Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 33

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



лись въ боковой комнатѣ, гдѣ Перкеръ долженъ былъ расплатиться за судебныя издержки. Здѣсь м-ръ Пикквикъ соединился со своими друзьями, и здѣсь также глаза его наткнулись на господъ Додсона и Фогга, потиравшихъ свои руки отъ душевнаго восторга.
   - Ну, господа,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Ну, сэръ,- отозвался Додсонъ за себя и своего товарища.
   - Вы, конечно, увѣрены, господа, что я заплачу эти деньги:- такъ ли?- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   Фоггъ отвѣчалъ, что это очень вѣроятно; Додсонъ улыбнулся и прибавилъ, что они могутъ ихъ вытребовать черезъ судъ.
   - Вы можете судить меня тысячу лѣтъ сряду, господа Додсонъ и Фоггъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ съ необыкновенною запальчивостью,- но вамъ не вытащить изъ моего кармана ни одного фартинга, хотя бы мнѣ пришлось цѣлую жизнь просидѣть въ тюрьмѣ.
   - Ха, ха, ха!- закатился Додсонъ.- Это мы увидимъ, сэръ, увидимъ!
   - Хи, хи, хи!- залился м-ръ Фоггь.- Нельзя-ли вамъ, м-ръ Пикквикъ, немножко поубавить своей храбрости?
   Остолбенѣлый и безмолвный отъ сильнѣйшаго негодован³я, Пикквикъ позволилъ себя, безъ малѣйшаго сопротивлен³я, увести къ воротамъ, гдѣ дожидался его Самуэль Уэллеръ y наемной кареты.
   Лишь только м-ръ Уэллеръ откинулъ подножки и приготовился самъ вспрыгнуть на козлы, какъ чья-то рука слегка ударила его по плечу: онъ оглянулся и увидѣлъ передъ собой своего почтеннаго родителя, который только-что вышелъ изъ суда. Старецъ былъ пасмуренъ, угрюмъ, и на лицѣ его выразилась глубокая, душевная скорбь, когда онъ проговорилъ густымъ басомъ:
   - Я заранѣе зналъ и чувствовалъ, какую механику собирались подсмолить эти сутяги. Эхъ, Самми, Самми, почему бы тебѣ не навести на разумъ своего добраго старшину! Въ одномъ только alibi было его спасенье!
  

Глава XXXV.

Мистеръ Пикквикъ, по зрѣломъ размышлен³и, предпринимаетъ путешеств³е въ Батъ.

   На другой день послѣ окончательнаго приговора, произнесеннаго судомъ присяжныхъ, въ лондонскую квартиру президента Пикквикскаго клуба вошелъ его маленьк³й адвокатъ, м-ръ Перкеръ, и, послѣ обычныхъ привѣтств³й, бесѣда между ними началась слѣдующимъ образомъ:
   - Что вы думаете, почтеннѣйш³й?- спросилъ м-ръ Перкеръ.
   - Ничего особеннаго; вамъ извѣстенъ мой образъ мыслей,- отвѣчаль м-ръ Пикквикъ.
   - И вы точно думаете,- положительно и серьезно, не платить имъ за эти протори и убытки?
   - Ни одного пенни, ни полпенни,- сказалъ м-ръ Пикквикъ твердымъ и рѣшительнымъ голосомъ,- да, ни полпенни!
   - Вотъ это, судари мои, значитъ дѣйствовать по принятому правилу, или по принципу, какъ говаривалъ одинъ заимодавецъ, когда, бывало, просили его возобновить отсрочку платежа,- замѣтилъ м-ръ Уэллеръ, убиравш³й послѣ завтрака посуду со стола.
   - Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- вы хорошо сдѣлаете, если уйдете внизъ.
   - Слушаю, сэръ,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ.
   И, повинуясь полученному приказан³ю, онъ исчезъ.
   - Нѣтъ, Перкеръ, нѣтъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ съ разстановкой и дѣлая ударен³е на каждомъ словѣ,- друзья мои старались отвратить меня отъ этого намѣрен³я, но безъ всякаго успѣха: моя воля неизмѣнна. Я стану заниматься своими обычными дѣлами до тѣхъ поръ, пока юридическ³е враги мои не возобновятъ законнымъ образомъ этого процесса, и, если y нихъ достанетъ безсовѣстности воспользоваться своими правами, я пойду въ тюрьму безъ сопротивлен³я и съ веселымъ духомъ. Когда они могутъ сдѣлать это?
   - Они могутъ подать на васъ просьбу о законномъ взыскан³и всѣхъ этихъ проторей и убытковъ въ слѣдующее юридическое засѣдан³е, почтеннѣйш³й,- отвѣчалъ м-ръ Перкеръ.- Это будетъ ровно черезъ два мѣсяца, почтеннѣйш³й.
   - Очень хорошо,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Такъ до того времени, Перкеръ, прошу васъ больше не упоминать мнѣ объ этомъ дѣлѣ. Мои ученыя наблюден³я могутъ продолжаться безостановочно, и теперь - вотъ въ чемъ вопросъ,- продолжалъ велик³й человѣкъ, бросая на своихъ друзей добродушный взглядъ, при чемъ глаза его заискрились такимъ блескомъ, котораго не могли даже затемнить или прикрыть его очки,- куда мы поѣдемъ, господа?
   М-ръ Топманъ и м-ръ Снодграсъ, пораженные необыкновеннымъ мужествомъ своего президента, не произнесли никакого отвѣта и стояли безмолвно среди комнаты съ понурыми головами. М-ръ Винкель еще не успѣлъ собраться съ духомъ послѣ достопамятныхъ происшеств³й вчерашняго дня и былъ неспособенъ подать голосъ въ ученомъ дѣлѣ. М-ръ Пикквикъ напрасно ждалъ отвѣта.
   - Выходитъ, стало быть,- сказалъ онъ послѣ продолжительной паузы,- что я самъ долженъ назначить мѣсто для будущихъ нашихъ наблюден³й.
   - Ѣдемъ въ Батъ, господа. Кажется, еще никто изъ насъ не былъ въ Батѣ.
   Не былъ никто, и это предложен³е, встрѣтившее сильнаго ходатая въ м-рѣ Перкерѣ, было принято единодушно. Перкеръ основательно разсчитывалъ, что м-ръ Пикквикъ, развлеченный перемѣнами и веселой жизнью, будетъ, вѣроятно, разсудительнѣе смотрѣть на послѣдств³я своего упорства и утратитъ желан³е сидѣть въ тюрьмѣ. Самуэль былъ немедленно отправленъ въ погребъ "Бѣлой лошади" съ поручен³емъ взять пять мѣстъ на слѣдующ³й день въ дилижансѣ, который долженъ отправиться утромъ въ половинѣ восьмого.
   Было только два мѣста внутри кареты и три на импер³алѣ дилижанса. М-ръ Уэллеръ подписался на всѣ эти мѣста и, размѣнявшись нѣсколькими остроумными комплиментами съ конторщикомъ по поводу оловянной полкроны, полученной отъ него въ сдачу, ушелъ обратно въ гостиницу Коршуна и Джорджа, гдѣ ожидали его весьма серьезныя занят³я, въ которыя онъ и былъ углубленъ весь остатокъ этого дня. Онъ укладывалъ фраки, бѣлье, сюртуки, стараясь по возможности сообщить имъ наименьш³й объемъ и придумывая разные, болѣе или менѣе замысловатые, способы для укрѣплен³я верхней крышки сундука, y котораго не было ни петли, ни замка.
   Утро на другой день было мокрое, туманное, сырое и, слѣдовательно, весьма неблагопр³ятное для путешеств³я. Лошади почтовыхъ экипажей, тянувшихся по городу, дымились такимъ образомъ, что пассажировъ на импер³алѣ совсѣмъ не было видно. Продавцы и разносчики газетъ промокли до костей и, повидимому, заплѣсневѣли со своимъ товаромъ; капли дождя струились съ клеенчатыхъ шляпъ апельсинщиковъ и яблочниковъ, когда они просовывали свои головы въ окна экипажей; евреи съ отчаян³емъ ходили взадъ и впередъ, складывая перочинные ножички, которыхъ никто не покупалъ; мальчики съ карманными книгами спѣшили упрятать ихъ въ свои карманы; грецк³я губки и коробки съ карандашами превратились въ москательный товаръ, неудобный для продажи.
   Оставивъ Самуэля высвобождать свой багажъ изъ рукъ семи или восьми носильщиковъ, бросившихся на него съ жадностью въ ту минуту, когда кабр³олетъ остановился y воротъ конторы дилижансовъ, м-ръ Пикквикъ и его друзья, пр³ѣхавш³е двадцатью минутами ранѣе назначеннаго срока, отправились въ общую залу; гдѣ, какъ извѣстно, путешественники проводятъ самыя пр³ятныя минуты передъ своимъ отъѣздомъ.
   Общая зала при погребѣ "Бѣлой лошади" не представляетъ, однакожъ, тѣхъ удобствъ, на которыя въ правѣ разсчитывать всяк³й джентльменъ, собравш³йся въ дорогу. Это довольно большая и совершенно невзрачная комната, съ большою кухонною печью вмѣсто камина, подлѣ которой во всякое время стоятъ кочерга, лопата и огромныя щипцы. Комната раздѣлена на отдѣльныя каморки въ угоду путешественникамъ, любящимъ уединен³е, и снабжена стѣнными часами, зеркаломъ и живымъ слугою, скрытымъ въ небольшой конурѣ, опредѣленной для мытья посуды.
   Въ одной изъ этихъ каморокъ находился теперь суровый и усатый мужчина лѣтъ сорока пяти, съ плѣшивымъ и свѣтлымъ лбомъ и съ достаточнымъ количествомъ черныхъ волосъ на затылкѣ и по обѣимъ сторонамъ головы. Онъ быль въ сѣромъ фракѣ, застегнутомъ на всѣ пуговицы, и въ широкой тюленьей фуражкѣ. При входѣ нашихъ путешественниковъ онъ оторвалъ глаза отъ завтрака и съ большимъ достоинствомъ посмотрѣлъ на м-ра Пикквика и его друзей. Кончивъ этотъ обзоръ, онъ затянулъ какую-то мелод³ю, и его физ³оном³я выразила совершеннѣйшее довольство самимъ собою, какъ будто онъ убѣдился окончательно, что никто здѣсь не можетъ сравниться съ его особой.
   - Эй, малый!- сказалъ усатый джентльменъ.
   - Чего прикажете?- откликнулся грязнолицый малый, вынырнувш³й изъ вышеупомянутой конуры, съ полотенцемъ въ рукахъ.
   - Подать бѣлаго хлѣба.
   - Слушаю, сэръ.
   - Съ ветчиной и масломъ.
   - С³ю минуту.
   Усатый джентльменъ затянулъ опять какую-то мелод³ю и, подойдя къ камину въ ожидан³и бутерброда, подобралъ фалды фрака и устремилъ пристальный взоръ на оконечности своихъ сапоговъ.
   - Интересно знать, около какого пункта въ Батѣ останавливается этотъ дилижансъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, ласково обращаясь къ м-ру Винкелю.
   - Гмъ ... ге... это что значитъ?- сказалъ незнакомецъ.
   - Я сдѣлалъ замѣчан³е своему другу, сэръ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ, изъявляя готовность вступить въ разговоръ.- Мнѣ хотѣлось знать, въ какомъ домѣ Бата помѣщается контора здѣшнихъ дилижансовъ. Можетъ быть, вы это знаете, сэръ?
   - Развѣ вы ѣдете въ Батъ?- спросилъ незнакомецъ.
   - Да, сэръ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.
   - A эти джентльмены?
   - И эти джентльмены.
   - Не внутри кареты, надѣюсь... будь я проклятъ, если всѣ вы заберетесь въ карету,- сказалъ незнакомецъ.
   - Нѣтъ, сэръ, не всѣ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ успокоительнымъ тономъ.
   - Разумѣется, не всѣ,- возразилъ энергически усатый джентльменъ.- Я взялъ два мѣста. Если имъ вздумается втиснуть шесть человѣкъ въ этотъ демонск³й ящикъ, гдѣ съ трудомъ могутъ помѣститься только четверо, я сейчасъ беру постшезъ и подаю на нихъ жалобу. Я заплатилъ за свои билеты. Они не посмѣютъ этого сдѣлать. За ними, я знаю, водились эти вещи. Я знаю, что они дѣлаютъ это каждый день; но теперь этого не будетъ. Не позволю. Не потерплю. Кто знаетъ меня лучше, тотъ понимаетъ, какъ вести со мной дѣла. Я ихъ проучу.
   Запальчивый джентльменъ дернулъ изо всей силы сонетку и, когда явился слуга, сказалъ, чтобъ бутербродъ былъ поданъ черезъ нѣсколько секундъ или онъ проучитъ ихъ всѣхъ.
   - Позвольте вамъ замѣтить,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- что вы безпокоитесь совершенно напрасно... то-есть безъ достаточнаго повода, сэръ, и безъ основательной причины, сэръ. Я взялъ только два мѣста въ каретѣ, для двухъ персонъ.
   - Очень радъ это слышать,- сказалъ запальчивый джентльменъ.- Беру назадъ свои выражен³я. Хорошо, что вы объяснились. Вотъ моя карточка. Позвольте познакомиться съ вами.
   - Съ большимъ удовольств³емъ, сэръ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.- Мы путешествуемъ вмѣстѣ и, я надѣюсь, не станемъ скучать обществомъ другъ друга.
   - Я тоже надѣюсь,- сказалъ запальчивый джентльменъ,- я увѣренъ въ этомъ. Ваши физ³оном³и мнѣ нравятся. Ваши руки, господа. Познакомьтесь со мной.
   Размѣнъ дружескихъ привѣтств³й, какъ водится, послѣдовалъ за этой грац³озной рѣчью, и запальчивый джентльменъ, продолжая выстрѣливать своими лаконическими сентенц³ями, извѣстилъ нашихъ путешественниковъ, что фамил³я его - Даулеръ и что онъ ѣдетъ въ Батъ для собственнаго удовольств³я. Былъ прежде въ военной службѣ. Теперь въ отставкѣ. Живетъ истиннымъ джентльменомъ на собственномъ иждивен³и. Знаменитая особа, для которой взято второе мѣсто въ каретѣ, есть м-съ Даулеръ, его благородная супруга.
   - Прекрасная женщина,- сказалъ м-ръ Даулеръ.- Я горжусь ею. На это есть особая причина.
   - Я буду, конечно, имѣть удовольств³е судить о достоинствахъ м-съ Даулеръ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, улыбаясь.
   - Будете,- отвѣчалъ Даулеръ.- Она познакомится съ вами, станетъ уважать васъ. Волочился за ней подъ вл³ян³емъ необыкновенныхъ обстоятельствъ. Приступомъ взялъ. Вотъ какъ. Увидѣлъ ее - полюбилъ... предложилъ - отказала.- "Вы любите другого?" - Избавьте меня отъ объяснен³й.- "Я знаю его?" - Знаете.- "Очень хорошо: если онъ останется здѣсь, я сдеру съ него кожу."
   - Ахъ, Боже мой!- невольно воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.
   - И вы дѣйствительно содрали кожу?- спросилъ м-ръ Винкель, поблѣднѣвш³й отъ страха.
   - Я написалъ ему записку. Сказалъ, что обстоятельства критическ³я. Шутить нечего. И точно, здѣсь было не до шутки.
   - Конечно,- подтвердилъ м-ръ Винкель.
   - Я сказалъ, что далъ себѣ честное слово ободрать его. Дѣло шло о моей чести. Отступать было поздно. Какъ честный человѣкъ, я былъ обязанъ сдержать слово. Жалѣлъ о необходимости, но иначе поступать было невозможно. Онъ убѣдился и понялъ, что правила службы неизмѣнны. Онъ убѣжалъ. Я женился. Вотъ и дилижансъ. Вонъ ея голова.
   Говоря это, м-ръ Даулеръ указалъ на подъѣзжавш³й экипажъ, откуда изъ открытаго окна выглядывала хорошенькая головка въ голубой шляпкѣ, отыскивая, вѣроятно, самого запальчиваго джентльмена. М-ръ Даулеръ расплатился съ буфетчикомъ и выбѣжалъ въ своей тюленьей фуражкѣ, съ сюртукомъ и шинелью подъ мышкой. М-ръ Пикквикъ и его друзья поспѣшили занять свои мѣста.
   М-ръ Топманъ и м-ръ Снодграсъ помѣстились на задней сторонѣ импер³ала; м-ръ Винкель сѣлъ въ каретѣ, и, когда м-ръ Пикквикъ хотѣлъ послѣдовать за нимъ, Самуэль Уэллеръ, испуганный и встревоженный, подбѣжалъ къ своему господину съ видомъ глубочайшей тайны и шепнулъ ему что-то на ухо.
   - Что съ вами, Самуэль?- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Престранный вояжъ, сэръ, они устроили для васъ,- отвѣчалъ Самуэль.
   - Что?- съ безпокойствомъ спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - A вотъ, взгляните-ка сюда, сэръ,- отвѣчалъ Самуэль.- Содержатель этого дилижанса вздумалъ сыграть съ вами пребезстыдную шутку.
   - Что вы хотите этимъ сказать? Развѣ наши имена не записаны въ дорожной картѣ?
   - Не только въ дорожной картѣ, сэръ,- отвѣчалъ Самуэль,- но одно изъ этихъ именъ имъ вздумалось нарисовать на дверцахъ дилижанса.
   Говоря это, Самуэль указалъ на ту часть экипажа, гдѣ обыкновенно означается фамил³я его владѣльца, и ученый мужъ, къ великому изумлен³ю, увидѣлъ свое собственное имя, нарисованное огромными золотыми буквами.
   - Боже мой!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ, пораженный этой случайностью,- какое необыкновенное столкновен³е обстоятельствъ!
   - Погодите, сэръ, это еще не все,- сказалъ Самуэль, обращая опять вниман³е своего господина на дверь дилижанса,- мало того, что они угораздились нарисовать "Пикквикъ", но еще вздумали передъ этой джентльменской фамил³ей поставить жидовское имя - "Моисей Пикквикъ!" Вѣдь это значитъ прибавлять къ насмѣшкѣ злѣйшую обиду, какъ говаривалъ одинъ попугай, когда его не только безъ жалости лишили родимаго гнѣзда, но еще заставили, вдобавокъ, болтать на англ³йскомъ языкѣ. Прескверный анекдотъ!
   - Да, это очень странно, Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- однакожъ, разговаривая здѣсь, мы легко можемъ потерять свои мѣста.
   - Какъ! Неужто вы хотите оставить безъ вниман³я это дѣло?- вскричалъ Самуэль, озадаченный удивительнымъ хладнокров³емъ, съ какимъ его господинъ собирался сѣсть въ карету.
   - Разумѣется,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Тутъ ничего не сдѣлаешь, мой милый.
   - Какъ ничего? A развѣ, съ вашего позволен³я, нельзя задать таску за эту дерзость?- вскричалъ м-ръ Уэллеръ, питавш³й до сихъ поръ несомнѣнную увѣренность, что ему поручено будетъ вызвать на кулачное единоборство кучера и кондуктора.
   - Нини! ни подъ какимъ видомъ!- съ нетерпѣн³емъ возразилъ м-ръ Пикквикъ.- Прыгайте на свое мѣсто, Самуэль.
   - Ну, это не передъ добромъ,- бормоталъ Самуэль, отходя отъ своего господина,- старшина, должно быть, повихнулся порядкомъ, иначе онъ никогда бы не пропустилъ мимо ушей этого казуснаго дѣла. Эта тяжба съ замысловатой бабой, чортъ бы ее побралъ, чуть-ли не испортила въ конецъ его умную главизну.
   М-ръ Уэллеръ съ важностью покачалъ головой и, взобравшись на свое мѣсто, не проговорилъ ни одного слова до тѣхъ поръ, пока дилижансъ не подъѣхалъ, наконецъ, къ шоссейной заставѣ около Кенсингтона. Это служитъ доказательствомъ, что вѣрный слуга принялъ слишкомъ къ сердцу необыкновенное состоян³е духа, которое онъ замѣтилъ въ своемъ добромъ господинѣ.
   Впродолжен³е самаго путешеств³я не случилось достопримѣчательныхъ событ³й. М-ръ Даулеръ разсказывалъ разнообразные, болѣе или менѣе интересные, анекдоты, которые всѣ, безъ исключен³я, служили доказательствомъ его личнаго мужества и храбрости, и м-съ Даулеръ неизмѣнно подтверждала и усиливала показан³я своего супруга. Случалось, въ разсказѣ, съ намѣрен³емъ или безъ намѣрен³я, были опускаемы мног³я весьма характеристическ³я подробности, и м-съ Даулеръ, помогая памяти своего мужа, воспроизводила ихъ съ такою точностью, изъ которой оказывалось совершенно очевиднымъ, что м-ръ Даулеръ - джентльменъ удивительный, рѣдк³й и заслуживающ³й уважен³я всѣхъ честныхъ людей. М-ръ Пикквикъ и м-ръ Винкель слушали съ напряженнымъ вниман³емъ всѣ эти разсказы и въ промежуткахъ вели одушевленный разговоръ съ м-съ Даулеръ, которая, съ своей стороны, была весьма пр³ятная и даже очаровательная особа. Въ этой интересной бесѣдѣ незамѣтно пролетѣло время для всѣхъ пассажировъ внутри экипажа, и они были какъ нельзя больше довольны обществомъ другъ друга.
   Наружные пассажиры теперь, какъ и всегда, вели себя чинно и спокойно. Они были очень веселы и разговорчивы при началѣ каждой станц³и, задумчивы и сонливы среди дороги и потомъ опять дѣятельны и шумны, когда экипажъ подъѣзжалъ къ станц³онному дому. Одинъ юноша въ резинковомъ пальто курилъ сигару цѣлый день; другой юноша въ длиннополомъ сюртукѣ, выкуривш³й около десяти сигаръ почувствовалъ дурноту въ головѣ и совсѣмъ пересталъ курить, выбросивъ на дорогу зажигательныя спички. Былъ еще молодой человѣкъ, обнаруживш³й рѣдк³я свѣдѣн³я въ лошадиныхъ породахъ, и былъ еще старичокъ, оказавш³йся знатокомъ сельскаго хозяйства. Дилижансъ катился безъ всякихъ приключен³й по гладкому шоссе, останавливаясь на нѣсколько минутъ въ гостиницахъ, гдѣ пассажиры могли имѣть очень вкусный обѣдъ за полкроны.
   Путешеств³е окончилось въ тотъ же день къ семи часамъ вечера. М-ръ Пикквикъ и его друзья, м-ръ Даулеръ со своей супругой удалились въ свои нумера, нанятые въ гостиницѣ "Бѣлаго оленя", что въ Батѣ, насупротивъ заведен³я минеральныхъ водъ, гдѣ служители своимъ костюмомъ напоминаютъ мальчишекъ уэстл³инстерской школы.
   Поутру на другой день, лишь только друзья наши окончили свой завтракъ, трактирный слуга принесъ имъ карточку отъ м-ра Даулера, просившаго позволен³я отрекомендовать имъ одного изъ своихъ друзей. Вслѣдъ за карточкой вошелъ самъ м-ръ Даулеръ и съ нимъ - его другъ.
   Это былъ очаровательный молодой человѣкъ лѣтъ пятидесяти, никакъ не больше, въ свѣтло-синемъ фракѣ съ блестящими пуговицами, въ черныхъ панталонахъ изъ тончайшаго сукна и свѣтлѣйшихъ сапогахъ изъ тончайшей кожи. Золотой лорнетъ на широкой черной лентѣ служилъ изящнымъ украшен³емъ его юношеской груди; золотая табакерка порхала чуднымъ образомъ въ его лѣвой рукѣ; безчисленныя золотыя кольца сверкали искрометнымъ блескомъ на всѣхъ пальцахъ, и огромная брильянтовая булавка с³яла великолѣпно на его батистовой рубашкѣ. Кашмировый жилетъ его украшался золотыми часами и длинной золотою цѣпью съ огромными золотыми печатями; въ правой рукѣ его была гибкая трость съ огромнымъ золотымъ набалдашникомъ. Бѣлье на немъ было бѣлѣе снѣга; парикъ чернѣе сажи, и локоны мягче пуха. Его табакъ благоухалъ амброй, и самъ онъ съ ногъ до головы былъ вспрыснутъ благородной эссенц³ей изъ bouquet du roi. Черты его лица были стянуты въ безпрестанную улыбку, и зубы его были расположены въ такомъ симметрическомъ порядкѣ, что даже въ близкомъ разстоян³и никакъ нельзя было отличить фальшивые отъ настоящихъ.
   - М-ръ Пикквикъ,- сказалъ Даулеръ,- мой другъ, Анджело Киръ Бентамъ, эсквайръ, церемон³ймейстеръ; Бентамъ, м-ръ Пикквикъ. Познакомьтесь.
   - Пожаловали къ намъ въ Ба-атъ, сэръ.. Лестное пр³-обрѣ-тен³е для здѣшняго общества. Всѣ будутъ вамъ рады въ Ба-атѣ, сэръ. Давненько, сэръ, очень давно, м-ръ Пикквикъ, вы не изволили y насъ быть на водахъ. Цѣлый вѣкъ, м-ръ Пикквикъ. Замѣчательно!
   Таковы были выражен³я, какими Анджело Киръ Бентамъ, эсквайръ и церемон³ймейстеръ, сопровождалъ пожат³е руки м-ра Пикквика, при чемъ онъ безпрестанно кланялся и пожималъ плечами, какъ будто ему не хотѣлось разстаться съ этой драгоцѣнной рукою.
   - Конечно, вы правы, сэръ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- слишкомъ много времени прошло съ той поры, какъ я долженъ былъ пить воды, потому что, сколько могу припомнить, я никогда еще не имѣлъ удовольств³я быть въ этомъ мѣстѣ.
   - Никогда не были въ Ба-атѣ!- воскликнулъ церемон³ймейстеръ, выпуская съ изумлен³емъ руку м-ра Пикквика.- Никогда не были... Хи, хи, хи! Вы шутникъ, м-ръ Пикквикъ, вы забавникъ, сэръ. Недурно, недурно. Хорошо, хорошо. Хи, хи, хи! Замѣчательно!
   - Къ стыду своему я долженъ признаться, сэръ, что я вовсе не шучу,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.- Я дѣйствительно никогда не былъ въ Батѣ до этого времени.
   - О, я вижу,- воскликнулъ церемон³ймейстеръ, дѣлая самую веселую мину,- да, да... хорошо, хорошо - все лучше и лучше. Вы принадлежите къ числу джентльменовъ, о которыхъ мы слыхали. Да, мы знаемъ васъ, м-ръ Пикквикъ; мы знаемъ васъ, сэръ.
   "Проклятыя газеты, вѣроятно, уже сообщили о подробностяхъ моего процесса, подумалъ м-ръ Пикквикъ... Здѣсь всѣ обо мнѣ знаютъ".
   - Вѣдь вы живете въ Клефемъ-Гринѣ,- продолжалъ Бентамъ: - вы имѣли несчаст³е простудиться послѣ неумѣреннаго употреблен³я портвейна... y васъ отнялись руки и ноги... вы не могли пройтись по комнатѣ... выписали отсюда стоградусной воды, привезенной къ вамъ въ городъ по тяжелой почтѣ... выкупались, отчихались и снова получили правильное употреблен³е своихъ членовъ. Случай весьма замѣчательный.
   Не отвергая замѣчательности случая, м-ръ Пикквикъ долженъ былъ, однакожъ, съ благородною откровенностью изъяснить, что чудесное исцѣлен³е не имѣетъ къ нему никакого отношен³я. Затѣмъ, послѣ минутнаго молчан³я, онъ представилъ церемон³ймейстеру своихъ друзей, м-ра Топмана, м-ра Винкеля и м-ра Сродграса. Церемон³ймейстеръ былъ въ восторгѣ отъ всѣхъ вообще и каждаго порознь.
   - Бентамъ,- сказалъ м-ръ Даулеръ,- м-ръ Пикквикъ и его друзья,- чуж³е въ этомъ городѣ. Имъ надобно вписать свои имена. Гдѣ ваша книга?
   - Реестръ знаменитыхъ посѣтителей Бата вы найдете сегодня въ залѣ минеральныхъ водъ, въ два часа утра,- отвѣчалъ церемон³ймейстеръ.- Угодно-ли вамъ проводить своихъ друзей въ это великолѣпное здан³е и дать мнѣ возможность представить благородной публикѣ ихъ автографы?
   - Очень угодно,- отвѣчалъ Даулеръ.- Торопиться еще не къ чему. Пора идти. Буду здѣсь черезъ часъ. Идемъ.
   - Сегодня здѣсь y насъ балъ,- сказалъ церемон³ймейстеръ, взявши опять руку м-ра Пикквика.- Вечерн³е балы Бата могутъ быть, безъ всякаго преувеличен³я, сравнены съ волшебными праздниками Тысячи и одной ночи. Музыка, красавицы, мода, изящный вкусъ, все, что хотите, и особенно вы должны будете обрадоваться совершенному отсутств³ю купцовъ и ремесленниковъ, которые черезъ каждыя двѣ недѣли собираются въ городской ратушѣ. Прощайте, м-ръ Пикквикъ; до свидан³я, сэръ.
   Объявивъ еще разъ, что онъ внѣ себя отъ восторга, м-ръ Анджело Киръ Бентамъ, эсквайръ и церемон³ймейстеръ, вышелъ изъ комнаты и сѣлъ въ блистательный кабр³олетъ, который дожидался его y подъѣзда.
   Въ назначенный часъ м-ръ Пикквикъ и его друзья, въ сопровожден³и Даулера, посѣтили комнаты Собран³я и вписали свои фамил³и въ снуровую книгу, которую, съ достодолжнымъ уважен³емъ, представилъ ихъ вниман³ю господинъ церемон³ймейстеръ. Билеты для входа на вечерн³й балъ еще печатались въ батской типограф³и, и, такъ какъ они не были готовы, м-ръ Пикквикъ обѣщалъ прислать за ними въ четыре часа пополудни въ квартиру господина церемон³ймейстера на Королевиномъ скверѣ. Затѣмъ, погулявъ по городскимъ улицамъ, не представлявшимъ слишкомъ обильной пищи для ученыхъ наблюден³й, путешественники воротились въ гостиницу "Бѣлаго оленя", откуда Самуэль былъ отправленъ за билетами для четырехъ персонъ.
   Надѣвъ шляпу на бекрень и засунувъ руки въ карманы своего жилета, Самуэль Уэллеръ отправился на Королевинъ скверъ, насвистывая дорогой веселыя мелод³и нац³ональныхъ пѣсенъ, въ совершенствѣ приспособленныя ко всѣмъ хитрымъ эволюц³ямъ этого благороднаго вокальнаго инструмента. На Королевиномъ скверѣ онъ отыскалъ глазами нумеръ извѣстнаго дома, пересталъ свистѣть и, остановившись y подъѣзда, весело ударилъ молоткомъ въ дверную скобку, на что немедленно отвѣчалъ ему напудренный лакей огромнаго роста и въ парадной ливреѣ.
   - Здѣсь, что ли, квартируетъ м-ръ Бентамъ, старый товарищъ?- спросилъ Самуэль Уэллерь, нисколько не смущенный пышнымъ блескомъ напудреннаго лакея въ богатѣйшей ливреѣ.
   - Чего вамъ нужно, молодой человѣкъ?- спросилъ горделивымъ тономъ напудренный лакей.
   - A вотъ снесите ему эту карточку, любезный, и скажите, что м-ръ Уэллеръ ждетъ отвѣта,- слышите ли, трехаршинный верзила?
   Проговоривъ эти слова, онъ хладнокровно сдѣлалъ по коридору нѣсколько шаговъ и сѣлъ.
   Напудренный лакей сильно прихлопнулъ дверью и широко открылъ глаза на дерзкаго слугу; но этотъ стукъ и взглядъ остались потерянными для Самуэля, который продолжалъ осматривать фигуры на потолкѣ коридора, обнаруживая разнообразные внѣшн³е признаки критическаго одобрен³я.
   Пр³емъ отданной карточки, вѣроятно, расположилъ напудреннаго лакея въ пользу м-ра Уэллера, потому что, воротившись отъ своего господина, онъ улыбнулся очень дружелюбно и сказалъ, что отвѣтъ сейчасъ будетъ готовъ.
   - Очень хорошо,- сказалъ Самуэль.- Пусть старый джентльменъ не слишкомъ торопится отвѣтомъ. Могу пообождать. Я пообѣдалъ.
   - Вы обѣдаете рано, сэръ,- сказалъ напудренный слуга.
   - Чѣмъ раньше пообѣдаешь, тѣмъ лучше поужинаешь,- отвѣчалъ Самуэль.
   - Давно-ли вы пожаловали въ Батъ, сэръ?- спросилъ напудренный лакей.- Я еще не имѣлъ удовольств³я слышать о васъ.
   - Очень можетъ быть, потому что мнѣ еще не удалось произвести слишкомъ сильныхъ впечалѣн³й на вашъ городъ,- отвѣчалъ Самуэль.- Я и друг³е джентльмены пр³ѣхали сюда вчера вечеромъ.
   - Прекрасное мѣстоположен³е, сэръ,- сказалъ напудренный собесѣдникъ.
   - Кажется, что такъ,- замѣтилъ Самуэль.
   - Безподобное общество, сэръ,- продолжалъ напудренный лакей.- Служители здѣшн³е очень ласковы и образованы, сэръ.
   - Этого нельзя не замѣтить,- отвѣчалъ Самуэль.- Слуги ваши образованы до того, что и говорить не хотятъ съ тѣми, кого не знаютъ.
   - Правду изводили замѣтить, сэръ, истинную правду,- отвѣчалъ напудренный лакей, принимая слова м-ра Уэллера на свой собственный счетъ и считая ихъ самымъ лестнымъ комплиментомъ.- Не изволили-ли вы заниматься вотъ по этой части, сэръ?- спросилъ трехаршинный верзила, вынимая изъ кармана маленькую табакерку съ головой лисицы на крышкѣ.
   - Занимаюсь по временамъ, но чихаю всяк³й разъ,- отвѣчалъ Самуэль.
   - Занят³е трудное, сэръ, требующее нѣкоторой практики,- отвѣчалъ долговязый верзила.- Успѣхи пр³обрѣтаются съ нѣкоторою постепенностью, сэръ. Всего лучше начинать съ кофе. Я долго носилъ кофе, сэръ, и употреблялъ его вмѣсто табаку. Кофе, знаете ли, имѣетъ большое сходство съ panne. И дешево, и деликатно, сэръ. Я совѣтую вамъ употреблять сначала кофе.
   Здѣсь пронзительный звонокъ заставилъ напудреннаго лакея обратиться къ весьма непр³ятной необходимости засунуть табакерку въ свой карманъ и поспѣшить съ кислымъ лицомъ въ кабинетъ м-ра Бентама.
   Тутъ не мѣшаетъ замѣтить кстати, что мы знаемъ многое множество джентльменовъ, въ жизнь не бравшихъ въ руки ни книги, ни пера, но y которыхъ непремѣнно есть уединенная комнатка, которую называютъ они своимъ кабинетомъ.
   - Вотъ вамъ отвѣтъ, сэръ,- сказалъ напудренный лакей.- Можетъ быть, онъ слишкомъ великъ для васъ.
   - Не безпокойтесь,- отвѣчалъ Самуэль, взявъ письмо съ небольшимъ приложен³емъ.- Малъ или великъ, это ужъ не ваша бѣда: прочитаемъ, авось, и распорядимся, какъ по писанному.
   - Надѣюсь, мы еще увидимся, сэръ,- сказалъ напудренный лакей, потирая руками и провожая Самуэля изъ дверей.
   - Вы очень любезны, сэръ,- сказалъ Самуэль.- Не извольте слишкомъ надсажаться, провожая меня: устанете и задохнетесь. Примите въ соображен³е, чѣмъ вы одолжены обществу и не берите на себя труда свыше вашихъ силъ. Поудержитесь ради вашихъ ближнихъ, и стойте спокойно на своемъ мѣстѣ; иначе, если вы протянете ноги, ближн³е никогда не перестанутъ оплакивать васъ.
   Съ этими патетическими словами Самуэль раскланялся и быстро пошелъ по тротуару.
   - Какой странный молодой человѣкъ, провалъ бы его взялъ!- воскликнулъ напудренный лакей, провожая глазами Самуэля съ такой физ³оном³ей, которая ясно показывала, что ему ничего не удалось съ нимъ сдѣлать.
   Самуэль не сказалъ ничего; но, пройдя нѣсколько шаговъ, онъ обернулся, подмигнулъ, улыбнулся, кивнулъ головой и потомъ весело пошелъ домой, вполнѣ довольный собою.
   Вечеромъ, ровно въ три четверти восьмого, м-ръ Анджело Киръ Бентамъ, эсквайръ и церемон³ймейстеръ, выпрыгнулъ изъ своего экипажа y подъѣзда заведен³я минеральныхъ водъ, и при немъ были тотъ же самый парикъ, тѣ же зубы, тотъ же лорнетъ, тѣ же часы, цѣпочка и печати, тѣ же кольца, та же брильянтовая булавка и та же палка. Были, впрочемъ, нѣкоторыя довольно замѣтныя перемѣны въ его костюмѣ. Его фракъ казался нѣсколько свѣтлѣе, батистъ смѣнился бѣлымъ шелковымъ бѣльемъ и, притомъ, былъ онъ въ черныхъ шелковыхъ чулкахъ и бѣломъ бархатномъ жилетѣ. Эссенц³я изъ bouquet du roi распространяла вокругъ него чудное благовон³е на весьма далекое пространство.
   Одѣтый такимъ образомъ, церемон³ймейстеръ, углубленный въ исполнен³е своей важной обязанности, обошелъ всѣ комнаты и приготовился принимать гостей.
   Гостей было очень много, и въ буфетѣ едва успѣвали получать по шести пенсовъ за чай. Въ бальной залѣ и игорныхъ комнатахъ, на лѣстницахъ и въ коридорахъ раздавались безпрестанно смутный гулъ разнообразныхъ голосовъ и стукотня отъ множества ногъ, мужскихъ и женскихъ. Платья шелестѣли, перья колыхались, свѣчи с³яли, брильянты сверкали. Началась музыка - не кадрильная, потому что музыканты еще не играли, но музыка мягкихъ и мин³атюрныхъ ножекъ, сопровождаемыхъ по временамъ веселымъ и звучнымъ смѣхомъ, музыка томная и нѣжная, всюду и всегда пр³ятная въ обществѣ прекрасныхъ женщинъ. Со всѣхъ сторонъ сверкали глаза, оживленные пр³ятными ожидан³ями, и всюду мелькали грац³озныя формы, живо и быстро смѣняемыя одна другою.
   Въ чайной комнатѣ и вокругъ карточныхъ столовъ группировались довольно неуклюж³я старухи и безобразные старые джентльмены, разсуждавш³е втихомолку о свѣжихъ сплетняхъ, при чемъ интонац³я ихъ голоса и выразительные жесты обличали высшую степень наслажден³я, почерпаемаго ими въ этомъ занят³и, очевидно пр³ятномъ и полезномъ. Между этими группами замѣшались три или четыре заботливыя маменьки, углубленныя, повидимому, въ сущность интересной бесѣды, что, однакожъ, не мѣшало имъ бросать по временамъ исподлобья косвенные взгляды на своихъ дочерей, которыя, поступая сообразно съ материнскими наставлен³ями, начинали уже дѣлать возможно лучшее употреблен³е изъ драгоцѣннаго времени, и весело было видѣть, какъ онѣ роняли свои платочки, надѣвали перчатки, опрокидывали чашки и такъ далѣе: признаки маловажные, даже пустые съ философской точки зрѣн³я, но всѣмъ и каждому извѣстно, что при нѣкоторой житейской опытности можно воспользоваться ими съ большимъ успѣхомъ.
   Около дверей и по разнымъ угламъ комнатъ бродили молодые люди, глупые, чопорные, считавш³е себя предметомъ общаго удивлен³я и любопытства. Они старались забавлять прекрасный полъ произведен³ями своего доморощеннаго остроум³я и были убѣждены душевно, что каждое ихъ слово веселитъ и разнѣживаетъ женское сердце. Корифеи бальнаго паркета, они были счастливы и вполнѣ довольны своей судьбой.
   И, наконецъ, на нѣкоторыхъ заднихъ скамейкахъ, абонированныхъ, повидимому, на весь бальный вечеръ, сидѣли разныя незамужн³я леди, уже давно переступивш³я за предѣлы дѣвическихъ мечтан³й и надеждъ. Онѣ не танцовали, потому не было для нихъ кавалеровъ, и не играли въ карты изъ опасен³я прослыть невозвратимо одинокими; но положен³е ихъ тѣмъ не менѣе казалось интереснымъ и совершенно комфортабельнымъ, потому что онѣ вдоволь могли злословить всѣхъ и каждаго, не размышляя о себѣ самихъ.
   Словомъ, это была сцена общаго веселья, пышности и блеска; сцена богатыхъ костюмовъ, прекрасныхъ зеркалъ, выполированныхъ половъ, жирандолей и восковыхъ свѣчъ. И на всѣхъ пунктахъ этой сцены, быстро переходя съ мѣста на мѣсто, рисовался щепетильный Анджело Киръ Бентамъ, эсквайръ и церемон³ймейстеръ. Онъ раскланивался со всѣми, разговаривалъ со всѣми, улыбался всѣмъ.
   - Сюда, въ чайную комнату. Нальютъ вамъ за шесть пенсовъ горячей воды и назовутъ это чаемъ. Пейте,- сказалъ м-ръ Даулеръ громкимъ голосомъ, обращаясь къ м-ру Пикквику, который, во главѣ маленькаго общества, приближался въ эту минуту, ведя подъ руку м-съ Даулеръ.
   М-ръ Пикквикъ повернулъ въ чайную комнату и здѣсь, пробиваясь черезъ толпу, привѣтствовалъ его улыбкой и поклонами Анджело Бентамъ, эсквайръ и церемон³ймейстеръ.
   - Я въ восторгѣ, почтеннѣйш³й,- говорилъ Бентамъ.- Присутств³е ваше драгоцѣнно для Бата. М-съ Даулеръ, вы украшаете нашъ балъ. Ваши перья - истинное сокровище. Превосходно!
   - Есть тутъ кто-нибудь изъ замѣчательныхъ лицъ?- спросилъ Даулеръ.
   - Кто-нибудь! Отборное общество, сэръ, лучш³й благороднѣйш³й сокъ всего Ба-ата. М-ръ Пикквикъ, замѣчаете-ли вы эту леди въ газовомъ тюрбанѣ?
   - Толстую старушку?- спросилъ м-ръ Пикквикъ наивнымъ тономъ.
   - Фи! Позвольте вамъ замѣтить, почтеннѣйш³й, что въ Батѣ нѣтъ толстыхъ старухъ. Это вдовствующая леди Снофнуфъ.
   - Право?- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Я вамъ говорю,- подтвердилъ церемон³ймейстеръ.-Тсс! Подойдите поближе, м-ръ Пикквикъ. Видите-ли вы вотъ этого блистательнаго молодого человѣка, что повернулъ теперь къ намъ?
   - Съ длинными волосами и необыкновенно узкимъ лбомъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Да. Это въ настоящую минуту богатѣйш³й молодой человѣкъ въ цѣломъ Батѣ. Молодой лордъ Мутонгедъ.
   - Неужели?
   - Честное слово. Вы сейчасъ услышите его голосъ, м-ръ Пикквикъ. Онъ будетъ говорить со мною.
   - A кто этотъ другой джентльменъ подлѣ него, въ красномъ жилетѣ и съ черными бакенбардами?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Это высокородный м-ръ Кроштонъ, неразлучный другъ молодого лорда,- отвѣчалъ церемон³ймейстеръ.- Здравствуйте, милордъ!
   - Очень жалко, Бентамъ,- сказалъ милордъ.
   - Да-съ, очень жарко, милордъ,- отвѣчалъ церемон³ймейстеръ.
   - Демонски жарко,- подтвердилъ высокородный м-ръ Кроштонъ.
   - Видали-ли вы шарабанъ милорда, Бентамъ?- спросилъ высокородный м-ръ Кроштонъ послѣ короткой паузы, въ продолжен³е которой лордъ Мутонгедъ старался своими джентльменскими взорами привести въ смущен³е м-ра Пикквика, между тѣмъ какъ м-ръ Кроштонъ пр³искивалъ интереснѣйш³й предметъ для разговора.
   - Шарабанъ! Ахъ Боже мой, нѣтъ, не видалъ!- воскликнулъ церемон³ймейстеръ.- Шарабанъ! Какая превосходная идея! За-мѣ-ча-тель-но!
   - Какъ же это вышло?- сказалъ лордъ.- Я думалъ, что уже всѣ видѣли мой новый шаабанъ. Это, могу сказать, пъекъяснѣйш³й, щегольской и самый гъац³озный экипажъ, какой когда-либо двигался на колесахъ. По бокамъ я пъиказалъ выкъясить его къясной къяской.
   - И этотъ цвѣтъ придаетъ ему очаровательный видъ,- замѣтилъ высокородный м-ръ Кроштонъ.- Кузовъ на запяткахъ держится очень живописно.
   - И напееди сдѣлана для кучеуа миньятюйная сидѣйка, отгоеженная желѣзными пеилами - очень, очень удобно,- прибавилъ милордъ.- Недавно я ѣздилъ на немъ въ Бъистоль, въ къясномъ сеутукѣ, и два лакея, въ къясныхъ ливъеяхъ, скакали позади на четвейть мили - чудо какъ хаашо! Къестьяне выбѣгали на доуогу цѣлыми семьями, чтобы полюбоваться и на экипажъ, и на пассажиуа. Кайтина пъевосходная!
   Разсказавъ этотъ анекдотъ, милордъ засмѣялся отъ полноты душевнаго восторга, и слушатели его, повидимому, пришли въ такой же восторгъ. Затѣмъ, взявъ подъ руку своего неразлучнаго друга, милордъ Мутонгедъ удалился въ танцовальную залу.
   - Прекрасный молодой человѣкъ этотъ лордъ, не правда ли?- спросилъ церемон³ймейстеръ.
   - Кажется, что такъ,- сухо замѣтилъ м-ръ Пикквикъ.
   Когда танцы начались и всѣ необходимыя приготовлен³я были приведены къ концу, м-ръ Анджело Бентамъ опять подошелъ къ м-ру Пикквику и увелъ его въ игорную комнату.
   Въ эту минуту, при самомъ ихъ входѣ, вдовствующая леди Снофнуфъ и всѣ друг³я леди весьма почтенной, вистообразной наружности, хлопотали вокругъ порожняго столика, снабженнаго всѣми принадлежностями для карточной игры. Завидѣвъ м-ра Пикквика, сопровождаемаго церемон³ймейстеромъ, онѣ выразительно обмѣнялись взглядами и безмолвно согласились, что этотъ старичокъ будетъ для нихъ превосходнымъ партнеромъ.
   - М-ръ Бентамъ,- сказала вдовствующая леди Снофнуфъ вкрадчивымъ тономъ,- будьте такъ добры, пр³ищите намъ приличнаго кавалера для этого стола.
   И, говоря это, леди Снофнуфъ выразительно указала на м-ра Пикквика, который въ эту минуту смотрѣлъ въ другую сторону.
   - Позвольте вамъ представить, миледи, моего достойнаго друга: м-ра Пикквика,- прекраснѣйш³й джентльменъ,- ему будетъ очень пр³ятно,- отвѣчалъ церемон³ймейстеръ.- М-ръ Пикквикъ, леди Снофнуфъ,- м-съ полковница Вогсби,- миссъ Боло.
   М-ръ Пикквикъ раскланялся всѣмъ дамамъ и, находя невозможнымъ увернуться отъ ихъ вниман³я, почтительно взялъ игру картъ и сѣлъ за столъ. М-ръ Пикквикъ и миссъ Боло сдѣлались партнерами противъ леди Снофнуфъ и м-съ полковницы Вогсби.
   - Что тебѣ надобно, Дженни?- сказала м-съ полковница Вогсби, оборачиваясь къ одной изъ молодыхъ дѣвицъ.
   - Я пришла спросить, мама, можно-ли мнѣ танцовать съ молодымъ м-ромъ Кроли?- шепнула младшая и прелестнѣйшая изъ двухъ дѣвицъ.
   - Ахъ, Дженни, какъ тебѣ не стыдно, мой другъ, думать о такихъ вещахъ?- возразила нѣжная мама.- Развѣ не говорили тебѣ двадцать разъ, что y его отца всего только восемьсотъ фунтовъ годового дохода и доходъ этотъ умретъ вмѣстѣ съ нимъ? Стыдись, мой другъ. Ни подъ какимъ видомъ.
   - Мама,- шепнула другая, старшая дѣвица, чопорная и жеманная,- мнѣ представили л

Другие авторы
  • Бунин Иван Алексеевич
  • Катаев Иван Иванович
  • Жуковский Василий Андреевич
  • Теплов В. А.
  • Михайлов Михаил Ларионович
  • Кайсаров Петр Сергеевич
  • Чурилин Тихон Васильевич
  • Бальмонт Константин Дмитриевич
  • Бедный Демьян
  • Введенский Иринарх Иванович
  • Другие произведения
  • Павлова Каролина Карловна - Стихотворения
  • Буссе Николай Васильевич - Русские и японцы на Сахалине
  • Карамзин Николай Михайлович - Гольдониевы записки, заключающие в себе историю его жизни и театра
  • Заблудовский Михаил Давидович - Свифт
  • Навроцкий Александр Александрович - Навроцкий А. А.: биографическая справка
  • Жулев Гавриил Николаевич - Итальянец в Калинове
  • Алданов Марк Александрович - Максим Соколов. Творческий реакционер
  • Тенишева Мария Клавдиевна - Впечатления моей жизни"
  • Гуд Томас - Песня о рубашке
  • Лагарп Фредерик Сезар - О Лагарповом обращении
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 235 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа