Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 22

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



   Съ этими словами м-ръ Троттеръ заплакалъ, зарыдалъ и, проникнутый чувствомъ необыкновеннаго восторга, заключилъ въ объят³я своего знакомаго.
   - Отвяжитесь, проклятый человѣкъ!- вскричалъ раздраженный Самуэль, стараясь освободиться отъ этихъ энергическихъ объят³й.- Отвяжитесь, говорю вамъ. Что вы разревѣлись, какъ теленокъ?
   - Я такъ обрадовался, м-ръ Уокеръ, право!- отвѣчалъ ²овъ Троттеръ, когда прошли первые порывы его восторга.- Вѣдь это, можно сказать, необыкновенное счастье!
   - Право? Что-жъ вы намѣрены мнѣ сказать?
   М-ръ Троттеръ не отвѣчалъ ничего, потому что розовый платочекъ, приставленный къ его глазамъ, усиленно функц³онировалъ въ эту минуту.
   - Говорите, негодяй, или я сверну вамъ шею!- повторилъ м-ръ Уэллеръ, грознымъ тономъ.
   - Ахъ!- воскликнулъ м-ръ Троттеръ съ видомъ изумленной добродѣтели.
   - Что-жъ вы хотѣли мнѣ сказать?
   - Я? м-ръ Уокеръ!
   - Не называйте меня Уокеромъ. Мое имя - Уэллеръ: вы это очень хорошо знаете. Ну, что вы хотите сказать?
   - Цѣлую истор³ю, м-ръ Уокеръ, то есть м-ръ Уэллеръ - но вѣдь посудите сами ... на первыхъ порахъ... если бы вы удостоили пойти въ такое мѣсто, гдѣ намъ можно было бы побесѣдовать безъ помѣхи. Если бы вы знали, какъ я искалъ васъ, м-ръ Уэллеръ...
   - Старательно искалъ, могу представить,- сухо проговорилъ Самуэль.
   - Очень, очень старательно, будьте увѣрены,- отвѣчалъ м-ръ Троттеръ съ выражен³емъ дѣтской невинности на своемъ лицѣ.- Вашу руку, м-ръ Уэллеръ.
   Самуэль еще разъ оглядѣлъ своего пр³ятеля съ ногъ до головы и потомъ, какъ будто осѣненный внезапной мыслью, подалъ ему руку.
   - Какъ поживаетъ вашъ добрый, любезный господинъ?- сказалъ ²овъ Троттеръ, когда они сдѣлали нѣсколько шаговъ.- О, это, я вамъ скажу, достойнѣйш³й джентльменъ, м-ръ Уэллеръ. Надѣюсь, онъ не простудился послѣ этой страшной ночи?
   При этомъ вопросѣ м-ръ Уэллеръ почувствовалъ сильнѣйшее желан³е испробовать ловкость и силу своего сжатаго кулака на тучныхъ ребрахъ сердобольнаго ²ова; однакожъ, удерживая себя, онъ отвѣчалъ спокойнымъ тономъ, что господинъ его, слава Богу, совершенно здоровъ, благополученъ и веселъ.
   - Ахъ, какъ я радъ!- воскликнулъ м-ръ Троттеръ.- Онъ здѣсь?
   - A вашъ здѣсь?- спросилъ Самуэль вмѣсто отвѣта.
   - Да, тутъ онъ на мою бѣду, и мнѣ больно замѣтить, м-ръ Уэллеръ, что господинъ мой затѣваетъ весьма недобрыя дѣла.
   - Как³я?
   - Вымолвить страшно, м-ръ Уэллеръ.
   - Опять дѣвич³й панс³онъ?
   - Нѣтъ, ужъ не панс³онъ,- отвѣчалъ сердобольный ²овъ, бросая на своего собесѣдника косвенный взглядъ,- ужъ не панс³онъ, м-ръ Уэллеръ.
   - Не въ этотъ ли домъ вы запускаете свои лапы?
   - Помилуйте, м-ръ Уэллеръ! Какъ вамъ не грѣхъ впутывать меня въ злодѣйск³е замыслы безчестныхъ людей!- отвѣчалъ ²овъ Троттеръ съ необыкновенною живостью.- Нѣтъ, сэръ, господинъ мой не знаетъ этого дома.
   - A вы что здѣсь дѣлали?- спросилъ Самуэль, бросая проницательный взглядъ,- ужъ не случайно ли вы вышли изъ этой зеленой калитки?
   - Послушайте, м-ръ Уэллеръ, я пожалуй, радъ открыть вамъ свои маленьк³е секреты, потому что, ей Богу, я полюбилъ васъ съ перваго взгляда. Да и вы, кажется, были ко мнѣ благосклонны. Помните, какъ весело и дружелюбно провели мы то утро въ гостиницѣ "Вѣстникъ"?
   - О, да, очень помню,- сказалъ Самуэль тономъ негодован³я,- помню.
   - Ну, такъ вотъ изволите видѣть,- продолжалъ ²овъ Троттеръ тономъ человѣка, открывающаго весьма важную тайну,- въ этомъ домѣ съ зелеными воротами живетъ очень много служанокъ.
   - Это видно съ перваго взгляда,- перебилъ Самуэль.
   - Очень хорошо-съ. Одна изъ нихъ, м-ръ Уэллеръ, по зван³ю кухарка, сберегла честными трудами небольшой капиталецъ и желаетъ открыть мелочную лавку, если только, видите ли, судьба ея устроится по желан³ю сердца.
   - Такъ.
   - Именно такъ-съ, м-ръ Уэллеръ. Я встрѣтилъ ее первый разъ въ здѣшней городской капеллѣ, куда образованное общество собирается пѣть гимны, напечатанные въ той книжкѣ, которую вы, м-ръ Уэллеръ, видѣли въ моихъ рукахъ - эту книжку я всегда ношу съ собой. Здѣсь я познакомился съ этой дѣвушкой, и изъ этого знакомства, м-ръ Уэллеръ, y меня въ сердцѣ мало-по-малу выросла надежда, что мнѣ авось придется со временемъ быть содержателемъ мелочной лавки.
   - И вы будете отличнымъ лавочникомъ!- отвѣчалъ Самуэль, озирая своего противника съ видомъ совершеннѣйшаго презрѣн³я.
   - Это еще Богъ знаетъ, м-ръ Уэллеръ: за будущее не можетъ ручаться ни одинъ человѣкъ,- продолжалъ сердобольный ²овъ со слезами на глазахъ.- Главная выгода здѣсь та, что я развяжусь, наконецъ, съ этимъ нечестивымъ человѣкомъ и буду въ состоян³и, безъ всякой помѣхи, вести добродѣтельную жизнь, слѣдуя тѣмъ правиламъ, въ которыхъ я воспитанъ, м-ръ Уэллеръ.
   - Должно быть, васъ чудесно воспитывали.
   - О, да, м-ръ Уэллеръ, если бы вы только знали!..- отвѣчалъ ²овъ Троттеръ, охваченный вдругъ воспоминан³ями о чистотѣ и невинности дней своего юношества.
   Онъ немедленно вынулъ изъ кармана розовый платочекъ и горько заплакалъ.
   - И вы были, вѣроятно, примѣрнымъ ученикомъ въ приходской школѣ,- замѣтилъ м-ръ Уэллеръ.
   - Вы не ошиблись, сэръ,- отвѣчалъ ²овъ, испуская глубок³й вздохъ,- въ училищѣ меня всѣ любили, и, сказать правду, я былъ идоломъ своихъ товарищей.
   - Ну, конечно. Это меня не удивляетъ. Какимъ утѣшен³емъ и отрадой вы служили въ ту пору своей счастливой матери!
   При этихъ словахъ полились обильные потоки слезъ и рыдан³й; кончики розового платка совсѣмъ закрыли глаза чувствительнаго юноши.
   - Какой чортъ тебя душитъ?- сказалъ раздраженный Самуэль.- Послушай ты, плакса ...
   - Ахъ, извините, м-ръ Уэллеръ: ей Богу, я никакъ не могу обуздать своихъ чувствъ,- сказалъ ²овъ Троттеръ.- Кто бы могъ подумать, что мой господинъ пронюхаетъ о моихъ переговорахъ съ вашимъ господиномъ? Вѣдь онъ все разузналъ и немедленно уговорилъ молодую дѣвушку притвориться, будто она никогда не слыхала о немъ. Содержательницу панс³она тоже подкупилъ онъ, и въ ту же ночь, вы знаете, мы укатили на почтовыхъ. Если бы вы знали, м-ръ Уэллеръ, что теперь y него на умѣ! Меня просто морозъ по кожѣ подираетъ!
   - Такъ вотъ оно какъ было,- сказалъ м-ръ Уэллеръ.- И вы не врете, любезный?
   - Нѣтъ, сэръ, честное слово; повѣрьте моей совѣсти.
   Въ это время они подходили къ воротамъ гостиницы.
   - Очень хорошо, это мы увидимъ,- сказалъ Самуэль,- a между тѣмъ мнѣ надобно кой о чемъ потолковать съ вами, ²овъ Троттеръ. Если y васъ нѣтъ особенныхъ занят³й нынѣшн³й вечеръ, то я бы попросилъ васъ пр³йти въ восемь часовъ въ гостиницу "Большого бѣлаго коня".
   - Извольте, сэръ, съ большимъ удовольств³емъ
   - Не надуете?
   - Помилуйте!..
   - Ну, такъ смотрите y меня въ оба, не то я зайду опять въ зеленую калитку, и тогда... понимаете?
   - Будьте увѣрены, сэръ, не опоздаю ни одной минутой,- сказалъ Троттеръ.
   Затѣмъ онъ крѣпко пожалъ руку Самуэля, поклонился и ушелъ.
   - Берегись, ²овъ Троттеръ, берегись,- говорилъ Самуэль, провожая его глазами,- на этотъ разъ, авось, мы порасквитаемся малую толику.
   Кончивъ этотъ монологъ и потерявъ, наконецъ, изъ вида сердобольнаго ²ова, м-ръ Уэллеръ махнулъ рукой и пошелъ быстрыми шагами въ комнату своего господина.
   - Все идетъ какъ по маслу, сэръ,- сказалъ Самуэль.
   - Что?
   - Я отыскалъ ихъ, сэръ.
   - Кого?
   - Этого шаромыжника и его плаксиваго слугу съ черными волосами.
   - Возможно ли!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ съ величайшей энерг³ей.- Гдѣ они, Самъ, гдѣ они?
   - Помалчивайте, сэръ, теперь мы все обдѣлаемъ на славу.
   И, помогая одѣваться своему господину, м-ръ Самуэль Уэллеръ постепенно раскрылъ передъ нимъ свои соображен³я и планъ будущихъ дѣйств³й.
   - Когда-жъ это будетъ сдѣлано?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Все въ свое время,- отвѣчалъ Самуэль.
   Но удалось ли прозорливому слугѣ осуществить свой планъ, мы тоже увидимъ въ свое время.
  

Глава XXIV.

Ревность Петера Магнуса и бѣдственныя послѣдств³я ночныхъ похожден³й ученаго мужа.

   По прибыт³и въ комнату, гдѣ наканунѣ происходило дружеское изл³ян³е взаимныхъ чувствъ въ обществѣ дорожнаго товарища, м-ръ Пикквикъ нашелъ, что этотъ джентльменъ уже нагрузилъ на свою особу всѣ драгоцѣнности, извлеченныя изъ двухъ разноцвѣтныхъ мѣшечковъ и сѣраго узелка, прикрытаго оберточной бумагой. М-ръ Магнусъ, проникнутый сознан³емъ собственнаго достоинства, ходилъ по комнатѣ взадъ и впередъ, обнаруживая всѣ признаки чрезвычайнаго волнен³я, бывшаго слѣдств³емъ ожидан³я великихъ событ³й.
   - Здравствуйте, сэръ,- сказалъ м-ръ Магнусъ.
   - Съ добрымъ утромъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Каково? Что вы теперь скажете, сэръ?- сказалъ м-ръ Магнусъ, охорашиваясь въ своемъ новомъ фракѣ и драгоцѣнныхъ панталонахъ.
   - Да, это непремѣнно произведетъ должный эффектъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ, съ улыбкой обозрѣвая чудодѣйственный костюмъ.
   - Надѣюсь,- сказалъ м-ръ Магнусъ.- A я ужъ отправилъ и карточку, м-ръ Пикквикъ.
   - Право?
   - Да, любезный другъ. Слуга воротился съ отвѣтомъ, что она согласна принять меня въ одиннадцать часовъ. Остается всего пятнадцать минутъ, м-ръ Пикквикъ.
   - Ужъ недолго.
   - Очень недолго, и, сказать правду, сэръ, мое сердце начинаетъ биться слишкомъ сильно: что вы на это скажете, м-ръ Пикквикъ?
   - Ничего особеннаго: это въ порядкѣ вещей.
   - Надобно быть любезнымъ, м-ръ Пикквикъ, это главное.
   - И откровеннымъ - это, можетъ быть, еще главнѣе.
   - Мнѣ кажется, сэръ,- сказалъ м-ръ Магнусъ,- что я вообще слишкомъ откровененъ по своей природѣ; это моя слабость, порокъ въ нѣкоторомъ отношен³и.
   - Напротивъ, это прекраснѣйшая черта въ вашемъ характерѣ,- возразилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Однакожъ, знаете ли что: трусить никакъ не должно въ такихъ дѣлахъ. Зачѣмъ и для чего? Тутъ нечего стыдиться: это въ нѣкоторомъ отношен³и, дѣло самой природы, ея неизмѣнный законъ. Супругъ на одной сторонѣ, жена на другой,- вотъ и все. Такъ, по крайней мѣрѣ, я смотрю на эти вещи.
   - И вы смотрите съ истинной, философской точки зрѣн³я,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.- Нашъ завтракъ готовъ, м-ръ Магнусъ,- пора.
   Они сѣли за столъ и принялись пить чай, закусывая пирожками, телятиной и масломъ. М-ръ Магнусъ, несмотря на свою хвастливость, страдалъ въ значительной степени припадками трусости и главнѣйшими признаками этого чувства были: потеря аппетита, склонность опрокидывать чашки и непреоборимое влечен³е смотрѣть каждую минуту на часы.
   - Хи-хи-хи!- заливался м-ръ Магнусъ, стараясь притвориться развязнымъ весельчакомъ.- Остается только двѣ минуты, м-ръ Пикквикъ. Что я блѣденъ?
   - Не очень,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.
   Кратковременная пауза.
   - Прошу извинить, м-ръ Пикквикъ, но я хотѣлъ бы знать: вы въ свое время ничего не дѣлали въ этомъ родѣ?
   - То есть, вы говорите относительно предложен³я?
   - Да.
   - Ничего, никогда,- сказалъ м-ръ Пикквикъ съ величайшей энерг³ей.- Никогда!
   - Стало быть, вы не можете имѣть и понят³я о томъ, съ чего обыкновенно мужчина долженъ начинать так³я дѣла,- сказалъ м-ръ Магнусъ.
   - Ну, этого нельзя сказать,- возразилъ м-ръ Пикквикъ.- У меня въ свое время были на этотъ счетъ свои особыя правила, которыхъ, однакожъ, я ни разу не примѣнялъ къ дѣлу. Вамъ, разумѣется, нѣтъ никакой надобности слѣдовать этой теор³и.
   - О, нѣтъ, совсѣмъ напротивъ, вы меня очень обяжете, если сообщите какой-нибудь совѣтъ,- сказалъ м-ръ Магнусъ, взглянувъ еще разъ на свои часы; стрѣлка показывала пять минутъ двѣнадцатаго.
   М-ръ Пикквикъ пр³осанился, вздохнулъ и, принявъ торжественный тонъ, отвѣчалъ такимъ образомъ:
   - На вашемъ мѣстѣ, сэръ, я бы началъ прежде всего описывать въ отборныхъ выражен³яхъ красоту и душевныя свойства обожаемой леди, и потомъ, дѣлая постепенно переходъ къ самому себѣ, изобразилъ бы рѣзкими чертами свою собственную ничтожность въ моральномъ и физическомъ смыслѣ.
   - Очень хорошо, м-ръ Пикквикъ.
   - То есть, вы понимаете, сэръ, что эта ничтожность должна, собственно, вытекать изъ сравнен³я съ ея собственной натурой,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ.- Приступая потомъ къ изображен³ю своихъ собственныхъ достоинствъ, я бы сначала бросилъ бѣглый взглядъ на свою прошедшую жизнь и представилъ въ поразительной перспективѣ то значен³е, которое занимаю въ общественномъ м³рѣ среди уважающихъ меня согражданъ. Отсюда само собою могло бы выйти заключен³е, что для всякой другой особы съ разборчивымъ вкусомъ я былъ бы, въ нѣкоторомъ смыслѣ, вожделѣннымъ субъектомъ. Затѣмъ, въ пылкихъ и страстныхъ выражен³яхъ, я изъяснилъ бы сущность своей любви и всю глубину своей безграничной преданности обожаемой леди. Въ заключен³е я отважился бы, вѣроятно, схватить ея руку.
   - Этотъ пунктъ очень важенъ,- проговорилъ, покашливая м-ръ Магнусъ.
   М-ръ Пикквикъ, повидимому, кончилъ свою рѣчь; но вдругъ представились его воображен³ю весьма интересныя подробности, отъ которыхъ трудно было отступиться. Онъ продолжалъ:
   - Затѣмъ, вы понимаете, сэръ, я бы предложилъ простой и естественный вопросъ: - "Хотите ли вы, о другъ души моей, имѣть меня своимъ мужемъ?"- Не рѣшаясь отвѣчать прямо на такой вопросъ, красавица, по моему разсчету, должна отворотить свою голову и потупить глаза.
   - И вы это принимаете за несомнѣнное доказательство, м-ръ Пикквикъ.
   - Разумѣется.
   - Но если, сверхъ чаян³я, случится, что она отворотить голову при самомъ началѣ объяснен³я?
   - Нѣтъ, этого быть не можетъ,- возразилъ м-ръ Пикквикъ рѣшительнымъ тономъ.- Потомъ, сэръ, я бы слегка пожалъ ея пальчики, a потомъ ... потомъ - вынулъ бы изъ кармана бѣлый платокъ, чтобы отереть ея глаза, потому что, видите ли женщины обыкновенно плачутъ при такихъ случаяхъ. Здѣсь представляется весьма удобный случай обнять ее, прижать къ своему трепещущему сердцу и поцѣловать. Да, м-ръ Магнусъ, я бы непремѣнно поцѣловалъ свою леди, и, если, при этомъ случаѣ, не будетъ отъ нея рѣшительнаго сопротивлен³я, значитъ,- дѣло кончено.
   М-ръ Магнусъ вскочилъ съ своего мѣста, взглянувъ еще разъ на часы и умное лицо м-ра Пикквика, пожалъ ему руку съ особенною горячностью и юркнулъ изъ комнаты.
   Оставшись одинъ, м-ръ Пикквикъ, заложивъ руки за спину, принялся расхаживать взадъ и впередъ, размышляя о непостоянствѣ человѣческой судьбы и коловратности земного счаст³я. Изъ такой задумчивости, онъ минутъ черезъ двадцать былъ выведенъ внезапнымъ стукомъ въ дверь. Обернувшись назадъ и думая встрѣтить м-ра Магнуса, онъ, съ пр³ятнымъ изумлен³емъ, увидѣлъ радостное лицо м-ра Топмана, лучезарную физ³оном³ю м-ра Винкеля и умныя, меланхолическ³я черты поэта Снодграса.
   Едва успѣлъ ученый мужъ сказать дружеское привѣтств³е своимъ вѣрнымъ ученикамъ, какъ въ комнату вошелъ и м-ръ Магнусъ.
   - Рекомендую вамъ м-ра Магнуса, друзья мои, джентльмена, о которомъ я говорилъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Къ вашимъ услугамъ, господа,- сказалъ м-ръ Магнусъ, бывш³й, очевидно, въ самомъ сильномъ волнен³и,- на пару словъ, м-ръ Пикквикъ, сдѣлайте одолжен³е.
   Говоря это, м-ръ Магнусъ задѣлъ за фрачную пуговицу ученаго мужа и отвелъ его въ амбразуру окна.
   - Поздравьте меня, м-ръ Пикквикъ,- сказалъ онъ,- я послѣдовалъ вашему совѣту буква въ букву.
   - И все кончилось благополучно?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Какъ нельзя благополучнѣе,- отвѣчалъ съ запальчивостью м-ръ Магнусъ,- она моя.
   - Поздравляю васъ отъ всего сердца,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ, съ жаромъ пожимая руку своего новаго друга.
   - Вы непремѣнно должны ее видѣть, любезнѣйш³й м-ръ Пикквикъ,- сказалъ м-ръ Магнусъ.- Пойдемте. Извините насъ, господа.
   И они вышли. Сдѣлавъ нѣсколько шаговъ по галлереѣ, м-ръ Магнусъ тихонько постучался въ дверь той комнаты, гдѣ была его невѣста.
   - Войдите,- сказалъ женск³й голосъ.
   - Миссъ Уизерфильдъ,- сказалъ м-ръ Магнусъ, затворяя за собою дверь,- позвольте представить вамъ моего искренняго друга, м-ра Пикквика. Мнѣ будетъ пр³ятно, м-ръ Пикквикъ, если вы удостоитесь знакомства миссъ Уизерфильдъ.
   Раскланиваясь и расшаркиваясь, м-ръ Пикквикъ поспѣшилъ вынуть изъ жилетнаго кармана очки, но лишь только надѣлъ ихъ на свой носъ, какъ вдругъ испустилъ сильнѣйш³й крикъ, выражавш³й высокую степень изумлен³я, и попятился назадъ на нѣсколько шаговъ. Миссъ Уизерфильдъ, стоящая на противоположномъ концѣ, вдругъ пришла въ величайшее волнен³е и, закрывъ обѣими руками свое лицо, повалилась на кресло, которое, къ счастью, стояло подлѣ нея. М-ръ Магнусъ стоялъ какъ вкопанный на своемъ мѣстѣ и смотрѣлъ поперемѣнно то на невѣсту, то на друга, причемъ его лицо выражало вмѣстѣ изумлен³е и ужасъ.
   Все это можетъ показаться непостижимымъ съ перваго взгляда, но дѣло въ томъ, что м-ръ Пикквикъ, дѣлая наблюден³я черезъ свои очки, мгновенно узналъ въ невѣстѣ своего друга ту самую даму, въ комнату которой онъ имѣлъ несчастье забраться наканунѣ, и лишь только очки появились на носу ученаго мужа, изумленная леди съ ужасомъ увидѣла въ немъ владѣльца ненавистной ермолки съ отвратительными кистями, надѣлавшими ей столько непредвидѣнныхъ хлопотъ. Вотъ отчего взвизгнулъ м-ръ Пикквикъ и отчего невѣста Петера Магнуса повалилась на кресло.
   - М-ръ Пикквикъ! что это значитъ, сэръ?- воскликнулъ м-ръ Магнусь, отуманенный напоромъ противоположныхъ чувствъ.- Что все это значитъ, сэръ?- повторилъ онъ голосомъ грознымъ и громовымъ.
   Такая внезапная вспышка отнюдь не могла понравиться ученому мужу. Онъ пришелъ въ негодован³е и отвѣчалъ рѣшительнымъ тономъ:
   - Сэръ, я позволяю себѣ уклониться отъ вашего вопроса.
   - Какъ? Вы не намѣрены отвѣчать?
   - Да, не намѣренъ, было бы вамъ это извѣстно,- сказалъ съ достоинствомъ м-ръ Пикквикъ.- Вы не вырвете изъ моей груди ничего, что могло бы нѣкоторымъ образомъ компрометировать эту леди или пробудить въ ея душѣ непр³ятныя воспоминан³я.
   - Миссъ Уизерфильдъ,- сказалъ м-ръ Магнусъ,- обращаясь къ своей невѣстѣ.- Знаете ли вы этого господина?
   - Знаю ли я его!- повторила леди.
   - Да, знаете ли вы его! сударыня, я сказалъ - знаете ли вы его?- повторилъ неистово м-ръ Магнусъ.
   - Я видѣла его,- отвѣчала робкая леди.
   - Гдѣ?
   - Этого я не могу открыть вамъ, сэръ, ни за как³я блага въ м³рѣ,- отвѣчала леди, вставая съ своего мѣста.
   - Понимаю васъ, сударыня, и уважаю деликатность вашихъ чувствъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- будьте увѣрены, что эта несчастная тайна умретъ въ моей груди. На меня вы можете положиться.
   - Сударыня, вамъ, кажется, угодно забыть свои отношен³я ко мнѣ,- сказалъ м-ръ Магнусъ.- Чѣмъ, скажите, ради Бога, чѣмъ я долженъ объяснить вашу необыкновенную холодность въ этомъ дѣлѣ?
   - О, жесток³й человѣкъ!- воскликнула несчастная леди.
   И затѣмъ потоки слезъ полились по ея розовымъ щекамъ. Сцена, очевидно, принимала самый трагическ³й характеръ.
   - Обращайтесь ко мнѣ съ вашими замѣчан³ями, сэръ,- сказалъ съ живостью м-ръ Пикквикъ,- я одинъ виноватъ во всемъ, если только вамъ угодно обвинить кого-нибудь.
   - Такъ вы одни виноваты,- воскликнулъ м-ръ Магнусъ.- О, теперь я все понимаю! Стало быть, вы измѣняете теперь свое твердое намѣрен³е?
   - Мое твердое намѣрен³е!- машинально повторилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Да, сэръ, твердое намѣрен³е. Къ чему вы смотрите на меня такими изумленными глазами? я очень хорошо помню, что вчера вы говорили. Вы затѣмъ и пр³ѣхали въ этотъ городъ, чтобы обличить въ вѣроломствѣ особу, которая нѣкогда пользовалась совершеннѣйшимъ вашимъ довѣр³емъ. Такъ ли, сэръ?
   Здѣсь м-ръ Магнусъ бросилъ на полъ свои голубые очки и неистово повелъ глазами по всей комнатѣ. Было ясно, что ревность сильно заклокотала въ его груди. Онъ былъ дикъ и страшенъ.
   - Что вы скажете на это, сэръ?- повторилъ энергически м-ръ Магнусъ.
   - Моя обязанность молчать, и я буду молчать,- рѣшительно отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Однакожъ, я заставлю васъ отвѣчать, сэръ.
   - Отвѣчать, на что?
   - Это мы увидимъ, сэръ, увидимъ, говорю я вамъ,- сказалъ м-ръ Магнусъ, начиная ходить по комнатѣ быстрыми шагами.
   Всѣ эти слова и поступки бѣшенаго ревнивца были въ высшей степени оскорбительны для достоинства и чести великаго мужа, и мы отнюдь не сомнѣваемся, что всяк³й обыкновенный человѣкъ совсѣмъ потерялъ бы голову на его мѣстѣ; но м-ръ Пикквикъ, владѣя собою во всѣхъ рѣшительныхъ случаяхъ своей жизни, сохранилъ и на этотъ разъ совершеннѣйшее присутств³е духа. Онъ быстро сообразилъ и понялъ, что противникъ его, взволнованный бѣшеною страстью, не въ состоян³и внимать голосу разсудка. Поэтому онъ хладнокровно отворилъ дверь, сдѣлалъ нѣсколько шаговъ по корридору и закричалъ во весь голосъ:
   - Топманъ, пожалуйте сюда.
   И м-ръ Топманъ немедленно явился на мѣсто трагической сцены.
   - Топманъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ своему изумленному ученику,- сейчасъ я имѣлъ несчастье поссориться съ этимъ джентльменомъ вслѣдств³е одной довольно важной тайны, которую я обязанъ хранить въ отношен³и къ этой почтенной леди. Объявляю теперь въ вашемъ присутств³и, что роковая тайна не имѣетъ ни малѣйшаго отношен³я къ этому джентльмену и его дѣламъ. Но если почтенный джентльменъ обнаружитъ еще разъ нѣкоторое сомнѣн³е въ искренности моихъ словъ, то нечего и говорить, такое сомнѣн³е я долженъ буду принять за личную обиду и оскорблен³е моей чести. Будьте свидѣтелемъ, Топманъ.
   Сказавъ это, м-ръ Пикквикъ бросилъ на своего противника взглядъ, исполненный необыкновенной проницательности и глубочайшихъ, можно сказать, энциклопедическихъ соображен³й.
   Чего-жъ больше? При одномъ взглядѣ на ученаго мужа всяк³й разсудительный человѣкъ долженъ былъ почувствовать уважен³е и даже благоговѣн³е къ его особѣ, потому что м-ръ Пикквикъ велъ себя, какъ благородный рыцарь, и говорилъ, какъ краснорѣчивѣйш³й ораторъ въ м³рѣ; но, къ несчаст³ю, м-ръ Петеръ Магнусъ, опрометчивый и вспыльчивый по своей натурѣ, совершенно выступилъ изъ предѣловъ благоразум³я въ эту роковую минуту. Вмѣсто того, чтобъ хладнокровно выслушать объяснен³е ученаго мужа, успокоительное во всѣхъ отношен³яхъ, м-ръ Магнусъ, какъ новый Отелло, пожираемый дикою страстью, неистово взъерошилъ свои рыжеватые вихры, говорилъ безъ умолка отчаянную чепуху и даже осмѣлился поднять сжатый кулакъ на филантропическую физ³оном³ю президента Пикквикскаго клуба.
   Есть предѣлъ человѣческому терпѣн³ю. М-ръ Пикквикъ, проникнутый сознан³емъ собственной невинности и опасаясь вмѣстѣ съ тѣмъ за судьбу несчастной леди, утратилъ, наконецъ, философское спокойств³е духа. Посыпались съ обѣихъ сторонъ энергически крупныя фразы, подкрѣпляемыя не менѣе энергическими жестами, и, наконецъ, м-ръ Магнусъ сказалъ напрямикъ, что онъ вынужденъ будетъ выслушать м-ра Пикквика, на что ученый мужъ, съ похвальной учтивостью, отвѣчалъ: - "Я готовъ, и чѣмъ скорѣе, тѣмъ лучше". Послѣ этихъ словъ, испуганная леди опрометью бросилась изъ комнаты, откуда немедленно вышелъ и м-ръ Пикквикь, увлекаемый своимъ другомъ. Петеръ Магнусъ остался одинъ.
   Если бы почтенная леди побольше знала свѣтъ и людей, особенно тѣхъ, которые поставлены закономъ для возстановлен³я тишины и порядка въ общественныхъ дѣлахъ, ей бы, конечно, пришло въ голову, что свирѣпость этого рода не можетъ имѣть никакихъ гибельныхъ послѣдств³й; но такъ какъ она жила большею част³ю въ деревнѣ и не имѣла удовольств³я читать парламентскихъ дебатовъ, то поэтому ей почти вовсе были неизвѣстны мног³е утонченные обычаи цивилизованной жизни. На этомъ основан³и, какъ только она добѣжала до своей спальни и принялась размышлять о послѣдств³яхъ несчастной ссоры между двумя запальчивыми джентльменами, воображен³е ея мигомъ нарисовало самыя страшныя сцены, и передъ ея умственнымъ окомъ уже носился образъ м-ра Петера Магнуса, прострѣленнаго свинцовой пулей въ лѣвый бокъ и несомаго домой на носилкахъ при послѣднемъ издыхан³и; чѣмъ больше она думала объ этомъ предметѣ, тѣмъ страшнѣе и мрачнѣе становились ея мысли. Наконецъ, безъ дальнѣйшихъ размышлен³й, она рѣшилась отправиться въ домъ городского мэра и потребовать отъ него немедленнаго ареста господъ Пикквика и Топмана, какъ буяновъ, замышлявшихъ уб³йственное дѣло.
   Къ этому основательному рѣшен³ю, миссъ Уизерфильдъ была приведена многими разнородными побужден³ями, и прежде всего тѣмъ, что здѣсь представлялся ей превосходный случай обнаружить очевиднѣйшимъ образомъ свою преданность м-ру Магнусу и свое безпокойство за его судьбу. Зная очень хорошо ревнивый темпераментъ своего жениха, она окончательно рѣшила не входить ни въ как³я объяснен³я относительно своего загадочнаго столкновен³я съ особой м-ра Пикквика; но, разсчитывая въ то же время на силу своихъ краснорѣчивыхъ убѣжден³й, она надѣялась затушить неистовое пламя въ его груди, какъ скоро Пикквикъ будетъ сидѣть подъ арестомъ. Исполненная такихъ соображен³й, миссъ Уизерфильдъ надѣла шляпку, закуталась въ шаль и отправилась немедленно въ жилище городского мэра.
   Должно теперь замѣтить, что м-ръ Джорджъ Нупкинсъ, эсквайръ, главный судья и начальникъ города Ипсвича, былъ въ этотъ день въ чрезвычайно раздражительномъ расположен³и духа, вслѣдств³е буянства, произведеннаго на главной улицѣ школьными мальчишками, расхитившими лукошко съ яблоками y бабы, которая занималась мелочною распродажею фруктовыхъ произведен³й города Ипсвича. Все утро господина мэра было посвящено слѣдств³ю по этому дѣлу и приведен³ю въ исполнен³е грозныхъ приговоровъ, и теперь, когда доложили ему о приходѣ неизвѣстной леди, домогавшейся ауд³енц³и, м-ръ Нупкинсъ, нахмуривъ брови и наморщивъ чело, сидѣлъ на мягкой подушкѣ въ своемъ судейскомъ креслѣ.
   - Пусть войдетъ,- грянулъ м-ръ Нупкинсъ, и вслѣдъ за этой командой интересная леди осмѣлилась предстать передъ его грозныя очи.
   - Моззель,- сказалъ судья.
   Воззван³е относилось къ толстому слугѣ съ длиннымъ туловищемъ и короткими ногами.
   - Моззель.
   - Что прикажете?
   - Поставьте стулъ для леди и ступайте изъ комнаты.
   - Слушаюсь.
   - Теперь, сударыня, не угодно ли вамъ изложить сущность вашего дѣла?- сказалъ судья.
   - О, это весьма непр³ятное дѣло, сэръ,- сказала миссъ Уизерфильдъ.
   - Очень можетъ быть, сударыня, на свѣтѣ все бываетъ. Прошу васъ успокоиться.
   Чело грознаго судьи постепенно разгладилось, и онъ бросилъ на интересную леди благосклонный взглядъ. Миссъ Уизерфильдъ молчала.
   - Однакожъ, не теряя времени, прошу васъ изложить скорѣе, въ чемъ состоятъ законныя основан³я вашего дѣла.
   Судейск³я мысли взяли, очевидно, верхъ надъ нѣжными чувствами мужчины, м-ръ Нупкинсъ сообщилъ суровое выражен³е своему лицу.
   - Съ прискорб³емъ и страхомъ я должна вамъ объявить, сэръ,- сказала миссъ Уизерфильдъ, испустивъ глубок³й вздохъ,- что нѣкоторые джентльмены замышляютъ здѣсь дуэль.
   - Здѣсь, сударыня!- воскликнулъ грозный судья,- здѣсь, сударыня!
   - Въ Ипсвичѣ.
   - Въ Ипсвичѣ, сударыня - дуэль въ Ипсвичѣ!- повторилъ судья, озадаченный неожиданною вѣстью,- но это невозможно, сударыня, подобныя событ³я не могутъ имѣть мѣста въ этомъ городѣ, никакъ. О, Боже мой, да знаете ли вы о неутомимой дѣятельности здѣшняго начальства? Случалось ли вамъ слышать, какъ я, не щадя ни здоровья, ни даже собственной жизни, предупреждаю здѣсь всѣ безпорядки? И слышали ли вы, милостивая государыня, какъ я еще недавно собственнымъ моимъ личнымъ присутств³емъ предупредилъ кулачный бой, который уже готовъ былъ обнаружиться въ самыхъ страшныхъ размѣрахъ? Дуэль въ Ипсвичѣ! Нѣтъ, не можетъ быть, вы ошибаетесь, сударыня, когда думаете, что как³е-нибудь сорванцы могутъ безнаказанно нарушать спокойств³е мирныхъ гражданъ.
   - Но, къ несчастью, сэръ, мое объявлен³е слишкомъ справедливо,- возразила взволнованная леди,- ссора происходила на моихъ глазахъ.
   - Это удивительно, непостижимо,- воскликнулъ изумленный судья.- Моззель!
   - Чего изволите?
   - Послать за м-ромъ Джинксомъ: пусть онъ немедленно придетъ ко мнѣ.
   - Слушаю.
   Моззель удалился. Черезъ нѣсколько минутъ въ комнату вошелъ джентльменъ среднихъ лѣтъ, блѣдный, остроносый, съ всклокоченными волосами и въ грязномъ платьѣ. Это былъ письмоводитель мэра.
   - М-ръ Джинксъ,- началъ судья,- м-ръ Джинксъ.
   - Сэръ,- сказалъ Джинксъ.
   - Вотъ эта почтенная леди, м-ръ Джинксъ, пришла съ извѣст³емъ, будто въ нашемъ городѣ замышляется дуэль.
   М-ръ Джинксъ, не вникнувъ хорошенько въ сущность дѣла, улыбнулся подобострастной улыбкой.
   - Чему-жъ вы смѣетесь, м-ръ Джинксъ,- сказалъ грозный судья.
   Озадаченный письмоводитель мгновенно принялъ степенный и важный видъ.
   - М-ръ Джинксъ,- сказалъ судья,- вы глупецъ, сэръ.
   М-ръ Джинксъ вздрогнулъ и тутъ же закусилъ кончикъ своего пера.
   - Вы, можетъ быть, нашли комическую сторону въ этомъ объявлен³и, сэръ; но я вамъ скажу, м-ръ Джинксъ, что вы глупецъ! Къ чему смѣяться тамъ, гдѣ ничего нѣтъ и не можетъ быть смѣшного?
   Голодный писарь испустилъ глубок³й вздохъ и бросилъ на своего начальника умоляющ³й взглядъ. Было ясно, что онъ сознавалъ свою вину. Получивъ приказъ отобрать показан³е на бумагѣ, онъ сѣлъ за столъ и принялся записывать.
   - Этотъ Пикквикъ, говорите вы, главный зачинщикъ,- спросилъ судья, когда показан³е было отобрано.
   - Да, сэръ,- сказала миссъ Уизерфильдъ.
   - A другой буянъ, какъ бишь его - м-ръ Джинксонъ?
   - Топманъ, сэръ.
   - Это второй зачинщикъ?
   - Да, сэръ.
   - Потомъ, сударыня, одинъ изъ нихъ убѣжалъ.
   - Точно такъ.
   - Очень хорошо,- сказалъ судья,- дѣло объяснилось само собою. Два лондонскихъ головорѣза прибыли съ злодѣйскими умыслами въ провинц³альный городъ, воображая, что глазъ закона задремалъ, и правосуд³е умолкло за предѣлами столицы. Они ошибаются. Взять констеблей, м-ръ Джинксъ.- Моззель.
   - Чего угодно вашей чести?
   - Груммеръ здѣсь?
   - Здѣсь, ваша честь.
   - Послать Груммера.
   Моззель удалился и черезъ минуту ввелъ за со бою пожилого джентльмена въ огромнѣйшихъ ботфортахъ. Къ числу его особенностей принадлежали: носъ, имѣвш³й бутылочную форму, хриплый и басистый голосъ, длиннополый сюртукъ табачнаго цвѣта и глаза, разбѣгавш³еся во всѣ стороны.
   - Груммеръ,- сказалъ судья.
   - Я здѣсь,- отвѣчалъ Груммеръ.
   - Все ли спокойно въ городѣ?
   - Все. Мальчишекъ отправили къ ихъ родителямъ: половина народонаселен³я отправилась на криккетъ.
   - Строг³я мѣры необходимы для этихъ негодяевъ,- сказалъ судья рѣшительнымъ тономъ.
   - Точно такъ, сэръ,- сказалъ Джинксъ.
   - Очень хорошо,- сказалъ судья, отмѣчая констеблей!- вы представьте ко мнѣ этихъ негодяевъ сегодня передъ обѣдомъ. Приказываю вамъ арестовать ихъ въ гостиницѣ "Большого бѣлаго коня". Вы помните, как³я распоряжен³я были мною лично сдѣланы относительно кулачныхъ бойцовъ?
   М-ръ Груммеръ поспѣшилъ замѣтить съ подобострастнымъ поклономъ, что онъ никогда не забудетъ этого замѣчательнаго факта.
   - Дуэли запрещены закономъ, м-ръ Джинксъ?
   - Запрещены.
   - Очень хорошо. Груммеръ, возьмите стражу и арестуйте немедленно этихъ негодяевъ.- Моззель.
   - Что прикажете!
   - Покажите дорогу этой леди.
   Миссъ Уизерфильдъ поклонилась и вышла, преисполненная глубокимъ уважен³емъ къ обширной учености городского мэра. М-ръ Нупкинсъ пошелъ завтракать, повторивъ еще разъ свои грозныя приказан³я относительно лондонскихъ головорѣзовъ.
   Между тѣмъ невинный м-ръ Пикквикъ и его друзья, не предчувствуя грозы, собиравшейся надъ ихъ головами, спокойно сидѣли за обѣденнымъ столомъ и разговаривали дружелюбно о разныхъ житейскихъ предметахъ назидательнаго свойства. Уже м-ръ Пикквикъ началъ разсказывать о своихъ забавныхъ похожден³яхъ въ продолжен³е предшествующей ночи, какъ вдругъ дверь отворилась, и въ комнату весьма невѣжливо заглянула какая-то фигура. Глаза, принадлежавш³е этой фигурѣ, остановились прежде всего на особѣ ученаго мужа и, казалось, вполнѣ были удовлетворены результатомъ своихъ наблюден³й, потому что, вслѣдъ затѣмъ, туловище сказанной фигуры ввалилось въ комнату, къ великому изумлен³ю всѣхъ находившихся въ ней джентльменовъ. Само собою разумѣется, что это былъ не кто другой, какъ самъ м-ръ Груммеръ.
   М-ръ Груммеръ любилъ вездѣ и во всемъ систематическ³й порядокъ, бывш³й необходимымъ слѣдств³емъ способности углубляться въ свой спец³альный предметъ. Первымъ его дѣломъ было запереть дверь изнутри: вторымъ - выполировать свой лобъ и щеки шелковымъ платкомъ: третьимъ - поставить свою шляпу вмѣстѣ съ шелковымъ платкомъ на ближайш³й стулъ, и, наконецъ, четвертымъ - вынуть изъ кармана коротеньк³й жезлъ и устремить его на особу президента Пикквикскаго клуба.
   М-ръ Снодграсъ опомнился прежде всѣхъ и поспѣшилъ прервать всеобщее молчан³е. Онъ пристально взглянулъ на м-ра Груммера и произнесъ выразительнымъ тономъ:
   - Это не общая комната, сэръ. Вы ошиблись. Это наша, частная комната.
   - Въ глазахъ закона нѣтъ ни общихъ, ни частныхъ комнатъ,- отвѣчалъ съ важностью м-ръ Груммеръ.
   Пикквикисты съ изумлен³емъ взглянули другъ на друга.
   - Кто здѣсь м-ръ Топманъ?- спросилъ м-ръ Груммеръ.
   О м-рѣ Пикквикѣ не было надобности освѣдомляться: прозорливый констэбль угадалъ его съ перваго взгляда.
   - Мое имя Топманъ,- сказалъ проворный Пикквикистъ, носивш³й эту достославную фамил³ю.
   - A мое имя - законъ,- подхватилъ м-ръ Груммеръ.
   - Что?- сказалъ м-ръ Топманъ.
   - Законъ,- повторилъ м-ръ Груммеръ,- власть гражданская, судебная, исполнительная - вотъ мои титулы. Все обстоитъ благополучно, и я арестую васъ, Пикквикъ и Топманъ, именемъ закона, какъ виновныхъ въ нарушен³и общественнаго спокойств³я и противъ короля.
   - Что вы подъ этимъ разумѣете, сэръ?- сказалъ м-ръ Топманъ, быстро вскакивая съ мѣста.
   - Эй!- закричалъ м-ръ Груммеръ, пр³отворяя потихоньку дверь на два или на три дюйма.- Доббли!
   - Здѣсь я,- отвѣчалъ басистый голосъ изъ корридора.
   - Войдите сюда, Доббли,- сказалъ м-ръ Груммеръ.
   И въ комнатѣ господъ пикквикистовъ появилась новая фигура исполинскаго размѣра, съ грязнымъ лицомъ, опухлыми щеками и багрово-краснымъ носомъ.
   - A друг³е остались тамъ?- спросилъ м-ръ Груммеръ.
   - Всѣ за дверью,- отвѣчалъ Доббли.
   - Примите команду и ведите ихъ сюда,- сказалъ м-ръ Груммеръ.
   И не дальше, какъ черезъ минуту въ комнату вошло полдюжины молодцовъ съ коротенькими жезлами, завершенными мѣдной короной, эмблемой королевскаго правосуд³я. Немедленно всѣ они приняли грозную позиц³ю и, по данному знаку, обратили свои жезлы на господъ Пикквика и Топмана.
   Ученый мужъ и вѣрные его ученики быстро вскочили съ своихъ мѣстъ!
   - Что значитъ это вторжен³е въ мою квартиру?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.- Развѣ вы не знаете, что домъ англичанина неприкосновененъ.
   - Кто велѣлъ арестовать меня?- сказалъ м-ръ Топманъ.
   - Что вамъ здѣсь надобно?- сказалъ м-ръ Снодграсъ.
   М-ръ Винкель не сказалъ ничего, но устремилъ на Груммера такой огненный взоръ, который могъ бы просверлить его насквозь, если бы въ груд

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
Просмотров: 311 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа