Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 12

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



ъ обязательный редакторъ "Синицы".- Съ одного взгляда я, можно сказать, вполнѣ постигъ все благородство вашей души.
   - Вашей супругѣ, конечно, будетъ непр³ятно...
   - Напротивъ, очень пр³ятно,- прибавилъ м-ръ Поттъ энергическимъ тономъ, отстранявшимъ уже всякую возможность дальнѣйшихъ возражен³й.
   Подумали, потолковали и рѣшили, что поэтъ Снодграсъ и м-ръ Топманъ должны воспользоваться порожними койками въ "Павлинѣ", между тѣмъ какъ самъ президентъ и м-ръ Винкель отправятся гостить въ домъ редактора "Синицы". Обѣдъ въ гостиницѣ "Сизаго медвѣдя", заказанный м-ромъ Поттомъ, окончательно скрѣпилъ дружеск³я связи новыхъ знакомцевъ. Было рѣшено, что поутру на другой день все общество соберется опять въ общей залѣ "Сизаго медвѣдя" и будетъ сопровождать достопочтеннаго Самуэля Сломки къ избирательнымъ урнамъ.
   Домашн³й кругъ м-ръ Потта ограничивался имъ самимъ и его почтенной супругой. Уже доказано продолжительнымъ рядомъ наблюден³й, что всѣ истинно велик³е люди подвержены какой-нибудь маленькой слабости, которая становится въ нихъ тѣмъ поразительнѣе, чѣмъ выше и блистательнѣе ихъ необыкновенные таланты. Была слабость и y м-ра Потта, имѣвшая, впрочемъ, весьма умилительный и трогательный характеръ: онъ немножко трусилъ своей хорошенькой жены и любилъ подчиняться ея маленькимъ капризамъ. Это замѣчан³е, однакожъ, въ настоящемъ случаѣ не имѣетъ никакой важности и силы: м-съ Поттъ была теперь до крайности любезна и радушно спѣшила принять дорогихъ гостей.
   - Послушай, душенька,- сказалъ м-ръ Поттъ, обращаясь къ своей супругѣ,- рекомендую тебѣ м-ра Пикквика, джентльмена изъ Лондона.
   М-съ Поттъ съ очаровательной улыбкой протянула свою пухленькую ручку президенту знаменитаго клуба, и тотъ пожалъ ее съ отеческою нѣжностью. М-ръ Винкель между тѣмъ сѣменилъ около дверей, поклонился и не говорилъ ни слова, такъ какъ хозяинъ, повидимому, совсѣмъ забылъ о немъ.
   - Милый...- сказала м-съ Поттъ.
   - Жизнь моя,- сказалъ м-ръ Поттъ.
   - Что-жъ ты не представляешь другого джентльмена?
   - Ахъ, прошу извинить!- воскликнулъ м-ръ Поттъ.- Позвольте рекомендовать м-ра...
   - Винкеля,- подсказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - М-ра Винкеля,- повторилъ м-ръ Поттъ.
   И рекомендательная церемон³я окончилась вполнѣ,
   - Мы должны, сударыня, извиниться передъ вами,- началъ м-ръ Пикквикъ.
   - Въ чемъ?
   - Въ томъ, сударыня, что разстраиваемъ своимъ присутств³емъ домашн³й порядокъ, не имѣя на то никакого права.
   - О, будьте на этотъ счетъ совершенно спокойны,- съ живостью возразила м-съ Поттъ.- Для меня, увѣряю васъ, большой праздникъ - видѣть новыя лица: я живу почти взаперти въ этомъ скучномъ городѣ, и случается, иной разъ не вижу никого по цѣлымъ недѣлямъ.
   - Никого!- воскликнулъ м-ръ Поттъ съ нѣкоторымъ изумлен³емъ.
   - Никого, мой другъ, кромѣ тебя,- возразила м-съ Поттъ съ нѣкоторою жесткостью.
   - Дѣло, видите ли, вотъ въ чемъ, м-ръ Пикквикъ,- сказалъ хозяинъ въ объяснен³е на жалобу своей жены,- образъ жизни заставляетъ насъ нѣкоторымъ образомъ отказаться отъ многихъ удовольств³й и наслажден³й, доступныхъ для жителей этого города. Мое общественное положен³е, какъ издателя "Итансвилльской Синицы", и вл³ян³е этой газеты на всю провинц³ю заставляютъ меня всецѣло отдаться политикѣ...
   - Милый...- перебила м-съ Поттъ.
   - Жизнь моя...- проговорилъ редакторъ "Синицы".
   - Неужели ты ни на минуту не можешь разстаться со своей политикой, мой другъ? Постарайся пр³искать предметъ для разговора, интересный сколько-нибудь для этихъ джентльменовъ.
   - Но политика, мой другъ, интересуетъ м-ра Пикквика,- отвѣчалъ смиренный супругъ.
   - Тѣмъ хуже для него и для тебя, - сказала м-съ Поттъ выразительнымъ тономъ,- y меня, напротивъ, голова идетъ кругомъ отъ здѣшней политики. Вѣчныя ссоры съ "Журавлемъ", глупые толки, брань, пересуды! Удивляюсь, мой другъ, какъ y тебя достаетъ охоты навязываться всѣмъ и каждому съ этимъ вздоромъ!
   - Послушай, душенька...
   - Вздоръ, вздоръ, нечего тутъ слушать.- Сэръ, вы не играете въ экарте?- спросила м-съ Поттъ, обращаясь къ молодому спутнику президента.
   - Мнѣ будетъ, сударыня, очень пр³ятно изучить подъ вашимъ руководствомъ эту игру,- отвѣчалъ м-ръ Винкель.
   - Въ такомъ случаѣ потрудитесь поставить къ окну этотъ маленьк³й столикъ: толки о здѣшней политикѣ авось не достигнутъ до моихъ ушей, и я буду вамъ очень благодарна.
   - Дженни,- сказалъ м-ръ Поттъ служанкѣ, вошедшей со свѣчами,- сходите въ контору и принесите связку "Синицы" за тысяча восемьсотъ двадцать восьмой годъ. Я прочту вамъ, сэръ,- прибавилъ редакторъ, обращаясь къ м-ру Пикквику,- я прочту вамъ свои передовыя статьи, написанныя въ опровержен³е "Желтыхъ" проныръ, хотѣвшихъ учредить здѣсь новую шоссейную заставу: надѣюсь, вы позабавитесь.
   - Я не сомнѣваюсь въ этомъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   Связка трехсотъ нумеровъ явилась на сцену; президентъ столичнаго клуба и редакторъ провинц³альной газеты усѣлись за столъ.
   Долго мы рылись въ бумагахъ м-ра Пикквика и даже перечитывали по нѣскольку разъ каждую страницу, надѣясь отыскать, по крайней мѣрѣ, краткое извлечен³е изъ этихъ статей, пропитанныхъ глубокими соображен³ями политико-экономическаго свойства; но усил³я наши не увѣнчались вожделѣннымъ успѣхомъ: велик³й человѣкъ повсюду хранилъ глубочайшее молчан³е относительно статей, принадлежащихъ редактору "Итансвилльской синицы". Не подлежитъ, однакожъ, ни малѣйшему сомнѣн³ю, что почтенный президентъ былъ проникнутъ поэтическимъ восторгомъ отъ необыкновенной свѣжести и живости слога прослушанныхъ имъ статей, и м-ръ Винкель приводитъ положительный фактъ, что глаза м-ра Пикквика, пропитанные и увлажненные избыткомъ удовольств³я, были сомкнуты почти во весь этотъ вечеръ.
   Докладъ служанки о приготовленномъ ужинѣ прекратилъ игру въ экарте и положилъ конецъ вторичному чтен³ю лучшихъ мѣстъ "Итансвилльской Синицы". М-съ Поттъ была, повидимому, въ самомъ игривомъ и веселомъ расположен³и духа. М-ръ Винкель сдѣлалъ уже весьма значительные успѣхи въ ея добромъ мнѣн³и, и она объявила ему по секрету, что м-ръ Пикквикъ - "презабавный старикашка": выражен³е фамильярное, которое могли позволить себѣ весьма немног³я особы, коротко знакомыя съ этимъ колоссально-ген³альнымъ мужемъ, исчерпавшимъ всю глубину человѣческой премудрости. Отзывъ м-съ Поттъ служитъ, конечно, самымъ трогательнымъ и убѣдительнымъ доказательствомъ того уважен³я, какимъ м-ръ Пикквикъ пользовался на всѣхъ ступеняхъ общественной жизни, мгновенно располагая къ себѣ умы и сердца всѣхъ особъ, приходившихъ въ непосредственное соприкосновен³е съ нимъ.
   М-ръ Топманъ и м-ръ Снодграсъ уже давно покоились богатырскимъ сномъ въ гостиницѣ "Павлинъ", между тѣмъ какъ пр³ятели ихъ продолжали вести одушевленную бесѣду въ гостепр³имномъ домѣ редактора "Синицы". Былъ уже часъ за полночь, когда они отправились въ свои спальни. Сонъ мгновенно овладѣлъ усталымъ организмомъ м-ра Винкеля; но восторженныя его чувства не прекращали своей дѣятельности даже во снѣ: оставаясь нечувствительнымъ ко всѣмъ земнымъ предметамъ, онъ долго видѣлъ передъ собою образъ прелестной м-съ Поттъ, и воображен³е его рисовало самыя очаровательныя картины.
   Шумъ и толкотня, ознаменовавш³е начало слѣдующаго дня, въ состоян³и были расшевелить душу самаго романтическаго мечтателя, возвращая его изъ области воздушныхъ умозрѣн³й къ предметамъ дѣйствительной жизни. Лишь только разсвѣтъ заглянулъ въ окна усыпленныхъ домовъ, по улицамъ раздались звуки трубъ и барабановъ, топотъ коней и крикъ людей, "Синихъ" и "Желтыхъ", возвѣщавшихъ объ окончательныхъ приготовлен³яхъ къ великой борьбѣ между обѣими враждующими парт³ями въ славномъ городѣ Итансвиллѣ. Пикквикисты пробудились и тѣломъ, и душой. М-ръ Самуэль Уэллеръ, ночевавш³й въ гостиницѣ "Павлина", пришелъ раннимъ утромъ будить великаго мужа.
   - Ну, Самъ, каково идутъ дѣла?- спросилъ м-ръ Пикквикъ, когда исправный слуга переступилъ черезъ порогъ его спальни.- Суматоха, я полагаю, страшная, а?
   - Да, сэръ, все, что называется, кипитъ, горитъ и юрлитъ, какъ, бывало, говаривала моя бабушка, когда переваривалась въ печи ея похлебка съ. крапивой и петрушкой.- Въ гостиницѣ "Сизаго медвѣдя" уже давно кричатъ во все горло.
   - Это показываетъ, любезный, ихъ усердную привязанность къ общему дѣлу - не такъ ли?
   - Да какъ же иначе, сэръ?
   - Горячо работаютъ, Самъ?
   - Кипяткомъ, сэръ. Въ жизнь не видывалъ такого пьянства и обжорства: дивиться надо, какъ никто изъ нихъ не лопнетъ.
   - Здѣшнее джентри, стало быть, очень щедро?
   - И сказать нельзя.
   - Какой свѣж³й и бодрый народъ!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ, выглядывая изъ окна.
   - Правда ваша, сэръ, народъ удивительно свѣж³й,- отвѣчалъ Самъ,- я и два буфетчика изъ гостиницы "Павлинъ" только-что откачали сегодня десятка три "Желтыхъ" молодцовъ, что перепились вчера послѣ ужина.
   - Какъ откачали!- вскричалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Да такъ, сэръ, очень просто: они повалились, гдѣ кто попалъ, и, повидимому, никакою пушкой нельзя было расшевелить ихъ. Вотъ мы съ буфетчиками и вытащили ихъ всѣхъ, одного за другимъ, на вольный воздухъ, вытащили да и поставили подъ насосъ, поставили да и ну откачивать. Откачали, сэръ: на каждую голову, я полагаю, пришлось ушата по четыре. За то теперь всѣ - молодецъ къ молодцу: свѣжи, сэръ, здоровы и готовы лѣзть на стѣну за м-ра Фицкина, который ужъ цѣлую недѣлю кормитъ ихъ и поитъ на свой счетъ.
   - Можетъ ли это быть?
   - Очень можетъ. Да гдѣ же вы изволили родиться, сэръ, если не понимаете этихъ вещей? Бываютъ здѣсь продѣлки почище этой.
   - Почище?
   - Именно такъ. Вотъ хоть, примѣромъ сказать, вечеромъ третьяго дня, наканунѣ послѣднихъ выборовъ "Желтые" смастерили отличную штуку: они подкупили буфетчицу "Сизаго медвѣдя" запустить, что называется, к_о_к_у с_ъ с_о_к_о_м_ъ въ пуншевые стаканы четырнадцати избирателей, которымъ слѣдовало подавать голоса въ пользу м-ра Сломки.
   - Что это значитъ - кока съ сокомъ?
   - Попросту сказать: сонный порошокъ, подсыпанный въ коньякъ. Напились они, голубчики, напились да и проспали больше сутокъ, a выборъ кончился безъ нихъ. Одного, правда, привезли для опыта въ городскую ратушу, да толка не вышло никакого: спалъ мертвецки, хотя и колотили его въ спину. Дѣлать нечего: отвезли его назадъ и положили въ постель. Четырнадцати голосовъ какъ не бывало! Это все дѣлаетъ, говорятъ, агентъ м-ра Фицкина: продувная бест³я!
   - Странно, очень странно,- проговорилъ вполголоса м-ръ Пикквикъ, обращаясь отчасти къ себѣ, отчасти къ Саму.
   - Конечно, сэръ, странность тутъ имѣется въ нѣкоторомъ родѣ; да все же это, съ вашего позволен³я, совсѣмъ не то, что случилось однажды съ моимъ отцомъ во время выборовъ въ этомъ же самомъ городѣ. Вотъ, сэръ, штука, такъ штука!
   - Что такое?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Кажется, я уже имѣлъ честь докладывать вашей милости, что онъ служилъ въ кучерахъ, да и былъ онъ слишкомъ толстъ, чтобы заниматься какимъ-нибудь другимъ ремесломъ. Случилось однажды, привезъ онъ свою бричку въ этотъ самый городъ. Были выборы такъ же, какъ теперь, и одна изъ парт³й предложила ему привезти изъ Лондона джентльменовъ, обѣщавшихся подать свои голоса въ пользу избираемаго кандидата, И вотъ, сэръ, наканунѣ отъѣзда его вдругъ покорнѣйше просятъ въ комитетъ кандидата противной стороны для-ради, такъ сказать, нѣкоторыхъ объяснен³й по кучерской части. Приходитъ мой родитель, зеркала - уму помраченье; письменный столъ, разноцвѣтные огни, перья, чернила, груды бумагъ, дюжины двѣ джентльменовъ - присутств³е, сэръ, во всемъ разгарѣ,- "Здравствуйте, м-ръ Уэллеръ, здравствуйте! " говоритъ одинъ джентльменъ сановитой физ³оном³и,- "очень радъ васъ видѣть, сэръ; какъ поживаете, м-ръ Уэллеръ?" - Слава Богу,- говоритъ мой отецъ,- покорно васъ благодарю, сэръ; вы тоже, надѣюсь, совсѣмъ здоровы, покорно благодарю.- "Садитесь, м-ръ Уэллеръ, покорнѣйше прошу васъ, сэръ, садитесь". Сѣлъ мой отецъ рядомъ съ этимъ джентльменомъ, и минуты двѣ они пристально смотрѣли другъ на друга.- "Вы не помните меня, м-ръ Уэллеръ?" - говоритъ джентльменъ.- Нѣтъ, говоритъ, не могу припомнить вашей милости,- говоритъ мой отецъ.- "А я такъ васъ хорошо знаю,- говоритъ джентльменъ,- я знавалъ васъ еще мальчикомъ: какъ это могло статься, что вы меня не помните, м-ръ Уэллеръ?" - Нѣтъ,- говоритъ мой отецъ,- не помню, да и только.- "Это очень странно",- говоритъ джентльменъ.- Странно,- говоритъ мой отецъ.- "У васъ, должно быть, предурная память, м-ръ Уэллеръ",- говоритъ джентльменъ.- Предурная,- говоритъ мой отецъ.- "Я такъ и думалъ,- говоритъ джентльменъ: - не угодно ли стаканчикъ пунша, м-ръ Уэллеръ?" - Покорно благодарю,- говоритъ мой отецъ.- Вотъ они, сэръ, сидятъ да пьютъ, пьютъ да говорятъ насчетъ этихъ житейскихъ дѣлъ и обстоятельствъ по кучерской части. Послѣ третьяго стакана пунша память y моего родителя какъ будто просвѣтлѣла, и ему показалось, что онъ точно припоминаетъ черты незнакомаго джентльмена. Сдѣлали стаканъ гоголь-моголя, для возобновлен³я знакомства, и тутъ же добрый джентльменъ вручилъ ему банковый билетъ въ двадцать фунтовъ.- "Между этимъ городомъ и Лондономъ прескверная дорога, м-ръ Уэллеръ: какъ вы думаете, сэръ?" - говоритъ джентльменъ.- Тяжеленько, сэръ, нечего сказать,- говоритъ мой отецъ.- "Подлѣ канала особенно дорога никуда не годится",- говоритъ джентльменъ.- Ѣзда плохая,- говоритъ мой отецъ.- "Послушайте, м-ръ Уэллеръ,- говоритъ джентльменъ,- вы превосходный ѣздокъ, и мы знаемъ, что вы можете дѣлать съ вашими лошадьми все, что вамъ угодно. Такъ вотъ оно, видите ли, въ чемъ штука, м-ръ Уэллеръ: мы васъ очень любимъ и весьма уважаемъ ваши кучерск³е таланты. Завтра вамъ надобно будетъ привезти сюда нѣкоторыхъ джентльменовъ. Очень хорошо, м-ръ Уэллеръ: если случится какъ-нибудь, что лошадки ваши заартачатся, какъ скоро вы поѣдете мимо канала, бричка перевалится на бокъ, и джентльмены полетятъ въ каналъ,- разумѣется, безъ всякаго вреда для ихъ костей,- то мы ... вы понимаете, м-ръ Уэллеръ, мы будемъ вамъ очень благодарны за такую ласку".- Господа,- говоритъ мой отецъ, вставая со стула и обращаясь ко всѣмъ джентльменамъ,- вы народъ очень добрый, и я васъ полюбилъ отъ всего сердца. Еще стаканчикъ пунша за ваше здоровье, и все y насъ покатится, какъ по маслу.- Допивъ стаканъ, родитель мой раскланялся, положилъ деньги въ карманъ и вышелъ изъ дверей. Такъ вотъ оно, сэръ, повѣрите ли,- продолжалъ Самуэль, бросая невыразимо безстыдный взглядъ на своего господина,- повѣрите ли, что въ тотъ самый день, какъ родитель мой ѣхалъ съ лондонскими джентльменами, его лошади вдругъ заартачились, понеслись, забушевали, бричка опрокинулась, и джентльмены всѣ до единаго попадали въ каналъ,
   - Какъ же ихъ вытащили оттуда?- торопливо спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Дѣло темное, сэръ,- отвѣчалъ Самуэль, значительно понизивъ голосъ.- Одинъ пожилой джентльменъ, кажется, совсѣмъ пропалъ безъ вѣсти... то есть шляпу-то его нашли, это я знаю; но была ли въ шляпѣ голова, это осталось подъ спудомъ. Но всего удивительнѣе здѣсь то, что бричка моего родителя опрокинулась въ тотъ самый день и на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ и когда ей слѣдовало опрокинуться по предсказан³ю ласковаго джентльмена. Странная оказ³я!
   - Очень странная,- повторилъ м-ръ Пикквикъ.- Однакожъ, вычистите поскорѣе мою шляпу: кажется, зовутъ меня завтракать.
   Съ этими словами м-ръ Пикквикъ сошелъ въ гостиную, гдѣ уже вся почтенная компан³я сидѣла за накрытымъ столомъ. Послѣ завтрака каждый изъ джентльменовъ поспѣшилъ украсить свою шляпу огромной синей кокардой, сдѣланной прелестными ручками самой м-съ Поттъ, и какъ м-ръ Винкель вызвался сопровождать эту леди на кровлю домовъ, ближайшихъ къ мѣсту будущаго торжества, то м-ръ Пикквикъ и м-ръ Поттъ должны были отправиться одни въ гостиницу "Сизаго медвѣдя", гдѣ уже давно засѣдалъ комитетъ м-ра Сломки. Одинъ почтенный членъ, съ лысиной на головѣ, говорилъ y одного изъ заднихъ оконъ рѣчь передъ шестью зѣвавшими мальчишками и одной дѣвчонкой, величая ихъ при каждой новой сентенц³и титуломъ "итансвилльскихъ согражданъ"; мальчишки хлопали руками и кричали "ура" изо всѣхъ силъ.
   Площадь передъ "Сизымъ медвѣдемъ" представляла положительные признаки славы и могущества "Синихъ" гражданъ Итансвилля. Были тутъ стройныя полчища синихъ флаговъ, расписанныхъ золотыми буквами въ четыре фута вышиной. Трубачи, барабанщики и фаготчики стояли на своихъ опредѣленныхъ мѣстахъ, дожидаясь извѣстныхъ знаковъ для начат³я торжественнаго марша. Отрядъ констэблей и двадцать членовъ комитета съ голубыми шарфами привѣтствовали "Синихъ" гражданъ-избирателей, украшенныхъ синими кокардами. Были тутъ избиратели верхомъ на борзыхъ коняхъ и друг³е многочисленные избиратели пѣшкомъ. Была тутъ великолѣпная каретка, запряженная въ четверню для самого достопочтеннаго Самуэля Сломки, и были еще четыре кареты, запряженныя парой, для его ближайшихъ друзей. На всемъ и на всѣхъ отражалось всеобщее одушевлен³е, жизнь и волнен³е: флаги колыхались, толпа ликовала, двадцать членовъ комитета и констэбли бранились, лошади пятились, пѣш³е гонцы потѣли, и все, здѣсь собравшееся, соединилось на пользу, честь и славу достопочтеннаго Самуэля Сломки, заявившаго желан³е быть выбраннымъ депутатомъ отъ бурга Итансвилля въ Нижнюю Палату парламента Великобритан³и.
   Громко закричали въ народѣ, и сильно заколыхался одинъ изъ синихъ флаговъ съ девизомъ: "Свобода прессы", когда выставилась въ окнѣ голова редактора "Итансвилльской Синицы", и оглушительные залпы громовыхъ восклицан³й раздались по всему пространству, когда самъ достопочтенный Самуэль Сломки, въ огромныхъ ботфортахъ и синемъ галстухѣ, выступилъ на сцену, раскланялся толпѣ и мелодраматически пожалъ руку м-ру Потту, свидѣтельствуя ему искреннюю благодарность за поддержку, которой удостоился онъ, м-ръ Сломки, отъ его газеты.
   - Все ли готово?- спросилъ достопочтенный Самуэль Сломки, обращаясь къ м-ру Перкеру.
   - Все, почтеннѣйш³й, все!- былъ отвѣтъ сухопараго джентльмена.
   - Ничего не забыли, надѣюсь?
   - Ничего, почтеннѣйш³й, ничего. У воротъ гостиницы стоятъ двадцать человѣкъ, которымъ вы должны пожать руки: они умылись и причесались для этого торжества; тутъ же шестеро маленькихъ дѣтей, которыхъ вы должны погладить по головкѣ и спросить y каждаго - сколько ему лѣтъ. На дѣтей совѣтую вамъ обратить особенное вниман³е; это всегда производитъ сильный эффектъ.
   - Постараюсь.
   - Да не худо бы, почтеннѣйш³й,- продолжалъ сухопарый джентльменъ,- то есть, я не говорю, чтобъ это было совершенно необходимо, однакожъ, очень недурно, еслибъ вы поцѣловали кого-нибудь изъ этихъ малютокъ; такой маневръ произвелъ бы сильное впечатлѣн³е на толпу.
   - Не могу ли я поручить эту обязанность кому-нибудь изъ членовъ комитета?
   - Нѣтъ, ужъ если цѣловать, такъ цѣлуйте сами: эффектъ будетъ вѣрнѣе, ручаюсь, что это подвинетъ васъ на пути къ популярности.
   - Ну, если это необходимо, - сказалъ рѣшительнымъ тономъ достопочтенный Самуэльсломки,- надо поцѣловать. Теперь, кажется, все.
   - По мѣстамъ!- закричали двадцать членовъ комитета.
   И среди дружныхъ восклицан³й собравшейся толпы, музыканты, констэбли, избиратели, всадники и кареты поспѣшили занять свои мѣста. Каждый экипажъ, запряженный парой, былъ набить биткомъ, какъ сельдями въ бочкѣ. Карета, назначенная для м ра Перкера, вмѣстила въ себя господъ Пикквика, Топмана, Снодграса и съ полдюжины другихъ джентльменовъ изъ комитета Сломки.
   Наступила минута страшной тишины передъ тѣмъ, какъ надлежало выступить самому достопочтенному Самуэлю Сломки, вдругъ толпа раздвинулась и закричала во весь голосъ.
   - Идетъ, идетъ!- воскликнулъ м-ръ Перкеръ, предваряя многочисленныхъ зѣвакъ, которымъ нельзя было видѣть, что дѣлалось впереди.
   Раздались дружныя восклицан³я со всѣхъ сторонъ.
   - Вотъ онъ пожимаетъ руки гражданамъ Итансвилля!
   - Ура, ур-ра!
   - Вотъ гладитъ онъ какого-то малютку по головѣ!- говорилъ м-ръ Перкеръ восторженнымъ. тономъ.
   - Ур-ра! Ур-р-р-р-а-а!
   - Онъ поцѣловалъ ребенка.
   Толпа заревѣла неистово и дико.
   - Другого поцѣловалъ!
   Новый оглушительный ревъ и гвалтъ.
   - Всѣхъ перецѣловалъ! - взвизгнулъ сухопарый джентльменъ.
   И, сопровождаемая оглушительнымъ ревомъ, процесс³я двинулась впередъ.
   Какъ, вслѣдств³е чего и по какому поводу случилось, что на дорогѣ она столкнулась, смѣшалась и перепуталась съ другою такой же процесс³ей, и какимъ образомъ окончилась суматоха, возникшая по этому поводу, описать мы не въ состоян³и, потому, между прочимъ, что уши, глаза, носъ и ротъ м-ра Пикквика нахлобучились его шляпой при самомъ началѣ этихъ столкновен³й. О себѣ самомъ говоритъ онъ положительно, что въ ту самую минуту, какъ онъ хотѣлъ бросить быстрый взглядъ на эту сцену, его вдругъ окружили со всѣхъ сторонъ звѣрск³я лица, облака пыли и густая толпа сражающихся гражданъ Итансвилля. Какая-то невидимая сила, говоритъ онъ, вынесла его вдругъ изъ кареты и втолкнула въ самый центръ кулачныхъ бойцовъ, причемъ два довольно сильныхъ тумака воспр³ялъ онъ на свою собственную шею. Та же невидимая сила пособила ему взобраться наверхъ по деревяннымъ ступенямъ, и когда наконецъ онъ снялъ свою шляпу, передъ нимъ были его друзья, стоявш³е въ первомъ ряду съ лѣвой стороны. Правая сторона была занята "Желтыми" гражданами Итансвилля; въ центрѣ засѣдали городской мэръ и его чиновники, изъ которыхъ одинъ,- жирный глашатай Итансвилля,- безпрестанно звонилъ въ огромный колоколъ, приглашая почтеннѣйшую публику угомониться отъ страшной суматохи. Между тѣмъ м-ръ Горац³о Фицкинъ и достопочтенный Самуэль Сломки, съ руками, приложенными къ своимъ сердцамъ, безпрестанно склоняли свои головы передъ волнующимся моремъ головъ, наводнявшихъ все это пространство, откуда подымалась буря стоновъ, ликован³й, криковъ и насмѣшекъ,- исходилъ гулъ и шумъ, подобный землетрясен³ю.
   - Смотрите-ка, куда забрался Винкель,- сказалъ м-ръ Топманъ, дернувъ президента за рукавъ.
   - Куда?- спросилъ м-ръ Пикквикъ, надѣвая очки, которые онъ, къ счаст³ю, имѣлъ предосторожность держать въ карманѣ до этой поры.
   - Вотъ онъ, на крышѣ этого дома,- сказалъ м-ръ Топманъ.
   И точно, на черепичной кровлѣ, за желѣзными перилами, засѣдали въ спокойныхъ креслахъ другъ подлѣ друга м-ръ Винкель и м-съ Поттъ, дѣлая своимъ пр³ятелямъ привѣтственные знаки бѣлыми платками, на что м-ръ Пикквикъ поспѣшилъ отвѣчать воздушнымъ поцѣлуемъ, посланнымъ его рукою прелестной леди.
   Этотъ невинный поступокъ ученаго мужа возбудилъ необыкновенную веселость въ праздной толпѣ, еще не развлеченной церемон³ею выбора.
   - Продувной старикашка!- закричалъ одинъ голосъ.- Волочится за хорошенькими дѣвушками!
   - Ахъ, ты, старый грѣшникъ!- закричалъ другой.
   - Пялитъ свои очки на замужнюю женщину!- добавилъ трет³й голосъ.
   - Я видѣлъ, какъ онъ моргалъ своимъ старымъ глазомъ,- вскрикнулъ четвертый.
   - Верзила Поттъ и не думаетъ смотрѣть за своей женой,- прогорланилъ пятый, и залпы громкаго смѣха раздались со всѣхъ сторонъ.
   Такъ какъ за этимъ слѣдовали ненавистныя сравнен³я между м-ромъ Пикквикомъ и негоднымъ старымъ козломъ и мног³я друг³я остроумныя шуточки весьма колкаго свойства и такъ какъ все это могло очевиднѣйшимъ образомъ компрометировать честь благородной леди, то негодован³е въ груди м-ра Пикквика забушевало самымъ стремительнымъ потокомъ, и Богъ вѣдаетъ, чѣмъ бы оно прорвалось на безсовѣстную толпу, еслибъ въ эту самую минуту не раздался звонокъ, возвѣщавш³й о началѣ церемон³и.
   - Тише, тише!- ревѣли помощники мэра.
   - Уифинъ, дѣйствуйте для водворен³я тишины!- сказалъ мэръ торжественнымъ тономъ, приличнымъ его высокому общественному положен³ю.
   Исполняя полученное приказан³е, глашатай далъ новый концертъ на своемъ неблагозвучномъ музыкальномъ инструментѣ, что вызвало въ толпѣ дружный смѣхъ и остроты.
   - Джентльмены,- началъ мэръ, когда народный гвалтъ немного поутихъ.- Джентльмены! Братья избиратели города Итансвилля! Мы собрались здѣсь сегодня съ единственною цѣлью избирать нашего представителя въ палату, вмѣсто...
   Здѣсь мэръ былъ прерванъ громкимъ голосомъ, раздавшимся въ толпѣ.
   - Исполать нашему мэру!- прогремѣлъ этотъ голосъ.- Да процвѣтаетъ его славная торговля гвоздями и тесьмой, и пусть наполняются его тяжелые сундуки звонкой монетой!
   За этимъ пожелан³емъ, напомнившемъ о страсти почтеннаго мэра копить деньги, послѣдовалъ веселый смѣхъ толпы, полились остроты и поднялся такой шумъ, что даже звонк³й колоколъ глашатая оказался не въ силахъ успокоить его. Мэръ продолжалъ свою рѣчь, но говорилъ ее собственно для себя, такъ какъ изъ всей его рѣчи только и можно было кое-какъ разслышать лишь самый конецъ ея, въ которомъ почтенный сановникъ приглашалъ собран³е высказаться за того кандидата, который знаетъ дѣйствительныя потребности города и потому можетъ принести ему пользу.
   Едва окончилась рѣчь мэра, на эстрадѣ появился худеньк³й джентльменъ съ тугоз-авязаннымъ бѣлымъ галстукомъ. При смѣхѣ и остротахъ толпы онъ заявилъ, что намѣренъ просить избирателей подать ихъ голоса за человѣка, дѣйствительно принимающаго близко къ сердцу интересы города Итансвилля и настолько талантливаго, что онъ съ успѣхомъ станетъ защищать ихъ въ парламентѣ. Этого доблестнаго гражданина зовутъ Горац³о Фицкинъ; онъ эсквайръ и имѣетъ помѣстье близъ Итансвилля. При этихъ словахъ "Желтые" выразили свой восторгъ громкими рукоплескан³ями, a "Син³е" сопровождали ихъ свистомъ, шиканьемъ и такъ шумно и продолжительно выражали свои чувства, что худеньк³й джентльменъ и почтенный другъ, поддерживавш³й его предложен³е, произнесли свои длинныя рѣчи для назидан³я мэра, единственнаго слушателя, до котораго долетали ихъ слова.
   Когда друзья Фицкина сказали все, что могли сказать, ихъ мѣсто занялъ джентльменъ, обладавш³й здоровымъ, розовымъ цвѣтомъ лица. Онъ началъ, конечно, съ предложен³я подать голоса за другого кандидата (м-ра Сломки), который и пр. Розовый джентльменъ былъ вспыльчиваго нрава, и хотя его приняли нѣсколько лучше, чѣмъ друзей м-ра Фицкина, однакожъ, онъ не удовольствовался такимъ ничтожнымъ предпочтен³емъ и потому, сдѣлавъ небольшое ораторское фигуральное вступлен³е, внезапно перешелъ къ обличен³ю тѣхъ джентльменовъ въ толпѣ, которые прерываютъ его своими криками; затронутые джентльмены отвѣчали энергическими ругательствами, и обѣ стороны обмѣнялись внушительными пантомимными угрозами. Чтобы положить конецъ неурядицѣ, розовый джентльменъ уступилъ свое мѣсто почтенному другу. Почтенный другъ, сообразивъ, что не слѣдуетъ утомлять избирателей обильнымъ словоизвержен³емъ, пробарабанилъ свою рѣчь однимъ махомъ, не останавливаясь на знакахъ препинан³я; онъ мало заботился о томъ, что его никто не понялъ, зная хорошо, что, если кто пожелаетъ ознакомиться съ красотами его рѣчи, тотъ всегда можетъ прочесть ее въ "Итансвилльской Синицѣ", гдѣ она напечатана отъ слова до слова, снабженная всѣми надлежащими знаками препинан³я.
   Послѣ этого выступилъ самъ Горац³о Фицкинъ, эсквайръ; но лишь только произнесъ онъ: "Милостивые государи", какъ "Син³е" загудѣли съ неистовою силой, загремѣли барабаны достопочтеннаго м-ра Сломки, оркестръ грянулъ, и воздухъ наполнился смѣшаннымъ гуломъ, и начался такой шумъ, какимъ не сопровождалась даже рѣчь самого мэра. Выведенный изъ терпѣн³я, Горац³о Фицкинъ подошелъ къ своему оппоненту, достопочтенному Самуэлю Сломки, и грозно потребовалъ объяснен³я: точно ли оркестръ заигралъ по его предварительному приказу; и когда достопочтенный Самуэль Сломки далъ весьма уклончивый и неопредѣленный отвѣтъ, Горац³о Фицкинъ грозно поднялъ кулаки и, становясь въ наступательную позиц³ю, приглашалъ своего противника на смертный бой. При этомъ совершенно непредвидѣнномъ нарушен³и всѣхъ извѣстныхъ прилич³й и правилъ, городской мэръ скомандовалъ оглушительную фантаз³ю на огромномъ колоколѣ и объявилъ, что онъ требуетъ передъ свои очи достопочтенныхъ господъ Горац³о Фицкина, эсквайра, и м-ра Самуэля Сломки. Минутъ черезъ двадцать, при сильномъ содѣйств³и "Желтыхъ" и "Синихъ" членовъ, противники помирились, пожали другъ другу руки, и Горац³о Фицкинъ, эксвайръ, получилъ позволен³е договорить свою рѣчь.
   Рѣчи обоихъ кандидатовъ, различныя по изложен³ю и красотѣ слога, совершенно, однакожъ, были сходны въ громкихъ похвалахъ, воздаваемыхъ избирателямъ Итансвилля. Горац³о Фицкинъ, такъ же какъ Самуэль Сломки, объявили, каждый съ приличною торжественностью, что не было и не могло быть во всей вселенной людей благороднѣе и безкорыстнѣе тѣхъ великодушныхъ гражданъ, которые вызвались подать голоса въ ихъ пользу; но вмѣстѣ съ тѣмъ оба оратора весьма искусно намекнули, что избиратели противной стороны отличаются, къ несчастью, такими свинскими качествами, при которыхъ они, судя по совѣсти, совершенно неспособны къ принят³ю разумнаго участ³я въ этомъ нац³ональномъ дѣлѣ. Фицкинъ выразилъ готовность дѣлать все, что потребуютъ отъ него; Сломки, напротивъ, заранѣе отказался наотрѣзъ дѣйствовать подъ вл³ян³емъ чужихъ мыслей и чувствъ. Оба оратора объявили, что благосостоян³е итансвилльскихъ гражданъ сдѣлается исключительнымъ предметомъ ихъ заботливости и что они всѣми силами будутъ стараться объ усовершенствован³и мануфактуръ, промышленности и торговли во всѣхъ ея видахъ и родахъ.
   Когда, наконецъ, приступлено было къ окончательному отбору голосовъ и поднят³ю рукъ, огромное большинство, какъ и слѣдовало ожидать, осталось на сторонѣ достопочтеннаго Самуэля Сломки, который и былъ торжественно провозглашенъ представителемъ итансвилльскихъ гражданъ. Сыграли еще разъ фантаз³ю на огромномъ колоколѣ, городской мэръ надѣлъ шляпу, и народныя толпы хлынули во всѣ стороны, оглашая воздухъ залпами дружныхъ восклицан³й.
   Во все время отбиран³я голосовъ городъ находился въ сильно возбужденномъ состоян³и. Все, что дышало итансвилльскимъ воздухомъ, старалось вести себя въ самомъ либеральномъ и просвѣщенномъ смыслѣ. Подлежащ³е акцизу продукты, продавались по замѣчательно дешевой цѣнѣ во всѣхъ публичныхъ мѣстахъ. Для удобства вотирующихъ прохлаждающ³е и горячительные напитки были выставлены на самыхъ улицахъ; но, несмотря на такую предусмотрительную мѣру, мног³е изобрѣтатели, почувствовавъ отъ утомлен³я кружен³е головы, повалились на тротуарѣ и не могли заявить свое мнѣн³е, котораго изъ кандидатовъ они предпочитаютъ. М-ръ Перкеръ въ этотъ день выказалъ во всемъ блескѣ свои удивительныя способности. Для успѣха своего довѣрителя онъ пустилъ въ ходъ всевозможныя средства. Въ числѣ избирателей, стоявшихъ на сторонѣ м-ра Фицкина, было нѣсколько рѣшительныхъ патр³отовъ, которыхъ, казалось, нельзя привлечь никакой приманкой. Но м-ръ Перкеръ сумѣлъ залучить къ себѣ этихъ разсудительныхъ почтенныхъ джентльменовъ и, послѣ часовой съ ними бесѣды, убѣдилъ ихъ въ талантливости своего кл³ента, и они подали голосъ за м-ра Сломки. Злые языки утверждали, что м-ръ Сломки обязанъ своимъ избран³емъ единственно ловкости своего пронырливаго агента, a никакъ не своей популярности; но, конечно, это говорилось изъ зависти.
  

Глава XIV.

Веселая компан³я въ "Павлинѣ" и повѣсть кочующаго торговца.

  
   Мы очень рады, что имѣемъ теперь полную возможность вынырнуть изъ бурнаго омута политическаго быт³я на правильный свѣтъ обыкновенной домашней жизни. Мужъ совѣта и разума, м-ръ Пикквикъ, въ тѣсномъ и строгомъ смыслѣ слова, отнюдь не мотъ быть ни синимъ, ни желтымъ человѣкомъ среди итансвилльскихъ гражданъ; однакожъ, зараженный въ значительной степени энтуз³азмомъ редактора "Синицы", онъ посвящалъ почти все свое время философическому изслѣдован³ю шумныхъ прен³й, описанныхъ нами въ предыдущей главѣ этихъ "Записокъ". И въ то время, какъ онъ былъ погруженъ въ эти прен³я, м-ръ Винкель посвящалъ всѣ свои досуги пр³ятнѣйшимъ прогулкамъ и загороднымъ выѣздамъ съ м-съ Поттъ, пользовавшейся всякимъ удобнымъ случаемъ для развлечен³я отъ однообразной и скучной жизни, на которую она постоянно жаловалась въ присутств³и своего супруга.
   Треси Топманъ и м-ръ Снодграсъ, разлученные со своими друзьями, вели совершенно противоположный образъ жизни. Не принимая почти ни малѣйшаго участ³я въ общественныхъ дѣлахъ, они должны были изворачиваться собственными средствами въ гостиницѣ "Павлинъ", предоставлявшей къ ихъ услугамъ китайск³й бильярдъ въ первомъ этажѣ и отлично устроенныя кегли на заднемъ дворѣ. Въ глубок³я тайны этихъ увеселительныхъ упражнен³й посвятилъ ихъ мало-по-малу м-ръ Самуэль Уэллеръ, знакомый въ совершенствѣ со всѣми эволюц³ями трактирной гимнастики. Такимъ образомъ время проходило для нихъ довольно быстро, и они совсѣмъ не знали скуки, несмотря на постоянное отсутств³е глубокомысленнаго мужа, погруженнаго въ политическ³я соображен³я въ домѣ редактора "Синицы".
   Въ особенности вечеромъ "Павлинъ" развертывался во всей своей славѣ и представлялъ так³я наслажден³я, при которыхъ друзья наши постоянно отказывались отъ обязательныхъ приглашен³й многоученаго м-ра Потта. Вечеромъ "коммерческая зала" этой гостиницы вмѣщала въ себѣ разнообразные характеры и нравы, представлявш³е м-ру Топману огромное поприще для наблюден³й, м-ру Снодграсу обширнѣйшее поле для поэтическихъ наслажден³й вдохновительнаго свойства.
   Коммерческая зала въ гостиницѣ "Павлинъ" отличалась въ своемъ устройствѣ необыкновенной простотой. Это была чрезвычайно просторная комната, съ огромнымъ дубовымъ столомъ посерединѣ и маленькими дубовыми столами по угламъ; дюжины три разнокалиберныхъ стульевъ и старый турецк³й коверъ на полу довершали ея мебель, имѣвшую, вѣроятно, изящный видъ въ былыя времена. Стѣны были украшены двумя географическими картами съ подробнымъ изображен³емъ столбовыхъ и проселочныхъ дорогъ; въ углу, направо отъ дверей, висѣли на деревянныхъ крючкахъ шинели, сюртуки, шляпы и дорожныя шапки. На каминной полкѣ красовалась деревянная чернильница съ двумя изсохшими перьями, облаткой и закоптѣлымъ кускомъ сургуча, и тутъ же, для симметр³и, расположены были смертные останки форели на разогнутомъ листѣ счетной книги. Атмосфера благоухала табачнымъ дымомъ, сообщавшимъ довольно тусклый свѣтъ всей комнатѣ и особенно краснымъ занавѣсамъ, предназначавшимся для украшен³я оконъ. На буфетѣ картинно рисовались въ общей группѣ двѣ-три соусницы, пара кучерскихъ сѣделъ, два-три кнута, столько же дорожныхъ шалей, подносъ съ вилками и ножами и одна горчичница.
   Вечеромъ, послѣ окончан³я выборовъ, м-ръ Топманъ и м-ръ Снодграсъ засѣдали въ этой залѣ за дубовымъ столомъ вмѣстѣ съ другими временными жильцами "Павлина", собравшимися отдохнуть отъ своихъ дневныхъ занят³й. Все курило и пило.
   - Господа,- сказалъ здоровенный и плотный мужчина лѣтъ сорока съ однимъ только чрезвычайно яркимъ чернымъ глазомъ, изъ подъ котораго моргало плутовское выражен³е остроум³я и шутки,- господа, всѣ мы народъ добрый, честный и умный. Предлагаю выпить по бокалу за общее здоровье, a самъ пью, съ вашего позволен³я, за здоровье Мери. Такъ ли, моя голубка, а?
   - Отвяжитесь отъ меня съ вашимъ здоровьемъ,- сказала трактирная дѣвушка съ притворно сердитымъ видомъ.
   - Не уходите, Мери,- продолжалъ одноок³й джентльменъ, удерживая ее за передникъ.
   - Отстаньте, говорю вамъ,- сказала служанка, ударивъ его по рукѣ,- туда же вздумалъ волочиться, прытк³й кавалеръ: зналъ бы сверчокъ свой шестокъ.
   - Ну, такъ и быть, уходите, сердитая дѣвушка,- сказалъ одноок³й джентльменъ, посматривая вслѣдъ за уходившей служанкой.- Я скоро выйду, Мери, держите ухо востро.
   Здѣсь онъ принялся моргать на всю честную компан³ю, къ восторженному наслажден³ю своего сосѣда, пожилого джентльмена съ грязнымъ лицомъ и глиняной трубкой.
   - Подумаешь, право, какъ странны эти женщины,- сказалъ грязнолицый сосѣдъ послѣ короткой паузы.
   - Что правда, то правда,- подтвердилъ краснощек³й джентльменъ, выпуская облако дыма.
   Послѣдовала затѣмъ продолжительная пауза.
   - Есть на этомъ свѣтѣ вещицы постраннѣе женщинъ,- сказалъ одноглазый джентльменъ, медленно набивая свою пѣнковую трубку,
   - Женаты ли вы?- спросилъ грязнолицый сосѣдъ.
   - Не могу сказать, что женатъ.
   - Я такъ и думалъ.
   Здѣсь грязнолицый джентльменъ принялся выдѣлывать веселыя гримасы, къ неимовѣрной радости другого джентльмена съ вкрадчивымъ голосомъ и сладенькой физ³оном³ей, который считалъ своимъ непремѣннымъ долгомъ соглашаться со всѣми вообще и съ каждымъ порознь.
   - Я утверждаю, господа,- сказалъ восторженный м-ръ Снодграсъ,- что женщины составляютъ великую подпору и утѣшен³е нашей жизни.
   - Совершенная правда,- замѣтилъ вкрадчивый джентльменъ.
   - Оно, можетъ быть, и такъ,- прибавилъ грязнолицый сосѣдъ,- да только въ такомъ случаѣ, когда женщины бываютъ въ хорошемъ расположен³и духа. Это ограничен³е необходимо имѣть въ виду.
   - Совершенная истина,- замѣтилъ опять вкрадчивый джентльменъ, сдѣлавъ чрезвычайно сладкую гримасу.
   - Я, однакожъ, отвергаю это ограничен³е, милостивые государи,- сказалъ м-ръ Снодграсъ, думавш³й всегда о м-съ Эмил³и Уардль, когда рѣчь заходила о достоинствахъ прекраснаго пола,- и притомъ, господа, я отвергаю его съ чувствомъ искренняго презрѣн³я. Покажите мнѣ мужчину, который бы взводилъ что-нибудь на женщинъ, какъ женщинъ, и я смѣло объявляю, что такой мужчина - не мужчина.
   И м-ръ Снодграсъ, выбросивъ сигару, сильно ударилъ кулакомъ по дубовому столу.
   - Звучный аргументъ,- замѣтилъ вкрадчивый джентльменъ.
   - Звучный, но не убѣдительный, потому что въ основан³и его скрывается софизмъ,- возразилъ грязнолицый джентльменъ.
   - Ваше здоровье, сэръ,- вскричалъ кочующ³й торговецъ съ одинокимъ глазомъ, бросая одобрительный взглядъ на м-ра Снодграса.
   М-ръ Снодграсъ поклонился.
   - Хорош³е аргументы, какъ вашъ, мнѣ всегда пр³ятно слышать,- продолжалъ кочующ³й торговецъ,- вы, можно сказать, прекрасно доказали свою мысль; но этотъ маленьк³й аргументъ относительно женщинъ напоминаетъ мнѣ одну довольно странную истор³ю, которую разсказывалъ мнѣ мой старый дядя. По этому поводу я готовъ повторить еще разъ, что есть на бѣломъ свѣтѣ вещицы постраннѣе женщинъ. Истор³я удивительная, господа.
   - Разскажите ее намъ,"- сказалъ краснолицый джентльменъ съ сигарой во рту.
   - Угодно вамъ слушать?
   - Очень.
   - И мнѣ тоже,- сказалъ м-ръ Топманъ, вставляя въ общ³й разговоръ и свое слово. Онъ пользовался всякимъ удобнымъ случаемъ увеличить запасъ своихъ наблюден³й.
   - Въ такомъ случаѣ извольте, господа, я очень радъ,- сказалъ кочующ³й торговецъ, затягиваясь съ особеннымъ наслажден³емъ изъ своей пенковой трубки.- Истор³я будетъ разсказана ... нѣтъ, господа, я отдумалъ. Къ чему и зачѣмъ! Я знаю, вы не повѣрите мнѣ,- заключилъ одноок³й джентльменъ, моргая самымъ плутовскимъ образомъ на всю курящую компан³ю.
   - Повѣримъ, если вы ручаетесь за ея справедливость,- замѣтилъ м-ръ Топманъ.
   - Конечно, ручаюсь, и на этомъ услов³и разсказываю. Дѣло вотъ въ чемъ, господа: слыхали ли вы о знаменитомъ домѣ подъ фирмой: "Бильсонъ и Слюмъ?" Вѣроятно, не слыхали, потому что его ужъ давнымъ давно нѣтъ на бѣломъ свѣтѣ. Происшеств³е, о которомъ разсказывалъ мой дядя, случилось лѣтъ восемьдесятъ назадъ съ однимъ путешественникомъ изъ этого дома. Это, въ нѣкоторомъ смыслѣ, будетъ
  

"Повѣсть кочующаго торговца",

   и старый дядюшка разсказывалъ ее такимъ образомъ:
 &

Другие авторы
  • Северцев-Полилов Георгий Тихонович
  • Кутлубицкий Николай Осипович
  • Эверс Ганс Гейнц
  • Кано Леопольдо
  • Витте Сергей Юльевич
  • Буданцев Сергей Федорович
  • Брешко-Брешковский Николай Николаевич
  • Ковалевский Егор Петрович
  • Раскольников Федор Федорович
  • Ермолова Екатерина Петровна
  • Другие произведения
  • Оболенский Леонид Евгеньевич - Максим Горький и идеи его новых героев
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Белая свинья
  • Рекемчук Александр Евсеевич - Мамонты
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - О встречах с королем Александром
  • Куприн Александр Иванович - В клетке зверя
  • Миллер Федор Богданович - Илья Фоняков. Бессмертный заяц
  • Луначарский Анатолий Васильевич - Заявление в расширенную редакцию Пролетария"
  • Толстой Алексей Николаевич - Повесть Смутного времени
  • Лондон Джек - Приключение в воздушном море
  • Мордовцев Даниил Лукич - Мордовцев Д. Л.: Биобиблиографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 281 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа