Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 9

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



"Бѣлаго оленя" представлялъ въ настоящее достопамятное утро.
   Раздался громк³й и пронзительный звонокъ, сопровождавш³йся появлен³емъ смазливой горничной на верхнемъ концѣ галлереи. Она постучалась въ дверь одного изъ нумеровъ, вошла, получила приказан³е и выбѣжала на противоположный конецъ галлереи, откуда было открыто окно во дворъ.
   - Самъ!
   - Чего?- откликнулся голосъ человѣка въ бѣлой шляпѣ.
   - Двадцать второй нумеръ спрашиваетъ сапоги.
   - Скажите двадцать второму нумеру, что сапоги его стоятъ смирно и ждутъ своей очереди.
   - Не дурачьтесь, пожалуйста, Самъ: джентльменъ говоритъ, что апоги нужны ему сейчасъ, с³ю минуту! Слышите ли?
   - Какъ не слышать васъ, соловей мой голосистый! Очень слышу, ласточка вы моя. Да только вотъ что, касатка: здѣсь, видите ли, одиннадцать паръ сапоговъ да одинъ башмакъ, который принадлежитъ шестому нумеру съ деревянной ногой. Одиннадцать сапоговъ, трещетка вы моя, должны быть приготовлены къ половинѣ девятаго, a башмакъ къ девяти. Что за выскочка двадцать второй нумеръ? Скажите ему, сорока вы моя, что на все бываетъ свой чередъ, какъ говаривалъ одинъ ученый, собираясь идти въ кабакъ.
   И, высказавъ эту сентенц³ю, долговязый малый, перегнувшись въ три погибели, принялся съ новымъ рвен³емъ за свою работу.
   Еще раздался звонокъ, и на этотъ разъ явилась на галлереѣ почтенная старушка, сама содержательница "Бѣлаго Оленя".
   - Самъ!- вскричала старушка.- Куда онъ дѣвался, этотъ пучеглазый лѣнивецъ. Вы здѣсь, Самъ. Что-жъ вы не отвѣчаете?
   - Какъ же мнѣ отвѣчать, сударыня, когда вы сами кричите?- возразилъ Самъ довольно грубымъ тономъ.- "Молчи и слушай", говорилъ одинъ философъ, когда ...
   - Молчи, пустой болтунъ! Вычистите сейчасъ же вотъ эти башмаки для семнадцатаго нумера, и отнесите ихъ въ гостиную, что въ первомъ этажѣ, пятый нумеръ.
   Старушка бросила на землю башмаки и ушла.
   - Пятый нумеръ,- говорилъ Самъ, поднимая башмаки и вынимая кусокъ мѣла изъ своего кармана, чтобъ сдѣлать замѣтку на ихъ подошвахъ.- Дамск³е башмаки въ гостиной. Это, видно, не простая штучка!
   - Она пр³ѣхала сегодня поутру,- сказала горничная, продолжавшая стоять на галлереѣ,- пр³ѣхала въ почтовой каретѣ вмѣстѣ съ джентльменомъ, который требуетъ свои сапоги. И вамъ лучше прямо приниматься за свое дѣло и не болтать всякаго вздора: вотъ все, что я вамъ скажу.
   - Что-жъ вы объ этомъ не объявили прежде?- сказалъ Самъ съ великимъ негодован³емъ, отдѣляя джентльменск³е сапоги отъ грязной группы ихъ товарищей.- Я вѣдь прежде думалъ, что онъ такъ себѣ какой-нибудь скалдырникъ въ три пени за чистку. Вишь ты, джентльменъ и леди въ почтовой каретѣ! Это, авось, пахнетъ двумя шилингами за разъ.
   И подъ вл³ян³емъ этого вдохновительнаго размышлен³я м-ръ Самуэль принялся за свою работу съ такимъ пламеннымъ усерд³емъ, что менѣе чѣмъ въ пять минутъ джентльменск³е сапоги и башмаки знатной леди с³яли самымъ яркимъ блескомъ. Полюбовавшись на произведен³е своего искусства, онъ взялъ ихъ въ обѣ руки и немедленно явился передъ дверью пятаго нумера.
   - Войдите!- воскликнулъ мужской голосъ въ отвѣтъ на стукъ Самуэля.
   Онъ вошелъ и отвѣсилъ низк³й поклонъ, увидѣвъ предъ собой леди и джентльмена, сидѣвшихъ за столомъ. Затѣмъ, поставивъ сапоги y ногъ джентльмена, a башмаки y ногъ знатной дамы, онъ поклонился еще разъ и попятился назадъ къ дверямъ.
   - Послушайте, любезный!- сказалъ джентльменъ.
   - Чего изволите, сэръ?
   - Не знаете ли вы, гдѣ... гдѣ выпрашиваютъ позволен³е на женитьбу?
   - Есть такая контора, сэръ.
   - Ну, да, контора. Знаете вы, гдѣ она?
   - Знаю, сэръ.
   - Гдѣ же?
   - На Павловскомъ подворьѣ, сэръ, подлѣ книжной лавки съ одной стороны. Мальчишки покажутъ, сэръ.
   - Какъ мальчишки?
   - Да такъ, мальчишки въ бѣлыхъ передникахъ, которые за тѣмъ и приставлены, чтобъ показывать дорогу джентльменамъ, вступающимъ въ бракъ. Когда какой-нибудь джентльменъ подозрительной наружности проходитъ мимо, они начинаютъ кричать: "Позволен³я, сэръ, позволен³я! Сюда пожалуйте!" Странныя ребята, провалъ ихъ возьми!
   - Зачѣмъ же они кричатъ?
   - Какъ зачѣмъ, сэръ? Они ужъ, видно, на томъ стоятъ. И вѣдь чѣмъ иной разъ чортъ не шутитъ: они раззадориваютъ и такихъ джентльменовъ, которымъ вовсе не приходила въ голову женитьба.
   - Вы это какъ знаете? Развѣ самому пришлось испытать?
   - Нѣтъ, сэръ, Богъ миловалъ, a съ другими бывали так³я оказ³и... да вотъ хоть и съ моимъ отцомъ, примѣромъ сказать: былъ онъ вдовецъ, сэръ, и послѣ смерти своей супружницы растолстѣлъ такъ, что Боже упаси. Проживалъ онъ въ кучерахъ y одной леди, которая - помяни Богъ ея душу - оставила ему въ наслѣдство четыреста фунтовъ чистоганомъ. Ну, дѣло извѣстное, сэръ, коли деньги завелись въ карманѣ, надобно положить ихъ въ банкъ, да и получать себѣ законные проценты. Такъ и сдѣлалъ... то есть оно выходитъ, что такъ, собственно говоря, хотѣлъ сдѣлать мой покойный родитель,- хотѣлъ, да и не сдѣлалъ.
   - Отчего же?
   - Да вотъ отъ этихъ именно крикуновъ - пострѣлъ ихъ побери.- Идетъ онъ одинъ разъ мимо книжной лавки, a они выбѣжали навстрѣчу, загородили дорогу, да и ну кричать: - "позволен³я, сэръ, позволен³я!" - Чего?- говоритъ мой отецъ.- "Позволен³я, сэръ",- говоритъ крючекъ.- Какого позволен³я?- говоритъ мой отецъ.- "Вступить въ законный бракъ",- говоритъ крючокъ.- Отвяжись ты, окаянный,- говоритъ мой отецъ: - я вовсе не думалъ объ этомъ.- "А почемужъ бы вамъ не думать?" - говоритъ крючокъ. Отецъ мой призадумался да и сталъ, сталъ да и говоритъ: - Нѣтъ, говоритъ, я слишкомъ старъ для женитьбы, да и толстъ черезчуръ: куда мнѣ?- "О, помилуйте, говоритъ крючекъ, это y насъ, ничего ни почемъ: въ прошлый понедѣльникъ мы женили джентльмена вдвое толще васъ".- Будто бы!- говоритъ мой отецъ.- "Честное слово!- говоритъ крючокъ,- вы сущ³й птенецъ, въ сравнен³и съ нимъ - сюда, сэръ, сюда"! Дѣлать нечего, сэръ: идетъ мой отецъ, какъ ручной орангутанъ за хозяиномъ своимъ, и вотъ онъ входитъ на задн³й дворъ, въ контору, гдѣ сидитъ пожилой джентльменъ между огромными кипами бумагъ, съ зелеными очками на носу.- "Прошу присѣсть,- говоритъ пожилой джентльменъ моему отцу,- я покамѣстъ наведу справки и скрѣплю такой-то артикулъ".- Покорно благодаримъ за ласковое слово,- говоритъ мой отецъ. Вотъ онъ и сѣлъ, сэръ, сѣлъ да и задумался насчетъ, эдакъ, разныхъ странностей въ человѣческой судьбѣ.- "А что, сэръ, какъ васъ зовутъ"?- говоритъ вдругъ пожилой джентльменъ.- Тонни Уэллеръ,- говоритъ мой отецъ.- "А сколько вамъ лѣтъ"?- Пятьдесятъ восемь,- говорить мой отецъ.- "Цвѣтущ³й возрастъ, самая пора для вступлен³я въ бракъ,- говоритъ пожилой джентльменъ,- a какъ зовутъ вашу невѣсту"?- Отецъ мой сталъ въ тупикъ.- Не знаю,- говоритъ,- y меня нѣтъ невѣсты.- "Какъ не знаете?- говоритъ пожилой джентльменъ: зачѣмъ же вы сюда пришли? да какъ вы смѣли, говоритъ, да я васъ, говоритъ, да вы y меня!.. " говоритъ. Дѣлать нечего, отецъ мой струхнулъ. Мѣсто присутственное: шутить нечего.- Нельзя ли, говоритъ мой отецъ, послѣ вписать невѣсту!- "Нѣтъ,- говоритъ пожилой джентльменъ,- никакъ нельзя". Такъ и быть, говоритъ мой отецъ: пишите м-съ Сусанну Клеркъ, вдову сорока трехъ лѣтъ, прачку ремесломъ, изъ прихода Мар³и Магдалины: я еще ей ничего не говорилъ, ну, да, авось, она не заартачится: баба повадливая!- Пожилой джентльменъ изготовилъ листъ, приложилъ печать и всучилъ моему отцу. Такъ и случилось, сэръ: Сусанна Клеркъ не заартачилась, и четыреста фунтиковъ лопнули для меня однажды навсегда! Кажется, я обезпокоилъ вашу милость,- сказалъ Самуэль въ заключен³е своего печальнаго разсказа,- прошу извинить, сэръ; но ужъ если зайдетъ рѣчь насчетъ этого предмета, такъ ужъ наше почтен³е,- языкъ безъ костей.
   Простоявъ съ минуту y дверей и видя, что его не спрашиваютъ ни о чемъ, Самъ поклонился и ушелъ.
   - Половина десятаго ... пора... концы въ воду,- проговорилъ джентльменъ, въ которомъ читатель, безъ сомнѣн³я, угадалъ пр³ятеля нашего, Альфреда Джингля.
   - Кудажъ ты, мой милый?- спросила дѣвственная тетка.
   - За позволен³емъ, мой ангелъ... вписать ... объявить пастору, и завтра ты моя ... моя навѣки!- сказалъ м-ръ Джингль, пожимая руку своей невѣсты.
   - За позволен³емъ!- пропищала Рахиль, краснѣя, какъ п³онъ.
   - За позволен³емъ,- повторилъ м-ръ Джингль.
  
                   Лечу за облака на крыл³яхъ любви!
                   Тра-ла-ла... трахъ-трахъ тарарахъ!
  
   - Милый мой поэтъ!- воскликнула Рахиль.
   - Мнѣ ли не быть поэтомъ, прелестная вдохновительница моей музы!- возгласилъ счастливый Альфредъ Джингль.
   - Не могутъ ли насъ обвѣнчать къ вечеру сегодня?- спросила Рахиль.
   - Не могутъ, мой ангелъ... запись ... приготовлен³я ... завтра поутру.
   - Я такъ боюсь, мой милый: братъ легко можетъ узнать, гдѣ мы остановились!- замѣтила померанцовая невѣста, испустивъ глубок³й вздохъ.
   - Узнать... вздоръ!.. переломилъ ребро... недѣлю отдыхать ... поѣдетъ... не догадается... проищетъ мѣсяцъ... годъ не заглянетъ въ Боро... пр³ютъ безопасный... захолустье - ха, ха, ха!.. Превосходно!
   - Скорѣй приходи, мой другъ,- сказала дѣвственная тетка, когда женихъ ея надѣлъ свою скомканную шляпу.
   - Тебѣ ли напоминать объ этомъ, жестокая очаровательница?- отвѣчалъ м-ръ Джингль, напечатлѣвъ дѣвственный поцѣлуй на толстыхъ губахъ своей восторженной невѣсты.
   И, сдѣлавъ отчаянное антраша, кочующ³й актеръ перепрыгнулъ черезъ порогъ.
   - Какой душка!- воскликнула счастливая невѣста, когда дверь затворилась за ея женихомъ.
   - Странная дѣвка!- сказалъ м-ръ Джингль, проходя галлерею.
   Мы не станемъ продолжать длинную нить размышлен³й, гомозившихся въ разгоряченномъ мозгу м-ра Джингля, когда онъ "летѣлъ на крыл³яхъ любви" за позволен³емъ вступить въ законный бракъ: бываютъ случаи, когда вѣроломство мужчины приводитъ иной разъ въ содроган³е самое твердое сердце. Довольно сказать, что кочующ³й актеръ, миновавъ драконовъ въ бѣлыхъ передникахъ, счастливо добрался до конторы и мигомъ выхлопоталъ себѣ драгоцѣнный документъ на пергаментѣ, гдѣ, какъ и водится, было изъяснено, что: "арх³епископъ кентербер³йск³й привѣтствуетъ и благословляетъ добродѣтельную чету, возлюбленнаго сына Альфреда Джингля и возлюбленную дщерь Рахиль Уардль, да будутъ они въ законномъ супружествѣ" и проч. Положивъ мистическ³й документъ въ свой карманъ, м-ръ Джингль съ торжествомъ направилъ свои шаги въ обратный путь.
   Еще не успѣлъ онъ воротиться къ своей возлюбленной невѣстѣ, какъ на дворѣ гостиницы "Бѣлаго Оленя" появились два толстыхъ старичка и одинъ сухопарый джентльменъ, бросавш³й вокругъ себя пытливые взгляды, въ надеждѣ отыскать предметъ, способный удовлетворить его любопытству. Въ эту самую минуту м-ръ Самуэль Уэллеръ ваксилъ огромные сапоги, личную собственность фермера, который между тѣмъ, послѣ утреннихъ хлопотъ на толкучемъ рынкѣ, прохлаждалъ себя въ общей залѣ за легкимъ завтракомъ изъ двухъ фунтовъ холодной говядины и трехъ бутылокъ пива. Сухопарый джентльменъ, осмотрѣвшись вокругъ себя, подошелъ къ Самуэлю и сказалъ вкрадчивымъ тономъ:
   - Любезнѣйш³й!
   "Знаемъ мы васъ", подумалъ про себя Самуэль "мягко стелете да жестко спать. Хочетъ, вѣроятно, даромъ выманить какой нибудь совѣтъ". Однакожъ онъ пр³остановилъ свою работу и сказалъ:
   - Что вамъ угодно?
   - Любезнѣйш³й,- продолжалъ сухопарый джентльменъ съ благосклонной улыбкой,- много y васъ народа нынче, а? Вы, кажется, очень заняты, мой милый, а?
   Самуэль бросилъ на вопросителя пытливый взглядъ. Это былъ мужчина среднихъ лѣтъ, съ продолговатымъ лицомъ и съ маленькими черными глазами, безпокойно моргавшими по обѣимъ сторонамъ его инквизиторскаго носа. Одѣтъ онъ былъ весь въ черномъ, и сапоги его блестѣли, какъ зрачки его глазъ,- обстоятельство, обратившее на себя особенное вниман³е Самуэля. На шеѣ y него красовался бѣлый галстукъ, изъ-подъ котораго выставлялись бѣлые, какъ снѣгъ, воротнички его голландской рубашки. Золотая часовая цѣпочка и печати картинно рисовались на его груди. Онъ держалъ въ рукахъ свои черныя лайковыя перчатки и, завязавъ разговоръ, забросилъ свои руки подъ фалды фрака, съ видомъ человѣка, привыкшаго рѣшать головоломныя задачи.
   - Такъ вы очень заняты, мой милый, а?
   - Да таки-нешто: не сидимъ поджавши ноги, какъ обыкновенно дѣлалъ пр³ятель мой портной, умерш³й недавно отъ апоплексическаго удара. Сидимъ себѣ за круглымъ столомъ да хлѣбъ жуемъ; жуемъ да и подхваливаемъ, a хрѣна намъ не нужно, когда говядины вдоволь.
   - Да вы весельчакъ, сколько я вижу.
   - Бывалъ встарину, когда съ братомъ спалъ на одной постели. Отъ него и заразился, сэръ: веселость - прилипчивая болѣзнь.
   - Какой y васъ старый домъ!- сказалъ сухопарый джентльменъ, осматриваясь кругомъ.
   - Старъ да удалъ; новый былъ да сплылъ, и гдѣ прежде была палата, тамъ нынче простая хата!
   - Вы рифмачъ, мой милый.
   - Какъ грачъ,- отвѣчалъ невозмутимый Самуэль Уэллеръ.
   Сухопарый джентльменъ, озадаченный этими бойкими и совершенно неопредѣленными отвѣтами, отступилъ на нѣсколько шаговъ для таинственнаго совѣщан³я со своими товарищами, двумя толстенькими старичками. Сказавъ имъ нѣсколько словъ, онъ открылъ свою серебряную табакерку, понюхалъ, вынулъ платокъ, и уже хотѣлъ, повидимому, вновь начать свою бесѣду, какъ вдру³гъ одинъ толстый джентльменъ, съ весьма добрымъ лицомъ и очками на носу, бойко выступилъ впередъ и, махнувъ рукою, завелъ свою рѣчь довольно рѣшительнымъ и выразительнымъ тономъ:
   - Дѣло вотъ въ чемъ, любезнѣйш³й: пр³ятель мой, что стоитъ передъ вашимъ носомъ (онъ указалъ на другого толстенькаго джентльмена), дастъ вамъ десять шиллинговъ, если вы потрудитесь откровенно отвѣчать на одинъ или два....
   - Позвольте, почтеннѣйш³й, позвольте,- перебилъ сухопарый джентльменъ,- первое и самое главное правило, которое необходимо соблюдается въ такихъ случаяхъ, состоитъ въ слѣдующемъ: какъ скоро вы поручаете ходатайство о своемъ дѣлѣ постороннему лицу, то ваше собственное личное вмѣшательство можетъ оказаться не только безполезнымъ, но и вреднымъ, a посему - второе правило - надлежитъ намъ имѣть, при существующихъ обстоятельствахъ, полную довѣренность къ этому оффиц³альному лицу. Во всякомъ случаѣ, м-ръ... (онъ обратился къ другому толстенькому джентльмену) извините, я все забываю имя вашего друга.
   - Пикквикъ,- сказалъ м-ръ Уардль.
   Читатель давно догадался, что толстеньк³е старички были не кто друг³е, какъ почтенный президентъ Пикквикскаго клуба и достопочтенный владѣлецъ хутора Дингли-Делль.
   - Извините, почтеннѣйш³й м-ръ Пикквикъ, во всякомъ другомъ случаѣ мнѣ будетъ очень пр³ятно воспользоваться вашимъ совѣтомъ въ качествѣ amici curiae; но теперь, при настоящихъ обстоятельствахъ, вмѣшательство ваше съ аргументомъ ad captandam benevolentiam, посредствомъ десяти шиллинговъ, не можетъ, въ нѣкоторомъ родѣ, принести ни малѣйшей пользы.
   Сухопарый джентльменъ открылъ опять серебряную табакерку и бросилъ на своихъ собесѣдниковъ глубокомысленный взглядъ.
   - У меня, сэръ, было только одно желан³е,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- покончить какъ можно скорѣе эту непр³ятную истор³ю.
   - Такое желан³е, почтеннѣйш³й, дѣлаетъ вамъ честь,- замѣтилъ худощавый джентльменъ.
   - И съ этой цѣлью, сэръ,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ,- я рѣшился въ этомъ дѣлѣ употребить финансовый аргументъ, который, сколько мнѣ извѣстно, производитъ самое могущественное вл³ян³е на человѣка во всѣхъ его положен³яхъ и возрастахъ. Я долго изучалъ людей, сэръ, и могу сказать, что знаю ихъ натуру.
   - Очень хорошо, почтеннѣйш³й, очень хорошо, но вамъ слѣдовало напередъ сообщить лично мнѣ вашу счастливую идею. Почтеннѣйш³й м-ръ Пикквикъ, я совершенно убѣжденъ, вы должны имѣть отчетливое понят³е о той обширнѣйшей довѣренности, какая обыкновенно оказывается оффиц³альному лицу. Если требуется на этотъ счетъ какой-нибудь авторитетъ, то я готовъ напомнить вамъ извѣстнѣйш³й процессъ Барнуэлля {"George Barnwell" - заглав³е извѣстной трагед³и Пилло (Pilloe), основанной на истинномъ происшеств³и. Главное лицо трагед³и, Барнуэлль, обкрадываетъ своего хозяина и умерщвляетъ своего дядю. Къ этому былъ онъ побужденъ своей любовницей. Эту трагед³ю еще не такъ давно представляли каждый годъ въ лондонскихъ театрахъ, и не мудрено, что Самуэль Уэллеръ знаетъ ея содержан³е. Прим. перев.} и....
   - Какъ не помнить Джорджа Барнуэлля,- перебилъ вдругъ Самуэль, бывш³й до сихъ поръ безмолвнымъ слушателемъ назидательной бесѣды,- я знаю этотъ процессъ такъ же, какъ вы, и моимъ всегдашнимъ мнѣн³емъ было то, что молодая женщина одна заквасила здѣсь всю эту истор³ю: ее бы и подъ с_ю_р_к_y_п_ъ. Но объ этомъ, господа, мы потолкуемъ послѣ, если будетъ вашей милости угодно. Рѣчь идетъ теперь о томъ, чтобъ я согласился изъ вашихъ рукъ принять десять шиллинговъ серебряною монетой: извольте, господа, я согласенъ. Сговорчивѣе меня не найти вамъ дурака въ цѣломъ свѣтѣ (м-ръ Пикквикъ улыбнулся). Теперь вопросъ такого рода: за какимъ бѣсомъ вы хотите дарить мнѣ ваши деньги?
   - Намъ нужно знать ...- сказалъ м-ръ Уардль
   - Погодите, почтеннѣйш³й, сдѣлайте милость, погодите,- перебилъ оффиц³альный джентльменъ.
   М-ръ Уардль пожалъ плечами и замолчалъ.
   - Намъ нужно знать,- сказалъ оффиц³альный джентльменъ торжественнымъ тономъ,- и мы спрашиваемъ объ этомъ васъ собственно для того, чтобъ не обезпокоить кого-нибудь изъ домашнихъ,- намъ нужно знать: кто теперь стоитъ въ этой гостиницѣ?
   - Кто теперь стоитъ въ этой гостиницѣ!- повторилъ Самуэль, представлявш³й себѣ всѣхъ жильцовъ не иначе, какъ подъ формой костюма, который состоялъ подъ его непосредственнымъ надзоромъ.- A вотъ изволите видѣть: въ шестомъ нумерѣ - деревянная нога; въ тридцатомъ - гессенск³е ботфорты съ сафьянными отворотами; въ каморкѣ надъ воротами - козловые полусапожки, да еще съ полдюжины лежащихъ сапоговъ въ коммерческомъ отдѣлен³и за буфетомъ.
   - Еще кто?- спросилъ сухопарый джентльменъ.
   - Постойте ...- отвѣчалъ Самуэль, пораженный внезапнымъ воспоминан³емъ,- ну, да, точно - веллингтоновск³е сапоги на высокихъ каблукахъ, съ длинными кисточками и еще дамск³е башмаки - въ пятомъ нумерѣ.
   - Как³е башмаки?- поспѣшно спросилъ Уардль, который вмѣстѣ съ м-ромъ Пикквикомъ уже начиналъ теряться въ этомъ длинномъ каталогѣ жильцовъ "Бѣлаго Оленя".
   - Провинц³альной работу,- отвѣчалъ Самуэль.
   - Кто мастеръ?
   - Браунъ.
   - Откуда?
   - Изъ Могльтона.
   - Они!- воскликнулъ м-ръ Уардль.- Отыскали, наконецъ, славу Богу!- Дома они?
   - Башмаки то, кажись, дома.
   - A джентльменъ?
   - Сапоги съ кисточками отправились въ Докторскую общину.
   - Зачѣмъ?
   - За позволен³емъ жениться.
   - Мы не опоздали!- воскликнулъ м-ръ Уардль.- Господа, не нужно терять ни одной минуты. Ну, любезнѣйш³й, покажите намъ этотъ нумеръ.
   - Не торопитесь, почтеннѣйш³й,- сказалъ оффиц³альный джентльменъ,- сдѣлайте милость, не торопитесь: осторожность на первомъ планѣ.
   Онъ вынулъ изъ кармана красный шелковый кошелекъ, и вынувъ соверенъ, пристально посмотрѣлъ на Самуэля. Тотъ выразительно оскалилъ зубы.
   - Введите насъ въ этотъ нумеръ безъ доклада и соверенъ будетъ вашъ,- сказалъ оффиц³альный джентльменъ.
   Самуэль бросилъ въ уголъ сапоги и повелъ своихъ спутниковъ наверхъ. Пройдя половину галлереи во второмъ этажѣ, онъ пр³остановился и протянулъ руку.
   - Вотъ ваши деньги,- шепнулъ адвокатъ, положивъ соверенъ въ руку своего спутника.
   Самуэль сдѣлалъ впередъ еще нѣсколько шаговъ и остановился передъ дверью. Джентльмены слѣдовали за нимъ.
   - Въ этомъ нумерѣ?- пробормоталъ адвокатъ.
   Самуэль утвердительно кивнулъ головой.
   Старикъ Уардль отворилъ дверь и всѣ три джентльмена вошли въ комнату въ ту самую минуту, какъ м-ръ Джингль, уже воротивш³йся, показывалъ дѣвственной теткѣ вожделѣнный документъ.
   При видѣ брата и его спутниковъ дѣвственная тетка испустила пронзительный крикъ и, бросившись на стулъ, закрыла лицо обѣими руками. М-ръ Джингль поспѣшно свернулъ пергаментъ и положилъ въ свой карманъ. Незваные посѣтители выступили на середину комнаты.
   - Вы безчестный человѣкъ, сэръ, вы ... вы,- окликнулъ старикъ Уардль, задыхаясь отъ злобы.
   - Почтеннѣйш³й, почтеннѣйш³й,- сказалъ сухопарый джентльменъ, положивъ свою шляпу на столъ,- присутств³е духа и спокойств³е прежде всего. Scandalum magnum, личное оскорблен³е, большая пеня. Успокойтесь, почтеннѣйш³й, сдѣлайте милость.
   - Какъ вы смѣли увезти мою сестру изъ моего дома?- продолжалъ Уардль.
   - Вотъ это совсѣмъ другая статья,- замѣтилъ адвокатъ,- объ этомъ вы можете спросить. Такъ точно, сэръ, какъ вы осмѣлились увезти сестрицу м-ра Уардля? Что вы на это скажете, сэръ?
   - Какъвы смѣете меня объ этомъ спрашивать?- закричалъ м-ръ Джингль такимъ дерзкимъ и наглымъ тономъ, что сухопарый джентльменъ невольно попятился назадъ.- Что вы за человѣкъ?
   - Что онъ за человѣкъ?- перебилъ старикъ Уардль.- Вамъ хочется знать это, безстыдная тварь? Это м-ръ Перкеръ, мой адвокатъ. Послушайте, Перкеръ, я хочу преслѣдовать этого негодяя, судить по всей строгости законовъ, послать къ чорту - осудить - истребить - сокрушить!- A ты,- продолжалъ старикъ, обратившись вдругъ къ своей сестрѣ,- ты, Рахиль ... въ твои лѣта связаться съ бродягой,- бѣжать изъ родительскаго дома, покрыть позоромъ свое имя; какъ не стыдно, какъ не стыдно! Надѣвай шляпку и сейчасъ домой.- Послушайте, поскорѣе наймите извозчичью карету и принесите счетъ этой дамы, слышите?- заключилъ онъ, обращаясь къ слугѣ, котораго, впрочемъ, не было въ комнатѣ.
   - Слушаю, сэръ,- отвѣчалъ Самуэль, появляясь точно изъ подъ земли: онъ, дѣйствительно, оставаясь въ корридорѣ, слушалъ всю бесѣду, приставивъ свое ухо къ замочной скважинѣ пятаго нумера.
   - Надѣвай шляпку, Рахиль,- повторилъ старикъ Уардль.
   - Не слушайся его, не трогайся съ мѣста!- вскричалъ Джингль.- Господа, совѣтую вамъ убираться подобру поздорову ... дѣлать вамъ нечего здѣсь: невѣстѣ больше двадцати одного года, и она свободна располагать собой.
   - Больше двадцати одного!- воскликнулъ Уардль презрительнымъ тономъ.- Больше сорока одного!
   - Неправда!- отвѣчала съ негодован³емъ дѣвственная тетка, отложившая теперь свое твердое намѣрен³е подвергнуться истерическимъ припадкамъ.
   - Правда, матушка, правда. Просиди еще часъ въ этой комнатѣ и тебѣ стукнетъ слишкомъ пятьдесятъ!
   Дѣвственная тетка испустила пронзительный крикъ и лишилась чувствъ.
   - Стаканъ воды,- сказалъ человѣколюбивый м-ръ Пикквикъ, когда въ комнату вбѣжала содержательница трактира, призванная неистовымъ звономъ.
   - С_т_а_к_а_н_ъ воды!- кричалъ раздражительный Уардль.- Принесите-ка лучше ушатъ и окатите ее съ головы до ногъ: это, авось, скорѣе образумитъ старую дѣвку.
   - Звѣрь, просто звѣрь!- отозвалась сострадательная старушка, изъявляя совершеннѣйшую готовность оказать свою помощь дѣвственной теткѣ.- Бѣдная страдалица! ... Выпейте ... вотъ такъ ... повернитесь ... прихлебните ... привстаньте ... еще немножко ...
   И, сопровождая свою помощь этими и подобными восклицан³ями, добрая трактирщица, при содѣйств³и своей горничной, натирала уксусомъ лобъ и щеки дѣвственной тетки, щекотала ея носъ, развязывала корсетъ и вообще употребляла всѣ тѣ возстановительныя средства, как³я съ незапамятныхъ временъ изобрѣтены сестрами милосерд³я для любительницъ истерики и обморока.
   - Карета готова, сэръ,- сказалъ Самуэль, появивш³йся y дверей.
   - Ну, сестра, полно церемониться. Пойдемъ!
   При этомъ предложен³и истерическ³е припадки возобновились съ новой силой.
   Уже трактирщица готова была обнаружить все свое негодован³е противъ насильственныхъ поступковъ м-ра Уардля, какъ вдругъ кочующ³й актеръ вздумалъ обратиться къ рѣшительнымъ мѣрамъ.
   - Эй, малый,- сказалъ онъ,- приведите констебля.
   - Позвольте, сэръ, позвольте,- сказалъ м-ръ Перкеръ.- Не благоугодно ли вамъ прежде всего обратить вни ...
   - Ничего не хочу знать,- перебилъ м-ръ Джингль,- она свободна располагать собою, и никто, противъ ея собственной воли, не смѣетъ разлучить ее съ женихомъ.
   - О, не разлучайте меня!- воскликнула дѣвственная тетка раздирательнымъ тономъ.- Я не хочу, не могу ...
   Новый истерическ³й припадокъ сопровождался на этотъ разъ дикимъ воплемъ.
   - Почтеннѣйш³й,- проговорилъ вполголоса сухопарый джентльменъ, отводя въ сторону господъ Пикквика и Уардля.- Почтеннѣйш³й, положен³е наше очень незавидно. Мы стоимъ, такъ сказать, между двухъ перекрестныхъ огней и, право, почтеннѣйш³й, если разсудить по закону, мы не имѣемъ никакой возможности сопротивляться поступкамъ леди. Я и прежде имѣлъ честь докладывать вамъ, почтеннѣйш³й, что здѣсь - magna collisio rerum. Надобно согласиться на пожертвован³я.
   Продолжительная пауза. Адвокатъ открылъ табакерку.
   - Въ чемъ же собственно должны заключаться эти пожертвован³я?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Да вотъ видите ли, почтеннѣйш³й, другъ нашъ стоитъ между двухъ огней. Чтобы съ честью выпутаться всѣмъ намъ изъ этой перепалки, необходимо потерпѣть нѣкоторый убытокъ въ финансовомъ отношен³и.
   - Дѣлайте, что хотите: я согласенъ на все,- сказалъ м-ръ Уардль.- Надобно, во что бы ни стало, спасти эту дуру, иначе она погибнетъ съ этимъ негодяемъ.
   - Въ этомъ нѣтъ ни малѣйшаго сомнѣн³я,- отвѣчалъ адвокатъ.- М-ръ Джингль, не угодно ли вамъ пожаловать съ нами въ другую комнату на нѣсколько минутъ?
   Джингль согласился, и всѣ четыре джентльмена отправились въ ближайш³й пустой нумеръ.
   - Какъ же это, почтеннѣйш³й,- сказалъ сухопарый джентльменъ, затворяя за собою дверь,- неужели никакихъ нѣтъ средствъ устроить это дѣло? Сюда, почтеннѣйш³й, сюда, на пару словъ къ этому окну: мы будемъ тутъ одни, садитесь, почтеннѣйш³й, прошу покорно. Между нами, почтеннѣйш³й, говоря откровенно,- согласитесь, почтеннѣйш³й, вы увезли эту леди изъ-за денегъ: не такъ ли, почтеннѣйш³й?
   М-ръ Джингль нахмурилъ брови.
   - Ну, да, точно такъ, почтеннѣйш³й, я понимаю, что вы хотите сказать, и заранѣе вамъ вѣрю. Мы съ вами люди свѣтск³е, почтеннѣйш³й, и хорошо понимаемъ другъ друга ... не то, что эти простаки. Намъ ничего не стоитъ провести ихъ: не такъ ли, почтеннѣйш³й?
   М-ръ Джингль улыбнулся.
   - Очень хорошо,- продолжалъ адвокатъ, замѣтивъ произведенное впечатлѣн³е.- Теперь, почтеннѣйш³й, дѣло, видите ли, вотъ въ чемъ: y этой леди, до смерти ея матери, нѣтъ и не будетъ ничего, кромѣ развѣ какой-нибудь сотняги, да и то едва ли.
   - Мать с_т_а_р_у_х_а,- сказалъ м-ръ Джингль многозначительнымъ тономъ.
   - Истинная правда, почтеннѣйш³й, я не спорю,- сказалъ адвокатъ, откашливаясь и вынимая платокъ изъ кармана,- вы справедливо изволили замѣтить, что она с_т_а_р_е_н_ь_к_а. М-съ Уардль происходитъ отъ старинной фамил³и, почтеннѣйш³й, старинной во всѣхъ возможныхъ отношен³яхъ. Основатель этой фамил³и прибылъ въ Англ³ю съ войскомъ Юл³я Цезаря и поселился въ Кентскомъ графствѣ. Всего замѣчательнѣе то, почтеннѣйш³й, что только одинъ изъ членовъ этой фамил³и не дожилъ до девяноста лѣтъ, да и тотъ погибъ насильственною смертью въ половинѣ XVI вѣка. Старушкѣ теперь семьдесятъ три года, почтеннѣйш³й: старенька, я согласенъ съ вами, и едва ли проживетъ она лѣтъ тридцать.
   Сухопарый джентльменъ пр³остановился и открылъ табакерку.
   - Что же вы хотите этимъ сказать?- спросилъ м-ръ Джингль.
   - Да вотъ не угодно ли табачку, почтеннѣйш³й... не изволите нюхать? И прекрасно - лишн³й расходъ. Вижу по всему, почтеннѣйш³й, что вы прекрасный молодой человѣкъ и могли бы отлично устроить въ свѣтѣ свою карьеру, еслибъ былъ y васъ капиталецъ, а?
   - Что-жъ изъ этого?
   - Вы не понимаете меня?
   - Не совсѣмъ.
   - Я объясню вамъ эту статью въ короткихъ словахъ, потому что вы человѣкъ умный и живали въ свѣтѣ. Какъ вы думаете, почтеннѣйш³й, что лучше: пятьдесятъ фунтовъ и свобода или старая дѣвица и долговременное ожидан³е?
   - Пятидесяти фунтовъ мало,- сказалъ м-ръ Джингль, вставая съ мѣста.- Не сойдемся.
   - Погодите, почтеннѣйш³й,- возразилъ адвокатъ, удерживая его за фалду.- Капиталецъ кругленьк³й: человѣку съ вашими способностями много можетъ сдѣлать изъ пятидесяти фунтовъ.
   - Полтораста фунтовъ, такъ и быть,- отвѣчалъ м-ръ Джингль холоднымъ тономъ.
   - Что вы, почтеннѣйш³й, Богъ съ вами!- возразилъ адвокатъ.- Вѣдь все это дѣло, говоря по совѣсти, выѣденнаго яйца не стоитъ.
   - Однакожъ, вы сами предложили пятьдесятъ.
   - И довольно.
   - Сто пятьдесятъ.
   - Какъ это можно, помилуйте! Семьдесятъ, если угодно.
   - Не сойдемся,- сказалъ м-ръ Джингль, вставая опять со своего мѣста.
   - Куда жъ вы такъ спѣшите, почтеннѣйш³й? Погодите. Восемьдесятъ фунтовъ - согласны?
   - Мало.
   - Довольно, почтеннѣйш³й, увѣряю васъ. Неужели вы не сдѣлаете никакой уступки?
   - Нельзя. Разсудите сами: девять фунтовъ стоили мнѣ почтовые прогоны; три - позволен³е, итого двѣнадцать; вознагражден³е за хлопоты положимъ сто, итого сто двѣнадцать. Сколько же, по вашему, должно стоить оскорблен³е личной чести и потеря невѣсты?
   - Э, полноте, почтеннѣйш³й! Я уже сказалъ, что мы хорошо понимаемъ другъ друга. Стоитъ ли намъ распространяться насчетъ этихъ послѣднихъ пунктовъ? Сто фунтовъ для круглоты счета: хотите?
   - Сто двадцать.
   - Право, почтеннѣйш³й, охота вамъ изъ такой малости ... Ну, я напишу вексель.
   И сухопарый джентльменъ сѣлъ за столъ писать вексель.
   - Срокъ платежа я назначу послѣзавтра,- сказалъ адвокатъ, обращаясь къ м-ру Уардлю,- a вы между тѣмъ увезите вашу сестрицу.
   М-ръ Уардль сдѣлалъ утвердительный знакъ.
   - Ну, почтеннѣйш³й, стало быть, мы помирились на сотнѣ фунтовъ?
   - На ста двадцати.
   - Почтеннѣйш³й ...
   - Пишите, м-ръ Перкеръ, и пусть онъ убирается къ чорту,- перебилъ старикъ Уардль.
   М-ръ Джингль взялъ написанный вексель и положилъ въ карманъ.
   - Теперь - вонъ отсюда, негодяй!- закричалъ м-ръ Уардль.
   - Почтеннѣйш³й ...
   - И помни,- продолжалъ м-ръ Уардль,- ни за как³я блага я не рѣшился бы на эти переговоры съ тобою, если бы не былъ убѣжденъ, какъ дважды два, что съ моими деньгами ты гораздо скорѣе полетишь къ чорту въ омутъ, чѣмъ ...
   - Почтеннѣйш³й, почтеннѣйш³й ...
   - Погодите, Перкеръ.- Вонъ отсюда, негодяй!
   - С³ю минуту,- отвѣчалъ съ невозмутимымъ спокойств³емъ кочующ³й актеръ.- Прощай, Пикквикъ, прощай, любезный.
   Если бы равнодушный зритель могъ спокойно наблюдать физ³оном³ю великаго человѣка въ продолжен³е послѣдней части этой бесѣды, онъ не мотъ бы надивиться, какимъ образомъ пожирающ³й огонь негодован³я не расплавилъ стеколъ его очковъ: такъ могучъ и величественно свирѣпъ былъ теперь гнѣвъ президента Пикквикскаго клуба! Кулаки его невольно сжались, щеки побагровѣли и ноздри вздулись, когда онъ услышалъ свое собственное имя, саркастически произнесенное презрѣннымъ негодяемъ. Однакожъ онъ укротилъ свои бурные порывы, и невѣроятное чудо! нашелъ въ себѣ твердость духа - неподвижно стоять на одномъ мѣстѣ.
   М-ръ Пикквикъ былъ философъ, это правда; но вѣдь и философы - тѣ же смертные люди, облеченные только бронею высшей мудрости и силы. Стрѣла, роковая стрѣла пронзила насквозь философскую броню и просверлила самое сердце великаго мужа. Раздираемый самою отчаянною яростью, онъ схватилъ чернильницу, бросилъ ее со всего размаха и неистово побѣжалъ впередъ. Но м-ръ Джингль исчезъ въ эту минуту, и велик³й человѣкъ, самъ не зная какъ, очутился въ объят³яхъ Самуэля.
   - Куда вы бѣжите, сэръ?- сказалъ эксцентрическ³й слуга.- Мебель, я полагаю, дешева въ вашихъ мѣстахъ, a y насъ покупаются чернильницы на чистыя денежки, м-ръ ... не имѣю чести знать вашего имени, государь мой. Погодите малую толику: какая польза вамъ гнаться за человѣкомъ, который, провалъ его возьми, мастерски составилъ свое счастье? Онъ теперь на другомъ концѣ квартала, и ужъ, разумѣется, его не видать вамъ, какъ своихъ ушей.
   М-ръ Пикквикъ, какъ и всѣ люди, способенъ былъ внимать голосу убѣжден³я, кому бы онъ ни принадлежалъ. Мыслитель быстрый и могуч³й, онъ вдругъ взвѣсилъ всѣ обстоятельства этого дѣла и мигомъ сообразилъ, что благородный гнѣвъ его будетъ на этотъ разъ совершенно безсиленъ и безплоденъ. Онъ угомонился въ одно мгновен³е ока, испустилъ три глубокихъ вздоха, вынулъ изъ кармана носовой платокъ и благосклонно взглянулъ на своихъ друзей.
   Говорить ли намъ о плачевномъ положен³и миссъ Уардль, оставленной такимъ образомъ своимъ невѣрнымъ другомъ? М-ръ Пикквикъ мастерски изобразилъ эту раздирательную сцену, и его записки, обрызганныя въ этомъ мѣстѣ горькими слезами сострадан³я, лежатъ предъ нами: одно слово, и типографск³е станки передадутъ ихъ всему свѣту. Но нѣтъ, нѣтъ! Покоряясь голосу холоднаго разсудка, мы отнюдь не намѣрены сокрушать грудь благосклоннаго читателя изображен³емъ тяжкихъ страдан³й женскаго сердца.
   Медленно и грустно два почтенныхъ друга и страждущая леди возвращались на другой день въ городъ Моггльтонъ. Печально и тускло мрачныя тѣни лѣтней ночи ложились на окрестныя поля, когда путешественники прибыли, наконецъ, въ Дингли-Делль и остановились передъ входомъ въ Меноръ-Фармъ.
  

Глава XI.

Неожиданное путешеств³е и ученое открыт³е въ нѣдрахъ земли.- Пасторск³й манускриптъ.

  
   Спокойная ночь, проведенная въ глубокой тишинѣ на хуторѣ Дингли-Делль, и пятьдесятъ минутъ утренней прогулки на свѣжемъ воздухѣ, растворенномъ благоухан³ями цвѣтовъ, возстановили совершеннѣйшимъ образомъ физическ³я и нравственныя силы президента Пикквикскаго клуба. Цѣлыхъ два дня велик³й человѣкъ пребывалъ въ томительной разлукѣ со своими добрыми друзьями, и сердце его стремилось теперь къ вожделѣнному свидан³ю. Окончивъ кратковременную прогулку, м-ръ Пикквикъ возвратился домой и на дорогѣ, съ невыразимымъ наслажден³емъ, встрѣтилъ господъ Винкеля и Снодграса, спѣшившихъ привѣтствовать и облобызать великаго мужа. Удовольств³е свиданья, какъ и слѣдовало ожидать, сопровождалось превыспреннимъ восторгомъ, да и какой смертный мотъ безъ такого восторга смотрѣть на лучезарныя очи и ланиты президента? Между тѣмъ, однакожъ, какое-то облако пробѣгало по челу обоихъ друзей, и какая-то тайна, тяжелая, возмутительная, облегала ихъ безпокойныя души. Что бы это значило,- велик³й человѣкъ, несмотря на всѣ усил³я своего ген³я, никакъ не могъ постигнуть.
   - Здоровъ ли Топманъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ, пожимая руки обоимъ друзьямъ, послѣ взаимнаго обмѣна горячихъ привѣтств³й.- Топманъ здоровъ ли?
   М-ръ Винкель, къ которому спец³альнымъ образомъ относился этотъ вопросъ, не далъ никакого отвѣта. Печально отворотилъ онъ свою голову и погрузился въ таинственную думу.
   - Снодграсъ,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ строгимъ тономъ,- гдѣ другъ нашъ Топманъ? Не боленъ ли онъ?
   - Нѣтъ,- отвѣчалъ м-ръ Снодграсъ, и поэтическая слеза затрепетала на роговой оболочкѣ его глаза, точь-въ-точь какъ дождевая капля на хрустальномъ стеклѣ.- нѣтъ, онъ не боленъ.
   М-ръ Пикквикъ пр³остановился и съ великимъ смущен³емъ принялся осматривать своихъ друзей.
   - Винкель, Снодграсъ... что все это значитъ? Гдѣ другъ Топманъ? Что случилось? Какая бѣда разразилась надъ его головой? Говорите... умоляю васъ, заклинаю... Винкель, Снодграсъ,- я приказываю вамъ говорить.
   Наступило глубокое молчан³е. Торжественная осанка м-ра Пикквика не допускала никакихъ противорѣч³й и увертокъ.
   - Онъ уѣхалъ,- проговорилъ наконецъ м-ръ Снодграсъ.
   - Уѣхалъ!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.- Уѣхалъ!
   - Уѣхалъ,- повторилъ м-ръ Снодграсъ.
   - Куда?
   - Неизвѣстно. Мы можемъ только догадываться, на основан³и вотъ этой бумаги,- сказалъ м-ръ Снодграсъ, вынимая письмо изъ кармана и подавая его президенту.- Вчера утромъ, когда получено было письмо отъ м-ра Уардля съ извѣст³емъ, что сестра его возвращается домой вмѣстѣ съ вами, печаль, тяготѣвшая надъ сердцемъ нашего друга весь предшествовавш³й день, начала вдругъ возрастать съ неимовѣрною силой. Вслѣдъ затѣмъ онъ исчезъ, и мы нигдѣ не могли отыскать его цѣлый день. Вечеромъ трактирный конюхъ принесъ отъ него письмо изъ Моггльтона. Топманъ,

Другие авторы
  • Коншин Николай Михайлович
  • Садовский Ив.
  • Франко Иван Яковлевич
  • Габорио Эмиль
  • Апухтин Алексей Николаевич
  • Хвольсон Анна Борисовна
  • Краснов Петр Николаевич
  • Фадеев
  • Ришпен Жан
  • Белинский Виссарион Григорьевич
  • Другие произведения
  • Северцев-Полилов Георгий Тихонович - В Рождественскую ночь
  • Авдеев Михаил Васильевич - М. В. Авдеев: биографическая справка
  • Короленко Владимир Галактионович - К честным людям за границей
  • Толстой Лев Николаевич - Том 31, Произведения 1890-1900, Полное собрание сочинений
  • Карлейль Томас - Герои, почитание героев и героическое в истории
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Приложения к роману "Огненный ангел"
  • Заблудовский Михаил Давидович - Бен Джонсон
  • Неизвестные Авторы - Русские повести 15-18 веков
  • Мошин Алексей Николаевич - При звёздах и луне
  • Зотов Владимир Рафаилович - Зотов В. Р.: Биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 336 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа