Главная » Книги

Мережковский Дмитрий Сергеевич - Иисус неизвестный, Страница 45

Мережковский Дмитрий Сергеевич - Иисус неизвестный



е значение Мт. 26, 54 = Лк. 22, 69, кидающее такой страшный и неожиданный свет на "вторую Агонию", здесь, у Кейма, очень верно и глубоко понято: "Иисус несомненно считался с возможностью того, что час Второго Пришествия наступит для Него за часом смерти очень скоро". Следовало бы, может быть, еще усилить: "с возможностью того, что эти два часа для Него совпадут". Надо ли говорить, какой новый и глубоко проникающий свет падает для нас от этой возможности в душу человека Иисуса, на всем "Пути Страстей", Via Dolorosa?
  

9. Суд Пилата

  
   1 R. A. Hoffmann. Das Marcusevang., 600.
   2 Maimon. Sanhedrin, III: sabbatis et diebus festis sedit in Bet-Midrasch, in atrio gentium. - Keim, III, 351.
   3 Goguel, La vie de Jes., 491.
   4 Солнечный восход в начале апреля, около 6 час. утра. - Keim, III, 344.
   5 Furrer, Leb. Jes., 258. - Dalman, Jesus-Jeschua, 184. - Loti, Jerusalem, 175. - Lagrange, Marc. 432.
   6 Очень вероятно, что Иисус распят в Пятницу, 15 низана, как у синоптиков, а не 14-го, как в IV Евангелии. - Stapfer, III, 113-116. - Zahn, Evang. Johan., 631. - P. Schmidt, Geschich Jes., 371.
   7 Хотя возможно предположение, что Пилат жил в старом дворце, в северозападной части города (Joseph., Bell., II, 14, 8), но гораздо вероятнее, что дворец его находился в Антониевой крепости. - Goguel, 497.
   8 Zahn, 545-547.
   9 Joseph., Ant. XVII, 6, 3; XVIII, 4, 6; Bell. II, 9, 3; II, 14, 8 - Деян. Апост. 12, 4; 16, 19. - Tacit., Orat., 39. - Cicer., De harusp. resp., VI. - Keim, III, 363-364.
   10 Seneca, De ira, II, 7.
   11 Tacit., Annal., XV, 44.
   12 Norden, Agnostos Theos, 273. - Ed. Meyer, Ursp. und. Anf. d. Chr., I, 209. - Возможная внешне-стилистическая связь с Никейским символом нисколько, разумеется, не уменьшает исторической подлинности Тацитова свидетельства, идущего, во всяком случае, от времен Мужей Апостольских.
   13 Pilatus jam pro sua conscientia Christianus. - Tertul., Apolog., 21.
   14 Henneke, II, 63.
   15 Philo. Legat. ad Cajum, 38.
   16 Joseph., Bell. II, 9, 3; An. I, XVIII, 3, 1. - Zahn, 641.
   17 Ed. Meyer. 1, 202-203.
   18 Joseph., Bell., II, 9, 2; Ant., XVIII, 3, 1.
   19 Zahn, 336, 342.
   20 Harnack, Texte und Unters., XXIX (neue Folge, XIV), IV. S. 9 ff. 48 ff. - W. Bauer, Leben Jes. im Zeitalt. d. N. T. Apokr., 198.
   21 Такие ученые, как Plummer и Zahn, полагают, что свидетельство IV Евангелия о тайном допросе Иисуса Пилатом может идти от Иоанны, жены Хузы. - Klosterman. Jucas, 589.
   22 Можно ли верить евангельским свидетельствам о желании Пилата оправдать Иисуса? Где их источник? Все ученики разбежались, "рассеялись". Но более чем вероятно, что не было в Иерусалиме, тотчас после суда, недостатка ни во врагах, ни в друзьях Иисуса, любопытствовавших знать, за что и как Он осужден. - Joh. Weiss, Das älteste Ev., 322. - Близкие люди, в том числе и ученики Его, легко могли бы узнать об этом от приближенных Пилата, его клиентов и чиновников, через таких членов Синедриона, как Иосиф Аримафейский, а может быть, и Никодим, имевших, вероятно, доступ ко дворцу наместника. Трудно решить, врагам ли Осужденного выгоднее было сохранить память о том, что Пилат хотел и не мог оправдать "злодея", или друзьям, - что он не мог оправдать Невинного. Кажется, в толковании к Mischna Sanhedrin, 43, a, Rabbi Ulla, о суде над Иисусом, уцелел независимый от евангельских свидетельств намек на "близость" Бэн-Сатеды (Иисуса) к римским властям, т. е. конечно, к римскому наместнику, Пилату. - Henneke, II, 63. - Вывод из всего этого тот, что сомневаться в исторической подлинности евангельских свидетельств о суде Пилата нет никаких оснований.
   23 W. Brandt, 97.
   24 Judicia majestatis atrocissime exercuit. Все дела об оскорблении величества судились им (Тиберием) "с лютой жестокостью". Sueton., Tiber., 58. - "Nemini delatorum fides abrogata. Верить не отказывались никакому доносчику". - Sueton., Tiber., 61. - (Majestatis crimen) tunc omnium accusationum complementum erat. - Tacit., Annal., III, 38.
   25 Иоанново свидетельство (18, 33-38) о тайном допросе Иисуса Пилатом естественно включается между 6-м и 14-м ст. Лк. 23. Без этого свидетельства все непонятно и даже бессмысленно у синоптиков. "Более разительное доказательство, einen eclatanteren Beweis, того, что все свидетельство исторически подлинно, трудно себе представить". - Bern. Weiss, Das Joh.-Ev., 329. - Ср. с легкомысленным отношением к тому же свидетельству мнимонаучной критики, даже у таких ученых, как Wellhausen.
   26 В голову, конечно, не могло бы прийти позднейшим, не из первых рук, свидетелям, не очевидцам-слышателям, такая утонченная двусмысленность. - Joh. Weiss, Das ältest. Ev., 324-325. - Слышится в этом слове и нам, вместе с Пилатом, голос живой, видится живое лицо Говорящего.
   27 Wellhausen, Ev. Marci. 1909. S. 129.
   28 Nihil aliud inveni, quam superstittonem pravam et immodicam донесение Траяну Плиния Младшего (110 г.) о христианах Вифинийской области. - Plin. secund., ad Traj., X, 97.
   29 Вероятно, самоубийство Пилата, Euseb., Н. Е., 11, 7. - "Христианские историки ссылаются на римских: ὡς... όι τὰ ῾Ρωμαίων σνγγραψάμενοι". - Ed. Meyer, Urspr. u. Anf. d. Christ., I, 205-206.
   30 Lagrange, Evang. de Jes. Chr., 560.
   31 Римский обычай отпускать к празднику осужденного узника, и вне Евангелия, исторически несомненно засвидетельствован, - Vittelli, Papiri greco-egizii, п. 61, от 86-88 гг., приговор египетского наместника Септимия Вегета о Фабиане: "Хотя ты и достоен бичевания, милую тебя, ради народа". - Lagrange, Marc, 413-414. - Tit. Liv., V, 3. - В праздник lectisternia <лектистерний - лат. - в Древнем Риме обряд угощения одного или нескольких богов: находящимся на ложах статуям богов, подобно людям, подносили еду. - Ред.>, освобождались узники. - Joseph., Ant. XX, 9, 3: "по заступничеству первосвященника Анана, помилованы осужденные сикарии". - P. W. Smidt, Die Geschichte Jesu, II, 1904, s. 385. - Deismann, Licht vom Osten, IV, 229.
   32 Zahn, 368.
   33 Кодексы Syro-Hieros., Evangelar. hierosol. и многие другие. - R. A. Hoffmann, Marcusev., 603. - W. Brandt, 102-104.
   34 ...Ne nomen Jesu conveniat alicui iniquorum. - Origen., in Mat. comment., ser. lat. 121, ed. Lomm., IV, 255, ser 121. - W. Bauer, Leb. Jes. im Zeitalt. der N. T. Apokr., 527. - Klostermann, Matth. ev. 220. - Lagrange, Marc, 415. - Goguel, La vie de Jes. 500.
   35 "Тайну", mysterium, в этом "подобии имен", similitudo nominum, предчувствует и Ориген - Orig., Comment, in Matth., 121.
   36 "Жена послала ему сказать", Мт. 27, 19. Но тайну вещего сна могла ли доверить Клавдия третьему лицу, зная, сколько в этом деле об "оскорблении величества" может быть вокруг Пилата доносчиков? Вспомним Светония (Tiber., 61): "верить не отказывались никакому доносчику".
   37 Н. Holtzmann, Handcomm. zum N. Т., I, 179. - Lagrange, Ev. de Jes. Ch., 557.
   38 Evang. Nicodemi, Thilo, Codex apocr. N. T. I, 522. - Hase, Gesch. Jesu, 567.
   39 Обычные слова при осуждении на крест. - Н. Holtzmann, 103.
   40 Daumer, Andeutung eines Systems der speculativen Philosophic, Nurenberg, 1831, s. 41 fif. - Hase, Gesch. Jes., 569-570.
   41 Cicero, pro C. Rab., IV, - Tit. Liv., I, 26. - Hieron., in Matth., 27. - Keim, III, 290.
   42 H. Holtzmann, 180. - Филипп., I, 13, πραιτώριον.
   43 Brandt, 106-107.
   44 Joh. Weiss, Schrift. d. N. Т., I, 106-107.
   45 Tit. Liv. XXXIII, 36: alios verberatos crucibus adfixit. - Valer. Maxim. I, 7. - Joseph., Bell., V, 11. - Hieronym.: Romanis sancitum est... ut qui crucifigitur prius flagellis verbererur. - Klostermann, Marcus, 179.
   46 Horat., Sat. 1,3, 119.
   47 Cicer, in Verr., V, 6.
   48 Sueton., Domit., II.
   49 Fulda, Das Kreuz und die Kreuziaung, 1878. S. 134. - Goguel, La vie de Jesus, 511.
   50 Exercitissimi lictores. - Cicero, in Verr., V, 54. - Keim, III, 391.
   51 Klostermann, Marcus, 179. - Lagrange, Marc, 417-418: rumpere, pinsere, fodere, forare, caedere, secare, scindere, - с ужасающей точностью описывается действие бича.
   52 Joseph. Bell., V, 5, 3.
   53 Cicer., in Verr. V, 54: pro mortuo sublatus; III, 29: virgis ad песет caesi; IV, 39: moriere virgis.
   54 Strabo, XI, 5, 12. - Dio Chrysost., De regno orat., IV, 66, о празднестве Сакейском, Sakaia, у вавилонян и персов.
   55 Philo, in Flacc., VI: ὠς ἐν θεατρικοῖς μίμοις. - Klostermann, Marcus, 180. - Lagrange, Marc. 421. - Zahn, Das Evangelium d. Johann., 639.
   56 Д. Мережковский, Тайна Трех, Египет и Вавилон, 1925. Озирис, тень Распятого, XX.
   57 Н. Holtzmann, 294. - Lagrange, Ev., 558; Marc, 420.
   58 "Раз на Него возложенный и никогда уже не снятый, терновый венец", corona spinea, semel imposita et nunquam defracta, по чудному слову Оригена. - Lagrange, Marc, 420.
   59 Klostermann, Marci Er., 181.
   60 Руки осужденного привязывались ремнями к положенной на плечи его "перекладине", patibulum, в 1 1/2 метра длины: tibi esse eundum... extra portas, dispessis manibus patibulum quom habebis. - Plaut., Mil. glor., 359. - Bracchia patibuli expleicerunt. - Seneca, ad Marc, de consol., XX, 31. - Patibulo suflixus, in crucem erigitur. - Firm. Matern., VI, 31. - Patibulum ferat per urbem, deinde afilgitur cruci. "Перекладину несет по городу; затем пригвождается ко кресту". - Plaut., ар. Non. Marcelli, 221. - Seneca, de ira, 16. - Plutarch., De sera numinis vindicta, IX: "каждый злодей несет свой крест" (stauros имеет двойной смысл: palus "кол", и patibulum, "перекладина"). - Tacit., Hist, IV, 3. - Apul., Metam., X, 12. - Seneca. De vita beat., 19, 3.
   61 Renan, Vie de Jesus, 1925, p. 431.
   62 Keim, III, 401.
   63 Seneca, De ira, I, 16: centurio supplicio praepositus. - Tacit., Annal., III, 11: exactor mortis.
   64 Sueton., Calig., 32; Domit., 10. - Dio Chrys., 54, 3.
  

10. Распят

  
   1 Παρ᾽ἐλπίδα - греч., Euseb., Vita Constan., XI, 22, 59; III, 26. - Socrat, H. E., I, 17. - Sozomen., H. E., II, 1. - Hieron., Epist. XLDC, ad Paulin.
   2 Hippol., Syntagma, ap. Ps.-Tertul., V. - Philast., 42.
   3 M. Goguel Vie ее Jesus., 57.
   4 Quintil., Declam., 275. - Plin., H. N. XXXVI, 24, 3: ad spectanda civibus <на усмотрение граждан - лат.>.
   5 Tit. Liv., Epist., 55.
   6 Dalman, Orte und Wege Jesu, 398-399. - Goguel., 530.
   7 Dalman, 365. - Klostermann, Marcus, 182.
   8 Dalman, 366.
   9 Hase, Gesch. Jes., 574.
   10 Карфагенский вождь Гамилькар распят на высоком кресте. - Justin., Histor. Philipp., XXII, 7. - Hase, 577.
   11 Brandt, Die Ev. Gesch., 236.
   12 Osk. Holtzmann, Leb. Jes., 381.
   13 Goguel, 518-519.
   14 Tertull., Contra Marc, III, 22.
   15 Justin., ApoL I, 55; Dial, 91, III. - Iren., II, 24, 4. - W. Bauer, Leb. Jes. im Zeitalt d. N. T. Apokr., 213.
   16 Justin., ApoL, I, 50.
   17 Joh. Weiss, Schrift. d. N. Т., I, 218.
   18 Acta Pilati, ed. Teschendorf, 288. - Evang. Petri, VIII, 31; XI, 45.
   19 Joh. Weiss, Das alteste Ev., 333-334. - R. A. Hoffmann, Das Marcus-Ev., 617.
   20 Bern. Weiss, Leb. Jes., II., 562.
   21 Bern. Weiss, II, 564-565.
   22 Joseph., Bell., XI, 2, 451.
   23 Prodeunti ad supplicium capitis potum dederunt, granum thuris in poculo vini, ut turbaretur intellectus ejus. - Mischna Sanhedrin, 43, a, - Dalman, Jesus-Jechua, 179. - Brandt, Ev. Gesch., 177.
   24 Keim, III, 417, nota 5.
   25 Artemid., II, 53: γυμνοί γάρ σταυροῦνται.
   26 Siphre, ad Deuter., 114 b. - Siphre, 105, b. - Sanhedr., VI, 3. - Tosephta Sanhedr., IX, 6. - Dalman, Jesus-Jeschua, 168. - Keim, III, 419.
   27 Ev. Micodem., X, ed. Thilo, 580: περιέξουσαν. - Klostermann, Marcus, 182.
   28 Афанасий Вел. Амвросий, Ориген. - Lagrange, Marc, 418. - Loisy, Ev. Marc, 460.
   29 Keim, III, 415.
   30 Festus, de verborum significatione: furcilla, quibus homines suspendebant <Фест, "О значении слов": колка, на которую усаживают человека распинаемого - лат.>. - Finnic. Matern., Astr., VI, 31: patibulo siffixus in crucem crudeliter erigitur. - Keim, III, 415. - Brandt, 188-189. - Dalman, Jesus-Jeschua, 169. - Unicornus palus. - Tertul., Contra Marc, III, 8. - "Распятый сидит на колке, как бы верхом", ἐφ ῷ ἐποχούμενοι οἱ σταυρούμενοι. Just., Dial. 91. - Klostermann, Marcus, 183. - Keim, III, 416.
   31 P. W. Schmidt, Gesch Jesu., 414. - Goguel, 519. - В стенописи, graffito, Неронова дворца на Палатине, изображающей распятого человека c ослиной головой, ноги его упираются в подножную дощечку, suppendaneum. Духу не хватило и у пьяного, может быть, воина Нероновой претории изобразить гнусный "колок", sedile. - Garucci, II crocifisso graffito in casa di Caesari, Roma, 1857. - Martigny, Diet, des antiquit., p. 193. - Renan, Vie de Jesus, 1955, p. 433.
   32 Sueton., Calig., 32.
   33 Th. Mainage, Les religions de la Frehistpjre, 1921, p. 233. - Piette, Les galets colories du Mas d'Asil. pi. XV, n. 4.
   34 Carl Clemen, Die Religion der Erde, 1927, S. 9.
   35 Art. Evans, Palace of Minos at Knossos, I, 1921, p. 517..
   36 A. Rêville, Les religions du Mexique, 1885, 229.
   37 Д. Мережковский, Тайна Запада, II ч. Боги Атлантиды, гл. 3. Из Атлантиды в Европу, I-XIV.
   38 Слова "пронзили", ὢροξαν, нет в еврейском подлиннике Псалма (21-22); оно только в переводе Семидесяти Толковников, ничего, разумеется, не знавших о кресте Голгофском; но слово это, по общему смыслу стиха, так необходимо, что отрок Иисус, уже в назаретской школе, и тем более потом, узнав, что такое крест, не мог не читать этого слова так же точно, как мы его читаем. - Brandt, Die ev. Geschich., 241-243.
   39 J. M. Robertson, Pagan Christ, 1911, p. 368.
   40 P. W. Schmidt, Die Gesch. Jes., 409-414.
   41 Dalman, Jesus-Jeschua, 176.
   42 Bern. Weiss, II, 561.
   43 Brandt, 194.
   44 Bern. Weiss, II, 563. - Деян. Апост., 12, 4.
   45 Digesta. XLVIII, 20, 6: de bonis damnatornm. - Panicularia sunt ea, quae in custodiam receptus secum attulit spolia, quibus indutus est, cum quis in supplicium ducitur (Ulpian). - Lagrange, Marc, 428. - Stapffer, III, 215.
   46 Joseph., Ant. III, 7, 4. - Brandt, 194-196.
   47 Philo, De profugis, ad Lev., 21, 10.
   48 Цельз - Ренан: "il eut une agonie de dêsespoir... И se repantit de souffrir pour une race vile". - Renan, Vie de Jesus, 1925, p. 439.
   49 Dalman, Jesus-Jeschua, 178-179.
   50 Brandt, 213.
   51 Kohel R., VII, 17 (117 a). - Dalman, 180.
   52 Dalman, 182.
   53 Herm. Weiss, Die Evang. Gesch. 1838, I, 463. - Brandt, 225. - Joh. Weiss, Schrift. d. N. Т., IV, 174.
   54 Evang. Petri, с 15. - Henneke. N. T. Apokr., 61.
   55 Origen., in Matth. coram., ser. lat., 134: tenebrae tantum super omnem terrain Judaeam sund factae.
   56 Origen., 1. c: ...ut non magnitudinem miraculi ostendere volens, incidat in risum sapientium saeculi hujus et magis infidelitatem in hominibus sapientibus operetur, quam fidem. - Астрономическую невозможность солнечных затмений в Полнолуние знает и Julius African, ар. Georg. Syncelli, ed. Dindorf, I, 609.
   57 Evang. Petri, с 18. - Henneke, 1. с
   58 ...Solem quis dicere falsum audeat?......Cum caput obscura nitidum ferrugine fecit impiaque aeternam timuerunt saecula noctem (Virg., Georg. I, 463; 399).
   59 Origen., in Matth., V, 140: vivunt... aliquando autem et tota nocte et adhuc post earn tota die <живут... довольно долго - всю ночь, а случается, и весь следующий день - лат.> - "Чудом" кажется Оригену слишком скорая смерть Иисуса, "через три часа" (по счету Иоанна, вопреки свидетельству Марка): miraculus quoniam post tres horas receptus est, qui forte biduum victurus erat in cruce, secundum consuetudinem eorum, qui suspenduntur, non percutiuntur <чудо, что уже через три часа наступила кончина, тогда как бывает, что жертва мучается на кресте по два дня... - лат.>. - Евсевий, имевший случай наблюдать множество крестных казней во время Диоклетиановых гонений, утверждает, что распятые умирают, большею частью, только от жажды и голода. - Euseb., Н. Е., VIII, 8. - Keim, III, 435. - P. W. Schmidt, Gesch. Jes., 414.
   60 Cicer., in Verr., V, 64; Offic, III, 27.
   61 Hase, Gesch. Jes., 581. - Stapfer, III, 215. - Klausner, Jesus of Nazareth, 350.
   62 Hase, 580.
   63 M. Mauerbrecher, Von Nazareth nach Golgotha, 1909, S. 257-258: "слово это запомнилось ученикам, как слово последнего и совершенного отчаяния, voile und ganze Verzweifelung". Смерть была для Иисуса "бессмысленной катастрофой, sinnlose Katastrophe".
   64 Codex D (gr), g, ap. Macar. Magnes; Codices: c, i, k ("maledixisti"). - R. A. Hoffmann, Marcusev., 622. - Harnack, Probleme im Texte der Leidengesch. Jes. (III Sitzungber. d. Akad. d. Wiss. z. Berl., 1901, S. 261-266). Кажется, Гоффман основательно защищает против Гарнака каноническое чтение, как более древнее и подлинное.
   65 Так, в хорошо засвидетельствованном чтении, вместо канонического, непонятного и невозможного χάριτιθεοῦ, "по благодати Божией". - Fr. Barth, Die Hauptprobleme des Leb. Jes., 1918, S. 5.
   66 Brandt, Ev. Gesch., 230. - R. A. Hoffmann, 621. - Joh. Weiss, Das alteste Ev., 337-338.
   67 Wellhausen, Das Ev. Marci, 1909, S. 132.
   68 Очень возможно, что были и здесь, в Иерусалиме, такие же "прозелиты", "иудействующие", среди римских воинов, как в Кесарии Приморской (Д. А. 10, 1-7) и в Самарии-Себастии. - Schürer, Gesch. d. Jud. Volk im Zeitalt Jes. Chr., I, 460. - Lagrange, Marc, 434.
   69 Plutarch, Cato major, p. 336, e. - Plaut., Miles glor., v., 836. - Spartian., Adrian., X. - Vulgat. Gallic. - Avid. Cass., V. - Renan, Vie de Jes., 439. - Stapfer, III, 219. - Lagrange, Marc, 434.
   70 Dalman, 188.
   71 В кодексах Cantabr., Lat., Syra X, G. P, и других: ὂύτος κράξας εξέπνευσεν - вместо канонического: ὂύτος - ᾽εξέπνευσεν. Это, кажется, более древнее и подлинное чтение, потому что здесь главное в противоположении двух "возгласов", первого, Sebachtani, и этого, второго, бессловесного. - R. A. Hoffmann, 617. - Wellhausen, Ev. Marci, 132.
   72 Лк. 23, 47, Cantabr. D. - R. A. Hoffmann, 627.
   73 Dalman, 196-197.
   74 В точной транскрипции: muschlam. - Dalman, 1190.
   75 R. A. Hoffmann, 626.
   76 Superliminare templi infinitae magnitudinis fractum est et divisum. - Hieron., Comm. ad. Matth., 27, 51; Epist., 120, 8. - Brandt, 254. - W. Bauer, Das Leb. Jes. im Zeitalt. d. N. T. Apokr., 231.
  

11. Воскрес

  
   1 Horac, Epist., XVI. - Juven., XIV, 77. - Plaut., Mil. Glor., 2, 4. - Petron., Sat. III, 112. - Digest., 48; 24. - Mischna Sanhedrin, VI, 6.
   2 Digest., 48, 24: corpora... petentibus ad sepulturam danda sunt.
   3 Evang. Petri, VI, 24. - W. Bauer, 244. - В этом колодце, по легенде IV века, найден Крест Господень. - Euseb., Vita Constant., III, 28. - Goguel, La vie de Jes., 529-533. - Dalman, Orte und Wege Jesu, 368.
   4 Dalman, 390.
   5 Dalman, 379-380.
   6 Geyer, Itinera Hierosolymit, saec. IV-VIII, 1898, p. 232. - P. Mickley, Arculf, 1917, II, 25-26. - Dalman, 381.
   7- Dalman, 391.
   8 Evang. Petri, VII, 36-37. - Preuschen, Antilegomena, 16; 116.
   9 Papias, Fragm., ap. Enseb., H. E., III. 36, 31. - Preuschen, Antileg., 55-56. - Lagrange, Marc, 465. - В лучших кодексах Vatican, и Sinai tic, нынешний конец Мк. 16, 8-20, отсутствует. Нет его почти ни в одном кодексе, и по свидетельству Евсевия (ad Marin. I) и бл. Иеронима (ер. 110 ad Hedib.). - Loisy. Marc, 485. - H. Holzmann, Hand-Comm. zum. N. Т., I, 183.
   10 P. Wernle, Die Synoptische Frage, 1899, S. 36, 219. - Ed. Meyer, Urspr. und Ensteh. d. Chrisstent., I, 17.
   11 "Das ist... eindrucksvoll fur den, der "auf Leises zu achten weiss. - Es fehlt nichts; es wärd schade, wenn noch etwas hinterher kame". - Wellhausen, Ev. Marci, 1909, S. 136-137.
   12 Dalman, 387.
   13 "Were the testimony fifty times stronger that it is, any hypothesis would be more possible than that". - H. Rashall, Memoire inedit, cite par Kirsopp Lake, The historical evidence for the Resurrection of Jesus Christ, London, 1907, p. 269. - Grandmaison, Jes. Chr., 1919, II, 371.
   14 Dalman, 287.
   15 Klostermann, Marcus-Ev., 190.
   16 Fr. Loofs, Die Auferstehungsberichte, 1908, S. 14. - Grandmaison, Jes. Chr., II, 373, 375.
   17 Bern. Weiss, Das Leb. Jes., Л884, II, 593. - Strauss, II, 347.
   18 Just., Dial., 108. - Klostermann, Matth., 226. - Brandt, 336.
   19 "Тело садовник унес потихоньку, чтобы любопытствующие посетители не топтали грядок его с овощами", - зло смеется Тертуллиан (De spectacul., 30).
   20 Renan, Les Apotres, 1923, p. 44.
   21 "Welthistorischer Humbug", Strauss, ap. Fr. Barth, Die Hauptprobl. d. Leb. Jes. 1918, S. 218.
   22 Origen., Contra Cels. II, 55, 70. - Preuschen, Antileg., 42.
   23 "Pouvoir divin d'amour! La passion d'une hallucin?e donne au monde un Dieu ressuscite!" - Renan, Vie de Jesus, 1925, 449-450.
   24 Venturing Paulus, Bahrdt.
   25 Strauss, Loisy, ap. Brandt, 312.
   26 Loofs, 22.
   27 "Unwidersprechliche, zwingende Tahtsache". - Joh. Weiss, Jes. im Glaub. des Urchrist., 1910, S. 9.
   28 Harnack, Das Wesen des Christent., 1902, S. 102.
   29 Klostermann, Lucasev., 601.
   30 Следующий, 12-й стих о Петре, бегущем ко гробу, - позднейшая вставка, вероятно, из IV Евангелия, 20, 3-8. - Eberh. Nestle, Nov. Test, 1904 - Tischedorf, N. Т., 1869-72. - Westcott aud Hort, N. Т., 1881.
   31 Acta Thaddei, VI. - Tatian., Diatessaron, ad Joh. 20, 1-18. - Ephra,m Syrus. - Pseudo-Justin., Quaest. et respon. ad Orthodox. - W. Bauer, Das Leben im Zeitalt. d. N. T. Apokr., 263.
   32 Ev. Petri, XII, 9.
   33 Barnab., Epist., XV, 9.
  

12. Воистину воскрес

  
   1 Joseph., Bell., VII, 6, 6. - Brandt, 375. - Keim, III, 554. - Renan. Apotres, 1923, p. 19.
   2 Euseb., H. E., III, 11, 2. - Henneke, N. T. Apokryph., 107. - Неназванный ученик - Нефанаил, по Епифанию. - Klostermann, Lucasev., 603.
   3 Klostermann, 691.
   4 В кодексах - оба чтения, одинаково значительных: ἓστε σκυθρωποί <есть печаль - греч.>, в вопросе Спутника, и ὲστάθησαν σκυθρωποί <должна быть печаль - греч.> в самом рассказе. - Н. Holtzmann, Hand-Comm. Z. N. Т., I, 421. - Klostermann, Lucasev., 604. - Lagrange, Luc, 604.
   5 Уже не "явился", "сделался видим", ὢφθη, как в других свидетельствах, а "стал посреди них", ἒστη ἐν μἐσῳ αυτᾶν, так же, как стоял живой.
   6 δαιμόνιον ἀσώματον, Cod. D. и др. - Euseb., Н. Е. III, 36. - Ignat, ad Smyrn., III, 1,2. - Resch, Agrapha, 96-97. - W. Bauer, 259.
   7 В греческом подлиннике: "зачем противоположные мысли, διαλογισμοί, восходят - поднимаются, αναβάιουσιν, в сердце вашем?" (как облака, из-за края земли).
   8 "Сотового меда", - прибавлено в позднейших кодексах.
   9 Syr. Curet, τά επίλοιπα ἒδωκεν αυτοῖς. - Vulgata: sumens reliquia dedit eis. - Resch, 51.
   10 Ev. secund. Hebraeos, ap. Hieron, De vir. illustr., II. - Resch, 249. - Henneke, N. T. Apokryph., 55.
   11 Так в некоторых кодексах, Лк., 24, 39. - Ignat., ad Smyrn. III, 1, 2. - Euseb., H. E., III, 36. - Resch., 96-97.
   12 В найденном недавно, очень древнем (150-180 гг.), Коптском свидетельстве о Воскресении простодушно, но сильно и точно выражена эта несоизмеримость двух опытов - чувственного, трехмерного, и сверхчувственного, четырехмерного.
   Только что явившись у пустого гроба Марфе и Марии, сестрам Лазаря, и Марии Магдалине, Господь посылает их, одну за другой, возвестить о Себе ученикам, "братьям своим": "придите, Господь воскрес из мертвых". Марфа идет первая и слышит ответ учеников: "что нам до тебя, женщина? Мертвый во гробе лежит, и не встанет". С тем же ответом возвращаются и обе Марии. Тогда идет сам Иисус к дому, где собрались ученики, и зовет их к Себе. Но те все еще не верят, что это Он сам, а не "призрак" Его, "демон бестелесный". Когда же, наконец, выходят к Нему, Он говорит им: "это Я сам... Петр, вложи перст твой в раны от гвоздей на руках Моих; и ты, Фома, вложи руку твою в рану от копия в ребрах Моих; и ты, Андрей, прикоснись к ногам Моим и осяжи, как твердо стоят они на земле". Только тогда ученики падают ниц перед Ним и веруют, что Он "воскрес во плоти". - Karl Schmidt, Gesprache Jesu mit seinen Jungern nach der Auferstehung (Texte und Untersuch., XLIII, Leipzig, 1919). - Bauer, 260. - Grandmaison, Jes. Chr., II, 394.
   13 Достоевский, Преступление и наказание, IV ч. I. - Kant, Kleine Schriften, II, 420, f.f. - Keim, III, 604.
   14 Evang. Petri, XIV. - Henneke, N. T. Apokryph., I, 63. - Wernle, Die synoptische Frage, 1899, 219.
   15 Klostermann, Johan.-Ev., 231.
   16 Tobler, Descriptio Terrae Sanctae, 81. - Dalman, Orte und Wege Jesu, 147.
   17 "Пища", προσφάγιον, - точнее, "приправа", - здесь, на Геннисаретском озере, соленая, копченая или свежая рыба: видно, по этому рыбачьему слову, что и сам рассказчик - тамошний рыбак. - Klostermann, Joh.-Ev. 229.
   18 Dalman, 145.
   19 Dalman, 148.
   20 Hieron., ad Ezeck., 47, 12, ссылается на поэму Oppinus Cilix, о рыбной ловле, где число всех существующих родов рыбы - "сто пятьдесят три". - Klostermann, Joh.-Ev. 231.
  

Третий Завет Дмитрия Мережковского

  
   Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865-1941) был одним из инициаторов возникшего в начале нашего столетия духовного течения, объединявшего многих философов, богословов, писателей, публицистов (Н. А. Бердяев, З. Н. Гиппиус, В. В. Розанов, А. В. Карташев и др.), которые выступили с идеей радикального переосмысления религиозных и культурных ценностей и утверждения "нового религиозного сознания". Давая оценку данному направлению религиозной мысли и роли в нем Мережковского, Н. А. Бердяев писал: "Для этого типа характерна не жажда возврата в материнское лоно Церкви, к древним преданиям, а искание новых откровений, обращение вперед. В этом течении религиозной мысли пророчество всегда побеждает священство и пророческим предчувствиям отдаются без особой осторожности, без той боязни произвола и подмены, которая так характерна для Булгакова, свящ. П. Флоренского, Эрна и др. Настоящего дерзновения религиозной мысли и здесь нет, но меньше оглядки, больше игры человеческой талантливости. Центральной фигурой в этом типе религиозной мысли является Д. С. Мережковский. Целое течение окрашено в цвет мережковщины, принимает его постановку тем, его терминологию, его устремленность" {Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства: В 2 т. М., 1994. Т. 2. С. 366.}.
   Эта, столь характерная для бердяевского стиля,- эмоционально окрашенная оценка, при всей ее "пристрастности", как видно, нисколько не снижает признания заметной роли Мережковского в том всплеске русской мысли, который получил название религиозно-культурного возрождения конца XIX - начала XX в.
   Первыми крупными произведениями Мережковского, получившими большой резонанс, была книга "О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы" (1893), где выдвигается требование "мистического содержания" литературы, и роман "Отверженный" (впоследствии "Смерть богов. Юлиан Отступник" (1895). В дальнейшем религиозная проблематика становится центральной в его творчестве и получает концептуальное развитие в разных по жанру произведениях: романе-трилогии "Христос и Антихрист" (1895-1904), литературных исследованиях "Толстой и Достоевский" (1901-1902), "Гоголь и черт" (1906), "М. Ю. Лермонтов. Поэт сверхчеловечества" (1909), "Пророк русской революции (К юбилею Достоевского)" (1906), публицистические и философские статьи "Грядущий хам" (1906), "В тихом омуте" (1908), "Не мир, но меч" (1908), "Больная Россия" (1910), "Было и будет" (1915), "Зачем воскрес" (1916), "Невоенный дневник" (1917) и др.
   Интенсивно работая в эмигрантский период своего творчества (20-30-е гг.), Мережковский создает ряд исторических романов - "Рождение богов. Тутанкамон на Крите" (1925), "Мессия" (1928), "Наполеон" (1929), "Данте" (1939) - и религиозно-философских произведений - "Павел. Августин" (1936), "Франциск Ассизский" (1938), "Жанна д'Арк и Третье Царство Духа" (1938) и др., - в которых его идеи получают более завершенное выражение. Центральным сочинением этого времени стала для Мережковского его трилогия - "Тайна трех: Египет и Вавилон" (1925), "Тайна Запада: Антлантида - Европа" (1930) и "Иисус Неизвестный" (1932), подводящая своеобразный итог философско-религиозным и культурно-историческим размышлениям автора.
   "Иисус Неизвестный" есть в определенном смысле закономерное явление в творчестве Мережковского. К этой теме и этому произведению вела мыслителя сама логика его далеко не простого духовного развития. Как вспоминает 3. Н. Гиппиус, Мережковский не мог не прийти к религии и христианству. "Даже, вернее, не к "христианству" прежде всего, а ко Христу, к Иисусу из Назарета... Последние годы века мы жили в постоянных разговорах с Д. С. о Евангелии, о тех или других словах Иисуса, о том, как они были поняты, как понимаются сейчас и где или совсем не понимаются, или забыты" {Мережковский Д. С. 14 декабря: Роман; Гиппиус З. Н. Дмитрий Мережковский: Воспоминания. M., 1991. С. 339-340.}. То есть в зрелый период своей религиозно-литературной деятельности Мережковский возвращается непосредственно к личности Христа, ставшей отправной точкой его религиозных исканий и центром мировоззрения еще в конце XIX в. В "Иисусе Неизвестном" Мережковский остается верен себе, он ищет и, как кажется, находит своего Христа, видимо, далекого от ортодоксального понимания различными христианскими конфессиями. Однако спорный вопрос веры или безверия этого мыслителя остается неразрешенным.
   В этой связи представляет интерес другое высказывание Бердяева: "Д. С. Мережковский современный, новый человек, человек нашего зыбкого времени. Он сам себя не знает, не знает, что в нем подлинно и онтологично и что призрачно и нереально... Он по-своему очень искренний человек, ищущий веры и мучающийся... Силы веры в нем нет, он скептик, страшащийся смерти, но перед людьми он всегда предстает с догматическими формулами своих исканий веры, всегда напряженных и взволнованных" {Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства. С. 388.}.
   Следует согласиться с Бердяевым в том, что Мережковский принадлежит к ряду мыслителей, у которых стимулом религиозного философствования является их мятущаяся между верой и безверием душа, острое и жуткое ощущение неотвратимости смерти, страстное желание спасения от нее (к их числу, на наш взгляд, можно отнести таких писателей и мыслителей, как Паскаль, Кьеркегор, Достоевский, Кафка, стоящих у истоков экзистенциальной философии). В этом контексте "Иисус Неизвестный" представляет собой некую сублимацию экзистенциальных переживаний Мережковского, попытку еще раз (бесконечную уже по счету в истории) убедить себя и других в подлинности Иисуса Христа, полноте его божественной мощи.
   Важным фактором, обусловившим создание "Иисуса Неизвестного" (как, впрочем, всей трилогии), стали, безусловно, трагические катаклизмы в России и Европе: первая мировая война, революция, эмиграция, социально-политическая нестабильность в Европе и ожидание второй мировой войны, начало которой Мережковский связывал с наступлением конца мира. Писатель сравнивает себя с человеком, который, находясь на тонущем всемирном корабле (образ гибнущего человечества - сквозной в трилогии), кидает в море бутылку с письмом в надежде на его прочтение в будущем. "Иисус Неизвестный", таким образом, становится как бы духовным завещанием мыслителя миру настоящему и воскресшему после своей гибели.
   Как уже было сказано, "Иисус Неизвестный" - заключительная часть трилогии (хотя книга представляет собой большой и самостоятельный интерес безотносительно к остальным ее частям). В первых двух произведениях Мережковский обращается к прошлому человечества, стремится отыскать и понять культурно-исторические истоки Востока (Египет, Вавилон) и Запада (Атлантида, Израиль, греко-римская цивилизация), обозначить соединительную линию, вскрыть внутреннюю связь начала всемирной истории и ее конца. Человеческую историю Мережковский понимает и воспринимает прежде всего как социокультурный миф, он создает своеобразную мифоисторическую реальность, в основе которой лежит саморазвитие идеи Бога. Началом и концом такой истории, ее осью выступает Иисус Христос. По Мережковскому, Средиземное море, связывающее три части света (Европу, Азию и Африку), представляет собой сердце земли, а две линии, проведенные от Мемфиса (один из ведущих городов Нижнего Египта) до Константинополя и от Вавилона до Рима, образуют крест - прообраз голгофского креста, под которым и совершается всемирная история. Уже в древних языческих религиях таится Христос, христианство есть Откровение, Апокалипсис язычества. "Содержание всемирной мистерии - мифа о страдающем Боге, - говорит Мережковский, - есть событие, не однажды происшедшее, а всегда происходящее, все вновь и вновь переживаемое в жизни мира и человечества..." {Мережковский Д. Тайна Трех: Египет и Вавилон. Прага, 1925. С. 28.}.
   Объясняя последовательность написания книг трилогии, мыслитель отмечает, что "Тайна Востока" (тайна начала) привела его к "Тайне Запада" (тайне Конца). А так как Иисус Христос "есмь Альфа и Омега, начало и конец", то тайна Востока и Запада сводится Мережковским к тайне Христа, разгадав которую станет понятен смысл человеческой истории.
   В книге "Иисус Неизвестный" Мережковский ставит перед собой задачу явить неизвестного миру Христа, открыть неизвестное человечеству Евангелие (Евангелие от Иисуса Христа). Использование им определений "неизвестный", "неизвестное" в сочетании с такими слишком известными за две тысячи лет существования словами, как Иисус Христос и Евангелие, сразу вводит читателя в пространство парадоксальной мысли, где причудливым образом соединяются историческая реальность и миф, знание и вера. Стремление человечества внимательно рассмотреть лицо Христа в истории и Евангелии, сделать Неизвестного до конца известным обречена, по Мережковскому, на неудачу, так как яркий образ Богочеловека, подобно солнцу, ослепляет смотрящих. В этом смысле тайна Христа, как он полагает, навсегда останется неразгаданной.
   Мережковский стремится исправить образ Спасителя, искаженный в историческом христианстве, ставший, по его словам, ложным в реальном христианском мире. Он констатирует в христианстве наличие "вечной болезни человеческого ума и воли", так называемого "кажения" (от слова "казаться"), предполагающего знание Христа как "тени и призрака", но не как живой и реальной плоти; современным людям Христос представляется "кажущимся", мнимой плотью. Отсюда, по Мережковскому, формальное отношение к заповедям Евангелия, которые понимаются современным человеком как внешняя обрядность, условность христианского социального быта. Мережковский убежден, что "нельзя прочесть Евангелие, не делая того, что в нем сказано... Вот почему это самая нечитаемая из книг, самая неизвестная" {Наст. изд. С. 7.}. Прочесть Евангелие означает, с его точки зрения, увидеть в нем не только Небес

Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
Просмотров: 436 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа