Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Домби и сын, Страница 35

Диккенс Чарльз - Домби и сын



ушничества и ябеды, искусствомъ, которое онъ самъ прилежно и съ удовлетворительнымъ успѣхомъ изучалъ въ учебномъ заведен³и Благотворительнаго Точильщика? Можетъ быть, да, a можетъ быть, и нѣтъ. По крайней мѣрѣ, самъ онъ не отдавалъ себѣ въ этомъ яснаго отчета; но м-ръ Каркеръ, вѣроятно, хорошо знакомъ былъ съ источникомъ своей власти.
   Оставивъ службу y капитана Куттля и распродавъ на скорую руку съ весьма значительнымъ убыткомъ своихъ голубей, Робинъ въ тотъ же вечеръ опрометью побѣжалъ въ домъ м-ра Каркера и явился передъ новымъ своимъ господиномъ съ пылающимъ лицомъ, на которомъ, казалось, было начертано ожидан³е похвалы и награды.
   - А! это ты, - воскликнулъ м-ръ Каркеръ, бросивъ косвенный взглядъ на грязный узелъ, заключавш³й пожитки кочегарова сына. - Ну, вотъ ты теперь потерялъ мѣсто и пришелъ ко мнѣ. Такъ или нѣтъ?
   - Такъ точно-съ ... то есть, конечно, если осмѣлюсь доложить, когда я приходилъ сюда въ иослѣдн³й разъ, вы изволили сказать...
   - Я изволилъ сказать? - гнѣвно возразилъ м-ръ Каркеръ. - Что такое? что я тебѣ сказалъ?
   - Нѣтъ-съ, ничего... вы ничего не изволили сказать, сэръ, - лепеталъ Робинъ, озадаченный и совершенно спутанный суровымъ тономъ этихъ вопросовъ.
   М-ръ Каркеръ оскалилъ зубы и, выстанляя впередъ указательный палецъ, замѣтилъ нѣсколько смягченнымъ голосомъ:
   - Ты любезный, сколько я вижу, плутъ первой руки, и ужъ не сносить тебѣ своей головы, за это я ручаюсь. Пропадешь, какъ паршивая собака!
   - О, пощадите меня, сэръ, помилосердуйте! вопилъ Точильщикъ, подернутый лихорадочною дрожью. - Я готовъ, сэръ, трудиться для васъ день и ночь ... Я стану служить вамъ вѣрой и правдой!
   - Еще бы! конечно, вѣрой и правдой, иначе тебѣ будеть плохо.
   - Да, да, сэръ, я увѣренъ въ этомъ. Покорно васъ благодарю. Приказывайте, что угодно, и вы увидите... потрудитесь испытать меня, сэръ, попробовать. A если я сдѣлаю что не такъ, какъ вы приказывали, то вы можете тотчасъ же убить меня.
   - Великое дѣло убить тебя, щенокъ, - сказалъ м-ръ Каркеръ, облокачиваясь на спинку креселъ. - Нѣтъ, если вздумаешь меня обманывать, я расправлюсь такъ, какъ тебѣ и на томъ свѣтѣ не приснится!
   - Да, сэръ, - бормоталъ пораженный Точильщикъ, - ужъ вы запропастите меня въ таръ-тарары, въ самую преисподнюю, сэръ, я это знаю. Поэтому ужъ я не измѣню вамъ, сэръ, хоть бы кто вздумалъ осыпать меня золотомъ съ ногъ до головы.
   Потерявъ такъ нечаянно всякую надежду на похвалу за свою горячую ревность, ошеломленный Точильщикъ стоялъ передъ своимъ патрономъ съ такою неловкостью, какую часто въ подобныхъ случаяхъ испытываетъ дворняшка.
   - Стало быть, говорю я, ты потерялъ свое прежнее мѣсто и теперь пришелъ просить, чтобы тебя приняли въ услужен³е?
   - Точно такъ, сэръ.
   Оставляя мѣсто, Точильщикъ дѣйствовалъ во всемъ по предписан³ю своего патрона; но и не думалъ, въ оправдан³е себя, ссылаться на это обстоятельство.
   - Ну! - продолжалъ м-ръ Каркеръ. - Вѣдь ты знаешь меня, плутъ?
   - Знаю, сэръ.
   - Смотри же, держи ухо востро, - сказалъ м-ръ Каркеръ.
   Точильщикъ поспѣшилъ выразить низкими поклонами живѣйшее пониман³е этого предостережен³я и задомъ попятился къ дверямъ въ сладкой надеждѣ перевести на свободѣ духъ, какъ вдругъ неумолимый патронъ остановилъ его опять.
   - Эй, ты! - вскричалъ м-ръ Каркеръ, подзывая его къ себѣ, - Ты привыкъ... запри сначала дверь!
   Робинъ съ быстротою мысли исполнилъ приказан³е, какъ-будто отъ его проворства зависѣла теперь его жизнь.
   - Ты привыкъ, любезный, заглядывать въ замочныя скважины. Знаешь ты, мошенникъ, что это значитъ?
   - Знаю, сэръ, - пролепеталъ Робинъ послѣ нѣкотораго колебан³я. - Я подслушивалъ бывало...
   - Подсматривалъ, подкарауливалъ и такъ далѣе, - добавилъ м-ръ Каркеръ.
   - Въ вашемъ домѣ, сэръ, я не стану этого дѣлать; - отвѣчалъ Робинъ. - Ей Богу, сэръ, не стану. Г²ровались я сквозь землю, лопни мои глаза, чтобы не видать мнѣ ни дна, ни покрышки. Развѣ вы сами, сударь, изволите приказать...
   - Увидимъ. Ты привыкъ еще болтать и шп³онить; брось здѣсь эту привычку, не то... смотри y меня, не пеняй, - заключилъ Каркеръ, улыбаясь и вмѣстѣ дѣлая грозный жестъ указательнымъ пальцемъ.
   Точильщикъ вытянулъ шею и притаилъ дыхан³е. Ему хотѣлось бы привести въ свидѣтельство чистоту своихъ намѣрен³й, но онъ могъ только вылупить глаза на улыбающагося джентльмена съ выражен³емъ раболѣпнаго благоговѣн³я, которымъ, по-видимому, былъ вполнѣ доволенъ его грозный властелинъ. Черезъ нѣсколько минутъ м-ръ Каркеръ приказалъ ему удалиться на кухню и далъ понять движен³емъ руки, что не удерживаетъ его при своей особѣ.
   Вотъ какимъ способомъ Робинъ поступилъ на службу къ м-ру Каркеру. Съ этой поры усердный рабъ, отрекш³йся отъ своей личности, закабалилъ себя душой и тѣломъ.
   Черезъ нѣсколько мѣсяцевь безпорочной службы, въ одно прекрасное утро, Робмнъ отворилъ садовыя ворота м-ру Домби, который, по обѣщан³ю, шествовалъ завтракать къ его хозяину. Въ ту же самую минуту явился и м-ръ Каркеръ, поспѣшивш³й встрѣтить знаменитаго гостя и привѣтствовать его обоими рядами блистательныхъ зубовъ.
   - Мнѣ никогда и въ голову не приходило, - началъ Каркеръ, помогая ему слѣзть съ своей лошади, - что я буду имѣть удовольств³е видѣть васъ здѣсь. Это необыкновенный день въ моемъ календарѣ. Такой человѣкъ, какъ вы, разумѣется, можетъ дѣлать все, что ему угодно: случайности для него нипочемъ; но такой человѣкъ, какъ я... о, это совсѣмъ другая статья!
   - У васъ, однако, недурная дача, - сказалъ м-ръ Домби, благоволивш³й ступить на лугъ и обозрѣвш³й ближайш³е предметы.
   - Вы это можете сказать, - отвѣчалъ Каркеръ. - Благодарю васъ.
   - Нѣтъ, Каркеръ, не шутя, всяк³й можетъ это сказать. Мѣстоположен³е чудесное и чрезвычайно удобное, сколько, по крайней мѣрѣ, можно судить по этой обстановкѣ, - продолжалъ м-ръ Домби тономъ высочайшаго покровительства.
   - Да, развѣ по этой обстановкѣ, - небрежно возразилъ Каркеръ, - эта оговорка необходима. Очень вамъ благодаренъ. А, впрочемъ, объ этомъ не стоить распространяться. Не угодно ли вамъ пожаловатъ впередъ?
   Войдя въ домъ, м-ръ Домби изволилъ благосклонно замѣтить объ изящномъ расположен³и комнатъ и о многочисленныхъ принадлежностяхъ комфорта, которыя бросились ему въ глаза. М-ръ Каркеръ смиренно выслушалъ такой отзывъ и замѣтилъ, что весьма хорошо понимаетъ его истинное значеп³е.
   - А, впрочемъ, - прибавилъ онъ, - дача въ самомъ дѣлѣ недурная, даже, можетъ быть, лучше, нежели на какую можетъ разсчитывать подобный мнѣ горемыка. Но ваше мнѣн³е, м-ръ Домби, во всякомъ случаѣ преувеличено; и немудрено: вы, по своему положен³ю, слишкомъ удалены отъ бѣдныхъ людей. Такъ точно сильные м³ра всегда находятъ нѣкоторыя пр³ятности и удовольств³я въ жалкой жизни какого-нибудь нищаго.
   При этой выходкѣ фальшивый ротъ открылся во всемъ объемѣ, и любопытный наблюдатель могъ бы безпрепятственно пересчитать всѣ зубы интереснаго собесѣдника. Въ продолжен³е разговора, Каркеръ не сводилъ глазъ съ своего гостя, и взоръ его сдѣлался еще проницательнѣе, когда м-ръ Домби, остановившись передъ каминомъ въ позиц³и, въ совершенствѣ изученной его подчиненнымъ, началъ обозрѣвать картины, висѣвш³я на стѣнахъ. Онъ слѣдилъ за малѣйшимъ его движен³емъ, тщательно замѣчая каждый пунктъ, обращавш³й на себя вниман³е гостя. Наконецъ, когда взоръ м-ра Домби остановился въ особенности на одной картинѣ, Каркеръ, казалось, притаилъ дыхан³е, и весь обратился въ кошку, сторожившую лакомый кусокъ; но, сверхъ всякаго ожидан³я, глазъ великаго командира равнодушно перешелъ отъ картины на друг³е предметы, какъ будто это была ничтожнѣйшая изъ всѣхъ вещей въ роскошной мебели м-ра Каркера.
   Но Каркеръ смотрѣлъ на картину - это былъ портретъ Эдиѳи - такъ, какъ будто бы она была живымъ существомъ. По его лицу пробѣжала злобная, язвительная насмѣшка, обращенмая, по-видимому, къ картинѣ, но которая, на самомъ дѣлѣ, имѣла предметомъ великаго челонѣка, стоявшаго съ невозмутимымъ спокойств³емъ подлѣ него. Подали завтракъ. Приглашая м-ра Домби сѣсть на стулъ, стоявш³й спиною къ портрету его жены, Каркеръ, по обыкновен³ю, занялъ мѣсто насупротивъ картины.
   М-ръ Домби на этотъ разъ былъ даже серьезнѣе обыкновеннаго и не говориль ни слова. Напрасно попугай, безъ умолку махавш³й крыльями около золотого обруча въ роскошной клѣткѣ, покушался обратить на себя вниман³е: м-ръ Домби, погруженмый въ глубок³я думы, неподвижно и почти угрюмо смотрѣлъ черезъ накрахмаленный галстукъ, не отрывая глазъ оть столовой скатерти. Что же касается до Робина. стоявшаго за стуломъ, всѣ его способности и душевныя силы были обращены исключительно на его хозяина, и онъ даже едва ли подозрѣвалъ, что настоящ³й гость былъ тотъ велик³й джентльменъ, передъ которымъ въ своемъ дѣтствѣ онъ стоялъ, какъ живой документъ цвѣтущаго здоровья кочегаровой семьи, и которому впослѣдств³и обязанъ былъ форменной курткой и кожаными панталонами.
   - Позвольте спросить, - вдругъ началъ Каркеръ, подобострастно выставивъ голову, - какъ здоровье м-съ Домби?
   М-ръ Домби покраснѣлъ.
   - Благодарю, Каркеръ, - сказалъ онъ, - м-съ Домби совершенно здорова. Кстати, Каркеръ, вы обращаете мои мысли на разговоръ, который мнѣ надобно имѣть съ вами.
   - Можете насъ оставить, Робинъ, - сказалъ м-ръ Каркеръ ласковымъ тономъ.
   Вѣрный рабъ мгновенно исчезъ.
   - Вы, конечно, не помните этого мальчишку?
   - Нѣтъ, - отвѣчалъ м-ръ Домби съ величественнымъ равнодуш³емъ.
   - Разумѣется, гдѣ вамъ помнить всякую сволочь. Впрочемъ, этотъ мальчуганъ изъ семьи, откуда была взята ваша кормилица. Можетъ быть, припомните, какъ еще въ ту пору вы великодушно озаботились насчетъ его воспитан³я?
   - Неужели это тотъ самый мальчикъ? Воспитан³е, кажется, не пошло ему въ прокъ.
   - Да, я боюсь, что изъ него выйдетъ негодяй, - замѣтилъ Каркеръ, пожимая плечами. - Но дѣло видите ли въ чемъ: y него не было мѣста, и онъ слонялся, какъ ошельмованный, изъ угла въ уголъ. Потомъ, ужъ не знаю, самъ ли онъ выдумалъ, или, что, вѣроятнѣе, мать нашептала ему въ уши, только онъ забралъ себѣ въ голову, что имѣетъ какое-то право на ваше покровительство, и поэтому началъ день и ночь шататься около вашего дома, чтобы пристать къ вамъ со своей просьбой. Мои сношен³я съ вами, разумѣется, главнымъ образомъ, ограничиваются только торговыми дѣлами, однако, по-временамъ я принимаю нѣкоторое участ³е во всемъ, что ...
   - Каркеръ, - прервалъ Домби, - мнѣ пр³ятно благодарить васъ, что вы не ограничиваете вашей ...
   - Службы, - подсказалъ улыбающ³йся собесѣдникъ.
   - Нѣтъ, я хочу сказать - вашей любезной внимательности нашими конторскими дѣлами, - замѣтилъ м-ръ Домби, обрадовавш³йся случаю сказать прекрасный и лестный комплиментъ своей правой рукѣ. - Наравнѣ съ коммерц³ей васъ интересуютъ также мои чувства, желан³я, надежды и самыя несчаст³я, какъ доказываетъ теперешн³й маловажный случай, о которомъ вы только что упомянули. Я очень вамъ обязанъ, Каркеръ.
   М-ръ Каркеръ слегка наклонилъ голову и тихонько потеръ руками, какъ будто опасаясь болѣе нескромнымъ движен³емъ возмутить потокъ откровенности въ м-рѣ Домби.
   - Итакъ, - продолжалъ Домби послѣ нѣкотораго колебан³я, - итакъ, я пользуюсь настоящимъ случаемъ начать разговоръ, для котораго, собственно, я пр³ѣхалъ сюда, на эту дачу. Предваряю, впрочемъ, что главныя основан³я бесѣды вамъ небезызвѣстны, хотя, натурально, я буду теперь гораздо откровеннѣе въ отношен³и къ вамъ, нежели до сихъ поръ ...
   - Удостоиться совершенной откровенности! - шепталъ Каркерь, скрестивъ на груди руки и повѣсивъ голову, - такое отлич³е! такая почесть! могъ ли я воображать? Впрочемъ, такой человѣкъ, какъ вы, отлично понимаетъ, какъ будетъ оцѣнено его благоволен³е.
   М-ръ Домби бросилъ величественный взглядъ, поправилъ галстукъ и, помолчавъ съ минуту, продолжалъ такимъ образомъ:
   - Я и м-съ Домби, сверхъ ожидан³я, не соглашаемся въ разсужден³и нѣкоторыхъ пунктовъ, имѣющихъ большую важность по своей натурѣ. Мы, кажется, еще не понимаемъ другъ друга. М-съ Домби должна пр³обрѣсть нѣкоторую опытность, нѣкоторыя свѣдѣн³я, для нея необходимыя.
   - М-съ Домби, безспорно, владѣетъ превосходными качествами души и тѣла, и, нѣтъ сомнѣн³я, она издавна должна была привыкнуть къ лестнымъ для нея похваламъ и комплиментамъ, - возразилъ сладкимъ языкомъ неусыпный стражъ всѣхъ движен³й м-ра Домби, - но тамъ, гдѣ долгъ и уважен³е неразрывно соединены съ нѣжными влечен³ями сердца, тамъ, безъ сомнѣн³я, какое-нибудь мелкое недоразумѣн³е легко можетъ быть отстранено двумя-тремя словами, сказанными во время и кстати.
   Мысли м-ра Домби инстинктивно перенеслись на лицо, смотрѣвшее на него въ уборной его жены, когда повелительная рука протянута была къ дверямъ. Онъ живо представилъ себѣ уважен³е и долгъ, соединенный съ нѣжнѣйшими влечен³ями сердца, и тутъ же почувствовалъ, что кровь прихлынула къ его головѣ.
   - Не задолго передъ смертью м-съ Скьютонъ я и м-съ Домби имѣли нѣкоторое разсужден³е относительно моего неудовольств³я, котораго сущность, въ общихъ чертахъ, вамъ уже извѣстна изъ того, что на вашихъ глазахъ произошло между м_н_о_й и м-съ Домби въ тотъ вечеръ, какъ вы находились въ нашемъ... въ м_о_е_м_ъ домѣ.
   - О, помню, помню, - сказалъ улыбающ³йся Каркеръ, - я очень жалѣлъ, что сдѣлался тогда печальнымъ свидѣтелемъ... Такой человѣкъ, какъ я, очень натурально, долженъ гордиться довѣр³емъ такой фамил³и, какъ ваша, хотя, признаться, сэръ, я не понимаю, что заставляетъ васъ выходить изъ предѣловъ вашего крута и удостаивать чрезмѣрной благосклонностью такихъ ничтожныхъ людей, какъ я ... Само собой разумѣется, мнѣ было очень пр³ятно, что вы представили меня м-съ Домби еще прежде, чѣмъ она возведена была на эту высокую ступень; но, повторяю еще разъ, я очень жалѣлъ, что сдѣлался предметомъ такого совершенно особеннаго, исключительнаго предпочтен³я.
   М-ръ Домби призадумался. Онъ рѣшительно не постигалъ, какъ можно по какому бы то ни было поводу принимать его благоволен³е и высокое покровительство съ грустнымъ чувствомъ сожалѣн³я. Такая мысль была для него неразгаданнымъ нравственнымъ феноменомъ. Помолчавъ съ минуту, онъ величаво поднялъ голову и, проникнутый сознан³емъ своего достоинства, сказалъ довольно суровымъ тономъ:
   - Объяснитесь, Каркеръ, - какъ я долженъ понимать васъ.
   - О, да, я запуталъ свою мысль; извините, сэръ. Но дѣло, однако, вотъ въ чемъ: м-съ Домби, какъ, вѣроятно, вы замѣтили, никогда не удостоивала меня благосклоннаго вниман³я ... это, разумѣется, въ порядкѣ вещей, и было бы смѣшно, если бы такой человѣкъ, какъ я, вздумалъ обижаться, что на него не обращаетъ вниман³я знатная леди, притомъ леди, справедливо гордая блистательными талантами и своимъ высокимъ положен³емъ въ свѣтѣ ... но все-таки, или, лучше, именно потому-то мнѣ и не хотѣлось бы навлечь на себя ея гнѣвъ; a я знаю, м-съ Домби не вдругъ проститъ мнѣ мое невинное участ³е въ тогдашнемъ вашемъ разговорѣ. Вашимъ негодован³емъ шутить нечего, вы это должны помнить, a тутъ вдобавокъ, когда оно было выражено при третьемъ лицѣ...
   - Каркеръ, - сказалъ м-ръ Домби горделивымъ тономъ, - я полагаю, что я, a не другой кто въ моемъ обществѣ - первое лицо.
   - О, кто же осмѣлится въ этомъ сомнѣваться? - возразилъ Каркеръ съ нетерпѣн³емъ человѣка, безусловно подтверждающаго неопровержимый фактъ.
   - М-съ Домби, когда дѣло идетъ о насъ обоихъ, становится вторымъ лицомъ, я полагаю, - продолжалъ Домби. - Такъ ли?
   - Такъ ли! - подхватилъ Каркеръ. - Вы, конечно, знаете лучше всѣхъ, что тутъ нечего спрашивать.
   - Въ такомъ случаѣ, надѣюсь, Каркеръ, вы не станете затрудняться въ выборѣ между гнѣвомъ м-съ Домби и моимъ совершеннымъ благоволен³емъ.
   - Такъ это, конечно, - возразилъ Каркеръ, - я имѣлъ несчаст³е заслужить гнѣвъ м-съ Домби. Она вамъ ничего не говорила объ этомъ?
   - Мало ли, что она говорила и можетъ наговорить впередъ! - отвѣчалъ м-ръ Домби съ величественнымъ спокойств³емъ и холодностью, - я не чувствую никакого желан³я припоминать или повторять мнѣн³я, несогласныя съ моимъ собственнымъ образомъ мыслей. Незадолго передъ этимъ, какъ вамь извѣстно, я старался ознакомить м-съ Домби съ извѣстными случаями домашней подчиненности, которые прямо касаются до нея. Мнѣ не удалось убѣдить м-съ Домби, что она во всѣхъ этихъ отношен³яхъ должна перемѣнить свое поведен³е для ея же спокойств³я и благополуч³я, неразрывно соединеннаго съ моимъ собственнымъ достоинствомъ; поэтому я тогда же далъ замѣтить м-съ Домби, что дальнѣйш³е свои виды и предположен³я на ея счетъ я объясню ей черезъ моего повѣреннаго, то есть черезъ васъ, Каркеръ, котораго въ этомъ дѣлѣ я хочу считать своей правой рукой.
   - Теперь, Каркеръ, - продолжалъ м-ръ Домби, - я не считаю нужнымъ откладывать своего намѣрен³я. Пусть безъ всякаго замедлен³я устроится дѣло такъ, какъ я этого хочу. Со мною шутить никто не долженъ. Пусть немедленно узнаетъ м-съ Домби, что моя воля для нея законъ, и что я не привыкъ ни по какому поводу дѣлать исключен³я изъ общаго правила моей жизни. На васъ, Каркеръ, возлагаю это поручен³е и, надѣюсь, послѣ всего, что вамъ сказано, вы не будете отговариваться истиннымъ или мнимымъ гнѣвомъ м-съ Домби. Здѣсь, какъ и въ другихъ случаяхъ, ваша обязанность исполнить мою волю во всей точности.
   - Приказывайте, - сказалъ Каркеръ, - и я повинуюсь.
   - Да, я знаю, что мнѣ стоитъ только приказать, и потому я приступаю къ дѣлу. М-съ Домби, нѣтъ сомнѣн³я, принадлежитъ къ разряду женщинъ съ высокими талантами, и она даже вполнѣ...
   - Оправдываетъ вашъ выборъ, - подхватилъ улыбающ³йся Каркеръ.
   - Да, если вамъ угодно употребить такой образъ выражен³я, но я не понимаю, почему она не надлежащимъ образомъ цѣнитъ титулъ, которымъ ее удостоили. Есть въ м-съ Домби духъ сопротивлен³я, начало противорѣч³я, которое должно быть ослаблено, потрясено, вырваио съ корнемъ, уничтожено. М-съ Домби, по-видимому, не хочетъ понять, что всякая мысль о противорѣч³и мнѣ чудовищна и нелѣпа.
   - О, мы это отлично понимаемъ! - возразилъ Каркеръ, улыбаясь наилюбезнѣйшимъ образомъ.
   - Конечно, вы понимаете. Надѣюсь. Впрочемъ, хотя поведен³е м-съ Домби, къ великому изумлен³ю, осталось неизмѣннымъ послѣ моего объяснен³я, однако, отдавая ей справедливость, я долженъ сказать, что мой выговоръ произвелъ на нее могущественное впечатлѣн³е. И немудрено: я выразилъ свое неудовольств³е прямо, рѣшительно и съ такою строгостью, которая исключала всякую возможность сопротивлен³я.
   Послѣдн³я слова Домби произнесъ съ необычайнымъ эффектомъ.
   - Поэтому, Каркеръ, - продолжалъ онъ, - вы примете на себя трудъ объявить м-съ Домби отъ моего имени, что я рекомендую ея вниман³ю нашъ первый разговоръ, и крайне удивляюсь, отчего до сихъ поръ онъ не возымѣлъ ожидаемаго дѣйств³я; что моя непремѣнная воля - измѣнить и установить ея поведен³е сообразно правиламъ, подробно изложеннымъ и объясненнымъ въ этомъ разговорѣ; что я недоволенъ ея поведен³емъ; что я въ высокой степени негодую на ея поведен³е, и что, наконецъ, я буду поставленъ въ непр³ятную необходимость объявить ей черезъ васъ болѣе строг³я и рѣшительныя опредѣлен³я, если она не обратится къ своему долгу и не будетъ во всемъ поступать сообразно моимъ желан³ямъ, точно такъ же, какъ первая м-съ Домби, или какъ поступала бы всякая другая женщина на ея мѣстѣ.
   - Первая м-съ Домби жила очень счастливо! - сказалъ м-ръ Каркеръ, испустивъ глубок³й вздохъ.
   - Первая м-съ Домби была разсудительна и отличалась правильнымъ образомъ мыслей, - сказалъ м-ръ Домби, проникнутый джентльменской терпимостью къ покойницѣ.
   - Какъ вы думаете, миссъ Домби похожа на свою мать? - спросилъ Каркеръ.
   Въ одно мгновен³е измѣнилась вся физ³оном³я м-ра Домби. Повѣренный агентъ вперилъ въ него свои глаза.
   - Я имѣлъ неосторожность коснуться самой чувствительной струны вашего сердца, - сказалъ Каркеръ сокрушеннымъ тономъ раскаян³я, который, какъ нельзя болѣе противорѣчилъ выражен³ю его орлинаго взора. - О, простите меня, сэръ! Въ жару усерд³я къ вашимъ выгодамъ я совсѣмъ забываю фамильныя отношен³я. О, ради Бога, простите меня!
   - Каркеръ, - началъ м-ръ Домби торопливымъ и значительно измѣненнымъ тономъ. Его губы поблѣднѣли и потупивш³еся глаза безсознательно прыгали съ одной тарелки на другую. - Каркеръ, вы не имѣете нужды въ извинен³и. Ваши слова имѣютъ прямое отношен³е къ предмету настоящей бесѣды, и вы ошибаетесь, когда думаете, что пробудили во мнѣ горестныя воспоминан³я. Вамъ нечего оправдываться, Каркеръ, я не одобряю обращен³я м-съ Домби съ моею дочерью.
   - Извините, я не совсѣмъ васъ понимаю, - сказалъ Каркеръ.
   - Такъ поймите же, что вы должны сдѣлать... то есть, что вы непремѣнно сдѣлаете отъ моего имени возражен³е м-съ Домби насчетъ этого пункта. Вы скажете м-съ Домби, что мнѣ отнюдь не нравится ея романическая привязанность къ моей дочери; это, вѣроятно, уже замѣчено. Вѣроятно, толкуютъ, что отношен³я м-съ Домби къ моей дочери рѣзко противорѣчатъ ея отношен³ямъ ко мнѣ самому. Поэтому вы скажете ей прямо и безъ обиняковъ, что я протестую противъ такого чудовищнаго безпорядка, и требую, чтобы она обратила все свое вниман³е на этотъ протестъ. Истинное ли чувство увлекаетъ м-съ Домби, или одинъ только капризъ, или просто духъ сопротивлен³я моей волѣ, - въ томъ или другомъ, или третьемъ случаѣ скажите ей, что я протестую настоятельно и безъ всякаго ограничен³я. Если ее увлекаетъ истинное чивство, тѣмъ скорѣе и рѣшительнѣе должно быть измѣнено ея поведен³е, потому что она ни въ какомъ случаѣ не можетъ быть полезна моей дочери. Въ моей женѣ могутъ, конечно, обнаруживаться избытокъ сентиментальности и нѣжнѣйш³я привязанности разнаго рода; но пусть она обращаетъ эти наклонности на что ей угодно, только отнюдь не на мою дочь. Въ моемъ домѣ, еще разъ, я - первое лицо, и первая обязанность моей жены - безусловное подчинен³е моей волѣ.
   М-ръ Домби говорилъ съ одушевлен³емъ, и лицо его почти побагровѣло отъ сильнаго волнен³я, въ какомъ до этой поры даже Каркеръ никогда его не видалъ. Мало-по-малу, однако, онъ пришелъ въ обыкновенное положен³е и заключилъ свою рѣчь болѣе спокойнымъ, хотя не менѣе величественнымъ тономъ:
   - Итакъ, м-ръ Каркеръ, вы примете на себя трудъ представить вниман³ю м-съ Домби этотъ важный пунктъ со всѣми подробностями, которыя къ нему могутъ относиться. Не забудьте, что онъ долженъ составить первую статью въ поручен³и, на васъ возложенномъ.
   М-ръ Каркеръ вышелъ изъ-за стола, поклонился и съ задумчивымъ видомъ остановился передъ каминомъ, опустивъ свой гладк³й подбородокъ на бархатную руку. Въ его взорѣ, обращенномъ на м-ра Домби, выражалось самое злобное, мефистофелевское лукавство и вмѣстѣ сознан³е полнаго торжества надъ своимъ великимъ командиромъ. М-ръ Домби, между тѣмъ, снова принявъ величественную позу, изволилъ любоваться на заморскую птицу, которая для его удовольств³я выбивалась изо всѣхъ силъ, гарцуя около своего большого обручальнаго кольца.
   - Прошу извинить, - сказалъ Каркеръ, усаживаясь опять на стулъ противъ м-ра Домби, - но для меня необходимы нѣкоторыя пояснен³я. Знаетъ ли м-съ Домби, что вы намѣрены сдѣлать меня органомъ вашего неудовольств³я?
   - Знаетъ.
   - A зачѣмъ она знаетъ? - быстро возразилъ Каркеръ.
   - Какъ зачѣмъ? - я ей говорилъ.
   - Такъ. A зачѣмъ вы говорили, смѣю спросить? Извините, - продолжалъ Каркерь, улыбаясь и положивъ свою бархатную руку на плечо м-ра Домби, - но мнѣ надобно хорошо знать сущность дѣла, чтобы тѣмъ успѣшнѣе совершить важное поручен³е, отъ котораго, нѣтъ сомнѣн³я, должны произойти самыя благодѣтельныя послѣдств³я. Кажется, впрочемъ, я съ удовлетворительною ясностью представляю себѣ главныя обстоятельства. Я не имѣю счастья пользоваться добрымъ мнѣн³емъ м-съ Домби. Въ моемъ положен³и, разумѣется, было бы глупо на это разсчитывать, но все же мнѣ надобно уяснить этотъ пунктъ. Потрудитесь же сказать, точно ли м-съ Домби гнѣвается на меня?
   - Можетъ быть.
   - Слѣдовательно, для нея тѣмъ непр³ятнѣе будетъ узнать о вашемъ неудовольств³и именно черезъ меня?
   - Каркеръ, я вамъ говорилъ и еще повторяю, что нѣтъ никакой надобности вамъ или мнѣ принимать въ соображен³е тотъ или другой образъ мыслей м-съ Домби. Пусть предположен³е ваше справедливо; что же изъ этого?
   - Извините. Но если я хорошо васъ понимаю, дѣло идетъ, кажется, о томъ, чтобы унизить, во что бы то ни стало, гордость м-съ Домби... я осмѣлился употребить это слово для выражен³я качества, которое, будучи приведено въ свои приличныя границы, неоспоримо содѣйствуетъ къ возвышен³ю очаровательныхъ прелестей леди, столь знаменитой по своей красотѣ и талантамъ. Словомъ сказать, сэръ, вы хотите наказать... то есть, не то, чтобы наказать, a обратить свою супругу къ предѣламъ подчиненности, которая теперь отъ нея требуется по естественному и законному праву.
   - Каркеръ, вамъ должно быть извѣсгно, что я не привыкъ никому отдавать подробныхъ отчетовъ въ своемъ поведен³и. Я вамъ не возражаю и не хочу возражать. Но если вы сами имѣете что-нибудь сказать противъ изложенныхъ пунктовъ, - говорите; это другой вопросъ. Признаюсь, однако, я никакъ не предполагалъ, чтобы довѣр³е мое, въ какомъ бы то ни было случаѣ, могло васъ унизить...
   - М_е_н_я унизить! О, Боже мой! - воскликнулъ Каркеръ, всплеснувъ руками.
   - Или поставить васъ въ ложное положен³е!
   - М_е_н_я въ ложное положен³е! - возразилъ Каркеръ, исполненный горестными чувствован³ями, - я горжусь... я съ величайшимъ восторгомъ готовъ взяться за исполнен³е вашего поручен³я, и будьте убѣждены, я сумѣю оправдать довѣр³е, котораго меня удастаиваютъ. Признаюсь, мнѣ никакъ бы не хотѣлось быть предметомъ постояннаго негодован³я леди, къ ногамъ которой собираюсь повергнуть свое ревностное усерд³е; она ваша супруга, и этого довольно, чтобы я питалъ къ ней глубокое уважен³е, но при всемъ томъ ваше желан³е было и будетъ для меня священнымъ закономъ, предъ которымъ уничтожаются всяк³я друг³я отношен³я. Къ тому же, какъ скоро м-съ Домби обратится на истинный путь, отказавшись отъ мелкихъ заблужден³й, легко объясняемыхъ новостью ея положен³я, то я смѣю надѣяться, она увидитъ тогда въ моемъ слабомъ участ³и зародышъ глубочайшаго къ вамъ уважен³я и пойметъ, что я готовъ пожертвовать для васъ всѣми благами на свѣтѣ. Вотъ это только и утѣшаетъ меня въ настоящемъ положен³и, которое, согласитесь, слишкомъ затруднительно для всякаго, кто проникнутъ сознан³емъ чести и долга. Заранѣе радуюсь успѣху возложеннаго на меня поручен³я и не сомнѣваюсь, что благоразумное объяснен³е еще болѣе укрѣпитъ нѣжнѣйш³я узы любви и уважен³я, которыми соединена съ вами прелестнѣйшая, прекраснѣйшая, очаровательнѣйшая изъ всѣхъ женщинъ.
   Въ эту минуту м-ръ Домби, казалось, опять увидѣлъ руку очаровательнѣйшей женщины, протянутую къ дверямъ, и въ сладкомъ языкѣ повѣреннаго агента опять услышалъ повторен³е словъ: "Мы чуж³е съ этого времени, и ничто не можетъ насъ болѣе удалить другъ отъ друга!" Но онъ скоро прогналъ этотъ фантастическ³й образъ и, не измѣняя своего рѣшен³я, сказалъ:
   - Конечно, Каркеръ, конечно. Я не сомнѣваюсь.
   - Больше ничего? - промолвилъ Каркеръ, поставивъ стулъ на прежнее мѣсто - они еще не кончили завтрака - и съ подобострастнымъ вниман³емъ дожидаясь отвѣта.
   - Ничего больше, - сказалъ м-ръ Домби. - Замѣтьте хорошенько, Каркеръ, что во всѣхъ этихъ переговорахъ, производимыхъ черезъ васъ, я ни п_о к_а_к_о_м_у п_о_в_о_д_у не допускаю никакихъ возражен³й или отговорокъ со стороны м-съ Домби. Вы примите мѣры не показываться мнѣ на глаза съ этими возражен³ями или отговорками. М-съ Домби извѣщена, что я не намѣренъ входить въ длинныя разсужден³я о какомъ бы то ни было предметѣ, который происходитъ между нами. Что я сказалъ - сказалъ, и мое слово - неизмѣнный законъ.
   М-ръ Каркеръ согласился на все съ безмолвнымъ благоговѣн³емъ, и потомъ они оба, каждый съ удовлетворительнымъ апетитомъ, принялись оканчивать завтракъ. Явился и Точильщикъ по первому мановен³ю своего всемогущаго чародѣя, готовый для его удовольств³я во всякую минуту сломить себѣ шею. Немедленно послѣ завтрака подвели коня м-ру Домби, и когда вслѣдъ за тѣмъ Каркеръ сѣлъ на свою лошадь, они оба отправились въ Сити.
   М-ръ Каркеръ былъ въ самомъ веселомъ расположен³и духа и повелъ оживленную рѣчь съ увлекательнымъ краснорѣч³емъ. М-ръ Домби изволилъ слушать съ высочайшей охотой и по-временамъ благосклонно дѣлалъ кратк³я замѣчан³я, долженствовавш³я поддержать разговоръ. Такъ они ѣхали оба спокойно и чинно, вполнѣ довольные другъ другомъ. Домби, какъ и слѣдуетъ, величаво держалъ шею на своемъ туго накрахмаленномъ галстукѣ и еще величественнѣе вытягивалъ ноги на своихъ очень длинныхъ стременахъ. Опустивъ поводья и поднявъ хлыстикъ, онъ даже не смотрѣлъ, куда несетъ его благородный конь. На этомъ законномъ основан³и благородный конь имѣлъ полное право споткнуться среди дороги на огромный камень, сбросить черезъ гриву своего всадника, лягнуть его своимъ звонкимъ металлическимъ копытомъ и въ заключен³е обнаружить твердое намѣрен³е повалиться на него всею тяжестью своего тучнаго тѣла.
   Каркеръ, отличный наѣздникъ и проворный слуга, въ одно мгновенье соскочилъ съ сѣдла и помотъ барахтающемуся коню встать на всѣ четыре ноги въ почтительномъ отдален³и отъ всадника, лежавшаго среди дороги. Одной минутой позже, и довѣр³е нынѣшняго утра была бы послѣднимъ въ жизни Домби. Несмотря на торопливость и крайнюю запутанность движен³й, Каркеръ, нагибаясь надъ своимъ низверженнымъ начальникомъ, не замедлилъ выставить всѣ свои бѣлоснѣжные зубы и съ мефистофелевской улыбкой прошепталъ: "Вотъ теперь-то м-съ Домби имѣетъ основательную причину гнѣваться на правую руку своего супруга".
   Между тѣмъ, м-ръ Домби, безчувственный и облитый кровью, струившейся по головѣ и по лицу, немедленно, подъ надзоромъ Каркера, былъ отнесенъ рабочими, занятыми починкой дороги, въ ближайш³й трактиръ, куда черезъ нѣсколько минутъ со всѣхъ сторонъ нахлынули почтенные хирурги, привлеченные на мѣсто приключен³я таинственнымъ инстинктомъ, подобно коршунамъ, которыхъ тотъ же инстинктъ и съ такою же поспѣшностью наводитъ на трупъ верблюда, издохшаго среди пустыни. Когда пац³ентъ, послѣ нѣкоторыхъ трудовъ, приведенъ былъ въ чувство, джентльмены принялись разсуждать о свойствѣ его ранъ. Первый хирургъ, живш³й подлѣ трактира, доказывалъ весьма убѣдительно, что м-ръ Домби во многихъ мѣстахъ переломилъ ногу. Такого же мнѣн³я былъ и трактирщикъ. Друг³е два хирурга, имѣвш³е жительство далеко отъ мѣста приключен³я, и которыхъ привелъ сюда случай, опровергали это мнѣн³е съ рѣдкимъ безкорыст³емъ и такъ побѣдоносно, что подъ конецъ консультац³и состоялось рѣшен³е такого рода: "Такъ какъ больной, собственно говоря, не переломилъ ни одной кости, a получилъ только контуз³ю, хотя довольно сильную, и повредилъ одно ребро, то отсюда и слѣдуетъ, что его сегодня же къ вечеру надлежитъ перевезти изъ трактира въ его собственный домъ, наблюдая при этомъ дѣйств³и всевозможныя предосторожности". Когда раны были перевязаны и омыты, что, натурально, заняло довольно времени, и пац³ентъ уложенъ въ постель, м-ръ Каркеръ опять вскочилъ на своего кокя и поскакалъ съ горестною вѣстью.
   Въ эту минуту, болѣе чѣмъ когда-либо, вся его физ³оном³я выражала жестокость и лукавство, хотя вообще черты его лица были довольно правильны и даже прекрасны. Взволнованный сильными ощущен³ями, онъ летѣлъ во весь опоръ какъ охотникъ, преслѣдовавш³й, вмѣсто дикаго звѣря, женщинъ и мужчинъ. Наконецъ, въѣхавъ въ тѣсныя и многолюдныя улицы, Каркеръ сдержалъ поводья, и, предоставивъ бѣлоногому коню самому выбирать дорогу, онъ съ обыкновеннымъ комфортомъ развалился на сѣдлѣ и выставилъ передъ почтенной публикой свои перловые зубы.
   Подъѣхавъ къ дому м-ра Домби, онъ приказалъ доложить, что проситъ позволен³я видѣть м-съ Домби по весьма нужному дѣлу. Слуга, оставивш³й его въ залѣ, скоро воротился съ отвѣтомъ, что м-съ Домби проситъ извинить, такъ какъ въ этотъ часъ y нея не бываетъ гостей, о чемъ онъ, слуга, забылъ сказать напередъ.
   М-ръ Каркеръ, совершенно приготовленный къ холодному пр³ему, поспѣшилъ написать на карточкѣ, что ему непремѣнно и безъ малѣйшаго отлагательства должно имѣть удовольств³е видѣть м-съ Домби. "Я бы не осмѣлился, - писалъ онъ, - быть столь докучливымъ во второй разъ (это было подчеркнуто), если бы теперь, такъ же какъ и тогда, не былъ увѣренъ, что настоящ³й случай оправдаетъ мою дерзость". Черезъ нѣсколько минутъ вышла горничная и повела м-ра Каркеръ въ гостиную наверхъ, гдѣ сидѣли Эдиѳь и Флоренса.
   Никогда не думалъ Каркеръ, чтобы Эдиѳь была такъ прекрасна. Часто и долго его сладострастное воображен³е останавливалось на ея изящныхъ формахъ, но никогда въ самыхъ смѣлыхъ мечтахъ она не являлась ему и вполовину такой обворожительной красавицей.
   Гордо встрѣченный ея взглядомъ на порогѣ, онъ поклонился очень вѣжливо и въ то же мгновен³е посмотрѣлъ на Флоренсу съ неизъяснимымъ выражен³емъ новой власти, какую имѣлъ надъ нею. Дѣвушка невольно потупила глаза къ величайшему удовольств³ю м-ра Каркера, торжествовавшаго теперь и надъ ней, и надъ Эдиѳью, которая привстала, чтобы его принять.
   Онъ былъ въ отчаян³и.... глубоко огорченъ.... даже не могъ выразить, съ какой неохотой онъ пришелъ приготовить м-съ Домби къ извѣст³ю о приключен³и.... впрочемъ, о весьма маловажномъ приключен³и. Онъ умолялъ м-съ Домби успокоиться.... вооружиться твердостью духа. Честное и благородное слово, что бѣды большой нѣтъ. Но м-ръ Домби....
   Флоренса испустила пронзительный крикъ. Но м-ръ Каркеръ смотрѣлъ не на нее, a на м-съ Домби. Эдиѳь успокоила дѣвушку. Она не испустила пронзительнаго крика. Нѣтъ, совсѣмъ нѣтъ.
   Съ м-ромъ Домби случилось на дорогѣ приключен³е. Его лошадь споткнуласъ, и онъ упалъ.
   - О Боже мой! - воскликнула Флоренса въ порывѣ отчаян³я - онъ расшибся.... израненъ... убитъ!
   О нѣтъ. Честное и благородное слово, м-ръ Домби, сначала, правда, довольно оконтуженный, скоро, однако, пришелъ въ чувство, и хотя, конечно, онъ расшибся, но опасности нѣтъ никакой. Если-бъ было иначе, онъ, Каркеръ, несчастный вѣстникъ, никакъ бы не осмѣлился лично явиться передъ м-съ Домби. Онъ излагаетъ теперь дѣло такъ, какъ оно есть, и въ этомъ имѣетъ честь торжественно увѣрить м-съ Домби.
   Все это было сказано какъ-будто въ отвѣтъ не Флоренсѣ, a Эдиѳи, и его глаза были постоянно обращены на Эдиѳь.
   Потомъ Каркеръ увѣдомилъ, гдѣ положили м-ра Домби и просилъ, чтобы немедленно приказали заложить карету для возвращен³я его домой
   - Маменька! - лепетала Флоренса, заливаясь слезами, - нельзя ли мнѣ ѣхать туда?
   При этихъ словахъ, м-ръ Каркеръ бросилъ тайный взглядъ на Эдиѳь и отрицательно кивнулъ головою. Потомъ онъ съ удовольств³емъ замѣтилъ внутреннюю борьбу м-съ Домби, прежде чѣмъ она рѣшилась отвѣчать ему своими прекрасными глазами, но все-таки отвѣтъ былъ вырванъ, потому что, въ противномъ случаѣ, Каркеръ обнаружилъ рѣшительное намѣрен³е вступить въ уб³йственное объяснен³е съ самой Флоренсой.
   - Мнѣ поручено просить, - сказалъ м-ръ Каркер, - чтобы новая ключница.... м-съ Пипчинъ, кажется, ея имя...
   Ничго не ускользало отъ его вниман³я. Сейчасъ онъ увидѣлъ, что въ подобномъ распоряжен³и заключалась новая обида м-ра Домби его женѣ.
   - ... чтобы м-съ Пипчинъ распорядилась приготовить постель въ нижнемъ этажѣ, такъ какъ м-ръ Домби желаетъ во время болѣзни оставаться въ своихъ комнатахъ. С³ю минуту я опять ѣду къ м-ру Домби Мнѣ, конечно, нѣтъ надобности увѣрять васъ, м-съ, что вашему супругу оказываютъ всевозможное вниман³е и приняты самыя рѣшительныя мѣры для его спокойств³я. Позвольте повторить еще, что опасности нѣтъ никакой. Даже вы, м-съ, можете быть совершенно спокойны: повѣрьте мнѣ въ этомъ.
   Оыъ раскланялся очень любезно и съ видомъ совершеннѣйшей искренности. Воротившись еще разъ въ комнаты м-ра Домби, онъ сдѣлалъ необходимыя распоряжен³я относительно кареты и постели, и потомъ, вскочивъ на своего коня, поѣхалъ тихимъ и ровнымъ шагомъ въ Сити, куда должны были отправить карету. Во всю дорогу онъ былъ очень задумчивъ, еще задумчивѣе казался въ Сити, и эта задумчивость возросла до высшей степени, когда онъ поѣхалъ въ каретѣ къ трактиру, гдѣ былъ оставленъ м-ръ Домби. Но какъ скоро м-ръ Каркеръ очутился опять при постели больного, присутств³е духа воротилось къ нему въ полномъ объемѣ, и онъ вновь получилъ совершеннѣйшее сознан³е о своихъ перловыхъ зубахъ.
   Были сумерки, когда м-ръ Домби, окутанный шинелями и обложенный подушками, помѣстился не безъ нѣкотораго труда въ своей каретѣ, куда на противоположную сторону сѣлъ и м-ръ Каркеръ, для котораго сдѣлалось теперь священнымъ долгомъ развлекать и успокаивать больного, отягченнаго страшными недугами. Они ѣхали тихо, почти шагомъ, избѣгая тряски, и поэтому была уже ночь, когда карета остановилась y подъѣзда, гдѣ ихъ встрѣтила м-съ Пипчинъ, угрюмая и кислая, твердо помнившая перув³анск³е рудники, о которыхъ вся прислуга, женская и мужская, съ каждымъ днемъ получала все болѣе точныя свѣдѣн³я. Въ эту минуту м-съ Пипчинъ поливала уксуснымъ краснорѣч³емъ дюжихъ лакеевъ, которые выносили изъ кареты м-ра Домби. Каркеръ оставался въ спальнѣ до тѣхъ поръ, пока больного не уложили въ постель; потомъ, такъ какъ м-ръ Домби изъявилъ желан³е остаться наединѣ съ м-съ Пипчинъ, Каркеръ еще разъ отправился въ аппартаменты м-съ Домби съ подробнымъ докладомъ о состоян³и драгоцѣннѣйшаго здоровья ея высокаго супруга.
   Эдиѳь была опять вмѣстѣ съ Флоренсой, и опять м-ръ Каркеръ къ одной Эдиѳи обратилъ свои сладкоглаголивыя уста, какъ будто она была жертвой ужаснѣйшаго безпокойства. М-ръ Каркеръ съ удивительнымъ самоотвержен³емъ раздѣлялъ это безпокойство, и, проникнутый трогательнымъ участ³емъ, отважился на прощаньи взять руку м-съ Домби и почтительно поднести ее къ своимъ устамъ. Въ ту минуту онъ украдкой бросилъ взглядъ на. Флоренсу и поспѣшно вышелъ изъ комнаты.
   Эдиѳь не отняла руки и не сдѣлала громкаго апплодисмента по прекрасному лицу вѣжливаго кавалера, несмотря на ярк³й румянецъ, покрывш³й ея щеки, несмотря на яркое зарево въ ея глазахъ и судорожное б³ен³е ея сердца. Но, оставшись одна въ своей комнатѣ, она со всего размаху дала пощечину мраморному камину, такъ что при этомъ ударѣ выступила кровь на ея оконтуженной рукѣ. И долго она держала передъ открытымъ каминомъ свою руку, какъ будто хотѣла ее оторвать и положить вмѣсто полѣна на пылающ³е угли. И долго сидѣла она одна подлѣ мерцающаго иламени, въ мрачной и грозной красотѣ наблюдая темныя тѣни на стѣнѣ, какъ будто въ нихъ обрисовывались ея собственныя мысли. И быстро тоскливое предчувств³е вызывало передъ ея взволнованнымъ воображеньемъ разнообразныя фигуры одна другой мрачнѣе, одна другой отвратительнѣе. Но надъ всѣми фигурами рѣзко и гордо выставлялся одинъ гигантск³й образъ, отвратительный до омерзѣн³я.
   То былъ образъ м-ра Домби.
  

Собран³е сочинен³й Чарльза Динкснса.

  

Домби и сынъ.

Часть третья.

Переводъ Иринарха Введенскаго.

  

С. Петербургъ.

Типограф³я Товарищества "Просвѣщен³е", 7 рота, 20.

  

Оглавлен³е.

  
   Глава XLIII. Ночныя бдѣн³я
   " XLIV. Разлука
   " XLV. Повѣренный аген

Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
Просмотров: 251 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа