Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Домби и сын, Страница 23

Диккенс Чарльз - Домби и сын



ѣкъ. И вотъ, послѣ такой безграничной довѣрчивости, я вдругъ увидѣла пропасть, готовую раздѣлить насъ. Эдиѳь, моя милая, безцѣнная Эдиѳь, измѣнилась въ своихъ отношен³яхъ ко мнѣ. Глубокая тайна закралась въ ея ангельскую душу, и, откровенная во всемъ, она всячески начала избѣгать со мною разговоровъ о роковомъ предметѣ. Судите, если можете, объ отчаян³и несчастной матери.
   Майоръ придвинулъ свой стулъ къ маленькому столику.
   - Я вижу это каждый день, и съ каждымъ днемъ, любезный майоръ, убѣждаюсь въ этомъ больше и больше. Съ часу на часъ я упрекаю себя за избытокъ снисходительности и довѣр³я, которое довело до такихъ жалкихъ послѣдств³й, и съ минуты на минуту я ожидаю, что м-ръ Домби наконецъ объяснится и облегчитъ невыносимыя муки; но... увы! тщетныя ожидан³я, напрасная надежда! Подъ гнетомъ угрызен³я - остерегитесь, майоръ, вы уроните чашку съ моимъ кофе - моя безцѣнная Эдиѳь совсѣмъ измѣнилась, и ужъ я не знаю, что мнѣ дѣлать. У кого пойдетъ просить совѣта несчастная мать?
   Майоръ, ободренный довѣрчивымъ тономъ, храбро протянулъ руку черезъ столикъ и сказалъ улыбаясь:
   - Посовѣтуйтесь со мной, м-съ. Старикашка Джой всегда былъ мастеръ давать совѣты.
   - Ну, такъ почему же вы ничего не говорите, лукавый и жесток³й человѣкъ? - воскликнула Клеопатра, подавая руку майоруи слегка ударивъ его вѣеромъ. - Вы знаете теперь тайну бѣдной матери, что можете вы сказать для ея облегчен³я?
   Майоръ засмѣялся и поцѣловалъ поданную руку.
   - Точно ли я не ошиблась въ предположен³и, что м-ръ Домби - человѣкъ съ благороднымъ и чувствительнымъ сердцемь? Точно ли имѣетъ онъ виды на мою дочь? Посовѣтуете ли вы, любезный майоръ, объ этомъ поговорить съ нимъ, серьезно поговорить или оставить его въ покоѣ? Что мнѣ дѣлать? О, говорите, майоръ, сдѣлайте милость, говорите.
   - Должны ли мы женить его на м-съ Грэйнджеръ? - кажется, вотъ въ чемъ вопрось, миледи.
   - О жесток³й человѣкъ! - воскликнула Клеопатра, придвигая свой вѣеръ къ майорову носу, - какъ же мы его женимъ?
   - Должны ли мы, спрашиваю я, женить негоц³анта Домби на полковницѣ Грэйнджеръ?
   М-съ Скьютонъ не отвѣчала ничего, но улыбнулась майору съ такой благосклонностью, что храбрый воинъ рѣшился запечатлѣть поцѣлуй на красныхъ губкахъ египетской красавицы, и запечатлѣлъ бы, если бы Клеопатра съ дѣвичьей ловкостью не отстранила его своимъ вѣеромъ. Неизвѣстно, было ли такое сопротивлен³е невольнымъ порывомъ дѣвственнаго сердца, или слѣдств³емъ нѣкоторыхъ опасен³й за розозыя уста.
   - М-ръ Домби славная добыча, не правда ли?
   - О продажный человѣкъ! - взвизгнула Клеопатра съ выражен³емъ оскорбленной добродѣтели. - Ты въ грязь затаптываешь самыя священныя чувства невиинаго сердца!
   - Домби, говорю я, славная добыча, и нѣтъ больше надобности его ловить: онъ спутанъ по рукамъ и по ногамъ. Это говоритъ вамъ Джозефъ Багстокъ, a онъ знаетъ, что говоритъ. Старичина Джой стоитъ y западни и держитъ ухо востро. Пусть Домби вертится какъ угодно: сѣть крѣпка, и не ему вырваться изъ засады. A вы, миледи, можете быть спокойны и положитесь во всемъ на стараго Джоя. Дѣлайте то, что и прежде дѣлали. Больше ничего не нужно съ вашей стороны.
   - Вы точно такъ думаете, любезный майоръ? - возразила Клеопатра, которая, несмотря на притворную разсѣянность, во все это время не спускала проницательныхъ глазъ съ болтливаго собесѣдника.
   - Такъ думалъ, миледи, такъ и буду думать. Несравненная Клеопатра и всенижайш³й слуга ея Антон³й Багстокъ вдоволь наговорятся о своемъ торжествѣ въ богатомъ и великолѣпномъ дворцѣ будущей м-съ Домби. Это дѣло рѣшенное. A знаете ли что? - продолжалъ майоръ серьезнымъ тономъ, переставъ улыбаться, - пр³ѣхалъ въ Лемингтонъ главный приказчикъ, правая рука м-ра Домби.
   - Сегодня поутру? - спросила Клеопатра.
   - Да, сегодня поутру. Домби ожидалъ его съ нетерпѣн³емъ и, если не ошибаюсь, онъ хочетъ знать его мнѣн³е насчетъ своихъ будущихъ плановъ. Я давно это смекнулъ. Старикашка Джой хитеръ, и его, съ вашего позволен³я, самъ чортъ не проведетъ. Разумѣется, Домби не скажетъ Каркеру ни слова, a все таки вывѣдаетъ всю подноготную. Такова ужъ его натура. Онъ гордъ, сударыня, гордъ, какъ Люциферъ.
   - Охотно этому вѣрю, - лепетала м-съ Скьютонъ, вспомнивъ о своей дочери. - Гордость - свойство великой души.
   - Ну такъ видите ли въ чемъ дѣло. Я уже мимоходомъ забросилъ два, три намека, и приказчикъ поймалъ ихъ налету. Къ вечеру забросимъ еще. На ловца и звѣрь бѣжитъ. A между тѣмъ Домби затѣялъ на завтрашнее утро послѣ всеобщаго завтрака прогулку въ Уаррикск³й замокъ и Кенильвортъ. Мнѣ поручено передать это приглашен³е. Угодно вамъ принять его?
   Здѣсь майоръ, задыхаясь отъ одышки и отъ глубокаго сознан³я своего лукавства, вынулъ изъ бумажника записку, адресованиую на имя ея в-пр-ва м-съ Скютонъ. Всенижайш³й и всепокорнѣйш³й Павелъ Домби свидѣтельствовалъ всесовершеинѣйшее почтен³е обѣимъ дамамъ и всеусерднѣйше просилъ ихъ осчастливить его принят³емъ предложен³я, котораго подробности поручалось изложить обязательному майору Багстоку. Въ постскриптѣ Павелъ Домби рекомендовалъ себя особенному вниман³ю прелестной и очаровательной м-съ Грэйнджеръ.
   - Тс! - вдругъ прошептала Клеопатра, останавливая майора. - Эдиѳь?
   Никакое перо не опишетъ вида притворнѣе и глупѣе принятаго любящею матерью при этомъ восклицан³и. Притворство, впрочемъ, было постоянною задачею м-съ Скьютонъ, и рѣшен³е этой задачи должно было послѣдовать не иначе и не раньше какъ въ могилѣ. Въ одно мгновен³е уничтожено всякое подозрѣн³е, что здѣсь, въ этой завѣшанной комнатѣ, между четырехъ глазъ происходилъ какой-нибудь серьезный разговоръ, и м-съ Скьютонъ, небрежно развалившись на софѣ, приняла самое спокойное положен³е при входѣ своей дочери.
   Эдиѳь, прекрасная, суровая и холодная, какъ всегда, небрежно кивнула головой майору, бросила проницательный взглядъ на мать, подошла къ окну, отодвинула занавѣсъ и принялась смотрѣть на улицу.
   - Милая Эдиѳь! - сказала м-съ Скьютонъ, - гдѣ ты такъ долго пропадала? мнѣ нужно поговорить съ тобою.
   - Вы сказали, что очень заняты, и я оставалась въ своей комнатѣ, - отвѣчала м-съ Грэйнджеръ, не отворачивая головы отъ окна.
   - Это очень жестоко для стараго Джоя, миледи, - сказалъ майоръ съ обыкновенною любезностыо.
   - Это очень жестоко, я знаю, - сказала м-съ Грэйнджеръ, продолжая смотрѣть въ окно, и сказала съ такимъ спокойнымъ презрѣн³емъ, что майоръ совершенно сбился съ толку и ничего не пр³искалъ въ отвѣтъ.
   - Майоръ Багстокъ, милая Эдиѳь, - a ты знаешь нѣтъ на свѣтѣ существа несноснѣе, скучнѣе, безполезнѣе майора...
   - Къ чему зти нѣжности, мама? кажется, мы теперь однѣ и можемъ говорить безъ всякихъ уловокъ. Мы понимаемъ другъ друга.
   Спокойное презрѣн³е, выразившееся на ея прекрасномъ лицѣ, было на этотъ разъ такъ глубоко и такъ выразительно, что нѣжная маменька, въ свою очередь, совсѣмъ растерялась, и сладенькая улыбка мгновенно сбѣжала съ ея багровыхъ ланитъ.
   - Милое дитя мое, - начала м-съ Скьютонъ.
   - Кажется, давно не дитя, если вамъ угодно, - прервала дочь съ насмѣшливой улыбкой.
   - Какъ ты сегодня капризна, мой ангелъ! дай же мнѣ договорить. М-ръ Домби приглашаетъ насъ черезъ майора на завтракъ съ тѣмъ, чтобы послѣ отправиться въ Уаррикъ и Кенильвортъ на гулян³е. Вотъ его пригласительная записка. Хочешь ли ты ѣхать, Эдиѳь?
   - Хочу ли я? - повторила дочь, вся вспыхнувъ и осматривая мать съ головы до ногъ.
   - Да, да, мой ангелъ, я знаю, ты поѣдешь, - замѣтила м-съ Скьютонъ безпечнымъ тономъ. - Объ этомъ нечего и спрашивать. Не хочешь ли взглянуть на письмо м-ра Домби?
   - Благодарю. Я не чувствую ни малѣйшаго желан³я читать письма м-ра Домби.
   - Въ такомъ случаѣ я сама напишу отвѣтъ, хотя сначала думала просить тебя быть моимъ секретаремъ.
   Эдиѳь не пошевельнулась, не отвѣчала. М-съ Скьютонъ попросила майора придвинуть письменный столикъ, выбрать перо и листъ бумаги. Услужливый майоръ выполнилъ все это молча и съ глубокимъ благоговѣн³емъ.
   - Что сказать ему отъ тебя, Эдиѳь? - спросила м-съ Скьютонъ, останавливаясь съ перомъ въ рукахъ надъ постскриптомъ.
   - Все, что хотите, мама, - отвѣчала дочь съ величайшимъ хладнокров³емъ.
   М-съ Скьютонъ, не спрашивая болѣе объяснен³й, докончила письмо и подала его майору, который, принимая этотъ драгоцѣнный даръ, сдѣлалъ видъ, что кладетъ его подлѣ сердца, но положилъ однако-жъ въ карманъ своихъ панталонъ, такъ какъ жилетъ оказался неудобнымъ для такого груза. Потомъ майоръ вѣжливо началъ раскланиваться съ обѣими дамами. Мать отвѣчала съ обыкновенной учтивостью, a м-съ Грэйнджеръ, продолжая сидѣть y окна, кивнула съ такимъ гордымъ презрѣн³емъ, которое въ прахъ уничтожило ловкаго джентльмена. Было бы гораздо сноснѣе для майора, если бы гордая красавица вовсе не замѣтила его поклоновъ.
   Возвращаясь домой изъ этой экспедиц³и, майоръ велѣлъ идти туземцу съ его багажемъ впереди, такъ какъ день былъ жарк³й и нужно было укрываться подъ тѣнью злосчастиаго изгнанника. Мысли зароились стройной толпой въ широкой головѣ храбраго воина, и онъ выражалъ ихъ даже вслухъ:
   - Кой чортъ! - говорилъ майоръ Багстокъ. - И странна, и дика, и люта, какъ будто съ цѣпи сорвалась! Ну, да знаемъ мы васъ, сударь мой! Кого другого, a насъ не проведутъ. Эк³я штуки!... Однако-жъ матушка, кажется, не шутя поссорилась съ дочкой. Какой бѣсъ перемутилъ ихъ? Странно! A пара, сударь мой, хоть куда, славная пара! Эдиѳь Грэйнджеръ и Домби вычеканены другъ для друга. Безпардонныя головушки! Пусть ихъ! Мы за побѣдителя!
   При этихъ заключительныхъ словахъ, произнесенныхъ уже слишкомъ громко и даже съ нѣкоторымъ остервенѣн³емъ, несчастный туземецъ пр³остановился и оглянулся назадъ, думая, что требуютъ его услуги. Взбѣшенный до послѣдней степени такимъ нарушен³емъ субординац³и, майоръ немедленно направилъ свою палку въ ребра беззащитнаго раба и, начавъ такимъ образомъ, продолжалъ во всю дорогу давать ему энергическ³е толчки вплоть до самой гостиницы.
   Еще большая ярость обуяла майора передъ обѣдомъ, когда онъ началъ одѣваться. Въ это время на чернаго раба градомъ полетѣли сапоги, головныя щетки и друг³е болѣе или менѣе упруг³е предметы, попадавш³еся подъ руку его грознаго властелина. Майоръ хвалился тѣмъ, что туземецъ его пр³ученъ слушаться военной команды и подвергался за нарушен³е ея исправительнымъ наказан³ямъ всякаго рода. Сверхъ того горемычный туземецъ былъ чѣмъ-то вродѣ лѣкарственнаго отвода противъ подагры, хирагры и другихъ лютыхъ недуговъ, удручавшихъ тучное тѣло и грѣшную душу его господина, который, казалось, за это только и платилъ ему ничтожное жалованье.
   Припадокъ ярости теперь, какъ и всегда, сопровождался безчисленными энергическими эпитетами, которые мелкой дробью летѣли на курчавую голову безотвѣтнаго раба. Наконецъ, майоръ кое-какъ одѣлся, причесался, подтянулъ галстукъ, и, находя себя въ удовлетворительномъ видѣ, спустился въ столовую для оживлен³я Домби и его "правой руки".
   Домби еще не явился, но м-ръ Каркеръ сидѣлъ въ столовой и при видѣ майора поспѣшилъ выставить напоказъ всѣ свои зубныя сокровища.
   - Ну сэръ, - сказалъ майоръ, - какъ провели вы время съ той поры, какъ я имѣлъ счастье съ вами познакомиться? Много вы гуляли?
   - Съ полчаса, не болѣе, - отвѣчалъ Каркеръ. - Мы все время были ужасно заняты.
   - Коммерческими дѣлами?
   - Да, и коммерческими, и всякой всячиной. Ну, да это скучная истор³я, a вотъ что, майоръ: я вижу васъ почти первый разъ, никогда не зналъ васъ и не слыхалъ о васъ, a между тѣмъ чувствую къ вамъ непобѣдимое влечен³е. Случай странный и рѣшительно небывалый со мною. Вообще я воспитанъ въ такой школѣ, гдѣ всего менѣе пр³учишься быть откровеннымъ; вамъ, напротивъ, я готовъ высказать всю душу.
   - Вы дѣлаете мнѣ честь, сэръ. Можете вполнѣ положиться на старика Джоя.
   - Такъ знаете ли что? я не нашелъ моего друга, или, правильнѣе, н_a_ш_е_г_о друга....
   - То есть, м-ра Домби? Что-жъ за бѣда? Теперь вы имѣете дѣло со мною, a это все равно. Передъ вами старикъ Джозефъ Багстокъ. Вы меня видите.
   - Я понимаю, - отвѣчалъ Каркеръ, - что имѣю удовольств³е видѣть почтеннаго майора и говорить съ нимъ.
   - Ну такъ, сэръ, поймите же хорошенько майора Багстока. Это такого рода человѣкъ, который готовъ за Домби пойти въ огонь и въ воду.
   - Я въ этомъ нисколько не сомнѣваюсь, - отвѣчалъ Каркеръ съ любезной улыбкой. - Я хотѣлъ сказать, майоръ, что нашъ общ³й другъ сегодня далеко не такъ внимателенъ къ дѣламъ, какъ обыкновенно.
   - Неужто?
   - Да, онъ немножко разсѣянъ, задумчивъ, и мысли его бродятъ Богъ знаетъ гдѣ.
   - Такъ вотъ оно как³я вещи! - воскликнулъ восторженный майоръ. - Мысли его, м-ръ Каркеръ, должно быть, вертятся около одной леди, съ вашего позволен³я.
   - Право? a я думалъ, давеча вы шутили, когда намекнули объ этомъ. Я знаю, военные люди....
   - Веселый народъ, сорванцы, такъ, что ли? - перебилъ майоръ, задыхаясь отъ лошадинаго кашля. Потомъ онъ взялъ м-ра Каркера за пуговицу и, нагнувшись надъ его ухомъ, безъ перерыва пробормоталъ слѣдующ³я лаконическ³я сентенц³и:
   - Женщина, сэръ, красоты необыкновенной. Вдовушка, сэръ, породы первѣйшаго сорта. Птичка залетная, сэръ, съ золотыми крылышками. Домби влюбленъ по уши, она тоже. У ней красота, кровь, талантъ; y Домби куча золота. Лучшей пары не прибрать. Но все это пока между нами, - продолжалъ майоръ, заслышавъ шаги м-ра Домби. - Ни слова больше. Завтра вы ее увидите и будете въ состоян³и судить сами.
   Прошептавъ заключительную фразу, мойоръ откашлялся, перевелъ духъ и спокойно усѣлся за столомъ въ ожидан³и обѣда. Должно замѣтить, майоръ Багстокъ, какъ и нѣкоторыя друг³я благородныя животныя, особенно выставлялъ себя съ выгодной стороны во время корма. На этотъ разъ онъ с³ялъ блистательнѣйшимъ свѣтомъ за однимъ концемъ стола, тогда какъ за другимъ м-ръ Домби бросалъ ярк³й свѣтъ на м-ра Каркера.
   За первыми блюдами майоръ обыкновенно хранилъ молчан³е. Туземецъ стоялъ позади и, слѣдуя безмолвнымъ указан³ямъ, вынималъ изъ судка хранилища разныхъ жидкостей и орошалъ ими яства своего владыки. Сверхъ того черный рабъ запасался къ этому времени особенными пряностями, которыми майоръ ежедневно прижигалъ свою внутренность независимо отъ спиртуозныхъ напитковъ, окончательно возбуждавшихъ его вдохновен³е. Но теперь майоръ и безъ этихъ средствъ, даже съ перваго блюда, почувствовалъ въ себѣ необыкновенную наклонность къ остроум³ю, и его юмористическ³й талантъ нашелъ для себя неисчерпаемый источникъ въ интересномъ положен³и м-ра Домби. Подмигнувъ два, три раза м-ру Каркеру, майоръ открылъ бесѣду такимъ образомъ:
   - Домби, вы ничего не кушаете. Что съ вами?
   - Ничего, майоръ, покорно благодарю. Сегодня y меня нѣтъ аппетита.
   - Куда-жъ дѣвался вашъ аппетитъ, Домби? а? Не оставили ли вы его гдѣ-нибудь этакъ... y нашихъ знакомокъ, напримѣръ? И y нихъ тоже нѣтъ аппетита, бѣдняжки! За одну, по крайней мѣрѣ, я готовъ ручаться, что она - не скажу которая - сегодня вовсе и не завтракала.
   Тутъ майоръ, подмигнувъ м-ру Каркеру, расшутился до такой степени, что усердный рабъ, не дожидаясь команды, счелъ за нужное поколотить своего владыку по спинѣ, иначе тотъ, вѣроятно, исчезъ бы подъ столомъ.
   За послѣдней сценой пр³ятельскаго обѣда, когда туземецъ съ приличнымъ эффектомъ приготовился разливать первую бутылку шампанскаго, юморъ храбраго воина проявился во всемъ блескѣ.
   - Полнѣй, мерзавецъ, полнѣй, съ краями наравнѣ! - заголосилъ майоръ, подставляя бокалъ. - М-ру Каркеру съ краями наравнѣ! М-ру Домби съ краями наравнѣ! Господа, сей кубокъ въ честь и славу богини, с³яющей въ неприступномъ свѣтѣ могущества и красоты! Имя этой богини - Эдиѳь! Да здравствуетъ Эдиѳь!
   - Да здравствуетъ богиня Эдиѳь! - повторилъ Каркеръ, улыбаясь наиочаровательнѣйшимъ образомъ.
   - Пьемъ за здоровье Эдиѳи, - сказалъ м-ръ Домби.
   Вошли оффиц³анты съ новыми блюдами. Майоръ принялъ серьезный тонъ и, нагибаясь къ Каркеру, приложилъ палецъ, къ губамъ:
   - Между нами, сэръ, можно шутить и говорить серьезно, но передъ этими скотами не должно профанировать священнаго имени. Старый Джо не компрометируетъ никого. Господа, ни слова больше, пока здѣсь эта сволочь!
   Это было очень почтительно и деликатно со стороны майора. Такъ и понялъ его м-ръ Домби. Хотя намеки храбраго воина приводили его въ нѣкоторое затруднен³е, но онъ не сдѣлалъ ни малѣйшаго возражен³я и, казалось, благосклонно принималъ его шутки. Быть можетъ, майоръ былъ сегодня поутру довольно близокъ къ истинѣ, когда объявилъ м-съ Скьютонъ, что велик³й человѣкъ, конечно, не захочетъ изъ гордости говорить о завѣтныхъ планахъ своему первому министру, но желаетъ однако-жъ, чтобы тотъ окольными путями былъ посвященъ въ его тайны.
   Остроум³е майора не ограничилось только лукавыми намеками на интересное положен³е м-ра Домби. Передъ нимъ былъ теперь благосклонный слушатель, беззаботный весельчакъ и такого рода человѣкъ, котораго онъ послѣ не разъ называлъ чертовски смышленымъ и пр³ятнымъ малымъ. На этомъ законномъ основан³и, какъ скоро убрали со стола, майоръ далъ полный разгулъ своему геройскому духу и пустился въ безконечные разсказы о полковыхъ шашняхъ и гусарскихъ продѣлкахъ, отъ которыхъ надрывался со смѣху м-ръ Каркеръ, встрѣтивш³й какъ онъ говорилъ - истинно или притворно - первый разъ въ жизни такого неистощимаго юмориста. М-ръ Домби между тѣмъ величаво смотрѣлъ черезъ накрахмаленный галстукъ какъ владѣлецъ майора или какъ степенный содержатель звѣринца, передъ которымъ его добрый медвѣдь выплясываетъ уморительные танцы на потѣху глазѣющей толпы.
   Наконецъ, когда майоръ совсѣмъ ужъ сталъ задыхаться и охрипъ отъ чрезмѣрнаго напряжен³я желудка, горла и умственныхъ способностей, собесѣдники вышли изъ-за стола и взяли по чашкѣ кофе, послѣ чего майоръ, почти безъ всякой надежды на утвердительный отвѣтъ, спросилъ м-ра Каркера, играетъ ли онъ въ пикетъ.
   - Немножко маракую, - отвѣчалъ Каркеръ.
   - И въ триктракъ играете?
   - И въ триктракъ.
   - Каркеръ, я полагаю, играетъ во всѣ игры, и хорошо играетъ, - замѣтилъ м-ръ Домби, разваливаясь на софѣ, какъ деревянный истуканъ безъ кожи и костей.
   Дѣйствительно, м-ръ Каркеръ сыгралъ и въ пикетъ, и въ триктракъ съ такимъ совершенствомъ, что майоръ въ крайнемъ изумлен³и вытаращилъ свои раковые глаза и объявилъ, что даже y нихъ въ полку немного такихъ игроковъ.
   - Да ужъ не играете ли вы и въ шахматы, м-ръ Каркеръ? - спросилъ майоръ.
   - Играю немножко, - отвѣчалъ Каркеръ. - Случалось даже и выигрывалъ, но это была шалость. Теперь, я думаю, совсѣмъ разучился.
   - Чортъ побери! Да вы, какъ вижу, вовсе не подъ пару вашему командиру. Домби совсѣмъ не играетъ.
   - О, м-ръ Домби совсѣмъ другая статья! - возразилъ главный приказчикъ. - Еще бы сталъ онъ терять драгоцвнное время на так³е пустяки! Такому человѣку, какъ я, играть еще можно, мнѣ, пожалуй, и пригодится какая-нибудь игра. Но м-ру Домби...
   Можетъ быть, это было просто слѣдств³емъ неправильнаго устройства широкаго рта, только въ эту минуту м-ръ Каркеръ чрезвычайно походилъ на огрызающуюся собаку, готовую вцѣпиться своими клыками въ руку, которая ее ласкала. Но майоръ не дѣлалъ такихь соображен³й, a м-ръ Домби съ полузакрытыми глазами лежалъ на софѣ во все время игры, продолжавшейся далеко за полночь.
   Состязан³е между игроками окончилось совершенной побѣдой правой руки м-ра Домби. При всемъ томъ м-ръ Каркеръ и майоръ остались въ этотъ вечеръ наилучшими друзьями, и, когда главный приказчикъ отправился спать, майоръ, въ знакъ особеннаго вниман³я, приказалъ туземцу свѣтить ему по коридору вплоть до самой спальни. Кончивъ экстраординарную обязанность, черный рабъ раздѣлъ своего господина и немедленно развалился самъ на полу y его ногъ на соломенномъ матрасѣ, такъ какъ другой постели не смѣлъ имѣть человѣкъ, низведенный цивилизованнымъ европейцемъ на степень обезьяны....
   Было, вѣроятно, какое-то пятно на зеркалѣ въ комнатѣ м-ра Каркера, но оно отражало въ эту ночь человѣка, которому мерещились въ его сонныхъ видѣн³яхъ толпы людей, валявшихся y его ногъ, точь въ точь, какъ бѣдный туземецъ - y ногъ майора. И гордо шагалъ м-ръ Каркеръ черезъ головы этихъ людей, пробивая себѣ путь впередъ и впередъ!
  

Глава XXVII.

Быть тутъ чуду.

  
   Прекрасное лѣтнее утро. М-ръ Каркеръ поднялся съ постели вмѣстѣ съ жаворонкомъ и отправился гулять. Онъ шагалъ медленно и осторожно, и мысль его, далекая отъ небесной лазури, устремлялась прямо и мѣтко къ земному гнѣзду, облѣпленному толстыми слоями грязи. Никакая птица не исчезала въ воздухѣ съ такой быстротой отъ человѣческаго глаза, какъ мысли Каркера, невидимыя и непроницаемыя для смертнаго наблюдателя. Онъ въ совершенствѣ управлялъ своимъ лицомъ по произволу, и наблюдатель съ нѣкоторою ясностью могъ только сказать, что м-ръ Каркеръ улыбается или размышляетъ. Теперь онъ размышлялъ. По мѣрѣ того, какъ жаворонокъ уносился къ облакамъ, м-ръ Каркеръ глубоко ниспадалъ въ область мысли, и чѣмъ громче и яснѣе раздавалась утренняя трель пернатаго музыканта, тѣмъ важнѣе и мрачнѣе становилась дума нашего глубокаго мыслителя. Наконецъ, когда жаворонокъ, заливаясь потокомъ беззаботной пѣсни, стремглавъ спустился на землю и впорхнулъ въ зеленые колосья волнистой пшеницы, м-ръ Каркеръ вдругъ пробудился отъ размышлен³я, и лицо его мгновенно озарилось яркой улыбкой, какъ будто передъ нимъ стояли многочисленные наблюдатели, которыхъ нужно было задобрить въ свою пользу. И уже улыбка не сходила болѣе съ этого лица.
   Сознавая важность первыхъ впечатлѣн³й, м-ръ Каркеръ одѣлся въ это утро съ особенною тщательностью. Въ его костюмѣ, правда, обнаруживалась и теперь нѣкоторая чопорность въ подражан³е особѣ великаго командира, однако-жъ онъ, быть можетъ, первый разъ значительно отступилъ отъ манеры м-ра Домби насчетъ высочайшаго, туго накрахмаленнаго галстука, потому что онъ зналъ, какъ это смѣшно, и потому еще, что м-ръ Домби долженъ былъ передъ чужими людьми увидѣть въ этой перемѣнѣ новую деликатность подчиненнаго, который такъ хорошо понималъ огромное разстоян³е отъ своего начальника. Впрочемъ въ другихъ статьяхъ туалета м-ръ Каркеръ теперь, какъ и всегда, былъ довольно вѣрной коп³ей своего ледяного патрона.
   Долго гулялъ м-ръ Каркеръ въ веселомъ расположен³и духа по зеленымъ лугамъ и густымъ аллеямъ, порхая, какъ мотылекъ, между деревьями. За полчаса передъ завтракомъ, онъ вернулся назадъ и сказалъ довольно громко. "Взглянемъ теперь на вторую м-съ Домби".
   Эти слова были произнесены въ живописной загородной рощѣ, гдѣ мѣстами разбросаны были скамейки для желающихъ присѣсть. Многочисленной публики здѣсь никогда не было, a теперь, въ утренн³е часы, м-ръ Каркеръ полагалъ, что кромѣ его въ этомъ мѣстѣ нѣтъ ни одной души. Поэтому онъ не торопился и бродилъ между густыми деревьями съ разсѣяннымъ видомъ человѣка, y котораго есть еще лишнихъ минутъ десять.
   Но м-ръ Каркеръ ошибся. Проходя мимо одного дерева съ толстой корой, похожей на шкуру носорога, онъ совсѣмъ неожиданно увидѣлъ на одной изъ скамеекъ фигуру молодой прекрасной леди въ простомъ, но изящномъ нарядѣ. Ея гордые черные глаза были обращены въ землю, и во всей ея позѣ выражалась страсть или внутренняя борьба съ самой собой. Грудь ея волновалась, губы дрожали, слезы негодован³я текли по щекамъ, и прекрасная ножка упиралась въ дернъ такимъ образомъ, какъ будто она хотѣла превратить его въ прахъ. Быстрый взглядъ Каркера, обращенный на даму, въ одно мгновен³е охватилъ ее съ ногъ до головы. Завидѣвъ незнакомца, прекрасная леди встала и пошла впередъ съ такимъ видомъ, который уже ничего не выражалъ кромѣ усталости и гордаго презрѣн³я ко всему на свѣтѣ.
   Но не одинъ Каркеръ наблюдалъ прекрасную даму. Недалеко отъ нея торчала на такой же кочкѣ грязная безобразная старушенка въ гадкихъ лохмотьяхъ, похожая на одну изъ тѣхъ безчисленныхъ бродягъ, которыя, таскаясь по всѣмъ захолустьямъ, просятъ милостыню, воруютъ, починяютъ старую посуду, продаютъ корзинки изъ тростника и всѣмъ надоѣдаютъ предложен³емъ разныхъ отвратительныхъ услугъ. Она какъ будто выкарабкалась изъ земли и вдругъ очутилась передъ лицомъ гуляющей леди, загородивъ ей дорогу.
   - Хотите, погадаю вамъ, моя красотка, - сказала старуха, чавкая челюстями, какъ будто мертвая голова насильно порывалась выскочить изъ своей желтой шкуры.
   - Я знаю свою судьбу, - отвѣчала леди.
   - Знаешь, барыня, да не совсѣмъ. Много ты гадала, да не разгадала. Вижу тебя насквозь, моя красотка. Дай серебряную монету, и я скажу тебѣ всю правду истинную. Богатства на твоемъ лицѣ, ухъ, как³я богатства!
   - Знаю безъ тебя, - возразила леди, проходя мимо старухи съ мрачной улыбкой и гордымъ шагомъ. - Я знала это впередъ.
   - Такъ ты ничего не хочешь дать? - завопила старуха. - Ни одного пенни за всю свою судьбу! такъ послушай же, спесивая красавица: сколько ты дашь, чтобы я н_е пророчила тебѣ твоей судьбы? дай же что-нибудь или я всю подноготную закричу тебѣ вслѣдъ!
   Въ эту минуту м-ръ Каркеръ, прокравшись изъ-за деревьевъ, очутился подлѣ красавицы, снялъ передъ нею шляпу и приказалъ старухѣ замолчать. Леди поблагодарила его легкимъ наклонен³емъ головы и пошла своей дорогой.
   - Ну, такъ дай же ты мнѣ что-нибудь, чопорный молодецъ, не то я буду кричать за нею вслѣдъ, - завизжала старуха, порываясь впередъ изъ-за Каркера, загородившаго дорогу, - или послушай, молодецъ, дай мнѣ что-нибудь: я т_е_б_ѣ скажу ея судьбу!
   - Мнѣ? что же ты скажешь? - возразилъ Каркеръ, опуская руку въ карманъ.
   - Да, тебѣ, молодецъ. Я знаю всю подноготную.
   - Говори же: кто эта прекрасная дама? - спросилъ Каркеръ, бросивъ ей шиллингъ.
   Чавкая какъ вѣдьма, собравшаяся на шабашъ, старуха подняла шиллингъ и, усѣвшись на кочкѣ подлѣ стараго дерева, вынула изъ своей шляпы коротенькую черную трубку, зажгла спичку и молча начала курить, выпучивъ опухш³е глаза на вопрошателя.
   М-ръ Каркеръ засмѣялся и отошелъ прочь.
   - Слушай же, молодецъ, - закричала старуха, - сынъ умеръ, дочь жива. Одна жена умерла, другая наклевывается. Ступай, познакомься съ нею!
   Каркеръ, по невольному движен³ю, оглянулся на задъ и остановился. Старуха принялась сосать чубукъ съ особенною жадностью, какъ будто выгоняла изъ трубки бѣса, который ей прислуживалъ. Потомъ она указала пальцемъ въ ту сторону, куда шелъ Каркеръ, и засмѣялась.
   - Что ты бормочешь, старая вѣдьма? - спросилъ онъ.
   Старуха зачмокала и зачавкала еще сильнѣе, но не отвѣчала ничего. Пожелавъ ей на прощаньи тысячу чертей, м-ръ Каркеръ пошелъ своей дорогой, но, преодолѣваемый сильнымъ любопытствомъ, оглянулся еще разъ черезъ плечо. Старуха, сидѣвшая на прежней кочкѣ подлѣ стараго дерева, опять указала пальцемъ впередъ и опять провизжала:
   - Ступай, познакомься съ нею.
   Приготовлен³я къ парадному завтраку въ "Королевской гостиницѣ" были приведены къ желанному концу. М-ръ Домби и майоръ сидѣли въ столовой въ ожидан³и дамъ. Къ нимъ присоединился и м-ръ Каркеръ, совершивш³й утреннюю прогулку. Аппетитъ, очевидно, бралъ перевѣсъ надъ нѣжной страстью м-ра Домби, который однако-жъ былъ величавъ и холоденъ какъ всегда, но майоръ Багстокъ горячился и бурлилъ въ порывахъ сильнаго раздражен³я. Наконецъ, черный рабъ отворилъ дверь и, послѣ нѣкоторой паузы, вплыла въ комнату совершенно цвѣтущая, но не совершенно молодая леди, одѣтая со всею роскошью модной красавицы большого свѣта.
   - Любезный м-ръ Домби, - сказала леди, - боюсь, не опоздали ли мы. Эдиѳь выходила сегодня докончить одинъ изъ своихъ рисунковъ, и я принуждена была ее ждать. Здравствуйте, майоръ, - продолжала м-съ Скьютонъ, протягивая ему перегнутый мизинецъ, - какъ ваше здоровье, фальшивое созданье?
   - М-съ Скьютонъ, - началъ м-ръ Домби, - позвольте представить вамъ пр³ятеля моего Каркера. Кажется, я имѣлъ честь говорить вамъ о м-рѣ Каркерѣ.
   М-ръ Домби сдѣлалъ особенное ударен³е на словѣ пр³ятеля, показывая, быть можетъ, безсознательно, что главный приказчикъ удостаивается такого титула по особенному случаю.
   - Я заранѣе прихожу въ восторгъ отъ вашего друга, - отвѣчала м-съ Скьютонъ, дѣлая очаровательный книксенъ.
   М-ръ Каркеръ тоже, разумѣется, не помнилъ себя отъ восторга. Неизвѣстно, увеличился ли бы этотъ восторгъ, если бы м-съ Скьютонъ, какъ сначала онъ подумалъ, была Эдиѳь, предметъ торжественныхъ тостовъ вчерашняго вечера.
   - Да гдѣ же, наконецъ, Эдиѳь, - воскликнула м-съ Скьютонъ, оглядываясь вокругъ. - Она все еще y дверей приказываетъ Витерсу вставить въ рамки свои новые рисунки. Любезный м-ръ Домби, будьте такъ добры...
   Но любезный м-ръ Домби уже отправился на поиски. Черезъ минуту онъ воротился подъ руку съ прекрасной леди, въ которой Каркеръ тотчасъ же узналъ утреннюю незнакомку, сидѣвшую подъ липами на скамейкѣ.
   - Каркеръ, - началъ м-ръ Домби, но тутъ же остановился съ величайшимъ изумлен³емъ, такъ какъ было ясно, что его рекомендац³я безполезна. Эдиѳь и Каркеръ были уже знакомы.
   - Этотъ джентльменъ, - сказала Эдиѳь съ величественнымъ поклономъ, - только что сейчась освободилъ меня отъ какой-то докучливой нищей. Я ему очень обязана.
   - Вдвойнѣ чувствую себя счастливымъ, - отвѣчалъ Каркеръ, дѣлая низк³й поклонъ, - что случай позволилъ мнѣ оказать эту ничтожную услугу. Я былъ бы гордъ, если-бы судьба позволила мнѣ быть преданнѣйшимъ вашимъ слугою.
   Свѣтлый и быстрый взглядъ красавицы, брошенный на Каркера, выразилъ очевидно подозрѣн³е, что тотъ втайнѣ наблюдалъ ее въ своей уединенной прогулкѣ гораздо прежде появлен³я безотвязной старухи. Каркеръ понялъ это, a она, въ свою очередь, убѣдилась по его взгляду, что подозрѣн³е ея было не безъ основан³я. М-съ Скьютонъ между тѣмъ разглядывала Каркера въ лорнетъ и довольно громко шептала майору, что y него должно быть самое чувствительное сердце.
   - Удивительное совпаден³е! - провозгласила наконецъ м-съ Скьютонъ. - Всѣ мы здѣсь какъ на подборъ. Говорите же послѣ того, что нѣтъ судьбы на свѣтѣ! О я увѣрена, что вездѣ и во всемъ судьба. Ты со мной согласишься, милая Эдиѳь. Не даромъ эти басурманы - какъ бишь ихъ? - да, турки... не даромъ турки говорятъ, милая Эдиѳь, что единъ есть Богъ и Магометъ, пророкъ его.
   Эдиѳь не обратила ни малѣйшаго вниман³я на экстренную цитату изъ алкорана, но м-ръ Домби счелъ необходимымъ представить свои замѣчан³я, которыя, впрочемъ, относились не къ Магомету.
   - Мнѣ очень пр³ятно, - заговорилъ м-ръ Домби съ неуклюжею любезностью, - что джентльменъ, такъ тѣсно соединенный со мною, имѣлъ честь и счастье оказать маловажную услугу м-съ Грэйнджеръ, - здѣсь м-ръ Домби поклонился Эдиѳи, - но я очень сожалѣю, что судьба, благосклонная къ моему пр³ятелю, не доставила самому мнѣ этой чести и этого счастья. Я завидую Каркеру.
   Тонъ, съ какимъ произнесена была послѣдняя фраза, выражалъ даже нѣкоторую досаду въ м-рѣ Домби. Онъ поклонился опять. Красавица слегка пошевелила губами и не отвѣчала ничего. Между тѣмъ оффиц³антъ, съ салфеткой въ рукахъ, возвѣстилъ, что кушанье подано. Майоръ, молчавш³й все время, разразился такимъ образомъ:
   - Дивлюсь, чортъ побери, какъ это до сихъ поръ никто не имѣлъ чести и счастья перестрѣлять всѣхъ этихъ скотовъ, которые собираютъ по дорогамъ милостыню. Всѣхъ бы ихъ на осину... A между тѣмъ, м-съ Грэйнджеръ, старикашка Джой осмѣливается имѣть счастье подать вамъ руку, и величайшая услуга, которую онъ вамъ окажетъ, будетъ состоять въ томъ, что онъ поведетъ васъ къ столу.
   Затѣмъ майоръ подалъ руку Эдиѳи, a м-ръ Домби повелъ м-съ Скьютонъ. Каркеръ заключалъ шеств³е.
   - Я очень рада, м-ръ Каркеръ, что вы приноровили свой пр³ѣздъ къ нынѣшнему дню, - сказала м-съ Скыотонъ, посмотрѣвъ еще разъ черезъ лорнетъ на улыбающагося джентльмена, - мы устраиваемъ очаровательную прогулку.
   - Всякая прогулка будетъ очаровательна въ такомъ обществѣ, - замѣтилъ м-ръ Каркеръ, - но вы правы, миледи, прогулка по такимъ мѣстамъ сама по себѣ представляетъ много интереса.
   - О, прелестный Уаррикъ! - воскликнула м-съ Скьютонъ. - Идеи среднихъ вѣковъ - и все это... прелестно, прелестно! Любите ли вы средн³е вѣка м-ръ Каркеръ?
   - Очень люблю, - отвѣчалъ м-ръ Каркеръ,
   - Очаровательныя времена! - продолжала Клеопатра, - столько вѣры, столько крѣпости и силы! какая поэз³я, какой энтуз³азмъ! все такъ удалено отъ общихъ мѣстъ; все такъ картинно! о Боже мой! Боже мой! отчего бы не удержать намъ хоть частицу этихъ чарующихъ прелестей!
   Несмотря на увлечен³е средними вѣками, м-съ Скьютонъ во все это время не спускала глазъ съ м-ра Домби, который съ величавымъ безмолв³емъ смотрѣлъ на ея дочь. Эдиѳь не поднимала глазъ и, казалось, со вниман³емъ прислушивалась къ панегирику магери.
   - Мы убили поэз³ю и совсѣмъ потушили огонь того энтуз³азма, который одушевлялъ нашихъ предковъ на велик³я дѣла, - продолжала м-съ Скьютонъ, - мы слишкомъ прозаичны, м-ръ Каркеръ, не правда ли?
   Фальшивая съ ногъ до головы, Клеопатра, конечно, менѣе всѣхъ имѣла причины жаловаться на прозаическую дѣйствительность новѣйшихъ временъ; но м-ръ Каркеръ вздохнулъ изъ глубины души и обнаружилъ сердечное соболѣзнован³е насчетъ отсутств³я поэз³и въ девятнадцатомъ вѣкѣ.
   - Как³я картины въ замкѣ, Боже мой, как³я картины! - воп³яла Клеопатра. - Надѣюсь, м-ръ Каркеръ, вы любите картины?
   - Увѣряю васъ, м-съ Скьютонъ, - сказалъ Домби торжественнымъ тономъ покровителя своего приказчика, - Каркеръ отличный знатокъ живописи и понимаетъ толкъ въ произведен³яхъ артистовъ. Онъ даже самъ очень хорош³й живописецъ. Я увѣренъ, онъ придетъ въ восторгъ отъ вкуса и таланта м-съ Грэйнджеръ.
   - Да вы, чортъ побери, удивительны, Каркеръ, послѣ всѣхъ этихъ вещей! - возгласилъ майоръ, - ваша голова напичкана познан³ями всякаго сорта!
   - Мои познан³я довольно ограничены, сэръ, - возразилъ Каркеръ со смиреннымъ видомъ, - и м-ръ Домби слишкомъ великодушенъ въ своихъ отзывахъ. Конечно, для человѣка въ моемъ положен³и необходимы нѣкоторыя мелочныя свѣдѣн³я, безполезныя во всѣхъ отношен³яхъ для такого человѣка, какъ м-ръ Домби, который въ своей высокой сферѣ...
   Здѣсь м-ръ Каркеръ, сознавая безсил³е восхвалить приличнымъ образомъ великаго человѣка, только пожалъ плечами и не сказалъ ничего больше.
   Во все это время Эдиѳь взглядывала по временамъ только на мать, когда послѣдняя уже слишкомъ начинала блистать своимъ краснорѣч³емъ. Но, когда Каркеръ пересталъ говорить, она бросила на м-ра Домби быстрый взглядъ, исполненный глубочайшаго презрѣн³я, взглядъ, подмѣченный какъ нельзя лучше улыбающимся собесѣдникомъ на другомъ концѣ стола. Подмѣтилъ его и м-ръ Домби, но перетолковалъ къ совершенному своему удовольств³ю.
   - Къ несчастью, вы уже бывали въ Уаррикѣ? - заговорилъ м-ръ Домби, обращаясь къ благосклонной красавицѣ.
   - Да, бывала.
   - Боюсь, не скучно ли вамъ будетъ?
   - О нѣтъ, совсѣмъ не скучно.
   - Ты во всемъ, мой друтъ, похожа на своего кузена Феникса, - замѣтила м-съ Скьютонъ, - онъ, я думаю, былъ въ Уаррикѣ пятьдесятъ разъ, и пр³ѣзжай онъ сегодня въ Лемингтонъ - ты этого хотѣла бы, моя милая, не правда ли? - онъ непремѣнно полетѣлъ бы съ нами, чтобы взглянуть на очаровательный замокъ въ пятьдесятъ первый разъ. Удивительный энтуз³астъ.
   - Мы всѣ энтуз³асты, мама, не правда ли?
   - Да, моя милая, можетъ быть, слишкомъ больш³е энтуз³асты; но я не хочу жаловаться. Душевное безпокойство слишкомъ вознаграждается сладостными волнен³ями сердца. Если, какъ говоритъ кузенъ Фениксъ, мечъ слишкомъ скоро изнашивается... ахъ, какъ это называется?
   - Ножны, можетъ быть, - сказала Эдиѳь.
   - Да, ножны... такъ это потому, что онъ слишкомъ блеститъ и пылаетъ. Ты понимаешь, моя милая, что я хочу сказать?
   М-съ Скьютонъ испустила слабый вздохъ и потупила глаза, какъ будто хотѣла такимъ образомъ набросить легкую тѣнь на поверхность кинжала, котораго ножны представляла ея поэтическая грудь. Склонивъ голову на сторону, по образцу древней Клеопатры, она съ задумчивымъ видомъ, исполненнымъ нѣжнѣйшей любви, принялась смотрѣть на свою дочь.
   Разъ обративъ лицо на м-ра Домби, когда тотъ сдѣлалъ ей вопросъ, Эдиѳь не оставляла этой позы, и, разговаривая съ матерью, она ни на минуту не спускала глазъ съ м-ра Домби, изъявляя такимъ образомъ готовность отвѣчать на новые его вопросы. Учтивость простая, но при настоящемъ положен³и довольно многозначительная. Казалось, будто въ это время совершался ненавистный тортъ, и предметомъ его была дочь м-съ Скьютонъ. Жертва сознавала свое достоинство и нравственное ничтожество покупателя, но, покорная деспотической силѣ обстоятельствъ, съ самоотвержен³емъ выносила унизительную пытку. Эта нѣмая сцена была слишкомъ краснорѣчива для улыбающагося наблюдателя на другомъ концѣ стола. Она служила для него дополнен³емъ и объяснен³емъ внутренней борьбы, которую такъ не давно изучалъ онъ въ уединенной рощѣ на прекрасномъ лицѣ плачущей незнакомки.
   Ни одного слова не пр³искалъ м-ръ Домби для красавицы, не спускавшей съ него глазъ. Когда, наконецъ, завтракъ кончился, и майоръ насытился по горло, онъ замѣтилъ, что пора, кажется, ѣхать, и получилъ въ отвѣтъ, что, дѣйствительно, кажется, пора. По данному знаку коляска подъѣхала къ крыльцу. Дамы, майоръ и м-ръ Домби заняли въ ней свои мѣста. Туземецъ и долговязый пажъ вскарабкались на козлы. М-ръ Таулисонъ сталъ на запятки, a м-ръ Каркеръ, верхомъ на прекрасномъ гнѣдомъ конѣ, поѣхалъ въ арр³ергардѣ.
   И все-таки м-ръ Каркеръ, рисовавш³йся на своемъ конѣ шагахъ во ста отъ экипажа, былъ какъ двѣ капли воды похожъ на кошку, сторожившую добычу. Теперь передъ нимъ были вдругъ четыре мыши, и онъ ловилъ ихъ съ жадностью голоднаго кота, такъ однако же, что посторонн³й наблюдатель никакъ бы не замѣтилъ, что y него на умѣ. По-видимому, онъ наблюдалъ встрѣченные предметы, но куда бы ни смотрѣлъ онъ - внизъ, наверхъ или по сторонамъ - одинъ уголъ глаза его былъ постоянно обращенъ на чопорную голову м-ра Домби и на перо, волновавшееся на шляпкѣ гордой красавицы. Разъ, и только одинъ разъ осторожный взглядъ его выпустилъ изъ виду эти предметы. Когда экипажъ остановился y цѣли путешеств³я, м-ръ Каркеръ, перескочивъ черезъ какой-то барьеръ, пустился въ галопъ по направлен³ю къ коляскѣ и поспѣшилъ высадить дамъ. Въ эту минуту Эдиѳь бросила на него изумленный взглядъ, но тутъ же опираясь на его плечо, не замедлила показать, что не обращаетъ на него никакого вниман³я.
   М-съ Скьютонъ, завладѣвъ Каркеромъ, рѣшилась сама показать ему всѣ красоты Уаррикскаго замка. Майоръ также долженъ былъ взять ее подъ руку, такъ какъ онъ былъ варваръ въ отношен³и изящныхъ искусствъ, и руководство такой компан³и было для него необходимо. Такое случайное распоряжен³е представило м-ру

Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
Просмотров: 231 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа