Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Домби и сын, Страница 37

Диккенс Чарльз - Домби и сын



div align="justify">   - Сусанна, другъ мой, радость моя! Что мнѣ безъ васъ дѣлать? Какъ мнѣ съ вами разстаться? Я не пущу васъ, не пущу, не пущу!
   - Нѣтъ, нѣ-е-е-тъ, моя миленькая, моя душечка, миссъ Флой, право, право же, ей Богу, нѣтъ! Нельзя. Этому такъ надобно быть. Я сдѣлала свое дѣло, миссъ. Воротить нельзя. Я не виновата. Я не тужу, миссъ Флой. Пускай ихъ себѣ, пускай! A ужъ мѣсяца мнѣ доживать нельзя, не то y меня не хватитъ духу разстаться тогда съ вами, мое ненаглядное сокровище. Нѣтъ, миссъ Флой, не отговаривайте меня, ради Бога! Я довольно твердая, какъ видите, но все же я не мраморный столбъ, съ вашего позволен³я.
   - Да что такое случилось, моя милая? Неужели вы мнѣ не скажете?
   Миссъ Нипперъ сдѣлала отрицательное движен³е головой.
   - Сусанна, голубушка моя, сдѣлайте милость!
   - Нѣтъ, миссъ Флой, и не спрашивайте лучше. Я не могу, я не должна, и не хочу ни за как³я блага въ свѣтѣ. Благослови васъ Богъ, и живите счастливо, мой свѣтлый ангелъ! Если... въ эти двѣнадцать лѣтъ... я оскорбила васъ мыслью,.. словомъ или дѣломъ ... простите меня... за все простите, простите...
   Первый разъ въ жизни Сусанна въ своемъ разговорѣ соблюдала пунктуац³ю, даже довольно частую. Рыдан³е заглушало ея слова.
   - Красавица моя, душечка! - вопила миссъ Нипперъ, бросаясь въ объят³я Флоренсы, - придутъ къ вамъ друг³я дѣвушки, съ радостью придутъ и станутъ служить вамъ вѣрой и правдой, но уже не будетъ ни одной, которая бы стала служить вамъ съ такою преданностью и любовью, какъ ваша горемычная Сусанна. Вотъ что меня утѣшаетъ! Про-о-ощайте, мой ангелъ благодатный! Про-о-ощайте же, душенька моя, миссъ Флой.
   - Куда-жъ вы поѣдете, Сусанна?
   - Да y меня есть братъ, миссъ Флой, эссекск³й мызникъ, - отвѣчала разстроенная Сусанна Нипперъ, - онъ богатъ, держитъ коровъ, свиней, ягнятъ. Я поѣду туда въ дилижансѣ и остановлюсь y него. A вы не тужите обо мнѣ, ангельчикъ мой, и не думайте, и не горюйте: y меня есть деньженки въ сберегательной кассѣ, и покамѣстъ я могу обойтись безъ мѣста, и не нужно мнѣ никакого мѣста, и не могла бы я теперь жить ни на какомъ мѣстѣ, не могла бы, не могла бы, ангельчикъ вы мой, жемчужина вы моя, горлица ненаглядная, агнецъ кротк³й!
   Голосъ м-съ Пипчинъ, забурлившей внизу, вовремя остановилъ быстрый потокъ краснорѣч³я, слезъ и рыдан³й Сусанны Нипперъ. Услышавъ ее, она немедленно осушила красные опухш³е глаза и храбро закричала Таулисону, чтобы онъ нанялъ извозчика перевезти ея сундуки.
   Блѣдная, пораженная отчаян³емъ, Флоренса не смѣла даже въ этомъ случаѣ употребить свое ходатайство передъ прекрасной мама изъ опасен³я подать новый поводъ къ несоглас³ямъ между отцомъ и его женой. Притомъ казалось ей, что, можетъ быть, она сама какъ-нибудь является причиной того, что высылаютъ изъ дому ея стараго друга. Заливаясь слезами, она побрела въ уборную Эдиѳи, куда въ ту же минуту пришла и Сусанна проститься.
   - Ну, теперь поворачивайтесь живѣй! Извозчикъ y крыльца, вещи на крыльцѣ, Таулисонъ ждетъ.
   Такъ закаркала м-съ Пипчинъ, поспѣшно и почти слѣдомъ за Флоренсой входя въ уборную залу Эдиѳи.
   - Извините, сударыня, - продолжала она, обращаясь къ Эдиѳи, - но м-ръ Домби изволилъ отдать весьма строг³я приказан³я.
   Эдиѳь сидѣла передъ зеркаломъ подъ руками горничной, которая убирала ее къ выѣзду со двора на какойто званый обѣдъ. Она вполнѣ сохранила гордое выражен³е лица и не обратила ни малѣйшаго вниман³я на ключницу.
   - Вотъ ваши деньги, - продолжала м-съ Пипчинъ, привыкшая теперь тормошить прислугу точно такъ же, какъ въ бывалое время тормошила своихъ панс³онеровъ и, преимущественно, бѣднаго Байтерстона. - Чѣмъ скорѣе вы сгинете изъ этого дому, тѣмъ лучше.
   На этотъ разъ y Сусанны не доставало духу бросить даже взглядъ, принадлежавш³й м-съ Пипчинъ по законному праву. Она сдѣлала книксенъ м-съ Домби, которая въ отвѣтъ кивнула головой, не сказавъ ни слова, и еще разъ, послѣдн³й разъ, бросилась на шею своей молодой госпожѣ, поспѣшившей заключить ее въ объят³я. Въ эту роковую минуту лицо бѣдной Сусанны, взволнованной торжественностью послѣдняго прощан³я и употреблявшей отчаянныя усил³я скрыть свои чувства отъ перув³анской вдовицы, представляло глазамъ наблюдателя перспективу самыхъ необычайныхъ физ³ономическихъ феноменовъ.
   - Прошу извинить, сударыня, - сказалъ Таулисонъ, обращаясь къ Флоренсѣ изъ-за дверей, гдѣ онъ стоялъ съ картонами Сусанны, - м-ръ Тутсъ освѣдомляется о вашемъ здоровьи и желаетъ знать, не случилось ли чего съ Д³огеномъ. Онъ дожидается отвѣта въ столовой.
   Быстрая, какъ мысль, Флоренса бросилась изъ комнаты и побѣжала въ нижн³й этажъ, гдѣ м-ръ Тутсъ, одѣтый блистательнѣйшимъ образомъ, скорыми шагами ходилъ по залѣ, сгарая отъ нетерпѣн³я получить отвѣтъ на свои вопросы.
   - О, какъ ваше здоровье, миссъ Домби? Я ничего, слава Богу. Покорно васъ благодарю... о Боже мой! Боже мой!
   Послѣднее восклицан³е вырвалось изъ устъ м-ра Тутса въ то мгновен³е, какъ онъ замѣтилъ слѣды глубокой печали на лицѣ Флоренсы. Онъ лишь только собирался подарить владычицу своего сердца плѣнительной улыбкой, какъ вдрутъ окаменѣлъ съ головы до ногъ и представилъ своей фигурой образецъ страшнѣйшаго отчаян³я.
   - Любезный м-ръ Тутсъ, - сказала Флоренса, - вы были ко мнѣ такъ добры, такъ благосклонны, что, надѣюсь, вы позволите просить васъ объ одной милости.
   - Миссъ Домби, - отвѣчалъ Тутсъ, - назовите кого угодно, и... то есть, попробуйте только сказать, чего вамъ угодно, и y меня сейчасъ явится аппетитъ. Меня ужъ давнымъ-давно отбило отъ ѣды, миссъ Домби, клянусь вамъ! - заключилъ м-ръ Тутсъ не безъ нѣкотораго волнен³я.
   - Сусанна, моя давнишняя подруга, мой искренн³й и первый другъ, сейчасъ оставляетъ нашъ домъ и уѣзжаетъ отсюда одна-одинехонька, бѣдная дѣвушка! Она ѣдетъ домой, въ деревню, недалеко отсюда. Могу ли просить васъ объ одолжен³и позаботиться о ней, пока она не сядетъ въ дилижансъ?
   - Миссъ Домби, вы дѣлаете мнѣ... право, это такая честь, такое удовольств³е, миссъ Домби, ей Богу! Доказательство вашего довѣр³я послѣ того, какъ я скотиной велъ себя въ Брайтонѣ...
   - Позабуде объ этомъ, добрый м-ръ Тутсъ, - торопливо сказала Флоренса. - Такъ вы сдѣлаете мнѣ это одолжен³е, не правда ли? Вы подождете ее y подъѣзда и проводите? Благодарю васъ тысячу разъ! Вы такъ меня облегчили. Вы не можете представить, какъ я вамъ благодарна, добрый мой другъ!
   И Флоренса, въ жару усерд³я, благодарила его опять и опять; и м-ръ Тутсъ, въ жару усерд³я, поспѣшно пошелъ изъ комнаты, - но пошелъ задомъ, чтобы не проронить ни одного взгляда владычицы своего сердца.
   Флоренса не отважилась идти внизъ провожать Сусанну, которая теперь послѣдн³й разъ, со всею юркостью своего характера, расправлялась съ перув³анской вдовицей въ присутств³и одного грознаго свидѣтеля, олицетвореннаго въ мохнатой шкурѣ Д³огена. Храбрый песъ, такъ же какъ и Сусанна, терпѣть не могъ старуху Пипчинъ и на этотъ разъ, бросаясь на нее съ пронзительнымъ воемъ, заглушавшимъ отчасти ея собственный визгъ, обнаруживалъ рѣшительное намѣрен³е запустить клыки въ ея черный бомбазиновый подолъ. И Флоренса видѣла изъ своего окна, какъ Сусанна простилась съ домашней прислугой и какъ оглядывалась назадъ, чтобы еще разъ взглянуть на домъ, гдѣ она провела столько лѣтъ; и видѣла Флоренса, какъ Д³огенъ поскакалъ за извозчичьей каретой, доказывая и ушами, и хвостомъ всю незаконность такого отъѣзда. Двери затворились, прислуга убралась въ свои комнаты, и все затихло, все смолкло. Не стало миссъ Сусанны Нипперъ Выжиги въ домѣ м-ра Домби. Не стало y Флоренсы ея лучшаго стариннаго друга. Кто теперь замѣнитъ ее? Никто. Никто. Флоренса горько плакала.
   Добрый и вѣрный м-ръ Тутсъ во мгновен³е ока остановилъ извозчичью карету и сказалъ Сусаннѣ о своемъ поручен³и, при чемъ она расплакалась еще сильнѣе.
   - Клянусь честью, - сказалъ м-ръ Тутсъ, усаживаясь подлѣ нея, - я сочувствую вамъ отъ всей души. Клянусь честью, вы и сами теперь не помните своей печали такъ, какъ я это воображаю. Нѣтъ и не можетъ быть страшнѣе несчастья, какъ разлучиться съ миссъ Домби.
   Сусанна предалась теперь вполнѣ своей грусти, и эта грусть въ самомъ дѣла была трогательна.
   - Перестаньте, миссъ Нипперъ; ну же перестаньте! Что дѣлать, коли нечѣмъ пособить! - A послушайте-ка, что я вамъ скажу.
   - Что такое?
   - Вамъ теперь передъ отъѣздомъ не мѣшаетъ пообѣдать, да хорошенько пообѣдать. Поѣдемте ко мнѣ, миссъ Нипперъ. Моя кухарка. - препочтенная женщина - видъ y нея такой материнск³й - и она будетъ очеиь рада васъ угостить. Ея сынъ, - продолжалъ м-ръ Тутсъ, прибавляя разительный пункть къ своей рекомендац³и, - ея сынъ воспитывался въ первомъ пр³ютѣ, и взлетѣлъ на воздухъ, когда взорвало пороховой заводъ, гдѣ онъ служилъ. Славная кухарка!
   Сусанна охотно согласилась, и м-ръ Тутсъ торжественно повезъ ее къ своему жилищу. Тамъ ихъ встрѣтили почтенная женщина съ материнскимъ видомъ, дѣйствительно оправдывавшая рекомендац³ю своего хозяина, и Лапчатый Гусь, который, увидѣвъ леди, везомую на колесницѣ, предположилъ на первыхъ порахъ, что м-ръ Тутсъ, вѣрный его давнишнему совѣту, задалъ препорядочнаго тумака въ высокую грудь м-ра Домби и побѣдоносно совершилъ похищен³е его единственной дочери. Видъ этого джентльмена возбудилъ въ миссъ Нипперъ чувство нѣкотораго изумлен³я, такъ какъ его лицо находилось въ состоян³и великаго распаден³я, и онъ не могъ даже появляться въ болѣе или менѣе приличномъ обществѣ. Дѣло въ томъ, что Лепчатый Гусь имѣлъ недавно состязан³е съ отчаяннымъ боксеромъ, Сорви-Головою, который дѣйствительно чуть не сорвалъ головы своему знаменитому противнику. Самъ Лапчатый Гусь объяснилъ это несчастье тѣмъ, что рано имѣлъ неосторожность попасть подъ Сиротск³й Судъ {Выражен³е "Tо get into chancery, попасть подъ "Сиротск³й Судъ" не совсѣмъ удобоизъяснимо, такъ же, какъ и русская фраза "задать подъ микитки". Сиротск³й Судъ - самый дурной изъ всѣхъ судовъ въ англ³йской администрац³и, замѣчателенъ слишкомъ медленнымъ производствомъ дѣлъ, которыя иной разъ не рѣшаются и въ десятокъ лѣть. Въ искусствѣ боксирован³я "взять подъ Сиротск³й Судъ" значитъ - нагнуть лѣвой рукой подъ мышку голову своего противника, a правой поддавать ему тузовъ и въ носъ, и въ глаза до тѣхъ поръ, пока, по другому весьма рельефному выражен³ю, носъ не превратится въ горчичницу, a глаза въ уксусницу. Вырваться изъ этого положен³я очень трудно, точно такъ же, какъ изъ канцеляр³и Сиротскаго Суда. Прим. перев.}, изъ-подъ котораго уже никакъ нельзя было освободиться. Но изъ публичныхъ листковъ, возвѣщавшихъ объ этомъ великомъ состязан³и, было очевидно, что Сорви-Голова съ самаго начала искусно повелъ битву и въ короткое время сбилъ своего противника на всѣхъ пунктахъ, превративъ подъ Сиротскимъ Судомъ его носъ въ горчичницу, a глаза въ уксусницу. Впрочемъ, какъ на самомъ дѣлѣ происходило это боксирован³е, Богъ ихъ вѣдаетъ, только Лапчатый Гусь, кромѣ изумлен³я, пробудилъ даже нѣкоторое соболѣзнован³е въ чувствительномъ сердцѣ Сусанны Нипперъ.
   Послѣ сытнаго и вкуснаго завтрака, Сусанна отправилась въ контору дилижансовъ въ другомъ кабр³олетѣ вмѣстѣ съ мромъ Тутсомъ, который сѣлъ подлѣ нея, между тѣмъ какъ Лапчатый Гусь, безотлучный спутникъ своего кл³ента, взгромоздился на козлы, придавая, сказать правду, весьма незначительное украшен³е этому поѣзду, такъ какъ вся его рожа была облѣплена пластырями. М-ръ Тутсъ, наскучивш³й опекой этого героя, давно подумывалъ отъ него освободиться подъ какимъ-нибудь предлогомъ, который, однако-жъ, пр³искать было очень трудно, тѣмъ болѣе, что Лапчатый Гусь далъ себѣ въ глубинѣ души твердое обѣщан³е не разставаться съ мромъ Тутсомъ ни подъ какимъ предлогомъ, развѣ только онъ сниметъ для него трактирное заведен³е съ мебелью и со всѣми принадлежностями, и притомъ въ лучшемъ кварталѣ Лондона. На этомъ основан³и знаменитый боксеръ радъ былъ, пожалуй, хоть с³ю же минуту бросить долговязаго Тутса и ознаменовать свое вступлен³е въ новую должность великолѣпнымъ банкетомъ, на которомъ онъ заранѣе далъ себѣ честное слово н_а_п_и_т_ь_с_я д_о б_е_з_с_м_е_р_т_³_я - ученый терминъ, вынесенный имъ изъ академ³и пьяницъ.
   Вечерн³й дилижансъ, въ которомъ слѣдовало отправиться Сусаннѣ Нипперъ къ своему брату, стоялъ уже совсѣмъ готовый y подъѣзда конторы. М-ръ Тутсъ, усадивъ свою спутницу, съ нерѣшительнымъ видомъ остановился y окна, между тѣмъ какъ кучеръ уже собирался тронуть лошадей. Наконецъ, м-ръ Тутсъ, просунувъ черезъ окно свою голову, сказалъ дрожащимъ голосомъ:
   - Эй, Сусанна! Послушайте-ка...
   - Что вамъ угодно, сэръ?
   - Миссъ Домби... то есть оно... ну, право... вы сами знаете, Сусанна...
   - Что такое?
   - Какъ вы думаете?... ну, оно вѣдь того ... вы, разумѣется, понимаете...
   - Извините, м-ръ Тутсъ, - сказала Сусанна, - я совершенно васъ не понимаю.
   - То есть, оно, какъ вамъ кажется... можно ли этакъ... напримѣръ... не теперь конечно, a co временемъ... надѣяться, что миссъ Домби... будетъ имѣть... удов... то есть снисходительность... полюбить меня... ну, вы сами знаете? А? - заключилъ м-ръ Тутсъ.
   - О нѣтъ, почтенный Тутсъ, нѣтъ! - отвѣчала Сусанна, сдѣлавъ отрицательное движен³е головой.
   - Неужели никогда?
   - Никогда, рѣшительно никогда!
   - Покорно васъ благодарю, миссъ Нипперъ. Это ничего. Счастливый вамъ путь. Это совершенно ничего. Покорно васъ благодарю.
   Дилижансъ исчезъ, и вмѣстѣ съ нимъ исчезла всякая надежда въ сердцѣ добраго Тутса. Долго простоялъ онъ на одномъ мѣстѣ, засматривая въ даль безъ всякой опредѣленной цѣли и, наконецъ, махнувъ рукой, пошелъ отыскивать Лапчатаго Гуся, который между тѣмъ стоялъ за буфетомъ, выпивая третью порц³ю джина.
  

Глава ХLѴ.

Повѣренный агентъ.

  
   Эдиѳь выѣзжала въ этотъ день одна и воротилась домой очень рано. Было пять минутъ одиннадцатаго, когда карета ея прокатилась по улицѣ, гдѣ она жила.
   Было на ея лицѣ какое-то принужденное спокойств³е, какъ и поутру, когда ее одѣвали, и вѣнокъ на ея головѣ обвивалъ то же холодное и упрямое чело. Но одна минута, и - почемъ знать? - бѣшеная рука, пожалуй, въ клочья растерзаетъ листья и цвѣты этого вѣнка, и не останется отъ драгоцѣннаго наряда ни малѣйшихъ слѣдовъ на угрюмомъ челѣ. Ничто, казалось, не могло смягчить дикую натуру этой женшины, неприступной, нераскаянной, непреклонной, и всѣ явлен³я въ жизни, по-видимому, только ожесточали ее больше и больше.
   При выходѣ изъ кареты, кто-то, спокойно стоявш³й y подъѣзда, предложилъ ей свою голую руку, и, такъ какъ лакея не было подлѣ, Эдиѳь не могла отказаться отъ этой вѣжливости, и тогда она узнала, чья это рука.
   - Что вашъ больной, сэръ? - сказала она, вздернувъ губы.
   - Ему лучше, - отвѣчалъ Каркеръ, - гѳраздо лучше. Я только что отъ него.
   Она склонила свою голову и пошла наверхъ. Каркеръ, остановивш³йся y лѣстницы, почтительно спросилъ:
   - Смѣю ли просить васъ, м-съ Домби, удѣлить для меня не болѣе одной минуты?
   Она остановилась и обратила на него глаза,
   - Теперь не время, сэръ. Я устала и хочу быть одна. Вамъ очень нужно?
   - Чрезвычайно, м-съ; дѣло не терпитъ никакой отсрочки. Такъ какъ я имѣлъ счастье случайно васъ встрѣтить, то ужъ позвольте васъ побезпокоить.
   Она смотрѣла на его лоснящ³йся ротъ, a онъ, съ нижнихъ ступеней, съ жадностью вперилъ глаза въ ея нарядное платье и опять думалъ, какъ она прекрасна.
   - Гдѣ теперь миссъ Домби? - громко спросила она лакея.
   - Въ уборной, сударыня.
   - Ведите насъ туда.
   И взглянувъ опять на внимательнаго джентльмена, она показала легкимъ движен³емъ головы, что онъ можетъ за нею слѣдовать, если хочетъ.
   - Прошу извинить, м-съ Домби! - проворно сказалъ Каркеръ, вдругъ перешагнувъ черезъ двѣ ступени и поравнявшись съ нею. - Смѣю ли просить васъ, чтобы миссъ Домби не присутствовала при нашемъ разговорѣ?
   Она бросила на него гордый, вопросительный взглядъ.
   - Мнѣ бы хотѣлось пощадить миссъ Домби отъ извѣст³й, как³я я вынужденъ сообщить вамъ, миледи, - продолжалъ Каркеръ, значительно понизивъ голосъ. - По крайней мѣрѣ, вы сами потрудитесь рѣшить, должна ли она ихъ слушать, или нѣтъ. Этимъ вниман³емъ къ миссъ Домби я обязанъ вамъ, и послѣ нашего перваго разговора было бы съ моей стороны безразсудно и безчеловѣчно поступать иначе.
   - Покажите другую комнату, - сказала она слугѣ, медленно отрывая глаза отъ своего собесѣдника.
   Лакей повелъ ихъ въ гостиную, зажегъ свѣчи и поспѣшно удалился. При немъ не было произнесено ни одного слова. Эдиѳь небрежно сѣла въ кресла подлѣ камина. М-ръ Каркеръ, со шляпою въ рукахь и уставивъ глаза на коверъ, остановился передъ ней въ почтительномъ отдален³и.
   - Прежде, чѣмь вы начнете говорить, сэръ, - начала Эдиѳь, когда дверь затворилась, - я желаю, чтобы вы выслушали меня.
   - Слышать отъ м-съ Домби что бы то ни было, хотя бы незаслуженные упреки, это такая честь, выше которой ничего не можетъ быть для ея усерднаго слуги, готоваго заранѣе согласиться на всѣ ея желан³я.
   - Если, сэръ, прислалъ васъ ко мнѣ э_т_о_т_ъ ч_е_л_о_в_ѣ_к_ъ, котораго теперь вы только что оставили...
   Каркеръ поднялъ глаза, какъ будто для выражен³я величайшаго изумлен³я, но тутъ же потупилъ ихъ опять, когда встрѣтился со взоромъ Эдиѳи.
   - ... то вы можете избавить себя отъ труда передавать мнѣ его поручен³я. Я не стану васъ слушать. Мнѣ, впрочемъ, не къ чему было объ этомъ и спрашивать. Я вась ожидала.
   - Я очень несчастливъ, сударыня, что нахожусь здѣсь, совершенно противъ моей воли, именно для этой цѣли. Но это, если позволите сказать, только одна цѣль. Есть и другая.
   - Стало быть, сэръ, одной цѣли вы достигли. A если вздумаете къ ней возвратиться...
   - Можетъ ли м-съ Домби допустить мысль, что я осмѣлюсь въ чемъ бы то ни было поступать наперекоръ ея запрещен³ю! - воскликнулъ Каркеръ, подвигаясь ближе. - Можетъ ли м-съ Домби, не обращая вниман³я на мое несчастное положен³е, рѣшительно считать меня въ такой степени нераздѣльнымъ отъ моего повелителя, чтобы оказывать мнѣ великую и упорную несправедливость?
   - Сэръ, - возразила Эдиѳь, устремивъ на него мрачный взглядъ и говоря съ возрастающимъ одушевлен³емъ, отъ котораго ярко зардѣлось все ея лицо, раздулись гордыя ноздри и вытянулась во всю длину алебастровая шея. - Зачѣмъ и какъ вы осмѣлились говорить мнѣ о моей любви и обязанностяхь къ моему мужу и повторять тысячу разъ, что я счастлива и горжусь этимъ замужествомъ? Какъ вы осмѣлились оскорблять меня, когда вамъ извѣстно, какъ нельзя лучше, что вмѣсто любви между нами отвращен³е и ненависть, и что я презираю его почти столько же, какъ сама себя за то, что я его жена. Я оказываю вамъ несправедливость?! Да если бы я захотѣла отдать справедливость пыткѣ, которую вы заставляли меня чувствовать, я бы васъ задушила! Зачѣмъ, о, зачѣмъ вы являлись на мои глаза съ этимъ гнуснымъ лицемѣр³емъ, которымъ проникнута вся ваша натура?
   - Какъ зачѣмъ?
   Если бы м-съ Домби не была ослѣплена своимъ гнѣвомъ, гордостью и самоуничижен³емъ, она бы прочла удовлетворительный отвѣтъ на его лицѣ. М-ръ Каркеръ теперь, какъ и прежде, пришелъ именно затѣмъ, чтобы довести ее до этого признан³я.
   Ослѣпленная Эдиѳь не замѣтила этого отвѣта, да и не заботилась о немъ. Она видѣла только свое унижен³е и борьбу, которую вытерпѣла и должна была терпѣть впереди. Занятая исключительно этой мыслью, она съ неистовствомъ выдергивала перья изъ крыла какой-то прекрасной и рѣдкой птицы которое служило ей вмѣсто вѣера, висѣвшаго отъ ея руки на золотой цѣпочкѣ.
   Каркеръ не оробѣлъ, не смѣшался отъ ея взора, но стоялъ передъ нею вкопанный съ видомъ человѣка, рѣчь котораго, и рѣчь весьма длинная, была впереди. Онъ молчалъ до тѣхъ поръ, пока совсѣмъ не прекратились внѣшн³я проявлен³я ея гнѣва. Наконецъ, когда перья, всѣ до одного, были разбросаны по полу, онъ повелъ свою рѣчь плавно и стройно, смотря прямо въ ея огненные глаза.
   - Я знаю, м-съ, и давно зналъ, что не имѣю счастья пользоваться вашей благосклонностью, и зналъ я, за что. Да. Я зналъ, за что. Вы говорили со мной откровенно, и ваше лестное довѣр³е, можно сказать ...
   - Довѣр³е! - повторила Эдиѳь съ презрѣн³емъ. Каркеръ пропустилъ восклицан³е мимо ушей.
   - ... сваливаетъ съ моихъ плечъ тяжелое бремя. Теперь мнѣ нѣтъ надобности притворяться. Да, я видѣлъ съ перваго раза, что съ вашей стороны не было никакой привязанности къ м-ру Домби, да и могла ли она существовать между такими различными натурами? И видѣлъ я потомъ, что въ груди вашей родились чувства сильнѣе простого равнодуш³я, - могло ли быть иначе, подъ вл³ян³емъ обстоятельствъ, которыя васъ окружали? Но поставьте себя на мое мѣсто и скажите, долженъ ли я былъ, въ томъ или другомъ случаѣ, сообщать вамъ свой настоящ³й образъ мыслей объ этомъ предметѣ?
   - A должны ли вы были, - возразила Эдиѳь, - притворяться, что имѣете совсѣмъ другой образъ мыслей, и съ безстыдной наглостью навязывать его мнѣ при каждомъ свидан³и?
   - Да, я принужденъ былъ къ этому. Если бы я поступилъ иначе, и позволилъ себѣ отступить въ чемъ-нибудь отъ принятаго плана, мнѣ бы никогда не говорить съ вами такимъ языкомъ. И я предвидѣлъ - кому же, какъ не мнѣ это предвидѣть, когда, по долговременному опыту, я знаю м-ра Домби лучше самого себя? - я предвидѣлъ, что если вашъ характеръ не окажется со временемъ столь же уступчивымъ и покорнымъ, какъ характеръ его первой жены, чему, впрочемъ, я никогда не вѣрилъ...
   Гордая улыбка давала основательный поводъ замѣтить, что послѣдняя фраза можетъ быть повторена.
   - Да, этому я рѣшительно никогда не вѣрилъ... Итакъ, послѣ всего этого я предвидѣлъ, что наступитъ, вѣроятно, время, когда мой образъ дѣйств³й можетъ, безъ сомнѣн³я, пригодиться...
   - Кому же онъ пригодится? - прервала Эдиѳь съ нетерпѣн³емъ.
   - Вамъ, - отвѣчалъ Карперъ, - да, вамъ. Не хочу прибавлять - и самому мнѣ, по крайней мѣрѣ, въ томъ отношен³и, что теперь я могу себя освободить даже отъ ограниченныхъ похвалъ м-ру Домби, изъ опасен³я оскорбить особу, которая питаетъ къ нему рѣшигельное отвращен³е и презрѣн³е.
   Послѣдн³я слова были произнесены съ разстановкой и съ особеннымъ эффектомъ.
   - Это очень благоразумно съ вашей стороны, - сказала Эдиѳь, - освобождать себя отъ ограниченныхъ похвалъ и говорить презрительнымъ тономъ даже о немъ, между тѣмъ какъ вы - его главный совѣтникъ и льстецъ. Это дѣлаетъ вамъ честь.
   - Совѣтникъ - да, льстецъ - нѣтъ! - сказалъ Каркеръ. - Маленькая осторожность не вредитъ никому и полезна для многихъ. Свѣтъ вообще помѣшанъ на интересахъ и прилич³яхъ, которые очень часто препятствуютъ намъ обнаруживать истинныя чувства. Бываютъ компан³и, основанныя на интересѣ и прилич³и, дружеск³я связи на интересѣ и прилич³и, торговыя сдѣлки на интересѣ и прилич³и, супружества, основанныя на интересѣ и прилич³и, и такъ далѣе. Все это бываетъ сплошь да рядомъ, м-съ Домби.
   Эдиѳь закусила губы, но ни въ чемъ не измѣнила сврей наблюдательной позы. Каркеръ сѣлъ теперь подлѣ нея и продолжалъ съ видомъ глубочайшаго уважен³я.
   - Позвольте, м-съ, говорить съ вами искренно, какъ человѣку, который готовъ посвятить всего себя вашимъ услугамъ. Разумѣется, совершенно въ порядкѣ вещей, если леди, съ вашимъ умомъ и талантами, считала возможнымъ измѣнить въ нѣкоторыхъ отношен³яхъ характеръ своего суируга и отлить его въ лучшую форму.
   - Для меня, сэръ, это было вовсе не въ порядкѣ вещей, - возразила Эдиѳь. - Этого никогда я не ожидала, и y меня вовсе не было такого намѣрен³я.
   Ея гордое неусграшимое лицо показывало ясно, что она отнюдь не намѣрена носить маски, и готова показать себя во всемъ такою, какова она есть, не заботясь о мнѣн³и, какое могли о ней составить.
   - По крайней мѣрѣ, - продолжалъ Каркеръ, - вы могли надѣяться, что, сдѣлавшись женою м-ра Домби, вамъ можно будетъ жить, не унижаясь передъ нимъ и не приходя въ так³я непр³ятныя столкновен³я. Но, сударыня, вы не знали м-ра Домби, когда такъ разсуждали (если только разсуждали). Вы не знали, что при своей непомѣрной взыскательности и гордости, онъ въ то же время - рабъ своего собственнаго велич³я, и что, запряженный въ свою торжественную колесницу, онъ слѣпо и сломя голову идетъ впередъ, не видя ничего за собою и не заботясь узнать, есть ли что на свѣтѣ, кромѣ его фирмы.
   Черезъ зубы м-ра Каркера просвѣчивалось неимовѣрное презрѣн³е, когда онъ продолжалъ далѣе рекомендац³ю своего патрона:
   - М-ръ Домби, могу въ этомъ увѣрить, уважаетъ васъ не болѣе какъ и меня. Сравнен³е, конечно, странное, но совершенно справедливое. М-ръ Домби, съ высоты своего велич³я, просилъ меня - это я слышалъ своими собственными ушами вчера иоутру - просилъ, чтобы я былъ его посредникомъ при васъ. Онъ очень хорошо знаетъ, что одинъ мой видъ крайне непр³ятенъ для васъ, но для того-то именно онъ и выбралъ меня, разсчитывая, что такое посольство будетъ наказан³емъ для его супруги. Я не могъ и не долженъ былъ высказывать ему своихъ мнѣн³й. По его понят³ямъ, я не болѣе, какъ купленный рабъ, y котораго нѣтъ своей воли, и который, слѣдовательно, не смѣетъ отказываться ни отъ какихъ поручен³й; но ему не приходитъ и въ голову, что, дѣлая этого раба посредникомъ при своей супругѣ, онъ оскорбляетъ вмѣстѣ съ тѣмъ и свою собственную честь. Да и что значитъ для него его супруга, когда онъ заранѣе осмѣлился грозить ей этимъ посольствомъ? Вы, конечно, не забыли, м-съ, въ какомъ тонѣ говорилъ онъ объ этомъ.
   Она наблюдала его съ большимъ вниман³емъ, но и онъ не спускалъ съ нея глазъ. Поэтому Каркеръ замѣтилъ, что послѣднее извѣст³е впилось смертельною стрѣлою въ ея гордую грудь. До сихъ поръ Эдиѳь надѣялась, что Домби не разсказывалъ, по крайней мѣрѣ, о своихъ переговорахъ съ нею.
   - Все это я говорю отнюдь не къ тому, чтобы усилить раздоръ между вами и м-ромъ Домби - Боже сохрани! Какая мнѣ отъ этого польза? - но единственно въ подтвержден³е печальной истины, что м-ръ Домби не уважаетъ никого на свѣтѣ. И все, что его ни окружаетъ, на его бѣду, только утверждало его въ этомъ образѣ мыслей. Мы, въ нашихъ различныхъ положен³яхъ, были всегда его безотвѣтными рабами, которые, при первомъ мановен³и, готовы были стать передъ нимъ на колѣни и вытянуть къ его услугамъ свои шеи. Иначе мы не можемъ себя вести, потому что м-ръ Домби привыкъ повелѣвать безусловно. Не будь насъ, онъ нашелъ бы другихъ рабовъ, не менѣе покорныхъ. Словомъ, до сихъ поръ онъ встрѣчалъ со всѣхъ сторонъ безусловную подчиненность. Поэтому, очень натурально, что до сихъ поръ онъ и понят³я не имѣлъ, что значитъ оскорбленная гордость, противопоставленная его деспотической власти.
   Эдиѳь не пошевелила губами, но ея глаза, казалось, выговаривали отвѣтъ: "Надѣюсь, теперь онъ получилъ это понят³е". - Каркеръ замѣтилъ, что ея нижняя губа задрожала, и грудь высоко подымалась оть напряжен³я волновавшихъ ее чувствъ. Ему слѣдовало теперь дополнить свою рекомендац³ю, и онъ продолжалъ съ непоколебимымъ спокойств³емъ:
   - М-ръ Домби, конечно, очень почтенный человѣкъ, но, отуманенный своимъ велич³емъ, онъ способенъ даже извращать факты и выводить изъ нихъ заключен³я, как³я ему нравятся. Такъ, напримѣръ, онъ искренно убѣжденъ - извините за глупость, которую услышите, но она принадлежитъ не мнѣ - убѣжденъ, что его строг³е выговоры настоящей супругѣ, сдѣланные незадолго передъ плачевной смертью м-съ Скьютонъ, произвели на нее оглушительное дѣйств³е, такъ что она совершенно подчинилась его волѣ.
   Эдиѳь захохотала. Смѣхъ негармоническ³й, но который однако-жъ, чрезвычайно понравился м-ру Каркеру.
   - Теперь, м-съ, если вамъ угодно, это дѣло можно считать оконченнымъ. Ваши собственныя мнѣн³я такъ рѣшительны и, я увѣренъ въ этомъ, такъ неизмѣнны, что я почти боюсь вновь подвергнуться вашему негодован³ю, если осмѣлюсь замѣтить, что, несмотря на всѣ эти недостатки м-ра Домби, я, однако, привыкъ къ нему и глубоко его уважаю. Все это, повѣрьте, я говорю отнюдь не для того, чтобы хвастаться чувствами, къ которымъ, разумѣется, вы не можете имѣть никакой симпат³и, но единственно для того, чтобы объяснить по возможности степень моего усерд³я къ вашимъ общимъ интересамъ и вмѣстѣ показать негодован³е на несчастную роль, которую я принуждень играть въ этой печальной драмѣ.
   Эдиѳь сидѣла такимъ образомъ, какъ будто бы боялась оторвать свои глаза отъ его лица.
   Теперь оставалось развязать послѣдн³й узелъ.
   - Уже поздно, м-съ, - началъ Каркеръ, - и вы, конечно, устали; но мнѣ невозможно забыть другую цѣль, для которой я осмѣлился теперь явиться на ваши глаза. Вы любите миссъ Домби, - это знаю я, и знаетъ м-ръ Домби. Будьте, умоляю васъ, какъ можно болѣе осторожны въ обнаружен³и этой привязанности.
   - Осторожна! Это что значитъ?
   - По причинамъ, весьма важнымъ, вамъ не должно показывать чрезмѣрную привязанность кь этой молодой леди.
   - Чрезмѣрную привязанность! - воскликнула Эдиѳь, нахмуривъ свои широк³я брови и вставая съ мѣста. - Кто смѣетъ судить о моихъ привязанностяхъ. Кому какое до нихъ дѣло? Вамъ?
   - Конечно не мнѣ! - отвѣчалъ Каркеръ, вздохнувъ изъ глубины души и притворяясь крайне растроганнымъ.
   - Кому же?
   - Неужели вы сами не можете догадаться?
   - Я не привыкла разгадывать.
   Съ минуту они оба молчали и выразительно смотрѣли другъ на друга. Каркеръ еще разъ вздохнулъ изъ глубины души и началъ такимъ образомъ:
   - Я въ крайне затруднительномъ положен³и, м-съ, повѣрьте мнѣ въ этомъ. Вы объявили, что не примете черезъ меня никакихъ поручен³й, и запретили мнѣ возвращаться къ этому предмету; но эти два предмета такъ тѣсно между собой соединены, что, если вамъ не угодно, безъ дальнѣйшихъ объяснен³й, послѣдовать совѣту относительно предосторожности, какую я имѣлъ честь рекомендовать вамъ, то я принужденъ, противъ воли, нарушить строгое ваше запрещен³е.
   - Нарушайте. Этого отъ васъ можно ожидать, - сказала Эдиѳь.
   Она была блѣдна и дрожала всѣмъ тѣломъ. Каркеръ, вѣрно разсчитавш³й на этотъ эффектъ, продолжалъ съ обыкновеннымъ спокойств³емъ:
   - Онъ поручилъ мнѣ сказать, что ваше поведен³е въ отношен³и къ миссъ Домби ему очень непр³ятно. Это, по его словамъ, подаетъ поводъ къ сравнен³ямъ, оскорбительнымъ для его особы. Поэтому м-ръ Домби желаетъ, чтобы вы совершенно перемѣнили обращен³е съ его дочерью, потому, говоритъ онъ, что ваша чрезмѣрная привязанность не принесеть ей ни малѣйшей пользы.
   - Это угроза?
   - Да, угроза, - отвѣчалъ Каркеръ шепотомъ и тутъ же прибавилъ громко, - но угроза, обращенная н_е н_а в_а_с_ъ.
   Гордая и величественная, Эдиѳь стояла прямо съ сверкающими глазами и съ презрительной улыбкой на лицѣ; но вдругъ ея ноги подкосились, и она неминуемо упала бы на полъ, если бы Каркеръ не поддержалъ ее обѣими руками. Это ненавистное прикосновен³е мгновенно привело ее въ себя; оттолкнувъ его, она вытянулась во весь ростъ и, протягивая руку къ дверямъ, сказала:
   - Осгавьте меня, прошу васъ. Не говорите ничего больше.
   - Да и нельзя говорить, если бы даже я хотѣлъ. Богъ знаетъ, как³я непредвидѣнныя слѣдств³я могли бы произойти, если бы вы благовременно не ознакомились съ его образомъ мыслей. Миссъ Домби, мнѣ извѣстно, огорчена теперь потерей своей старой служанки; но это ничего не значитъ въ сравнен³и съ этими непредвидѣнными слѣдств³ями. Я просилъ, чтобы миссъ Домби не присутствовала при нашемъ разговорѣ; надѣюсь, вы не гнѣваетесь теперь за эту просьбу. Да или нѣтъ?
   - Да. Но пожалуйста оставьте меня.
   - Я зналъ, что вы слишкомъ любите молодую леди, чтобы подвергнуть ее уб³йственному несчастью выслушать разговоръ, который долженъ уничтожить ея будущ³я надежды.
   - Сдѣлайте милость, оставьте меня.
   - Я буду каждый день приходить къ м-ру Домби во время его болѣзни и доносить ему о дѣлахъ. Позвольте мнѣ опять явиться къ вамъ и узнать ваши желан³я относительно предмета, о которомъ мы говоримъ.
   - Оставите ли вы меня, или нѣтъ?
   - Я не знаю даже, говорить ли мнѣ м-ру Домби, что я имѣлъ удовольств³е васъ видѣть, или оставить его въ предположен³и, что еще не было къ этому удобнаго случая. Мнѣ необходимо на этотъ счетъ узнать вашу волю, и чѣмъ скорѣе, тѣмъ лучше.
   - Узнаете, но ради Бога, не теперь.
   - Само собою разумѣется, миссъ Домби и впередъ не должна присутствовать при нашихъ свидан³яхъ. Я буду приходить къ вамъ, какъ человѣкъ, уполномоченный вполнѣ вашимъ довѣр³емъ и готовый вмѣстѣ съ вами предпринять всевозможныя мѣры къ предотвращен³ю отъ нея угрожающей бѣды.
   - Да, да. Только уйдете ли вы отъ меня?
   Каркеръ поклонился и пошелъ къ дверямъ; но тутъ же воротился опять и, останавливаясь передъ Эдиѳью, сказалъ:
   - Теперь, надѣюсь, я прощенъ, и вина моя заглажена. Могу ли - ради миссъ Домби и ради меня самого - поцѣловать на прощанье вашу руку?
   Она подала ему ту самую руку, которую изувѣчила наканунѣ. Рука была въ перчаткѣ. Каркеръ ее поцѣловалъ и удалился. За дверьми нѣсколько разъ цѣловалъ онъ свою собственную руку, которая имѣла вожделѣнное счастье прикасаться къ перчаткѣ м-съ Домби.
  

Глава XLVI.

Глубок³я соображен³я и нечаянная встрѣча.

  
   Въ жизни и привычкахъ м-ра Каркера совершились замѣчательныя перемѣны. Нельзя было надивиться необыкновенному прилежан³ю, съ какимъ онъ занимался конторскими дѣлами, и той сосредоточенности, съ какою онъ вникалъ въ малѣйш³я подробности торговыхъ операц³й знаменитой фирмы. Всегда дѣятельный и проницательный на этотъ счетъ, онъ теперь удвадцатерилъ обыкновенную свою бдительность, и его рысьи глаза не смыкались ни на минуту. Онъ не только шелъ наравнѣ съ текущими дѣлами, представлявшимися каждый день подъ какой-нибудь новой формой, но среди этихъ накопляющихся занят³й онъ нашелъ досугъ - то есть онъ создалъ для себя досутъ - обревизовать за цѣлую дюжину годовъ коммерческую дѣятельность фирмы и свое собственное участ³е въ ея операц³яхъ. Часто, когда писаря расходились по домамъ, и вслѣдъ за ними пустѣли комнаты конторскаго заведен³я, м-ръ Каркеръ, анатомируя золотого тельца, заключеннаго въ желѣзномъ гробу, изслѣдовалъ тайны книгъ и дѣловыхъ бумагъ съ терпѣливой кропотливостью человѣка, разсѣкавшаго тончайш³е нервы и фибры своего субъекта. Перчъ, разсыльный, обыкновенно въ такихъ случаяхъ услаждалъ свою душу чтен³емъ прейсъкуранта при свѣтѣ сальной свѣчи или дремалъ въ передней передъ каминомъ, рискуя каждую минуту нырнуть головою въ угольный ящикъ. Занятый почти исключительно домашними наслажден³ями по поводу м-съ Перчъ, кормившей теперь двухъ близнецовъ, онъ, однако же, не могъ удержаться оть благоговѣн³я передъ необычайнымъ усерд³емъ набольшаго конторы и по цѣлымъ часамъ разсказывалъ о немъ своей почтенной супругѣ.
   Такое же, если не большее вниман³е м-ръ Каркеръ обращалъ и на свои личныя дѣла. Не бывъ никогда товарищемъ торговаго дома - этой чести до сихъ поръ удостаивались только наслѣдники великой фамил³и Домби - онъ постоянно пользовался нѣкоторыми процентами съ барышей и участвовалъ во всѣхъ предпр³ят³яхъ, содѣйствовавшихъ къ приращен³ю капитала. Поэтому въ бурномъ денежномъ океанѣ, мелк³е вьюны между тритонами золота считали его богачемъ не послѣдней руки. Джентльмены прилавковъ начали поговаривать, и довольно громко, что "Каркеръ себѣ на умѣ; знаетъ онъ, гдѣ раки-то зимуютъ, и во время спѣшитъ собрать денежки въ свой карманъ. Продувная бест³я"! Нѣкоторые господа между прочимъ держали пари, что Каркеръ собирается жениться на богатой вдовѣ.
   Впрочемъ, всѣ эти заботы отнюдь не мѣшали м-ру Каркеру наблюдать попрежнему своего начальника и смотрѣть за собственной особой. Теперь, какъ и всегда, онъ былъ чистъ, опрятенъ, гладокъ и вообще отличался всѣми кошачьими совершенствами. Не то, чтобы произошли существенныя перемѣны въ коренныхъ основан³яхъ его натуры, но усилилась и поднялась на нѣсколько градусовъ вся жизненная эссенц³я человѣка, живущаго въ немъ. Все, что замѣчали въ немъ прежде, замѣчали и теперь, только съ приращен³емъ огромныхъ процентовъ сосредоточенности. Онъ дѣлалъ каждую вещь такимъ образомъ, какъ будто въ жизни ничего больше не дѣлалъ, - a это въ такихъ людяхъ вѣрный знакъ, что ихъ мыслительная машина въ эту минуту на всемъ ходу.
   Была въ немъ только одна радикальная перемѣна, не имѣвшая никакого отношен³я къ прежнимъ привычкамъ. Проѣзжая по улицамъ и переулкамъ, Каркеръ погружался въ глубокое раздумье, какъ въ то достопамятное утро, когда м-ръ Домби такъ неожиданно испыталъ на себѣ удары рока. Повѣсивъ голову и опустивъ глаза, онъ машинально избѣгалъ препятств³й на своемъ пути и, казалось, ничего не видѣлъ и не слышалъ вплоть до прибыт³я на мѣсто своего назначен³я, если какой-нибудь внезапный случай не пробуждалъ его вниман³я.
   Такимъ образомъ однажды ѣхалъ онъ на своемъ бѣлоногомъ конѣ къ конторѣ Домби и Сына и вовсе не замѣчалъ, что съ одной стороны его наблюдаютъ двѣ пары женскихъ глазъ, a съ другой очарованные буркулы Точильщика, который, въ доказательство аккуратности, дожидался его на углу одного переулка, почти за цѣлую версту отъ назначеннаго мѣста. Бѣдный парень три-четыре раза безполезно снималъ шляпу и, отчаявшись обратить на себя вниман³е господина, пошелъ за хвостомъ его коня, готовый во всякое мгновен³е держать стремя, гдѣ бы м-ръ Каркеръ ни остановился.
   - Посмотри сюда: вотъ онъ какъ ѣдетъ! - вскрикнула одна изъ этихъ двухъ женщинъ, - безобразная старушенка, протянувшая свою морщинистую руку, чтобы указать на задумчиваго всадника своей молодой товаркѣ, которая стояла подлѣ нея y воротъ.
   Дочь м-съ Браунъ, при этомъ восклицан³и, обратила въ его сторону глаза, и налицѣ ея мгновенно выразилась ужасная мстительность и злоба.
   - Никогда не думала его видѣть, - сказала она тихимъ голосомъ, - авось тѣмъ лучше, что вижу. Воть онъ! вотъ онъ!
   - Не измѣнился ни на волосъ! - сказала старуха съ выражен³емъ безсильной злобы.
   - Еще бы, - возразила дочь, - отъ чего ему измѣниться! Какого чорта онъ перенесъ? Во мнѣ зато достанетъ перемѣны на двадцать человѣкъ. Развѣ мнѣ этого мало?
   - Вотъ онъ какъ ѣдетъ! - бормотала старуха, озирая дочь своими красными глазами, - красивый, чопорный господинъ на лихомъ конѣ, a вотъ мы сь тобой барахтаемся въ грязи....
   - Мы и вышли изъ грязи, - съ нетерпѣн³емъ подхватила дочь, - чѣмъ же намъ быть? Его конь можетъ топтать насъ сколько угодно.
   Старуха хотѣла что-то сказать, но молодая женщина, сдѣлавъ повелительный жестъ, еще разъ впилась глазами въ проѣзжавшаго вс

Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
Просмотров: 236 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа