Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба




Собран³е сочинен³й

Чарльза Диккенса.

Замогильныя записки Пикквикского клуба.

Часть первая.

Перев. Иринарха Введенскаго

С.-Петербургъ.

Типограф³я Товарищества "Просвѣщен³е",

7 рота, 20.

Оглавлен³е.

  
   Глава I. Члены Пикквикскаго клуба
   " II. Поѣздка перваго дня и приключен³е перваго вечера, съ изображен³емъ послѣдств³й, ознаменовавшихъ этотъ день и вечеръ
   " III. Еще новый пр³ятель. Повѣсть кочующаго актера. Непр³ятная встрѣча
   " IV. Еще новые друзья. Приглашен³е на дачу
   " V. Мистеръ Пикквикъ упражняется въ кучерскомъ искусствѣ. Мистеръ Винкель пока-зываетъ удивительные опыты верховой ѣзды
   " VI. Старомодная игра въ карты, стихотворен³е сельскаго пастора и новая повѣсть
   " VII. На грѣхъ мастера нѣтъ; мѣтилъ въ ворону, попалъ въ корову. Побѣдоносная игра и нѣкоторыя друг³я чрезвычайно интересныя подробности назидательнаго свойства
   " VIII. Объясняетъ и доказываетъ извѣстное положен³е, что "путь истинной любви не то, что желѣзная дорога"
   " IX. Изумительное открыт³е и погоня
   " X. Чудное безкорыст³е и нѣкоторыя друг³я весьма замѣчательныя черты въ характерѣ м-ра Альфреда Джингля
   " XI. Неожиданное путешеств³е и ученое открыт³е въ нѣдрахъ земли. Пасторск³й манускриптъ
   " XII. Весьма важная, образующая, такъ сказать, эпоху какъ въ жизни м-ра Пикквика, такъ и во всей этой истор³и
   " XIII. Брожен³е умовъ и волнен³е сердецъ въ славномъ городѣ Итансвиллѣ
   " XIV. Веселая компан³я въ "Павлинѣ", и повѣсть кочующаго торговца
   " XV. Изображающая отчетливо и вѣрно двухъ знатныхъ особъ, устроившихъ въ своемъ чертогѣ общественный завтракъ, гдѣ произошла неожиданная встрѣча, подавшая поводъ къ началу другой главы
   " XVI. Обильная разнообразными приключен³ями, многосложная, запутанная
   " XVII. Объясняющая удовлетворительнымъ образомъ, что ревматизмъ бываетъ иной разъ источникомъ вдохновен³я для человѣка съ истиннымъ талантомъ
   " XVIII. Объясняющая вкратцѣ два пункта; во-первыхъ, могущество истерическихъ припадковъ и, во-вторыхъ, силу обстоятельствъ
   " XIX. Веселое начало и печальный конецъ
   " XX. Объясняющая знаменитую личность господъ Додсона и Фогга и веселыя забавы ихъ конторщиковъ, съ подробнымъ описан³емъ трогательнаго свидан³я между мистеромъ Уэллеромъ и почтеннымъ его родителемъ, о которомъ уже давно не было ни слуху, ни духу
  

Замогильныя записки Пикквикскаго клуба.

  

Глава I.

Члены Пикквикскаго клуба.

   Густой мракъ и непроницаемая тьма скрывала до сихъ поръ отъ взоровъ публики первоначальную истор³ю общественной карьеры безсмертнаго Пикквика; но мракъ исчезнетъ и темнота мигомъ превратится въ ослѣпительный блескъ, если читатель благоволитъ бросить пытливый взглядъ на слѣдующее вступлен³е въ дѣловые отчеты Пикквикскаго клуба, которыми издатель этихъ "Записокъ" осмѣливается начать свой подробнѣйш³й рапортъ, представляя его на судъ публики, какъ доказательство самаго тщательнаго вниман³я и неутомимой усидчивости, съ каковыми производились его изслѣдован³я и разбирательства многосложныхъ и разнообразныхъ документовъ, ввѣренныхъ его добросовѣстному труду.
   "Мая двѣнадцатаго, тысяча восемьсотъ двадцать седьмого года подъ предсѣдательствомъ Джозефа Смиггерса, эсквайра, непремѣннаго вице-президента и члена Пикквикскаго клуба, слѣдующ³я рѣшен³я единодушно были приняты и утверждены:
   "Во первыхъ, члены клуба, въ общемъ собран³и, слушали, съ чувствами единодушнаго удовольств³я и единогласнаго одобрен³я, диссертац³ю, представленную высокороднымъ и высокопочтеннымъ Самуиломъ Пикквикомъ, главнымъ президентомъ и членомъ Пикквикскаго клуба, подъ заглав³емъ: "Умозрѣн³я относительно истока Гемстедскихъ прудовъ, съ нѣкоторыми замѣчан³ями касательно теор³и пискарей, обрѣтающихся въ оныхъ прудахъ". Опредѣлено: и_з_ъ_я_в_и_т_ь в_ы_ш_е_р_е_ч_е_н_н_о_м_у С_а_м_у_и_л_у П_и_к_к_в_и_к_у, г_л_а_в_н_о_м_у п_р_е_з_и_д_е_н_т_у и ч_л_е_н_у, н_а_и_ч_у_в_с_т_в_и_т_е_л_ь_н_у_ю б_л_а_г_о_д_а_р_н_о_с_т_ь з_а е_г_о у_ч_е_н_ы_й т_р_у_д_ъ.
   "Во-вторыхъ, общество глубоко сознаетъ неисчислимыя выгоды, могущ³я произойти для великаго дѣла науки, какъ отъ вышеупомянутой диссертац³и, такъ равномѣрно и отъ неутомимыхъ изслѣдован³й высокопочтеннаго Самуила Пикквика, произведенныхъ въ предмѣстьяхъ великобританской столицы, именно: въ Горнси, Гайгетѣ, Брикстонѣ и Кемберуэллѣ. A посему общество единодушно полагаетъ, что наука вообще и англ³йское просвѣщен³е въ частности неминуемо обогатятся безцѣнными благодѣян³ями, буде сей ученый мужъ, продолжая свои путешеств³я и, слѣдственно, постепенно расширяя кругъ своихъ наблюден³й, занесетъ свои умозрительныя и практическ³я изслѣдован³я въ обширнѣйшую область человѣческаго вѣдѣн³я. На семъ основан³и,
   "Въ-третьихъ, общество, съ благосклоннымъ и пристальнымъ вниман³емъ, выслушало предложен³е вышеозначеннаго Самуила Пикквика и трехъ нижепоименованныхъ пикквикистовъ - составить новую отрасль соединенныхъ пикквикистовъ подъ титуломъ: "Корреспондентное общество Пикквикскаго клуба".
   "С³е предложен³е принято и утверждено обществомъ во всей своей силѣ. И такъ,
   " Въ-четвертыхъ, Корреспондентное общество Пикквикскаго клуба будетъ отъ сего времени существовать на законномъ основан³и, и членами-корреспондентами согласно поименованы и утверждены: высокопочтенный Самуилъ Пикквикъ, главный президентъ и непремѣнный членъ, Треси Топманъ - эсквайръ и членъ Пикквикскаго клуба; Августъ Снодграсъ, таковой же эсквайръ и членъ, и Натан³эль Винкель, равномѣрно эсквайръ и постоянный членъ Пикквикскаго клуба.
   "Въ-пятыхъ, всѣ с³и члены-корреспонденты обязуются съ этой поры доставлять Пикквикскому клубу, въ Лондонъ, отъ времени до времени, подробнѣйш³е и точнѣйш³е отчеты о своихъ путешеств³яхъ и ученыхъ изслѣдован³яхъ, со включен³емъ характеристическихъ и типическихъ наблюден³й, къ каковымъ могутъ подать достаточные поводы ихъ приключен³я и разнообразныя сношен³я съ людьми въ трехъ соединенныхъ королевствахъ.
   "Въ-шестыхъ, общество единодушно утверждаетъ благородный вызовъ господъ членовъ-корреспондентовъ - совершать свои разнообразныя путешеств³я на свой собственный счетъ, и Пикквикск³й клубъ существующ³й въ Лондонѣ, руководствуясь таковыми же благородными побужден³ями, не назначаетъ никакого опредѣленнаго срока ихъ ученымъ похожден³ямъ и возвращен³ю въ столицу. На семъ основан³и,
   "Въ-седьмыхъ, рѣшено съ общаго соглас³я: извѣстить господъ членовъ-корреспондентовъ, что они уполномочиваются удѣлять изъ собственныхъ финансовъ требуемыя суммы на пересылку въ Лондонъ своихъ писемъ, бумагъ, чемодановъ, ящиковъ, и прочая. Таковое ихъ предложен³е общество считаетъ вполнѣ достойнымъ тѣхъ великихъ душъ, изъ которыхъ оное проистекло, a посему, въ концѣ означеннаго засѣдан³я, единодушно опредѣлено: и_з_ъ_я_в_и_т_ь г_о_с_п_о_д_а_м_ъ ч_л_е_н_а_м_ъ-к_о_р_р_е_с_п_о_н_д_е_н_т_а_м_ъ с_о_в_е_р_ш_е_н_н_ѣ_й_ш_у_ю п_р_и_з_н_а_т_е_л_ь_н_о_с_т_ь и п_о_с_т_о_я_н_н_о_е б_л_а_г_о_в_о_л_е_н_³_е в_с_е_г_о к_л_у_б_а".
   Это мы выписали изъ протокола, составленнаго секретаремъ Пикквикскаго клуба. "Посторонн³й наблюдатель",- прибавляетъ тотъ же секретарь,- "быть можетъ, ничего необычнаго не замѣтилъ бы въ почтенной лысой головѣ и круглыхъ очкахъ, пристально устремленныхъ на его секретарское лицо въ продолжен³е чтен³я означенныхъ постановлен³й и рѣшен³й; но для тѣхъ, кто зналъ, что подъ этимъ челомъ работалъ гигантск³й мозгъ самого м-ра Пикквика, и что за этими стеклами моргали собственные лучезарные глаза ученаго мужа - зрѣлище было бы интересное и назидательное въ полномъ смыслѣ слова. Велик³й человѣкъ, прослѣдивш³й до самыхъ истоковъ славные пруды Гемстеда и взволновавш³й ученый м³ръ своею "Теор³ею пискарей", сидѣлъ спокойно и неподвижно, подобно глубокимъ водамъ широкаго пруда въ морозный день, или лучше, подобно пискарю, погруженному въ его ученомъ кабинетѣ на дно скудельнаго сосуда. Зрѣлище сдѣлалось еще назидательнѣе и трогательнѣе, когда зала вдругъ огласилась единодушнымъ крикомъ: "Пикквикъ! Пикквикъ!" и когда сей достославный мужъ медленными стопами взошелъ на виндзорское кресло, гдѣ такъ часто засѣдалъ онъ, и откуда теперь приготовился говорить свою рѣчь къ почтеннымъ членамъ основаннаго имъ клуба. Трудно изобразить словами, какой возвышенный предметъ для великаго художника представляла эта умилительная и, вмѣстѣ, торжественная сцена! Краснорѣчивый Пикквикъ грац³озно закинулъ одну руку за фалды своего фрака и махалъ другою въ воздухѣ, усиливая такимъ образомъ и объясняя порывы своей пламенной декламац³и. Его возвышенное положен³е на президентскомъ креслѣ открывало глазамъ собран³я тѣ узк³е панталоны и штиблеты, которые на обыкновенномъ человѣкѣ прошли бы, вѣроятно, незамѣченными, но которые теперь, облачая, такъ сказать, великаго мужа, внушали невольное благоговѣн³е, М-ръ Пикквикъ окруженъ былъ людьми, рѣшившимися добровольно раздѣлить съ нимъ опасности его путешеств³й, и которымъ судьба готовила завидную долю - принять участ³е въ его знаменитости и славѣ. По правую сторону президентскихъ креселъ сидѣлъ м-ръ Треси Топманъ, воспр³имчивый и даже пламенный Топманъ, соединявш³й съ мудростью и опытностью зрѣлыхъ лѣтъ энтуз³азмъ и пылкость юноши въ одной изъ интереснѣйшихъ и простительныхъ слабостей человѣческаго сердца - любви. Время и съѣстные припасы здороваго и питательнаго свойства значительно распространили объемъ его нѣкогда романтической фигуры; черный шелковый жилетъ выставлялся впередъ больше и больше, и золотая-часовая цѣпочка на его послѣднихъ петляхъ уже совершенно исчезла изъ предѣловъ зрѣн³я м-ра Топмана; но пылкая душа его устояла противъ всякихъ перемѣнъ, и благоговѣн³е къ прекрасному полу было до сихъ поръ ея господствующею страстью. По лѣвую сторону великаго оратора засѣдалъ нѣжный поэтъ Снодгрась, и подлѣ него - страстный охотникъ до звѣриной и птичьей ловли, м-ръ Винкель: первый былъ поэтически закутанъ въ таинственную синюю бекешь съ собачьимъ воротникомъ, a послѣдн³й героически рисовался въ новомъ зеленомъ охотничьемъ сюртукѣ, пестромъ галстухѣ и туго натянутыхъ штанахъ".
   Рѣчь м-ра Пикквика и также прен³я, возникш³я по ея поводу, внесены въ дѣловые отчеты клуба. Все это имѣетъ весьма близкое отношен³е къ диспутамъ другихъ ученыхъ обществъ, разсѣянныхъ по всѣмъ частямъ трехъ соединенныхъ королевствъ; но такъ какъ всегда болѣе или менѣе интересно слѣдить за дѣйств³ями великихъ людей, то мы, для удовольств³я читателя, рѣшились, основываясь на томъ же протоколѣ, представить здѣсь по крайней мѣрѣ сущность этой рѣчи президента.
   "Господинъ Пикквикъ,- продолжаетъ секретарь,- замѣтилъ прежде всего, что слава, какая бы ни была, вообще дорога и пр³ятна для человѣческаго сердца. Такъ поэтическая слава дорога и любезна для сердца почтеннаго его друга м-ра Снодграса; слава побѣдъ и завоеван³й равномѣрно дорога для его друга Топмана, a желан³е пр³обрѣсти громкую извѣстность во всѣхъ извѣстныхъ отрасляхъ охоты, производимой въ безконечныхъ сферахъ воздуха, воды, лѣсовъ и полей, бьется наисильнѣйшимъ образомъ въ геройской груди его друга Винкеля. Что же касается до него, м-ра Пикквика, онъ, въ свою очередь, откровенно сознается, что и на него также, болѣе или менѣе, имѣютъ вл³ян³е человѣческ³я страсти, человѣческ³я чувствован³я (громк³я рукоплескан³я со стороны слушателей), быть можетъ, даже человѣческ³я слабости (зрители кричатъ: - "о, нѣтъ! нѣтъ""); но въ томъ нѣтъ ни малѣйшаго сомнѣн³я, что, если когда либо славолюб³е пылало въ его груди, то желан³е принести истинную и существенную пользу человѣческому роду всегда потушало это пламя. Общее благо человѣчества всегда, такъ сказать, окрыляло всѣ его мысли и чувства (громк³я рукоплескан³я). Конечно, что и говорить, онъ чувствовалъ нѣкоторое самодовольств³е и даже гордость въ своей душѣ, когда представилъ ученому свѣту свою "Теор³ю пискарейя - знаменитую или, быть можетъ, совсѣмъ не знаменитую - это другой вопросъ (голосъ изъ толпы - "знаменитую!" и громкое рукоплескан³е). Пожалуй, онъ охотно соглашался, въ угожден³е закричавшему джентльмену, что его диссертац³я получила громкую и вполнѣ заслуженную извѣстность; но если бы даже слава "Теор³и пискарей" распространилась до самыхъ крайнихъ предѣловъ извѣстнаго м³ра, авторская гордость его была бы ничтожна въ сравнен³и съ тою гордостью, какую испытываетъ онъ въ настоящую торжественную и рѣшительную минуту своего быт³я - онъ, Пикквикъ, окруженный знаменитѣйшими поборниками науки и просвѣщеннѣйшими цѣнителями заслугъ, оказанныхъ для нея скромными тружениками (громк³я и единодушныя рукоплескан³я). Да, спора нѣтъ, самъ онъ, покамѣстъ, еще скромный и малоизвѣстный ("нѣтъ! нѣтъ!") жрецъ на этомъ поприщѣ; однакожъ это отнюдь не мѣшаетъ ему чувствовать, что онъ избранъ своими сочленами на великое дѣло чести, сопряженное со многими опасностями. Путешеств³е находится до сихъ поръ въ тревожномъ состоян³и, и души кучеровъ еще не изслѣдованы съ догматической и критической точки зрѣн³я. Пусть почтенные сочлены обратятъ свой мысленный взоръ на сцены, почти ежедневно совершающ³яся на большихъ дорогахъ. Дилижансы и почтовыя кареты опрокидываются по всѣмъ возможнымъ направлен³ямъ, лошади бѣснуются, лодки погибаютъ въ бурныхъ волнахъ, паровые котлы трещатъ и лопаются (громк³я рукоплескан³я; но одинъ голосъ вскрикнулъ - "нѣтъ!"). Нѣтъ! (Рукоплескан³я). Кто же изъ васъ, милостивые государи, рѣшился такъ необдуманно закричать "нѣтъ!" (восторженныя и громк³я рукоплескан³я). Неужели это какой-нибудь тщеславный и несчастный торгашъ, который, будучи снѣдаемъ завистью къ ученымъ изслѣдован³ямъ и, быть можетъ, незаслуженной славѣ его, м-ра Пикквика, рѣшился, наконецъ, въ своей неистовой и безсильной злобѣ, употребить этотъ низк³й и презрѣнный способъ клеветы ...
   "М-ръ Блоттонъ шумно всталъ со своего мѣста и сказалъ: неужели достопочтенный пикквикистъ намекаетъ на него? (между слушателями раздались крики: - "Тише! Президентъ! По мѣстамъ! Да! Нѣтъ! Прочь его! Пусть говоритъ!" и прочая).
   "Но всѣ эти оглушительныя восклицан³я отнюдь не смутили великой души великаго человѣка. М-ръ Пикквикъ, съ благородною откровенностью и смѣлостью, отвѣчалъ, что онъ точно имѣлъ въ виду этого почтеннаго джентльмена. При этихъ словахъ, восторгъ и одушевлен³е распространились по всей залѣ.
   "М-ръ Блоттонъ сказалъ только, что онъ отвергаетъ съ глубочайшимъ презрѣн³емъ фальшивое обвинен³е достопочтеннѣйшаго джентльмена, и что онъ, достопочтеннѣйш³й джентльменъ, есть не иное что, какъ шарлатанъ первой руки (сильное волнен³е и крики: - "Тише! Тише! Президентъ! Порядокъ!").
   "М-ръ Снодграсъ всталъ со своего мѣста для возстановлен³я порядка. Онъ взошелъ на президентское кресло (слушайте!) и желалъ знать прежде всего, неужели этотъ непр³ятный споръ между двумя почтенными джентльменами будетъ продолжаться ? (слушайте, слушайте!).
   "Президентъ былъ убѣжденъ, что почтенный сочленъ возьметъ назадъ свое нескромное выражен³е.
   "М-ръ Блоттонъ, питая глубокое уважен³е къ президенту, былъ, напротивъ, совершенно убѣжденъ, что онъ не намѣренъ брать назадъ своихъ словъ.
   "Президентъ считалъ своею непремѣнною обязанностью потребовать объяснен³е отъ почтеннаго джентльмена: въ общемъ ли смыслѣ употребилъ онъ выражен³е, сорвавшееся съ его языка?
   "М-ръ Блоттонъ поспѣшилъ удовлетворительно объяснить, что - отнюдь не въ общемъ. Все, что говорить онъ, было имъ собственно сказано въ пикквикскомъ смыслѣ словъ и значен³й (слушайте, слушайте!). Съ своей стороны, ему пр³ятно было, пользуясь этимъ случаемъ, признаться, что самъ онъ, лично, питалъ глубочайшее уважен³е къ достопочтенному джентльмену, и что онъ считалъ его шарлатаномъ исключительно и единственно съ пикквик³йской точки зрѣн³я (слушайте, слушайте!).
   "М-ръ Пикквикъ, съ своей стороны, былъ совершенно доволенъ благороднымъ, чистосердечнымъ и вполнѣ удовлетворительнымъ объяснен³емъ своего почтеннаго друга. Онъ убѣдительно просилъ также замѣтить и принять къ надлежащему свѣдѣн³ю, что его собственныя выражен³я и объяснен³я были всецѣло запечатлѣны духомъ пикквик³йскимъ" (громк³я и единодушныя рукоплескан³я).
   Такъ кончилась знаменитая рѣчь и не менѣе знаменитыя прен³я членовъ Пикквикскаго клуба. Это засѣдан³е сдѣлалось источникомъ плодовитыхъ и самыхъ благодѣтельныхъ послѣдств³й. Въ оффиц³альныхъ документахъ мы, къ несчаст³ю, не встрѣтили тѣхъ фактовъ, съ которыми читатель познакомится въ слѣдующей главѣ; но тѣмъ не менѣе мы смѣло ручаемся за ихъ достовѣрность, потому что мы почерпнули ихъ изъ писемъ и другихъ подлинныхъ манускриптовъ, заслуживающихъ всякаго уважен³я.
  

Глава II.

Поѣздка перваго дня и приключен³я перваго вечера, съ изображен³емъ послѣдств³й, ознаменовавшихъ этотъ день и вечеръ.

   Великолѣпное солнце, постоянный и аккуратнѣйш³й сотрудникъ человѣческихъ дѣлъ и предпр³ят³й, озарило яркимъ свѣтомъ утро тринадцатаго мая тысяча восемьсотъ двадцать седьмого года. Вмѣстѣ съ первыми лучами солнца воспрянулъ отъ своего сна и м-ръ Самуилъ Пикквикъ, великое свѣтило нравственнаго м³ра, будущ³й благодѣтель человѣчества, готовый озарить его своими благодѣтельными открыт³ями. Облачившись въ халатъ, онъ открылъ окно своей спальной и бросилъ глубокомысленный взглядъ на м³ръ земной. Гозуэлльская улица была подъ его ногами; Гозуэлльская улица тянулась по правую его сторону на весьма далекое пространство; Гозуэлльская улица простиралась и по лѣвую сторону на такое же пространство; насупротивъ, черезъ дорогу, пролегала та же Гозуэлльская улица.
   - Увы! увы!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ,- какъ должны быть близоруки всѣ эти философы, которые, ограничиваясь изслѣдован³емъ ближайшихъ предметовъ, доступныхъ для ихъ зрѣн³я, не думаютъ смотрѣть на высш³я истины за предѣлами ихъ тѣснаго горизонта! Это все равно, если бы самъ я рѣшился всю свою жизнь сидѣть y окна и смотрѣть на Гозуэлльскую улицу, не употребляя никакихъ усил³й проникнуть въ сокровенныя области, окружающ³я ее со всѣхъ четырехъ сторонъ.
   Развивая въ своей душѣ эту прекрасную идею, м-ръ Пикквикъ съ презрѣн³емъ сбросилъ съ своихъ плечъ халатъ, какъ символъ неподвижности и лѣни, и принялся укладывать въ чемоданъ свое платье. Велик³е люди, какъ извѣстно, не любятъ церемониться съ своимъ туалетомъ: потребовалось не больше полчаса для того, чтобъ обриться, умыться, одѣться, напиться кофе, и потомъ м-ръ Пикквикъ, захвативъ легк³й чемоданъ подъ мышку и уложивъ телескопъ въ карманъ бекеши, отправился на улицу съ записною книгой, готовою принять на свои листы дорожныя впечатлѣн³я и наблюден³я великаго человѣка. Скоро прибылъ онъ на извозчичью биржу въ Сен-мартинской улицѣ, и громогласно закричалъ:
   - Эй! Кабр³олетъ!
   - Готовъ, сэръ, готовъ!- откликнулся хриплымъ басомъ какой-то странный субъектъ людской породы въ сѣромъ байковомъ сюртукѣ, съ мѣдной бляхой и нумеромъ вокругъ шеи. Это былъ сторожъ при извозчичьихъ лошадяхъ, достойный занять не послѣднее мѣсто въ какой-нибудь коллекц³и рѣдкихъ вещей.- Кабр³олетъ нумеръ первый, живѣй!- прибавилъ онъ во все горло, остановившись передъ окнами дома весьма невзрачной наружности.
   Первый нумеръ, оторванный отъ своего завтрака и первой трубки, брюзгливо вышелъ изъ харчевни и еще брюзгливѣе взвалилъ въ свою колесницу чемоданъ ученаго мужа. М-ръ Пикквикъ былъ въ кабр³олетѣ.
   - Къ Золотому Кресту, на Почтовый дворъ!- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Стоило хлопотать изъ одного шиллинга, Томми,- проворчалъ извозчикъ, обращаясь къ своему пр³ятелю караульщику, когда экипажъ двинулся съ мѣста.
   - Сколько лѣтъ вашей лошади, мой другъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ ласковымъ тономъ, потирая носъ серебряной монетой, заранѣе приготовленной для извозчика.
   - Сорокъ два года, - отвѣчалъ тотъ, посматривая исподлобья на ученаго мужа.
   - Какъ? Неужели!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ и тутъ же раскрылъ свою памятную книгу, чтобъ записать этотъ достопамятный случай.
   Извозчикъ, не задумавшись, повторилъ свое первое показан³е. М-ръ Пикквикъ записалъ: "Лошади извозчика, взятаго мною съ биржи, было сорокъ два года".
   - A какъ долго она можетъ ѣздить въ упряжи за одинъ разъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ, продолжая дѣлать свои дальнѣйш³я изслѣдован³я.
   - Недѣли двѣ или три, - отвѣчалъ извозчикъ.
   - Недѣли!- повторилъ м-ръ Пикквикъ, вынимая опять изъ кармана свою книгу.
   - Ну, да, мы гоняемъ ее сряду недѣли по три, и день, и ночь,- сказалъ извозчикъ холоднымъ и брюзгливымъ тономъ.- Живетъ она въ Пентонвиллѣ, но мы рѣдко оставляемъ ее дома, за стойломъ, потому что, какъ видите, она очень слаба.
   - Слаба!- повторилъ ошеломленный м-ръ Пикквикъ, устремивъ неподвижный взглядъ на мѣдную бляху владѣльца чудной лошади.
   - Видите ли, сэръ какъ скоро мы ее выпрягаемъ, она тотчасъ же сваливается и падаетъ на землю,- продолжалъ извозчикъ,- но когда мы держимъ ее въ тѣсной и короткой упряжи, упасть ей ужъ никакъ нельзя черезъ оглобли.
   - Какъ же она бѣгаетъ?
   - Это не мудреная штука. Мы нарочно заказали для нея пару огромныхъ колесъ: стоитъ ей только двинуться съ мѣста, колеса покатятся и напираютъ, такъ что ужъ ей нельзя не бѣжать. Иной разъ даже трудно удержать ее, когда она разбѣжится.
   Все это м-ръ Пикквикъ записалъ слово въ слово, разсчитывая сообщить ученому комитету необыкновенный случай долговѣчности лошадей, подъ вл³ян³емъ сильныхъ, рѣшительныхъ мѣръ и критическихъ обстоятельствъ. Когда такимъ образомъ эта запись приведена была къ вожделѣнному концу, чудодѣйственная лошадь остановилась y воротъ Почтоваго двора. Кучеръ спрыгнулъ съ козелъ, и м-ръ Пикквикъ благополучно вышелъ изъ кабр³олета. Члены товарищи-корреспонденты, м-ръ Топманъ, м-ръ Снодграсъ и м-ръ Винкель, уже давно ожидавш³е своего славнаго вождя, поспѣшили выйти къ нему на встрѣчу.
   - Вотъ ваши деньги,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, подавая шиллингъ извозчику.
   Легко представить изумлен³е ученаго мужа, когда вдругъ загадочный владѣлецъ удивительной клячи бросилъ деньги на мостовую и выразилъ въ энергическихъ терминахъ непремѣнное желан³е вступить въ рукопашный бой съ особой самаго м-ра Пикквика.
   - Вы съ ума сошли!- воскликнулъ м-ръ Снодграсъ.
   - Вы пьяны!- объявилъ м-ръ Винкель.
   - Или и то, и другое!- подтвердилъ м-ръ Топманъ.
   - Ну, ну, чортъ васъ побери!- забасилъ извозчикъ, принимая боевую позиц³ю и геройски размахивая обоими кулаками.- Четверо на одного! Всѣхъ уберу!
   - Великолѣпно, восхитительно!- заголосили десятка два извозчиковъ, обрадовавшихся случаю повеселиться на чужой счетъ.- Скорѣе къ дѣлу, Самъ!
   - Что тутъ за свалка, Самъ?- спросилъ какой-то джентльменъ въ черномъ нанковомъ сюртукѣ.
   - Да вотъ, сэръ, этому карапузику зачѣмъ то понадобился мой нумеръ,- отвѣчалъ храбрый извозчикъ, указывая кулакомъ на м-ра Пикквика.
   - Мнѣ вовсе не нуженъ вашъ нумеръ,- сказалъ изумленный м-ръ Пикквикъ.
   - Зачѣмъ же вы его взяли?- спросилъ извозчикъ.
   - Я не думалъ брать вашего нумера,- сказалъ м-ръ Пикквикъ съ великимъ негодован³емъ.
   - Повѣрите ли, господа,- продолжалъ извозчикъ, обращаясь къ толпѣ,- повѣрите ли вы, что этотъ молодецъ, усѣвшись въ мой кабр³олетъ, не только записалъ мой нумеръ, но и все, рѣшительно все, что я говорилъ ему дорогой. Вотъ я съ нимъ раздѣлаюсь!
   Лучъ свѣта озарилъ мудрую голову м-ра Пикквика: дѣло шло о его записной книгѣ.
   - Неужто!- воскликнулъ какой-то долговязый верзила изъ толпы.
   - Истинная правда!- отвѣчалъ извозчикъ.- Онъ вынудилъ меня насильно болтать съ нимъ всяк³й вздоръ, и вотъ теперь привелъ троихъ свидѣтелей, чтобъ подцѣпить меня на удочку. Ужъ я съ нимъ раздѣлаюсь посвойски, хоть бы пришлось мнѣ мѣсяцевъ шесть просидѣть въ тюрьмѣ. Ну, ну, карапузикъ!
   И, не давая времени одуматься своимъ четыремъ противникамъ, мужественный извозчикъ, съ беззаботнымъ пренебрежен³емъ къ своей собственной личности, подскочилъ къ м-ру Пикквику, сшибъ съ него шляпу и очки и, не останавливаясь на этихъ разрушен³яхъ, сталъ послѣдовательно наносить удары: первый достался м-ру Пикквику въ носъ, второй ему же въ грудь, трет³й - м-ру Снодграсу въ глазъ, четвертый пришелся какъ разъ въ самую нижнюю оконечность жилета м-ра Топмана. Затѣмъ яростный извозчикъ всею силою стремительно обрушился на м-ра Винкеля и поподчивалъ его полновѣсными ударами по различнымъ мѣстамъ джентльменскаго тѣла. На всѣ эти подвиги ловкому Саму понадобилось не болѣе пятишести секундъ.
   - Гдѣ констэбль?- проговорилъ м-ръ Снодграсъ.
   - Подъ насосъ ихъ, братцы!- прогорланилъ продавецъ горячихъ пироговъ.
   - Это не пройдетъ вамъ даромъ!- говорилъ, задыхаясь, м-ръ Пикквикъ.
   - Шп³оны!- рокотала толпа.
   - Ну же, ну!- кричалъ раззадоренный извозчикъ, неистово размахивая обоими кулаками.
   Какъ скоро всюду распространилась вѣсть, что Пикквикисты - шп³оны, зрители, не принимавш³е до этой поры дѣятельнаго участ³я въ ссорѣ, начали съ жаромъ подкрѣплять и развивать замысловатое предложен³е горячаго пирожника, и Богъ вѣдаетъ, чѣмъ бы окончились личныя обиды почтеннымъ сочленамъ, еслибъ вся эта суматоха не была прекращена совершенно неожиданнымъ участ³емъ какого-то джентльмена, явившагося неизвѣстно какъ и откуда.
   - Что тутъ за гвалтъ?- закричалъ довольно высок³й и сухопарый молодой человѣкъ въ зеленомъ фракѣ, обращаясь къ м-ру Пикквику и пробиваясь сквозь толпу при сильномъ содѣйств³и своихъ локтей, задѣвавшихъ по носамъ, затылкамъ и ушамъ многихъ почтенныхъ особъ.
   - Шп³оны!- какъ бы въ отвѣтъ прошумѣла толпа.
   - Вздоръ, мы вовсе не шп³оны!- возразилъ м-ръ Пикквикъ такимъ искреннимъ и вразумительнымъ тономъ, что не могло оставаться никакого сомнѣн³я, что почтенный джентльменъ говорилъ истинную правду.
   - Тогда объясните мнѣ въ чемъ дѣло!- проговорилъ молодой человѣкъ, обращаясь къ м-ру Пикквику и подталкивая его легонько локтемъ, чѣмъ хотѣлъ ободрить дрожащаго отъ гнѣва президента пикквикистовъ.
   Ученый мужъ въ короткихъ, но сильныхъ и совершенно вразумительныхъ выражен³яхъ объяснилъ молодому человѣку весь ходъ дѣла.
   - Ну, такъ идемъ со мной,- сказалъ зеленый фракъ, увлекая насильно м-ра Пикквика и продолжая говорить во всю дорогу.- Нумеръ девятьсотъ двадцать четвертый! возьмите-ка свои деньги, и ступайте по добру по здорову домой... Почтенный джентльменъ... Хорошо его знаю... Всѣ вы ничего не понимаете... Сюда, сэръ, сюда... Гдѣ ваши пр³ятели?... Все вздоръ, ошибка, я вижу... Недоразумѣн³е... Мало ли что бываетъ... Задать ему перцу... Пусть раскуситъ... Несообразительный народъ... Как³е тутъ и мошенники, болваны!
   И выстрѣливая такимъ образомъ подобными лаконическими сентенц³ями выразительнаго свойства, незнакомецъ быстро шелъ въ общую залу конторы дилижансовъ, куда, плотно прижимаясь другъ къ другу, слѣдовали за нимъ м-ръ Пикквикъ и его ученики.
   - Эй, буфетчикъ!- проревѣлъ незнакомецъ, неистово дернувъ за колокольчикъ.- Стаканы для всей честной компан³и... коньяку и воды... Пунша горячаго, крѣпкаго, сладкаго!- Живѣй... Глазъ y васъ поврежденъ, сэръ!... Подать сырой говядины для джентльменскаго глаза... Живѣй!- Ничто такъ хорошо не излечиваетъ синяковъ подъ глазами, какъ сырая говядина... Ха, ха, ха!
   И, не думая останавливаться, чтобъ перевести духъ, незнакомецъ однимъ залпомъ выпилъ стаканъ пунша и усѣлся въ креслахъ съ такимъ комфортомъ, какъ будто ничего особеннаго не случилось.
   Между тѣмъ какъ три путешественника разсыпались въ благодарности своему новому знакомцу, м-ръ Пикквикъ, хранивш³й во всѣхъ случаяхъ жизни невозмутимое спокойств³е великой души, разсматривалъ на досугѣ его костюмъ и наружный видъ. Былъ онъ средняго роста, но, при длинныхъ ногахъ и сухопаромъ туловищѣ, казался довольно высокимъ. Зеленый фракъ его могъ быть щегольскимъ нарядомъ въ тѣ дни, когда въ Лондонѣ была мода на узк³я фалды, на манеръ ласточкиныхъ крыльевъ: но въ тѣ времена, очевидно, украшалъ онъ особу болѣе короткую, чѣмъ этотъ незнакомецъ, потому что облинялые и запачканные обшлага далеко не доходили до кисти его руки. Онъ былъ застегнутъ на всѣ пуговицы до самаго подбородка, и узк³й фракъ подвергался очевидной опасности разорваться на спинѣ. Старый носовой платокъ, вмѣсто галстуха, украшалъ его шею, гдѣ не было и слѣдовъ рубашечнаго воротника. На черныхъ его штанахъ, здѣсь и тамъ, проглядывали свѣтлыя заплаты, обличавш³я продолжительную службу этого костюма. Плотно прикрывая колѣни незнакомца, они туго прицѣплялись штрипками къ его дырявымъ башмакамъ, имѣя очевидное назначен³е скрывать отъ нескромныхъ взоровъ его грязные, пожелтѣлые чулки, которые однакожъ рѣзко бросались въ глаза. Его длинные черные волосы пробивались косматыми прядями изъ подъ старой, измятой шляпы, и за обшлагами фрака виднѣлись голыя оконечности его рукъ, украшенныхъ изорванными и грязными перчатками. Онъ былъ худощавъ и блѣденъ, при всемъ томъ физ³оном³я его выражала рѣшительную самоувѣренность, самодовольство и значительную долю безстыдства. Онъ весело потряхивалъ своей скомканной шляпой и неугомонно вертѣлся во всѣ стороны, дѣлая самые выразительные жесты.
   Таковъ былъ человѣкъ, котораго тщательно наблюдалъ въ свои очки м-ръ Пикквикъ. Подражая своимъ пр³ятелямъ, онъ тоже счелъ непремѣнною обязанностью изъявить ему свою искреннюю благодарность въ самыхъ отборныхъ и ученыхъ выражен³яхъ.
   - Нечего распространяться, сказано довольно,- отвѣчалъ незнакомецъ, дѣлая энергическ³й жестъ.- Ни слова больше ... но будь я вашимъ пр³ятелемъ въ зеленой курткѣ, чортъ побери, я бы свихнулъ извозчику шею... Пирожникъ тоже свиная башка... Всѣхъ бы отправилъ къ чорту на кулички ... какъ честный человѣкъ... Сволочь, трынъ трава!
   Въ эту минуту вошелъ въ залу кондукторъ, и объявилъ, что рочестерск³й дилижансъ готовъ отправиться въ дорогу.
   - Мой дилижансъ?- воскликнулъ незнакомецъ, быстро вскочивъ со своего мѣста.- Билетъ взятъ... сейчасъ ѣхать... Заплатите за коньякъ... Мелкихъ нѣтъ..... Крупные банковые билеты... Сдача y нихъ скверная ... серебряныя деньги истерты, что бирмингэмск³я пуговицы ... дрянь ... заплатите.
   И онъ еще разъ тряхнулъ на всю компан³ю своей скомканной шляпой.
   Случилось, по волѣ судебъ, что м-ръ Пикквикъ и трое его спутниковъ тоже рѣшились, съ своей стороны, сдѣлать городъ Рочестеръ первою своею станц³ею и первымъ предметомъ ученыхъ наблюден³й. Объявивъ объ этомъ своему новому товарищу, они согласились, для удобнѣйшаго сообщен³я другъ другу взаимныхъ мыслей и желан³й, помѣститься рядомъ на импер³алѣ.
   - Ну, поворачивайтесь!- сказалъ незнакомецъ, помогая м-ру Пикквику взобраться на верхъ дилижанса.- Живѣй!
   - Ваша поклажа, сэръ?- спросилъ кондукторъ.
   - Чья? Моя? Вотъ этотъ узелокъ, больше никакой поклажи,- отвѣчалъ незнакомецъ.- Весь багажъ отправленъ водой ... ящики, сундуки, коробки, баулы ... тяжело, демонски тяжело!
   И съ этими словами онъ засунулъ въ карманъ небольшой узелокъ, гдѣ хранились рубашка и носовой платокъ.
   - Головы, головы, берегите свои головы!- вскричалъ неумолкавш³й незнакомецъ, предостерегая пассажировъ импер³ала, когда дилижансъ проѣзжалъ подъ сводами воротъ почтоваго двора.- Страшное мѣсто ... демонская опасность... Случилось однажды ... пятеро дѣтей ... мать, высокая леди, кушала бутерброды ... совсѣмъ забылась черезъ арку ... тррр-тыррр ... дѣти оглядываются... голова y матери оторвана ... бутербродъ въ рукахъ ... нечѣмъ больше ѣсть ... сироты ... визгъ, крикъ - ужасно, ужасно!- Что, сэръ, изволите смотрѣть на Уайтголль? прекрасное мѣсто ... не такъ ли?
   - Я разсуждаю,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- о непостоянствѣ фортуны и коловратности человѣческихъ дѣян³й.
   - Такъ, сэръ, такъ! Сегодня шелкъ и бисеръ, a завтра куда еси дѣвался человѣкъ? Философъ, сэръ?
   - Психологъ, сэръ, скромный наблюдатель человѣческой природы,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Такъ же какъ и я. Доброе дѣло... Человѣкъ любитъ философствовать, когда нечего ѣсть. Поэтъ, сэръ?
   - Почтеннѣйш³й другъ мой, м-ръ Снодграсъ, имѣетъ сильный поэтическ³й талантъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Не дурно самъ пишу стихи,- отвѣчалъ незнакомецъ.- Поэма въ десять тысячъ стиховъ... Ямбы и хореи съ дактилями и анапестами... Олимпъ... Великая битва... Марсъ поутру, ночью Аполлонъ... барабанъ и лира... Пою тебя, велик³й мужъ... Нѣтъ вдохновен³я - забѣжалъ въ кондитерскую, и опять... Муза, Нептунъ, Морфей ... вдохновен³е шипитъ... Прекрасно!- Вы, сэръ, не охотникъ ли?- вдругъ спросилъ онъ, обращаясь къ м-ру Винкелю.
   - Да, я люблю охоту,- отвѣчалъ тотъ.
   - Прекрасное занят³е, сэръ, безподобное.- Собаки, сэръ?
   - Теперь нѣтъ,- отвѣчалъ м-ръ Винкель.
   - A! Вы держали собакъ ... безподобныя животныя ... твари смышленыя ... чутье ... инстинктъ... Была y меня отличная собака ... лягавая ... Понто, кличка ... Пошелъ однажды на чужое поле ... перелѣзъ ограду ... выстрѣлилъ ... бацъ ... свистнулъ - собака стоитъ какъ вкопанная ... свистнулъ опять ... Понто ... нейдетъ ... подманилъ къ себѣ - Понто, Понто ... виляетъ хвостомъ и смотритъ на столбъ ... взглянулъ - на столбѣ надпись: "Лѣсничему приказано бить и стрѣлять всѣхъ собакъ за этой оградой"... Удивительная собака ... безцѣнная ... зоологическ³й феноменъ.
   - Въ самомъ дѣлѣ, случай необыкновенный,- замѣтилъ м-ръ Пикквикъ.- Позвольте мнѣ записать его?
   - Извольте, сэръ, извольте ... сотни чудныхъ анекдотовъ насчетъ собакъ ... коллекц³я въ классическомъ родѣ.- Красотка, сэръ?- продолжалъ незнакомецъ, круто повернувшись къ м-ру Треси Топману, бросавшему умильные взгляды на проходившую женщину.
   - Очень мила,- замѣтилъ м-ръ Топманъ.
   - Да ... смакъ есть... Англ³йск³я дѣвушки далеко не такъ хороши, какъ испанки... Благородныя создан³я ... агатовые волосы ... черные глаза ... искрометистые ... блещутъ ... круглыя формы ... Чудо, какъ хороши.
   - Вы были въ Испан³и, сэръ?- спросилъ м-ръ Топманъ.
   - Жилъ тамъ ... очень долго.
   - И много одержали побѣдъ, сэръ?
   - Побѣдъ? Тысячи! Донъ Боларо Фиццгигъ... Грандъ, старикъ ... единственная дочь ... Донна Христина ... блистательная красавица ... влюбилась по уши ... ревнивый отецъ ... гордая испанка ... прекрасный англичанинъ ... Донна Христина въ отчаян³и ... приняла ядъ ... рвотнаго дали ... желудочный насосъ ... сдѣлали операц³ю ... Старикъ Боларо внѣ себя ... согласился ... соединилъ наши руки ... потоки слезъ ... романическая истор³я ... очень.
   - Что-жъ? Донна Христина теперь въ Англ³и, сэръ?- спросилъ м-ръ Топманъ, приведенный въ восторженное состоян³е поэтическимъ изображен³емъ прелестей испанки.
   - Умерла, сэръ, умерла,- сказалъ незнакомецъ, приставивъ къ глазамъ коротеньк³й остатокъ носового коленкороваго платка,- операц³я трудная ... не перенесла ... нѣжная комплекц³я ... погибла жертвой.
   - A ея отецъ?- спросилъ поэтическ³й Снодгрась.
   - Угрызен³е и бѣдств³е,- отвѣчалъ незнакомецъ,- исчезъ внезапно ... молва по всему городу ... искали по всѣмъ мѣстамъ ... съ ногъ сбились ... безъ успѣха ... городской фонтанъ на большой площади вдругъ остановился ... прошли недѣли ... не брызжетъ ... работники принялись чистить ... выкачали воду ... хвать ... старикъ Боларо сидитъ въ трубѣ ... окоченѣлый ... въ правомъ сапогѣ бумага ... полная исповѣдь ... съ отчаян³я ... не могъ пережить ... Вытащили его, фонтанъ забрызгалъ, заигралъ ... Трагическ³й элементъ.
   - Могу ли я, съ вашего позволен³я, внести въ свои записки эту трогательную истор³ю?- спросилъ м-ръ Снодграсъ, проникнутый великимъ соболѣзнован³емъ.
   - Пишите, пишите! Пятьдесятъ новыхъ истор³й въ такомъ же родѣ, если угодно ... вулканическ³е перевороты въ моей жизни, странные, непостижимые ... Много видѣлъ, много испыталъ ... То ли еще будетъ ... Позволяю ... Пишите.
   Въ такомъ духѣ продолжался разговоръ во всю дорогу. На станц³яхъ, гдѣ смѣняли лошадей, ученые путешественники угощали своего пр³ятеля коньякомъ и пивомъ, и онъ безъ умолка разсказывалъ имъ новыя истор³и, запечатлѣнныя по большей части трагическимъ колоритомъ. Въ скоромъ времени, записныя книги господъ Пикквика и Снодграса наполнились поэтическими и философическими описан³ями чудесныхъ приключен³й. Наконецъ дилижансъ покатился по рочестерскому мосту, за которымъ возвышался древн³й католическ³й монастырь.
   - Великолѣпная развалина!- воскликнулъ м-ръ Августъ Снодграсъ, увлеченный поэтическимъ чувствомъ при видѣ почтеннаго здан³я.
   - Какая обильная жатва для антиквар³я!- провозгласилъ м-ръ Пикквикъ, приставляя зрительную трубу къ своему правому глазу.
   - А! прекрасное мѣсто!- замѣтилъ незнакомецъ,- груда кирпичей ... угрюмыя стѣны ... мрачные своды ... темные углы ... разваливш³яся лѣстницы ... старый соборъ ... душный запахъ ... пилигримы истерли ступени ... узк³я саксонск³я двери ... Странные люди эти католическ³е монахи ... исповѣдальни точно суфлерск³я будки въ театрахъ ... Папа и главный казначей ... Эти образа ... Саркофагъ ... древн³я легенды ... чудесныя повѣствован³я ... источникъ нац³ональныхъ поэмъ ... вдохновен³е ... Превосходно!
   И этотъ монологъ безпрерывно продолжался до той поры, когда дилижансъ подъѣхалъ, наконецъ, къ воротамъ гостиницы "Золотого быка" на главной рочестерской улицѣ.
   - Вы здѣсь остановитесь, сэръ?- спросилъ м-ръ Натан³эль Винкель.
   - Я? Нѣтъ ... вамъ совѣтую ... всего лучше ... хорошая гостиница ... отличныя постели ... подлѣ трактиръ Райта, дорого ... очень дорого ... полкроны за всякую мелочь ... плата увеличивается, если обѣдаете y пр³ятелей ... странные люди.
   М-ръ Винкель повернулся отъ м-ра Пикквика къ м-ру Снодграсу, и отъ Снодграса къ м-ру Топману: пр³ятели перемигнулись, и утвердительно кивнули другъ другу. М-ръ Пикквикъ обратился къ незнакомцу:
   - Вы оказали намъ сегодня поутру весьма важную услугу, сэръ,- сказалъ онъ,- позвольте покорнѣйше просить васъ объ одолжен³и раздѣлить съ нами скромный обѣдъ. Мнѣ и пр³ятелямъ моимъ было бы весьма пр³ятно продолжить знакомство съ человѣкомъ, который такъ много испыталъ и видѣлъ.
   - Очень радъ ... благодарю ... не смѣю совѣтовать насчетъ блюдъ ... не забудьте грибовъ со сметаной и жареной курицы ... превосходно! Въ которомъ часу вы обѣдаете?
   - A вотъ позвольте,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, обращаясь къ своему хронометру,- теперь скоро три. Въ пять часовъ вы свободны?
   - Совершенно ... именно въ пять часовъ ..! ни прежде, ни послѣ. Дѣлъ бездна! До свидан³я!
   Надѣвъ шапку набекрень, незнакомецъ слегка поклонился почтеннымъ друзьямъ, взялъ узелокъ подъ мышку, свистнулъ, побѣжалъ и вскорѣ скрылся изъ вида.
   - Много путешествовалъ и много видѣлъ, это ясно!- замѣтилъ м-ръ Пикквикъ.- Хорошо, что мы его пригласили.
   - Какъ 6ы мнѣ хотѣлось видѣть его поэму!- сказалъ м-ръ Снодграсъ.
   - Мнѣ бы очень хотѣлось взглянуть на его собаку,- сказалъ м-ръ Винкель.
   М-ръ Топманъ ничего не сказалъ и не замѣтилъ; но онъ размышлялъ въ глубинp

Категория: Книги | Добавил: Armush (24.11.2012)
Просмотров: 279 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа