Главная » Книги

Сервантес Мигель Де - Дон-Кихот Ламанчский (Часть вторая), Страница 9

Сервантес Мигель Де - Дон-Кихот Ламанчский (Часть вторая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

амъ, если вы будете разсказывать все так³я же неподоб³я... но, оставимъ это, и пока мы еще въ мирѣ, скажите на милость: какъ вы тамъ узнали эту Дульцинею?
   - По платью, отвѣчалъ Донъ-Кихотъ; она была одѣта совершенно такъ же, какъ въ то утро, когда мы ее встрѣтили съ тобой. Я попробовалъ было заговорить съ нею, но она, не отвѣчая ни слова, обернулась ко мнѣ спиной и убѣжала такъ быстро, что ее не догнала бы, кажется, стрѣла, пущенная изъ лука. Я хотѣлъ было идти за нею, но Монтезиносъ остановилъ меня, сказавши, что преслѣдовать ее, значило бы терять попусту время, и что въ тому же приближался часъ, въ который мнѣ слѣдовало покинуть пещеру. Онъ добавилъ, что, въ свое время, онъ извѣститъ меня о томъ, какъ и чѣмъ въ состоян³и я буду разочаровать его, Белерму, Дюрандарта и всѣхъ остальныхъ лицъ, пребывающихъ очарованными въ этомъ подземельѣ. Но, когда я говорилъ съ Монтезиносомъ о будущемъ разочарован³и его, одна изъ двухъ пр³ятельницъ грустной Дульцинеи незримо приблизилась ко мнѣ, и со слезами на глазахъ, какимъ то взволнованнымъ, прерывистымъ шепотомъ сказала мнѣ: "Дульцинея Тобозская цалуетъ ваши руки, проситъ васъ увѣдомить ее о вашемъ здоровьѣ, и находясь въ настоящую минуту въ крайней нуждѣ, просить васъ, Христа ради, положить на эту новенькую канифасовую юбку съ полдюжины реаловъ или сколько найдется у васъ въ карманѣ". Изъ всего, что я видѣлъ въ Монтезиносской пещерѣ эта сцена сильнѣе всего поразила и тронула меня. "Возможное ли дѣло", спросилъ я Монтезиноса, "чтобы очарованныя лица высокаго зван³я терпѣли нужду во время своего очарован³я"?
   - О, рыцарь Донъ-Кихотъ, отвѣчалъ Монтезиносъ; вѣрьте мнѣ, нужда чувствуется одинаково въ очарованныхъ и неочарованныхъ м³рахъ. И если благородная дама Дульцинея Тобозская проситъ у васъ въ займы шесть реаловъ, подъ вѣрный залогъ, то совѣтую вамъ исполнить ея просьбу, потому что вѣроятно она испытываетъ крайнюю нужду.
   - Залоговъ я никакихъ не беру, отвѣчалъ я Монтезиносу, но ни съ залогомъ, ни безъ залога, я не могу вполнѣ исполнить ея просьбы, потому что въ карманѣ у меня всего четыре реала; это была именно та мелочь, которую ты далъ мнѣ, Санчо, для подаян³я бѣднымъ, встрѣтящимся намъ на дорогѣ. Эти четыре реала я отдалъ подругѣ Дульцинеи, и сказалъ ей: "передайте, моя милая, вашей госпожѣ, что я глубоко тронутъ ея несчаст³емъ и желалъ бы быть въ эту минуту фукаромъ {Фукары - Ротшидьды временъ Сервантеса.}, чтобы помочь ей чѣмъ только возможно. Скажите ей, что я не буду, да и не могу знать, что такое радость, здоровье и спокойств³е, пока не услышу и не увижу ее. Скажите ей, наконецъ, что ее плѣнникъ и рыцарь настоятельно проситъ ее позволить ему увидѣться и переговорить съ нею; и что въ ту минуту, когда она меньше всего будетъ ждать, она услышитъ отъ меня клятву, подобную той, которую произнесъ маркизъ Мантуанск³й, клянясь отмстить смерть племянника своего Вальдовиноса, нашедши его умирающимъ въ горахъ. Какъ онъ, я поклянусь не вкушать хлѣба со стола, и произнесу много другихъ тяжелыхъ обѣтовъ, которые маркизъ обѣщалъ исполнять, пока не отмститъ смерть своего племянника, я же поклянусь, нигдѣ не останавливаясь, объѣзжать семь частей м³ра, дѣятельнѣе самого инфанта донъ-Педро Португальскаго, пока не разочарую моей дамы.
   - Вы обязаны это сдѣлать, вы обязаны даже больше сдѣлать для моей госпожи, отвѣчала посланница Дульцинеи, и взявъ изъ рукъ моихъ четыре реала, она, вмѣсто того. чтобы присѣсть и поблагодарить меня, подпрыгнула аршина на два вверхъ и скрылась изъ моихъ глазъ.
   - Пресвятая Богородице! воскликнулъ, или скорѣе крикнулъ Санчо, неужели этотъ бѣлый свѣтъ такъ глупо устроенъ, и такая сила у этихъ очарователей и очарован³й, что они совсѣмъ вверхъ дномъ перевернули такую умную голову, какъ голова моего господина. О, ваша милость, ваша милость! продолжалъ онъ, обращаясь въ Донъ-Кихоту; подумайте о томъ, что вы тутъ говорите, и не вѣрьте вы этой чепухѣ, которая насильно лѣзетъ вамъ въ голову и мутитъ тамъ все.
   - Санчо, я знаю, что ты говоришь это, любя меня, сказалъ Донъ-Кихотъ, но такъ какъ ты не имѣешь ни малѣйшаго понят³я ни о чемъ, поэтому все чрезвычайное кажется тебѣ не возможнымъ. Но со временемъ я разскажу тебѣ многое другое, видѣнное мною въ этой пещерѣ, и тогда ты повѣришь тому, что я сказалъ теперь, и что не допускаетъ ни возражен³й, ни сомнѣн³й.
  

Глава XXIV.

  
   Тотъ, кто перевелъ оригиналъ этой великой истор³и, написанной Сидъ Гамедомъ Бененгели, говоритъ, что дошедши до главы, слѣдующей за описан³емъ Монтезиносской пещеры, онъ нашелъ на поляхъ рукописи слѣдующую приписку, сдѣланную рукою самого историка: "не могу постигнуть, ни убѣдить себя въ томъ, дабы все описанное въ предъидущей главѣ дѣйствительно случилось съ славнымъ Донъ-Кихотомъ, потому что до сихъ поръ истор³я его была правдоподобна, между тѣмъ какъ происшеств³е въ пещерѣ выходитъ изъ границъ всякаго вѣроят³я, и я никакъ не могу признать его истиннымъ. Думать, что Донъ-Кихотъ солгалъ, онъ, самый правдивый и благородный рыцарь своего времени, - невозможно; онъ не сказалъ бы ни одного слова неправды даже тогда, еслибъ его готовились поразить стрѣлами; къ тому же, въ такое короткое время, не могъ онъ и придумать столько воп³ющихъ небылицъ. И да не обвинятъ меня, если происшеств³е въ Монтезиносской пещерѣ кажется апокрифическимъ; я пишу какъ было, не утверждая: правда ли это или нѣтъ; пусть благоразумный читатель самъ судитъ какъ знаетъ. Говорятъ однако, что передъ смертью Донъ-Кихотъ отрекся отъ чудесъ, видѣнныхъ имъ въ Монтезиносской пещерѣ, и сказалъ будто сочинилъ эту истор³ю потому, что она какъ нельзя болѣе подходила къ описан³ямъ, заключавшимся въ его книгахъ". Послѣ этихъ словъ, историкъ продолжаетъ такъ:
   Двоюродный братъ столько же удивился дерзости Санчо, сколько терпѣн³ю его господина и предположилъ, что Донъ-Кихотъ, вѣроятно отъ радости, что увидѣлъ свою даму Дульцинею Тобозскую, хотя и очарованной, прощаетъ такъ много, иначе Санчо слѣдовало бы, по мнѣн³ю двоюроднаго брата, избить палками за его дерзость. "Я, съ своей стороны, господинъ Донъ-Кихотъ Ламанчск³й", сказалъ онъ, "нисколько не жалѣю, что отправился съ вами; потому что, во-первыхъ, познакомился съ вашей милостью, - честь для меня не малая, - во-вторыхъ, узналъ тайны Монтезиносской пещеры и чудесныя превращен³я Гвад³аны и лагунъ Руидерскихъ, - драгоцѣнное пр³обрѣтен³е для моего сочинен³я: Испанск³й Овид³й; въ третьихъ, открылъ древность картъ, которыя, какъ видно изъ словъ рыцаря Дюрандарта: "терпи и выжидай карту", извѣстны были уже во времена Карла Великаго. Выражен³е: выжидай карту Дюрандартъ не могъ услышать, будучи очарованнымъ, а слышалъ его, должно быть, во Франц³и, въ эпоху великаго императора Карла, при которомъ онъ жилъ, открыт³е чрезвычайно важное для меня, какъ матер³алъ для другой задуманной мною книги: Еще о древности вещей, добавлен³е къ Виргил³ю Полидорскому. Въ своей книгѣ онъ ничего не говоритъ о времени изобрѣтен³я картъ; я укажу теперь это время, ссылаясь на такой важный авторитетъ, какъ рыцарь Дюрандартъ. Наконецъ, въ четвертыхъ, я открылъ неизвѣстные до сихъ поръ истоки рѣки Гвад³аны.
   - Все это совершенная правда, отвѣчалъ Донъ-Кихотъ, но скажите, пожалуйста, если вы получите разрѣшен³е напечатать свою книгу, въ чемъ я сильно сомнѣваюсь, кому думаете вы посвятить ее?
   - Да развѣ мало въ Испан³и вельможъ, которымъ можно посвятить книгу? отвѣчалъ двоюродный братъ.
   - Не мало, сказалъ Донъ-Кихотъ, но мног³е изъ нихъ, не желая быть обязанными авторамъ, посвящающимъ имъ свои труды, отказываются отъ посвящен³й. Знаю я одного князя, который можетъ замѣнить собою всѣхъ другихъ; если-бы я могъ сказать о немъ все, что думаю, то возбудилъ бы зависть въ нему не въ одномъ великодушномъ сердцѣ. Но оставимъ это до другаго, болѣе благопр³ятнаго времени, а теперь подумаемъ, гдѣ бы намъ провести ночь.
   - Здѣсь недалеко, отвѣчалъ двоюродный братъ, есть келья одного отшельника, бывшаго, какъ говорятъ, нѣкогда солдатомъ, а теперь пользующагося славой хорошаго христ³анина, умнаго и сострадательнаго человѣка. Возлѣ его кельи выстроенъ имъ самимъ доминъ, правда, очень маленьк³й, но достаточный для того, чтобы можно было переночевать въ немъ тремъ, четыремъ человѣкамъ.
   - А есть у этого пустынника куры? спросилъ Санчо.
   - У очень немногихъ пустынниковъ нѣтъ ихъ - отвѣчалъ Донъ-Кихотъ. Нынѣшн³е отшельники не похожи на своихъ предшественниковъ, спасавшихся въ пустыняхъ Египта, покрываясь пальмовыми листьями и питаясь древесными корнями. Не думайте, однако, чтобы упомянувъ объ однихъ, я заявилъ тѣмъ свое неуважен³е къ другимъ; нѣтъ, я говорю только, что истязан³я нашего времени не такъ суровы, какъ прежн³я, но отъ этого одинъ отшельникъ не становится хуже другаго. Я такъ думаю, по крайней мѣрѣ, и скажу, что въ наши дни, когда все идетъ навыворотъ, лицемѣръ, притворяющ³йся человѣкомъ добродѣтельнымъ, все же лучше отъявленнаго негодяя.
   Въ эту минуту путешественники наши увидѣли человѣка, почти бѣжавшаго прямо на нихъ, погоняя кнутомъ впереди себя мула, нагруженнаго копьями и аллебардами; поклонившись Донъ-Кихотуи его спутникамъ, незнакомецъ пошелъ себѣ дальше.
   - Послушай, сказалъ ему Донъ-Кихотъ, остановись на минуту; мнѣ кажется, ты идешь скорѣе, чѣмъ желаетъ твой мулъ.
   - Не могу я остановиться - отвѣчалъ незнакомецъ, потому что завтра все это оруж³е должно быть употреблено въ дѣло; сами видите, времени мнѣ терять нельзя, поэтому прощайте. Но если вы хотите знать, для чего нужно это оруж³е, то пр³ѣзжайте въ ту корчму, которая недалеко отъ кельи отшельника, тамъ я разскажу вамъ так³я чудеса, что просто... Съ послѣднимъ словомъ онъ стегнулъ своего мула и такъ быстро пустился бѣжать впередъ, что Донъ-Кихотъ не имѣлъ времени спросить его, как³я это чудеса намѣревается онъ разсказать имъ? но такъ какъ онъ былъ отъ природы чрезвычайно любопытенъ и большой охотникъ до новостей, поэтому онъ рѣшился безъ замедлен³я пуститься въ путь и не посѣщая отшельника ѣхать прямо въ корчму; спустя нѣсколько минутъ путешественники наши сидѣли уже верхомъ и двоюродный братъ предложилъ опять заѣхать въ отшельнику, хлѣбнуть у него браги. Услышавъ это, Санчо сейчасъ же повернулъ своего осла въ ту сторону, гдѣ была расположена келья пустынника, и Донъ-Кихотъ съ двоюроднымъ братомъ послѣдовали за нимъ. На бѣду ихъ отшельника не было дома, а была только отшельница; и когда они попросили у нее браги, то имъ отвѣтили, что браги нѣтъ, а если хотятъ они напиться воды, такъ имъ съ удовольств³емъ дадутъ.
   - На дорогѣ довольно колодцевъ и безъ вашей воды, оказалъ опечаленный Санчо; тоже нашли чѣмъ угощать. О свадьба Камаша, воскликнулъ онъ, о разливанное море въ домѣ донъ-Д³его, сколько разъ еще пр³йдется мнѣ пожалѣть о васъ.
   Отъѣхавъ немного отъ кельи отшельника, Донъ-Кихотъ увидѣлъ впереди себя на дорогѣ молодого мальчика, котораго онъ безъ труда догналъ. Мальчикъ этотъ несъ на плечахъ своихъ шпагу, какъ палку, и маленьк³й узелокъ, въ которомъ завязано было нѣсколько бѣлья, штаны его и маленьк³й плащъ. Одѣтъ онъ былъ въ плисовую куртку съ атласными вставками, сквозь которыя виднѣлась его рубаха. На ногахъ его красовались шелковые чулки и модные четыреугольные башмаки, въ родѣ тѣхъ, которые носили пажи. Ему было лѣтъ около восемнадцати или девятнадцати; онъ весело шелъ, разгоняя дорожную скуку какой-то пѣсенькой, кончавшейся этими словами, удержанными въ памяти двоюроднымъ братомъ: "нужда на войну меня гонитъ, а то за какимъ бы я чортомъ туда отправлялся теперь".
   - Ты путешествуешь, однако, на легкѣ - сказалъ ему, поровнявшись съ нимъ Донъ-Кихотъ; куда ты идешь?
   - Путешествую я на легкѣ отъ того, что жарко и пусто въ карманѣ, а иду я на войну - отвѣчалъ юноша.
   - Что жарко, противъ этого я ничего не имѣю сказать, воскликнулъ Донъ-Кихотъ, но что у тебя пусто въ карманѣ, это для меня непонятно.
   - Господинъ мой! отвѣчалъ юноша; въ этомъ узелкѣ несу я плисовые штаны, а куртка на мнѣ. Если дорогою я истаскаю штаны, то не въ чемъ мнѣ будетъ войти въ городъ, купить же друг³е мнѣ не на что. Вотъ по этой-то причинѣ, да за одно, чтобы не такъ жарко было, я и путешествую, какъ вы меня видите,- отправляясь поступить въ одну пѣхотную роту, расположенную отсюда въ восьми миляхъ. Она идетъ, какъ слышно, въ Картагену, гдѣ сядетъ на суда; до этого мѣста въ одеждѣ я, слава Богу, нуждаться не буду; въ солдаты же я поступаю потому, что предпочитаю служить королю на войнѣ, чѣмъ какому-нибудь скрягѣ при его дворѣ.
   - Имѣешь ли ты право на прибавочное жалованье? спросилъ двоюродный братъ.
   - О, если бы я послужилъ немного при дворѣ гранда или другаго важнаго лица, воскликнулъ со вздохомъ юноша, было бы у меня теперь прибавочное жалованье. Славно, право,служить пажемъ при какомъ-нибудь дворѣ: того и гляди, что прямо изъ пажей попадешь въ Офицеры или выслужишь хорошенькую прибавку къ жалованью. А мнѣ, бѣдному, приходилось служить у разнаго ничтожества - Богъ вѣсть, откуда появившагося на свѣтъ, и получать такое жалованье, что половины его не хватило бы на крахмалъ для воротника. Гдѣ ужъ нашему брату за деньгой гоняться, чудомъ развѣ какимъ попадетъ она къ намъ.
   - Неужели, однако, прослужа нѣсколько лѣтъ, ты не могъ выслужить себѣ хоть ливреи? спросилъ Донъ-Кихотъ.
   - Двѣ выслужилъ, отвѣчалъ юноша, но вѣдь и съ насъ, ваша милость, когда мы отходимъ отъ мѣста, господа наши снимаютъ платье точь въ точь, какъ рясу съ монаховъ, покидающихъ монастырь; вѣдь господа наши только чванятся нашими ливреями.
   - Какая мерзость! воскликнулъ Донъ-Кихотъ. Поздравь себя, однако, мой милый, если ты покинулъ своего господина съ прекраснымъ намѣрен³емъ - сдѣлаться воиномъ. На свѣтѣ нѣтъ ничего благороднѣе и выгоднѣе, какъ служить, во-первыхъ, Богу, а вмѣстѣ съ тѣмъ своему королю съ оруж³емъ въ рукахъ: мечомъ пр³обрѣтается, если не болѣе богатствъ, то болѣе чести, чѣмъ перомъ, какъ я говорилъ уже много и много разъ. И если правда, что перо доставило людямъ болѣе денегъ, чѣмъ мечъ, то, въ замѣнъ того, оруж³е имѣетъ въ себѣ что-то болѣе величественное, болѣе возвышающее нашу душу; какое-то благородство и блескъ, возносящ³е воиновъ превыше всѣхъ другихъ дѣятелей. Другъ мой! выслушай со вниман³емъ нѣсколько словъ, которыя я сейчасъ скажу тебѣ; впослѣдств³и они пригодятся тебѣ и станутъ подпорою и утѣшен³емъ въ тяжелыя минуты, неразлучныя съ твоимъ новымъ зван³емъ. Старайся, мой другъ, никогда не думать объ угрожающихъ тебѣ опасностяхъ; худшее, что ожидаетъ насъ здѣсь, это смерть; но пасть со славой - это лучшее, что можемъ мы сдѣлать. Однажды спросили у великаго владыки Рима Юл³я Цезаря, какая смерть лучше всѣхъ? "Быстрая и неожиданная", отвѣчалъ онъ. Хотя слова эти сказаны мудрецомъ, не просвѣтленнымъ познан³емъ истиннаго Бога, тѣмъ не менѣе въ нихъ высказана истина, вылившаяся изъ природнаго инстинкта человѣческаго духа. Пусть тебя убьютъ въ первой свалкѣ, все равно - выстрѣломъ ли изъ оруд³я или взрывомъ мины; ты умрешь одинаково и дѣло твое сдѣлано. Теренц³й говоритъ, что воину лучше умереть сражаясь, чѣмъ жить убѣгая; и солдату лучше слышать запахъ пороха, чѣмъ амбры. Другъ мой! если старость застанетъ тебя подъ оруж³емъ, то хотя бы ты былъ изувѣченъ, хромъ, покрытъ ранами, ты будешь вмѣстѣ съ тѣмъ покрытъ славою, и никакая бѣдность не омрачитъ того блеска, которымъ озаритъ тебя слава. Къ тому же, въ наше время заботятся о престарѣлыхъ и увѣчныхъ воинахъ, находя, что не слѣдуетъ поступать съ ними подобно тому, какъ поступаютъ рабовладѣльцы съ неграми, которыхъ они отпускаютъ безъ куска хлѣба на волю, когда старость лишаетъ этихъ несчастныхъ возможности работать для своихъ господъ. Выгоняя рабовъ своихъ изъ ихъ послѣдняго пр³юта, или, какъ говорятъ, отпуская на волю, этихъ несчастныхъ дѣлаютъ рабами голода, отъ котораго освободить ихъ можетъ только смерть. Больше я не скажу ничего, а предложу тебѣ сѣсть сзади на моего коня и доѣхать со мною до корчмы; тамъ мы съ тобой поужинаемъ, я завтра утромъ ты отправишься себѣ въ путь: и да поможетъ тебѣ Господь пройти его такъ счастливо, какъ того заслуживаетъ твое намѣрен³е. - Мальчикъ отклонилъ отъ себя честь ѣхать сзади рыцаря на его конѣ, но согласился поужинать съ нимъ. Санчо же, говорятъ, подумалъ въ эту минуту: "чортъ его, право, разберетъ моего господина. Ну, кто-бы повѣрилъ, чтобы этотъ самый человѣкъ, который говорилъ теперь такъ, что любо слушать, увѣрялъ недавно? будто видѣлъ так³я неподоб³я въ Монтезиносской пещерѣ; дѣлать, однако, нечего, нужно тянуть на его сторону.
   Подъ вечеръ путешественники наши пр³ѣхали въ корчму, и Санчо чрезвычайно обрадовался, видя, что господинъ его принялъ, на этотъ разъ корчму за корчму, а не за замокъ, какъ это онъ дѣлалъ обыкновенно. Не успѣлъ Донъ-Кихотъ войти въ нее, какъ тотчасъ же освѣдомился о крестьянинѣ съ копьями и алебардами, и узналъ, что онъ теперь въ конюшнѣ занятъ своимъ муломъ. Ни минуты не медля рыцарь отправился туда же; Санчо и двоюродный братъ послѣдовали за нимъ и предоставили Россинанту занять тамъ лучшее и такъ сказать почетное стойло.
  

Глава XXV.

  
   Донъ-Кихотъ сгоралъ нетерпѣн³емъ узнать, что за чудеса так³я собирался разсказать ему встрѣченный имъ на дорогѣ крестьянинъ, и, отыскавъ его, просилъ тотчасъ же разсказать ему то, что онъ недавно обѣщалъ.
   - Погодите, отвѣчалъ крестьянинъ, дайте мнѣ управиться съ моимъ муломъ, а ужо я вамъ поразскажу просто уму невѣроятныя вещи.
   - Если только дѣло стало за муломъ, отвѣчалъ Донъ-Кихотъ, то я помогу тебѣ управится съ нимъ. И ни минуты не медля принялся онъ очищать стойло и просѣевать ячмень, - въ благодарность за эту помощь, крестьянинъ готовъ былъ съ большой охотой разсказать свои чудеса и немного спустя усѣвшись рядомъ съ рыцаремъ, окруженный хозяиномъ, Санчо и двоюроднымъ братомъ, онъ разсказалъ имъ слѣдующее: "нужно вамъ сказать, господа", такъ началъ онъ, "что въ одной деревушкѣ, миляхъ въ четырехъ отсюда, у регидора, по недосмотру или вслѣдств³е плутней его служанки, пропалъ оселъ. И что ни дѣлалъ онъ, чтобы отыскать этого осла, ничто не помогло. Какъ вдругъ, недѣли этакъ черезъ двѣ, къ этому регидору, у котораго пропалъ оселъ, подходитъ другой регидоръ того же самаго села и говоритъ ему: "заплатите мнѣ за добрую вѣсть, оселъ вашъ нашелся".
   - Отчего не заплатить, но только желательно мнѣ знать, гдѣ онъ нашелся? сказалъ ему первый регидоръ.
   - На горѣ, въ лѣсу, отвѣчалъ другой регидоръ; я замѣтилъ его сегодня по утру, но только безъ сѣдла, безъ хомута и такого худаго, что просто жалость беретъ, глядя на него. Я хотѣлъ было пригнать его прямо къ вамъ, но онъ такъ ужъ успѣлъ одичать за это время, что какъ только завидѣлъ меня, такъ со всѣхъ ногъ пустился бѣжать въ самую глушь лѣсную. Если вамъ желательно отправиться со мною искать его, сказалъ отыскавш³й осла регидоръ другому регидору, такъ позвольте мнѣ только отвести домой своего осла; я черезъ минуту буду назадъ.
   - Вы сдѣлаете мнѣ превеликое одолжен³е, и я съ моей стороны, дастъ Богъ, когда-нибудь отблагодарю васъ, отвѣтилъ ему хозяинъ потеряннаго осла.
   Вотъ такъ точно, какъ я вамъ разсказываю это происшеств³е, такъ разсказываютъ его всѣ люди хорошо знающ³е это дѣло, замѣтилъ крестьянинъ. Когда вернулся другой регидоръ, продолжалъ онъ, оба они, взявши другъ друга подъ руку, отправились на гору, въ лѣсъ, искать осла, но только на самомъ томъ мѣстѣ гдѣ думали найти его, ничего не нашли, и сколько они не искали, а осла нѣтъ какъ нѣтъ. Тогда другой то регидоръ, видѣвш³й осла поутру, сказалъ своему товарищу: придумалъ я хитрость, съ помощью которой, я надѣюсь, мы откроемъ, наконецъ, вашего осла, хотя бы онъ запрятался не то что въ лѣсу, а подъ землей. Видите ли что: большой я мастеръ ревѣть по ослиному, и если вы хоть чуточку поможете мнѣ, то и дѣлу конецъ.
   - Я то? воскликнулъ другой регидоръ, да я вамъ зареву лучше настоящаго осла.
   - Поглядимъ, сказалъ ему товарищъ его, и вотъ какъ дѣло мы съ вами устроимъ: вы отправьтесь крутомъ съ одной стороны горы, а я отправлюсь съ другой. Пройдемъ мы этакъ немного съ вами да и заревемъ каждый по ослиному, опять пройдемъ и опять заревемъ, и опять... и тогда невозможная это вещь, чтобы оселъ вашъ не отвѣтилъ, если только онъ находится еще здѣсь.
   - Прекраснѣйшую штуку придумали вы, господинъ мой, отвѣчалъ хозяинъ осла, истинно достойную такого великаго мудреца, какъ вы.
   Въ ту же минуту оба регидора разстались, и, какъ условлено было между ними, каждый пошелъ себѣ въ свою сторону, да оба въ одно время и заревѣли, и побѣжали другъ къ дружкѣ на встрѣчу, полагая, что они ужъ отыскали осла. И первый то регидоръ, наткнувшись на своего товарища, просто вѣрить не хотѣлъ, что это товарищъ его, а не оселъ.
   - Это я, я, а не оселъ вашъ - увѣрялъ товарища своего другой товарищъ.
   - Ну такъ клянусь же вамъ, отвѣчалъ первый регидоръ, что ничѣмъ вы не разнитесь отъ самаго настоящаго осла, то есть въ жизнь мою не слыхалъ, говорилъ онъ, такого удивительнаго ослинаго голоса.
   - Нѣтъ, позвольте ужъ, нисколько не льстя, похвалы эти воздать вамъ, отвѣтилъ ему товарищъ, право, вамъ онѣ пристали больше чѣмъ мнѣ, потому что, клянусь создавшимъ меня Богомъ, вы, ваша милость, не уступите славнѣйшему на свѣтѣ ослу. Ревете вы сильно и протяжно; рѣзкости, въ вашемъ ревѣ, какъ разъ въ мѣру, переливовъ много, и какъ вамъ угодно, а только съ вами мнѣ не сравняться, честь вамъ и слава; я уступаю вамъ все преимущество въ этакомъ пр³ятномъ талантѣ.
   - Тѣмъ лучше, сказалъ регидоръ, потому что теперь я стану больше уважать себя, чѣмъ до сихъ поръ; все же я буду знать, что не совсѣмъ я человѣкъ безталанный; какой бы тамъ ни былъ талантъ, а все же таки есть, а съ меня этого и довольно. Только, правду сказать, хотя я и зналъ за собою, что я мастеръ ревѣть, мо никогда не полагалъ, чтобы я такъ удивительно ревѣлъ, какъ вы меня увѣряете.
   - Да-съ, отвѣчалъ другой регидоръ, скажу я вамъ, ваша милость, что много на свѣтѣ удивительныхъ талантовъ ни за что пропадаетъ, потому что пользоваться не умѣютъ ими.
   - Ну, пожалуй что наши то таланты, сказалъ ему товарищъ, могутъ пригодиться развѣ когда случится вотъ такой особенный случай, какъ сегодня, да и теперь еще, дай Богъ, чтобы они пригодились намъ.
   Сказавши это, они разошлись и снова заревѣли, и то и дѣло принимали другъ дружку за пропавшаго осла, только видя наконецъ, что они попусту бѣгаютъ на встрѣчу самимъ себѣ, они рѣшили для того, чтобы не принимать себя больше за осла, ревѣть каждый разъ не по одному, а по два раза. Но только ходили они, ходили, всю гору обшарили, и какъ не ревѣли, а осла все нѣтъ; и знаку никакого не подалъ имъ. Да и трудно было знакъ ему подать, когда нашли они его гдѣ-то въ лѣсу, изъѣденнаго волками.
   - Не удивляюсь я теперь, сказалъ хозяинъ его, что не получали мы отъ бѣднаго моего осла никакого отвѣта, потому что будь онъ живъ, онъ непремѣнно заревѣлъ бы, или не былъ бы онъ оселъ. Но труды свои я все-таки считаю не потерянными, сказалъ онъ своему товарищу, потому что, хотя я и нашелъ осла своего мертвымъ, но за то услышалъ вашъ удивительный ревъ.
   - Право, ваша милость, мы стоимъ другъ друга, отвѣчалъ ему другой регидоръ; и священникъ пр³ятно поетъ, да и хоръ не дурно. Съ тѣмъ они и возвратились домой совсѣмъ охрипш³е, усталые и скучные; и разсказали они послѣ того другъ про дружку всѣмъ своимъ сосѣдямъ, друзьямъ и знакомымъ, какъ это удивительно каждый изъ нихъ реветъ по ослиному. Дошла эта молва и до сосѣднихъ деревень. И такъ-какъ чортъ заводитъ вездѣ, гдѣ можетъ, споры и дрязги, то и настроилъ онъ народъ сосѣдней деревни на то, что какъ только завидитъ онъ кого-нибудь изъ нашихъ, такъ и зареветъ сейчасъ по ослиному - и стала сосѣдняя деревня какъ будто насмѣхаться надъ нашею за то, что наши регидоры такъ славно ревутъ. Въ дѣло это, что хуже всего, вмѣшались деревенск³е мальчуганы, и теперь дошло до того, что на людей того села, въ которомъ приключилось это происшеств³е съ осломъ, указываютъ пальцами вездѣ, словно на чернаго между бѣлыми. Много уже разъ народъ изъ нашего села, надъ которымъ смѣются, - я самъ, ваша милость, изъ этого села, - выходилъ съ полнымъ оруж³емъ на битву съ насмѣшниками, такъ что ничто не могло унять ихъ, ни стыдъ, ни страхъ, ни король, ни суды. И завтра люди нашего села должны будутъ выйти на битву съ другимъ селомъ, которое находится отъ насъ миляхъ въ двухъ, и пуще всѣхъ другихъ надоѣдаетъ намъ. Вотъ для своихъ то земляковъ, ваша милость, на завтра, я и везу всѣ эти пики и алебарды; и вотъ вамъ чудеса, которыя я собирался разсказать; если онѣ вамъ не показались чудесами, такъ другихъ у меня, право, нѣтъ. Этими словами добрый человѣкъ закончилъ разсказъ свой, и почти въ ту же минуту у воротъ корчмы показался какой-то господинъ, покрытый замшей съ головы до ногъ. Все было замшевое на немъ: чулки, брюки, куртка.
   - Хозяинъ, громко сказалъ онъ, есть мѣсто? Со мною моя ворожея обезьяна, и если угодно, могу сейчасъ представить вамъ освобожден³е Мелизандры.
   - Добро пожаловать, воскликнулъ хозяинъ; мы, значитъ, весело проведемъ сегодня вечеръ, когда пожаловалъ къ намъ господинъ Петръ. Кстати, я забылъ сказать, что этотъ господинъ Петръ косилъ лѣвымъ глазомъ и что цѣлая половина лица его, пораженная какою то болѣзн³ю, была покрыта зеленымъ пластыремъ.
   - Добро пожаловать, продолжалъ хозяинъ; но гдѣ же твой театръ и обезьяна?
   - Сейчасъ будутъ, отвѣчалъ Петръ; я опередилъ ихъ, чтобы узнать найдется ли мѣсто для нихъ?
   - Для тебя, другъ мой, я бы отобралъ мѣсто у самого герцога Альбы, сказалъ хозяинъ, скорѣй подавай-ка сюда твой театръ; кстати у насъ теперь гости, они заплатятъ тебѣ хорошо и за представлен³е и за штуки твоей обезьяны.
   - Тѣмъ лучше, сказалъ Петръ; для дорогихъ гостей я пожалуй и цѣну сбавлю: мнѣ бы только вознаградить издержки, за большимъ я не гонюсь. Пойду, однако, потороплю своихъ; съ послѣднимъ словомъ онъ покинулъ корчму.
   Донъ-Кихотъ сейчасъ же разспросилъ хозяина, что это за господинъ Петръ, что это за театръ и что за обезьяна?
   - Это знаменитый хозяинъ театра мар³онетокъ, отвѣчалъ хозяинъ, старый знакомый этихъ мѣстъ арагонскаго Ламанча, по которымъ онъ давно разъѣзжаетъ, показывая освобожден³е Мелисандры знаменитымъ донъ-Гаиферосомъ; любопытнѣйшее, я вамъ скажу, представлен³е, такая прекрасная истор³я, какихъ никогда не приводилось видѣть на нашей сторонѣ. Кромѣ того Петръ возитъ съ собою такую удивительную обезьяну, что вѣрить нельзя. Если вы ее спросите о чемъ-нибудь, она внимательно выслушаетъ васъ, потомъ вскочитъ на плечо своего хозяина, нагнется въ его уху и отвѣчаетъ ему на ухо на вашъ вопросъ, а хозяинъ слушаетъ и повторяетъ за ней. Она лучше угадываетъ прошедшее, чѣмъ будущее, случается правда, что и совретъ, но почти всегда говоритъ правду, точно чортъ въ ней сидитъ. Плата ей два реала за отвѣтъ, если она.... то есть хозяинъ за нее отвѣтитъ то, что она скажетъ ему на ухо. Говорятъ, что онъ накопилъ себѣ, благодаря своей обезьянѣ, порядочную деньгу. Петръ этотъ, я вамъ доложу, человѣкъ, какъ говорится въ Итал³и - молодецъ, лихой товарищъ, и изъ всѣхъ людей на свѣтѣ живетъ себѣ кажется въ наибольшее удовольств³е. Говоритъ онъ за шестерыхъ, пьетъ за двѣнадцатерыхъ и все это на счетъ своего языка, обезьяны и театра.
   Тутъ подоспѣлъ и самъ Петръ съ повозкой, на которой помѣщались его обезьяны и театръ. Знаменитая обезьяна его была большая, безхвостая, покрытая шерстью, похожей на войлокъ, но съ довольно добродушной физ³оном³ей. Не успѣлъ увидѣть ее Донъ-Кихотъ, какъ уже спросилъ: "скажи мнѣ ворожея, обезьяна, что станется съ нами и чѣмъ мы занимаемся? вотъ мои два реала за отвѣтъ". Онъ велѣлъ Санчо передать ихъ Петру.
   Вмѣсто обезьяны отвѣтилъ Петръ: "благородный господинъ! обезьяна моя не предсказываетъ будущаго, но изъ прошлаго и настоящаго кое что знаетъ".
   - Чортъ меня возьми, воскликнулъ Санчо, тоже дурака нашли, стану платить я за то, чтобы мнѣ разсказали, что было со мной, да кто это знаетъ лучше меня самого; ни одного обола не дамъ я за это. Вотъ что касается настоящаго, это дѣло другое; на тебѣ обезьяна два реала, скажи мнѣ: что подѣлываетъ теперь супруга моя - Тереза Пансо?
   - Я не беру денегъ впередъ, отвѣчалъ Петръ. Вотъ когда обезьяна отвѣтитъ, тогда пожалуйте. Съ послѣднимъ словомъ онъ ударилъ себя два раза по лѣвому плечу, на которое тотчасъ же вспрыгнула обезьяна, и, наклонившись въ уху своего господина, принялась съ удивительною скоростью стучать зубами. Постучавъ нѣсколько секундъ она спрыгнула внизъ и тогда Петръ побѣжалъ къ Донъ-Кихоту, опустился передъ нимъ на колѣни и воскликнулъ, обвивъ руками его ноги: "лобызаю ноги твои, о славный воскреситель забытаго странствующаго рыцарства! Лобызаю ихъ съ такимъ же благоговѣн³емъ, съ какимъ облобызалъ бы я два геркулесовыхъ столба, о рыцарь! котораго никто не въ силахъ достойно восхвалить! О, знаменитый Донъ-Кихотъ Ламанчск³й, опора слабыхъ, поддержка падающихъ, спасен³е упадшихъ и утѣшен³е всѣхъ скорбящихъ!"
   Услышавъ это, Донъ-Кихотъ остолбенѣлъ, Санчо глаза выпучилъ, двоюродный братъ изумился, пажъ испугался, хозяинъ приросъ въ своему мѣсту, крестьянинъ изъ ревущей по ослиному деревни ротъ разинулъ, и у всѣхъ вмѣстѣ поднялись дыбомъ волосы, между тѣмъ славный содержатель театра мар³онетокъ, обращаясь къ Санчо, хладнокровно продолжалъ: "и ты, о, добрый Санчо Пансо, славнѣйш³й оруженосецъ славнѣйшаго рыцаря въ м³рѣ, возрадуйся: жена твоя Тереза Пансо здравствуетъ и разчесываетъ теперь коноплю; подъ лѣвымъ бокомъ у нее стоитъ съ выбитымъ черепкомъ кувшинъ, изъ котораго она потягиваетъ вино и тѣмъ разгоняетъ скуку, сидя за работой".
   - Все это очень можетъ быть, отвѣчалъ Санчо, потому что жена моя, я вамъ скажу, просто, блаженная женщина, и еслибъ только не ревновала она, такъ не промѣнялъ бы я ее на эту великаншу Андондону, которая, какъ говоритъ мой господинъ, была женщина понятливая и расчетливая хозяйка, а моя Тереза, такъ та ни въ чемъ не откажетъ, все дастъ себѣ, хотя бы изъ добра своихъ дѣтей.
   - Скажу теперь, въ свою очередь, воскликнулъ Донъ-Кихотъ, что тотъ, кто много читаетъ и путешествуетъ, многое видитъ и узнаетъ. Кто бы, въ самомъ дѣлѣ, увѣрилъ меня, что на свѣтѣ существуютъ ворожеи обезьяны, какъ это вижу я теперь собственными глазами; потому что я дѣйствительно тотъ самый Донъ-Кихотъ Ламанчск³й, котораго назвала она, хотя, быть можетъ, слишкомъ ужь расхвалила. Но каковъ бы я ни былъ, я все-таки благодарю небо, одарившее меня мягкимъ и сострадательнымъ характеромъ, готовымъ сдѣлать всякому добро, никому не желая зла.
   - Еслибъ у меня были деньги, сказалъ пажъ, я бы тоже спросилъ у обезьяны, что приключится со мною въ дорогѣ?
   - Я вѣдь сказалъ, отвѣтилъ Петръ, успѣвш³й уже подняться съ колѣнъ и отойти отъ Донъ-Кихота, что обезьяна моя не отгадываетъ будущаго. Иначе нечего было бы вамъ горевать о деньгахъ, потому что я готовъ забыть о хлѣбѣ насущномъ, лишь бы только услужить чѣмъ нибудь господину рыцарю Донъ-Кихоту, и теперь, для его удовольств³я, я готовъ всѣмъ вамъ даромъ показать мой театръ. Услышавъ это, хозяинъ, внѣ себя отъ радости, указалъ Петру мѣсто, гдѣ ему всего удобнѣе было расположиться съ театромъ.
   - Донъ-Кихотъ остался, однако, не совсѣмъ доволенъ всевѣдѣн³емъ обезьяны; ему казалось невѣроятнымъ, чтобы животное могло знать настоящее и прошедшее. И пока Петръ устроивалъ свой театръ, онъ увелъ Санчо въ конюшню и тамъ сказалъ ему:
   - Санчо, обезьяна эта заставила меня призадуматься, не заключилъ ли ея хозяинъ уговора съ чортомъ - ловить за одно съ нимъ рыбу въ мутной водѣ.
   - Не то что мутной, а совсѣмъ въ грязной, отвѣчалъ Санчо, если самъ чортъ мутитъ ее, но только какая же можетъ быть выгода Петру отъ этой рыбы?
   - Ты меня не понялъ, Санчо, возразилъ Донъ-Кихотъ; я хотѣлъ сказать тебѣ, что у Петра, должно быть, заключена сдѣлка съ чортомъ; чортъ, вѣроятно, влѣзаетъ въ его обезьяну и даетъ отвѣты, за которые Петръ получаетъ деньги, съ услов³емъ, что когда онъ разбогатѣетъ, то отдастъ въ благодарность чорту свою душу; ты хорошо знаешь, какъ этотъ вѣчный врагъ рода человѣческаго соблазняетъ и преслѣдуетъ душу нашу на каждомъ шагу; - это тѣмъ вѣроятнѣе, что обезьяна ограничивается настоящимъ и прошедшимъ, не предсказывая будущаго, которое скрыто и отъ дьявола; онъ можетъ только догадываться о будущемъ, и то весьма рѣдко. Что будетъ? извѣстно одному Богу, ибо для него нѣтъ грядущаго, а все настоящее. И для меня, Санчо, совершенно ясно, что въ этой обезьянѣ говоритъ чортъ; странно только, какъ молчитъ святое судилище и не схватитъ этого человѣка, чтобы узнать, помощ³ю какой силы угадываетъ онъ, что было и что есть. Я убѣжденъ, что обезьяна эта не астрологъ; и что ни она, ни хозяинъ ея ничего не смыслятъ въ распознаван³и разсудочныхъ фигуръ, занят³е до того распространенное теперь въ Испан³и, что нѣтъ, кажется, подмастерья, лакея и горничной, которые не умѣли бы разпознать и установить какой-нибудь фигуры также легко, какъ поднять карту съ полу, компрометируя своимъ невѣжествомъ чудесныя истины этой науки. Я зналъ одну даму, спросившую у подобнаго знатока гороскопа, ощенится ли ея комнатная собачка, и если ощенится, сколько у нея будетъ щенковъ и какого цвѣта? Непризнанный астрологъ справился съ своимъ гороскопомъ и не задумавшись отвѣтилъ, что у собачки ея будетъ трое щенковъ: зеленый, красный и полосатый, если она затяжелѣетъ между одинадцатью и двѣнадцатью часами дна или ночи, въ понедѣльникъ или субботу. Дня черезъ два собака эта околѣла отъ разстройства желудка и кредитъ лжеастролога сильно поколебался, какъ это случается, впрочемъ, со всѣми подобными ему господами.
   - Хотѣлъ бы я только, ваша милость, отвѣчалъ Санчо, чтобы вы спросили у Петра: правда ли то, что вы видѣли въ Монтезиноской пещерѣ, мнѣ это кажется, не во гнѣвъ вамъ будь сказано, гилью, которая, должно быть, привидѣлась вамъ во снѣ.
   - Быть можетъ, сказалъ Донъ-Кихотъ; и я охотно послѣдую твоему совѣту, хотя и сомнѣваюсь, чтобы разсказы мои о Монтезиносской пещерѣ были гилью.
   Въ эту минуту Петръ пришелъ объявить Донъ-Кихоту, что все готово, и просилъ его удостоить своимъ присутств³емъ театральное представлен³е, достойное вниман³я рыцаря. Донъ-Кихотъ тутъ же попросилъ Петра узнать у обезьяны: "правда ли все видѣнное имъ въ Монтезиноской пещерѣ" такъ какъ ему казалось, что здѣсь истина перемѣшана съ призраками.
   Петръ, не сказавъ ни слова, отправился за обезьяной, и возвратясь помѣстился съ нею противъ Донъ-Кихота и Санчо.
   - Слушай внимательно обезьяна - сказалъ онъ; господинъ рыцарь желаетъ узнать правда ли то, что видѣлъ онъ въ Монтезиносской пещерѣ? - Сказавъ это, онъ подалъ обыкновенный знакъ, и обезьяна, вскочивъ къ нему на плечо, сдѣлала видъ будто шепчетъ ему что-то на ухо; выслушавъ ее Петръ отвѣчалъ:
   - Обезьяна говоритъ, что все видѣнное вами въ Монтезиносской пещерѣ на половину правда, на половину ложь; больше она ничего не знаетъ въ настоящую минуту, но если вамъ угодно будетъ спросить у нее еще что-нибудь объ этомъ, то въ будущую пятницу она отвѣтитъ вамъ на все. Теперь она потеряла свой даръ угадывать и отыщетъ его не раньше пятницы.
   - Ну, не моя-ли правда, воскликнулъ Санчо, не говорилъ-ли я вашей милости, что я и на половину не вѣрю вашимъ приключен³ямъ въ этой пещерѣ.
   - Будущее покажетъ намъ это, отвѣчалъ Донъ-Кихотъ; всераскрывающее время ничего не оставляетъ въ тѣни, освѣщая даже то, что скрыто въ нѣдрахъ земли. Теперь же отправимся взглянуть на театръ; онъ долженъ быть интересенъ.
   - Какъ не интересенъ, воскликнулъ Петръ, когда онъ заключаетъ шестьдесятъ тысячъ самыхъ интересныхъ штукъ. Увѣряю васъ, господинъ рыцарь, это самая интересная вещь въ м³рѣ и operibus credite, non verbis. Но только поспѣшимъ, потому что ужъ не рано, а намъ много еще предстоитъ сдѣлать, сказать и показать.
   Донъ-Кихотъ и Санчо отправились вслѣдъ за Петромъ къ театру мар³онетокъ, освѣщенному безконечнымъ числомъ маленькихъ восковыхъ свѣчей, придавшихъ ему блестящ³й и торжественный видъ. Пришедши на мѣсто, Петръ помѣстился сзади балагана, такъ какъ онъ самъ двигалъ мар³онетками, а впереди сталъ мальчикъ, слуга его, объяснявш³й зрителямъ тайны представлен³я. Въ рукахъ у него былъ маленьк³й жезлъ, которымъ онъ указывалъ на появлявш³яся на сценѣ фигуры; и когда вся публика собралась и стоя помѣстилась противъ театра, а Донъ-Кихотъ, Санчо, пажъ и двоюродный братъ усѣлись на почетныхъ мѣстахъ, тогда открылось представлен³е, о которомъ желающ³е могутъ прочесть въ слѣдующей главѣ.
  

Глава XXVI.

  
   Умолкли Тир³йцы и Троянцы; или выражаясь другими словами, когда зрители, обративъ взоры на театръ, были прикованы, какъ говорится, къ языку истолкователя всѣхъ чудесъ готовившагося представлен³я, въ эту минуту позади сцены неожиданно послышались кимвалы, трубы и рожки, вскорѣ впрочемъ умолкш³е, - и мальчикъ возгласилъ: "эта истинная истор³я, господа, представляемая теперь передъ вами, заимствована слово въ слово изъ французскихъ хроникъ и испанскихъ пѣсней, переходящихъ изъ устъ въ уста и повторяемыхъ на всѣхъ углахъ малыми ребятишками. Въ ней изображается освобожден³е донъ-Гаиферосомъ супруги его Мелизандры, находившейся въ Испан³и въ плѣну у Мавровъ, въ городѣ Сансуенѣ, какъ называлась тогда Сарагосса. Теперь не угодно-ли вамъ взглянуть сюда: донъ-Гаиферосъ играетъ въ триктракъ, какъ это поется въ пѣснѣ:
  
   Въ триктракъ играетъ донъ-Гаиферосъ,
   Про Мелизандру забывая.
  
   - Между тѣмъ на сцену выходитъ, какъ вы видите, фигура съ короной на головѣ и скипетромъ въ рукахъ, это самъ императоръ Карлъ Велик³й, мнимый родитель Мелизандры. Замѣчая съ негодован³емъ, какъ бездѣльничаетъ зять его, императоръ приходитъ обругать его. Слышите, какъ запальчиво и рѣзво онъ бранитъ его, такъ вотъ и кажется, что онъ сейчасъ хватитъ его по физ³оном³и своимъ скипетромъ, и нѣкоторые историки увѣряютъ, будто онъ и хватилъ его. - Сказавши донъ-Гаиферосу, какимъ безчест³емъ онъ покроетъ себя, если не попытается освободить супругу свою, - императоръ Карлъ Велик³й говоритъ ему въ заключен³е: "я вамъ сказалъ довольно; берегитесь же". Теперь, господа, не угодно ли вамъ взглянуть, какъ императоръ поворачивается въ своему зятю спиною, какъ раздосадованный донъ-Гаиферосъ во гнѣвѣ опрокидываетъ столъ и триктракъ, спрашиваетъ торопливо оруж³е и проситъ двоюроднаго брата своего Роланда дать ему славный мечъ Дюрандарта. Роландъ не хочетъ давать ему этого меча, но соглашается отправиться вмѣстѣ съ нимъ и быть его товарищемъ въ его трудномъ подвигѣ; донъ-Гаиферосъ отказывается, однако, отъ этого предложен³я и говоритъ, что онъ самъ освободитъ жену свою, хотя бы она была скрыта въ нѣдрахъ земли; послѣ чего онъ надѣваетъ оруж³е и готовится с³ю же минуту отправиться въ путь. Теперь обратите вниман³е на башню, появляющуюся съ этой стороны. Полагаютъ, что это одна изъ башень Сарагосскаго алказара, называемаго теперь Ал³афер³а. Эта дама, выходящая на балконъ, одѣтая, какъ мориска, это и есть несравненная Мелизандра, часто глядѣвшая съ балкона въ ту сторону, гдѣ находится ея Франц³я, утѣшая въ плѣну себя воопоминан³ехъ о Парижѣ и своемъ мужѣ.
   Теперь вы увидите совершенно новое происшеств³е, о которомъ никогда не слыхали. Смотрите на этого мавра: положивъ палецъ на губы, онъ волчьими шагами подкрадывается сзади къ Мелизандрѣ. Глядите: какъ онъ цалуетъ ее, какъ она спѣшитъ сплюнуть и вытереть губы бѣлымъ рукавомъ своей сорочки, какъ она тоскуетъ и съ отчаян³я рветъ на себѣ волосы, словно они виновны въ ея очарован³и. Обратите теперь вниман³е на эту важную особу въ тюрбанѣ, гуляющую по дворцовымъ галлереямъ; это самъ король Марсил³о. Онъ видѣлъ дерзость мавра, поцаловавшаго Мелйзандру, и хотя этотъ мавръ родственникъ и фаворитъ его, онъ велитъ, однако, схватить его, провести по городскимъ улицамъ съ глашатаемъ впереди и алгазилами позади и отсчитать ему двѣсти розогъ. Смотрите, какъ выходятъ люди исполнять королевск³й приговоръ, сдѣланный безъ всякаго суда, такъ какъ у мавровъ этого не водится, чтобы наряжать, какъ у насъ, слѣдств³я, призывать свидѣтелей и дѣлать очныя ставки.
   - Продолжай свою истор³ю безъ пояснен³й, любезный мой, прервалъ его Донъ-Кихотъ; не сворачивай съ прямаго пути и не пытайся обнаружить истину, потому что для этого нужны доказательства, опровержен³я и опять доказательства.
   Къ этому Петръ добавилъ изъ-за своего театра: "мальчикъ, не мѣшайся не въ свое дѣло, и дѣлай, что тебѣ прикажетъ господинъ рыцарь, это будетъ всего умнѣе съ твоей стороны, не пускайся въ пояснен³я и объяснен³я, ибо гдѣ тонко тамъ и рвется".
   - Слушаюсь, отвѣчалъ мальчикъ, и продолжалъ такимъ образомъ свою истор³ю: эта фигура, выѣхавшая верхомъ на конѣ, завернувшись въ длинный и широк³й плащь, это самъ донъ Гаиферосъ, котораго ждетъ не дождется его супруга. Отмщенная за дерзость, которую позволилъ себѣ влюбленный въ нее мавръ, она съ повеселѣвшимъ лицомъ выходитъ теперь на балконъ и говоритъ своему мужу, принимая его за неизвѣстнаго путешественника, словами этого романса:
  
   Рыцарь! ежели во Франц³ю ты ѣдешь
   Спроси такъ о Гаиферосѣ,
  
   Больше я ничего не скажу, потому что многослов³е наводитъ скуку. Видите-ли: Гаиферосъ открываетъ свое лицо и радость Мелизавдры показываетъ, что она уз

Другие авторы
  • Рукавишников Иван Сергеевич
  • Новиков Николай Иванович
  • Наумов Николай Иванович
  • Фридерикс Николай Евстафьевич
  • Ховин Виктор Романович
  • Берман Яков Александрович
  • Слепушкин Федор Никифорович
  • Сементковский Ростислав Иванович
  • Джеймс Уилл
  • Апухтин Алексей Николаевич
  • Другие произведения
  • Степняк-Кравчинский Сергей Михайлович - Смерть за смерть
  • Лесков Николай Семенович - Райский змей
  • Булгарин Фаддей Венедиктович - Невероятные небылицы или Путешествие к средоточию Земли
  • Алданов Марк Александрович - Юность Павла Строганова
  • Неведомский Александр Николаевич - А. Н. Неведомский. Материалы к биографии
  • Юшкевич Семен Соломонович - Король
  • Дживелегов Алексей Карпович - Начало итальянского Возрождения
  • Марриет Фредерик - Морской офицер Франк Мильдмей
  • Парнок София Яковлевна - Стихотворения, не вошедшие в сборники (1913—1924)
  • Чулков Георгий Иванович - Анна Ахматова
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 184 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа