Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 2

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



3; души о доннѣ Христинѣ, гордомъ испанцѣ, о фонтанѣ, о бѣдств³яхъ, о человѣческой жестокости, и глаза его наполнились слезами.
   Нумера взяты, постели осмотрѣны, обѣдъ заказанъ, и путешественники отправились осматривать городъ съ его окрестностями.
   Прочитавъ внимательно замѣтки м-ра Пикквика относительно четырехъ городовъ: Строда, Рочестера, Четема и Бромптона, мы нашли, что впечатлѣн³е его, въ существенныхъ основан³яхъ, ничѣмъ не отличается отъ наблюден³й другихъ путешественниковъ, изображавшихъ эти города. Представляемъ здѣсь въ сокращен³и описан³е м-ра Пикквика.
   "Главныя произведен³я всѣхъ этихъ городовъ",- говоритъ Пикквикъ,- состоятъ, повидимому, изъ солдатъ, матросовъ, жидовъ, мѣла, раковинъ, устрицъ и корабельщиковъ. Къ статьямъ торговой промышленности преимущественно относятся: морск³е припасы, яблоки, сухари, свѣжая и соленая рыба, и устрицы. Улицы многолюдны и представляютъ живописный видъ, оживленный особенно постояннымъ присутств³емъ военныхъ. Пр³ятно истинному филантропу углубляться въ наблюден³я относительно беззаботной и веселой жизни военныхъ, умѣющихъ такъ удачно разнообразить свои развлечен³я и такъ незлобиво и невинно шутить надъ добродушными простаками изъ гражданъ. Военные вообще обладаютъ изумительно веселымъ расположен³емъ духа. За два дня до моего пр³ѣзда сюда одинъ изъ такихъ шутниковъ былъ грубо оскорбленъ въ трактирѣ. Буфетчица не захотѣла отпустить ему болѣе ни одной рюмки водки; въ отплату за это, онъ (скорѣе для забавы) выхватилъ свой штыкъ и ранилъ дѣвушку въ плечо. И однакожъ, этотъ милый весельчакъ пришелъ въ трактиръ на другой день, и самъ же первый выразилъ свою готовность покончить дѣло миромъ и забыть непр³ятное приключен³е.
   "Потреблен³е табака въ этихъ городахъ,- продолжаетъ м-ръ Пикквикъ,- должно быть чрезвычайно велико, и табачный запахъ, распространяющ³йся по улицамъ, безъ сомнѣн³я, весьма пр³ятенъ для особъ, привыкшихъ къ трубкѣ. Поверхностный наблюдатель сдѣлалъ бы, вѣроятно, презрительный отзывъ касательно грязи, которая тоже составляетъ здѣсь характеристическую принадлежность; но истинный философъ, привыкш³й углубляться въ самую сущность вещей, увидитъ, конечно, въ этомъ обстоятельствѣ самое рѣзкое и поразительное доказательство торговли и промышленности, обусловливающей народное благосостоян³е".
   Ровно въ пять часовъ явился незнакомецъ, и съ его приходомъ начался обѣдъ. Дорожнаго узелка съ нимъ больше не было; но въ костюмѣ его не произошло никакихъ перемѣнъ. Говорилъ онъ съ такимъ же лаконическимъ краснорѣч³емъ, какъ прежде, и даже былъ, въ нѣкоторыхъ случаяхъ, гораздо краснорѣчивѣе, хотя бесѣда его имѣла постоянно стенографическ³й характеръ.
   - Что это?- спросилъ онъ, когда человѣкъ принесъ первое блюдо.
   - Селедки, сэръ.
   - Селедки, а! превосходная рыба! Отправляютъ въ Лондонъ цѣлыми бочками для публичныхъ обѣдовъ. Рюмку вина, сэръ?
   - Съ большимъ удовольств³емъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   И незнакомецъ, съ необыкновенной быстротою, выпилъ рюмку сперва съ нимъ, потомъ другую съ м-ромъ Снодграсомъ, третью съ м-ромъ Топманомъ, четвертую съ м-ромъ Винкелемъ, и, наконецъ,- пятая рюмка залпомъ влилась въ его горло за здоровье всей компан³и.
   - Что тутъ y васъ за суматоха?- спросилъ онъ, окончивъ эти вступительные тосты и обращаясь къ трактирному слугѣ.- Я видѣлъ на лѣстницахъ ковры, лампы, зеркала.
   - Это, сударь, приготовлен³е къ балу.
   - Собран³е будетъ, а?
   - Нѣтъ, сэръ. Это балъ въ пользу бѣдныхъ.
   - Въ этомъ городѣ должно быть много прекрасныхъ женщинъ: какъ вы полагаете, сэръ?- спросилъ м-ръ Топманъ.
   - Блистательныя красавицы ... всякому извѣстно ... Кентское графство этимъ и славится ... яблоки, вишни, хмѣль и женщины! Рюмку вина, сэръ?
   - Съ большимъ удовольств³емъ,- отвѣчалъ м-ръ Топманъ.
   Незнакомецъ залпомъ опорожнилъ рюмку.
   - Мнѣ бы очень хотѣлось идти на балъ,- сказалъ м-ръ Топманъ.
   - Билетъ, сэръ, можно получить въ буфетѣ за полугинею,- сказалъ услужливый лакей.
   М-ръ Топманъ опять выразилъ живѣйшее желан³е присутствовать на филантропическомъ балѣ; но, не встрѣтивъ никакого сочувств³я въ отуманенныхъ взорахъ господъ Пикквика и Снодграса, обратился съ нѣкоторою горячностью къ портвейну и десерту, который только что поставили на столъ. Лакей ушелъ, и путешественники остались одни, имѣя въ виду пр³ятную перспективу послѣобѣденной дружеской бесѣды.
   - Прошу извинить,- сказалъ незнакомецъ.- Погода сегодня демонски жаркая ... передайте-ка сюда эту непочатую бутылку.
   Незнакомецъ сряду выпилъ нѣсколько рюмокъ за здрав³е всѣхъ вообще и каждаго порознь. Наступили веселыя минуты. Гость говорилъ безъ умолку, и пикквикисты слушали съ неутомимымъ вниман³емъ. М-ръ Топманъ съ каждой минутой больше и больше распалялся желан³емъ присутствовать на балѣ. Физ³оном³я м-ра Пикквика пылала выражен³емъ всеобщей филантроп³и; м-ръ Винкель и м-ръ Снодграсъ чувствовали сильную наклонность ко сну.
   - Эге, ужъ начинаютъ!- воскликнулъ незнакомецъ.- Публика собирается ... скрипки настраиваются ... арфа звучитъ ... балъ въ разгарѣ.
   Въ самомъ дѣлѣ, черезъ нѣсколько минутъ звуки оркестра возвѣстили начало первой кадрили.
   - Охъ, какъ бы мнѣ хотѣлось идти! - сказалъ опять м-ръ Топманъ.
   - Да и мнѣ,- сказалъ незнакомецъ,- чортъ побери ... проклятая поклажа ... тюки, вьюки ... непр³ятная пересылка водой ... сиди тутъ - не въ чемъ идти ... странно, странно!
   Должно теперь замѣтить, что любовь къ ближнему во всѣхъ возможныхъ проявлен³яхъ и видахъ была первою заповѣдью для пикквикистовъ, и никто изъ нихъ не отличался столько ревностнымъ исполнен³емъ этой заповѣди, какъ м-ръ Треси Топманъ. Въ дѣловые отчеты клуба внесено множество случаевъ, свидѣтельствующихъ неоспоримымъ образомъ, что этотъ джентльменъ былъ до невѣроятности добръ и милосердъ къ своимъ ближнимъ.
   - Мнѣ было бы очень пр³ятно,- сказалъ м-ръ Треси Топманъ,- снабдить васъ приличнымъ костюмомъ; но вы слишкомъ тонки, между тѣмъ какъ я ...
   - Толстъ какъ дистиллированный Бахусъ, э? Ха, ха, ха! Подайте-ка сюда бутылку.
   Былъ ли м-ръ Топманъ приведенъ въ справедливое негодован³е при этомъ слишкомъ вольномъ и даже, такъ сказать, дерзкомъ тонѣ, съ какимъ незнакомецъ, безъ всякихъ предварительныхъ церемон³й, потребовалъ къ себѣ вино, или, быть можетъ, онъ оскорбился весьма неприличнымъ сравнен³емъ своей, особы съ дистиллированнымъ Бахусомъ,- утвердительно сказать нельзя ни того, ни другого. Онъ передалъ вино, кашлянулъ два раза, и бросилъ на незнакомца суровый взглядъ, давая ему замѣтить неумѣстность его поведен³я: оказалось, однакожъ, что веселый гость сохранилъ совершенное спокойств³е духа подъ вл³ян³емъ этого испытующаго взгляда, и м-ръ Топманъ, убѣжденный въ его невинности, мгновенно перемѣнилъ гнѣвъ на милость. Онъ продолжалъ:
   - Я хотѣлъ замѣтить, сэръ, что фракъ мой былъ бы для васъ слишкомъ широкъ; но вотъ костюмъ моего друга Винкеля, надѣюсь, будетъ вамъ впору.
   Незнакомецъ измѣрялъ мѣткимъ глазомъ фигуру м-ра Винкеля, и черты лица его заблистали совершеннѣйшимъ удовольств³емъ.
   - Счастливая, безподобная идея!- воскликнулъ онъ.- Пр³ятель вашъ - второй экземпляръ меня самого!
   М-ръ Топманъ погрузился на нѣсколько минутъ въ глубокую думу и потомъ бросилъ внимательный взглядъ на почтенныхъ сочленовъ. Вино уже оказало свое снотворное дѣйств³е на м-ровъ Снодграса и Винкеля, и, повидимому, не подлежало сомнѣн³ю, что даже чувства м-ра Пикквика подчинились успокоительному вл³ян³ю Бахуса. Достопочтенный мужъ постепенно перешелъ черезъ всѣ степени, которыя обыкновенно предшествуютъ окончательной летарг³и, производимой сытнымъ обѣдомъ и его послѣдств³ями. Отъ безотчетнаго веселья онъ спустился мало-помалу въ пучину безотчетной грусти, и потомъ изъ пучины грусти взобрался опять на высоту веселья. Подобно газовому фонарю на улицѣ, раздуваемому вѣтромъ сквозь узкое отверст³е, онъ обнаружилъ на минуту неестественное с³ян³е, и вдругъ угасъ почти совершенно. Еще черезъ нѣсколько минутъ онъ вспыхнулъ яркимъ свѣтомъ, и уже окончательно загасъ. Голова его опрокинулась на грудь, и удушливое сопѣнье, прерываемое по временамъ громкимъ всхрапомъ, сдѣлалось единственнымъ признакомъ присутств³я великаго человѣка.
   Искушен³е - быть на балу и ознакомиться нагляднымъ образомъ съ блистательною красотою женщинъ Кентскаго графства - сильнѣйшимъ образомъ дѣйствовало теперь на чувства м-ра Топмана. Искушен³е взять съ собою веселаго гостя - было тоже очень сильно. Топманъ былъ чужой въ этомъ мѣстѣ и совсѣмъ не зналъ городскихъ жителей, между тѣмъ какъ незнакомецъ жилъ, повидимому, въ Рочестерѣ съ младенческихъ лѣтъ. М-ръ Винкель спалъ глубокимъ сномъ; будить его было безполезно; по обыкновенному ходу вещей, онъ, какъ снопъ, покатился бы на свою постель, еслибъ удалось пробудить его отъ неестественнаго усыплен³я. М-ръ Топманъ былъ въ нерѣшительномъ состоян³и.
   - Выпейте рюмку и передайте вино мнѣ!- проговорилъ неутомимый гость.
   М-ръ Топманъ повиновался инстинктивно, и послѣдняя рюмка, ожививъ дѣятельность его духа, заставила его остановиться на опредѣленномъ планѣ.
   - Спальня Винкеля подлѣ моей комнаты,- сказалъ м-ръ Топманъ.- Въ настоящемъ положен³и, разумѣется, ему никакъ не растолкуешь, чего мы хотимъ; но я знаю, что въ чемоданѣ y него прекрасная фрачная пара платья. Можно, я думаю, распорядиться и безъ него: вы надѣнете его костюмъ, a потомъ, послѣ бала, я опять могу уложить его вещи на свое мѣсто, такъ что онъ ничего не будетъ знать.
   - Ген³альная мысль!- воскликнулъ незнакомецъ.- Чудесный планъ ... странное положен³е, чортъ побери ... четырнадцать фраковъ въ дорожныхъ ящикахъ... долженъ занимать чужой фракъ... Непр³ятно!
   - Надобно теперь купить билеты,- сказалъ м-ръ Топманъ.
   - Размѣнивать соверенъ не стоитъ хлопотъ ... бросимъ жреб³й, кому платить ... Такъ, такъ ... вонъ она какъ юлитъ... женщина, блистательная женщина ... Вамъ платить,- говорилъ незнакомецъ,- когда брошенная монета катилась по столу. М-ръ Топманъ позвонилъ, заплатилъ за билеты и приказалъ подать свѣчи. Черезъ четверть часа незнакомецъ уже рисовался въ блистательномъ костюмѣ м-ра Натан³эля Винкеля.
   - Это новый форменный фракъ,- сказалъ м-ръ Топманъ, когда незнакомецъ охорашивался передъ зеркаломъ.- Онъ сшитъ въ первый разъ послѣ изобрѣтен³я формы для нашего клуба.
   Говоря это, онъ рекомендовалъ гостю обратить вниман³е на больш³я вызолоченныя пуговицы съ портретомъ м-ра Пикквика и съ буквами: П. К.
   - Портретъ этого старика?.. Хорошо, очень хорошо!- сказалъ незнакомецъ.- A что значатъ эти буквы: П. К.?.. Платье краденое, а?
   М-ръ Топманъ пришелъ въ сильное негодован³е и поспѣшилъ объяснить тайну девиза.
   - Тал³я немного коротка,- говорилъ между тѣмъ незнакомецъ, повертываясь и кривляясь передъ зеркаломъ.- Форма похожа на почтамтскую... фраки тамъ наобумъ, безъ мѣрки ... Неисповѣдимыя предопредѣлен³я судьбы ... y всѣхъ малорослыхъ людей длинные фраки... y великановъ - коротк³е!.. Все навыворотъ въ этомъ м³рѣ.
   Когда, наконецъ, все приведено было въ совершеннѣйш³й порядокъ, м-ръ Топманъ и его товарищъ пошли наверхъ, въ бальныя залы.
   - Ваши фамил³и, сэръ?- спросилъ швейцаръ.
   М-ръ Треси Топманъ приготовился исчислить свои титулы; но незнакомецъ остановилъ его.
   - Не нужно фамил³й,- сказалъ онъ швейцару, и потомъ прошепталъ на ухо Топману,- не годится объявлять именъ ... почтенныя фамил³и въ своемъ кругу ... не могутъ произвести эффекта въ публичныхъ мѣстахъ ... лучше инкогнито ... джентльмены изъ Лондона, знатные путешественники!
   Дверь отворилась, и знатные путешественники вошли въ залу.
   То была широкая и длинная комната, освѣщенная восковыми свѣчами въ хрустальныхъ канделя брахъ. Скамейки, обитыя малиновымъ бархатомъ, стояли по всѣмъ четыремъ сторонамъ. Музыканты живописной группой на хорахъ, и кадрили симметрически были расположены въ два или три ряда танцующихъ паръ. Въ смежной комнатѣ стояли карточные столы, и двѣ пары старухъ, съ такимъ же числомъ почтенныхъ джентльменовъ, уже сидѣли за вистомъ.
   По окончан³и послѣдней фигуры танцоры разошлись по залѣ. М-ръ Топманъ и его товарищъ, стоя въ углу, наблюдали собран³е.
   - Очаровательныя женщины! - замѣтилъ м-ръ Топманъ.
   - То ли еще будетъ!- отвѣчалъ незнакомецъ.- Теперь, покамѣстъ, мелюзга ... тузы не явились ... странная публика ... корабельные чиновники высшаго разряда знать не хотятъ корабельныхъ инженеровъ низшаго разряда ... корабельные инженеры низшаго разряда знать не хотятъ мелкаго джентри ... мелкое джентри презираетъ купцовъ ...
   - Не знаете ли, кто этотъ щуроглазый мальчуганъ съ свѣтлыми волосами и въ фантастическомъ костюмѣ?- спросилъ м-ръ Топманъ.
   - Неважная птица... юнга девяносто седьмого экипажа... A вотъ достопочтенный Вильмотъ Снайпъ... знатная фамил³я... богатъ какъ чортъ... всѣ знаютъ.
   - Сэръ Томасъ Клобберъ, леди Клобберъ и дѣвицы Клобберъ!- забасилъ швейцаръ громовымъ голосомъ.
   И по залѣ распространилось общее волнен³е, когда величественными стопами вошли: высок³й джентльменъ въ синемъ фракѣ съ свѣтлыми пуговицами, высокая леди въ голубомъ атласномъ платьѣ и двѣ молодыя дѣвицы въ новомодныхъ костюмахъ того же цвѣта.
   - Главный начальникъ надъ портомъ ... важная особа,- шепнулъ незнакомецъ м-ру Топману, когда благотворительный комитетъ встрѣчалъ сэра Томаса Клоббера и его превосходительное семейство.
   Достопочтенный Вильмотъ Снайпъ и друг³е знатные джентльмены спѣшили принести дань глубокаго благоговѣн³я дѣвицамъ Клобберъ. Самъ сэръ Томасъ Клобберъ стоялъ среди залы, выпрямившись какъ стрѣла, и величественно озиралъ блестящее собран³е.
   - М-ръ Смити, м-съ Смити и дѣвицы Смити!- проревѣлъ опять швейцаръ.
   - Что это за м-ръ Смити?- спросилъ м-ръ Треси Топманъ.
   - Такъ себѣ... неважный чиновникъ... вздоръ,- отвѣчалъ незнакомецъ.
   М-ръ Смити отвѣсилъ низк³й поклонъ сэру Томасу Клобберу, который, въ свою очередь, удостоилъ его легкимъ наклонен³емъ головы. Леди Клобберъ навела трубку на м-съ Смити и ея дочерей, между тѣмъ какъ м-съ Смити гордо посматривала на какую-то другую м-съ, не имѣвшую счастья принадлежать къ чиновницамъ корабельной верфи.
   - Полковникъ Болдеръ, м-съ полковница Болдеръ и миссъ Болдеръ!- докладывалъ швейцаръ.
   - Начальникъ гарнизона,- сказалъ незнакомецъ въ отвѣтъ на вопросительный взглядъ м-ра Топмана.
   М-съ Болдеръ дружески раскланялась съ дѣвицами Клобберъ; встрѣча между полковницею Болдеръ и леди Клобберъ была ознаменована самыми искренними изл³ян³ями радостныхъ чувствъ; полковникъ Болдеръ и сэръ Томасъ Клобберъ перенюхивались въ табакеркахъ другъ y друга и продолжали стоять одиноко, какъ джентльмены, проникнутые благороднымъ сознан³емъ собственнаго превосходства передъ всѣмъ, что ихъ окружало.
   Между тѣмъ какъ мѣстные аристократы - Болдеры, Клобберы и Снайпы - поддерживали такимъ образомъ свое достоинство на верхнемъ концѣ залы, друг³е разряды провинц³альнаго общества подражали ихъ примѣру на противоположной сторонѣ. Младш³е офицеры девяносто седьмого полка присоединились къ семействамъ корабельныхъ инженеровъ. Жены и дочери гражданскихъ чиновниковъ составляли свою особую парт³ю, окруженную молодыми людьми изъ того же круга. М-съ Томлинсонъ, содержательница почтовой конторы, была, повидимому, избрана главою торговаго сослов³я.
   Самой замѣтной особой въ своемъ кругу былъ одинъ маленьк³й и кругленьк³й человѣчекъ съ черными хохлами на вискахъ и огромной лысиною на макушкѣ, докторъ девяносто седьмого полка, м-ръ Слеммеръ. Онъ нюхалъ табакъ изъ всѣхъ табакерокъ, безъ умолка болталъ со всѣми, смѣялся, плясалъ, отпускалъ остроты, игралъ въ вистъ, дѣлалъ все и былъ вездѣ. Къ этимъ многосложнымъ и разнообразнымъ занят³ямъ маленьк³й докторъ прибавлялъ другое, чрезвычайно важное: онъ неутомимо ухаживалъ за маленькой пожилой вдовой въ богатомъ платьѣ и брил³антахъ, придававшихъ ея особѣ весьма значительную цѣнность.
   Нѣсколько времени м-ръ Топманъ и его товарищъ безмолвно наблюдали маленькаго доктора и его интересную даму. Незнакомецъ прервалъ молчан³е:
   - Груды золота... старуха... лѣкарь-фанфаронъ... спекуляц³я ... задать имъ перцу... идея недурная.
   М-ръ Топманъ бросилъ вопросительный взглядъ на его лицо.
   - Стану волочиться за старухой,- сказалъ незнакомецъ.
   - Кто она такая?- спросилъ м-ръ Топманъ.
   - Не знаю... не видалъ ни разу... доктора прочь... увидимъ.
   Принявъ это рѣшен³е, незнакомецъ перешелъ поперекъ залы, и, остановившись y камина, началъ посматривать съ почтительнымъ и меланхолическимъ удивлен³емъ на жирныя щеки пожилой леди. М-ръ Топманъ обомлѣлъ. Незнакомецъ дѣлалъ быстрые успѣхи: маленьк³й докторъ началъ танцовать съ другой дамой - вдова уронила платокъ - незнакомецъ поднялъ, подалъ - улыбка, поклонъ, книксенъ - разговоръ завязался. Еще нѣсколько минутъ... два-три слова съ распорядителемъ танцами... небольшая вступительная пантомима, и незнакомецъ занялъ свое мѣсто въ кадрили съ м-съ Боджеръ.
   Удивлен³е м-ра Топмана, при этой чудной ловкости товарища, ровно ничего не значило въ сравнен³и съ глубокимъ изумлен³емъ доктора девяносто седьмого полка. Незнакомецъ молодъ, вдова самолюбива, вниман³е доктора отвергнуто, и счастливый соперникъ не обращаетъ никакого вниман³я на его негодован³е. Докторъ Слеммеръ остолбенѣлъ. Какъ? Неужели его, знаменитаго врача девяносто седьмого полка, забыли и презрѣли въ пользу человѣка, котораго никто не видѣлъ прежде и котораго никто не знаетъ даже теперь! Вѣроятно ли это! Возможно ли? Да, чортъ побери, очень возможно: они танцуютъ и любезничаютъ. Какъ! Это что еще? Незнакомецъ рекомендуетъ своего пр³ятеля! Докторъ Слеммеръ не вѣритъ глазамъ, но роковая истина должна быть допущена: м-съ Боджеръ танцуетъ съ м-ромъ Треси Топманомъ - это не подлежитъ никакому сомнѣн³ю. Вдовица передъ самымъ носомъ доктора, полная одушевлен³я и жизни, выдѣлываетъ самые хитрые прыжки, то подбоченится, то подыметъ голову, и м-ръ Треси Топманъ рисуется передъ ней съ торжественнымъ лицомъ. Непостижимо!
   Терпѣливо и молчаливо докторъ медицины и хирург³и переноситъ свою невзгоду, и съ уб³йственнымъ хладнокров³емъ смотритъ, какъ молодые люди пьютъ глинтвейнъ, подчиваютъ конфектами своихъ дамъ, кокетничаютъ, любезничаютъ, улыбаются, смѣются; но когда, наконецъ, незнакомецъ исчезъ, чтобы проводить м-съ Боджеръ до ея кареты, д-ръ Слеммеръ быстро вскочилъ съ своего мѣста, какъ ужаленный вепрь, и негодован³е, долго сдерживаемое, запылало яркимъ заревомъ на его щекахъ.
   Незнакомецъ, между тѣмъ, проводивъ интересную вдову, снова появился въ залѣ вмѣстѣ съ м-ромъ Топманомъ. Онъ говорилъ и смѣялся отъ искренняго сердца. Докторъ Слеммеръ свирѣпѣлъ, пыхтѣлъ, бѣсновался, жаждалъ крови своего врага.
   - Сэръ,- произнесъ онъ страшнымъ голосомъ, подавая ему свою карточку,- имя мое - Слеммеръ, докторъ Слеммеръ девяносто седьмого полка... въ четемскихъ казармахъ, сэръ... вотъ мой адресъ.
   Больше ничего онъ не мотъ сказать; бѣшенство душило его.
   - A!- проговорилъ незнакомецъ холоднымъ тономъ.- Учтивое вниман³е... Слеммеръ... Благодарю... теперь не боленъ... когда захвораю... д-ръ Слеммеръ... не забуду!
   - Какъ? вы увертываетесь, милостивый государь?- говорилъ, задыхаясь, неистовствующ³й докторъ.- Вы трусъ, негодяй, лжецъ!.. Вы - довольно ли вамъ этого? Дайте вашъ адресъ.
   - О, глинтвейнъ, я вижу, слишкомъ крѣпокъ!- воскликнулъ незнакомецъ вполголоса.- Не жалѣютъ коньяка... очень глупо... лимонадъ гораздо лучше... жарк³я комнаты... пожилые джентльмены... голова разболится ... не хорошо, не хорошо... очень.
   И онъ отступилъ назадъ съ невозмутимымъ спокойств³емъ.
   - Я знаю, сэръ, вы остановились въ этой гостиницѣ,- сказалъ неумолимый докторъ,- теперь вы пьяны; завтра обо мнѣ услышите; я отыщу васъ, отыщу!
   - На улицѣ, можетъ-быть... дома я никогда не бываю.
   Д-ръ Слеммеръ, сдѣлавъ неистовое движен³е, нахлобучилъ шляпу и вышелъ изъ залы. М-ръ Топманъ и его товарищъ пошли наверхъ въ спальню невиннаго м-ра Винкеля, которому надлежало возвратить занятый костюмъ.
   Этотъ джентльменъ уже давно спалъ крѣпкимъ сномъ; церемон³я размѣна павлиньихъ перьевъ была совершена очень скоро и спокойно. Пр³ятели закусили и выпили на сонъ грядущ³й по нѣскольку стакановъ вина. Незнакомецъ былъ разговорчивъ и веселъ; м-ръ Треси Топманъ, отуманенный глинтвейномъ, лафитомъ, восковыми свѣчами и бѣлоснѣжными плечами рочестерскихъ красавицъ, былъ на седьмомъ небѣ и воображалъ себя первымъ счастливцемъ подлуннаго мира. Проводивъ своего товарища, м-ръ Топманъ, не безъ нѣкоторыхъ затруднен³й, отыскалъ отверст³е въ своемъ ночномъ колпакѣ и впихнулъ въ него свою голову,- при чемъ опрокинулъ подсвѣчникъ и разбилъ остальную бутылку съ портвейномъ. Наконецъ, послѣ многихъ разнообразныхъ эволюц³й, ему удалось кое-какъ добрести до своей постели, гдѣ онъ и погрузился въ сладк³й сонъ.
   Поутру на другой день, ровно въ семь часовъ, всеобъемлющая душа м-ра Пикквика была выведена изъ своего безсознательнаго положен³я громкимъ стукомъ въ дверь комнаты.
   - Кто тамъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ, вскакивая съ постели.
   - Чистильщикъ сапоговъ, сэръ.
   - Чего вамъ отъ меня нужно?
   - Потрудитесь сказать сэръ, какой джентльменъ изъ вашего общества носитъ свѣтло-син³й фракъ съ золотыми пуговицами?
   М-ръ Пикквикъ мигомъ догадался, что лакей взялъ, вѣроятно, чистить платье его товарища и забылъ, кому оно принадлежитъ. Онъ отвѣчалъ:
   - М-ръ Винкель, черезъ двѣ комнаты направо.
   - Покорно благодарю.
   Топманъ пилъ больше всѣхъ и спалъ богатырскимъ сномъ; однакожъ громк³й стукъ неугомоннаго лакея разбудилъ и его.
   - Что тамъ такое?
   - Можно ли поговорить съ м-ромъ Винкелемъ, сэръ?- сказалъ слуга.
   - Винкель! Винкель!- вскричалъ м-ръ Топманъ, приподнявшись съ постели.
   - Что!- отозвался слабый голосъ изъ сосѣдней комнаты.
   - Васъ спрашиваютъ... тамъ... за дверью,- пробормоталъ полусонный Топманъ, повернувшись на другой бокъ.
   - Спрашиваютъ!- воскликнулъ Винкель, быстро вскакивая съ постели, и набрасывая халатъ на свои плечи,- кто-жъ бы это? Кому я понадобился въ такомъ дальнемъ разстоян³и отъ города?
   - Какой-то джентльменъ желаетъ съ вами переговорить,- сказалъ лакей, когда м-ръ Винкель отворилъ ему дверь,- джентльменъ говоритъ, что онъ недолго васъ задержитъ; но ему непремѣнно надобно васъ видѣть.
   - Странно, очень странно!- сказалъ м-ръ Винкель.- Гдѣ этотъ джентльменъ?
   - Онъ дожидается въ кофейной комнатѣ.
   - Хорошо. Скажите, что сейчасъ приду.
   Этимъ временемъ счастливый Топманъ погрузился опять въ сладк³й утренн³й сонъ.
   М-ръ Винкель одѣлся на скорую руку и сошелъ внизъ, въ общую залу. Старуха и два лакея убирали посуду; какой-то офицеръ въ мундирѣ стоялъ y окна, спиною къ дверямъ. Обернувшись при входѣ м-ра Винкеля, онъ поклонился ему довольно сухо и предложилъ слугамъ выйти.
   - М-ръ Винкель, если не ошибаюсь?- сказалъ офицеръ, запирая дверь.
   - Да, я Винкель; что вамъ угодно?
   - Вы, конечно, не удивитесь, сэръ, если услышите, что я пришелъ къ вамъ по поручен³ю моего друга, м-ра Слеммера, доктора девяносто седьмого полка.
   - Доктора Слеммера?!
   - Такъ точно. Докторъ просилъ меня объявить вамъ, сэръ, что вы вчера вечеромъ изволили вести себя совсѣмъ не по джентльменски и что, слѣдовательно, онъ считаетъ себя въ правѣ требовать удовлетворен³я.
   Изумлен³е м-ра Винкеля обрисовалось самыми краснорѣчивыми знаками на его лицѣ. Пр³ятель доктора Слеммера продолжалъ:
   - Другъ мой, докторъ Слеммеръ, твердо убѣжденъ, что вы были вчера слишкомъ пьяны, и вѣроятно, сами не сознаете всей обширности обиды, нанесенной ему. Онъ поручилъ мнѣ сказать, что если вы, какъ благородный человѣкъ, обнаружите готовность извиниться въ своемъ поведен³и,- онъ согласенъ принять отъ васъ удовлетворительное объяснен³е, которое вы потрудитесь написать подъ мою диктовку.
   - Письменное объяснен³е!- воскликнулъ озадаченный м-ръ Винкель.
   - Одно изъ двухъ: объяснен³е, или... вы понимаете?- сказалъ докторск³й пр³ятель холоднымъ тономъ.
   - Точно ли ко мнѣ относится ваше поручен³е, сэръ?- спросилъ м-ръ Винкель, безнадежно сбитый съ толка необыкновеннымъ предложен³емъ.
   - Самъ я не имѣлъ чести быть свидѣтелемъ вашего неприличнаго поступка,- отвѣчалъ, улыбаясь, загадочный джентльменъ,- и вы отказались дать свой адресъ доктору Слеммеру. По его поручен³ю, надлежало мнѣ развѣдать, кому принадлежитъ свѣтло-син³й фракъ съ вызолоченными пуговицами, портретомъ и буквами "П. К." другъ мой хотѣлъ во что бы ни стало узнать вашу фамил³ю.
   М-ръ Винкель остолбенѣлъ при этомъ подробномъ описан³и его костюма. Пр³ятель доктора Слеммера продолжалъ:
   - Изъ разспросовъ, мною сдѣланныхъ, оказалось, что владѣлецъ свѣтло-синяго фрака съ эмблематическими пуговицами прибылъ въ эту гостиницу вчера передъ обѣдомъ съ тремя другими джентльменами. Я немедленно послалъ узнать вашу фамил³ю, и теперь мнѣ извѣстно, что я имѣю честь говорить съ м-ромъ Винкелемъ.
   Если бы главная башня Рочестерскаго замка внезапно сдвинулась со своего мѣста, и остановилась передъ гостиницею "Золотого Быка", изумлен³е Винкеля было бы ничтожнымъ въ сравнен³и съ тѣми чувствами, которыя теперь волновали его грудь. Первою его мыслью было, что, вѣроятно, фракъ его украденъ.
   - Позволите ли мнѣ отлучиться на минуту?- сказалъ онъ.
   - Сдѣлайте милость.
   М-ръ Винкель опрометью бросился наверхъ и раскрылъ дрожащею рукою свой чемоданъ. Фракъ лежалъ на своемъ обыкновенномъ мѣстѣ, но былъ измятъ и немного запачканъ: стало быть, его надѣвали прошлой ночью.
   - Ну, да, дѣло очевидное, сообразилъ м-ръ Винкель, припоминая событ³я вчерашняго дня,- вчера послѣ обѣда мнѣ вздумалось гулять по здѣшнимъ улицамъ: помню очень хорошо, какъ я закурилъ сигару и вышелъ со двора. Вѣроятно, я надѣлъ свой новый фракъ, зашелъ куда-нибудь, и напроказилъ: пьяному море по колѣна! Вотъ и раздѣлывайся теперь съ какимъ-то докторомъ Слеммеромъ! Непр³ятно, чортъ побери, очень непр³ятно!
   Сказавъ это, м-ръ Винкель поспѣшилъ воротиться въ общую залу съ мрачной рѣшимостью принять вызовъ неустрашимаго доктора Слеммера и мужественно покориться всѣмъ послѣдств³ямъ страшнаго поединка.
   Мног³я обстоятельства имѣли вл³ян³е на геройскую рѣшимость м-ра Винкеля, и прежде всего - репутац³я, которою онъ пользовался въ клубѣ. До сихъ поръ его считали образцомъ ловкости и искусства во всѣхъ дѣлахъ, наступательныхъ и оборонительныхъ, гдѣ требовалось необыкновенное присутств³е духа и вотъ, если теперь, при первомъ критическомъ случаѣ, онъ обнаружитъ свою слабость, въ глазахъ самого основателя знаменитаго клуба, слава его затмится, и онъ пропалъ навсегда. Вдумываясь притомъ глубже въ этотъ предметъ, онъ сообразилъ, основываясь на многихъ случаяхъ, что секунданты, вслѣдств³е обоюднаго соглашен³я, рѣдко заряжали пистолеты пулями, и всего чаще удавалось имъ примирять противниковъ послѣ холостыхъ зарядовъ. Его секундантомъ, разумѣется, будетъ м-ръ Снодграсъ. Если изобразить ему опасность живѣйшими и яркими красками, нѣтъ сомнѣн³я, этотъ джентльменъ обо всемъ извѣститъ м-ра Пикквика, который, въ свою очередь, не замедлитъ обратиться къ мѣстнымъ властямъ, и, стало быть, покушен³е на уб³йство будетъ предотвращено.
   Такъ разсуждалъ м-ръ Винкель, когда воротился въ общую залу, и объявилъ свое соглас³е на вызовъ обиженнаго доктора.
   - Не угодно ли вамъ отправить меня къ вашему другу, чтобъ я мотъ съ нимъ условиться о времени и мѣстѣ нашей встрѣчи?- сказалъ офицеръ.
   - Нѣтъ, это совсѣмъ не нужно,- возразилъ м-ръ Винкель,- мы это можемъ рѣшить теперь же, и я не замедлю извѣстить своего секунданта.
   - Въ такомъ случаѣ - сегодня вечеромъ, на закатѣ солнца: хорошо это будетъ?- спросилъ офицеръ безпечнымъ тономъ.
   - Очень хорошо,- отвѣчалъ м-ръ Винкель, думая, напротивъ, что это - очень дурно.
   - Знаете ли вы крѣпость Питта?
   - Да, я видѣлъ ее вчера.
   - Пройдя городъ, вы потрудитесь повернуть налѣво съ большой дороги и обогнуть главный уголъ крѣпости; я буду ждать васъ въ безопасномъ мѣстѣ, и дѣло, авось, устроится такъ, что никто намъ не помѣшаетъ.
   - Это мы увидимъ!- думалъ м-ръ Винкель, бросая мужественный взглядъ на секунданта своего противника.
   - Больше, кажется, ничего не нужно?- сказалъ офицеръ.
   - Ничего, я полагаю.
   - Прощайте, сэръ.
   - Прощайте.
   И офицеръ, насвистывая веселую пѣсню, вышелъ изъ залы.
   Завтракъ нашихъ героевъ, противъ обыкновен³я, былъ очень невеселъ. М-ръ Топманъ, послѣ похожден³й вчерашней ночи, остался въ постели; Снодграсъ, въ глубинѣ души, предавался поэтическимъ размышлен³ямъ, получившимъ на этотъ разъ весьма угрюмый характеръ, и даже самъ президентъ обнаруживалъ необыкновенную склонность къ молчан³ю и содовой водѣ. М-ръ Винкель нетерпѣливо выжидалъ удобнаго случая для объяснен³й, и случай скоро представился: онъ и м-ръ Снодграсъ отправились вдвоемъ на поэтическую прогулку, подъ предлогомъ обозрѣн³я достопримѣчательностей города.
   - Снодграсъ,- началъ м-ръ Винкель, когда они вышли за ворота,- Снодграсъ, любезный другъ, могу ли я положиться на твою скромность?
   Предложивъ этотъ вопросъ, онъ былъ глубоко убѣжденъ, что любезный другъ, при первой возможности, разболтаетъ ввѣренную тайну. Поэты - народъ болтливый, это всѣмъ извѣстно; a Снодграсъ былъ велик³й поэтъ.
   - Совершенно можешь,- отвѣчалъ м-ръ Снодграсъ,- хочешь, я дамъ клятву...
   - Нѣтъ, нѣтъ,- прервалъ м-ръ Винкель, пораженный страшной возможностью удержать на привязи поэтическ³й языкъ своего пр³ятеля - не клянись, мой другъ, не клянись: это совсѣмъ не нужно.
   М-ръ Снодграсъ медленно опустилъ руку, поднятую къ небесамъ во изъявлен³е готовности дать клятву.
   - Мнѣ нужна твоя помощь, любезный другъ, въ одномъ важномъ дѣлѣ... въ дѣлѣ чести,- сказалъ м-ръ Винкель.
   - И ты ее получишь - вотъ тебѣ моя рука!- отвѣчалъ восторженный поэгъ.
   - У меня дуэль, Снодграсъ, дуэль на жизнь и смерть съ м-ромъ Слеммеромъ, докторомъ девяносто седьмого полка,- сказалъ мистеръ Винкель, желая представить свое дѣло въ самомъ торжественномъ свѣтѣ;- мы условились съ его секундантомъ сойтись сегодня вечеромъ, на закатѣ солнца.
   - Очень хорошо: я буду твоимъ секундантомъ.
   Такая готовность со стороны пр³ятеля нѣсколько изумила дуэлиста. Чужая бѣда встрѣчается, по большей части, съ удивительнымъ хладнокров³емъ посторонними людьми: м-ръ Винкель выпустилъ изъ вида это обстоятельство, и судилъ о чувствован³яхъ друга по б³ен³ю своего собственнаго сердца.
   - Послѣдств³я, мой другъ, могутъ быть ужасны,- замѣтилъ м-ръ Винкель.
   - Ну, этого нельзя сказать заранѣе,- отвѣчалъ поэтическ³й Снодграсъ.
   - Докторъ, я полагаю, отличный стрѣлокъ.
   - Очень можетъ быть: всѣ военные стрѣляютъ хорошо, но вѣдь и ты, авось, не дашь промаха въ десяти шагахъ.
   - Разумѣется.
   Снодграсъ былъ удивительно спокоенъ, и поэтическое лицо его, къ великой досадѣ м-ра Винкеля, начинало выражать торжественную рѣшимость. Надлежало сообщить разговору другой оборотъ.
   - Любезный другъ,- сказалъ м-ръ Винкель трогательнымъ и дрожащимъ голосомъ, испустивъ глубочайш³й вздохъ изъ своей груди и устремивъ свой взоръ къ небесамъ,- любезный другъ, если роковая пуля сразитъ мое сердце, и я бездыханенъ упаду къ ногамъ своего безжалостнаго противника, ты долженъ принять на себя священную обязанность извѣстить обо всемъ моего отца: скажи, что я палъ на полѣ чести, и вручи ему отъ меня мое послѣднее письмо.
   Но и эта краснорѣчивая выходка не имѣла вожделѣннаго успѣха: поэтъ, приведенный въ трогательное умилен³е, изъявилъ готовность составить обо всемъ подробнѣйш³й рапортъ, и лично вручить печальное письмо отцу убитаго друга.
   - Но если я паду,- продолжалъ м-ръ Винкель,- или если докторъ Слеммеръ падетъ отъ моихъ рукъ, ты неизбѣжно въ томъ и другомъ случаѣ самъ будешь замѣшанъ въ это дѣло, какъ свидѣтель преступлен³я, и можешь подвергнуться большимъ непр³ятностямъ. Объ этомъ я не могу подумать безъ содроган³я.
   При этомъ маневрѣ м-ръ Снодграсъ задрожалъ и поблѣднѣлъ, но, руководимый чувствомъ безкорыстной дружбы, скоро оправился отъ своего волнен³я и отвѣчалъ твердымъ голосомъ:
   - Что дѣлать! Непр³ятности не легко перенести, но для друга я готовъ въ огонь и воду.
   М-ръ Винкель внутренно посылалъ къ чорту эту безкорыстную дружбу, и отчаян³е сильно овладѣло его душой, когда они продолжали такимъ образомъ гулять по улицамъ города. Онъ ухватился за послѣднее средство:
   - Снодграсъ!- вскричалъ онъ вдругъ, останавливаясь среди дороги и съ жаромъ ухватясь за руку своего пр³ятеля,- ты ужъ, пожалуйста, не компрометируй меня въ этомъ дѣлѣ, не извѣщай объ этомъ полиц³ю, не обращайся къ мѣстнымъ властямъ съ просьбой посадить подъ арестъ меня и м-ра Слеммера, доктора девяносто седьмого полка, который живетъ теперь въ Четемскихъ казармахъ, недалеко отъ крѣпостного вала. Другой бы на твоемъ мѣстѣ принялъ всѣ возможныя мѣры для предотвращен³я этой дуэли, мой другъ.
   - Ни за что въ свѣтѣ!- воскликнулъ м-ръ Снодграсъ съ величайшимъ энтуз³азмомъ.
   Прощай, послѣдняя надежда! Благодаря услужливости своего друга, м-ръ Винкель принужденъ сдѣлаться одушевленной мишенью для смертоноснаго выстрѣла какого-то злодѣя, котораго онъ не видалъ и въ глаза! Холодный потъ заструился по его лбу.
   Покончивъ такимъ образомъ эти предварительныя объяснен³я, друзья наши купили пистолеты съ достаточнымъ количествомъ пороха и пуль и поспѣшили воротиться въ гостиницу "Золотого Быка". Все остальное время м-ръ Винкель горевалъ о своей судьбѣ, между тѣмъ какъ пр³ятель его усердно занимался приведен³емъ въ исправное состоян³е смертоносныхъ оруд³й.
   Наступилъ вечеръ, холодный и туманный. Не дожидаясь сумерекъ, пикквикисты поспѣшили отправиться на поле чести. М-ръ Винкель, для избѣжан³я постороннихъ наблюден³й, завернулся въ огромную шинель; м-ръ Снодграсъ тащилъ подъ своими полами смертоносныя оруд³я.
   - Все ли ты взялъ?- спросилъ м-ръ Винкель взволнованнымъ тономъ.
   - Все, кажется,- отвѣчалъ м-ръ Снодграсъ,- я принялъ мѣры, чтобъ можно было сдѣлать нѣсколько зарядовъ, на случай промаха или осѣчки. Въ этомъ ящикѣ четверть фунта пороха; пули завернуты въ двухъ нумерахъ здѣшней газеты.
   Такое выражен³е дружескаго чувства заслуживало, конечно, самой высшей благодарности; но м-ръ Винкель молчалъ, вѣроятно, отъ избытка душевнаго волнен³я. Онъ шелъ довольно медленно за спиною своего друга.
   - Мы придемъ какъ разъ въ пору,- сказалъ м-ръ Снодграсъ, когда они были за городской заставой,- солнце только что начинало закатываться.
   "Такъ, вѣроятно, закатится и послѣдн³й часъ моей жизни!" думалъ м-ръ Винкель, бросая болѣзненный взглядъ на заходящее свѣтило.- Вотъ и секундантъ! воскликнулъ онъ съ замиран³емъ сердца, сдѣлавъ нѣсколько шаговъ.
   - Гдѣ?- сказалъ м-ръ Снодграсъ.
   - Вонъ тамъ джентльменъ въ синей шинели.
   М-ръ Снодграсъ посмотрѣлъ впередъ, по указан³ю своего друга, и замѣтилъ довольно рослую фигуру въ синемъ плащѣ. Офицеръ махнулъ рукой и повернулъ за уголъ крѣпости; пикквикисты послѣдовали за нимъ.
   Вечеръ казался удивительно печальнымъ; заунывный вѣтеръ пробѣгалъ по опустѣлому пространству, какъ гигантъ, кликавш³й свою собаку пронзительнымъ свистомъ. Плаксивая природа сообщила мрачный колоритъ чувствован³ямъ м-ра Винкеля. Ровъ, окружавш³й крѣпость, казался ему колоссальной могилой, гдѣ скоро будутъ погребены его грѣшныя кости.
   Между тѣмъ офицеръ, свернувъ съ главной тропинки, быстро перескочилъ за ограду уединеннаго поля, назначеннаго мѣстомъ дуэли. Пикквикисты послѣдовали его примѣру, и м-ръ Снодграсъ съ удовольств³емъ замѣтилъ, что нельзя было выбрать мѣста безопаснѣе и удобнѣе для кровавыхъ похожден³й. Два джентльмена дожидались за оградой: одинъ маленьк³й и круглый человѣкъ съ черными волосами; другой - статный мужчина въ байковомъ сюртукѣ, сидѣвш³й съ большимъ комфортомъ на походномъ стулѣ.
   - Это должны быть докторъ Слеммеръ и хирургъ, взятый для перевязки ранъ,- сказалъ м-ръ Снодграсъ,- ободрись, мой другъ, и выпей водки.
   М-ръ Винкель схватилъ поданную бутылку и съ наслажден³емъ втянулъ въ себя нѣсколько тысячъ капель живительной влаги.
   - Мой другъ, сэръ,- м-ръ Снордграсъ,- сказалъ м-ръ Винкель, когда къ нему подошелъ офицеръ.
   Докторск³й секундантъ сдѣлалъ учтивый поклонъ и вынулъ ящикъ, такой же, какъ y Снодграса.
   - Кажется, намъ не о чемъ говорить,- замѣтилъ онъ холоднымъ тономъ, открывая ящикъ,- другъ вашъ уклонился отъ всякихъ извинен³й.
   - Не о чемъ, я думаю,- сказалъ м-ръ Снодграсъ, начинавш³й чувствовать нѣкоторую неловкость, при видѣ окончательныхъ приготовлен³й.
   - Угодно вамъ отмѣрять шаги?- сказалъ офицеръ.
   - Извольте,- отвѣчалъ м-ръ Снодграсъ.
   Дистанц³я, къ общему удовольств³ю, была измѣрена правильно и скоро, и предварительныя услов³я заключены.
   - Мои пистолеты, я думаю, будутъ понадежнѣе вашихъ,- сказалъ расторопный секундантъ доктора девяносто седьмого полка.- Вы видѣли, какъ я заряжалъ: угодно вамъ осмотрѣть ихъ?
   - Нѣтъ, я совершенно на васъ полагаюсь,- отвѣчалъ м-ръ Снодграсъ, довольный и счастливый тѣмъ, что его освободили отъ этой трудной операц³и: его понят³я о заряжен³и смертоносныхъ оруд³й были довольно сбивчивы и неопредѣленны.
   - Стало быть, намъ можно теперь поставить противниковъ на барьеръ?- сказалъ офицеръ съ величайшимъ хладнокров³емъ, какъ будто дѣйствующ³я лица были для него пѣшками на шахматной доскѣ - и онъ собирался играть.
   - Конечно, можемъ

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
Просмотров: 330 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа