Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 28

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



оловѣ. Самуэль Уэллеръ развелъ въ каминѣ великолѣпный огонь и принесъ обѣдъ въ спальню своего господина. Съ обѣдомъ явился и пуншъ, въ которомъ приняли дѣятельное участ³е всѣ пикквикисты и старикъ Уардль. Веселая попойка продолжалась до глубокой ночи, до тѣхъ поръ, пока ученый мужъ не захрапѣлъ богатырскимъ сномъ въ присутств³и своихъ друзей.
   Поутру на другой день м-ръ Пикквикъ, къ общему благополуч³ю, проснулся совершенно здоровымъ и невредимымъ, такъ что въ организмѣ его не обнаружилось ни малѣйшихъ признаковъ ревматизма. Пользуясь этимъ случаемъ, м-ръ Бобъ Сойеръ весьма основательно замѣтилъ, что горяч³й пуншъ можетъ служить самымъ лучшимъ предохранительнымъ средствомъ отъ всѣхъ видовъ и родовъ простудныхъ лихорадокъ, и если бываетъ иногда, что этотъ цѣлительный напитокъ не оказываетъ своего спасительнаго дѣйств³я, то единственно потому, что страждущ³й субъектъ, зараженный предразсудками, не рѣшается употребить его въ достаточномъ количествѣ. Съ этимъ мнѣн³емъ совершенно былъ согласенъ и м-ръ Пикквикъ.
   Съ наступлен³емъ утра веселые гости Дингли-Делля должны были разъѣхаться каждый въ свою сторону. Так³е разъѣзды, какъ извѣстно, представляютъ много поэтическихъ сторонъ для школьника, мѣняющаго классную залу на родительск³й домъ; но тяжело падаютъ они на сердце взрослыхъ людей. Смерть, эгоизмъ, житейск³е разсчеты и безчисленныя перемѣны фортуны разрываютъ каждодневно счастливыя группы, связанныя узами дружбы, и разбрасываютъ ихъ но всѣмъ концамъ земного шара. Впрочемъ, мысли этого рода не имѣютъ ни малѣйшаго отношен³я къ настоящему предмету. Мы хотимъ только извѣстить благосклоннаго читателя, что всѣ джентльмены и леди, гостивш³е на Меноръ-Фармѣ, разъѣхались по своимъ домамъ. М-ръ Пикквикъ и его ученики заняли еще разъ свои мѣста на импер³алѣ моггльтонскаго дилижанса; Арабелла Алленъ отправилась къ мѣсту своего назначен³я - куда именно, мы не знаемъ, но м-ръ Винкель очень хорошо зналъ. Ее сопровождали братецъ Бенжаменъ и закадычный другъ его, м-ръ Бобъ Сойеръ.
   Но передъ окончательной разлукой студенты медицины отвели въ сторону ученаго мужа, и м-ръ Бобъ Сойеръ, пропихнувъ свой палецъ въ одну изъ петель его сюртука, сказалъ съ таинственнымъ видомъ:
   - Гдѣ вы живете, почтенный?
   М-ръ Пикквикъ отвѣчалъ, что его настоящая квартира въ гостиницѣ "Коршуна и Джорджа".
   - Мнѣ бы хотѣлось, старикъ, заманить васъ въ мою собственную резиденц³ю,- продолжалъ Бобъ Сойеръ,- согласны-ли вы навѣстить меня?
   - Съ величайшимъ удовольств³емъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ,- питомцы музъ и жрецы Эскулапа имѣютъ полное право на мою внимательность.
   - Въ такомъ случаѣ, вотъ мой адресъ,- сказалъ м-ръ Бобъ Сойеръ, вынимая визитную карточку изъ своего жилетнаго кармана,- Лант-Стритъ, въ Боро, подлѣ матросскаго трактира. Пройдя Сентъ-Джорджа, поверните за уголъ на Большую улицу. Небольшой домъ, крытый черепицей.
   - Очень хорошо, я найду,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Приходите черезъ двѣ недѣли въ четвергъ и затащите съ собой другихъ ребятъ,- сказалъ м-ръ Бобъ Сойеръ.- Ко мнѣ въ тотъ вечеръ соберется нѣсколько молодыхъ ученыхъ медицинской професс³и.
   М-ръ Пикквикъ сказалъ, что ему будетъ очень лестно познакомиться съ молодыми учеными медицинской професс³и; Бобъ Сойеръ протянулъ ему руку, и они разстались дружелюбно.
   Между тѣмъ какъ м-ръ Пикквикъ совѣщался такимъ образомъ съ молодыми людьми, м-ръ Винкель шепталъ что-то на ухо Арабеллѣ Алленъ, a м-ръ Снодграсъ разговаривалъ втихомолку съ миссъ Эмил³ей Уардль; но что было предметомъ этихъ таинственныхъ бесѣдъ, для насъ покрыто мракомъ неизвѣстности. Во всю дорогу, на обратномъ пути въ Лондонъ, оба джентльмена хранили глубокое молчан³е, вздыхали очень часто и даже не вкушали ни пива, ни настойки. Изъ этихъ фактовъ наблюдательная читательница можетъ вывести заключен³я, как³я ей угодно.
  

Глава XXXI.

Имѣющая совершенно юридическ³й характеръ.

   Въ нижнихъ этажахъ, по разнымъ угламъ и закоулкамъ Темпля {Послѣ парламента высшее судебное мѣсто, гдѣ президентомъ всегда бываетъ лордъ-канцлеръ, называется Chancery. Затѣмъ слѣдуетъ такъ называемый. Храмъ, или Temple, куда принадлежатъ четыре судебныя палаты (Inns of Court), которыхъ назван³я читатель не разъ встрѣтитъ въ этой и послѣдующихъ главахъ. Это: "Inner Temple, Middle Temple, Lincol's Inn и Gray's Inn". Встарину Chancery тоже имѣло до десяти судебныхъ палатъ; но въ настоящее время осталась отъ нихъ только одна, называемая "Clifford's Inn". На современномъ языкѣ "Inn" значитъ собственно гостиница, трактиръ; но первоначально смыслъ его былъ тотъ же, что Mansion, дворецъ, и въ этихъ дворцахъ жили прежде разные вельможи, которые уступили свои резиденц³и студентамъ юриспруденц³и и народнаго права. Такъ Gray's Inn, четвертая судебная палата Темпля, получила свое имя отъ лорда Эдмонда Грея Уильтона, который отдалъ студентамъ свою резиденц³ю въ началѣ шестнадцатаго вѣка. Въ настоящее время этимъ именемъ называется цѣлый кварталъ, населенный почти исключительно чиновниками, студентами и писарями. Имя Темпля происходитъ отъ рыцарей ордена ²оанна ²ерусалимскаго, Темпл³еровъ, которые отдали юристамъ свои дворцы съ принадлежащими къ нимъ угодьями, церквами и садами, въ 1346 году, въ царствован³е Эдуарда Третьяго. Въ отношен³и къ изучен³ю юриспруденц³и и народнаго права Англ³я рѣзко отличается отъ всѣхъ европейскихъ государствъ. Англ³йск³е университеты, состоявш³е первоначально подъ вѣдѣн³емъ туземнаго духовенства, никогда въ своихъ стѣнахъ не давали пр³юта юридическимъ наукамъ, и юриспруденц³я, со всѣми своими отраслями, преподавалась въ этихъ Inns of Court, которые всѣ сосредоточены въ столицѣ подлѣ судебныхъ мѣстъ, courts of law. Начало этихъ учрежден³й относятъ къ царствован³ю Генриха III. Прим. перев.} разбросаны довольно грязныя и темныя камеры, куда по вечерамъ въ присутственные дни и по утрамъ въ тѣ дни, когда не бываетъ засѣдан³й, стекаются безчисленныя полчища мелкихъ чиновниковъ и писарей (clerks) съ кипами бумагъ подъ мышкой и въ широкихъ карманахъ. Писарь писарю не чета, это всѣмъ извѣстно, и наши англ³йск³е писаря раздѣляются на многочисленные разряды. Первое мѣсто занимаетъ, разумѣется, п_и_с_е_ц_ъ п_р_и_в_и_л_е_г_и_р_о_в_а_н_н_ы_й, заплативш³й за себя условленную сумму. Его карьера - быть адвокатомъ или стряпчимъ (attorney), и онъ заранѣе вникаетъ во всѣ таинства своей будущей професс³и. Онъ одѣтъ по послѣдней модѣ, ѣздитъ на балы, держитъ свой экипажъ и отличныхъ лошадей, посѣщаетъ одинъ или два дома въ аристократическихъ улицахъ и отправляется на каникулы въ загородный домъ своего богатаго отца. Словомъ, это аристократъ между писарями. Второе мѣсто занимаетъ salaried clerk, писарь, состоящ³й на жалованьи, и который обязанъ жить подлѣ конторы своего патрона. Онъ получаетъ тридцать шиллинговъ въ недѣлю, и большую часть этого капитала употребляетъ на свой туалетъ и увеселен³я разнаго рода. У него есть кресла въ театрѣ Адельфи и знакомый погребокъ, гдѣ каждую субботу, передъ получен³емъ новаго жалованья, онъ проматываетъ свою послѣднюю копейку. Это довольно грязная и жалкая карикатура на одного изъ тѣхъ молодыхъ денди, которые между завтракомъ и обѣдомъ гуляютъ цѣлыми стадами на Гросвенор-скверѣ. Слѣдуетъ затѣмъ писарь въ строжайшемъ смыслѣ слова, писецъ вѣчно-цеховой, обреченный судьбою на переписку чужихъ бумагъ отъ ранняго утра до поздней ночи. У него - обширная семья, голодныя дѣти, чахоточная жена, и самъ онъ частенько бываетъ подъ хмѣлькомъ. Это плебей въ благородной корпорац³и писцовъ. Есть еще писаря - конторные мальчишки, которые бѣгаютъ на свою должность въ синихъ курткахъ и сизыхъ панталонахъ. Они питаютъ справедливое презрѣн³е къ школьнымъ мальчикамъ, часто на улицахъ заводятъ съ ними драку и еще чаще угощаютъ себя портеромъ въ распивочныхъ лавчонкахъ. Но мы не рѣшаемся исчислять здѣсь всѣ виды и роды писарей: довольно того, что всѣхъ ихъ можно видѣть налицо въ грязныхъ камерахъ Темпля, гдѣ въ присутственные дни въ ходу вся юридическая машина до мельчайшаго ея винтика.
   Въ углахъ и закоулкахъ Темпля сосредоточены публичныя конторы по судебной части, и здѣсь-то составляются всевозможнаго рода покорнѣйш³я просьбы, подаются требован³я ко взыскан³ю, сочиняютъ формальныя требован³я отвѣтчиковъ къ суду и фабрикуются друг³я, болѣе или менѣе затѣйливыя, дѣловыя бумаги, придуманныя великобританскимъ уложен³емъ для потѣхи писарей и адвокатовъ. Это по большей части низеньк³я, сырыя, подернутыя плѣсенью камеры, гдѣ съ незапамятныхъ временъ на безчисленныхъ полкахъ березовыхъ шкафовъ гн³ютъ огромные свертки пергамента и бумаги, распространяющ³е весьма пр³ятный запахъ, который въ ночное время смѣшивается съ благовонными испарен³ями отъ мокрыхъ шинелей, разопрѣлыхъ зонтиковъ и ароматомъ сальныхъ огарковъ.
   Недѣли черезъ двѣ по возвращен³и въ Лондонъ м-ра Пикквика и его друзей, въ половинѣ восьмого по полудни, въ одну изъ этихъ конторъ явился интересный джентльменъ въ сѣромъ фракѣ и мѣдныхъ пуговицахъ съ ³ероглифическими гербами. Его длинные, свѣтлые, напомаженные волосы весьма искусно были подпрятаны подъ поля обветшалой шляпы, и еще искуснѣе перетягивались черезъ блюхеровск³е сапоги его узеньк³е гультики, изъ которыхъ, повидимому, колѣни его готовы были выскочить каждую минуту. Интересный джентльменъ вынулъ изъ своего фрачнаго кармана длинный и узк³й свертокъ пергамента и подалъ его, съ подобающимъ почтен³емъ, маститому президенту, засѣдавшему за главнымъ столомъ. Немедленно маститый президентъ напечатлѣлъ на пергаментѣ черный штемпель, въ которомъ человѣческ³й глазъ, при всѣхъ усил³яхъ, не могъ разобрать никакой фигуры. Затѣмъ интересный юноша съ напомаженными волосами вынулъ еще четыре лоскутка бумаги, гдѣ содержались четыре печатныхъ коп³и пергамента съ пробѣлами, оставленными для включен³я именъ. Заполнивъ эти бланки, онъ осторожно положилъ въ карманы всѣ пять документовъ, расшаркнулся своими блюхеровскими сапогами, поклонился и вышелъ вонъ изъ трущобы. Этотъ интересный джентльменъ съ кабалистическими документами въ карманахъ былъ не кто другой, какъ нашъ старинный знакомецъ, м-ръ Джаксонъ, письмоводитель господъ Додсона и Фогга, которыхъ собственная контора находилась на углу Корнгилля. Вмѣсто того, чтобы воротиться съ дѣловымъ отчетомъ къ своимъ патронамъ, онъ прямо направился быстрыми шагами въ гостиницу "Коршуна и Джорджа" и освѣдомился, не здѣсь-ли проживаетъ нѣкто Пикквикъ.
   - Томми, позовите сюда слугу м-ра Пикквика,- сказала буфетчица "Коршуна и Джорджа".
   - Не извольте безпокоиться, сударыня,- сказалъ м-ръ Джаксонъ:- я пришелъ по дѣламъ, не требующимъ отлагательства. Будьте такъ добры, прикажите мнѣ показать комнату м-ра Пикквика, и я войду самъ.
   - Какъ васъ зовутъ, сэръ?- спросилъ трактирный слуга.
   - Джаксонъ,- отвѣчалъ клеркъ.
   Слуга взбѣжалъ наверхъ, чтобы доложить о при ходѣ м-ра Джаксона; но м-ръ Джаксонъ избавилъ его отъ этого труда: онъ вошелъ въ комнату вмѣстѣ съ нимъ и не далъ ему проговорить ни одного слова.
   Въ этотъ день м-ръ Пикквикъ пригласилъ къ себѣ на обѣдъ своихъ трехъ друзей. Они съ большимъ комфортомъ сидѣли вокругъ камина и прихлебывали вино изъ стакановъ, когда вошелъ м-ръ Джаксонъ.
   - Здравствуйте, сэръ,- сказалъ м-ръ Джаксонъ, слегка кивая головой ученому мужу.- Какъ ваше здоровье, сэръ?
   М-ръ Пикквикъ машинально поставилъ свой стаканъ на столъ и бросилъ изумленный взглядъ на нежданнаго пришельца: его память не удержала ни одной черты изъ физ³оном³и м-ра Джаксона.
   - Я пришелъ по извѣстному вамъ дѣлу отъ господъ Додсона и Фогга,- сказалъ м-ръ Джаксонъ пояснительнымъ тономъ.
   При этомъ имени невольная дрожь пробѣжала по всему организму ученаго мужа.
   - Извольте, сэръ, идти къ моему адвокату, м-ру Перкеру: вы знаете, гдѣ онъ живетъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Проводите этого джентльмена,- прибавилъ онъ, обращаясь къ трактирному слугѣ.
   - Прошу извинить, м-ръ Пикквикъ,- сказалъ Джаксонъ, укладывая свою шляпу на полъ и вынимая изъ кармана пергаментный свертокъ:- Личная служба, публичная обязанность письмоводителя или агента въ подобныхъ случаяхъ, вы понимаете, м-ръ Пикквикъ? Честный гражданинъ нѣмѣетъ передъ закономъ, и тамъ, гдѣ соблюдены всѣ законныя формы ... вы понимаете, сэръ?
   Здѣсь м-ръ Джаксонъ, бросивъ взглядъ на пергаментъ, облокотился руками на столъ и взглянулъ на всю компан³ю съ побѣдоносной улыбкой.
   - Мы не станемъ терять напрасно словъ, милостивые государи,- сказалъ м-ръ Джаксонъ,- позвольте узнать прежде всего, кто изъ васъ носитъ фамил³ю Снодграса?
   При этомъ вопросѣ м-ръ Снодграсъ припрыгнулъ на своемъ стулѣ, и это энергичное движен³е послужило для смѣтливаго письмоводителя весьма удовлетворительнымъ отвѣтомъ.
   - А! я такъ и думалъ,- сказалъ м-ръ Джаксонъ ласковымъ тономъ.- До васъ y меня тоже небольшое дѣльце ... не извольте безпокоиться, сэръ.
   - До меня!- воскликнулъ м-ръ Снодграсъ.
   - Вотъ вамъ subроеna, т. е. приглашен³е явиться въ судъ въ качествѣ свидѣтеля по дѣлу вдовы Бардль и отвѣтчика Пикквика,- продолжалъ м-ръ Джаксонъ, вынимая шиллингъ изъ жилетнаго кармана.- Засѣдан³е по этому дѣлу назначается четырнадцатаго февраля, и это будетъ спец³альный судъ присяжныхъ. Это собственно вамъ принадлежитъ, м-ръ Снодграсъ: извольте получить. У меня еще девять приглашен³й.
   Говоря это, м-ръ Джаксонъ уставилъ пергаментъ противъ глазъ м-ра Снодграса и вложилъ шиллингъ въ его руку.
   М-ръ Топманъ между тѣмъ смотрѣлъ съ безмолвнымъ изумлен³емъ на таинственныя дѣйств³я письмоводителя. Вдругъ Джаксонъ обернулся къ нему и сказалъ:
   - Кажется, я не ошибусь, сэръ, если осмѣлюсь назвать васъ м-ромъ Топманомъ?
   М-ръ Топманъ взглянулъ на м-ра Пикквика; но, не замѣтивъ въ чертахъ этого джентльмена никакого предостерегающаго выражен³я, объявилъ скороговоркой:
   - Да, фамил³я моя - Топманъ.
   - A другой джентльменъ подлѣ васъ, безъ сомнѣн³я,- м-ръ Винкель?- спросилъ Джаксонъ.
   М-ръ Винкель пролепеталъ утвердительный отвѣть. Не входя далѣе ни въ как³я объяснен³я, расторопный письмоводитель вручилъ имъ обоимъ по свертку бумаги и по шиллингу.
   - Можетъ быть, я вамъ нѣсколько наскучилъ, господа,- продолжалъ м-ръ Джаксонъ,- но ужъ заодно прошу извинить: y меня тутъ вписано еще имя м-ра Самуэля Уэллера, м-ръ Пикквикъ.
   - Пошлите сюда моего слугу,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, обращаясь къ трактирному слугѣ.
   Озадаченный слуга поспѣшилъ исполнить полученное приказан³е.
   - Не угодно-ли вамъ присѣсть, м-ръ Джаксонъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   Письмоводитель сѣлъ. Друзья въ изумлен³и смотрѣли другъ на друга, не говоря ни слова. Наконецъ, м-ръ Пикквикъ прервалъ молчан³е такимъ образомъ:
   - Поведен³е вашихъ принципаловъ, сэръ, служитъ непроницаемой загадкой для всякаго честнаго гражданина; но въ этомъ случаѣ, если не ошибаюсь, Додсонъ и Фоггъ намѣрены употребить противъ меня свидѣтельство моихъ собственныхъ друзей. Такъ или нѣтъ?
   Джаксонъ приставилъ указательный палецъ къ лѣвой сторонѣ своего носа, желая показать такимъ образомъ, что юридическ³я тайны глубоко погребены въ его мозгу. Потомъ онъ сказалъ:
   - Не знаю, сэръ. Мое дѣло - сторона.
   - Какую же другую цѣль, сэръ, могутъ имѣть всѣ эти требован³я?- продолжалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Цѣли могутъ быть совсѣмъ особенныя,- возразилъ Джаксонъ,- но это до меня не касается. Спрашивать можете сколько вамъ угодно; но моя обязанность - молчать.
   Здѣсь м-ръ Джаксонъ улыбнулся еще разъ на всю компан³ю и принялся выдѣлывать своею лѣвою рукою таинственные жесты безъ всякаго опредѣленнаго значен³я и смысла.
   - Да, милостивые государи,- сказалъ онъ въ заключен³е,- клерки господъ Додсона и Фогга могутъ, конечно, имѣть свои, болѣе или менѣе, достовѣрныя, догадки насчетъ подобныхъ приглашен³й; но вы всего лучше сдѣлаете, м-ръ Пикквикъ, если съ терпѣн³емъ будете ожидать правосуд³я, которое, смотря по обстоятельствамъ и слѣдуя требован³ямъ закона, можетъ обвинить или оправдать васъ.
   М-ръ Пикквикъ бросилъ взглядъ невыразимаго презрѣн³я на своего ненавистнаго гостя, и ужъ изъ устъ его готово было исторгнуться страшное проклят³е на главы господъ Додсона и Фогга, какъ въ это самое мгновен³е въ комнату вошелъ его слуга, и проклят³е осталось непроизнесеннымъ.
   - Самуэль Уэллеръ?- сказалъ м-ръ Джаксонъ вопросительнымъ тономъ.
   - Къ вашимъ услугамъ, сэръ, если вамъ пр³ятно удостоить меня своимъ знакомствомъ.
   - Вотъ вамъ subpoena, м-ръ Уэллеръ.
   - A какъ это по-англ³йски, смѣю спросить?
   - Приглашен³е явиться въ судъ, и съ нимъ - шиллингъ. Извольте получить, м-ръ Уэллеръ. Это вамъ отъ Додсона и Фогга.
   - Недурно. Стало быть, господа Додсонъ и Фоггъ посылаютъ мнѣ подарокъ черезъ ваши руки? Это дѣлаетъ имъ честь, и, признаюсь, этого я не ожидалъ отъ такихъ джентльменовъ, какъ Додсонъ и Фоггъ. Свидѣтельствуйте имъ отъ меня нижайшее почтен³е и скажите, что я готовъ съ превеликимъ аппетитомъ пить за ихъ здоровье огуречный разсолъ.
   Говоря это, м-ръ Уэллеръ лукаво подмигивалъ старшинѣ глазами и немилосердно комкалъ въ рукахъ бумагу, полученную отъ письмоводителя.
   Исполнивъ свое дѣло, м-ръ Джаксонъ сдѣлалъ видъ, будто надѣваетъ перчатку, которую, ради прилич³я, держалъ всегда въ своей рукѣ, и потомъ, сдѣлавъ учтивый поклонъ, юркнулъ изъ дверей. Черезъ полчаса онъ былъ уже въ своей конторѣ передъ лицами господъ Додсона и Фогга.
   Въ эту ночь м-ръ Пикквикъ спалъ очень дурно, и его воображен³е безпрестанно рисовало ненавистный образъ вдовы Бардль вмѣстѣ со всѣми кляузами и крючками, придуманными и пущенными въ ходъ на его погибель. Поутру на другой день, послѣ завтрака, онъ, въ сопровожден³и своего слуги, отправился къ Грейскому скверу въ гостиницу "Лебедя", гдѣ жилъ его адвокатъ.
   - Самуэль!- сказалъ м-ръ Пикквикъ, озираясь кругомъ, когда они достигли до конца Чипсайда.
   - Что вамъ угодно, сэръ?
   - Куда теперь идти?
   - Въ Ньюгетскую улицу.
   Но, продолжая стоять на одномъ мѣстѣ, м-ръ Пикквикъ испустилъ глубок³й вздохъ и тоскливо взглянулъ на лицо своего слуги.
   - О чемъ вздыхаете, сэръ?- спросилъ Самуэль.
   - Да такъ, мой другъ, что-то взгрустнулось,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.- Этотъ проклятый судъ назначенъ, кажется, на четырнадцатое число будущаго мѣсяца?
   - На четырнадцатое февраля, сэръ,- сказалъ Самуэль,- выборъ удивительно замѣчательный.
   - Отчего же замѣчательный?
   - Да вѣдь это, сэръ, валентиновъ день {День Валентина - англ³йск³й народный праздникъ, когда, по народному присловью, каждая голубка промышляетъ для себя голубка дѣвушка, встрѣтивъ въ этотъ день перваго мужчину, называетъ его своимъ Валентиномъ: мужчина въ свою очередь называетъ своей Валентиной первую дѣвушку, которую удалось ему увидѣть. Разумѣется, между любовниками так³я встрѣчи устраиваются заранѣе, и Валентинъ обыкновенно женится на своей Валентинѣ. Привѣтств³я, подарки и письма, полученныя въ этотъ день, называются также валентиновскими.}, и вы, конечно, знаете, что Валентинъ шутить не любитъ, когда дѣло идетъ о наказан³и преступнаго любовника.
   Улыбка м-ра Уэллера не пробудила ни малѣйшаго луча веселости въ душѣ ученаго мужа. М-ръ Пикквикъ круто повернулъ въ Ньюгетскую улицу и, повѣсивъ голову, безмолвно продолжалъ свой путь.
   Такъ они прошли около четверти версты, думая каждый о своихъ собственныхъ дѣлахъ. Самуэль все время держался въ нѣсколькихъ шагахъ отъ своего господина; но вдругъ ему пришла счастливая мысль сообщить старшинѣ весьма интересный анекдотъ, возникш³й въ его душѣ вслѣдств³е естественнаго сцѣплен³я идей, пробужденныхъ видомъ внѣшнихъ предметовъ. Въ мгновен³е ока онъ догналъ ученаго мужа и, указывая ему на домъ, мимо котораго они проходили, сказалъ:
   - Видите вы эту колбасную лавку?
   - Вижу.
   - Это, сэръ, знаменитая фактор³я сосисекъ.
   - Право?
   - Я вамъ говорю. Года за четыре на этомъ мѣстѣ произошла удивительная оказ³я.
   - Какая?
   - Не случалось-ли вамъ слышать, какъ однажды изчезъ, неизвѣстно куда, почтенный джентльменъ, торговавш³й ветчиной и колбасой въ огромномъ размѣрѣ?
   - Его убаюкали, Самуэль, з_а_б_о_р_к_о_в_а_л_и {За нѣсколько лѣтъ передъ этимъ, между англ³йскими мошенниками распространился особый промыселъ, невиданный и неслыханный нигдѣ - убивать людей съ тою единственною цѣлью, чтобъ продавать ихъ трупы въ анатомическ³е театры для медицинскихъ операц³й. Въ этомъ ремеслѣ особенную извѣстность заслужилъ нѣкто Burke, Ирландецъ, котораго, наконецъ, поймали и казнили въ 1829 году. Отъ имени его англичане сдѣлали глаголь to burke, борковать, то есть, убивать людей для анатомическаго театра. Прим. перев.}, можетъ быть?- спросилъ м-ръ Пикквикъ съ безпокойствомъ.
   - Нѣтъ, сэръ,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ,- и я вамъ осмѣлюсь доложить, что бываютъ на свѣтѣ предиковинныя вещи. Джентльменъ этотъ, сэръ, былъ хозяиномъ вотъ этой самой колбасной, которую вы видите. Онъ изобрѣлъ для своего ремесла патентованную паровую машину, гдѣ, такъ сказать, въ одно мгновен³е ока, огромнѣйш³е камни могли растираться посредствомъ чудодѣйственнаго жернова въ мельчайш³й порошокъ и превращаться въ сосиски первѣйшаго сорта. Онъ выхлопоталъ даже привилег³ю на свои патентованныя сосиски. Онъ гордился своимъ изобрѣтен³емъ и смотрѣлъ, бывало, по цѣлымъ часамъ, какъ работаетъ его хитрая машина, приготовляя удивительные завтраки для джентльменскихъ желудковъ. Вообще, сэръ, онъ былъ совершенно счастливъ и этою машиною, и двумя курчавыми мальчишками, которые бѣгали вокругъ, называя его своимъ милымъ папашей; но бѣда въ томъ, что судьба навязала ему на шею ехидную жену, отравлявшую весь этотъ домашн³й комфортъ. Отъ криковъ этой вѣдьмы дрожалъ, бывало, весь домъ и дребезжали стекла, какъ отъ землетрясен³я.- "Послушай-ка, ты, моя душенька,- говоритъ однажды горемычный мужъ, потерявш³й всякое терпѣн³е,- если ты будешь продолжать эту потѣху, говоритъ онъ, я уѣду въ Америку, чтобъ отвязаться отъ тебя. Помяни мое слово".- "По мнѣ, пожалуй, ты можешь провалиться сквозь землю,- говоритъ жена:- посмотрю я, какъ американцы уживутся съ такимъ шайтаномъ" Затѣмъ она еще пуще окрысилась на бѣднаго мужа, побѣжала въ столовую и начала вопить во всю улицу, что вотъ, дескать, гадк³й мужъ собирается отправить ее на тотъ свѣтъ и что ей давно житья нѣтъ въ собственномъ домѣ. Эта комед³я продолжалась часа три, до тѣхъ поръ, пока ея глаза закатились подъ лобъ и она со всего размаха грянулась на полъ, брыкаясь при этомъ и руками, и ногами. Очень хорошо-съ. На другой день супругъ ея пропалъ. Онъ не взялъ ни денегъ изъ хозяйственной кассы, ни запаснаго платья изъ своего гардероба: стало-быть, онъ не уѣхалъ въ Америку. На другой день онъ не воротился, и такъ прождали его напрасно цѣлую недѣлю. Хозяйка напечатала объявлен³е въ газетахъ, публично извѣщая, что она во всемъ готова простить своего мужа, какъ скоро онъ придетъ домой. Такое объявлен³е, конечно, дѣлало ей великую честь, тѣмъ болѣе, что мужъ, собственно говоря, ни въ чемъ не быль виноватъ передъ ней; но и послѣ этой уловки онъ все-таки не воротился. Напрасно искали его во всѣхъ каналахъ и напрасно, два мѣсяца сряду, приносили къ дверямъ колбасной лавки трупы всѣхъ утопленниковъ и удавленниковъ: ни одинъ трупъ не представилъ ни малѣйшаго сходства съ пропавшимъ мужемъ, и сосѣди мало-по-малу успокоились въ томъ предположен³и, что колбасникъ пропалъ безъ вѣсти.- "Туда ему и дорога", сказала неутѣшная супруга и, отложивъ всяк³я попечен³я, принялась торговать сосисками и колбасами. Однажды вечеромъ приходитъ въ ея лавку пожилой худощавый джентльменъ и спрашиваетъ сердитымъ голосомъ:- "Вы, что ли, содержательница этой лавки?" - Я,- говоритъ она,- чего вамъ угодно?- "Я пришелъ, сударыня,- говоритъ онъ,- потребовать отъ васъ отчета, за как³я напасти намѣрены вы подавить своими проклятыми сосисками меня и все мое семейство? И кто вамъ сказалъ, сударыня, что мѣдныя пуговицы съ гербами обойдутся вашей торговлѣ дешевле свиного мяса?" - Какъ пуговицы!- говоритъ она,- объяснитесь, милостивый государь.- "Нечего тутъ объяснять,- говоритъ пожилой джентльменъ, развертывая клочокъ оберточной бумаги, гдѣ было штукъ двадцать или тридцать пуговичныхъ половинокъ,- какой чортъ, сударыня, надоумилъ васъ приправлять пуговицами эти проклятыя сосиски? Хороша начинка!" - Ахъ! ахъ! это пуговицы моего супруга!- кричитъ вдова, и тутъ же съ нею дѣлаются страшныя истерическ³я корчи.- "Что это значитъ?" - визжитъ пожилой джентльменъ, поблѣднѣвш³й, какъ полотно.- Все теперь ясно для меня!- визжитъ вдова.- Мужъ мой, въ припадкѣ безум³я, превратилъ себя самого въ сосиски!
   - И это, сэръ, была сущая правда,- заключилъ м-ръ Уэллеръ, устремивъ пристальный взглядъ на испуганную физ³оном³ю м-ра Пикквика,- только до сихъ поръ въ общемъ мнѣн³и остается подъ спудомъ, самъ-ли онъ бросился въ свою патентованную машину, или кто-нибудь его пихнулъ. Достойно замѣчан³я, сэръ, что пожилой сухощавый джентльменъ, страстный любитель сосисекъ, не могъ съ этой поры даже слышать о нихъ.
   Вскорѣ послѣ этого трогательнаго повѣствован³я господинъ и слуга прибыли въ квартиру м-ра Перкера. Лоутонъ, главный его конторщикъ, стоялъ подлѣ пр³отворенной двери, разговаривая весьма небрежно съ какимъ-то горемыкой въ истасканномъ сюртукѣ, въ сапогахъ безъ подошвъ и въ перчаткахъ безъ пальцевъ. Во всѣхъ чертахъ его тощаго лица ярко отражались слѣды продолжительныхъ страдан³й, и онъ, повидимому, живо чувствовалъ свое крайнее унижен³е, потому что тотчасъ же отпрянулъ назадъ въ темный уголъ, какъ скоро завидѣлъ новаго пришельца.
   - Какъ это жаль... право,- сказалъ незнакомецъ съ глубокимъ вздохомъ.
   - Конечно, жаль,- повторилъ Лоутонъ, выводя своимъ перомъ как³я-то каракули на косякѣ двери.- Не хотите-ли заочно передать ему ваше поручен³е?
   - A когда, примѣрно сказать, онъ долженъ воротиться назадъ?- спросилъ незнакомецъ.
   - Не знаю, право,- отвѣчалъ Лоутонъ, дѣлая мистическ³е знаки м-ру Пикквику, когда незнакомецъ потупилъ свои глаза.
   - И вы полагаете, что мнѣ было бы безполезно дожидаться его здѣсь?- продолжалъ незнакомецъ, тоскливо посматривая на дверь конторы.
   - О, да, я въ этомъ совершенно увѣренъ,- отвѣчалъ конторщикъ, продолжая рисовать каракули на косякѣ.- На этой недѣлѣ уже нечего ждать, а, пожалуй, можетъ случиться, онъ не воротится и на будущей недѣлѣ, потому что вообще, уѣзжая за городъ, Перкеръ никогда не торопится возвращен³емъ домой. Ужъ таковъ его обычай.
   - Какъ? Онъ за городомъ!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.- Боже мой, что-жъ теперь намъ дѣлать?
   - Не уходите, м-ръ Пикквикъ,- сказалъ Лоутонъ,- y меня для васъ письмо.
   Переминаясь съ ноги на ногу, незнакомецъ еще разъ потупилъ глаза въ землю, и въ это мгновен³е смѣтливый конторщикъ бросилъ многозначительный взглядъ на ученаго мужа, давая такимъ образомъ знать, что онъ разыгрываетъ плутовскую роль, которой однакожъ м-ръ Пикквикъ не могъ постигнуть.
   - Войдите, м-ръ Пикквикъ, прошу покорно,- сказалъ Лоутонъ.- Что-жъ, вы оставите какое-нибудь поручен³е, м-ръ Уатти, или потрудитесь завернуть въ другой разъ?
   - Будьте такъ добры, попросите его сказать, что тамъ y нихъ сдѣлано по моему дѣлу,- сказалъ незнакомецъ умоляющимъ тономъ: - да, ради Бога, не забудьте этого, м-ръ Лоутонъ,- вѣдь отъ этого зависитъ судьба цѣлаго семейства.
   - Нѣтъ, не забуду, положитесь на меня,- отвѣчалъ конторщикъ.
   - Войдите, м-ръ Пикквикъ. Прощайте, м-ръ Уатти; вы, вѣрно, пройдетесь по бульвару; погода превосходная, не такъ ли?
   Но такъ какъ незнакомецъ все еще медлилъ и былъ, очевидно, въ нерѣшительномъ положен³и, то м-ръ Лоутонъ безъ церемон³и захлопнулъ дверь въ ту минуту, какъ Самуэль Уэллеръ успѣлъ войти въ контору за своимъ господиномъ.
   - Уфъ, надоѣлъ, проклятый!- сказалъ Лоутонъ, бросая перо на столъ, съ видомъ оскорбленнаго человѣка.- Въ жизнь не видалъ такого неотвязчиваго банкрота! Его дѣла ужъ года четыре лежать у насъ подъ спудомъ, a онъ, чего добраго, еще снова притащится сюда недѣли черезъ двѣ. Такой неотвязный, право! Пожалуйте сюда, м-ръ Пикквикъ. Перкеръ дома и, разумѣется, будетъ радъ васъ видѣть. Съ этимъ банкротомъ - можете вообразить!- я проваландался y дверей минутъ двадцать и промерзъ чуть не до костей.
   Говоря это, конторщикъ поворочалъ уголья въ каминѣ и потомъ, бросивъ кочергу, пошелъ въ комнату своего принципала; м-ръ Пикквикъ послѣдовалъ за нимъ.
   - А, это вы, почтеннѣйш³й,- воскликнулъ м-ръ Перкеръ, шумно приподнимаясь со своего стула.- Ну, почтеннѣйш³й, какъ идутъ ваши дѣла? Нѣтъ-ли чего новенькаго насчетъ нашихъ пр³ятелей въ Корнгиллѣ? Додсонъ и Фоггь, я слышалъ, держали ухо востро. О, это славные ребята, я знаю!
   Говоря это, маленьк³й адвокатъ засадилъ въ носъ огромную щепоть табака, какъ будто въ доказательство своего почтен³я къ искусству господъ Додсона и Фогга.
   - Это отчаянные мошенники,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - То есть, почтеннѣйш³й, вы смотрите на нихъ со своей, джентльменской, точки зрѣн³я, не углубляясь въ сущность юридическаго искусства, и по-своему вы правы, м-ръ Пикквикъ. Ну, и мы тоже не дремали все это время. Я завербовалъ на свою сторону сержанта {Такъ называется адвокатъ высшаго разряда.} Сноббина.
   - Хорош³й это человѣкъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Хорош³й человѣкъ?- возразилъ м-ръ Перкеръ.- Сержантъ Сноббинъ, почтеннѣйш³й, стоитъ, такъ сказать, выше всѣхъ юридическихъ професс³й. Онъ сдѣлаетъ втрое противъ всякаго адвоката второй руки, и такого доки, смѣю увѣрить, не найти намъ съ вами на всемъ пространствѣ Трехъ Соединенныхъ Королевствъ. Сержантъ Сноббинъ водитъ за носъ всѣхъ этихъ судей, и уголовныхъ, и гражданскихъ.
   Новая щепоть табака скрѣпила окончательно высокую рекомендац³ю адвоката.
   - Они требуютъ въ судъ моихъ друзей,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Такъ и должно быть, отвѣчалъ Перкеръ,- Додсонъ и Фоггъ не прозѣваютъ этого случая. Друзья ваши могутъ быть отличными свидѣтелями, такъ какъ они видѣли васъ въ интересномъ положен³и.
   - Но вѣдь она упала въ обморокъ по собственной волѣ,- замѣтилъ м-ръ Пикквикъ,- она сама бросилась въ мои объят³я.
   - Очень вѣроятно, почтеннѣйш³й,- возразилъ Перкеръ,- очень вѣроятно и даже очень естественно. Я, съ своей стороны нравственно убѣжденъ, что иначе и не могло быть; но кто же это можетъ доказать, почтеннѣйш³й?
   - Они также требовали въ судъ моего слугу, сказалъ м-ръ Пикквикъ, приведенный въ нѣкоторое затруднен³е неожиданнымъ вопросомъ своего адвоката.
   - Самуэля?- сказалъ Перкеръ.
   М-ръ Пикквикъ отвѣчалъ утвердительно.
   - Ну, да, почтеннѣйш³й, это ужъ само собою разумѣется. Я могъ вамъ предсказать за цѣлый мѣсяцъ, что они не прозѣваютъ этого случая. Додсонъ и Фоггъ понимаютъ свое дѣло. Я имѣлъ честь вамъ докладывать, почтеннѣйш³й, что благоразумный джентльменъ отнюдь не долженъ вмѣшиваться въ свое дѣло, какъ скоро онъ ввѣрилъ его адвокату. Теперь вы сами должны отвѣчать за послѣдств³я, каковы бы они ни были.
   Заключивъ эту сентенц³ю, м-ръ Перкеръ вытянулъ съ большимъ достоинствомъ шею и стряхнулъ табакъ съ воротниковъ своей рубашки.
   - Зачѣмъ же, скажите на милость, имъ понадобился мой слуга?- спросилъ м-ръ Пикквикъ послѣ молчан³я, продолжавшагося двѣ или три минуты.
   - Но вѣдь вы посылали его на свою прежнюю квартиру?
   - Посылалъ.
   - Изъ этого, на основан³и юридическихъ соображен³й, прямо слѣдуетъ, что вы предлагали вдовѣ Бардль мировую сдѣлку, на которую она, разумѣется, не согласилась. Впрочемъ, я не думаю, чтобы судьи могли что-нибудь вытянуть отъ вашего слуги.
   - И мнѣ тоже кажется,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, улыбаясь при мысли, что Самуэль долженъ будетъ свидѣтельствовать противъ него.- Что-жъ мы будемъ дѣлать?
   - Да намъ, почтеннѣйш³й, остается только одно: подвергнуть свидѣтелей вторичному допросу, положиться на краснорѣч³е Сноббина и бросить какъ можно побольше пыли въ глаза судьямъ.
   - Ну, a если приговоръ будетъ окончательно противъ меня?- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   М-ръ Перкеръ улыбнулся, понюхалъ табаку съ продолжительными разстановками, помѣшалъ огонь кочергой, пожалъ плечами и обнаружилъ намѣрен³е хранить выразительное молчан³е.
   - Неужели вы думаете, милостивый государь, что я долженъ, въ такомъ случаѣ, заплатить за убытки?- сказалъ м-ръ Пикквикъ, наблюдавш³й съ напряженнымъ вниман³емъ эту многознаменательную форму телеграфнаго отвѣта.
   Перкеръ опять принялся безъ всякой видимой надобности мѣшать огонь и сказалъ:
   - Не мудрено, почтеннѣйш³й, не мудрено.
   - Нѣтъ, очень мудрено, и я объявляю вамъ заранѣе мое неизмѣнное намѣрен³е - не подчиняться суду крючкотворовъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ выразительнымъ тономъ.- Да, Перкеръ, я не буду тогда отвѣчать ни на как³я требован³я, и ни одинъ пенни не перейдетъ изъ моего кармана въ сундуки Додсона и Фогга. Это моя рѣшительная, непреложная воля.
   И въ подтвержден³е этой непреложности м-ръ Пикквикъ ударилъ кулакомъ по столу.
   - Очень хорошо, почтеннѣйш³й, очень хорошо, сказалъ Перкеръ.- Вы можете дѣйствовать по благоусмотрѣн³ю.
   - Конечно, могу,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ скороговоркой.- Гдѣ живетъ сержантъ Сноббинъ?
   - Въ Линкольнской Палатѣ, на Старомъ скверѣ.
   - Я желаю немедленно видѣть его,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Видѣть сержанта Сноббина!- воскликнулъ Перкеръ въ припадкѣ величайшаго изумлен³я.- Какъ это можно, почтеннѣйш³й! Видѣть сержанта Сноббина! Да понимаете-ли вы, почтеннѣйш³й, что тутъ нужна особая консультац³я, требующая значительнаго времени и даже значительныхъ издержекъ? Нѣтъ, нѣтъ, почтеннѣйш³й, и не думайте теперь о такомъ свидан³и.
   Но м-ръ Пикквикъ рѣшился непремѣнно поставить на своемъ, и слѣдств³емъ его настойчивости было то, что не дальше, какъ черезъ десять минутъ, адвокатъ и его кл³ентъ благополучно прилетѣли въ контору великаго сержанта Сноббина.
   Это была довольно просторная комната съ огромнымъ письменнымъ столомъ подлѣ камина, украшеннаго вычурными фресками. Время и чернильныя пятна почти совершенно уничтожили природный цвѣтъ матер³и, покрывавшей столъ, но, послѣ тщательнаго наблюден³я, можно было догадаться, что это была первоначально фризовая матер³я зеленаго цвѣта. На столѣ валялись многочисленныя пачки бумагъ, перевязанныхъ красными снурками, и за столомъ сидѣлъ пожилой конторщикъ съ полными и румяными щеками, обличавшими совершеннѣйшее состоян³е его здоровья. Джентльменск³й видъ конторщика и массивная золотая цѣпь, украшавшая его грудь, свидѣтельствовали неоспоримо нагляднымъ образомъ, что контора м-ра сержанта Сноббина имѣла обширнѣйшую и выгодную практику въ юридическихъ дѣлахъ.
   - Сержантъ y себя въ кабинетѣ, м-ръ Моллардъ?- спросилъ Перкеръ, предлагая свою табакерку къ услугамъ джентльменскаго носа.
   - Да, въ кабинетѣ, только онъ демонски занятъ, м-ръ Перкеръ,- отвѣчалъ конторщикъ.- Видите ли, какая тутъ пропасть бумагъ, a онъ еще не успѣлъ подписать ни одной, хотя за юридическ³я консультац³и мы уже давно получили деньги по всѣмъ этимъ пунктамъ.
   Говоря это, м-ръ Моллардъ улыбнулся и запустилъ въ свой носъ огромную щепоть табака, какъ бы въ доказательство своихъ юридическихъ талантовъ.
   - Вотъ это называется практикой!- сказалъ Перкеръ.
   - Да, практика не совсѣмъ дурная,- сказалъ самодовольно конторщикъ, вынимая изъ своего кармана огромную серебряную табакерку,- отъ насъ безпрестанно требуютъ мнѣн³й и совѣтовъ.
   - И вы, разумѣется, излагаете на бумагѣ?
   - Какъ же иначе? При этомъ, почтеннѣйш³й, должно вамъ замѣтить, что м-ръ Сноббинъ пишетъ такимъ почеркомъ, котораго самъ чортъ не разберетъ, кромѣ меня. Поэтому я долженъ всегда переписывать его мнѣн³я, a за переписку... вы понимаете? Ха, ха, ха!
   - Какъ не понимать, почтеннѣйш³й!- сказалъ м-ръ Перкеръ.
   - Съ такимъ принципаломъ, смѣю сказать, вамъ не житье, a масляница. Ха, ха, ха!
   При этомъ сержантск³й конторщикъ засмѣялся опять, но засмѣялся втихомолку тѣмъ внутреннимъ, безмолвнымъ смѣхомъ, который весьма не нравился ученому мужу. Если сердце ваше надрывается отъ досады и тоски, вы вредите только самому себѣ; но какъ скоро вы смѣетесь про себя, втихомолку, такой смѣхъ не предвѣщаетъ ничего добраго вашимъ ближнимъ.
   - Какъ наши дѣла съ вами, почтеннѣйш³й?- спросилъ Перкеръ.- Вы за мной не считаете стариннаго должка?
   - Нѣтъ, не считаю.
   - Жаль, не то я, пожалуй, с³ю минуту изготовилъ бы для васъ векселекъ. Впрочемъ, и то сказать, при такой громадѣ наличныхъ денегъ, какая вамъ нужда заботиться о старыхъ должникахъ? Вѣдь y васъ, почтеннѣйш³й, денегъ-то куры не клюютъ. Ха, ха, ха!
   Эта выходка, повидимому, пришлась какъ нельзя болѣе по вкусу дѣлового человѣка, и онъ захохоталъ опять своимъ таинственно безмолвнымъ смѣхомъ.
   - Однакожъ, знаете-ли что, почтеннѣйш³й м-ръ Моллардъ,- сказалъ Перкеръ, вдругъ принимая степенный видъ и отводя въ сторону конторщика великаго юриста,- вы должны уговорить своего принципала, чтобъ онъ согласился теперь принять меня и моего кл³ента.
   - Какъ! Неужели вы хотите видѣть его лично?- воскликнулъ Моллардъ.
   - Почему же нѣтъ, сэръ?- подхватилъ м-ръ Пикквикъ, услышавш³й начало этихъ совѣщан³й.
   - A потому, сэръ, что вездѣ и во всемъ порядочный джентльменъ обязанъ сообразоваться съ заведеннымъ порядкомъ,- отвѣчалъ м-ръ Моллардъ.- Изложите свое дѣло на бумагѣ обстоятельно и подробно, и м-ръ Сноббинь въ свое время тоже дастъ вамъ на бумагѣ удовлетворительный отвѣтъ. Таковъ порядокъ юридической консультац³и. На личное свидан³е вы отнюдь не должны были разсчитывать, тѣмъ болѣе, что для м-ра Сноббина драгоцѣнна каждая минута.
   М-ръ Перкеръ, между тѣмъ, бросилъ довольно строг³й взглядъ на ученаго мужа и сказалъ многозначительнымъ тономъ:
   - Я говорилъ вамъ, почтеннѣйш³й, и теперь повторяю снова и разъ навсегда: всяк³й порядочный джентльменъ, ввѣряя свое дѣло адвокату, долженъ положиться на него во всемъ, или адвокатъ не отвѣчаетъ ни за что. Личное ваше вмѣшательство здѣсь неумѣстно и совершенно безполезно.
   Не дѣлая никакихъ возражен³й, м-ръ Пикквикъ понурилъ голову и отправился въ противоположный уголъ.
   Прерванное совѣщан³е вновь началось между дѣловыми людьми. Долго бесѣдовали они, нюхая табакъ и размахивая руками; м-ръ Пикквикъ уже не слышалъ больше ни одного слова, и сущность консультац³и осталось для него непроницаемою тайной. Моллардъ, повидимому, убѣжденный неотразимыми доказательствами опытнаго адвоката, согласился, наконецъ, испросить для него ауд³енц³ю y своего принципала. Онъ пошелъ въ его кабинетъ и черезъ минуту, возвращаясь оттуда на ципочкахъ, возвѣстилъ Перкеру и м-ру Пикквику, что м-ръ Сноббинъ, принимая въ уважен³е обстоятельства дѣла, соглашается, въ видѣ исключен³я, дать имъ ауд³енц³ю на самое короткое время.
   М-ръ сержантъ Сноббинъ былъ поистасканный джентльменъ лѣтъ сорока пяти или, можетъ быть, пятидесяти, съ желто-блѣднымъ лицомъ и впалыми щеками гемороидальнаго цвѣта. Его угрюмые и мутные глаза обличали въ немъ одного

Другие авторы
  • Перец Ицхок Лейбуш
  • Де-Пуле Михаил Федорович
  • Незнамов Петр Васильевич
  • Ладенбург Макс
  • Озеров Владислав Александрович
  • Сатин Николай Михайлович
  • Колбасин Елисей Яковлевич
  • Потапенко Игнатий Николаевич
  • Зарин-Несвицкий Федор Ефимович
  • Иванчина-Писарева Софья Абрамовна
  • Другие произведения
  • Тассо Торквато - Торквато Тассо
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Перламутровая трость
  • Тихомиров Павел Васильевич - Новый курс по истории древней философии
  • Воейков Александр Федорович - К А. Н. В. в день ее ангела
  • Энгельгардт Николай Александрович - Сила веры
  • Поссе Владимир Александрович - Поссе В. А.: Биографическая справка
  • Крылов Александр Абрамович - Оскар и Дермид
  • Воейков Александр Федорович - К N. В. С.
  • Сенковский Осип Иванович - "Горе от ума", комедия в четырех действиях, в стихах. Сочинение А. С. Грибоедова
  • Станюкович Константин Михайлович - На "Чайке"
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 311 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа