Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 49

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



шепнулъ Уардль, перегибаясь черезъ столъ къ молодому джентльмену: - онъ пьянъ, бест³я, я увѣренъ.
   Бенъ Алленъ, какъ опытный врачъ, знакомый со всѣми недугами человѣческой природы, подтвердилъ эту догадку на основан³яхъ науки, a старый джентльменъ не сомнѣвался болѣе, что жирный дѣтина пьянъ, какъ стелька.
   Несчастный юноша перекинулся только дюжиною словъ съ м-ромъ Снодграсомъ: этотъ джентльменъ умолялъ его обратиться къ какому-нибудь другу, способному выручить его изъ этой засады, и потомъ онъ поспѣшилъ вытолкнуть Джоя съ табакеркой, опасаясь, чтобы дальнѣйшее его присутств³е не возбудило подозрѣн³й. Оторопѣлый парень простоялъ нѣсколько минуть, переминаясь съ ноги на ногу, и потомъ вышелъ изъ комнаты, чтобы отыскать Мери.
   Но Мери ушла домой, послѣ того, какъ одѣла свою госпожу, и жирный дѣтина воротился опять, ошеломленный еще болѣе, чѣмъ прежде.
   Уардль и Бенъ Алленъ переглянулись.
   - Джой!- сказалъ Уардль.
   - Чего изволите?
   - Зачѣмъ ты уходишь?
   Жирный дѣтина бросилъ вокругъ себя безнадежный взоръ и пролепеталъ, что онъ самъ не знаетъ.
   - А! Такъ ты не знаешь?- сказалъ Уардль.- Подай этотъ сыръ м-ру Пикквику.
   М-ръ Пикквикъ, веселый и совершенно счастливый, былъ, такъ сказать, душою всей компан³и въ продолжен³е этого обѣда, и въ настоящую минуту велъ одушевленный разговоръ съ миссъ Эмил³ей и м-ромъ Винкелемъ, склонивъ учтиво голову на одну сторону и размахивая въ воздухѣ лѣвою рукою для придан³я особенной силы патетическимъ мѣстамъ своей рѣчи, при чемъ все лицо его лучезарилось восхитительной улыбкой. Онъ взялъ сыръ съ поданнаго блюда и уже снова хотѣлъ приступить къ продолжен³ю своей рѣчи, какъ вдругъ жирный дѣтина, нагнувшись такимъ образомъ, чтобы привести свою голову въ уровень съ головою м-ра Пекквика, указалъ своимъ пальцемъ черезъ его плечо и скорчилъ въ то же время такую страшную и отвратительную рожу, какую могли замѣтить только на лицѣ балаганнаго паяца.
   - Ахъ, Боже мой,- вскричалъ м-ръ Пикквикъ, съ безпокойствомъ повернувшись на своемъ стулѣ:- что это за...
   Но онъ не кончилъ фразы, потому что жирный дѣтина выпрямился опять во весь ростъ и сдѣлалъ видъ, будто его клонитъ ко сну.
   - Что такое?- спросилъ Уардль.
   - Удивительно странный чудакъ!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ, озирая жирнаго дѣтину.- Мнѣ, право, кажется, что по временамъ, должно быть, находитъ на него.
   - О, нѣтъ, нѣтъ! Какъ это можно, м-ръ Пикквикъ,- вскричали Эмил³я и Арабелла въ одинъ голосъ.
   - Разумѣется, этого я не могу доказать, - сказалъ м-ръ Пикквикъ среди всеобщаго молчан³я и безпокойства; - но мнѣ показалось въ эту минуту, что на лицѣ его отразились самые возмутительные признаки. Ой!- закричалъ м-ръ Пикквикъ, стремительно вскакивая со стула.- Прошу извинить, mesdames, но въ эту минуту - ужъ я не сомнѣваюсь въ этомъ - онъ ущипнулъ меня за ногу. Право, онъ не въ своемъ умѣ.
   - Онъ пьянъ, бест³я,- заревѣлъ старикъ Уардль страшнымъ голосомъ.- Звоните въ колокольчикъ, зовите людей! Онъ пьянъ.
   - Нѣтъ, нѣтъ, нѣтъ!- закричалъ бѣдный юноша, становясь на колѣни, когда господинъ схватилъ его за шиворотъ.- Я не пьянъ.
   - Ну, стало быть, ты съ ума сошелъ, это еще хуже,- сказалъ старый джентльменъ.- Зовите людей!
   - О, я не сошелъ съ ума, ей-Богу! - заголосилъ жирный парень, начиная плакать.
   - Въ такомъ случаѣ, зачѣмъ же ты ущипнулъ м-ра Пикквика?
   - М-ръ Пикквикъ не хотѣлъ смотрѣть на меня: мнѣ надо было поговорить съ нимъ.
   - О чемъ, о чемъ?- спросили вдругъ двѣнадцать голосовъ.
   Жирный дѣтина вздохнулъ, взглянулъ на дверь спальни, вздохнулъ опять и вытеръ двѣ слезы щиколками своихъ пальцевъ.
   - Что-жъ ты хотѣлъ сказать м-ру Пикквику?- закричалъ Уардль, продолжая трясти его за воротъ.
   - Постойте,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- я допрошу его самъ. Ну, любезнѣйш³й, скажите теперь что вы намѣрены были сообщить мнѣ?
   - Мнѣ надо шепнуть вамъ на ухо,- отвѣчалъ жирный дѣтина.
   - Скажите, пожалуйста! Бездѣльникъ хочетъ откусить ухо м-ру Пикквику!- закричалъ Уардль.- Не подходи къ нему. Эй, кто-нибудь! Позвоните, ради Бога!
   Но лишь только м-ръ Винкелъ ухватился за сонетку, общее изумлен³е, близкое къ остолбенѣн³ю, отразилось на всѣхъ лицахъ: плѣнный любовникъ, сгаравш³й отъ стыда, внезапно вышелъ изъ спальни и началъ на всѣ стороны дѣлать низк³е поклоны.
   - Ба!- закричалъ Уардль, высвободивъ жирнаго парня и отступивъ на нѣсколько шаговъ назадъ.- Это что значить?
   - Я укрывался въ другой комнатѣ, сэръ, съ той поры, какъ вы пришли,- отвѣчалъ молодой джентльменъ.
   - Эмил³я, другъ мой!- сказалъ старый джентльменъ тономъ горькаго упрека.- Я гнушаюсь всякаго обмана и презираю эту низость. Это неизвинительно и неделикатно въ высшей степени. Того-ли я заслужилъ отъ тебя, дитя мое?
   - Ахъ, папа, милый папа!- воскликнула встревоженная Эмил³я.- Арабелла знаетъ, всѣ здѣсь знаютъ, Джой тоже знаетъ, что я не принимала въ этомъ никакого участ³я съ своей стороны и совсѣмъ не знаю, какъ это случилось. Августъ, объяснись, Бога ради!
   М-ръ Снодграсъ, выжидавш³й только случая быть выслушаннымъ, объяснилъ обстоятельно и подробно, какими судьбами онъ очутился въ такомъ невыгодномъ положен³и передъ лицомъ всѣхъ присутствующихъ леди и джентльменовъ. Опасен³е подать поводъ къ семейному раздору внушило ему мысль укрыться отъ м-ра Уардля при его входѣ, и онъ принужденъ былъ удалиться въ его спальню, надѣясь пройти въ коридоръ черезъ другую дверь. Положен³е сдѣлалось крайне затруднительнымъ; но м-ръ Снодграсъ былъ даже радъ въ настоящую минуту, что все это случилось такъ, a не иначе. Пользуясь этимъ благопр³ятнымъ случаемъ, онъ выразилъ торжественное признан³е предъ всѣми своими друзьями, что обожаетъ издавна прекрасную дочь м-ра Уардля, которая въ свою очередь - онъ съ гордостью объявляетъ объ этомъ - искренно раздѣляетъ его чувства. Пусть судьба занесетъ его на тотъ край свѣта, и ревущ³я волны океана поставятъ между ними несокрушимую преграду,- онъ, м-ръ Снодграсъ, никогда не забудетъ о тѣхъ счастливыхъ дняхъ, когда впервые - и проч., и проч.
   Объяснившись такимъ образомъ, молодой джентльменъ поклонился опять всей компан³и, заглянулъ въ тулью своей шляпы и пошелъ къ дверямъ.
   - Остановитесь!- закричалъ Уардль.
   М-ръ Снодграсъ остановился.
   - Спрашиваю васъ, сэръ, во имя здраваго смысла, отчего вы не сказали мнѣ всего этого при самомъ началѣ?
   - Или почему бы мнѣ не открыть этой тайны?- добавилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Полноте, полноте!- сказала Арабелла, принимая на себя роль адвоката влюбленной четы.- Къ чему спрашивать объ этомъ теперь, особенно вамъ, м-ръ Уардль, когда вы прямо объявили, что хотите имѣть своимъ зятемъ богатѣйшаго джентльмена, и когда всѣ боялись васъ, какъ огня, кромѣ только меня одной? Подойдите-ка лучше къ м-ру Снодграсу, поцѣлуйтесь съ нимъ и прикажите подать ему обѣдъ, потому что, какъ видите, онъ умираетъ отъ голода. И ужъ, кстати, велите подать вина, потому что вы просто несносны, если не выпьете по крайней мѣрѣ двухъ бутылокъ.
   Достойный старый джентльменъ потрепалъ Арабеллу по щекѣ, поцѣловалъ ее очень нѣжно и еще нѣжнѣе поцѣловалъ свою собственную дочь.
   - Вина, самаго лучшаго вина!- закричалъ старый джентльменъ, дернувъ за сонетку.
   Вино принесено, и вмѣстѣ съ виномъ явился Перкеръ. М-ръ Снодграсъ пообѣдалъ за особымъ столикомъ и послѣ обѣда придвинулъ свой стулъ къ миссъ Эмил³и, безъ малѣйшаго сопротивлен³я со стороны стараго джентльмена.
   Вечеръ вышелъ превосходный. М-ръ Перкеръ острилъ, любезничалъ, подшучивалъ и веселился на славу, разсказывалъ безъ умолку мног³е интересные анекдоты и пропѣлъ одну комическую пѣсню. Арабелла была очаровательна, м-ръ Уардль забавенъ, какъ нельзя больше, м-ръ Пикквикъ плѣнителенъ до неимовѣрной степени. Любовники молчали, м-ръ Винкель ораторствовалъ, Бенъ Алленъ ревѣлъ во все горло, и всѣ были счастливы.
  

Глава LIV.

Мистеръ Соломонъ Пелль, при содѣйств³и почтенныхъ представителей кучерскаго искусства, устраиваетъ дѣла м-ра Уэллера старшаго.

   - Самми!- сказалъ м-ръ Уэллеръ старш³й, приступивъ къ своему сыну на другое утро послѣ похоронъ,- я нашелъ его, Самми. Я такъ-таки и думалъ, что оно тамъ.
   - О чемъ думалъ, что оно гдѣ?- спросилъ Самуэль.
   - Я говорю, Самми, о завѣщан³и твоей мачехи,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ,- по силѣ котораго мы должны распорядиться такъ, чтобы все, знаешь, для вѣрности и приращен³я было припрятано въ банкъ, какъ я тебѣ говорилъ.
   - A развѣ она не сказала, гдѣ найти эту бумагу?- спросилъ Самуэль.
   - И не заикнулась, другъ мой, въ томъ-то и штука!- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ.- Мы все толковали, знаешь, объ этихъ домашнихъ дрязгахъ, и я старался развеселить ее, какъ могъ, такъ что мнѣ не пришло и въ голову разспросить ее насчетъ этого документа. Оно, и то сказать, едва-ли бы я сталъ дѣлать эти разспросы, если бы даже вспомнилъ о нихъ,- прибавилъ м-ръ Уэллеръ,- неловко, другъ мой Самми, хлопотать о собственности человѣка, какъ скоро видишь, что ему надобно отправиться на тотъ свѣтъ. Если бы, примѣромъ сказать, какой-нибудь пассажиръ шарахнулся на мостовую съ импер³ала дилижанса: неужели y тебя достало бы совѣсти запустить руку въ его карманъ и разспрашивать въ то же время, какъ онъ себя чувствуетъ?
   Озадачивъ своего сына этимъ аллегорическимъ вопросомъ, м-ръ Уэллеръ развязалъ бумажникъ и вынулъ оттуда грязный листъ, исчерченный разнообразными каракулями въ замѣчательномъ безпорядкѣ.
   - Вотъ онъ, Самми, этотъ документъ, другъ мой,- сказалъ м-ръ Уэллеръ,- я нашелъ его въ маленькой черной чайницѣ на верхней полкѣ, за стойкой, y буфета. Туда она, еще до замужества, обыкновенно прятала свои банковые билеты, Самми, и я подмѣчалъ нѣсколько разъ, какъ она вынимала ихъ для надобностей по хозяйству. Бѣдняжка! Будь y нея всѣ чайники наполнены одними только завѣщан³ями, въ домѣ не вышло бы никакого разстройства, потому что въ послѣднее время она совсѣмъ перестала пить,
   - О чемъ же говорится въ этомъ документѣ?- спросилъ Самуэль.
   - Да все о томъ же, о чемъ ужъ я толковалъ тебѣ, Самми. "Двѣсти фунтовъ стерлинговъ, видишь ты, оставляю моему возлюбленному пасынку Самуэлю, a всю прочую собственность, движимую и недвижимую, любезному моему супругу, Тони Уэллеру, котораго я назначаю своимъ единственнымъ душеприказчикомъ.- Вотъ какъ!
   - И больше ничего?
   - Ничего больше. И такъ какъ все это дѣло касается только насъ съ тобой, другъ мой, то эту грамотку, я полагаю, всего лучше зашвырнуть въ огонь такъ, чтобы и слѣдъ ея простылъ.
   - Что ты дѣлаешь?- закричалъ Самуэль, выхвативъ бумагу изъ рукъ отца, который, въ простотѣ душевной, принялся разгребать уголья, чтобы торжественно предать всесожжен³ю завѣщан³е своей супруги.- Хорош³й ты душеприказчикъ, нечего сказать!
   - A что?
   - Какъ что! Ты долженъ явиться съ этой бумагой въ судъ, старичина, и выполнить все по порядку, что тамъ потребуютъ отъ тебя.
   - Неужто!
   - Я тебѣ говорю,- отвѣчалъ Самуэль, тщательно свернувъ документъ и положивъ его въ карманъ.- Надѣвай сейчасъ же свое лучшее праздничное платье и маршъ за мной. Времени терять не должно.
   - Очень хорошо, Самми, времени терять не станемъ: чѣмъ скорѣе, тѣмъ лучше. Только замѣть, мой другъ; одинъ только Пелль въ состоян³и намъ обдѣлать эту механику - никто, кромѣ Пелля.
   - Мы къ нему и пойдемъ, старичина. Скоро-ли ты соберешься?
   М-ръ Уэллеръ подошелъ къ маленькому зеркалу, стоявшему на окнѣ, подвязалъ галстукъ и затѣмъ принялся напяливать на свое тучное тѣло разнообразныя статьи верхняго туалета.
   - Погоди минуточку, другъ мой Самми,- сказалъ онъ,- старцы не такъ легко надѣваютъ свои жилетки, какъ ваша братья, вѣтреная молодежь. Доживешь до моихъ лѣтъ, самъ узнаешь.
   - Нѣтъ, ужъ я лучше останусь вовсе безъ жилета, чѣмъ соглашусь напяливать его по твоему, старикъ.
   - Ты такъ думаешь теперь, легкомысленная голова,- сказалъ м-ръ Уэллеръ съ важностью маститаго старца,- но, вотъ, если поживешь лѣтъ полсотни, да овдовѣешь раза два, такъ авось запоешь другую пѣсню. Дурь-то понемножку испарится изъ твоей головы, и ты на опытѣ узнаешь, что вдовство и премудрость идутъ рука объ руку, Самми.
   Выразивъ эту непреложную истину, бывшую плодомъ долговременныхъ наблюден³й, м-ръ Уэллеръ застегнулъ жилетъ отъ первой пуговицы до послѣдней, надѣлъ свой парадный сюртукъ, почистилъ шляпу локтемъ и объявилъ, наконецъ, что онъ совсѣмъ готовъ.
   - Только надобно тебѣ замѣтить, Самми,- сказалъ м-ръ Уэллеръ, когда они катились въ кабр³олетѣ по лондонской дорогѣ,- умъ хорошо, два лучше, a четыре и того лучше. На всю эту собственность, пожалуй, чего добраго, могутъ разгорѣться ненасытные глаза этого доки; такъ поэтому не мѣшаетъ намъ взять съ собой двухъ пр³ятелей на всяк³й случай, тѣхъ самыхъ, что тогда провожали тебя въ тюрьму. При нихъ я ничего не боюсь, потому что, видишь ты, они отлично знаютъ толкъ въ лошадяхъ.
   - Что-жъ изъ этого?
   - A вотъ что: кто хорошо судитъ о лошадяхъ, тотъ умѣетъ судить обо всемъ на свѣтѣ, и такого человѣка самъ чортъ не проведетъ. Замѣть это, сынъ мой Самуэль.
   Такое мудрое умозаключен³е не допускало никакихъ противорѣч³й, и Самуэль не возражалъ.
   Пестролицый джентльменъ и еще два жирные и толстые кучера, избранные, вѣроятно, за ихъ необъятную премудрость, немедленно явились къ услугамъ м-ра Уэллера въ харчевню на Португальской улицѣ, откуда, съ общаго соглас³я, отправленъ былъ посолъ въ Коммерческ³й Банкротск³й Судъ съ поручен³емъ отыскать юридическаго доку, м-ра Соломона Пелля.
   М-ръ Соломонъ Пелль, въ ожидан³и засѣдан³я, присутствовалъ въ Коммерческомъ Судѣ и угощалъ себя пеклеваннымъ хлѣбомъ съ колбасою. Получивъ приглашен³е въ трактиръ, онъ засунулъ колбасу въ карманъ между разными оффиц³альными документами и, перебѣжавъ черезъ улицу съ быстротою стрѣлы, очутился въ общей залѣ трактирнаго заведен³я передъ почтенными лицами представителей кучерского искусства.
   - Джентльмены!- сказалъ м-ръ Пелль, скидая шляпу.- Желаю всѣмъ вамъ здрав³я и благополуч³я на мног³я лѣта. Я не намѣренъ льстить вамъ, господа; но вы должны знать, что ни для кого, кромѣ васъ, я не вышелъ бы сегодня изъ Суда.
   - Развѣ вы очень заняты?- спросилъ Самуэль.
   - Занятъ! Скажите лучше - заваленъ дѣлами по шею, по горло, какъ обыкновенно говаривалъ мнѣ незабвенный другъ мой, покойный лордъ-канцлеръ, господа, когда онъ, послѣ выслушан³я прошен³й, выходилъ изъ палаты лордовъ. Бѣдный товарищъ! Если бы вы знали, какъ изнуряли его всѣ эти труды! Мнѣ ужъ не разъ приходило въ голову, что эти прошен³я совсѣмъ доканаютъ его.
   Здѣсь м-ръ Пелль, взволнованный грустными воспоминан³ями, печально покачалъ головой и пр³остановился. М-ръ Уэллеръ старш³й многозначительно подмигнулъ своему сосѣду и предложилъ вопросъ относительно вл³ян³я, произведеннаго многотрудными занят³ями на впечатлительную натуру благороднаго друга м-ра Пелля.
   - Да, джентльмены, эти занят³я совсѣмъ разстроили его здоровье, и ужъ онъ никогда не мотъ оправиться,- сказалъ м-ръ Пелль.- Сердце, бывало, надрывалось, когда видишься съ нимъ послѣ парламентскихъ засѣдан³й.- "Пелль, другъ мой,- говаривалъ онъ мнѣ по временамъ,- скажите, пожалуйста, какой дьяволъ помогаетъ вамъ управляться съ этой головоломной работой? Право, я не постигаю этого".- Признаться, другъ мой,- обыкновенно отвѣчалъ я,- ужъ я и самъ этого не понимаю.- "Пелль", бывало, прибавлялъ онъ со вздохомъ, и при этомъ глаза его обращались на меня съ нѣкоторою завистью... то есть съ дружескою завистью, вы понимаете, господа, и я, разумѣется, ничего обиднаго не находилъ для себя въ этомъ чувствѣ,- "Пелль, вы, право, можно сказать, восьмое чудо въ свѣтѣ".- Охъ да! Это былъ прекраснѣйш³й человѣкъ, джентльмены, и вы бы полюбили его отъ всего сердца, если бы знали.- Стаканъ пуншу, моя милая.
   Сдѣлавъ это обращен³е къ трактирной служанкѣ, м-ръ Пелль вздохнулъ, посмотрѣлъ на свои сапоги, на потолокъ, и затѣмъ, когда принесли пуншъ, выпилъ его однимъ залпомъ.
   - И то сказать, джентльмены,- продолжалъ м-ръ Пелль, придвинувъ своя стулъ къ столу,- должностной человѣкъ не имѣетъ права распространяться о собственныхъ своихъ чувствахъ, какъ скоро требуютъ его помощи въ какой-нибудь житейской нуждѣ. Кстати, м-ръ Уэллеръ, сегодня я имѣлъ честь прочесть горестное извѣст³е о смерти вашей супруги. Какой ужасный случай! Умереть въ пятьдесятъ два года!
   М-ръ Уэллеръ подтвердилъ, что это былъ дѣйствительно ужасный случай.
   - Говорятъ, она была превосходнѣйшая женщина, м-ръ Уэллеръ,- сказалъ Пелль тономъ соболѣзнован³я.- Свѣтская дама, сэръ.
   - Да, вы не ошибаетесь, сэръ,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ старш³й, не любивш³й входить въ подробности этого предмета.- Она была превосходная женщина, когда я познакомился съ нею въ первый разъ. Тогда она была вдова, сэръ.
   - Ахъ, какъ это интересно!- сказалъ Пелль, озираясь кругомъ съ грустной улыбкой.- И м-съ Пелль тоже была вдова.
   - Необыкновенный случай!- замѣтилъ пестролицый джентльменъ.
   - Странное стечен³е обстоятельствъ!- подтвердилъ м-ръ Пелль.
   - Тутъ ничего нѣтъ страннаго,- брюзгливо замѣтилъ м-ръ Уэллеръ старш³й,- вдова, дѣло извѣстное, скорѣй выйдетъ замужъ, чѣмъ старая дѣвка.
   - И то дѣло,- подтвердилъ Пелль,- ваша правда, м-ръ Уэллеръ. М-съ Пелль была свѣтская дама въ полномъ смыслѣ, съ большими достоинствами, съ огромнымъ талантомъ: ея обращен³ю и манерамъ удивлялся, можно сказать, весь нашъ кварталъ. Посмотрѣли бы вы, какъ она танцовала - охъ, какъ танцовала! Было что-то, знаете, такое тонкое, осанистое, субтильное во всѣхъ ея движен³яхъ, и въ то же время все это такъ просто, натурально, особенно въ кадрили. Кстати, м-ръ Самуэль, высока ростомъ была ваша мачеха?
   - Не совсѣмъ,- отвѣчалъ Самуэль.
   - М-съ Пелль, господа, была дама высокая, стройная, блистательная, съ благородной осанкой и величественнымъ носомъ, созданнымъ какъ будто для того, чтобъ повелѣвать, джентльмены. Удивительно! Она меня очень любила... да, очень, и родня y ней знаменитая: братъ ея матери, джентльмены, содержатель магазина гербовой бумаги, обанкрутился на огромную сумму.
   - Все это очень недурно,- сказалъ м-ръ Уэллеръ, начинавш³й чувствовать нѣкоторое безпокойство въ продолжен³е этой бесѣды,- только надобно намъ обратиться къ дѣлу, за которымъ мы призвали васъ, господинъ юристъ.
   Эти слова оказались истинною музыкою для ушей м-ра Пелля. Уже начиналъ онъ думать съ великимъ огорчен³емъ, что почтенные представители кучерского сослов³я пригласили его единственно затѣмъ, чтобъ откушать съ ними чашку чаю или выпить стаканъ грога; но теперь, къ великому наслажден³ю, всѣ эти сомнѣн³я разсѣялись въ одну минуту. Глаза юриста заблистали искрометнымъ блескомъ; онъ облокотился на столъ и сказалъ:
   - За какимъ же дѣломъ я призванъ, джентльмены? Не желаетъ-ли кто-нибудь изъ васъ объявить себя банкротомъ или засѣсть въ тюрьму изъ дружескихъ разсчетовъ?
   - Нѣтъ, сэръ, истор³я тутъ будетъ немножко почище тюремнаго ареста,- сказалъ м-ръ Уэллеръ старш³й.- Самуэль, подай документъ.
   И завѣщан³е, по всей формѣ, перешло въ руки дѣлового человѣка.
   - Обдѣлайте намъ эту механику, и мы вамъ будемъ очень благодарны,- сказалъ м-ръ Уэллеръ.
   - Извольте, извольте, это намъ ни почемъ,- отвѣчалъ стряпч³й,- только я долженъ предупредить, что за хлопоты...
   - Останетесь довольны, я вамъ говорю,- перебилъ пестролицый джентльменъ.
   - Такъ-то оно такъ, только не угодно-ли пять фунтиковъ заплатить впередъ, м-ръ Уэллеръ? - сказалъ м-ръ Пелль съ улыбающимся лицомъ.
   Послѣ предварительныхъ переговоровъ со своими товарищами, м-ръ Уэллеръ принужденъ былъ тотчасъ же выдать эту сумму въ видѣ задатка своему адвокату. Затѣмъ послѣдовала юридическая консультац³я, не имѣвшая, впрочемъ, опредѣленнаго предмета. М-ръ Пелль намекнулъ, къ общему удовольств³ю почтеннаго комитета, что, не будь это дѣло ввѣрено въ его собственныя руки, все пошло бы навыворотъ вслѣдств³е причинъ, объясненныхъ не совсѣмъ удовлетворительно, но признанныхъ весьма достаточными какъ душеприказчикомъ, такъ и всѣми его посредниками. Затѣмъ, послѣ сытнаго завтрака, вся компан³я, въ сопровожден³и юриста, отправилась для предъявлен³я духовной въ Докторскую Общину, гдѣ свидѣтельствовались завѣщан³я.
   На другой день, тѣмъ же порядкомъ, опять совершено путешеств³е въ ту же Докторскую Общину, но необходимыя въ этомъ случаѣ свидѣтельск³я показан³я были заторможены однимъ пьянымъ конюхомъ, который, къ великому ужасу прокурора и проктора, вмѣсто словъ присяги, изрыгалъ безобразныя ругательства. На слѣдующей недѣлѣ пришлось сдѣлать еще нѣсколько визитовъ въ Докторскую Общину и въ канцеляр³ю, спец³ально занят³ю разсмотрѣн³емъ правъ по наслѣдству. Покончивъ здѣсь дѣла, достопочтенная компан³я посѣтила контору совершен³я контрактовъ. На перепутьи джентльмены заходили отдыхать въ трактиры, гдѣ насыщали себя приличными завтраками, обѣдами и услаждали свой отдыхъ обильными возл³ян³ями благородныхъ напитковъ.
   Наконецъ, всѣ эти важныя дѣла были окончены, и назначенъ день для продажи полученнаго м-ромъ Уэллеромъ наслѣдства и получен³я рентъ изъ Банка, что предназначалось совершить съ помощью маклера Вилькинса Флэшера, эсквайра, живущаго въ окрестностяхъ Банка и рекомендованнаго компан³и самимъ м-ромъ Соломономъ Пеллемъ.
   Этотъ день былъ праздничнымъ днемъ для м-ра Уэллера и его друзей, и они, въ виду предстоящаго торжества, разрядились на славу. Сапоги м-ра Уэллера блестѣли, костюмъ на немъ былъ съ иголочки и сидѣлъ весьма комфортабельно. Пестролицый джентльменъ воткнулъ себѣ въ петличку огромнѣйш³й цвѣтокъ георгины; платья остальныхъ двухъ друзей также были украшены букетами изъ листьевъ лавра и другихъ деревъ. Всѣ трое надѣли свои праздничныя платья, лучше сказать, каждый изъ нихъ нарядился, по крайней мѣрѣ, въ два кафтана, что, по мнѣн³ю кучеровъ общественныхъ экипажей, составляетъ высшее проявлен³е изящества и вкуса.
   М-ръ Пелль ожидалъ ихъ въ мѣстѣ ихъ обыкновенныхъ собран³й. Онъ также имѣлъ съ собой пару перчатокъ и надѣлъ чистую рубашку, которая, къ несчаст³ю, отъ слишкомъ частаго мытья, была прорвана въ двухъ-трехъ мѣстахъ.
   - Теперь безъ четверти два,- сказалъ м-ръ Пелль, смотря на часы въ буфетѣ.- Я полагаю, намъ лучше отправиться къ м-ру Флэшеру въ четверть третьяго.
   - Какъ думаете, джентльмены, не выпить-ли по доброй кружкѣ пива?- внушительно сказалъ пестролицый джентльменъ.
   - Не дурно бы проглотить кусокъ холодной говядины,- проговорилъ второй кучеръ.
   - Слушайте! Слушайте!- вскричалъ Пелль.
   - Не худо бы и устрицъ,- добавилъ трет³й кучеръ хриплымъ голосомъ. Этотъ почтенный джентльменъ съ давнихъ поръ страдалъ хрипотой.
   - Надобно достойно отпраздновать получен³е наслѣдства,- закончилъ искусный дѣлецъ.- Не такъ ли? Ха, ха, хи, хи!
   - За мной дѣло не станетъ, джентльмены,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ старш³й,- Самми, позвони!
   Самуэль повиновался, и, немного погодя, столъ передъ джентльменами былъ уставленъ портеромъ, холодной говядиной и устрицами. Каждый изъ джентльменовъ немедленно принялся за ѣду и питье, и всѣ одинаково отличались на этомъ поприщѣ; впрочемъ, джентльменъ съ хриплымъ голосомъ превзошелъ всѣхъ: онъ такъ исправно помачивалъ устрицы уксусомъ, что одинъ истребилъ его цѣлую пинту (почти полбутылки).
   Когда устричныя скорлупы были убраны со стола, джентльмены занялись приготовлен³емъ напитка изъ джина и воды.
   - М-ръ Пелль,- сказалъ м-ръ Уэллеръ, приподнимая свой стаканъ съ грогомъ.- Вы мастерски сварганили мое дѣло, вамъ я обязанъ, что оно не застряло на дорогѣ...
   - Слушайте! Слушайте!- прокричалъ Самуэль.
   - Да, вы ловко смастерили его, и, въ благодарность за ваши хлопоты, я предлагаю выпить за ваше здоровье.
   - Стойте! Стойте на минутку!- закричалъ пестролицый джентльменъ съ изумительной энерг³ей.- Глядите на меня, джентльмены.
   И, говоря это, пестролицый джентльменъ поднялся на своемъ мѣстѣ. Всѣ проч³е послѣдовали его примѣру. Сперва онъ внимательно посмотрѣлъ на каждаго изъ своихъ товарищей, потомъ медленно поднялъ свою руку, и каждый джентльменъ также медленно поднесъ свой стаканъ къ губамъ. Черезъ минуту корифей опустилъ руку, то же сдѣлали проч³е и поставили на столъ совершенно пустые стаканы. Невозможно описать потрясающ³й эффектъ этой церемон³и. Въ одно и то же время простая, поражающая и полная достоинства, она заключала въ себѣ всѣ элементы велич³я.
   Растроганный м-ръ Пелль благодарилъ своихъ друзей слѣдующею превосходной рѣчью:
   - Общ³я хлопоты наши окончены, милостивые государи, и я очень радъ, что могу изъявить вамъ торжественную благодарность за лестную довѣренность, которою вы почтили меня въ этомъ дѣлѣ. Скажу безъ гордости и лести, что я здѣсь, какъ и во всѣхъ случаяхъ, дѣйствую по утонченнымъ правиламъ юридическаго искусства. Если бы вы обратились къ какому-нибудь низшему сочлену изъ моей професс³и, я убѣжденъ искренно и глубоко, что вамъ никогда бы не выкарабкаться изъ трущобы крючкотворныхъ кляузъ и сплетней. Это самое могъ бы, конечно, подтвердить вамъ благородный другъ мой, лордъ-канцлеръ, если бы только былъ онъ живъ. Прошу покорнѣйше не забывать меня и впередъ, милостивые государи. Я обыкновенно присутствую въ Коммерческомъ Судѣ съ утра до вечера или забѣгаю по временамъ въ этотъ самый трактиръ. Вотъ мой адресъ. Юридическое мое ходатайство всегда обойдется очень дешево, и никто, конечно, не будетъ столько заботиться о своемъ кл³ентѣ, какъ я, милостивые государи, что вы знаете теперь по собственному опыту. Можете смѣло рекомендовать меня всѣмъ вашимъ пр³ятелямъ, и они въ свою очередь будутъ вамъ очень благодарны, какъ скоро узнаютъ меня покороче. Этотъ кубокъ, милостивые государи, имѣю честь пить за ваше общее здоровье.
   Выразивъ такимъ образомъ свои чувства, м-ръ Соломонъ Пелль вручилъ визитныя карточки друзьямъ м-ра Уэллера и, посмотрѣвъ на часы, заявилъ опасен³е, что какъ бы не опоздать. Понявъ намекъ, м-ръ Уэллеръ заплатилъ за съѣденное и выпитое, и потомъ всѣ шестеро отправились въ Сити.
   Маклерская контора Вилькинса Флэшера, эсквайра, находилась въ первомъ этажѣ во дворѣ, сзади англ³йскаго банка; клеркъ м-ра Флэшера, эсквайра, ушелъ обѣдать, и самъ м-ръ Флэшеръ закричалъ: "войдите!", когда Пелль и его спутники постучались y двери конторы.
   - Здравствуйте, сэръ,- сказалъ м-ръ Пелль, почтительно кланяясь.- Намъ нужно бы получить завѣщанныя деньги изъ Банка.
   - Милости прошу, входите,- отвѣчалъ Флэшеръ.- Садитесь пожалуйста, я попрошу васъ подождать минутъ десять.
   - Намъ не къ спѣху,- отвѣтилъ Пелль.- Вотъ вамъ стулъ, м-ръ Уэллеръ.
   М-ръ Уэллеръ взялъ стулъ, Самуэль усѣлся на какомъ-то ящикѣ, проч³е друзья на чемъ попало, и стали разсматривать календарь и еще как³я-то двѣ бумаги, прибитыя на стѣнѣ, съ такимъ вниман³емъ, какъ будто это были картины великихъ мастеровъ.
   - Ну-съ, такъ держимте пари на полдюжины бордосскаго вина,- сказалъ м-ръ Флэшеръ, эсквайръ, возобновляя разговоръ, прерванный приходомъ м-ра Пелля и его товарищей.
   Собесѣдникомъ м-ра Флэшера былъ весьма элегантный молодой человѣкъ, какъ видно, очень занятый своей наружностью. Въ ту минуту, какъ входила въ контору компан³я м-ра Уэллера, элегантный джентльменъ предавался невинному занят³ю: ловлѣ и истреблен³ю мухъ. На обоихъ джентльменахъ были очень открытые жилеты, очень тѣсные сапоги, очень больш³я кольца, очень маленьк³е часики, несоразмѣрно толстыя часовыя цѣпи, чрезвычайно симметричные панталоны и сильно надушенные платки.
   - Я не хочу держать на полдюжины. На дюжину, пожалуй,- отвѣчалъ элегантный джентльменъ.
   - Идетъ, Симмери, идетъ!
   - Самаго лучшаго качества.
   - Натурально,- отвѣтилъ Вилькинсъ Флэшеръ, эсквайръ, и записалъ пари въ своей записной книжкѣ карандашомъ, вправленнымъ въ золотой рейсфедеръ. М-ръ Симмери сдѣлалъ то же самое.
   - Сегодня я прочелъ объявлен³е,- сказалъ м-ръ Симмери,- домъ Бэфера назначенъ въ продажу съ аукц³она. Бѣдняга! Мнѣ жаль его.
   - Держу пари десять гиней противъ пяти, что онъ перерѣжетъ себѣ горло.
   - Принимаю.
   - Постойте! Я подумаю,- сказалъ м-ръ Флэшеръ съ серьезной миной.- Онъ, можетъ быть, повѣсится.
   - Отлично!- отвѣчалъ м-ръ Симмери, вынимая свой золотой рейсфедеръ.- Согласенъ и на это. Скажемъ просто, что онъ лишится жизни.
   - Лишится жизни самоуб³йствомъ.
   - Превосходно, Флэшеръ, десять гиней противъ пяти; Бэферъ лишится жизни самоуб³йствомъ. На сколько времени идетъ пари.
   - На двѣ недѣли.
   - О, нѣтъ!- возразилъ м-ръ Симмери, пр³останавливаясь на минуту, чтобы убить муху.- Лучше на недѣлю.
   - На десять дней.
   - Пусть будетъ по вашему: идетъ, десять дней.
   Тѣмъ же порядкомъ, какъ и прежнее пари, въ записныя книжки обоихъ джентльменовъ была внесена памятная запись, что Бэферъ лишится жизни самоуб³йствомъ не позже, какъ черезъ десять дней. Если это совершится, Вилькинсъ Флэшеръ, эсквайръ, получитъ пять гиней отъ Франка Симмери, эсквайра, въ противномъ случаѣ Франкъ Симмери, эсквайръ, получитъ десять, гиней отъ Вилькинса Флэшера, эсквайра.
   - Мнѣ очень жаль, что онъ провалился,- сказалъ Вилькинсъ Флэшеръ, эсквайръ.- Как³е великолѣпные обѣды онъ задавалъ намъ.
   - Какой прекрасный портвейнъ мы всегда распивали y него. Я пошлю завтра своего метръ-д'отеля на аукц³онъ, чтобы онъ закупилъ тамъ все вино, которое получше.
   - Я тоже пошлю. Пари на пять гиней, что мой посланный отобьетъ вино y вашего.
   - Держу.
   Затѣмъ м-ръ Симмери, убивъ еще нѣсколько мухъ, простился съ м-ромъ Флэшеромъ и отправился разгильдяйничать на Биржу.
   Тогда Вилькинсъ Флэшеръ, эсквайръ, подошелъ къ м-ру Пеллю и, отобравъ нужныя свѣдѣн³я, пригласилъ всю компан³ю отправиться вмѣстѣ съ нимъ въ Банкъ. По дорогѣ м-ръ Уэллеръ и его друзья смотрѣли съ удивлен³емъ на все, что встрѣчали на своемъ пути. Самуэль же на всѣ эти чудеса взиралъ съ полнѣйшимъ хладнокров³емъ, какъ будто они были давно ему знакомы.
   Перейдя дворъ Банка и нѣсколько комнатъ, наши путники пришли въ отдѣлен³е, гдѣ должно было окончательно завершиться дѣло м-ровъ Уэллера старшаго и младшаго. Пелль и Флэшеръ занялись бесѣдой съ чиновниками Банка, a остальная компан³я расположилась на ближайшемъ диванѣ.
   - Какъ называется это мѣсто?- прошепталъ пестролицый джентльменъ на ухо м-ра Уэллера старшаго.
   - Отдѣлен³е фондовъ,- отвѣчалъ спрошенный.
   - A кто так³е эти джентльмены, что сидятъ за конторками?- спросилъ кучеръ, обладавш³й хриплымъ голосомъ.
   - A чортъ ихъ разберетъ, что это за птицы,- отвѣтилъ м-ръ Уэллеръ.- Самми, сынъ мой любезный, кто эти джентльмены?
   - Клерки,- отвѣчалъ Самуэль.
   - A зачѣмъ всѣ они ѣдятъ сандвичи?
   - Потому, я полагаю, что это ихъ обязанность. Это часть системы. Они только и дѣлаютъ цѣлый день, что ѣдятъ.
   М-ръ Уэллеръ старш³й и его друзья не имѣли достаточно времени, чтобы размыслить о такой странной особенности англ³йской финансовой системы, потому что м-ръ Пелль и м-ръ Флэшеръ возвратились и пригласили ихъ слѣдовать за собой къ конторкѣ, надъ которой была выставлена громадная литера W, написанная бѣлой краской на черномъ фонѣ.
   - На кой прахъ намалевано здѣсь это чудище?- спросилъ м-ръ Уэллеръ своего адвоката, указывая ему на громадную вывѣску.
   - Это заглавная буква фамил³и вашей покойной супруги,- отвѣчалъ дѣлецъ.
   - Это, вѣрно, какая-нибудь плутня,- сказалъ м-ръ Уэллеръ своимъ друзьямъ.- Наша фамил³я начинается съ V, a не съ W {Фамил³я почтеннаго джентльмена по-англ³йски пишется Weller, но онъ привыкъ подписывать Veller и, конечно, отдаетъ предпочтен³е своему правописан³ю.}. Нѣтъ, братъ, шалишь, я не позволю надуть себя.
   Друзья согласились съ правильностью умозаключен³я м-ра Уэллера, и, по всей вѣроятности, дѣло приняло бы плачевный исходъ, по крайней мѣрѣ въ томъ отношен³и, что пришлось бы для разъяснен³я щекотливаго обстоятельства потерять еще день, если бы Самуэль не разъяснилъ его способомъ, по виду не совсѣмъ почтительнымъ, но зато рѣшительнымъ. Схвативъ своего отца за шиворотъ, онъ его притащилъ къ самой конторкѣ и держалъ до тѣхъ поръ, пока почтенный джентльменъ не подписалъ своего имени, на что потребовалось не мало времени, ибо м-ръ Уэллеръ выводилъ на бумагѣ свою фамил³ю печатными литерами. Эта операц³я была настолько продолжительна, что клеркъ успѣлъ очистить и съѣсть три яблока.
   Такъ какъ м-ръ Уэллеръ настаивалъ на немедленной продажѣ полученныхъ билетовъ, вся компан³я отправилась на Биржу.
   Вилькинсъ Флэшеръ, эсквайръ, получивъ свое вознагражден³е, пошелъ въ свою контору, насвистывая какую-то ар³ю.
   М-ръ Уэллеръ старш³й получилъ билетами англ³йскаго Банка пятьсотъ тридцать фунтовъ стерлинговъ; Самуэль двѣсти.
   М-ръ Уэллеръ первоначально хотѣлъ превратить свои билеты въ соверены, но когда друзья замѣтили, что для хранен³я ихъ придется купить новый мѣшокъ, почтенный джентльменъ согласился размѣнять ихъ на пятифунтовые билеты.
   - Мой сынъ и я,- сказалъ онъ, выходя отъ банкира,- сегодня же должны обдѣлать не терпящее отлагательства дѣльце, зайдемте-ка куда-нибудь по близости и покончимъ поскорѣе наши счеты.
   Въ сосѣдствѣ оказалась очень удобная и спокойная комната, гдѣ и расположились друзья и стали приводить въ ясность всѣ обязательства. На Самуэля возложили обязанность опредѣлить вознагражден³е м-ру Пеллю. Затѣмъ друзья м-ра Уэллера старшаго подвергли выведенный счетъ строгому обсужден³ю и хотѣли было вычеркнуть нѣкоторыя статьи, но м-ръ Пелль краснорѣчиво, жалобнымъ тономъ, сталъ доказывать имъ, что они слишкомъ строги къ нему, и такъ смягчилъ ихъ сердца, что они безпрекословно утвердили все и еще накинули малую толику. Въ окончательномъ итогѣ на долю м-ра Пелля пришлась весьма почтенная сумма, которой онъ въ течен³е шести мѣсяцевъ могъ оплатить свою квартиру, столъ и прачку.
   Трое кучеровъ, хвативъ по стаканчику, поспѣшили домой, такъ какъ сегодня же вечеромъ они должны были возсѣдать на козлахъ своихъ дилижансовъ. М-ръ Пелль, видя, что не предвидится новой попойки, распрощался самымъ дружескимъ образомъ съ обоими Уэллерами, и они остались теперь одни.
   - Мой любезный сынъ,- сказалъ м-ръ Уэллеръ, засовывая бумажникъ въ свой боковой карманъ.- Отъ продажи дома и прочаго имущества твоей покойной мачехи, и съ приложен³емъ денегъ, взятыхъ изъ банка, y меня капиталу тысяча сто восемьдесятъ фунтовъ. Ну, Самми, поворачивай теперь оглобли въ гостиницу "Коршуна и Джорджа".
  

Глава LV

Мистеръ Пикквикъ и господа Уэллеры, отецъ и сынъ, бес 23;дуютъ о важныхъ дѣлахъ.- Неожиданное прибыт³е джентльмена во фракѣ табачнаго цвѣта.

   М-ръ Пикквикъ сидѣлъ одинъ въ своей гостиной и размышлялъ между прочимъ о средствахъ устроить судьбу юной четы, легкомысленно вступившей въ тайный бракъ, какъ вдругъ въ комнату впорхнула миссъ Мери и, подойдя къ столу, сказала скороговоркой:
   - Самуэль внизу, сэръ, и спрашиваетъ, можетъ-ли его отецъ видѣть васъ?
   - Конечно, можетъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Благодарю васъ, сэръ,- сказала Мери, готовясь опять выпорхнуть изъ дверей.
   - Самуэль, кажется, давно здѣсь не былъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Да; но ужъ теперь онъ никуда не пойдетъ больше: онъ самъ это сказалъ мнѣ.
   Это извѣст³е сообщено было съ особенною горячностью, въ которой, при настоящихъ обстоятельствахъ, вовсе не было нужды. М-ръ Пикквикъ улыбнулся. Молодая дѣвушка опустила головку и посмотрѣла на конецъ своего маленькаго передника съ усиленнымъ вниман³емъ.
   - Пусть они войдутъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   Мери поклонилась и исчезла.
   М-ръ Пикквикъ прошелся по комнатѣ два или три раза, потирая подбородокъ лѣвою рукою Какая-то внезапная мысль промелькнула въ его головѣ.
   - Ну, да, это самый лучш³й способъ наградить его за вѣрную службу,- сказалъ, наконецъ, м-ръ Пикквикъ довольно печальнымъ тономъ.- Да будетъ воля Бож³я. Вѣрно, ужъ такъ заведено, что всѣ, рано или поздно, оставляютъ одинокаго холостяка, вступая въ новыя отношен³я и связи. Я не имѣю никакого права надѣяться и разсчитывать, что судьба тутъ сдѣлаетъ исключен³е въ мою пользу. Нѣтъ, нѣтъ,- прибавилъ м-ръ Пикквикъ, стараясь по возможности казаться веселымъ:- было бы низко съ моей стороны и думать объ этомъ. Въ сторону личные интересы: я долженъ съ радостью воспользоваться этимъ случаемъ устроить его счастье.
   Углубленный въ эти размышлен³я, м-ръ Пикквикъ не слыхалъ, какъ два или три раза постучались въ его дверь. Наконецъ, онъ сѣлъ на стулъ, сообщилъ своему лицу веселое выражен³е и сказалъ:
   - Войдите!
   Вошли м-ръ Самуэль Уэллеръ и его отецъ.
   - Очень радъ видѣть васъ, Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикь.- Какъ ваше здоровье, м-ръ Уэллеръ?
   - Ничего, сэръ, благодаримъ васъ,- отвѣчалъ вдовецъ.- A вы, сэръ, какъ поживаете?
   - Я здоровъ, благодарю васъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Мнѣ бы хотѣлось поговорить съ вами, сэръ, объ одномъ дѣльцѣ,- началъ м-ръ Уэллеръ: - не можете ли, сэръ, удѣлить мнѣ минутъ пятокъ?
   - Съ большимъ удовольств³емъ. Самуэль, подайте стулъ вашему отцу.
   М-ръ Уэллеръ сѣлъ y дверей на кончикъ стула и положилъ шляпу на полъ. Послѣдовало продолжительное молчан³е.
   - Погода удивительно жаркая сегодня,- сказалъ, наконецъ, вдовецъ, почесывая затылокъ.
   - Ваша правда, м-ръ Уэллеръ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.- Дни стоятъ очень

Другие авторы
  • Богданов Василий Иванович
  • Хирьяков Александр Модестович
  • Головин Василий
  • Грот Николай Яковлевич
  • Соловьев-Андреевич Евгений Андреевич
  • Сандунова Елизавета Семеновна
  • Ладенбург Макс
  • Йенсен Йоханнес Вильгельм
  • Поспелов Федор Тимофеевич
  • Чаянов Александр Васильевич
  • Другие произведения
  • Лесков Николай Семенович - Синодальный философ
  • Литвинова Елизавета Федоровна - Жан Антуан Кондорсе. Его жизнь и научно-политическая деятельность
  • Писарев Александр Александрович - Писарев А. А.: Биографическая справка
  • Куприн Александр Иванович - Телеграфист
  • Станюкович Константин Михайлович - Диковинный матросик
  • Авилова Лидия Алексеевна - Христос рождается
  • Кривич Валентин - Иннокентий Анненский по семейным воспоминаниям и рукописным материалам
  • Карнович Евгений Петрович - Нитка жемчуга
  • Философов Дмитрий Владимирович - Критика и эссеистика
  • Плавт - Стих
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 169 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа