Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Домби и сын, Страница 47

Диккенс Чарльз - Домби и сын



сь... имѣя позволен³е... относительно вашего здоровья... то есть, я рѣшительно не знаю, что я говорю; но это ничего, миссъ Домби, ей Богу, ничего!
   Флоренса съ улыбкой подала ему обѣ руки, и на ея лицѣ заискрилась самая грац³озная благодарность.
   - Вы такъ много для меня сдѣлали, добрый м-ръ Тутсъ, что y меня недостаетъ словъ для выражен³я вамъ своей глубокой признательности.
   - Если бы вы, миссъ Домби, - сказалъ м-ръ Тутсъ какимъ-то благоговѣйнымъ голосомъ, - могли какъ-нибудь, при своемъ ангельскомъ характерѣ, или, по крайней мѣрѣ, захотѣли проклясть меня, будьте увѣрены, отъ вашихъ проклят³й было бы мнѣ не легче, чѣмъ отъ этихъ незаслуженныхь выражен³й благодарности и небесной доброты. Ваши слова дѣйствуютъ на меня... такъ сказать... но это собственно ничего, и не въ этомъ рѣчь.
   На это, разумѣется, трудно было пр³искать приличньгй отвѣтъ, и Флоренса ограничилась лишь тѣмъ, что поблагодарила его опять.
   - Я бы желалъ, миссъ Домби, воспользоваться этимъ случаемъ, чтобы войти въ нѣкоторыя объяснен³я, разумѣется, если вы позволите.
   - Сдѣлайте милость.
   - Мнѣ слѣдовало имѣть удовольств³е привести къ вамъ Сусанну гораздо раньше; но, во-первыхъ, мы не знали имени родственника, къ которому она уѣхала, a во-вторыхъ, оказалось, что она оставила домъ этого родственника и переселилась куда-то въ другое мѣсто. То есть, я вамъ скажу, если бы не Лапчатый Гусь, который уменъ, какъ нельзя болѣе, то я бы никакъ не добился толку относительно мѣста жительства миссъ Нипперъ.
   Флоренса улыбнулась.
   - Но не въ этомъ сущность дѣла, - продолжалъ м-ръ Тутсъ. - Общество Сусанны, увѣряю васъ, миссъ Домби, было для меня утѣшен³емъ и отрадой въ этомъ проклятомъ состоян³и духа, которое легче вообразить, чѣмъ описать. Путешеств³е было для меня истинной усладой и, такъ сказать, вознагражден³емъ. Но не въ этомъ сущность дѣла. Миссъ Домби, я имѣлъ счастье замѣчать вамъ и прежде, что я далеко не изъ числа людей, y которыхъ, что называется, мозгъ въ здоровомъ состоян³и. Мнѣ это очень хорошо извѣстно. Едва ли сыщется еще человѣкъ, который бы такъ отлично понималъ всю пустоту своей головы, какъ я, и если нѣкоторые люди называли меня безмозглымъ, то я нахожу, что они были въ этомъ отношен³и совершенно правы. Все это однако, миссъ Домби, отнюдь не мѣшаетъ мнѣ представлять въ ясномъ свѣтѣ свои отношен³я къ лейтенанту Вальтеру. Пусть, если можно, увеличится еще больше моя душевная пытка, я обязанъ сказать, что лейтенантъ Вальтеръ - прекрасный молодой человѣкъ и, по моему мнѣн³ю, достоинъ благословен³я; которое нисходитъ на его ... на его чело. Дай Богъ ему силу и возможность оцѣнить во всей полнотѣ неземное блаженство, котораго оказался недостойнымъ другой человѣкъ, несчастнѣйш³й изъ всѣхъ животныхъ въ этомъ м³рѣ! Но все-таки не въ этомъ сущность дѣла. Миссъ Домби, капитанъ Гильсъ мой истинный другъ, и я не хочу сомнѣваться, что ему по временамъ было бы пр³ятно видѣть меня въ своемъ домѣ, точно такъ же, какъ я, съ своей стороны всегда съ особеннымъ удовольств³емъ сталъ бы принимать y себя капитана Куттля. Мы понимаемъ и цѣнимъ другъ друга. Но я не могу забыть, что разъ въ своей жизни я велъ себя неприлично на одномъ изъ угловъ Брайтонской площади, и если въ этомъ послѣднемъ отношен³и мое присутств³е будетъ вамъ казаться непр³ятнымъ, то я прошу только сказать мнѣ объ этомъ теперь, и, будьте увѣрены, я пойму васъ совершенно. Я не огорчусь, не посѣтую, не приду въ отчаян³е; напротивъ, я почту себя счастливымъ и стану гордиться, что имѣлъ честь удостоиться вашего довѣр³я. Вотъ въ чемъ сущность дѣла, миссъ Домби.
   - М-ръ Тутсъ, - отвѣчала Флоренса, - вы мой старинный и вѣрнѣйш³й другъ, какъ же пришло вамъ въ голову, что мнѣ было бы непр³ятно васъ видѣть въ этомъ домѣ? Встрѣча съ вами, будьте увѣрены, всегда доставить мнѣ большое удовольств³е, и только одно удовольств³е.
   - Миссъ Домби, - сказалъ м-ръ Тутсъ, вынимая платокъ изъ кармана, - если теперь я пролилъ слезу, то это - слеза радости. Будьте, однако, спокойны: это ничего, и премного вамъ обязанъ. Послѣ того, что вы сейчасъ сказали, я считаю нужнымъ предувѣдомить васъ, миссъ Домби, что я. не намѣренъ впередъ неглижировать своимъ костюмомъ и не обращать никакого вниман³я на свою наружность, какъ это дѣлалъ вѣ послѣднее время.
   Флоренса, не безъ нѣкотораго смущен³я, должна была одобрить это намѣрен³е.
   - Относительно этого пункта, - продолжалъ м-ръ Тутсъ, - я держусь собственно тѣхъ мыслей, что всяк³й порядочный человѣкъ, прежде чѣмъ опуститься въ безмолвную могилу, долженъ вести себя приличнымъ и всегда нѣсколько изящнымъ образомъ. Поэтому съ этой поры я тщательно стану наблюдать, чтобы сапоги мои были вычищены и высвѣтлены самою лучшею ваксой. Такое замѣчан³е, миссъ Домби, конечно, не имѣетъ для васъ никакой важности, но я осмѣлился его сдѣлать въ вашемъ присутств³и первый и послѣдн³й разъ. Благодарю васъ отъ всего моего сердца. Если вообще я не имѣю той чувствительности, какую бы хотѣли во мнѣ видѣть мои искренн³е друзья, зато могу увѣрить честнымъ и благороднымъ словомъ, я чувствую всегда вовремя и кстати, что требуютъ прилич³я и любезность отъ всякаго порядочнаго человѣка. Если, напримѣръ, въ этомъ отношен³и мнѣ нужно выразить то, что я чувствую въ настоящую минуту, то я.... я уже давно понимаю, что мнѣ пора идти.
   Раскланявшись, какъ слѣдуетъ порядочному джентльмену, м-ръ Тутсъ, утѣшенный и успокоенный, сошелъ внизъ и отыскалъ въ магазинѣ капитана Куттля.
   - Капитанъ Гильсъ, - началъ м-ръ Тутсъ, - настоящая наша бесѣда съ вами должна быть покрыта не иначе, какъ священною печатью довѣр³я и совершеннѣйшей искренности. Это, собственно говоря, будетъ продолжен³емъ того, что сейчасъ происходило наверху между мною и миссъ Домби.
   - Начинай, дружище, начинай!
   - Миссъ Домби, я полагаю, скоро будетъ соединена съ лейтенантомъ Вальтеромъ? Такъ ли, капитанъ Гильсъ?
   - Такъ, любезный другъ. Мы всѣ товарищи по этому дѣлу и причаливаемъ въ одну сторону. Валли и общая услада нашего сердца будутъ соединены, тотчасъ же послѣ того, какъ ихъ окликнутъ въ домѣ благодати, - шепталъ ему на ухо капитанъ Куттль.
   - Окликнутъ! - повторилъ Тутсъ.
   - Да, мой другъ, въ церкви, вонъ тамъ! - сказалъ капитанъ, указывая своимъ пальцемъ черезъ плечо.
   - Вотъ что! охъ!
   - A потомъ, - продолжалъ капитанъ своимъ хриплымъ шепотомъ, разглаживая спину и плечи м-ра Тутса, - затѣмъ что послѣдуетъ? Наша услада, какъ залетная птичка, выпорхнетъ изъ родного гнѣздышка и отлетитъ далеко, далеко, за широк³я моря! Они ѣдутъ въ Китай, пр³ятель!
   - Велик³й Боже! - воскликнулъ м-ръ Тутсъ.
   - Да, любезный другъ. Корабль, принявш³й его на свой бортъ, когда онъ носился по бурнымъ волнамъ, ведетъ торговлю съ Китаемъ, и Вальтеръ въ продолжен³е своего путешеств³я заслужилъ себѣ всеобщую благосклонность. Его полюбили на землѣ и на морѣ, такъ какъ онъ, видишь ты, прекрасный и очень смышленый молодой человѣкъ. И вотъ, когда умеръ въ Кантонѣ суперкаргъ, т. е. главный корабельный приказчикъ, то мѣсто его досталось Вальтеру, и теперь онъ станетъ завѣдывать въ этой должности другимъ кораблемъ, который принадлежитъ тѣмъ же владѣльцамъ. По этой-то причинѣ, любезный другъ, наша общая услада и поѣдетъ вмѣстѣ съ Вальтеромъ въ Китай.
   М-ръ Тутсъ и капитанъ разомъ испустили по глубокому вздоху.
   - Что же дѣлать, любезный другъ? - продолжалъ капитанъ. - Она любитъ его сердечно. Онъ любитъ ее сердечно. Тотъ, кто задумалъ бы ихъ разлучить и оторвать другъ отъ друга, былъ бы лютымъ звѣремъ, a не человѣкомъ. Когда она безпр³ютной и бездомной сиротой пришла сюда и упала на эти доски, ея израненное сердце было разбито, сокрушено. Я это знаю; я это видѣлъ собственными глазами, я, Эдуардъ Куттль, мореходъ великобританск³й. Но теперь въ ея сердцѣ истинная, вѣрная, постоянная любовь, которую не сокрушатъ человѣческ³я силы. Если бы, напримѣръ, случилось такъ, что я не зналъ бы этого, и не вѣдалъ, что Вальтеръ ея истинный братъ и возлюбленный, a она его сестра и первая любовь, я скорѣе отрубилъ бы здѣсь эти руки и ноги, чѣмъ допустилъ бы ее улетѣть за широк³я моря. Но я знаю дѣла такъ, какъ они есть, - и что же такое? Пусть, они ѣдутъ съ миромъ, и да будетъ воля Бож³я! аминь!
   - Капитанъ Гильсъ, - сказалъ м-ръ Тутсъ, - позвольте мнѣ имѣть удовольств³е пожать вашу руку. Вы говорите такъ хорошо, такъ хорошо, что невольно распространяется теплота по всему тѣлу, особенно когда вы произносите: аминь. Вамъ извѣстно, капитанъ Гильсъ, что и я до безум³я любилъ миссъ Домби.
   - Развеселись, пр³ятель! - сказалъ капитанъ, положивъ свою руку на плечо м-ра Тутса. - Стой и держись крѣпче,
   - Я и хочу развеселиться, - капитанъ Гильсъ и по возможности держаться крѣпче. Только когда откроетъ свою пасть передъ моими глазами широкая могила я приготовлюсь къ похоронамъ, но не прежде. Не имѣя въ настоящую минуту никакой власти надъ собою, я покорнѣйше прошу васъ быть такъ добрымъ, принять на себя трудъ передать лейтенанту Вальтеру слѣдующ³й пунктъ.
   - Пунктъ, пр³ятель, - повторилъ капитанъ, - какой же?
   - Миссъ Домби, въ своемъ неизреченномъ снисхожден³и, - продолжалъ м-ръ Тутсъ, вытирая глаза, - изволила сказать, что мое присутств³е можетъ ей доставить нѣкоторое удовольств³е, и я увѣренъ, что всѣ въ этомъ домѣ, со включен³емъ васъ, капитанъ Гильсъ, будутъ снисходительно смотрѣть на присутств³е безталаннаго горемыки, который, очевидно, рожденъ на свѣтъ по какой-то непростительной ошибкѣ. Поэтому, Капитанъ Гильсъ, я теперь безъ церемон³и стану заходить сюда по вечерамъ, пока всѣ мы будемъ вмѣстѣ. Но просьба моя, собственно говоря, такого рода. Если, паче чаян³я, мнѣ покажется когда-нибудь, что я не могу вынести взоровъ лейтенанта Вальтера и выбѣгу изъ комнаты, я надѣюсь, вы оба, капитанъ Гильсь, будете считать это несчастьемъ и отнюдь не преступлен³емъ съ моей стороны и будете убѣждены, что я ни къ кому не питаю въ своей душѣ злобы или ненависти, и всего менѣе къ лейтенанту Вальтеру. Надѣюсь также, вы оба примете на себя трудъ дѣлать по этому поводу замѣчан³я, что я вышелъ, вѣроятно, прогуливаться на свѣжемъ воздухѣ, или, всего вѣрнѣе, посмотрѣть, какъ идетъ время на часахъ королевской биржи. Если, капитанъ, вы войдете со мной въ эти планы и дадите положительный отвѣтъ за лейтенанта Вальтера, это будетъ величайшимъ облегчен³емъ для моихъ чувствъ и такой отрадой, за которую я не постоялъ бы удѣлить значительную часть своей собственности.
   - Любезный другъ, - отвѣчалъ капитанъ, - ни слова больше. За какую бы веревку ты ни ухватился, я и Вальтеръ Гэй будемъ тянуть ее изо всей мочи.
   - Капитанъ Гильсъ, благодарю васъ, вы утѣшили горемыку и сняли грузъ съ его сердца. Я желаю сохранить доброе мнѣн³е обо всемъ и обо всѣхъ, хотя рѣшительно не знаю, какъ выразить свои чувства. На душѣ такъ полно, что кажется, будто льется черезъ край, a захочешь высказаться, - языкъ ии съ мѣста, какъ будто привинтили его къ зубамъ. Это все равно, если бы, напримѣръ, Борджесъ и компан³я обѣщали своему заказчику сдѣлать как³я-нибудь необычайныя панталоны и потомъ не могли бы выкроить того, что y нихъ на душѣ.
   Пояснивъ такимъ образомъ свою оригинальную мысль, м-ръ Тутсъ пожелалъ капитану Куттлю всевозможныхъ благъ и отправился во свояси.
   Капитанъ Куттль, окруженный въ домѣ усладой сердца и Сусанной, былъ счастливѣйшимъ человѣкомъ въ м³рѣ и наслаждался неподдѣльнымъ блаженствомъ, которое съ каждымъ днемъ увеличивалось все больше и больше. Онъ почасту и подолгу производилъ глубокомысленныя совѣщан³я съ миссъ Сусанной Нипперъ, необычайная мудрость и рѣшительное могущество которой служили для него предметомъ постояннаго удивлен³я, ибо никогда не забывалъ Куттль, какъ с³я дѣвица изъявила нѣкогда желан³е ополчиться противъ самой м-съ Макъ Стингеръ, женщины экстраординарной и непобѣдимой въ своемъ родѣ. Послѣ одного изъ такихъ совѣщан³й, онъ явился къ Флоренсѣ съ докладомъ, что нѣкоторыя основательныи причины и разумныя соображен³я заставляютъ его желать, чтобы въ домѣ поселилась какая-нибудь женщина, всего лучше знакомая, которая бы по хозяйству имѣла верховный надзоръ надъ дочерью пожилой леди, засѣдавшей по обыкновен³ю подъ синимъ зонтикомъ на птичьемъ рынкѣ. Сусанна, вызванная подать свой голосъ, немедленно объявила, что, по ея мнѣн³ю, ничего не можетъ быть лучше м-съ Ричардсъ. Флоренса зас³яла при этомъ имени, и совѣщан³е окончилось само собою. Въ тотъ же день послѣ обѣда, Сусанна отправилась къ жилищу м-ра Тудля, навела необходимыя справки, и вечеромъ съ большимъ тр³умфомъ воротилась домой вмѣстѣ съ розовою, вѣчно цвѣтущею Полли, которая, при видѣ Флоренсы, обнаружила почти так³я же эксцентричныя чувства, какъ сама миссъ Нипперъ.
   Когда, такимъ образомъ, къ общему благополуч³ю былъ устроенъ этотъ важный хозяйственный пунктъ, Флоренса начала вдумываться, какъ бы ей приличнымъ образомъ приготовить Сусанну къ ихъ неизбѣжной и уже скорой разлукѣ. Дѣло нелегкое и чрезвычайно щекотливое, ибо миссъ Нипперъ объявила наотрѣзъ, что она ни за что и никогда не разстанется съ нею, a извѣстно, что миссъ Нипперъ не охотница отставать отъ своихъ плановъ.
   - Ну, a насчетъ жалованья вы не безпокойтесь, милая моя миссъ Флой, и не хлопочите о такихъ пустякахъ: y меня есть деньженки въ сберегательной кассѣ и хватитъ надолго, a если бы не хватило, я не площадная торговка, чтобы продавать свою любовь. До денегъ ли теперь, горлица вы моя, ангельчикъ, миссъ Флой! Пусть прахъ поберетъ все, знать ничего не хочу, только бы вы были со мной! Съ той поры, какъ скончалась ваша бѣдная маменька, я неотлучно была при васъ, дѣлила съ вами радость и горе, и вы сами ко мнѣ привыкли во всѣ эти годы. Я не хвастаюсь, миссъ Флой, и не горжусь, a все-таки вы безъ меня не уѣдете, не должны уѣзжать и не можете уѣхать.
   - Я ѣду далеко, милая Сусанна, очень далеко!
   - Тѣмъ, стало быть, я нужнѣе для васъ, миссъ Флой. Боже ты мой, Боже, я не робкаго десятка, чтобы испугаться далекой дороги.
   - Но я ѣду съ Вальтеромъ, милая Сусанна, и готова съ нимъ на всяк³я путешеств³я, на всяк³я опасности! Вальтеръ бѣденъ, и я очень бѣдна: мой долгъ научиться помогать ему и помогать самой себѣ.
   - Развѣ вамъ учиться помогать себѣ и другимъ, милая моя миссъ Флой! - вскричала Сусанна, замотавъ головой и явно обнаруживая нѣкоторое нетерпѣн³е. - Вы были благодѣтельницею для всѣхъ, кто ни окружалъ васъ, и только Богу извѣстно, сколько перенесло страдан³й ваше благородное сердце. Дайте мнѣ переговорить самой съ м-ромъ Вальтеромъ Гэемъ, и я непремѣнно устрою такъ, что вы не поѣдете одна.
   - Одна, Сусанна? одна, говорите вы? Какъ одна? A развѣ Вальтеръ не беретъ меня съ собою?
   Какая свѣтлая, изумленная, восхитительная улыбка озарила ее! Молодой человѣкъ дорого бы далъ, чтобы быть свидѣтелемъ этого мгновен³я.
   - Надѣюсь, Сусанна, вы не будете говорить съ Вальтеромъ, если я сама не попрошу васъ объ этомъ, - прибавила Флоренса кроткимъ тономъ!
   - Почему же нѣтъ, миссъ Флой? - рыдала Сусанна.
   - Потому что, дѣлаясь его женою, я отдаю ему все свое сердце и рѣшаюсь жить съ нимъ вмѣстѣ и умереть. Если бы вы стали говорить съ нимъ такъ же, какъ теперь со мной, онъ могъ бы подумать, что я опасаюсь за свою будущность, и что вы, въ свою очередь, боитесь за меня. Что дѣлать, милая Сусанна? Я люблю его!
   И прекрасное лицо молодой дѣвушки озарилось тѣмъ животворнымъ свѣтомъ, которому суждено бросить свои лучи на весеннюю жизнь чистаго и дѣвственнаго сердца! И Сусанна Нипперъ еще и еще разъ бросилась въ объят³я своей милой барышни, заплакала, зарыдала и повторяла съ умилительнымъ эффектомъ, неужели ея горлинка летитъ изъ родного гнѣздышка на чужую, дальнюю сторону!
   Но при такой женской слабости, миссъ Нипперъ была столь же способна обуздывать свои собственныя чувства, какъ и нападать на страшную Макъ Стингеръ. Съ этой поры, не возвращаясь никогда къ этому предмету, она была весела, дѣятельна, суетлива и отважна. Впрочемъ, однажды она объявила по секрету м-ру Тутсу, что она "храбрится" только до времени, и что ей никакъ не выдержать, когда миссъ Домби будетъ уѣзжать.
   - Все тогда кончено, - сказала она, - и я боюсь, что съ тоски совсѣмъ закружится моя голова.
   М-ръ Тутсъ объявилъ, съ своей стороны, что онъ вовсе потеряетъ голову, и они усердно плакали вмѣстѣ, смѣшивая свои слезы; но никогда СусаннаНипперъ не обнаруживала подобныхъ чувствъ въ присутств³и Флоренсы или въ предѣлахъ молодого мичмана.
   Какъ ни былъ ограниченъ гардеробъ Флоренсы - какой контрастъ съ приготовительными церемон³ями послѣдней свадьбы, въ которой она принимала участ³е! - однако все-таки дѣла было довольно, и Сусанна Нипперъ, засѣдая подлѣ своего друга, работала во весь день съ озабоченнымъ усерд³емъ пятидесяти швей. Удивительная дѣятельность капитана Куттля могла бы значительно подвинуть впередъ и распространить эту экипировку, если бы позволили ему съ полнымъ жаромъ предаться своей дѣятельности, и онъ уже начиналъ хлопотать насчетъ зонтиковъ, шелковыхъ чулокъ, синихъ башмаковъ и насчетъ другихъ весьма важныхъ статей, совершенно необходимыхъ для морского путешеств³я; но остальные члены компан³и убѣдили его, посредствомъ разныхъ хитростей, ограничить свое дѣйств³е рабочими ящичками и платяными коробками, за которыми онъ тотчасъ же поспѣшилъ въ самый модный магазинъ, гдѣ и выбралъ матер³и самаго лучшаго качества. Совершивъ этотъ подвигъ, онъ двѣ недѣли сряду отъ утра до обѣда то и дѣло любовался на свою покупку, выбѣгая по временамъ на улицу, чтобы промыслить какую-нибудь новую дополнительную статью. Но его главнѣйшая, мастерская штука состояла въ томъ, что въ одно прекрасное утро ящикъ и коробка украсились двумя мѣдными дощечками, на которыхъ искусная рука вырѣзала сердце, пронзенное стрѣлою, и подъ нимъ красовалась надпись: Флоренса Гэй. Этимъ утромъ онъ разомъ одну за другою выкурилъ четыре трубки и ухмылялся во весь день.
   Несмотря на безчисленныя хлопоты, Вальтеръ каждое утро забѣгалъ къ Флоренсѣ и проводилъ съ нею всѣ вечера. Передъ его приходомъ Флоренса спускалась внизъ изъ своихъ верхнихъ комнатъ, ожидала его въ маленькой гостиной, или, иной разъ, украдкой выходила за дверь, чтобы встрѣтить его съ открытыми объят³ями. Въ сумерки они всегда были вмѣстѣ. О, счастливое, благословенное время! О, глубок³й, неисчерпаемый источникь любви, способный изливаться животворною струею на раны человѣческаго сердца!
   Жестокое пятно еще было на ея груди. Оно лежало между нею и ея возлюбленнымъ, когда онъ прижималъ ее къ своему сердцу. Но она забыла тотъ роковой ударъ. Когда ея сердце билось для нея, и когда ея собственное сердце билось для него, звуки разстроенной музыки были для нихъ не слышны, и они оба теряли способность сознавать, что есть на свѣтѣ люди съ безчеловѣчными сердцами. Нѣжная и слабая, но сильная могуществомъ любви, она забывала все на свѣтѣ, и ея м³ръ, сосредоточенный въ объят³яхъ одного человѣка, былъ наполненъ видѣн³ями, которыя не могли болѣе тревожить любящей души.
   Какъ часто старый домъ и старые дни проносились передъ ней въ эти часы сумерекъ, когда она искала убѣжища въ объят³яхъ прекраснаго юноши, гордаго ея любовью! Какъ часто въ этомъ счастливомъ убѣжищѣ проливала она слезы радости, встрѣчаясь съ этими глазами, которые наблюдали ее съ такимъ любящимъ и усерднымъ вниман³емъ! И чѣмъ крѣпче прижималась она къ этимъ объят³ямъ, тѣмъ чаще возникалъ въ ея душѣ милый образъ покойнаго брата, и казалось ей, будто послѣдн³й разъ она видѣла его въ тотъ полночный часъ, когда онъ, одинок³й и больной, лежалъ въ своей спальнѣ, и она цѣловала его лицо.
   Смерклось. Молодые люди долго стояли другъ передъ другомъ, не говоря ни слова. Флоренса прервала молчан³е такимъ образомъ:
   - Милый Вальтеръ, знаешь ли, о чемъ я думала сегодня?
   - О томъ, какъ быстро идетъ время, и какъ скоро мы понесемся по широкому морю, не такъ ли, мой другъ?
   - Нѣтъ, Вальтеръ, я часто объ этомъ думаю; но теперь не то y меня въ головѣ. Я думала, какое бремя ты нашелъ во мнѣ, милый Вальтеръ.
   - Драгоцѣнное, священное бремя! Да, мой другъ, и я много разъ думаю объ этомъ.
   - Ты смѣешься, Вальтеръ. Я знаю, что твои мысли заняты гораздо больше, чѣмъ мои; но я думаю собственно объ издержкахъ.
   - Объ издержкахъ?
   - О денежныхъ издержкахъ. Всѣ эти приготовлен³я, о которыхъ хлопочемъ мы съ Сусанной... видишь ли, мой милый, я очень немного могла купить для себя. Ты былъ бѣденъ и прежде, a теперь со мною будешь еще бѣднѣе, милый Вальтеръ!
   - Богаче во сто разъ, милая Флоренса!
   Флоренса улыбнулась и покачала головой.
   - Притомъ, - сказалъ Вальтеръ, - нѣсколько лѣтъ тому назадъ, отправляясь на корабль, я получилъ въ подарокъ маленьк³й кошелекъ, и въ кошелькѣ, моя милая, были деньги.
   - Очень немного, мой другъ, слишкомъ немного! - возразила Флоренса съ грустной улыбкой, - не думай однако, чтобы мысль объ этомъ бремени тяготила меня. Я даже рада, мой милый. - Она положила руку на его плечо и съ невыразимой любовью смотрѣла ему въ глаза. - Я слишкомъ счастлива и не хотѣла бы ни за как³я блага въ м³рѣ быть въ какомъ-нибудь другомъ положен³и.
   - Такъ же, какъ и я.
   - Да. Но ты, милый Вальтеръ, никогда не можешь имѣть моихъ чувствъ. Я такъ горда тобою! Станутъ о тебѣ говорить, что ты женился на бѣдной изгнанной дѣвушкѣ, которая искала здѣсь пр³юта, y которой нѣтъ другого дома, нѣтъ друзей, ничего нѣтъ, ничего! Мое сердце горитъ отъ восторга, милый Вальтеръ, и будь y меня милл³оны, никогда бы не была я такъ счастлива, какъ теперь! Пусть за мною нѣтъ никакихъ сокровищъ...
   - A развѣ сама ты, милая Флоренса, не драгоцѣнное сокровище для меня? Развѣ ты ничего?..
   - Ничего, Вальтеръ, кромѣ лишь - я твоя жена. - Нѣжная рука обвилась вокругъ его шеи, и мелодическ³й голосокъ раздавался теперь надъ самымъ его ухомъ. - Въ одномъ тебѣ - вся моя жизнь! Въ одномъ тебѣ - всѣ мои земныя надежды! Въ одномъ тебѣ - всѣ радости моего сердца, и сама по себѣ, безъ тебя, милый Вальтеръ, я ничто, ничто!
   Бѣдный, бѣдный м-ръ Тутсъ! Хорошо бы ты сдѣлалъ въ этотъ вечеръ, если бы два, три раза выбѣжалъ на улицу, чтобы провѣрить свои часы на королевской биржѣ, или, всего лучше, поговорить съ банкиромъ, о которомъ ты вспомнилъ случайно!
   Но покамѣстъ не отправлялся на эти экспедиц³и м-ръ Тутсъ; онъ еще не пришелъ. Прежде, чѣмъ поданы были свѣчи, Вальтеръ сказалъ:
   - Нагрузка нашего корабля, Флоренса, приведена почти къ концу, и, вѣроятно, онъ выйдетъ изъ Темзы въ самый день нашей свадьбы. Ѣхать ли намъ въ то же утро и остановиться въ Кентѣ, чтобы черезъ недѣлю сѣсть на корабль, когда онъ прибудетъ въ Грэвзендъ?
   - Какъ тебѣ угодно, мой другъ, я вездѣ буду счастлива. Но...
   - Что такое?
   - Ты знаешь, Вальтеръ, на нашей свадьбѣ не будетъ никакого общества, и никто по платью не отличитъ нась отъ другихъ людей. Такъ какъ мы уѣзжаемъ въ тотъ же день, то не потрудишься ли ты, Вальтеръ, сходить со мною кое-куда рано поутру, прежде чѣмъ мы отправимся въ церковь? Не будешь ли ты такъ добръ.
   Вальтеръ, казалось, очень хорошо понялъ мысль своей любезной и подтвердилъ ея волю своимъ поцѣлуемъ, другимъ, третьимъ, двадцатымъ и такъ далѣе. И счастлива была Флоренса Домби въ этотъ вечеръ, тих³й, спокойный, торжественный.
   Затѣмъ въ спокойную комнату миссъ Сусанна Нипперъ подала свѣчи и чай. Немного погодя явились капитанъ Куттль и м-ръ Тутсъ, который вообще проводилъ безпокойно вечера. Впрочемъ на этотъ разъ онъ велъ себя очень смирно, развлекая свою душу игрою въ пикетъ съ капитаномъ, подъ верховнымъ надзоромъ миссъ Нипперъ, которая безпрестанно помогала дѣлать ему необходимыя математическ³я соображен³я. Это средство было нарочно придумано для успокоен³я взволнованныхъ чувствъ м-ра Тутса.
   Лицо капитана въ этихъ случаяхъ представляло самыя любопытныя измѣнен³я, достойныя основательныхъ психологическихъ изучен³й. Его инстинктивная деликатность и рыцарск³я отношен³я къ Флоренсѣ дали ему уразумѣть, что теперь не время обнаруживать бурную веселость или выражать свое удовольств³е какими-нибудь экстренными знаками. За всѣмъ тѣмъ воспоминан³я о "Любезной Пегги" безпрестанно вырывались наружу изъ богатырской груди, и случалось, добрый капитанъ дѣлалъ въ этомъ отношен³и непростительные промахи. Въ другой разъ всѣ силы его души поглощались безмолвнымь изумлен³емъ къ Вальтеру и Флоренсѣ, когда эта прекрасная чета, исполненная любви и грац³и, сидѣла въ отдален³и, любуясь другъ на друга; капитанъ бросаль карты и посматриваль на нихъ съ с³яющей улыбкой, ударяя себя по лбу носовымъ платкомъ, и эта забывчивость продолжалась до тѣхъ поръ, пока м-ръ Тутсъ не бросалъ, въ свою очередь, картъ, чтобы выйти на евѣж³й воздухъ для переговоровъ со своимъ банкиромъ. Тутъ только капитанъ приходилъ въ себя и, вновь овладѣвая своими чувствами, дѣлалъ себѣ строжайщ³е выговоры за непростительную разсѣянность. Съ возвращен³емъ Тутса порядокъ возстанавливался, игра начиналась, и капитанъ, принимаясь за карты, мигалъ и кивалъ на Сусанну, дѣлая въ то же время своимъ крюкомъ энергичные жесты, дававш³е ей уразумѣть, что впередъ онъ уже не будетъ такъ забывчивъ. Слѣдовала затѣмъ интереснѣйшая сцена: стараясь сгладить съ своего лица слѣды недавнихъ впечатлѣн³й, капитанъ смотрѣлъ на карты, на потолочное окно, озирался вокругъ, и его физ³оном³я представляла весьма замѣчательную борьбу противоположныхъ чувствъ. Борьба, само собою разумѣется, скоро оканчивалась совершеннѣйшей побѣдой впечатлѣн³й, вызванныхъ вновь созерцан³емъ прекрасной пары, и бѣдный м-ръ Тутсъ опять выбѣгалъ на улицу, чтобы навестй кое-как³я справки насчетъ Борджеса и компан³и. Стыдясь за свою слабость, капитанъ, впредь до новаго возвращен³я Тутса, сидѣлъ, какъ преступникъ, исполненный сильныхъ треволнен³й, и за отсутств³емъ правосуднаго судьи, дѣлалъ самъ себѣ неумолимые приговоры, скрѣпляя ихъ восклицан³ями вродѣ слѣдующихъ: "Держись крѣпче, ребята! Дурачина ты, Недъ Куттль, повѣса безталанный! и прочая".
   Ho самое тяжелое искушен³е для м-ра Тутса было еще впереди. Приближалось воскресенье, когда въ послѣдн³й разъ должны были окликнуть жениха и невѣсту въ той церкви, о которой говориль капитанъ. Тутсъ выразилъ на этотъ счетъ свои чувства Сусаннѣ Нипперъ въ такомъ тонѣ:
   - Сусанна, меня влечетъ къ этой церкви какая-то невидимая сила. Слова, которыя разъ навсегда оторвутъ меня отъ дѣвицы Домби, я, знаю, поразятъ меня, какъ бомба или погребальный звонъ; но, клянусь честью, мнѣ непремѣнно надо ихъ выслушать. Слѣдовательно, Сусанна, вы ужъ потрудитесь завтра проводить меня въ Бож³й домъ.
   Миссъ Нипперъ изъявила свою готовность, если это доставитъ удовольств³е м-ру Тутсу, но, во всякомъ случаѣ, совѣтовала ему оставить эту идею.
   - Сусанна, - возразилъ м-ръ Тутсъ съ большою торжественностью, - прежде, чѣмъ на моихъ щекахъ появились эти бакенбарды, я обожалъ миссъ Домби. Безсмысленный труженикъ и рабъ въ заведен³и y Блимбера, я обожалъ миссъ Домби. Когда я вышелъ изъ опеки и вступилъ, на законномъ основан³и, во владѣн³е своею собственностью, я продолжалъ обожать миссъ Домби и ни о чемъ больше не думалъ, какъ о ней. Слова, которыми вручится она лейтенанту Вальтеру, и которыя... - м-ръ Тутсъ пр³остановился, чтобы пр³искать приличную фразу... - которыя закабалятъ меня во мракѣ ада, будуть страшны, ужасно страшны; но я чувствую, мнѣ надобно ихъ слышать. Чувствую, мнѣ непремѣнно слѣдуетъ узнать и увидѣть, какъ земля разверзнется подъ моими ногами и поглотитъ... однимъ словомь, истребитъ всѣ мои надежды.
   Сусанна отъ души соболѣзновала м-ру Тутсу и охотно согласилась исполнить его желан³е.
   Церковь, выбранная Вальтеромъ для этой цѣли, старинная и ветхая, замкнутая и сплющенная въ лабиринтѣ тѣсныхъ переулковъ и дворовъ, окружалась небольшимъ кладбищемъ и сама была похоронена въ какомъ-то сводѣ, образовавшемся изъ сосѣднихъ домовъ. Это, собственно говоря, была какая-то странная громада изъ камней, покрытыхъ плѣсенью, гдѣ торчали высок³я старинныя дубовыя скамейки и столы, за которыми по воскресеньямъ исчезало десятка два усердныхъ прихожанъ, оглашаемыхъ голосомъ пастора и звуками разстроеннаго органа, сработаннаго опытною рукою мастера лѣтъ за полтораста назадъ. Недалеко отъ этой громады, по всѣмъ направлен³ямъ, еще стояли церкви въ такомъ множествѣ, что ихъ шпицы издали можно было принять за корабельныя мачты, которыхъ не пересчитаешь и въ нѣсколько часовъ. Почти въ каждомъ переулкѣ и на каждомъ дворѣ была особая церковь. Когда м-ръ Тутсъ и Сусанна, въ назначенное воскресенье, направили въ эту сторону свои шаги, смѣшанный звонъ колоколовъ услаждалъ ихъ уши мелод³ей самаго гармоническаго свойства. Десятка два звонарей съ двадцати колоколенъ сзывали народъ Бож³й на обычное поклонен³е въ день воскресный.
   Церковный сторожъ съ низкими поклонами поспѣшилъ встѣтить двухъ означенныхъ заблудшихъ овечекъ и отвелъ имъ удобное мѣсто, откуда онѣ, такъ какъ было еще рано, принялись на досугѣ считать другихъ, вслушиваясь въ то же время въ протяжный благовѣстъ праздничнаго колокола. М-ръ Тутсъ, съ своей стороны, пересчитавъ всѣ широк³я книги на церковныхъ налояхъ, шепнулъ Сусаннѣ, что онъ не понимаетъ, какъ и откуда будетъ сдѣлаыа окличка, на что Сусанна кивнула только головою и повела нахмуренными бровями, показывая, что теперь не время для такихъ вопросовъ.
   Какъ бы то ни было, м-ръ Тутсъ оказался совершенно неспособнымъ отвлечь свои мысли отъ завѣтнаго предмета, и глаза его съ безпокойствомъ бродили по всѣмъ направлен³ямъ мрачнаго храма. Когда, наконецъ, наступило роковое время, бѣдный молодой джентльменъ затрепеталъ всѣми членами, и его волнен³е отнюдь не уменьшилось отъ неожиданнаго появлен³я капитана Куттля въ переднемъ ряду галлереи. При появлен³и дьячка, подавшаго пастору листъ бумаги съ именами жениховъ и невѣстъ, м-ръ Тутсъ, очевидно, оконтуженный, уцѣпился обѣими руками за перила, и когда пасторъ громогласно провозгласилъ; "Вальтеръ Гей и Флоренса Домби", бѣдный юноша, не владѣя болѣе собой, опрометью бросился изъ церкви, безъ шляпы и безъ палки, въ сопровожден³и старосты, сторожа и еще двухъ джентльменовъ медицинской професс³и, которые къ счастью находились случайно въ церкви. Черезъ нѣсколько минутъ воротивш³йся сторожъ шепнулъ на ухо миссъ Нипперъ, чтобы она не безпокоилась, такъ какъ опасности нѣтъ никакой, и джентльменъ велѣлъ сказать ей, что это ничего.
   Миссъ Нипперъ, чувствуя, что глаза всѣхъ почтенныхъ зрителей и зрительницъ устремились на нее, пришла въ нѣкоторое затруднен³е отъ этого обстоятельства, тѣмъ болѣе, что капитанъ Куттль изъ передняго ряда галлереи безпрестанно махалъ своимъ желѣзнымъ крюкомъ и страшно моргаль глазами, откуда и слѣдовало, что онъ имѣлъ съ этою дѣвицей нѣкоторыя таинственныя сношен³я. Необычайное безпокойство и, такъ сказать, буйная взволнованность м-ра Тутса, рѣшительно компрометировали деликатное положен³е этой дѣвицы. Неспособный болѣе оставаться на кладбищѣ добычей мучительныхъ размышлен³й и, безъ сомнѣн³я, желая засвидѣтельствовать свое уважен³е церковной службѣ, которую нѣкоторымъ образомъ онъ пр³остановилъ, м-ръ Тутсъ внезапно воротился опять, но уже не на прежнее мѣсто, a на порожнее сѣдалище подлѣ самой паперти, гдѣ онъ расположился между двумя почтенными старушками, имѣвшими обыкновен³е получать отъ доброхотныхъ дателей недѣльную порц³ю хлѣба. Оставаясь въ этомъ обществѣ, несчастный молодой джентльменъ не преминулъ обратить на себя вниман³е всей публики, которая невольно устремляла изумленные взоры на его растрепанные волосы и энергическ³е жесты. Наконецъ, онъ не выдержалъ и опять опрометью бросился изъ церкви. Не смѣя болѣе войти въ храмъ Бож³й и однако желая принять нѣкоторое участ³е въ богослужен³и, м-ръ Тутсъ время отъ времени выставлялъ свое лицо въ какомъ-нибудь изъ окошекъ; a такъ какъ было очень много окошекъ, доступныхъ снаружи для его наблюден³й, и такъ какъ, съ другой стороны, безпокойство его увеличивалось съ минуты на минуту, то слушатели, занятые теперь во время проповѣди исключительно этимъ джентльменомъ, сочли неизбѣжно необходимымъ слѣдить за всѣми окошками разомъ, ибо невозможно было опредѣлить, въ какой сторонѣ произойдетъ интересное появлен³е фигуры м-ра Тутса. Его движен³я на кладбищѣ были до того стремительны и эксцентричны, что онъ опрокидывалъ вооб³це всевозможные выкладки и соображен³я своихъ наблюдателей и появлялся тамъ, гдѣ его всего менѣе ожидали. Эти мистическ³я представлен³я становились тѣмъ забавнѣе, что ему было довольно трудно просовывать свою голову, и между тѣмъ какъ онъ былъ занятъ этой операц³ей, публика уже любовалась импровизированнымъ спектаклемъ. Замѣтивъ, наконецъ, что глаза всѣхъ зрителей обращены на его фигуру, м-ръ Тутсъ оторвался отъ послѣдняго окошка, и этимъ окончилась послѣдняя сцена, которую съ такимъ искусствомъ онъ разыгралъ на потѣху всей компан³и.
   Всѣ эти выходки м-ра Тутса и чрезмѣрная бурливость капитана Куттля совсѣмъ разстроили дѣвицу Нипперъ, и она была очень рада, когда дождалась окончан³я обѣдни. При выходѣ изъ церкви она бросила даже суровый взглядъ на м-ра Тутса и была съ нимъ строга во всю дорогу. Къ счастью, впрочемъ, бѣдный молодой человѣкъ не замѣчалъ своей опалы, и во всю дорогу былъ чрезвычайно краснорѣчивъ въ разговорахъ съ капитаномъ, который услышалъ теперь въ послѣдн³й разъ, что м-ръ Тутсъ, оторванный однажды навсегда отъ владычицы своего сердца, не видитъ впереди ничего, кромѣ тѣсной и мрачной могилы, готовой поглотить его со всѣми блистательными надеждами и планами.
   Быстро летѣли дни одинъ за другимъ, и, наконецъ, наступилъ послѣдн³й вечеръ передъ свадьбой. Общество собралось y деревяннаго мичмана наверху и заняло всѣ покои, такъ какъ во всемъ домѣ не было теперь другихъ жильцовъ и мичманъ былъ единственнымъ владѣльцемъ этого апартамента. Всѣ были спокойны и серьезны, представляя впереди утреннюю перспективу, и всѣ были умѣренно веселы. Флоренса сидѣла подлѣ Вальтера и доканчивала вышивать свой прощальный подарокъ капитану Куттлю, м-ръ Тутсъ, подъ руководствомъ и верховнымъ надзоромъ дѣвицы Нипперъ, игралъ съ капитаномъ въ пикетъ. Миссъ Нипперъ, съ таинственнымъ и глубокомысленнымъ видомъ, заглядывала въ карты и дѣлала всѣ необходимыя соображен³я относительно ходовъ и взятокъ. Д³огенъ слушалъ очень внимательно и по временамъ разражался какимъ-то двусмысленнымъ лаемъ, котораго, казалось, стыдился и самъ, сомнѣваясь, повидимому, въ основательности повода къ своимъ подозрѣн³ямъ.
   - Тише, любезный, тише! - говорилъ капитанъ Д³огену. - Что съ тобой сдѣлалось? Ты, пр³ятель, кажется, сегодня не въ духѣ.
   Д³огенъ завилялъ хвостомъ, но тотчасъ опять насторожилъ уши и огласилъ комнату новымъ двусмысленнымъ лаемъ, въ которомъ поспѣшилъ извиниться передъ капитаномъ, положивъ свою морду на его колѣни.
   - Я того мнѣн³я, - сказалъ капитанъ, разглаживая своимъ крюкомъ д³огенову шерсть, - что твои подозрѣн³я относятся къ м-съ Ричардсъ; но если ты разсудителенъ, какимъ я всегда тебя считалъ, ты долженъ перемѣнить свои мысли, такъ какъ м-съ Ричардсъ женщина хорошая, и это ты могъ бы замѣтить по ея глазамъ. Ну, пр³ятель, - продолжалъ капитанъ, обращаясь къ м-ру Тутсу, - если ты готовъ, такъ отваливай.
   Говоря это, капитанъ погрузился весь въ свою игру, но вдругъ карты вывалились изъ его рукъ, глаза и ротъ открылись, ноги подкосились, и онъ растянулся въ своемъ креслѣ такимъ образомъ, что во всей его позѣ обнаружилось самое экстренное изумлен³е. Оглянувшись вокругъ на всю компан³ю и видя, что никто не замѣчаетъ причины его столбняка, капитанъ перевелъ духъ, разразился страшнымъ ударомъ по столу, проревѣлъ громовымъ голосомъ: "Соломонъ Гильсъ, эгой!" и повалился въ объят³я опустошеннаго непогодами камзола, который входилъ въ комнату, сопровождаемый Полли.
   Еще минута - и Вальтеръ былъ въ объят³яхъ опустошеннаго непогодами камзола. Еще минута - и Флоренса была въ его объят³яхъ. Еще и еще минута - и капитанъ Куттль принялся обнимать м-съ Ричардсъ и миссъ Нипперъ и свирѣпо пожимать руки м-ру Тутсу, восклицая: "Ура, любезный другъ, ур-р-ра!" - Ошеломленный этой непостижимой сценой, м-ръ Тутсъ, не зная самъ, что дѣлаетъ, съ большою учтивостью отвѣчалъ:
   - Безъ сомнѣн³я, капитанъ Гильсъ, ваша правда, покорно васъ благодарю!
   Опустошенный непогодами камзолъ, равно какъ шапка и дорожный шарфъ, не менѣе опустошенные бурей и дождями, отвернулись отъ капитана и Флоренсы къ Вальтеру, и вдругъ изъ подъ всѣхъ этихъ статей раздались звуки на подоб³е стариковскаго плача, между тѣмъ какъ косматые рукава плотно обвивались вокругъ Вальтеровой шеи. Во время этой паузы продолжалось всеобщее молчан³е, и капитанъ съ большимъ усерд³емъ полировалъ свою переносицу. Когда, наконецъ, Флоренса и Вальтеръ сбросили съ плечъ пришельца гороховый камзолъ со всѣми принадлежностями, глазамъ общества представился во всей красотѣ разоблаченный инструментальный мастеръ, тощ³й, тонк³й, изнуренный старичекъ въ своемъ прежнемъ валл³йскомъ парикѣ, въ кофейномъ сюртукѣ со свѣтлыми пуговицами и съ неизмѣннымъ хронометромъ, который издавалъ умильные звуки въ полосатомъ жилетѣ.
   - Бухта человѣческихъ познан³й, палата широкаго ума! - возопилъ лучезарный капитанъ. - Соль Гильсъ, Соль Гильсъ, гдѣ ты скрывался отъ насъ въ это долгое время, старинный мой товарищъ?
   - Я слѣпъ и нѣмъ, и глухъ отъ радости, любезный Недъ! - отвѣчалъ старикъ.
   - Самый его голосъ теперь, какъ и всегда, настоящая труба человѣческой науки! - говорилъ капитанъ, озирая стараго друга съ неимовѣрнымъ восторгомъ. - Возсядь, Соломонъ, посреди своего винограда и смоковницъ и, какъ древн³й патр³архъ, повѣствуй намъ, своимъ грозд³ямъ, о странствован³яхъ и чудныхъ приключен³яхъ на твоемъ пути. Голосъ твой могучъ, и рѣчь твоя сладка. О голосъ, голосъ!... Помнишь ли, какъ пробуждалъ ты меня отъ глубокаго сна, когда я лежалъ утомленный на ложѣ праздности и нѣги! Воструби, Соломонъ, и да разсѣются впрахъ всѣ враги твои. Видѣхъ очима превозносящася, яко кедръ ливанск³й, и мимо идохъ, и ce не бѣ взыскахъ кости его и обрѣтостася. Аминь. Пр³искать въ книгѣ Товита и положить закладки.
   Капитанъ сѣлъ на мѣсто съ видомъ человѣка, которому вит³еватой рѣчью посчастливилось удачно выразить общ³я чувства всѣхъ и каждаго, но вдрутъ онъ вскочилъ опять, чтобы представить м-ра Тутса, который во все это время былъ очень озадачень прибыт³емъ человѣка, неизвѣстно почему присвоившаго себѣ фамил³ю Гильса.
   - Хотя, сэръ, - лепеталъ м-ръ Тутсъ, - я не имѣлъ удовольств³я пользоваться вашимъ знакомствомъ, прежде чѣмъ вы... прежде чѣмъ...
   - Потерялись изъ виду, оставаясь любезнымъ для памяти, - тихонько подсказалъ капитанъ.
   - Точно такъ. Благодарю васъ, капитанъ Гильсъ. Хотя я не имѣлъ удовольств³я пользоваться вашимъ знакомствомъ, м-ръ... м-ръ... Сольсъ, - продолжалъ Тутсъ, напавш³й на это имя по вдохновен³ю свѣтлой мысли, - прежде, чѣмъ случилось то, что должно было случиться, однако, увѣряю васъ, я имѣю величайшее удовольств³е... ну, вы плнимаете, съ вами познакомиться. Надѣюсь, сэръ, - заключилъ м-ръ Тутсъ, - вы совершенно здоровы и благополучны.
   Послѣ этого комплимента м-ръ Тутсъ покраснѣлъ, какъ п³онъ, и подарилъ компан³ю самодовольной улыбкой.
   Инструментальный мастеръ усѣлся въ уголку между Вальтеромъ и Флоренсой и, кивиувъ на Полли, которая въ эту минуту была олицетворен³емъ неподдѣльнаго восторга, отвѣчалъ капитану такимъ образомъ:
   - Недъ Куттль, дружокъ мой, хотя я слышалъ кое-что о здѣшнихъ перемѣнахъ отъ прекрасной моей пр³ятельницы ... какое y ней доброе, пр³ятное лицо! - сказалъ старикъ, потирая руками отъ полноты сердечной услады.
   - Внимайте ему! - пробасилъ капитанъ серьезнымъ тономъ. - Женщина соблазняетъ весь человѣческ³й родъ. Припомни, любезный, истор³ю Ветхаго Завѣта, заключилъ онъ, обращаясь къ м-ру Тутсу.
   - Постараюсь, капитанъ Гильсъ. Покорно васъ благодарю, - отвѣчалъ м-ръ Тутсъ.
   - Хотя я слышалъ кое-что отъ нея о здѣшнихъ перемѣнахъ, - продолжалъ инструментальный мастеръ, вынувъ изъ кармана очки и попрежнему надѣвая ихъ на свой лобъ, - однако онѣ такъ велики и неожиданны, и я до того обрадованъ свидан³емъ съ моимъ ненагляднымъ племянникомъ и съ... - взглянувъ на Флоренсу, которая потупила глаза, онъ не рѣшился докончить фразы - ... что я... сегодня ничего не могу сказать. Но почему же ты, милый Недъ Куттль, не писалъ ко мнѣ?
   Изумлен³е, отразившееся въ чертахъ капитанскаго лица, положительно устрашило м-ра Тутса, и онъ не могъ оторвать отъ него своихъ глазъ.
   - Не писалъ! - повторилъ капитанъ. - Писалъ, Соль Гильсъ!
   - Ну да, - продолжалъ старикъ, - отчего бы тебѣ не написать въ Барбадосъ, напримѣръ, или въ Ямайку, или въ Демерару? Вѣдь я же тебя просилъ.
   - Ты меня просилъ, Соль Гильсъ!
   - Да, да, мой другъ! Развѣ ты не знаешь? Неужто забылъ! Я писалъ тебѣ каждый разъ.

Другие авторы
  • Ватсон Эрнест Карлович
  • Гастев Алексей Капитонович
  • Калашников Иван Тимофеевич
  • Полянский Валериан
  • Аничков Иван Кондратьевич
  • Энгельгардт Михаил Александрович
  • Дурново Орест Дмитриевич
  • Бутягина Варвара Александровна
  • Минаев Дмитрий Дмитриевич
  • Верн Жюль
  • Другие произведения
  • Белый Андрей - Первое свидание
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Победа над водкой
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - А. Фуфлыгин. "Не вовремя" Сигизмунда Кржижановского
  • Старостин Василий Григорьевич - Похождения семинариста Хлопова
  • Вагинов Константин Константинович - Опыты соединения слов посредством ритма
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Басни И. А. Крылова...
  • Евреинов Николай Николаевич - Письма Н.В.Дризену
  • Аксаков Иван Сергеевич - О самоуничтожении дворянства как сословия
  • Бобылев Н. К. - В устьях и в море
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Белоснежка и Розочка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
    Просмотров: 210 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа