Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 15

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



Теперь я сдѣлался слугою стараго холостяка; a придетъ пора, и я самъ буду джентльменомъ. Тогда я разведу тѣнистый садъ, выстрою комфортабельную бесѣдку и буду себѣ посиживать отъ утра до ночи съ трубкою въ зубахъ.
   - Вы философъ, Самуэль.
   - A какъ бы вы думали? Философ³я y насъ въ крови. Мой родитель, напримѣръ, философъ первой руки. Если, бывало, мачиха начнетъ его шпынять, онъ свиститъ себѣ такъ, что и въ усъ не дуетъ. Бывало, она разсердится и разобьетъ его трубку: онъ возьметъ другую и набьетъ табакомъ. Потомъ она взвизгнетъ и упадетъ въ истерику, a онъ покуриваетъ себѣ, какъ въ кофейномъ домѣ. Вѣдь все это называется философ³ей, сэръ, такъ ли?
   - Почти такъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ, улыбаясь,- философ³я, вѣроятно, принесла вамъ большую пользу.
   - Какъ же, сэръ, очень большую, особенно, когда была y меня квартира безъ мебели.
   - Это что еще?
   - Ничего, сэръ, двѣ недѣли сряду на своемъ вѣку квартировалъ я подъ мостомъ... то есть подъ арками Ватерлооскаго моста. Квартира недурная, близкая ко многимъ трактирамъ и притомъ даровая квартира, безданная, безпошлинная. Холодновато иной разъ, да это ничего, когда кровь бурлитъ кипяткомъ отъ головы до пятокъ. И не скучно: честной компан³и вдоволь.
   - Бродяги, я думаю, мошенники?
   - Какъ бы не такъ! Записные бродяги знаютъ, сэръ, философ³ю получше насъ съ вами: y нихъ всегда найдется теплый уголъ и порц³я телятины съ кружкой пива. Случается иной разъ, заходятъ туда молодые нищ³е, женщины и мальчишки, еще не привыкш³е къ своему ремеслу; но вообще бываютъ тамъ бездомныя твари, безъ насущнаго куска хлѣба, безпр³ютныя головушки, которымъ не на что купить веревку въ двѣ пенни.
   - Какая тамъ веревка?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Веревкой, сэръ, называется меблированная квартира, гдѣ платятъ за койку два пенни.
   - Что-жъ тутъ общаго между веревкой и койкой?
   - Неужто вы не понимаете? Вещи простыя, сэръ. Джентльменъ и леди, содержатели прекрасной гостиницы, сначала укладывали своихъ гостей на полу, гдѣ кто стоялъ: но это оказалось неудобнымъ, потому что гости спали безпробудно каждый день вплоть до обѣда. Поэтому джентльменъ и леди, для предупрежден³я такихъ безпорядковъ, придумали утвердить гостиныя постели - мѣшки съ соломой - на веревкахъ, привѣшанныхъ къ потолку на разстоян³и двухъ аршинъ отъ пола.
   - Дальше.
   - Дальше ужъ, разумѣется, что: каждое утро въ шесть часовъ джентльменъ и леди дергаютъ за одинъ конецъ веревки и вываливаютъ жильцовъ на холодный полъ. Гости просыпаются, встаютъ и каждый убирается, по добру по здорову, на всѣ четыре стороны. Однакожъ извините, сэръ, кажется, я заболтался съ вами: вѣдь это Бери.
   - Да, Бери.
   Дилижансъ покатилъ по торцовой мостовой красиваго городка и черезъ нѣсколько минутъ остановился передъ воротами большой гостиницы насупротивъ стараго аббатства.
   - A вотъ это гостиница "Вѣстникъ",- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- здѣсь мы остановимся, только надобно, Самъ, быть какъ можно осторожнѣе. Наймите нумеръ и никому не сказывайте моей фамил³и. Понимаете?
   - Еще бы! я ловлю на лету ваши мысли,- отвѣчалъ Самуэль Уэллеръ съ лукавымъ видомъ.
   И, взявъ подъ мышку чемоданъ м-ра Пикквика, онъ побѣжалъ въ буфетъ. Скоро нумеръ былъ взятъ, и м-ръ Пикквикъ расположился въ немъ съ большимъ комфортомъ.
   - Теперь, Самъ, прежде всего...- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Надобно заказать обѣдъ,- подхватилъ Самуэль Уэллеръ: - уже поздно.
   - Пожалуй и такъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, взглянувъ на часы,- ваша правда, Самуэль.
   - И если я хорошо угадалъ вашу мысль,- прибавилъ м-ръ Уэллеръ,- послѣ обѣда вы ляжете отдохнуть часовъ на десятокъ и отложите всѣ попечен³я до завтрашняго дня, такъ какъ "утро вечер-мудренѣе", говаривалъ одинъ сапожникъ, выпивая бутылку водки на сонъ грядущ³й.
   - Правда, Самуэль,- подтвердилъ м-ръ Пикквикъ,- но не мѣшаетъ напередъ удостовѣриться, точно ли стоитъ онъ въ этой гостиницѣ и скоро ли намѣренъ ѣхать.
   - Положитесь на меня во всемъ: я не промигаю,- отвѣчалъ Самуэль.- Пойду заказывать обѣдъ и спущусь внизъ на развѣдки: все будетъ узнано минутъ черезъ пять.
   - Дѣлайте, какъ знаете,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   Слуга исчезъ.
   Черезъ полчаса м-ръ Пикквикъ сидѣлъ за роскошнымъ обѣдомъ, и минутъ черезъ сорокъ м-ръ Уэллеръ явился съ извѣст³емъ, что м-ръ Чарльзъ Фицъ-Маршалъ приказалъ удержать за собой свой нумеръ въ гостиницѣ впредь до дальнѣйшихъ распоряжен³й. Онъ собирался провести этотъ вечеръ въ одномъ аристократическомъ домѣ, куда долженъ былъ сопутствовать ему и его слуга. Трактирному слугѣ поручено стоять y подъѣзда въ ожидан³и м-ра Фицъ-Маршала.
   - Теперь, сэръ,- заключилъ м-ръ Уэллеръ,- стоитъ мнѣ поутру потолковать съ его слугой, и я узнаю всю подноготную.
   - Какъ же вы узнаете?- перебилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Нѣтъ на свѣтѣ народа откровеннѣе слугъ, когда они толкуютъ о своихъ господахъ; неужели и это для васъ секретъ!
   - Ну, да, я забылъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- хорошо.
   - Тогда вы сами увидите, что нужно дѣлать, и мы распорядимся какъ нельзя лучше,
   - Очень хорошо, ступайте.
   И м-ръ Уэллеръ, съ позволен³я своего господина, отправился провести вечеръ по собственному благоусмотрѣн³ю. Неизвѣстно, какъ это случилось, только въ короткое время онъ познакомился, казалось, со всѣми трактирными жильцами и даже нашелъ для себя пр³ютъ въ общей залѣ, куда буфетчикъ прислалъ ему великолѣпный ужинъ. Долго разсказывалъ онъ остроумные анекдоты, заставляя хохотать всю почтенную компан³ю, и долго м-ръ Пикквикъ не могъ сомкнуть глазъ, оглушаемый громкимъ смѣхомъ, доносившимся до его спальни.
   Поутру на другой день м-ръ Уэллеръ, разгоняя лихорадочные остатки вечерней вакханал³и, стоялъ на дворѣ подъ насосомъ, обливаемый съ ногъ до головы холодной водою. Въ продолжен³е этой операц³и, вниман³е его обратилось на молодого парня въ сѣрой ливреѣ, сидѣвшаго на скамейкѣ. Парень держалъ какуюто духовную книгу въ рукахъ и былъ, повидимому, слишкомъ углубленъ въ чтен³е; это, однакожъ, не мѣшало ему бросить пытливый взглядъ на джентльмена подъ насосомъ, и оказывалось по всему, что операц³я купанья забавляетъ его, какъ нельзя больше.
   - Что это за пучеглазый болванъ,- подумалъ про себя м-ръ Уэллеръ, когда глаза его первый разъ встрѣтились съ любопытнымъ взоромъ незнакомца въ сѣрой ливреѣ.
   Желтое, широкое лицо незнакомца, его впалые глаза и огромная голова, на которой торчало нѣсколько черныхъ клочковъ, произвели весьма непр³ятное впечатлѣн³е на Самуэля.- Экой болванъ!- повторилъ онъ, продолжая операц³ю обливанья и стараясь больше не думать о болванѣ.
   Но незнакомецъ, безпрестанно отрываясь отъ книги, продолжалъ на него смотрѣть съ напряженнымъ вниман³емъ, обнаруживая очевидное намѣрен³е вступить въ разговоръ. Окативъ еще разъ свою голову, Самуэль вытерся полотенцемъ и, подходя къ незнакомцу, сказалъ:
   - Какъ ваше здоровье, дружище?
   - Слава Богу, покорно васъ благодарю, сэръ,- проговорилъ незнакомецъ, медленно закрывая свою книгу,- здоровъ, покамѣстъ Богъ грѣхамъ терпитъ. Вы здоровы ли, сэръ?
   - Разсохся малую толику и брожу, какъ ходячая бутылка съ водкой; но это нипочемъ нашему брату,- отвѣчалъ Самуэль.- Вы живете въ этой гостиницѣ?
   Незнакомецъ отвѣчалъ утвердительно.
   - Какъ это случилось, что вчера васъ не было съ нами?- спросилъ Самуэль, продолжая вытираться.- Вы смотрите такимъ весельчакомъ ... какъ живая форель въ корзинкѣ рыбака,- прибавилъ онъ тихонько.
   - Вчера меня не было дома,- отвѣчалъ незнакомецъ,- мы выѣзжали съ господиномъ.
   - Какъ фамил³я вашего господина?- спросилъ м-ръ Уэллеръ, раскраснѣвшись отъ внезапнаго волнен³я и отъ сильныхъ трен³й полотенцемъ.
   - Фицъ-Маршалъ,- сказалъ незнакомецъ.
   - Дайте вашу руку, почтеннѣйш³й,- сказалъ м-ръ Уэллеръ, дѣлая шагъ впередъ,- очень радъ познакомиться съ вами. Мнѣ ужасно нравится ваше лицо.
   - Скажите, пожалуйста, это, однакожъ, очень странно,- проговорилъ желтолицый слуга наивнымъ тономъ,- вы мнѣ понравились съ перваго взгляда; я готовъ былъ расцѣловать васъ, когда вы стояли подъ насосомъ.
   - Право?
   - Честное слово. Не удивительно ли это?
   - Удивительно,- сказалъ Самъ, всматриваясь съ удовольств³емъ въ глупую фигуру незнакомца.- Какъ ваше имя, любезный другъ?
   - ²овъ.
   - Прекрасное имя. A фамил³я?
   - Троттеръ,- сказалъ незнакомецъ.- A васъ какъ величаютъ?
   Самуэль припомнилъ предостережен³е своего господина и отвѣчалъ:
   - Меня зовутъ Уокеръ; фамил³я моего господина - м-ръ Вилькинсъ. Не угодно ли вамъ перекусить чего-нибудь, м-ръ Троттеръ?
   - Съ удовольств³емъ,- отвѣчалъ желтолицый, съ благоговѣн³емъ укладывая свою книгу въ карманъ.
   Они отправились въ буфетъ, выпили по рюмкѣ водки и закусили колбасой. М-ръ Уэллеръ приказалъ подать бутылку рома и огромный чайникъ кипятку, съ прибавлен³емъ двухъ лимоновъ и гвоздики.
   - Хорошее y васъ мѣсто, м-ръ Троттеръ?- спросилъ Самуэль, приготовляя стаканъ пунша.
   - Дурное, любезный другъ, мизеристо.
   - Какъ?
   - Да такъ. М-ръ Фицъ-Маршалъ намѣренъ жениться на этихъ дняхъ.
   - Право?
   - Точно такъ; но это бы еще ничего: онъ намѣренъ похитить молодую дѣвушку, богатую наслѣдницу, изъ дѣвичьяго панс³она.
   - Какой драконъ!- проговорилъ м-ръ Уэллеръ, размѣшивая другой стаканъ.- Панс³онъ этотъ въ здѣшнемъ городѣ, я думаю?
   Хоть этотъ вопросъ былъ предложенъ самымъ невиннымъ и безпечнымъ тономъ, однакожъ м-ръ ²овъ Троттеръ обнаружилъ своими жестами, что онъ понимаетъ нескромность своего друга.
   Опорожнивъ стаканъ горячаго пунша, онъ бросилъ таинственный взглядъ, моргнулъ обоими глазами и принялся выдѣлывать своей рукою аллегорическое движен³е, показывая, будто выкачиваетъ воду изъ колодца. По смыслу этой аллегор³и, м-ръ Троттеръ представлялъ колодезь, откуда м-ръ Уэллеръ собирался черпать таинственную воду.
   - Нѣтъ, нѣтъ,- сказалъ м-ръ Троттеръ,- тутъ надо придержать свой языкъ. Это секретъ, большой секретъ, м-ръ Уокеръ.
   Говоря это, м-ръ Троттеръ поставилъ свой стаканъ вверхъ дномъ, напоминая такимъ образомъ, что ему нечѣмъ больше утолить своей жажды. М-ръ Уэллеръ понялъ деликатный намекъ и поспѣшилъ налить другой стаканъ.
   - Такъ это секретъ!- сказалъ Самуэль.
   - Думать надобно, что такъ,- отвѣчалъ м-ръ Троттеръ, прихлебывая живительную влагу.
   - Богатъ вашъ господинъ, любезный другъ?- спросилъ Самуэль.
   М-ръ Троттеръ улыбнулся и, придерживая стаканъ лѣвою рукою, знаменательно ударилъ правой четыре раза по карману своихъ свѣтло-сѣрыхъ штановъ, намекая такимъ образомъ, что сэръ Фицъ-Маршалъ могъ сдѣлать то же самое, не обезпокоивъ никого звономъ денежнаго металла.
   - Такъ это, выходитъ, онъ затѣялъ рискованное дѣло, любезный другъ?- спросилъ Самуэль.
   М-ръ Троттеръ улыбнулся.
   - A знаете ли что, любезный другъ,- продолжалъ м-ръ Уэллеръ,- вѣдь вы будете отчаянный каналья, если позволите своему господину увезти эту дѣвицу.
   - О-о-охъ! Я знаю это, м-ръ Уокеръ, - отвѣчалъ ²овъ Троттеръ, бросивъ на своего товарища печальный взглядъ, исполненный сердечнаго сокрушен³я,- я знаю и скорблю душевно, да только что прикажете мнѣ дѣлать?
   - Дѣлать!- воскликнулъ Самъ.- Разсказать обо всемъ содержательницѣ панс³она и выдать злонамѣреннаго человѣка.
   - Кто-жъ повѣритъ моимъ словамъ, м-ръ Уокеръ? Молодую дѣвушку считаютъ, разумѣется, образцомъ невинности и скромности; она запрется во всемъ, запрется и мой господинъ. Кто повѣритъ словамъ бѣднаго слуги? Я потеряю свое мѣсто, и, вдобавокъ, мнѣ же дадутъ дурной аттестатъ.
   - Да, тутъ есть закорючка своего рода,- проговорилъ Самуэль,- вы правы, дружище.
   - Совсѣмъ иное дѣло,- продолжалъ м-ръ Троттеръ,- если бы мнѣ удалось отыскать какого-нибудь почтеннаго джентльмена, защитника угнетенной невинности, тогда, пожалуй, было бы можно помѣшать этому нечестивому дѣлу; но и здѣсь опять своего рода закорючка, м-ръ Уокеръ. Я не знаю никого въ этой глуши, да если-бъ и зналъ, кто опять повѣритъ моимъ словамъ?
   - Баста!- вскричалъ Самуэль, быстро вскочивъ съ мѣста и схвативъ руку своего новаго друга.- Мой господинъ точь-въ-точь такой джентльменъ, какой вамъ нуженъ.
   Черезъ нѣсколько минутъ м-ръ ²овъ Троттеръ былъ введенъ въ комнату м-ра Пикквика. Самуэль представилъ въ короткихъ словахъ сущность дѣла.
   - Велик³й Боже! Неужели я долженъ выдать своего собственнаго господина!- воскликнулъ м-ръ ²овъ Троттеръ, приставляя къ своимъ глазамъ розовый платочекъ въ четыре квадратныхъ дюйма.
   - Чувствительность этого рода дѣлаетъ вамъ честь,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ тономъ искренняго участ³я,- тѣмъ не менѣе, однакожъ, вы должны исполнить свою обязанность.
   - О-о-охъ! Всѣ мы подъ Богомъ ходимъ!- всхлипывалъ ²овъ Троттеръ.- Знаю, сэръ, я, какъ честный человѣкъ долженъ исполнять свой долгъ; но вы поставьте себя на мое мѣсто: я ношу платье своего господина, и онъ же даетъ мнѣ насущный хлѣбъ; онъ мой благодѣтель, въ нѣкоторомъ смыслѣ, хотя я знаю, что онъ плутъ.
   - Благородная душа!- воскликнулъ растроганный м-ръ Пикквикъ.- Честная натура!
   - О-о-охъ!
   - Послушайте, любезный,- перебилъ Самуэль, смотрѣвш³й съ нѣкоторымъ нетерпѣн³емъ на эту слезливую церемон³ю,- водовозныя телѣжки хороши въ свое время, но подчасъ, какъ, напримѣръ, теперь, онѣ ни къ чорту не годятся.
   - Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ строгимъ тономъ,- мнѣ очень непр³ятно видѣть въ васъ неуважен³е къ благороднымъ чувствамъ этого молодого человѣка.
   - Такъ-то оно такъ, сэръ,- возразилъ Самуэль,- чувства благородныя, нечего сказать, да только я присовѣтывалъ бы ему припрятать ихъ подальше въ своей груди, a не растрачивать по пустякамъ въ тепленькой водицѣ, до которой намъ съ вами нѣтъ ни малѣйшей нужды. Слезы вѣдь не то, что стѣнные часы или паровой котелъ, что кипитъ напропалую, когда кочегаръ подкладываетъ подъ иего горячихъ углей. Вотъ какъ покончите это дѣло, любезный другъ, ступайте въ кофейную, закурите трубку и плачьте, сколько вашей душенькѣ угодно; a теперь для васъ всего лучше припрятать въ карманъ этотъ красненьк³й платочекъ.
   - Слуга мой говоритъ правду,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- хотя, быть можетъ, его образъ выражен³я слишкомъ грубъ и необтесанъ.
   - Ужъ я это и самъ вижу,- сказалъ м-ръ Троттеръ,- что дѣлать, сэръ? Не выдержалъ! Постараюсь укрѣпиться.
   - Очень хорошо, любезный,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ,- теперь скажите намъ: гдѣ этотъ панс³онъ?
   - За городомъ, сэръ, недалеко отъ заставы: большой каменный домъ.
   - Когда-жъ назначено привести въ исполнен³е этотъ ужасный планъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.- Когда онъ увезетъ ее?
   - Ночью, сэръ,- отвѣчалъ ²овъ.
   - Ночью!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.
   - Сегодня ночью, сэръ, лишь только солнце отвратитъ свои лучи отъ нечестиваго дѣла. Я просто готовъ съ ума сойти отъ тоски.
   - Нужно принять немедленныя мѣры,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Сейчасъ отправлюсь къ содержательницѣ панс³она.
   - Прошу извинить, сэръ,- сказалъ ²овъ,- но я думаю, что эта мѣра не годится.
   - Отчего?
   - Мой господинъ, надобно вамъ доложить, человѣкъ очень хитрый.
   - Знаю.
   - Онъ вкрался въ довѣр³е всѣхъ этихъ леди, и содержательница панс³она безъ ума отъ него. Вы можете ползать передъ нею на колѣняхъ и божиться, сколько вамъ угодно: она не повѣритъ ни одному слову, особенно, если не будетъ y васъ другихъ доказательствъ, кромѣ донесен³я слуги. Разумѣется, мой господинъ скажетъ, что я негодяй, котораго онъ собирался прогнать за какую-нибудь вину,- и этого будетъ довольно. Тогда я пропалъ, и вы нисколько не успѣете въ своемъ намѣрен³и.
   - Что-жъ мнѣ дѣлать?- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Всего лучше поймать его на мѣстѣ преступлен³я: другихъ средствъ я не вижу никакихъ. Старая леди повѣритъ только своимъ собственнымъ глазамъ.
   - Какъ же поймать его на мѣстѣ преступлен³я?- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Вѣдь это, я полагаю, очень трудно. Едва ли мнѣ удастся.
   - Не знаю, какъ это объяснить вамъ, сэръ,- сказалъ м-ръ ²овъ Троттеръ послѣ минутнаго размышлен³я,- но съ этимъ, пожалуй, было бы легко сладить, еслибъ вы послушались моего совѣта.
   - Говорите.
   - Дѣло, видите ли, получаетъ такой оборотъ: мы подкупили двухъ служанокъ, и онѣ устроили такъ, что сегодня ночью, съ десяти часовъ, м-ръ Фицъ-Маршалъ и я будемъ скрываться въ кухнѣ. Какъ скоро всѣ эти женщины разбредутся по своимъ постелямъ, мы немедленно должны выйти изъ кухни, и молодая дѣвушка выбѣжитъ къ намъ изъ своей спальни. Почтовый экипажъ будетъ стоять y воротъ, и тогда - поминай какъ звали.
   - Ну?
   - Такъ вотъ я и думалъ, сэръ: еслибъ, примѣромъ сказать, вы одни подкараулили насъ въ саду.
   - Одинъ!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.- Зачѣмъ же одинъ?
   - Я полагаю, сэръ, что этого требуетъ съ вашей стороны деликатность къ дамамъ. Содержательницѣ панс³она было бы, конечно, очень непр³ятно, еслибъ нашлось много свидѣтелей этой истор³и. Я полагаю, надобно имѣть нѣкоторую снисходительность къ чувствамъ молодой дѣвушки.
   - Правда ваша, любезный, правда,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Снисходительность къ молодымъ людямъ - первое услов³е для всякаго честнаго намѣрен³я. Продолжайте.
   - Такъ вотъ я и разсчитываю: еслибъ вамъ запрятаться въ садъ и ровно въ половинѣ двѣнадцатаго пробраться черезъ галлерею до кухни; я бы отворилъ вамъ дверь, и вы бы какъ разъ въ самую пору нахлынули на этого безсовѣстнаго человѣка, который, такъ сказать, заманилъ меня въ свою западню.
   Здѣсь м-ръ Троттеръ испустилъ глубок³й вздохъ.
   - Не печальтесь, любезный,- сказалъ м-ръ Пикквикъ утѣшительнымъ тономъ,- добрыя дѣла не остаются безъ возмезд³я ни въ этой, ни въ будущей жизни.
   Слезы умилен³я опять навернулись на глазахъ добродѣтельнаго лакея. Было ясно, что ему, несмотря на совѣтъ Самуэля, слишкомъ трудно преодолѣвать болѣзненныя ощущен³я своего сердца.
   - Тьфу ты пропасть!- сказалъ Самуэль.- Сроду не видалъ такихъ плаксъ. Послушайте, любезный, не водянка ли y васъ въ головѣ?
   - Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ строгимъ тономъ,- прикусите свой языкъ.
   - Слушаю, сэръ.
   - Признаюсь, этотъ планъ мнѣ слишкомъ не нравится,- сказалъ м-ръ Пикквикъ послѣ глубокаго размышлен³я.- Почему бы мнѣ прямо не снестись съ родственниками молодой дѣвушки?
   - Да потому, сэръ, что они живутъ за сотню миль отъ этого города,- отвѣчалъ м-ръ ²овъ Троттеръ.
   - Хитрая закорючка!- промолвилъ про себя м-ръ Уэллеръ.
   - И какъ мнѣ пробраться въ этотъ садъ?- продолжалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Это не мудрено, сэръ: стѣна низенькая, и вашъ слуга можетъ придержать васъ за ногу.
   - Придержать за ногу!- машинально повторилъ м-ръ Пикквикъ.- И вы навѣрное будете подлѣ той самой двери, о которой говорите?
   - Непремѣнно. Ошибки здѣсь не можетъ быть, одна только эта дверь и выходитъ въ садъ. Постучитесь, когда забьютъ часы, и я отворю вамъ въ ту же минуту.
   - Вообще этотъ планъ мнѣ не по сердцу,- замѣтилъ м-ръ Пикквикъ,- но ужъ такъ и быть: дѣло идетъ о счастьи молодой дѣвушки и я готовъ на все рѣшиться. Хорошо, я буду въ саду.
   Такимъ образомъ, увлеченный врожденною добротою сердца, м-ръ Пикквикъ отважился на предпр³ят³е, имѣвшее романическ³й характеръ, столь чуждый его спокойной натурѣ.
   - Какъ называется этотъ домъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Вестгетъ. Лишь только выйдете за городъ, своротите вправо: онъ стоить особнякомъ недалеко отъ большой дороги. На воротахъ мѣдная доска съ надписью.
   - Знаю,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Я замѣтилъ его прежде, когда проѣзжалъ черезъ этотъ городъ. Хорошо, любезный, вы можете на меня положиться.
   М-ръ Троттеръ отвѣсилъ низк³й поклонъ и повернулъ къ дверямъ; м-ръ Пикквикъ поспѣшилъ всунуть гинею въ его руку.
   - Это, любезный, за вашу добродѣтель,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Будьте всегда честнымъ человѣкомъ. Нечего благодарить. Не забудьте - въ половинѣ двѣнадцатаго.
   - Не забуду, сэръ, будьте спокойны,- отвѣчалъ м-ръ ²овъ Троттеръ.
   Съ этими словами онъ вышелъ изъ комнаты въ сопровожден³и Самуэля.
   - Ну, да; на такихъ услов³яхъ я бы готовъ расплакаться и самъ,- замѣтилъ м-ръ Уэллеръ,- только я не понимаю, чортъ побери, откуда y васъ льются эти слезы?
   - Изъ сердца, м-ръ Уокеръ,- отвѣчалъ м-ръ ²овъ Троттеръ торжественнымъ тономъ.- Прощайте.
   - Ты, однакожъ, полезный плакса: мы изъ тебя повыжали все, что намъ нужно,- думалъ м-ръ Уэллерь, когда сердобольный ²овъ скрылся съ его глазъ.
   Но мы не можемъ опредѣлить съ такою же точностью течен³е мыслей въ душѣ м-ра Троттера, потому что намъ вовсе неизвѣстно, что онъ думалъ.
   День прошелъ съ замѣчательною быстротой, наступилъ вожделѣнный вечеръ, и, немного спустя послѣ захожден³я солнца, Самуэль Уэллеръ доложилъ своему господину, что м-ръ Джингль и его слуга готовы отправиться въ дорогу. Багажъ ихъ укладывается, и почтовая карета стоитъ передъ подъѣздомъ. Ясно, что нечестивый планъ, какъ предсказалъ м-ръ Троттеръ, приводится въ исполнен³е.
   Пробило одиннадцать часовъ, и м-ръ Пикквикъ понялъ, что ему нельзя больше медлить ни минуты. Самуэль предложилъ, на всяк³й случай, своему господину теплое пальто; но м-ръ Пикквикъ отказался, чтобы не имѣть лишней тяжести на своихъ плечахъ.
   Ярко с³яла луна на небесахъ, но густыя облака скрывали ее отъ земной юдоли. Была прекрасная сухая ночь, но непроницаемая тьма господствовала повсюду, такъ что можно было выколоть глаза, нечаянно наткнувшись на какой-нибудь предметъ. Дорожки, поля, огороды, дома и деревья исчезли въ глубокой тѣни. Было душно и жарко. Въ цѣломъ городѣ ни одного звука; изрѣдка только слышался отдаленный лай какой-нибудь собаки.
   М-ръ Пикквикъ и его слуга подошли къ стѣнамъ Вестгета и, обогнувъ фасадъ, остановились передъ заборомъ сада.
   - Вы воротитесь въ гостиницу, Самъ, послѣ того какъ пособите мнѣ перебраться черезъ стѣну,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Слушаю, сэръ.
   - Вы будете сидѣть въ моей комнатѣ и ждать моего возвращен³я.
   - Непремѣнно.
   - Возьмите же теперь мою ногу и, когда я скажу - "ну", приподнимите меня тихонько.
   - Слушаю.
   Сдѣлавъ эти предварительныя распоряжен³я, м-ръ Пикквикъ ухватился за край стѣны и передалъ условный пароль послушному слугѣ; но было ли его тѣло въ нѣкоторой степени способно къ такой же эластичности, какъ его душа, или м-ръ Уэллеръ сообщилъ грубѣйш³й смыслъ повелѣн³ю относительно приподнят³я ноги своего господина, только м-ръ Пикквикъ весьма неосторожно перекувыркнулся черезъ заборъ, повалился кубаремъ на крыжовнич³й кустарникъ и наткнулся носомъ на розовое деревцо.
   - Надѣюсь вы не ушиблись, сэръ?- проговорилъ Самуэль громкимъ шопотомъ, постепенно оправляясь отъ изумлен³я, естественно послѣдовавшаго за внезапнымъ исчезновен³емъ его господина.
   - Конечно, я не ушибъ себя,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ по другую сторону стѣны,- но думать надобно, что вы ушибли меня, Самуэль.
   - Авось Богъ милостивъ, сэръ.
   - Ничего, однакожъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, высвобождаясь изъ кустарника,- небольшая царапина на лицѣ, кости цѣлы. Ступайте домой.
   - Прощайте, сэръ.
   - Прощайте.
   Медленнымъ и осторожнымъ шагомъ Самуэль Уэллеръ отошелъ отъ стѣны. М-ръ Пикквикъ остался одинъ въ саду.
   Огонекъ мелькалъ по временамъ въ различныхъ окнахъ и появлялся на лѣстничныхъ ступеняхъ; м-ръ Пикквикъ понялъ, что въ домѣ ложились спать. Забившись въ уголъ стѣны, онъ рѣшился терпѣливо ждать урочной минуты. Мног³е на его мѣстѣ, нѣтъ сомнѣн³я, должны бы были почувствовать тоскливость въ своей душѣ и нѣкоторую робость; но м-ръ Пикквикъ былъ бодръ и крѣпокъ духомъ. Онъ сознавалъ вполнѣ безукоризненную честность своихъ цѣлей и былъ увѣренъ въ благородствѣ сердобольнаго лакея. Тишина въ природѣ и безмолв³е ночное могли навести скуку на обыкновенныхъ людей; но всеобъемлющ³й духъ великаго человѣка не знаетъ скуки. М-ръ Пикквикъ погрузился въ размышлен³е относительно непостоянства человѣческой судьбы, какъ вдругъ его вниман³е обратилось на бой часового колокола въ сосѣдней церкви. Двѣ четверти двѣнадцатаго!
   - Пора!- подумалъ м-ръ Пикквикъ, переступая осторожно на своихъ ногахъ.
   Онъ взглянулъ на домъ: огни постепенно загасли, ставни затворились. Легли спать. М-ръ Пикквикъ на цыпочкахъ подошелъ къ дверямъ и тихонько постучался. Прошло двѣ или три минуты безъ отвѣта: м-ръ Пикквикъ постучался въ другой и трет³й разъ.
   Наконецъ, послышался на лѣстницѣ шумъ шаговъ, и огонекъ проскользнулъ черезъ замочную скважину двери. Задвижка отскочила, замокъ щелкнулъ, и дверь медленно начала отворяться.
   И по мѣрѣ того, какъ отворилась дверь шире и шире, м-ръ Пикквикъ отступалъ назадъ дальше и дальше. Легко вообразить себѣ его изумлен³е, когда, вмѣсто сердобольнаго ²ова, онъ увидѣлъ въ дверяхъ служанку со свѣчою въ рукѣ. М-рь Пикквикъ журавлинымъ шажкомъ отодвинулся назадъ вдоль галлерейной стѣны.
   - Это, должно быть, кошка, Сара,- сказала дѣвушка, обращаясь, вѣроятно, къ своей подругѣ.- Кисъ, кисъ, кисъ.
   Но такъ какъ ни одно животное не отвѣчало на эту ласку, дѣвушка тихонько притворила дверь и заперла. М-ръ Пикквикъ опять остался одинъ, погруженный въ ночную темноту.
   - Это, однакожъ, очень странно,- подумалъ м-ръ Пикквикъ.- Вѣроятно, они засидѣлись сверхъ урочнаго часа. Жаль, что имъ вздумалось выбрать эту ночь для своихъ плановъ, очень жаль.
   И съ этими мыслями м-ръ Пикквикъ поспѣшилъ опять забраться въ уголокъ стѣны, гдѣ стоялъ онъ прежде. Надлежало подождать еще до вторичнаго возобновлен³я условнаго сигнала.
   Едва прошло минутъ пять, какъ молн³я прорѣзала окружающ³й мракъ, сверкнула яркой полосой, и громъ съ ужаснымъ трескомъ раздался въ отдаленномъ пространствѣ. Затѣмъ опять сверкнула яркая полоса, грянулъ громъ съ оглушительнымъ ревомъ, и тучи разразились проливнымъ дождемъ.
   М-ръ Пикквикъ зналъ весьма хорошо, что деревья - опасные сосѣди въ продолжен³е грозы. Дерево было y него по правую руку, дерево по лѣвую, дерево спереди и дерево сзади. Оставаться неподвижнымъ на одномъ и томъ же мѣстѣ значило сдѣлаться вѣроятной жертвой громового удара, забѣжать на середину сада оказывалось неудобнымъ вслѣдств³е полицейскаго дозора. Разъ или два м-ръ Пикквикъ пытался перелѣзть черезъ стѣну; но такъ какъ теперь не было y него другихъ ногъ, кромѣ данныхъ ему природой, то несчастная попытка имѣла только слѣдств³емъ весьма непр³ятныя царапины на колѣняхъ и крупныя капли пота на благородномъ челѣ.
   - Ужасно, ужасно!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ, задыхаясь отъ внутренняго волнен³я послѣ безуспѣшной экзерциц³и.
   Онъ взглянулъ на домъ, мрачный и спокойный. Отсутств³е всякаго движен³я служило несомнѣннымъ признакомъ, что всѣ улеглись спать. Не время ли опять возобновить сигналъ?
   М-ръ Пикквикъ прокрался на цыпочкахъ по мокрому щебню и, взойдя на галлерею, тихонько постучался въ дверь. Онъ притаилъ дыхан³е, насторожилъ чутк³й слухъ и приставилъ правый глазъ къ замочной щели. Никакого отвѣта: очень странно. Онъ стукнулъ еще немного посильнѣе и приставилъ лѣвый глазъ къ той же щели. Послышался легк³й шопотъ и затѣмъ робк³й окликъ:
   - Кто тамъ?
   - Опять не ²овъ!- подумалъ м-ръ Пикквикъ, торопливо отпрядывая вдоль стѣны.- Это женск³й голосъ.
   Едва успѣлъ онъ дойти до этого заключен³я, какъ вдругъ отворилось наверху окно и четыре женскихъ голоса закричали разомъ:
   - Кто тамъ?
   М-ръ Пикквикъ не смѣлъ пошевелить ни рукой, ни ногой. Очевидно, что весь домъ пробудился отъ сна. Онъ рѣшился стоять неподвижно на своемъ мѣстѣ, пока затихнетъ эта страшная тревога, и потомъ, употребивъ отчаянное усил³е, перескочить черезъ стѣну или погибнуть y забора.
   Лучше, разумѣется, ничего не могъ придумать первый мудрецъ въ свѣтѣ; но, къ несчастью, разсчетъ м-ра Пикквика основывался на предположен³и, что робк³я женщины не посмѣютъ отворить двери въ другой разъ. Представьте же себѣ его изумлен³е и ужасъ, когда онъ услышалъ звукъ желѣзнаго болта, звонъ защелки, и потомъ увидѣлъ обоими глазами, что дверь отворяется постепенно шире и шире! Онъ забился въ уголокъ, отступая шагъ за шагомъ. Дверь отворялась ширь; и шире.
   - Кто тамъ?- взвизгнулъ многочисленный хоръ тоненькихъ голосковъ, принадлежавшихъ дѣвствуюшей леди, основательницѣ заведен³я, тремъ гувернанткамъ, пяти служанкамъ и тремъ дюжинамъ молоденькихъ дѣвушекъ, панс³онерокъ, высыпавшихъ на лѣстницу въ папильоткахъ и бѣлыхъ простыняхъ.
   Скажите по совѣсти, могъ ли м-ръ Пикквикъ откровенно отвѣчать на этотъ эксцентрическ³й вопросъ? Нѣтъ, разумѣется. Онъ стоялъ молча и едва дышалъ.
   И среди ночного безмолв³я хоръ дѣвицъ завопилъ дискантомъ: - Боже мой! Какъ мнѣ страшно!
   - Кухарка,- сказала дѣвствующая начальница Вестгета, принявшая предосторожность стать на верхней лѣстничной ступени, позади панс³онерокъ и служанокъ,- кухарка, перешагните черезъ порогъ и посмотрите, что тамъ въ саду.
   - Нѣтъ, сударыня, покорно васъ благодарю,- отвѣчала кухарка,- у меня не двѣ головы на плечахъ.
   - Боже мой, какъ она глупа!- воскликнули три дюжины дѣвицъ.
   - Кухарка!- повторила дѣвствующая леди съ великимъ достоинствомъ,- укоротите свой дерзк³й языкъ. Я приказываю вамъ немедленно перешагнуть черезъ порогъ.
   Здѣсь кухарка принялась плакать, и судомойка, вступясь за нее, сказала: - "какъ не стыдно вамъ, сударыня!" За что, какъ и слѣдуетъ, обѣщались судомойку прогнать со двора.
   - Слышите вы, кухарка?- сказала дѣвственная лэди, сердито топая ногой.
   - Какъ вы смѣете ослушаться начальницы?- вскричали три гувернантки.
   - Какая она безстыдница, эта безсовѣстная кухарка!- заголосили тридцать шесть панс³онерокъ.
   Подстрекаемая такими энергическими побужден³ями, кухарка, вооруженная свѣчою, сдѣлала два шага впередъ и немедленно объявила, что въ саду нѣтъ никого и что шумъ, вѣроятно, произошелъ отъ вѣтра. Мало-по-малу дверь снова начала затворяться, какъ вдругъ одна изъ воспитанницъ, случайно бросившая взглядъ черезъ дверныя петли, испустила пронзительный визгъ и снова переполошила весь домъ.
   - Что это сдѣлалось съ миссъ Смитерсъ?- сказала содержательница панс³она, когда упомянутая миссъ Смитерсъ продолжала корчиться въ истерическихъ припадкахъ.
   - Боже мой, что съ вами, миссъ Смитерсъ?- заголосили тридцать пять молодыхъ дѣвицъ.
   - Охъ!.. мужчина ... мужчина тамъ ... за дверью!- визжала миссъ Смитерсъ.
   Услышавъ эту поразительную вѣсть, содержательница панс³она въ ту же минуту удалилась въ свою спальню, заперлась двойнымъ ключомъ и съ превеликимъ комфортомъ упала въ обморокъ на своей постели. Панс³онерки, гувернантки и служанки попадали на лѣстничныхъ ступеняхъ другъ на друга, и никогда свѣтъ не производилъ такого обил³я визговъ, криковъ, обмороковъ, возни и толкотни.
   Забывая собственную опасность, м-ръ Пикквикъ храбро выступилъ изъ своей засады и, остановившись въ дверяхъ, произнесъ громогласно:
   - Милостивыя государыни!.. Милыя мои!
   - Ахъ! ахъ! Онъ называетъ насъ милыми!- вскрикнула старшая гувернантка, знаменитая своимъ необыкновеннымъ безобраз³емъ.- Ахъ, злодѣй!
   - Милостивыя государыни,- проревѣлъ еще разъ м-ръ Пиквикъ, доведенный до отчаян³я опасностью своего положен³я.- Выслушайте меня. Я не воръ. Я пришелъ собственно къ вашей начальницѣ.
   - Ахъ, злодѣй, злодѣй!- закричала другая гувернантка.- Онъ пришелъ къ миссъ Томкинсъ!
   Послѣдовалъ общ³й визгъ, оглушительный и страшный для непривычнаго уха.
   - Бейте тревогу, звоните въ колоколъ!- возопили двѣнадцать голосовъ.
   - Погодите, умоляю васъ,- говорилъ несчастный м-ръ Пикквикъ.- Милостивыя государыни, посмотрите на меня, вглядитесь пристально въ мое лицо. Похожъ ли я на вора? Милостивыя государыни, вы можете меня связать, если угодно, скрутить руки и ноги и запереть меня въ темный чуланъ. Только напередъ, умоляю, выслушайте меня.
   - Какъ вы попали въ нашъ садъ?- пролепетала горничная, начинавшая приходить въ себя.
   - Позовите начальницу этого заведен³я, и я объясню ей все, клянусь честью, все объясню,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, надрывая свою грудь до послѣдней степени силы.- Но успокойтесь напередъ, позовите свою начальницу, и вы услышите все ... все!
   Была ли причиною кроткая наружность м-ра Пикквика, его нѣжное и ласковое обращен³е, или вмѣшалось сюда непреодолимое, врожденное женскимъ душамъ любопытство услышать какую-нибудь тайну, только нашлись въ этомъ обществѣ четыре разсудительныя особы, устоявш³я противъ истерическихъ припадковъ. Желая вполнѣ удостовѣриться въ искренности смиреннаго джентльмена, онѣ предложили ему родъ домашняго ареста, и м-ръ Пикквикъ согласился по доброй волѣ отправиться въ темный чуланъ, гдѣ хранились дѣтск³я шляпки и сумки съ сухарями. Рѣшено, что изъ этого убѣжища будутъ производиться переговоры запертаго мужчины съ начальницею панс³она. Это успокоило всѣхъ другихъ дѣвицъ и даже самую миссъ Томкинсъ, которая, наконецъ, успѣла очнуться отъ обморока въ своей спальнѣ. Когда миссъ Томкинсъ сошла внизъ, конференц³я открылась такимъ образомъ:
   - Что вы дѣлали въ моемъ саду, дерзк³й мужчина?- спросила миссъ Томкинсъ слабымъ голосомъ.
   - Я пришелъ предупредить васъ, милостивая государыня,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ изъ чулана,- что одна изъ вашихъ молодыхъ панс³онерокъ собиралась бѣжать въ эту ночь.
   - Бѣжать!- воскликнули въ одинъ голосъ миссъ Томкинсъ, три гувернантки, тридцать шесть панс³онерокъ и пять служанокъ.- Кто? Съ кѣмъ?
   - Съ вашимъ другомъ, м-ромъ Фицъ-Маршаломъ.
   - M_о_и_м_ъ другомъ! Я не знаю никакого Фицъ-Маршала.
   - Ну, такъ, стало быть, онъ извѣстенъ вамъ подъ собственнымъ именемъ Джингля.
   - Я не знаю никакого Джингля.
   - Въ такомъ случаѣ, меня обманули нагло и безстыдно,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Я сдѣлался жертвою глупаго и гнуснаго заговора. Пошлите, милостивая государыня, въ гостиницу "Вѣстникъ", если вы не вѣрите моимъ словамъ. Умоляю васъ, сударыня, благоволите послать въ гостиницу за слугой м-ра Пикквика, президента Пикквикскаго клуба.
   - Долженъ быть почтенный джентльменъ,- сказала миссъ Томкипсъ гувернанткѣ, занимавшейся въ ея панс³онѣ преподаван³емъ ариѳметики и каллиграф³и.- Онъ держитъ слугу.
   - Гораздо вѣроятнѣе, миссъ Томкинсъ, что слуга держитъ его въ своихъ рукахъ,- отвѣчала ариѳметическая гувернантка.- Онъ сумасшедш³й, миссъ Томкинсъ, это ясно.
   - Ваша правда, миссъ Гуиннъ,- отвѣчала миссъ Томкинсъ,- онъ сумасшедш³й. Пусть двѣ служанки отправятся въ гостиницу "Вѣстникъ", a друг³я останутся съ нами. Надобно принять мѣры на случай, если вздумается ему разбивать дверь.
   Такимъ образомъ, двѣ служанки побѣжали въ гостиницу за м-ромъ Самуэлемъ; три друг³я окружили миссъ Томкиисъ, приготовившись на всяк³й случай къ мужественной защитѣ. М-ръ Пикквикъ съ философскимъ равнодуш³емъ сѣлъ на сундукъ и погрузился мыслью въ суету м³рскую.
   Черезъ полтора часа служанки воротились. Радостно забилось сердце м-ра Пикквика, когда онъ услышалъ голосъ своего вѣрнаго слуги; но вмѣстѣ съ нимъ пришли еще как³е-то друг³е джентльмены, кто именно - м-ръ Пикквикъ не могъ сообразить, хотя голосъ ихъ казался ему знакомымъ.
   Послѣдовало краткое совѣщан³е съ содержательницею панс³она, и вслѣдъ затѣмъ отворили дверь. М-ръ Пикквикъ вышелъ изъ чулана и, окруженный всѣми обитательницами Вестгета, увидѣлъ передъ своими глазами м-ра Уэллера, старика Уардля и нареченнаго зятя его, м-ра Трунделя.
   - Любезный другъ,- вскричалъ м-ръ Пикквикъ, бросаясь въ объят³я старика Уардля,- любезный другъ, объясните, ради Бога, этой дамѣ несчастное положен³е, въ которое меня поставилъ злонамѣренный мошенникъ. Вѣроятно, вы слышали всю истор³ю отъ моего слуги; объясните имъ, по крайней мѣрѣ, что я не воръ и не сумасшедш³й.
   - Я уже объяснилъ имъ, любезный другъ, все объяснилъ,- отвѣчалъ м-ръ Уардль, пожимая руку своего друга. М-ръ Трундель между тѣмъ энергически пожималъ лѣвую руку ученаго мужа.
   - И кто говоритъ, что господинъ мой, джентльменъ изъ столицы,- перебилъ м-ръ Уэллеръ,- есть воръ, дуракъ или сумасшедш³й человѣкъ, тотъ утверждаетъ гиль, околесную несетъ, городитъ вздоръ! И если въ домѣ, здѣсь или въ саду найдутся так

Другие авторы
  • Бурлюк Николай Давидович
  • Огарев Николай Платонович
  • Шепелевич Лев Юлианович
  • Теплова Надежда Сергеевна
  • Ряховский Василий Дмитриевич
  • Барыкова Анна Павловна
  • Достоевский Федор Михайлович
  • Закуренко А. Ю.
  • Модзалевский Лев Николаевич
  • Чернов Виктор Михайлович
  • Другие произведения
  • Орлов Е. Н. - Платон. Его жизнь и философская деятельность
  • Станиславский Константин Сергеевич - Статьи. Речи. Заметки. Дневники. Воспоминания (1877-1917)
  • Пругавин Александр Степанович - Старообрядческие архиереи в Суздальской крепости
  • Бибиков Петр Алексеевич - Территориальная военная система
  • Остолопов Николай Федорович - Прелеста
  • Маяковский Владимир Владимирович - Дополнения к тому 2 Псс
  • Радин Леонид Петрович - Смело, товарищи, в ногу!..
  • Дельвиг Антон Антонович - Дмитрий Самозванец
  • Левитов Александр Иванович - Сочинения
  • Даль Владимир Иванович - Бедовик
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 270 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа