъ и ты щеголяла своими волосами, - сказала м-съ Браунъ, - я не оставила бы ни одного клочка на твоей башкѣ. Но теперь далеко моя дѣвка, далеко за морями! У! у!
   Это восклицан³е вовсе не мелодическое, но исполненное глубокой тоски и сопровождаемое дикими жестами костлявыхъ рукъ, болѣзненно отозвалось въ сердцѣ Флоренсы, и она еще больше испугалась страшной старухи. Это обстоятельство спасло ея локоны. Взмахнувъ два-три раза огромными ножницами надъ ея головой, м-съ Браунъ велѣла ей хорошенько запрятать волосы подъ шляпу, и не подавать соблазнительнаго повода къ искушен³ю. Одержавъ надъ собой такую трудную побѣду, старуха снова усѣлась на кучу костей, закурила коротенькую черную трубку, и губы ея зачавкали наистрашнѣйшимъ образомъ, какъ будто бы она хотѣла проглотить чубукъ.
   Выкуривъ трубку, она велѣла Флоренсѣ нести кроличью шкуру, чтобы придать ей видъ своей обыкновенной спутницы и сказала, что отведетъ ее на большую улицу, откуда она можетъ разспрашивать о дорогѣ къ своимъ друзьямъ. Но въ то же время старуха, съ грозными заклят³ями и подъ опасен³емъ страшнаго мщен³я, строго-настрого запретила своей жертвѣ справляться объ отцовскомъ домѣ, который могь быть очень недалеко; a она должна была разспрашивать объ отцовской конторѣ въ Сити, простоявъ напередъ на одномъ мѣстѣ, гдѣ будетъ указано, до тѣхъ поръ, пока часы не пробьютъ трехъ. Всѣ эти распоряжен³я м-съ Браунъ подкрѣпила увѣрен³емъ, что за ней станутъ присматривать зорк³е глаза, и ни одно ея движен³е не укроется отъ бдительнаго наблюден³я. Флоренса обѣщала во всей точности выполнить строг³я приказан³я.
   Наконецъ, м-съ Браунъ, выступая впередъ, повела превращенную и оборванную дѣвочку по лабиринту тѣсныхъ улицъ, переулковъ и закоулковъ, которые черезъ нѣсколько времени вывели ихъ на пустой огромный дворъ съ проходными воротами, откуда можно было слышать стукъ проѣзжавшихъ экипажей. Указавъ на эти ворота, старуха на прощаньи схватила свою спутницу за волосы, какъ будто раскаявалась въ своемъ великодуш³и, и сказала глухимъ голосомъ:
   - Ну, теперь ты знаешь, что дѣлать. Стой тутъ до трехъ часовъ, и потомъ отыскивай контору отца. Да смотри y меня ни, гу-гу! не то я задушу тебя, какъ кошку.
   Флоренса почувствовала, что гора свалилась съ ея плечъ, когда она осталась одна. Вѣрная строгимъ приказан³ямъ, она робко остановилась въ одномъ углу пустого двора и, обернувшись назадъ, увидѣла, что страшная старуха все еще стоитъ y забора, трясетъ головой и машетъ кулакомъ. какъ бы припоминая свои угрозы. Вслѣдъ за тѣмъ, перепуганная дѣвочка еще оглядывалась нѣсколько разъ, почти каждую минуту; но старуха уже исчезла, и не было больше никакихъ слѣдовъ ея тайнаго или явнаго присутств³я.
   Мало-по-малу Флоренса начала въ своей засадѣ присматриваться и прислушиваться къ уличной суматохѣ, съ нетерпѣн³емъ дожидаясь вожделѣнныхъ ударовъ часового колокола. Но часы, по-видимому, сговорились никогда не пробить трехъ. Наконецъ, къ несказанному счастью, на колокольнѣ забили четверти, и вслѣдъ затѣмъ раздалось: разъ, два, три; Флоренса оглянулась во всѣ стороны, сдѣлала шагъ впередъ, но тутъ же остановилась, опасаясь оскорбить этой торопливостью всемогущихъ шп³оновъ м-съ Браунъ. Потомъ, увѣрившись, что никто за ней не присматриваеть, она поспѣшно, какъ только позволяли больш³е и изорванные коты, выбѣжала изъ воротъ, крѣпко держа въ рукѣ кроличью шкуру.
   Объ отцовской конторѣ ей извѣстно было только то, что она принадлежала Домби и Сыну, что это знаменитая контора въ Сити. Поэтому она могла только спрашивать, гдѣ пройти къ Домби и Сыну въ Сити, и какъ эти вопросы обращены были исключительно къ дѣтямъ - большихъ она боялась - то не получила никакого удовлетворительнаго отвѣта. Продолжая потомъ разспрашивать только о Сити, она мало-по-малу достигла этой огромной части города, которою управляетъ страшный лордъ-мэръ.
   Утомленная продолжительной ходьбой, измученная безпрестанной толкотней, оглушенная пронзительнымъ шумомъ и суматохой, безпокоясь о своемъ братѣ и о потерянныхъ нянькахъ, устрашенная всѣмъ, что случилось и что еще могло съ нею случиться, особенно когда явится она въ этомъ рубищѣ на глаза раздраженному отцу, Флоренса нѣсколько разъ останавливалась рыдать, облегчая истерзанное сердце горькими слезами. Но толпа въ эту пору или вовсе не обращала вниман³я на маленькую нищую въ лохмотьяхъ, или равнодушно проходила мимо въ томъ предположен³и, что ее выучили этимъ способомъ возбуждать сострадан³е и выманивать деньги. Призвавъ на помощь все присутств³е духа, всю твердость характера, искушеннаго преждевременнымъ опытомъ и несчаст³ями, Флоренса, почти выбиваясь изъ силъ, продолжала идти по указанному направлен³ю, имѣя въ виду постоянно одну цѣль.
   Наконецъ, уже вечеромъ, послѣ многихъ переходовъ, ей удалось изъ шумной, тѣсной улицы, загроможденной фурами и телѣгами, выбраться на пристань или набережную, гдѣ въ безпорядкѣ разбросаны были мѣшки, чемоданы, бочки, ящики. Здѣсь, подлѣ вѣсовъ и деревяннаго домика на колесахъ, встрѣтился съ нею толстый дюж³й мужчина съ перомъ за ухомъ и руками, опущенными въ карманы. Онъ стоялъ, присвистывая и посматривая на ближайш³я мачты и лодки, какъ будто дневная его работа приходила къ концу.
   - Проваливай, проваливай, моя милая! Тутъ нѣтъ ничего для тебя, - сказалъ толстякъ, случайно обернувшись къ маленькой дѣвочкѣ въ лохмотьяхъ.
   - Скажите пожалуста, вѣдь это Сити? спросила дрожащимъ голосомъ заблудшая дочь Домби и Сына.
   - Ну, да, Сити. Ты это знвешь не хуже моего. Проваливай, говорю тебѣ; ничего тутъ нѣтъ для тебя.
   - Да мнѣ ничего и не нужно, робко отвѣчала дѣвочка, - только позвольте спросить васъ, гдѣ дорога къ Домби и Сыну?
   Толстякъ, по-видимому, былъ очень озадаченъ этимъ вопросомъ. Посмотрѣвъ внимательно на Флоренсу, онъ сказалъ:
   - A зачѣмъ тебѣ Домби и Сынъ?
   - Мнѣ надобно знать, гдѣ ихъ контора.
   Толстякъ еще съ большимъ вниман³емъ посмотрѣлъ на нее, и такъ крѣпко, въ знакъ удивлен³я, почесалъ затылокъ, что шляпа слетѣла съ его головы.
   - Джо! - закричалъ онъ работнику, поднимая и надѣвая шляпу.
   - Тутъ я! - сказалъ Джо.
   - Гдѣ этотъ смазливый мальчуганъ, что смотритъ за товарами Домби?
   - A онъ только что вышелъ въ друг³я ворота, сказалъ Джо.
   - Позови-ка его на миниту.
   Джо побѣжалъ и, закричавъ во все горло, тотчасъ же воротился съ красивымь и веселымъ мальчикомъ лѣтъ четырнадцати.
   - Вы, любезный, кажись, служите y Домби? - спросилъ толстякъ.
   - Точно такъ, м-ръ Кларкъ, - отвѣчалъ мальчикъ.
   - A вгляните-ка на нее! - сказалъ м-ръ Кларкъ.
   Повинуясь указательному движен³ю м-ръ Кларка, мальчикъ подошелъ къ незнакомой дѣвочкѣ, никакъ не понимая, что ему съ нею дѣлать. Флоренса, между тѣмъ, слышавшая весь разговоръ, умѣла сообразить, что для нея не было теперь никакой опасности, и что странствован³я ея приближаются къ концу. При взглядѣ на прекраснаго веселаго мальчика, она почувствовала такую радость, такое одушевлен³е, что немедленно побѣжала къ нему навстрѣчу, обронивъ на дорогѣ гадк³й башмакъ, и обѣими руками ухватилась за его руку.
   - Я заблудилась, съ вашего позволен³я: - сказала Флоренса.
   - Заблудились! - вскричалъ мальчикъ.
   - Да, я заблудилась нынѣшнимъ утромъ, далеко отсюда; охъ, какъ далеко: И y меня отняли мое платье, и теперь на мнѣ чужая одежда, и зовутъ меня Флоренсой Домби, и я единственная сестра моего маленькаго братца, и, о милый! милый! спасите меня, сдѣлайте милость, спасите! - рыдая говорила Флоренса, давая полный просторъ дѣтскимъ чувствован³ямъ и заливаясь горькими слезами. Въ это самое время гадкая шляпка слетѣла съ ея головы, и густые черные локоны въ безпорядкѣ растрепались по ея личику, къ невыразимому удивлен³ю и соболѣзнован³ю молодаго Вальтера, племянника Соломона Гильса, мастера всѣхъ морскихъ инструментовъ.
   М-ръ Кларкъ, по-видимому, не помнилъ себя отъ изумлен³я и, насилу переводя духъ, замѣтилъ только, что никогда не случалось ему видѣть такой истор³и на этой пристани. Вальтеръ поднялъ башмакъ и проворно надѣлъ его на маленькую ножку, какъ сказочный принцъ, надѣвш³й туфли Сандрильонѣ. Онъ подалъ правую руку Флоренсѣ, повѣсилъ на лѣвое плечо кроличью шкуру, и новый Геркулесъ, онъ почувствовалъ, что страшный драконъ бездыханный лежитъ y его ногъ.
   - Не плачьте, миссъ Домби! - сказалъ Вальтеръ, проникнутый необыкновеннымъ восторгомъ. - Какъ я радъ, что былъ въ это время на пристани! Теперь вы такъ же безопасны, какъ если бы защищала васъ цѣлая рота храбрыхъ моряковъ на военномь кораблѣ.
   - Я не стану больше плакать, - отвѣчала Флоренса, - теперь я плачу только отъ радости!
   - Плачетъ отъ радости! - думалъ Вальтеръ, - и я причиной этой радости! Пойдемте, миссъ Домби. Вотъ и другой башмакъ вы обронили, надѣньте лучше мои, миссь Домби.
   - Нѣтъ, нѣтъ, нѣтъ, не безпокойтееь, - сказала Флоренса, останавливая юношу, когда тотъ поспѣшно началъ разуваться. - Мнѣ хорошо и въ этихъ башмакахъ, право хорошо!
   - Ну да, - сказалъ Вальтеръ, взглянувъ на ея ножку, - мои были бы слишкомъ велики для васъ Какъ это мнѣ такая глупость пришла въ голову! Въ моихъ вамъ вовсе нельзя идти! Пойдемте, миссъ Домби. Какой это мошенникъ оскорбилъ васъ? Какъ бы до него добраться³
   И они пошли рука объ руку, не обращая ни малѣйшаго вниман³я на проходящихъ, которые съ изумлен³емъ смотрѣли на странную чету. Вальтеръ былъ совершенно счастливъ, и въ глазахъ его искрилась безпредѣльная гордость.
   Становилось темно, небо покрылось облаками, и уже начиналъ накрапывать дождь; но счастливая чета не заботилась ни о чемъ и быстро продолжала идти впередъ. Оба они совершенно погружены были въ послѣдн³я приключен³я, и Флоренса обо всемъ разсказывала съ невинной откровенностью своего возраста, между тѣмъ какъ Вальтеръ слушалъ ее съ напряженнымъ вниман³емъ, воображая, что они гуляютъ въ густой чащѣ между высокими деревьями, на какомъ-нибудь пустомъ острову, подъ тропиками, вдали отъ грязной улицы на берегу Темзы.
   - Далеко надъ идти? - спросила наконецъ Флоренса, вперивъ глазки на лицо своего товарища.
   - Ахъ, да! - сказалъ Валтеръ, останавливаясь, - куда это мы зашли? Знаю, знаю. Но теперь контора заперта, миссъ Домби. Тамъ никого нѣтъ. М-ръ Домби уже давно ушелъ. Намъ надо идти къ вамъ домой, или... знаете ли что? Пойдемте лучше къ моему дядѣ: онъ живетъ отсюда близехонько. Тамъ вы переодѣнетесь, отдохнете и поѣдете домой въ каретѣ. Не лучше ли этакъ?
   - Я то же думаю, - отвѣчала Флоренса, - не лучше ли этакъ? A вы какъ думаете?
   Когда они остановились въ раздумьи среди улицы, мимо ихъ прошелъ какой-то мужчина, который проницательно взглянулъ на Вальтера, какъ будто угадывалъ его; но не сказавъ ни слова и не останавливаясь, пошелъ впередъ.
   - Вѣдь это, кажется, м-ръ Каркеръ! - сказалъ Вальтеръ, - Каркеръ изъ нашей конторы, миссъ Домби, не приказчикъ Каркеръ, a другой, младш³й Каркеръ. Эй! м-ръ Каркеръ!
   - Неужели это Вальтеръ Гэй? - сказалъ прохож³й, останавливаясь и оборачиваясь назадъ. - Откуда y тебя такой странный товарищъ?
   Когда онъ остановился подлѣ фонаря и внимательно началъ слушать поспѣшное объяснен³е Вальтера, фигура его представила замѣчательный контрастъ съ молодыми людьми, которые стояли передъ нимъ рука объ руку. Онъ былъ не старъ, но волосы его совершенно посѣдѣли, спина согнулась, какъ будто подъ бременемъ большихъ несчаст³й и задумчивое, печальное лицо исковеркано было глубокими морщинами. Огонь въ его глазахъ, черты лица, голосъ, какимъ онъ говорилъ, казалось, совершенно ослабѣли и потухли вмѣстѣ съ силами духа, сокрушеннаго изнурительными заботами. Онъ одѣть былъ очень прилично въ простое черное платье, которое, гармонируя съ общимъ характеромъ его физ³оном³и, какъ будто сплющилось и съежилось на его неподвижныхъ членахъ, и отъ этого вся фигура съ ногъ до головы становилась еще мрачнѣе и печальнѣе.
   И между тѣмъ его симпат³я къ пылкимъ стремлен³ямъ и надеждамъ молодаго сердца, по-видимому, вововсе не потухла вмѣстѣ съ другими силами души. Онъ смотрѣлъ на важную, озабоченную физ³оном³ю мальчика съ необыкновеннымъ участ³емъ, и въ глазахъ его заискрилось невыразимое безпокойство и сострадан³е, какъ ни старался онъ скрыть эти чувства. Когда Вальтеръ, окончивъ разсказъ, спросилъ его насчетъ Флоренсы, онъ посмотрѣлъ на него съ такимъ многозначительнымъ выражен³емъ, какъ будто читалъ приговоръ судьбы на его лицѣ, печально противорѣчивш³й съ его настоящимъ положен³емъ.
   - Что вы мнѣ присовѣтуете, м-ръ Каркеръ? - сказалъ Вальтеръ весело улыбаясь. - Вы всегда мнѣ подаете хорош³е совѣты, когда разговоритесь, хоть это бываетъ очень рѣдко.
   - Вашт планъ не дуренъ! - сказалъ м-ръ Каркеръ, посматривая поперемѣнно то на Вальтера, то на Флоренсу.
   - М-ръ Каркеръ! - сказалъ Вальтеръ, озаренный великодушною мыслью. - Мы вотъ какъ устроимъ; Вы пойдете къ м-ру Домби и принесете ему радостную вѣсть; a мы станемъ дожидаться y дядюшки. Это будетъ очень недурно. Ступайте же!
   - Мнѣ идти? - возразилъ Каркеръ.
   Вмѣсто отвѣта м-ръ Каркеръ крѣпко пожалъ мальчику руку, пожелавъ ему добраго вечера, и, рекомендуя дѣйствовать скорѣе, поспѣшно пошелъ своей дорогой.
   - Экой чудакъ! - сказалъ Вальтеръ, слѣдя глазами за удаляющимся старикомъ. - Теперь намъ съ вами, миссъ Домби, поскорѣе надо идти къ дядюшкѣ. A вы слышали что-нибудь отъ своего папеньки о м-рѣ Каркерѣ младшемъ?
   - Нѣтъ, - наивно отвѣчла дѣвочка, - папенька говоритъ со мной очень рѣдко.
   - Ахъ, да! Тѣмъ стыднѣе для него, думалъ Вальтеръ, пристально вглядываясь въ страждущее личико своей спутницы. Потомъ онъ съ безпокойствомъ и ребяческою живостью началъ озираться во всѣ стороны, чтобы найдти предметь для новаго разговора, и когда Флоренса, въ эту самую минуту, опять обронила несчастный башмакъ, онъ вызвался донести ее на рукахъ къ дому своего дяди. Флоренса, несмотря на чрезмѣрную усталость, съ улыбкой отклонила эту услугу, говоря, что онъ можетъ ее уронить, и такъ какъ они уже были недалеко отъ деревяннаго мичмана, Вальтеръ вспомнилъ по этому поводу о кораблекрушен³яхъ и страшныхъ несчаст³яхъ на морѣ, разсказывая, какъ иной разъ смѣлые мальчики гораздо меньше его торжественно выручали и спасали дѣвочекъ гораздо старше Флоренсы. Этотъ интересный разговоръ былъ въ полномъ разгарѣ, когда, наконецъ, они пришли къ дверямъ мастера морскихъ инструментовъ.
   - Эй, дядя! дядюшка Соль! - закричалъ Вальтеръ, опрометью вбѣгая въ магазинъ и начиная говорить безъ всякой связи, едва переводя духъ. - Удивительное, странное приключен³е! Дочь м-ра Домби заблудилась на улицѣ - какая-то старая вѣдьма ограбила ее съ ногъ до головы я ее нашелъ, привелъ къ тебѣ - да загляни же сюда - эй, ты, дядя Соломонъ!
   - Силы небесныя! - кричалъ дядя Соль, отскакивая въ ужасномъ волнен³и отъ своихъ любимыхъ инструментовъ. - Можетъ ли это быть! Смотри, я...
   - Нечего тутъ смотрѣть, когда я тебѣ говорю. Иди-ка придвинемъ къ камину софу - да поставь на столъ тарелки, дядюшка Соль, да подай чего-нибудь покушать - она голодна - сбросьте свои негодные коты, миссъ Флоренса, сядьте сюда подлѣ камина, вотъ такъ, положите ножки на рѣшетку - ахъ, какъ онѣ мокры - такъ-то, дядяшка Соль - удивительное приключен³е! Ухъ! какъ я разгорѣлся!
   Соломонъ Гильсъ разгорѣлся не менѣе племянника, когда началъ хлопотать и возиться около неожиданной гостьи. Онъ гладилъ Флоренсу по головѣ, вытиралъ ея ноги своимъ платкомъ, нагрѣтымъ y камина, готовилъ для нея обѣдъ, просилъ ее кушать, пить, и въ то же время слѣдилъ глазами за взбалмошнымъ Вальтеромъ, который, какъ бѣшенный, метался изъ угла въ уголъ, кричалъ, стучалъ, вдругъ принимался за двадцать дѣлъ и не дѣлалъ ничего.
   - Вотъ что, дядя! - сказалъ онъ наконецъ, схвативъ свѣчу, - ты погоди минуточку, a я сбѣгаю на чердакъ, перемѣню куртку, и - маршъ! Вѣдь вотъ оно, как³я чудеса: неправда ли?
   - Дружочекъ мой, - началъ Соломонъ, который съ очками на носу и большими часами въ карманѣ безпрестанно колебался между Флоренсой на софѣ, и племянникомъ во всѣхъ углахъ комнаты, - это такое необыкновенное...
   - Ничего, ничего, дядя Соль! Вы кушайте, миссъ Флоренса, пожалуйста кушайте.
   - Ахъ да, да, да! - вскричалъ Соломонъ, подавая огромную ногу баранины, какъ будто угощалъ богатыря. - Я ужъ похлопочу о ней, Валли! Бѣдняжечка! Какъ она голодна, я думаю! A ты ступай, и будь готовъ. Господи, твоя воля! Сэръ Ричардъ Виттингтонъ три раза лордъ-мэръ города Лондона!
   Вальтеръ очень недолго бѣгалъ на чердакъ, a между тѣмъ въ его отсутств³е усталая гостья задремала y камина. Въ томъ промежуткѣ времени, продолжавшемся не болѣе пяти минутъ, Соломонъ Гильсъ, начавш³й понемногу приходилъ въ себя, затвориль комнату и заслонилъ рѣшеткою каминъ, чтобы огонь не безпокоилъ ребенка. Такимъ образомъ, когда мальчикъ воротился, Флоренса почивала очень спокойно.
   - Славно, дядя, славно! - шепталъ онъ, схватывая Соломона въ охапку, такъ что y того караска выступила на лицѣ. - Теперь я иду! Только надо взять съ собою корку хлѣба: я ужасно голоденъ. Ты смотри, не разбуди ее, дядюшка Соль!
   - Нѣтъ, нѣтъ не разбужу, - говорилъ Соломонъ. - Прехорошенькая дѣвочка;
   - Еще бы! - сказалъ Вальтеръ, - я въ жизнь не видалъ такого личика! Такъ то, дядюшка Соль. Ну, теперь я иду!
   - Пора, пора! Ступай! - проговорилъ Соломонъ. Дядюшка! а, дядюшка! - вскричалъ Вальтеръ, выглядывая изъ-за дверей.
   - Ты еще не ушелъ? - сказалъ Соломонъ.
   - Здорова ли она?
   - Совершенно здорова.
   - Ну, славу Богу. Теперь я иду.
   - Теперь, конечно, уйдешь, - сказалъ про себя Саломонъ.
   - Эй! дядя Соль! - вскричалъ Вальтеръ, выставляя голову изъ-за дверей.
   - Ты еще не ушелъ? - сказалъ Соломонъ.
   - Вотъ что, дядюшка Соломонъ. Съ нами встрѣтился на улицѣ м-ръ Каркеръ младш³й, чудакъ такой, что Боже упаси! - Прощай, говоритъ, Вальтеръ, прощай: мнѣ пора домой! - Только я оглядываюсь, - a онъ идетъ за нами, и ужъ когда мы дошли до магазина, онъ все шелъ за ними, какъ слуга или вѣрная собака за своимъ господиномъ. Такой чудакъ! Ну, a какъ она теперь?
   - Совершенно спокойна и счастлива, Валли. Ступай!
   - Теперь пойду, пойду!
   И на этотъ разъ онъ дѣйствительно пошелъ. Соломонъ Гильсъ, потерявъ аппетитъ, усѣлся по другую сторону камина и, внимательно наблюдая спящую Флоренсу, началъ строить великолѣпные воздушные замки самой фантастической архитектуры, прозрѣвая въ туманную даль чрезъ магическ³я стекла своихъ инструментовъ. Въ этомъ положен³и онъ, въ своемъ валл³йскомъ парикѣ и кофейномъ камзолѣ, былъ очень похожъ на таинственнаго волшебника, который держалъ молодую дѣвушку въ очарованномъ снѣ.
   Вальтеръ между тѣмъ помчался во всю прыть къ дому м-ра Домби, безпрестанно высовывая изъ кареты голову, чтобы заставить извозчика ѣхать скорѣй. Когда, наконецъ, лошади остановились y подъѣзда, онъ мгновенно выскочилъ изь наемнаго экипажа и, доложивъ о своемъ приходѣ, прямо побѣжалъ въ библ³отеку, гдѣ господствовало въ эту минуту великое смѣшен³е языковъ, и куда собрались на общее совѣщан³е: м-ръ Домби, его сестра, миссъ Токсъ, Ричардсъ и Сусанна Нипперъ.
   - Прошу извинить, милостивый государь, - сказалъ Вальтеръ, быстро вбѣгая въ комиату, - мнѣ очень пр³ятно извѣстить васъ, что бѣды нѣтъ никакой. Миссъ Домби нашлась.
   Когда м-ръ Домби величественно повернулся къ вошедшему вѣстнику на своихъ огромныхъ креслахъ, особа его представила совершеннѣйш³й контрастъ съ этимъ живымъ, запыхавшимся мальчикомъ, который, по-видимому, весь проникнуть былъ необыкновеннымъ восторгомъ и одушевлен³емъ.
   - Я говорилъ тебѣ, Луиза, что она непремѣнно найдется, - сказалъ м-ръ Домби, небрежно оборачивая чрезъ плечо голову къ м-съ Чиккъ, которая заливалась горючими слезами вмѣстѣ съ своей нераз³учной подругой, миссъ Токсъ. - Сказать слугамъ, чтобы прекратили поиски. Мальчика я знаю: это молодой Гэй изъ конторы. Говорите любезный, какимъ образомъ нашалась моя дочь? Мнѣ извѣстно, какъ ее потеряли.
   Тутъ м-ръ Домби величественно посмотрѣлъ на бѣдную Полли.
   - Но какъ она нашлась? - продолжалъ онъ, - и кто ее нашелъ? Это теперь необходимо знать.
   - Мнѣ сдается, милостивый государь, - скромно отвѣчалъ Вальтеръ, - что я нашелъ миссъ Домби. То есть не то, чтобы я могъ вмѣнить себѣ въ заслугу, что я дѣйствительно ее нашелъ, милостивый государь, но я имѣлъ только чсоть сдѣлаться счастливымъ оруд³емъ ея...
   - Это что значитъ? - сурово прервалъ м-ръ Домби, которому, по-видимому, крайне не нравилось, что мальчикъ гордился своимъ участ³емъ въ этомъ дѣлѣ, - не то, чтобы вы дѣйствительно нашли мою дочь, a были только счастливымъ оруд³емъ?... Говорите яснѣе и послѣдовательнѣе.
   Но быть послѣдовательнымъ Вальтеръ никакъ не могъ. Онъ кое-какъ объяснилъ весь ходъ дѣла и сказалъ, почему миссъ Домби осталась y его дяди.
   - Слышишь, дѣвочка? - сказалъ м-ръ Домби, обращаясь къ Сусаннѣ. - Возьми все, что нужно, ступай съ этимъ молодымъ человѣкомь, и привези миссъ Флоренсу домой. A вы, любезный, завтра получите награду.
   - Вы слишкомъ добры, милостивый государы - сказалъ Вальтеръ. - Увѣряю васъ, я нѳ думалъ ни о какой наградѣ.
   - Вы еще слишкомъ молоды, Вальтеръ Гэй, - сказалъ м-ръ Домби почти съ сердцемъ, - нѣтъ надобности знать, о чемъ вы думали, или не думали. Вы вели себя хорошо, и этого довольно. Скромность тутъ неумѣстна. Луиза, вели дать ему вина.
   Взоръ м-ра Домби очень неблагосклонно слѣдилъ за Вальтеромъ, когда тотъ, въ сопровожден³и м-съ Чиккъ, выходилъ изъ комнаты, и нѣтъ сомнѣн³я, умственныя очи его выражали еще большую неблагосклонность, когда услужливый мальчикъ ѣхалъ къ своему дядѣ вмѣстѣ сь Сусанною Нипперъ.
   Между тѣмъ Флоренса въ этотъ промежутокъ успѣла отдохнуть, пообѣдать, и тѣснѣйшимъ образомъ подружиться съ дядюшкой Соломономъ, съ которымъ она съ полной откровенностью, начала разговаривать о всякой всячинѣ. За этой бѳсѣдой застала ее черноглазая нянька, которую, впрочемъ, теперь можно было назвать красноглазою, - такъ много плакала она нынѣшн³й день! Не говоря ни слова, не сдѣлавъ ни малѣйшаго выговора, она заключила свою воспитанницу въ объят³я и была, по-видимому, совершенно счастлива этимъ свидан³емъ. Превративъ маленькую контору въ дамскую уборную, она съ большимъ старан³емъ одѣла Флоренсу въ ея собственное платье, и черезъ нѣсколько минутъ гостепр³имные хозяева увидѣли передъ собой настоящую миссъ Домби.
   - Доброй ночи! - сказала Флорѳнса, обращаясь къ Соломону. - Вы были со мной очень добоы!
   Старикъ Соль былъ совершено счастливъ, и отъ избытка нѣжности поцѣловалъ свою маленькую гостью.
   - Доброй ночи, Вальтеръ! - сказала Флоренса. - Прощай!
   - Прощайте, - сказалъ Вальтеръ, подавая ей обѣ руки.
   - Я никогда не забуду тебя, - продолжала Флоренса, - никогда, никогда! Прощай, Вальтеръ!
   И въ невинности благодарнаго сердца, дѣвочка подставила ему щеку. Вальтеръ опустилъ голову, и тутъ же поднялъ ее опять. Лицо его пылало, и онъ съ робкой стыдливостью смотрѣлъ на дядю.
   Что же ты Вальтеръ? Ну, доброй ночи, Вальтеръ! Прощай, Вальтеръ³ Дай сюда руку, Вальтеръ, вотъ такъ! Прощай, прощай!
   Она еще разъ простилась съ Вальтеромъ, когда Сусанна усаживала ее въ карету, и даже, когда экипажъ двинулся съ мѣста, она нѣсколько разъ махала ему платкомъ; Вальтеръ, стоя на крыльцѣ весело отвѣчалъ на ея поклоны, устремивъ неподвижный взоръ на удаляющ³йся экипажъ, между тѣмъ какъ деревянный мичманъ позади его, казалось, такъ же, какъ и онъ, посылалъ прощальныя привѣтств³я дорогой гостьѣ, ни на что больше не обращая вниман³я.
   Скоро Флоренса подѣхала къ родительскому дому и вошла въ библ³отеку, гдѣ опять господствовало смѣшен³е языковъ. Каретѣ велѣно было дожидаться - "для м-съ Ричардсъ", такъ таинственно прошептала горничная, когда Сусанна проходила мимо.
   Обрѣтен³е заблудшаго дѣтища произвело весьма слабое впечатлѣн³е на чадолюбиваго родителя. М-ръ Домби, никогда не любивш³й своей дочери, небрежно поцѣловалъ ее въ лобъ, и сдѣлалъ наставлен³е, чтобы впредъ она не смѣла выходить изъ дому съ невѣрными слугами. М-съ Чиккъ прервала на минуту плачевныя соболѣзнован³я относительно испорченности человѣческой природы, не умѣвшей идти по стезямъ добродѣтели даже по поводу "Благотворительнаго Точильщика", и встрѣтила свою племянницу важными привѣтств³ями, подобающими истинной Домби. Миссъ Токсъ настроила свои чувствован³я на этотъ же ладъ. Только одна Ричардсъ, виноватая Ричардсъ, облегчила свое сердце радостными восклицан³ями и слезами, и спѣшила расцѣловать милую малютку.
   - Ахъ, Ричардсъ, - сказала м-съ Чиккъ съ глубокимъ вздохомъ, - неблагодарность чернаго сердца никогда не доведетъ до добра! Что вы темерь станете дѣлать?... A не было бы всѣхъ этихъ нѳпр³ятностей, если бы вы умѣли вести себя приличнымъ образомъ въ отношен³и къ младенцу, который теперь, по вашей милости, долженъ лишиться своего естественнаго пропитан³я!
   - Бѣдное, бѣдное дитя! - прошептала жалобнымъ голосомъ миссъ Токсъ.
   - Если-бы я на вашемъ мѣстѣ, - торжественно сказала м-съ Чиккъ, - была такъ неблагодарна, мнѣ бы показалось, что платье "Благотворительнаго Точильщика" задушить моего сына, a воспитан³е развратитъ его.
   М-съ Чиккъ не подозрѣвала, какая уб³йственная правда выходила изъ ея устъ. Форменное платье уже порядкомъ начинало душить несчастнаго Тудля, a воспитан³е покамѣстъ ограничивалось палочными ударами съ одной стороны, и болѣзнешшми стомами - съ другой.
   - Луиза - сказалъ м-ръ Домби, - нѣтъ надобности продолжать этихъ замѣчан³й. Женщина получила деньги и отставлена отъ должности. Ричардсъ, вы оставляете этотъ домъ, потому что осмѣлились уйти съ моимъ сыномъ - слышите ли? съ моимъ сыномъ, - м-ръ Домби съ особой выразительностью произнесъ эти два слова, - въ такой притонъ и въ такое общество, о которомъ нельзя подумать безъ содроган³я. Что же касается до приключен³я съ Флоренсой, я считаю его въ нѣкоторомъ смыслѣ счастливымъ и благопр³ятнымъ обстоятельствомъ, потому что безъ него никогда бы не узналъ вашей вины, между тѣмъ какъ теперь вы сами принуждены были разсказать обо всемъ. Луиза, - продолжалъ м-ръ Домби, обращаясь къ сестрѣ, - другая нянька, думаю я, - здѣсь миссъ Нипперъ громко зарыдала - можетъ остаться, потому что она еще слишкомъ молода и по неволѣ увлечена была соблазнительнымъ поведен³емъ кормилицы. Теперь потрудись распорядиться, чтобы извозчику заплатили до, - здѣсь м-ръ Домби пр³остановился и сдѣлалъ презрительную мину - до Садовъ Стаггса.
   Когда бѣдная Полли пошла къ дверямъ, Флоренса уцѣпилась за ея платье, и заплакала преотчаяннымъ образомъ, упрашивая добрую няню не уходить изъ дому. Какой ударъ для гордаго отца! Видѣть, какъ собственноѳ дѣтище, собственная плоть и кровь, отъ которой нельзя же было отказаться, вѣшается въ его присутств³и на шею посторонней, презрѣнной жен³цины, да это то же, что кинжалъ въ сердце, или острая стрѣла въ растерзанную грудь! Ему, правда, никакого не было дѣла, кого любигь или ненавидитъ его дочь; но его обдало смертельнымъ холодомъ при одной мысли, что то же самое могло со временемъ повториться и съ его сыномъ!
   Какъ бы то ни было, на этотъ разь его сынгь кричалъ во всю ночь на всѣ возможные напѣвы. Неудивительно: бѣдный Павелъ терялъ свою вторую мать, или правильнѣе, первую мать, которая съ любовью привѣтствовала возникающую зарю его жизни: ужасное лишен³е, какое только можетъ вытерпѣть сиротствующ³й младенецъ! Тотъ же ударъ лишилъ его сестру единственнаго вѣрнаго друга, и Флоренса горько рыдала до глубокой полночи, пока печальный сонъ не сомкнулъ ея вѣждъ. Но всѣ эти вещи не относятся къ дѣлу: не станемъ толковать о нихъ.
  

Глава VII.

Бѣглый взглядъ на жилище и на сердечныя привязанности миссъ Токсъ.

  
   Миссъ Токсъ обитала въ небольшомъ темномъ домикѣ, стоявшемъ съ незапамятныхъ временъ англ³йской истор³и на западной сторонѣ города, гдѣ онъ пр³ютился въ тѣни, за угломъ, какъ бѣдный родственникъ большой модной улицы, откуда свысока смотрѣли на него великолѣпныя здан³я. Это жилище, расположенное не то чтобы на дворѣ, и не то чтобы за дворомъ, находилось въ самомъ скучномъ глухомъ переулкѣ, гдѣ черезъ ущелья каменной мостовой сильно начинала пробиваться трава и зеленый мохъ. Этотъ пустынный пр³ють именовался Княгининымъ Лугомъ, и на этомъ Княгининомъ Лугу красовалась Княгинина Капелла, и въ эту Княгинину Капеллу каждое воскресенье, по звону громкаго колокола, собиралось человѣкъ двадцать или тридцать сихъ и оныхъ слушателей мужского и женскаго пола. Тутъ же, почти подлѣ, къ великому соблазну благочестивыхъ душъ, стоялъ трактиръ подъ вывѣскою "Гербъ княгини", куда по временамъ заходили лакеи въ самыхъ великолѣпныхъ ливреяхъ. Въ оградѣ, передъ дверьми трактира, неизвѣстно ради какихъ потребъ, былъ поставленъ портшезъ, употреблявш³йся въ незапамятныя времена, когда лондонск³я дамы любили качаться на носилкахъ; a перила трактирной ограды въ хорошую погоду украшены были мѣдн

Другие авторы
  • Трубецкой Евгений Николаевич
  • Милюков Александр Петрович
  • Боцяновский Владимир Феофилович
  • Титов Владимир Павлович
  • Потапенко Игнатий Николаевич
  • Подолинский Андрей Иванович
  • Тихомиров В. А.
  • Палицын Александр Александрович
  • Толмачев Александр Александрович
  • Чуевский Василий П.
  • Другие произведения
  • Парнок София Яковлевна - Розы Пиерии (Антологические стихи)
  • Гончаров Иван Александрович - А. Рыбасов. И.А. Гончаров
  • Моисеенко Петр Анисимович - Моисеенко П. А.: Биографическая справка
  • Ткачев Петр Никитич - Иезуиты, полная история их явных и тайных деяний от основания ордена до настоящего времени
  • Красницкий Александр Иванович - Оберегатель
  • Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 18
  • Григорьев Аполлон Александрович - Нет, не рожден я биться лбом...
  • Вересаев Викентий Викентьевич - Гоголь в жизни. Том 2.
  • Плеханов Георгий Валентинович - Об чем спор?
  • Тургенев Иван Сергеевич - Повести и рассказы (Варианты)
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
    Просмотров: 224 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа