Главная » Книги

Сервантес Мигель Де - Дон-Кихот Ламанчский (Часть вторая), Страница 16

Сервантес Мигель Де - Дон-Кихот Ламанчский (Часть вторая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Кихоту по поводу его разорванныхъ чулковъ; но онъ немного утѣшился, увидѣвъ, что Санчо оставилъ ему дорожные сапоги, которые онъ предполагалъ надѣть на другой день.
   Тонный разлукой съ Санчо и неисправимой бѣдой, случившейся съ его чулками, которые онъ готовъ былъ заштопать даже не зеленымъ шелкомъ,- высшее доказательство бѣдности, которое можетъ проявить гидальго среди постоянныхъ лишен³й своихъ, - грустный и задумчивый легъ Донъ-Кихотъ въ постель. Онъ потушилъ свѣчи, но жара была невыносима и не давала ему спать. Вставши, чтобы отворить рѣшетчатое окно, выходившее въ прелестный садъ, рыцарь услышалъ подъ окномъ чьи то шаги и разговоръ. Въ саду говорили такъ громко, что весь обративш³йся въ слухъ Донъ-Кихотъ ногъ ясно слышать разговаривавшихъ. .
   - Не проси, Энеранц³я, не проси меня пѣть, говорилъ чей то голосъ; ты очень хорошо знаешь, что съ тѣхъ поръ, какъ этотъ незнакомецъ пр³ѣхалъ въ нашъ замокъ, съ той минуты, какъ я его увидѣла, я разъучилась пѣть и выучилась только плакать. Къ тому же герцогиня спитъ такъ чутко, и я, за всѣ богатства м³ра, не хотѣла бы, чтобы она застала меня здѣсь. Но хотя бы пѣнье мое не разбудило герцогини, къ чему послужитъ оно, если онъ будетъ спать, и пѣснь моя не разбудитъ этого новаго Энея, пр³ѣхавшаго сюда только за тѣмъ, чтобы сдѣлать меня игрушкой своего невниман³я!
   - Не говори этого, дорогая Антизидора, отвѣчалъ другой голосъ. Герцогиня и всѣ въ этомъ заикѣ, дѣйствительно, спятъ теперь, но тотъ, кто разбудилъ твою душу и царствуетъ въ твоемъ сердцѣ, онъ, я слышала, только-что отврылъ рѣшетчатое окно въ своей комнатѣ, и потому онъ вѣрно не спитъ. Спой же, моя раненая милочка; спой что-нибудь тихо и сладко, подъ звуки твоей арфы. Если герцогиня услышитъ насъ, мы скажемъ, что мы поемъ отъ жары.
   - Не это меня удерживаетъ, Эмеранц³я, сказала Антизидора, нѣтъ! въ пѣснѣ своей, я боюсь открыть свое сердце; боюсь, чтобы меня не сочли безстыдной и развратной люди знакомые съ непобѣдимой силой любви. Но я пропою; лучше чувствовать стыдъ на лицѣ, чѣмъ проступокъ въ сердцѣ; - съ послѣднимъ словомъ она дотронулась до струнъ своей арфы и извлекла изъ нихъ нѣсколько томныхъ звуковъ.
   Донъ-Кихотъ онѣмѣлъ отъ удивлен³я, услышавъ музыку и эти слова, и ему въ ту же минуту пришли на память безчисленныя приключен³я подобнаго рода съ рѣшетчатыми окнами, садами, лобовыми признан³ями, серенадами, обмороками, - описывавш³яся въ его рыцарскихъ книгахъ. Онъ тотчасъ же, конечно, вообразилъ, что въ него влюбилась одна изъ придворныхъ дѣвушекъ герцогини, и что стыдливость не позволяла ей обнаружить своей тайной страсти; и началъ онъ бояться, чтобы эта дѣвушка не вздумала обольщать его, внутренно поклявшись себѣ - устоять противъ всякаго соблазна. Пламенно поручая себя Дульцинеѣ Тобозской, рыцарь рѣшился, однако, прослушать музыку и слегка кашлянулъ, въ знакъ того, что онъ у окна. Это невыразимо обрадовало двухъ дѣвушекъ, желавшихъ только, чтобы ихъ услышалъ Донъ-Кихотъ. Настроивъ арфу и сыгравъ прелюд³ю, Альтизидора пропѣла слѣдующ³й романсъ.
  
   О, рыцарь, цвѣтъ мужей Ламанчскихъ,
   На тонкихъ простыняхъ голландскихъ,
   Во всю длину твою лежащ³й
   И съ вечера до утра спящ³й;
   Своей душевной чистотой,
   Странъ Арав³йскихъ золотой
   Песокъ превосходящ³й, -
   Услышь души скорбящей
   Въ тебя влюблепной дѣвы
   Влюбленные напѣвы!
   Ты, рыцарь, ищешь приключен³й
   Въ огнѣ моихъ мучен³й;
   Сердца ты поражаешь
   И ихъ не изцѣляешь.
   Повѣдай, рыцарь молодой,
   (Да будетъ Богъ съ тобой),
   Рожденъ ли ты въ степяхъ Лив³йскихъ,
   Иль на горахъ Жак³йскихъ?
   И змѣи ли тебя вскормили,
   Иль ужасы лѣсовъ развили
   И скалы сердце очерствѣли?
   О, Дульцинея свѣжая,
   Румяная, умѣвшая
   Льва, тигра лютаго обворожить
   И какъ раба поработить!
   За то отъ Генареса
   До Таго и Мансанареса,
   Отъ Писуэрги до Арланцы, ты
   Оставишь славы вѣчные слѣды.
   И я бы отъ души съ тобой
   Перемѣнилася судьбой,
   Еще въ придачу платье съ золотой
   Тебѣ дала бы - бахрамой.
   А ты, Ламанчецъ, о, вблизи себя
   Какъ сладко былобъ мнѣ держать тебя,
   Иль у постели у твоей стоять,
   Тебя царапать и щипать;
   Но не достойна я такое,
   Блаженство испытать большое;
   Довольно, чтобъ у ногъ твоихъ
   Стоять и щекотать бы ихъ.
   О, сколько бъ я жемчужинъ дорогихъ,
   Рубахъ голландскихъ, тканей парчевыхъ
   И туфлей, шитыхъ серебромъ
   Тебѣ дала бъ. Но объ одномъ
   Молю тебя! Перонъ всем³рный,
   Не жги ты образъ мой эфирный!
   Съ высотъ скалы твоей Тарпейской,
   Пусть не глядитъ твой взоръ злодѣйск³й,
   Какъ этотъ образъ пламень пожираетъ,
   И душу, сердце мнѣ терзаетъ.
   Я молода, свѣжа, стройна,
   Красы и прелести полна;
   Спадаетъ шелковый мой волосъ,
   В³ясь къ моимъ ногамъ,
   И какъ мой сладокъ, нѣженъ голосъ,
   Ты, о тиранъ мой, слышишь самъ.
   Всѣ эти прелести, какъ вранъ
   Пускай терзаетъ твой колчанъ.
   С³яю здѣсь я, какъ аврора,
             Твоя Альтизидора.
  
   Этимъ окончился любовный романсъ Альтизидоры и началось смятен³е соблазняемаго Донъ-Кихота. Глубоко вздохнувъ, сказалъ онъ самому себѣ: "Что за несчаст³е мнѣ такое? не могу я взглянуть ни на одну дѣвушку безъ того, чтобы она сейчасъ же не влюбилась въ меня. И несравненная Дульцинея не можетъ ни минуты покойно насладиться моей невѣроятной вѣрностью. Чего вамъ нужно, чего вы, императрицы, хотите отъ нее? За что вы преслѣдуете эту молодую, четырнадцати или пятнадцати лѣтнюю красавицу? Оставьте ее, ради Бога, въ покоѣ. Пусть она торжествуетъ и гордится тѣмъ, что судьба отдала ей сердце мое и ключи отъ души моей. Знай, влюбленная толпа, что только для Дульцинеи я мягокъ, какъ воскъ; для другихъ я камень и металлъ. Для меня прекрасна, умна, знатна, скромна одна только Дульцинея, остальныя глупы, некрасивы, безстыдны, незнатны. Для нее и только для нее судьба послала меня въ м³ръ. Пусть Альтизидора поэтъ или плачетъ, пусть она отчаивается, - я слышу ту, за которую меня такъ терзали въ замкѣ очарованнаго мавра; для нее я долженъ оставаться вѣрнымъ и любовнымъ, не смотря на козни всѣхъ волшебниковъ въ м³рѣ". Съ послѣднимъ словомъ Донъ-Кихотъ съ негодован³емъ закрылъ окно, и печальный и раздосадованный, точно съ нимъ случилось какое-нибудь особенное несчаст³е, легъ въ постель, гдѣ мы и оставимъ его, потому что насъ ждетъ велик³й Санчо, готовый блестящимъ образомъ вступить во владѣн³е своимъ островомъ.
  

Глава Х²Ѵ.

  
   О ты, безпрерывно открывающ³й антиподовъ, свѣтильникъ м³ра, глазъ неба, сладостный двигатель нашихъ освѣжающихъ кружекъ, Ѳебъ въ одномъ мѣстѣ, Тимбр³й въ другомъ, - цѣлитель съ одной,- губитель съ другой стороны; отецъ поэз³и, творецъ музыки, источникъ жизни; къ тебѣ обращаюсь я, всегда встающее и никогда не ложащееся солнце! Освѣти мракъ ума моего, и помоги мнѣ подробно и точно разсказать про губернаторство великаго Санчо Пансо; безъ тебя я чувствую себя безсильнымъ, смятеннымъ, убитымъ.
   Санчо скоро прибылъ съ своею свитой въ одно мѣстечко, - имѣвшее около тысячи жителей и считавшееся однимъ изъ богатѣйшихъ владѣн³й герцога, - и ему сказали, что это мѣстечко называется островомъ Баратар³ей; быть можетъ, оно въ самомъ дѣлѣ такъ называлось, быть можетъ этимъ назван³емъ хотѣли выразить, какъ дешево досталось Санчо губернаторство. У воротъ этого обнесеннаго стѣнами мѣстечка Санчо былъ встрѣченъ муниципалитетными властями, и при звонѣ колоколовъ, среди всеобщей радости ликовавшихъ жителей, его провезли съ большою торжественностью въ соборъ, и тамъ, послѣ молебств³я, ему передали съ разными смѣшными церемон³ями ключи города, признавши его навсегда губернаторомъ острова Баратор³и. Костюмъ, борода, толщина и небольшой ростъ губернатора изумляли всѣхъ, не обладавшихъ ключемъ къ разгадкѣ этого происшеств³я, да частью и тѣхъ, которые посвящены были въ тайну его. По выходѣ изъ собора, Санчо отвели въ пр³емную залу ратуши и тамъ предложили сѣсть на судейскомъ креслѣ; послѣ чего герцогск³й мажордомъ сказалъ ему: "на этомъ островѣ, господинъ губернаторъ, издавна существуетъ такой обычай: всяк³й, вступающ³й во владѣн³е имъ, долженъ отвѣтить на одинъ, предлагаемый ему - немного сбивчивый и запутанный - вопросъ, которымъ народъ испытываетъ способности новаго губернатора и радуется или печалится, смотря потому, что отвѣтитъ губернаторъ". Тѣмъ временемъ, какъ говорилъ мажордомъ, Санчо разсматривалъ больш³я буквы, написанныя на стѣнѣ, прямо противъ его сидѣн³я, и, не умѣя читать, спросилъ, что это такое нарисовано на стѣнѣ?
   - Здѣсь, отвѣчали ему, написанъ день, когда вы изволили вступить во владѣн³е островомъ, въ такихъ словахъ: "сегодня, такого-то числа, такого-то мѣсяца, во владѣн³е этимъ островомъ вступилъ господинъ донъ Санчо Пансо, и да пробудетъ онъ губернаторомъ мног³я лѣта".
   - Еого Кто зовутъ донъ Санчо Пансо? спросилъ Санчо.
   - Васъ, господинъ губернаторъ, отвѣчалъ мажордомъ; на нашъ островъ не вступалъ никакой другой Санчо Пансо, кромѣ того, который сидитъ на этомъ креслѣ.
   - Узнай же, мой милый, сказалъ Санчо, что ни я и никто въ моемъ родѣ не назывался донъ. Я зовусь Санчо Пансо просто, такъ же звали отца и дѣла моего, бывшими Санчо Пансо безъ всякихъ донъ и безъ всякихъ удлинен³й. На этомъ островѣ, какъ я вижу, разныхъ господъ донъ должно быть больше, чѣмъ каменьевъ. Но довольно, Богъ меня слышитъ, и очень можетъ быть, что если я пробуду губернаторомъ только четыре дня, такъ я уничтожу всѣ эти донъ; они до того размножились, что стали безпокоить хуже мошекъ и комаровъ. Теперь, пусть г. мажордомъ предложитъ вопросъ; я отвѣчу, какъ съумѣю - на радость или горе народу.
   Въ эту минуту въ пр³емную залу вошли два человѣка: одинъ - крестьянинъ, другой - портной, судя потому, что у послѣдняго въ рукахъ были ножницы.
   - Господинъ губернаторъ, сказалъ портной; я и этотъ крестьянинъ являемся передъ лицо вашей милости, объясниться по поводу такого дѣла: вчера этотъ молодецъ пришелъ въ мою лавку, - да будетъ благословенъ Богъ, и, - съ полнымъ уважен³емъ къ вамъ и ко всѣмъ этимъ господамъ, - считаюсь мастеромъ портнымъ, - и давши мнѣ въ руки кусокъ сукна, спросилъ меня: выйдетъ-ли изъ этого сукна шапка? Перемѣривъ сукно, я сказалъ. что выйдетъ; тогда крестьянину этому показалось, - такъ мнѣ кажется, - что я захотѣлъ украсть у него кусокъ сукна,- подозрѣвая меня въ этомъ, можетъ быть и по своей злостной натурѣ и въ слѣдств³е той дурной славы, которая ходитъ про портныхъ, - и онъ спросилъ меня: не выйдетъ-ли изъ этого сукна двухъ шапокъ? Я угадалъ его мысль, и сказалъ ему, что выйдетъ и двѣ шапки. Онъ, между тѣмъ, сидя верхомъ на своемъ хитромъ намѣрен³и, сталъ все прибавлять число шапокъ, а я все отвѣчалъ ему да, да, да, пока дѣло не дошло до пяти шапокъ. Сегодня онъ пришелъ во мнѣ за всѣми этими шапками; и я отдаю ихъ ему, но требую, чтобы онъ заплатилъ мнѣ за работу, а онъ не хочетъ платить и требуетъ, чтобы я отдалъ ему назадъ сукно.
   - Правда ли это, мой милый? спросилъ Санчо крестьянина.
   - Правда, господинъ губернаторъ, отвѣтилъ крестьянинъ; только заставьте его, ваша милость, показать эти пять шапокъ.
   - Изволь, покажу, сказалъ портной; и вытащивъ изъ подъ своего плаща пять шапокъ, онъ показалъ ихъ публикѣ, на пяти пальцахъ своей руки. Вотъ онѣ, воскликнулъ портной. Клянусь душой моей и совѣстью, я не попользовался изъ его сукна ни однимъ вершкомъ, и работу свою предлагаю осмотрѣть кому угодно.
   Публика расхохоталась, увидя эти шапки и слушая. эту оригинальную тяжбу.
   Подумавъ нѣсколько минутъ, Санчо отвѣтилъ: "объ этомъ дѣлѣ много толковать не приходится; его должно разсудить здравымъ человѣческимъ смысломъ. Вотъ мой приговоръ: портной пусть потеряетъ работу, а крестьянинъ сукно; шапки же эти отнести арестантамъ, и дѣлу конецъ".
   Приговоръ этотъ возбудилъ въ публикѣ всеобщ³й смѣхъ, но послѣдовавш³й за тѣмъ приговоръ Санчо по другому дѣлу возбудилъ всеобщее удивлен³е. Когда первое приказан³е губернатора было исполнено, передъ нимъ предстали два пожилыхъ человѣка; у одного изъ нихъ была въ рукахъ просверленная тростниковая палка.
   - Господинъ губернаторъ, сказалъ старикъ безъ палки; я сдѣлалъ этому крестьянину одолжен³е, позычивъ ему десять золотыхъ, съ услов³емъ, что онъ отдаетъ мнѣ ихъ, когда я потребую. Долго и не спрашивалъ у него этихъ денегъ, думая все, какъ бы не поставить его этимъ въ большую крайность, чѣмъ ту, въ какой онъ былъ, когда бралъ ихъ у меня. Но видя, что онъ совсѣмъ забываетъ о своемъ долгѣ, я попросилъ его отдать мнѣ десять золотыхъ, и повторялъ потомъ нѣсколько разъ свою просьбу. Но онъ не только не отдаетъ мнѣ денегъ, а еще говоритъ, будто я никогда и не давалъ ихъ ему, а если давалъ, такъ онъ отдалъ мнѣ ихъ давнымъ давно. У меня нѣтъ свидѣтелей ни того, что я ему давалъ, ни того, что онъ мнѣ отдавалъ деньги. Такъ велите ему, ваша милость, присягнуть. Если онъ присягнетъ, тогда значитъ онъ расквитался и съ Богомъ и со иною.
   - Что скажешь на это, добрый старикъ съ палкой? спросилъ Санчо.
   - Господинъ губернаторъ, отвѣтилъ старикъ; человѣкъ этотъ точно позычалъ мнѣ деньги, но я готовъ присягнуть, что я отдалъ ихъ ему.
   Губернаторъ опустилъ жезлъ, и старикъ, попросивъ своего кредитора подержать его просверленную палку, - точно она мѣшала ему - простеръ руку къ кресту, прикрѣпленному къ губернаторскому жезлу и проговорилъ слова присяги: "Явивш³йся въ суду человѣкъ точно занималъ мнѣ десять золотыхъ, но я клянусь, что передалъ ему эти деньги изъ рукъ въ руки, и онъ только по недоразумѣн³ю требуетъ ихъ теперь отъ меня".
   Послѣ этого, губернаторъ спросилъ кредитора, что скажетъ онъ въ отвѣтъ?
   Крестьянинъ отвѣчалъ, что должникъ его должно быть правду сказалъ, потому что онъ считаетъ его честнымъ человѣкомъ и хорошимъ христ³аниномъ - и что онъ вѣрно позабылъ, когда ему отдали деньги, а потому и требовать ихъ больше не будетъ; послѣ чего онъ ваялъ свою палку и понуривъ голову вышелъ изъ пр³емной залы.
   Замѣтивъ это и принимая во вниман³е рѣшительный тонъ кредитора, Санчо опустилъ голову на грудь и, приложивъ указательный палецъ правой руки къ носу и потомъ къ бровямъ, оставался нѣсколько времени въ задумчивости; потомъ губернаторъ поднялъ голову и велѣлъ кликнуть назадъ старика съ палкой. Когда старикъ возвратился, Санчо сказалъ ему: "дай мнѣ эту палку, мой милый, она мнѣ нужна".
   - Извольте, ваша милость, отвѣтилъ старикъ, передавая палку въ руки Санчо. Передавъ ее въ туже минуту другому старику, Санчо оказалъ ему: "ступай, мой другъ, ты получилъ свои деньги".
   - Какъ получилъ, воскликнулъ кредиторъ, развѣ эта палка стоитъ десять золотыхъ?
   - Стоитъ, отвѣтилъ Санчо; или я величайш³й глупецъ на свѣтѣ! и вы сейчасъ увидите, способенъ ли я управлять цѣлымъ королевствомъ. Сказавъ это, онъ велѣлъ открыть, или разбить палку при всей публикѣ; и въ ней нашли десять золотыхъ. Удивленные зрители признали своего губернатора новымъ Соломономъ. На вопросъ, почему онъ думалъ, что въ палкѣ должны находиться десять золотыхъ? Санчо сказалъ: "замѣтивши, что должникъ просилъ кредитора подержать эту палку, тѣмъ временемъ, какъ онъ станетъ присягать, и присягнувши взялъ ее сейчасъ же назадъ, я догадался, что въ этой палкѣ спрятаны деньги. "Изъ этого", добавилъ онъ, "можно заключить, что Богъ не покидаетъ правителей, хотя бы они не были даже умны и озаряетъ ихъ свѣтомъ правды. Къ тому же священникъ нашей деревни разсказывалъ намъ подобную истор³ю, и у меня, слава Богу, такая хорошая память, что еслибъ я не забывалъ почти всегда того, что мнѣ нужно вспомнить, такъ никто на этомъ островѣ не могъ бы похвалиться такою памятью, какъ я".
   Два старика ушли наконецъ, одинъ вознагражденный, другой - пристыженный; и вся публика осталась въ невообразимомъ удивлен³и. Тотъ же, на комъ лежала обязанность записывать всѣ слова, дѣйств³я и даже движен³я губернатора, рѣшительно не зналъ: мудрецомъ или глупцомъ слѣдуетъ признать его?
   Когда тяжба стариковъ была порѣшена, въ пр³емную залу вошла женщина, ведя за собою щеголевато одѣтаго владѣльца стадъ.
   - Требую правосуд³я, кричала она, господинъ губернаторъ, правосуд³я! Если я не найду его за землѣ, такъ отправлюсь искать за небо. Господинъ губернаторъ души моей, продолжала она, этотъ злой человѣкъ, схвативши меня среди поля, распорядился моимъ тѣломъ, какъ грязной тряпкой. О, я несчастная! вопила она, негодяй этотъ лишилъ меня сокровища, которое я двадцать три года охраняла противъ мавровъ и христ³анъ, противъ своихъ и чужихъ; - какъ саламандра въ огнѣ, какъ цвѣтокъ среди крапивы, твердая, какъ пень, я сохраняла себя неприкосновенной, и теперь у меня отняли мое сокровище обѣими руками.
   - Что скажешь на это? спросилъ Санчо у волокиты.
   - Добрые господа мои! отвѣчалъ дрожа обвиненный; я бѣдный пастухъ; сегодня утромъ, продавши, съ вашего позволен³я, четырехъ свиней, такъ выгодно, что за уплатой изъ вырученныхъ мною денегъ соляныхъ и другихъ пошлинъ, у меня не оставалось почти ничего, я на возвратномъ пути встрѣтилъ эту женщину, и чортъ, который вездѣ впутается, чтобы все запутать, дернулъ меня поиграть съ нею. Я ей заплатилъ, сколько слѣдовало, но она этимъ не удовольствовалась и схвативши меня за горло не выпускала, пока не привела сюда. Она говоритъ, будто я насиловалъ ее, но я клянусь, или готовъ поклясться, что она вретъ; вотъ вамъ, господа мои, вся правда.
   Губернаторъ спросилъ пастуха: есть ли при немъ серебрянныя деньги? Пастухъ отвѣчалъ, что въ кожаномъ кошелькѣ у него есть до двадцати червонцевъ. Санчо велѣлъ отдать ихъ женщинѣ, явившейся въ судъ съ жалобою. Весь дрожа, пастухъ отдалъ деньги кому велѣно было. Увѣрившись, что въ кошелькѣ были дѣйствительно серебрянныя деньги, изнасилованная женщина, держа ихъ въ обѣихъ рукахъ, поклонилась тысячу разъ публикѣ, и пожелавъ всякаго благополуч³я и здоровья господину губернатору, заступнику несчастныхъ молодыхъ сиротъ, покинула пр³емную залу.
   По уходѣ ея Санчо сказалъ заливавшемуся слезами пастуху, уносившемуся глазами и сердцемъ вслѣдъ за его кошелькомъ: "бѣги скорѣе, мой милый, за этой женщиной, отбери у нее добровольно или насильно свои деньги, и приходи потомъ сюда". Санчо, какъ оказалось, сказалъ это малому не промаху и не глухому; услышавъ приказан³е губернатора, пастухъ выскочилъ изъ валы, какъ стрѣла. Зрители оставались въ любопытномъ недоумѣн³и, ожидая развязки этого дѣла. Спустя нѣсколько минутъ знакомая намъ пара возвратилась назадъ, сцѣпившись еще тѣснѣе чѣмъ прежде. Прижавши къ груди своей кошелекъ, женщина держала его въ приподнятой юбкѣ, а противникъ ея выбивался изъ силъ, стараясь отнять у нее свои деньги, но всѣ усил³я его были напрасны.
   - Требую правды отъ Бога и людей! кричала обезчещенная женщина. Господинъ губернаторъ, продолжала она, этотъ негодяй, безъ страха и стыда, хотѣлъ отнять у меня, среди бѣлаго дня, на улицѣ, то, что ваша милость велѣли ему отдать мнѣ.
   - Онъ отнялъ у тебя деньги? спросилъ губернаторъ.
   - Нѣтъ, не отнять ихъ ему у меня; я скорѣе позволю убить себя, чѣмъ отобрать эти деньги, отвѣтила женщина. Не на таковскую напали; другихъ котовъ нужно было спустить на меня, а не этого безстыжаго негодяя. Никакими клещами и молотками, никакими колотушками, никакими ножницами, ни даже львиными когтями не вырвать у меня этихъ денегъ; скорѣе душу вырвутъ у меня изъ тѣла.
   - Она правду говоритъ, сказалъ пастухъ, и я сдаюсь; мнѣ не подъ силу бороться съ нею. Съ послѣднимъ словомъ онъ отступился отъ нее.
   - Покажи мнѣ этотъ кошель, цѣломудренная и мужественная женщина, сказалъ тогда Санчо, обратившись къ женщинѣ. Женищна дала ему кошелекъ. Отдавши его назадъ пастуху, губернаторъ сказалъ изнасилованной безъ насил³я героинѣ: "моя милая, если-бы ты хоть въ половину также смѣло и рѣшительно защищала свою непорочность, какъ этотъ кошелекъ, тогда не совладать-бы съ тобою самому Геркулесу. Ступай прочь, и чтобы нога твоя не была больше на этомъ островѣ, ни на шесть миль вокругъ, если не хочешь получить двухсотъ розогъ. Ступай, ступай, безстыдная обманщица...
   Уличенная въ обманѣ женщина со стыдомъ покинула ратушу. По уходѣ ея, губернаторъ сказалъ пастуху: "ступай теперь съ Богомъ и съ твоими деньгами домой, и если ты не хочешь разстаться съ ними, такъ постарайся не заигрывать больше ни съ кѣмъ".
   Пастухъ неловко поблагодарилъ губернатора и съ тѣмъ ушелъ. Зрители еще разъ удивились приговорамъ и суду ихъ новаго губернатора; и всѣ эти подробности, собранныя его истор³ографомъ, были тотчасъ же сообщены герцогу, ожидавшему ихъ съ большимъ нетерпѣн³емъ. Но оставимъ теперь добраго Санчо и возвратимся къ взволнованному серенадою Альтизидоры его господину.
  

Глава XLVI.

  
   Мы оставили великаго Донъ-Кихота, обуреваемаго разнородными мыслями, въ которыя повергла его серенада Альтизидоры. Взволнованный ими, легъ онъ въ постель, но серенада и разорванные чулки его не давали ему, какъ блохи, ни одной минуты покоя. Но такъ какъ время идетъ быстро и ничто не останавливаетъ его течен³е, поэтому ночь скоро прошла и наступило утро. Всегда дѣятельный, Донъ-Кихотъ рано покинулъ лѣнивую перину, надѣлъ верблюж³й камзолъ, дорожные сапоги, чтобы прикрыть ими свои дырявые чулки и зеленую бархатную шапочку, украшенную серебрянымъ галуномъ, накинулъ на плечи багряную епанчу, опоясалъ себя своимъ славнымъ мечомъ и привязавши къ поясу круглыя четки, съ которыми никогда не разставался, - величественно вошелъ въ этомъ великолѣпномъ нарядѣ въ переднюю залу, гдѣ его встрѣтили, окончивш³е уже свой туалетъ, герцогъ и герцогиня, ожидавш³е, повидимому, его прихода.
   Между тѣмъ въ галлереѣ, чрезъ которую онъ долженъ былъ проходить, стояли уже Альтизидора и ея подруга. Увидѣвъ рыцаря, Альтизидора въ туже минуту упала въ притворный обморокъ, опустившись на руки своей подруги, поспѣшившей распустить ей корсетъ. Увидѣвъ Альтизидору, лежащую безъ чувствъ, Донъ-Кихотъ сказалъ ея подругѣ: "я знаю причину этихъ обмороковъ".
   - А я ничего не знаю, отвѣчала дѣвушка, потому что Альтизидора свѣжѣе и здоровѣе всѣхъ въ домѣ; я не слышала, чтобы она вздохнула даже съ тѣхъ поръ, какъ я знаю ее, и да покараетъ Богъ всѣхъ странствующихъ рыцарей, существующихъ въ м³рѣ, если это правда, что всѣ они неблагодарны. Уйдите, прошу васъ, господинъ Донъ-Кихотъ, пока вы здѣсь, до тѣхъ поръ это бѣдное дитя не придетъ въ себя.
   - Будьте такъ добры, сказалъ Донъ-Кихотъ; положите въ мою спальню сегодня ночью лютню, и я утѣшу, какъ съумѣю, эту бѣдную, раненую въ сердце, дѣвушку. Открыть глаза влюбленному въ началѣ его любви, это вѣрнѣйшее лекарство противъ его болѣзни. Съ послѣднимъ словомъ онъ удалился, не желая быть замѣченнымъ тѣми, которые могли его увидѣть.
   Какъ только Донъ-Кихотъ скрылся изъ виду, Альтизидора въ туже минуту очнулась и сказала своей подругѣ: "нужно положить ему сегодня на ночь лютню. Донъ-Кихотъ вѣроятно хочетъ сыграть вамъ что-нибудь, это не дурно;" послѣ чего обѣ донзели поспѣшили передать герцогинѣ все, что произошло у нихъ съ Донъ-Кихотомъ, и попросили ее дать имъ на ночь лютню. Восхищенная этой новостью, герцогиня, посовѣтовавшись съ герцогомъ и своими женщинами, задумала устроить Донъ-Кихоту новаго рода приключен³е болѣе забавное, чѣмъ непр³ятное. Въ пр³ятномъ ожидан³и этого приключен³я, герцогъ и герцогиня провели въ самыхъ забавныхъ разговорахъ съ Донъ-Кихотомъ день, прошедш³й такъ же скоро, какъ скоро прошла передъ тѣмъ ночь.
   Ровно въ одиннадцать часовъ вечера, возвратясь въ свою спальню, Донъ-Кихотъ нашелъ такъ мандолину. Онъ взялъ на ней нѣсколько акордовъ, отворилъ рѣшетчатое окно и увидѣвъ, что въ саду есть люди, быстро пробѣжалъ пальцами по ладамъ мандолины, настроилъ ее, какъ умѣлъ, откашлянулся, сплюнулъ, и не много хриплымъ, но вѣрнымъ голосомъ пропѣлъ слѣдующ³й романсъ, нарочно сочиненный имъ въ этотъ самый день:
  
   Любовь! любовь! она сдвигаетъ
   Съ основъ ихъ праздныя сердца
   И въ нѣгу, въ лѣнь ихъ погружаетъ,
   И ихъ волнуетъ безъ конца.
   Но воли пламени не давши,
   Иголку въ руки дѣва взявши,
   Въ трудѣ находитъ исцѣленье
   Отъ мукъ любви. Бываетъ, нѣтъ сомнѣнья,
   Влюбить въ себя проѣзж³й гость успѣетъ
   Хозяйку, и въ ней страсть зажжетъ,
   Но чтожь? подъ вечеръ сердце заболѣетъ,
   А къ утру и пройдетъ.
   Отпечатлѣвъ въ душѣ моей
   Всецѣло образы Дульцинеи,
   И я останусь вѣренъ ей
   И буду жить, дышать лишь ею.
  
   Когда Дон-Кихотъ, - пѣсню его слушали герцогъ, герцогиня, Альтизидора и нѣкоторыя друг³я лица, живш³я въ замкѣ - пропѣлъ послѣдн³й куплетъ, въ ту минуту съ передовой галлереи, возвышавшейся прямо надъ окномъ его спальни, спустили веревку съ сотнею колокольчиковъ и потомъ открыли огромный мѣшокъ, наполненный нотами съ привязанными въ хвостамъ ихъ погремушками. Звонъ колокольчиковъ и мяуканье котовъ испугали даже герцога и герцогиню, устроившихъ эту шутку; Донъ-Кихотъ же почувствовалъ, что у него волосы становятся дыбомъ. Къ довершен³ю несчаст³я, судьбѣ угодно было, чтобы два или три кота вспрыгнули въ нему въ окно и, какъ угорѣлые, стали метаться у него въ комнатѣ; - видя и слыша все это, можно было подумать, что тутъ расшалились сами черти. Отыскивая мѣсто, чрезъ которое они могли-бы выпрыгнуть на дворъ, коты потушили свѣчи, освѣщавш³я спальню рыцаря, а между тѣмъ веревка съ колокольчиками не переставала подыматься и опускаться, и пробужденная этимъ трезвономъ дворня герцога, не зная въ чемъ дѣло, пришла въ неописанный ужасъ.
   Донъ-Кихотъ между тѣмъ всталъ съ кресла и, вооружившись мечомъ, принялся наносить страшные удары по окну, крича во все горло: "прочь, злые волшебники! вонъ, презрѣнные колдуны! Я - Донъ-Кихотъ Ламанчск³й, противъ котораго безсильны всѣ ваши злыя ухищрен³я". Обратившись потомъ къ метавшимся изъ угла въ уголъ котамъ, онъ нанесъ имъ нѣсколько ударовъ мечомъ. Кинувшись въ окну, коты выпрыгнули въ него, но одинъ изъ нихъ, почувствовавъ за себѣ мечь Донъ-Кихота, бросился на него, вцѣпился ему въ носъ когтями и зубами; боль, почувствованная при этомъ Донъ-Кихотомъ, заставила его пронзительно крикнуть. Услышавъ этотъ крикъ, герцогъ и герцогиня догадались въ чемъ дѣло и поспѣшно прибѣжавъ въ комнату Донъ-Кихота, которую они отворили находившимся у нихъ другимъ ключемъ, увидѣли, какъ несчастный рыцарь, выбиваясь изъ силъ, отрывалъ кота отъ своего лица. Въ ту же минуту принесли свѣчи, прекрасно освѣтивш³я картину яростной битвы Донъ-Кихота съ котомъ. Герцогъ кинулся разнять сражавшихся, но Донъ-Кихотъ воскликнулъ: "пусть никто не мѣшается; пусть меня оставятъ одинъ на одинъ съ этимъ демономъ, съ этимъ колдуномъ, съ этимъ волшебникомъ. Я покажу ему, кто такой Донъ-Кихотъ Ламанчск³й". Не обращая никакого вниман³я на эти угрозы, котъ продолжалъ царапать и кусать рыцаря; но герцогъ успѣлъ, наконецъ, схватить и выбросить его за окно. Освобожденный отъ своего врага, Донъ-Кихотъ остался съ лицомъ, исколотымъ, какъ рѣшето, и носъ его чувствовалъ себя въ очень незавидномъ состоян³и; но пуще всего рыцаря печалило то, что ему не дали самому окончить эту, такъ удачно начатую имъ, битву съ злымъ волшебникомъ.
   Послѣ всего этого принесли цѣлебное масло, и Альтизидора сана своими бѣлыми руками покрыла лицо Донъ-Кихота компресами. Прикладывая ихъ, она тихо сказала ему: "всѣ эти несчаст³я ниспосылаются тебѣ, безжалостный рыцарь, въ наказан³е за твою холодность и твое упрямство. Дай Богъ, чтобы оруженосецъ твой, Санчо, забылъ отхлестать себя и столь любимая тобою Дульцинея никогда не была бы разочарована, чтобы при жизни моей ты не раздѣлилъ съ нею брачнаго ложа". На эти страстныя рѣчи Донъ-Кихотъ не отвѣтилъ ни слова; онъ только глубоко вздохнулъ и поблагодарилъ потомъ герцога и герцогиню за ихъ вниман³е, увѣряя, что вся эта сволочь: волшебники, коты и колокольчики нисколько не испугали его, и если онъ благодаритъ своихъ с³ятельныхъ хозяевъ, то только за ихъ желан³е поспѣшить къ нему на помощь. Благородные хозяева оставили, наконецъ, своего гостя, опечаленные дурнымъ исходомъ затѣянной ими шутки. Они никогда не думали, чтобы Донъ-Кихотъ такъ дорого поплатился за нее и былъ принужденъ провести въ постели пять сутокъ, въ продолжен³е которыхъ съ нимъ случилось другое, болѣе интересное приключен³е; но историкъ не хочетъ разсказывать его теперь, желая возвратиться къ Санчо-Пансо, явившемуся такимъ милымъ и мудрымъ на своемъ губернаторствѣ.

 []

  

Глава XLVII.

  
   Истор³я передаетъ, что изъ судейской залы губернатора отвели въ роскошный дворецъ, гдѣ, въ большой залѣ, былъ накрытъ по царски сервированный столъ. При входѣ Санчо въ обѣденную залу, заиграли рога и четыре пажа поспѣшили облить его руки водой; съ подобающей губернатору важностью Санчо допустилъ исполнить эту церемон³ю. Когда музыка умолкла, губернаторъ сѣлъ на верхн³й конецъ стола, - вокругъ его, впрочемъ, не было никакого другаго сидѣн³я, - и въ ту же минуту возлѣ него помѣстилась какая-то неизвѣстная особа, съ маленькимъ жезломъ изъ китоваго уса въ рукѣ; особа эта оказалась врачемъ; - затѣмъ сняли дорогую, тонкую скатерть, закрывавшую фрукты и многоразличныя яства, стоявш³я на столѣ; и когда мнимый духовникъ благословилъ ихъ, одинъ пажъ явился держать салфетку подъ подбородкомъ Санчо, а другой, исполнявш³й должность метръ-д'отеля, поднесъ ему блюдо съ фруктами. Но чуть только Санчо скушалъ одинъ маленьк³й кусочекъ, врачъ коснулся блюда концемъ своего жезла, и блюдо это прибрали съ чудесной скоростью; вслѣдъ за тѣмъ Санчо поднесли слѣдующее кушанье, которымъ онъ думалъ было полакомиться, но прежде чѣмъ онъ прикоснулся къ нему не только зубами, но даже руками, жезлъ успѣлъ уже предупредить его, и пажъ унесъ это кушанье такъ же быстро, какъ плоды. Изумленный Санчо, взглянувъ за людей, стоявшихъ вокругъ стола, спросилъ ихъ: "слѣдуетъ ли ему ѣсть этотъ обѣдъ, или только смотрѣть на него?"
   - Нужно кушать, господинъ губернаторъ, отвѣтилъ врачъ, но только такъ, какъ кушаютъ за другихъ островахъ друг³е, подобные вамъ губернаторы. Я исполняю здѣсь должность губернаторскаго врача и занимаюсь больше губернаторскимъ здоровьемъ, чѣмъ своимъ собственнымъ, изучая день и ночь губернаторск³е организмы, чтобы удачно лечить ихъ, когда они заболѣютъ. Главная обязанность моя - находиться возлѣ нихъ въ то время, когда они ѣдятъ и позволять имъ ѣсть только то, что соотвѣтствуетъ ихъ комплекц³и, запрещая все, что я нахожу вреднымъ для нихъ. Я велѣлъ прибрать блюдо съ фруктами, потому что это кушанье очень сырое, слѣдующее же блюдо я велѣлъ прибрать, потому что оно очень сухое и очень пряное, а потому возбуждающее жажду. Тотъ же, кто много пьетъ, уничтожаетъ въ себѣ коренную влажность, которая есть сама жизнь.
   - Въ такомъ случаѣ, сказалъ Санчо, вотъ эти куропатки, зажаренныя какъ разъ, какъ слѣдуетъ, не могутъ, кажется, повредить мнѣ.
   - Пока я живъ, отвѣтилъ врачъ, господинъ губернаторъ не попробуетъ этихъ куропатокъ.
   - Почему?
   - Потому, что звѣзда и компасъ медицины Гипократъ сказалъ: omnis saturatio mala, perdicis autem pessima, что значитъ: всякое не сварен³е дурно, но несварен³е куропатокъ хуже всего.
   - Въ такомъ случаѣ, прошу васъ, господинъ докторъ, разсмотрите вы эти кушанья и укажите мнѣ такое, которое было бы всего полезнѣе, или всего менѣе вредно для меня, и позвольте мнѣ покушать его сколько я захочу, безъ вашего жезла, потому что, клянусь жизнью губернатора (да позволитъ мнѣ Богъ насладиться ею), я умираю съ голоду. Если мнѣ будутъ мѣшать ѣсть, то чтобы вы не говорили, господинъ докторъ, это все-таки значило бы скорѣе отымать, чѣмъ сохранять мнѣ жизнь.
   - Совершенно справедливо, господинъ губернаторъ, сказалъ докторъ, и я нахожу необходимымъ, чтобы вы не изволили кушать этихъ фаршированныхъ зайцевъ; это кушанье неудобоваримое. Если бы вотъ эта телятина не была зажарена и избита, вамъ бы можно было покушать ее, но теперь и думать нечего о ней.
   - А вотъ то большое, дымящееся блюдо, сказалъ Санчо, какъ кажется, паштетъ; въ паштеты кладется, обыкновенно, столько разныхъ разностей, что я вѣрно найду тамъ что-нибудь полезное для моего здоровья.
   - Absit! воскликнулъ докторъ; отгоните отъ себя эту мысль; нѣтъ ничего на свѣтѣ неудобоваримѣе паштетовъ. Они хороши для канониковъ, для ректоровъ школъ, для свадебныхъ пировъ, но только не для губернаторовъ, которые должны кушать самыя нѣжныя кушанья, соблюдая всевозможную умѣренность въ ѣдѣ. Вы знаете, самыя простыя лекарства - самыя лучш³я, потому что въ простыхъ - трудно ошибиться, а въ сложныхъ - очень легко, опредѣляя количество веществъ, которыя должны войти въ лекарство. Если господинъ губернаторъ вѣритъ мнѣ, такъ я скажу, что для укрѣплен³я и сохранен³я своего здоровья, ему слѣдовало бы скушать теперь нѣсколько легкихъ вафлей съ тремя или четырьмя небольшими кусочками айвы; это кушанье укрѣпитъ желудокъ и будетъ способствовать пищеварен³ю.
   Услышавъ это, Санчо опрокинулся на спинку своего сидѣнья, пристально взглянулъ на врача и строго спросилъ: какъ его зовутъ и гдѣ онъ учился?
   - Зовутъ меня, господинъ губернаторъ, отвѣчалъ врачъ, докторъ Педро Агуеро Черствый, родомъ я изъ деревни Тертафуера, находящейся между Каракуеллой и Альмадоворъ дель Кампо съ правой руки; докторскую степень получилъ я въ Оссунскомъ университетѣ.
   - Въ такомъ случаѣ, воскликнулъ, не помня себя отъ гнѣва, Санчо, господинъ докторъ, зловѣщ³й Педро Черствый, родовъ изъ деревни Тертафуера, стоящей на правую руку, когда ѣхать изъ Каракуело въ Альмадоваръ дель Капмо, награжденный докторскою степенью въ Оссунѣ, убирайся с³ю же минуту изъ глазъ моихъ, или клянусь солнцемъ, я схвачу дубину и, начиная съ васъ, не оставлю за всемъ островѣ ни одного лекаря, по крайней мѣрѣ такого невѣжду, какъ вы; потому что умныхъ и ученыхъ докторовъ я помѣщу у себя на головѣ и стану чествовать ихъ, какъ божественныхъ людей. Пусть же поскорѣй уберется отсюда Педро Черствый, или я размозжу ему голову этимъ сидѣньемъ, и пусть тогда спрашиваютъ у меня отчета въ управлен³и; въ оправдан³е свое я скажу, что я сослужилъ службу самому Богу, уничтоживши палача въ государствѣ, негоднаго лекаришку. И дайте мнѣ сейчасъ же поѣсть, или возьмите отъ меня это губернаторство, потому что служба, на которой съ голоду пропадешь, не стоитъ двухъ бобовъ.
   Докторъ не на шутку перепугался, увидя, какъ разгнѣвался губернаторъ, и хотѣлъ было уже убраться изъ-залы, но въ это время на улицѣ послышался рогъ почтальона. Метръ-д'отель подбѣжалъ къ окну и возвратившись назадъ, сказалъ губернатору, что отъ герцога прибылъ курьеръ, вѣроятно, съ какой-нибудь важной депешей, въ ту же минуту, запыхавшись, весь въ поту, вошелъ въ залу курьеръ, и доставши изъ сумки какой то конвертъ, подалъ его губернатору. Санчо передалъ конвертъ мажордому и велѣлъ ему прочитать адресъ, на которомъ было написано: "Донъ Санчо Пансо, губернатору острова Баратор³и, въ его собственныя руки, или въ руки ею секретаря".
   - А кто здѣсь мой секретарь? спросилъ Санчо.,
   - Я, Бискаецъ; я умѣю читать и писать, воскликнулъ какой-то господинъ.
   - Ну если вы Бискаецъ, да еще умѣете читать и писать, такъ вы могли бы быть секретаремъ самого императора, сказалъ Санчо. Вскройте этотъ конвертъ и посмотрите, что тамъ написано.
   Новорожденный секретарь исполнилъ это приказан³е и прочитавъ депешу, сказалъ, это такого рода дѣло, которое нужно сообщить губернатору по секрету. Санчо приказалъ всѣмъ выйти изъ залы и остаться въ ней только мажордому и метръ-д'отелю. Всѣ остальные вышли вмѣстѣ съ докторомъ, и тогда секретарь прочелъ губернатору слѣдующую депешу:
   "До свѣдѣн³я моего дошло, что нѣсколько непр³ятелей моихъ и управляемаго вами острова, намѣреваются произвести на этомъ островѣ ожесточенное нападен³е; не могу сказать только въ какую именно ночь. Будьте поэтому на готовѣ, чтобы васъ не захватили врасплохъ. Я узналъ также, отъ достойныхъ довѣр³я шп³оновъ, что четыре переодѣтыхъ человѣка, страшась вашего проницательнаго ума, прибыли на островъ съ намѣрен³емъ убить васъ, поэтому смотрите зорко, наблюдайте за всѣми, это подойдетъ говорить съ вами и не ѣшьте ничего, что вамъ подадутъ. Я постараюсь помочь вамъ въ минуту опасности, вы же дѣйствуйте во всѣхъ случаяхъ, какъ вамъ ухажеръ вашъ умъ. Изъ этой страны, 16 августа, въ четыре часа утра. Вашъ другъ, герцогъ".
   Извѣст³е это поразило Санчр и повидимому испугало и удивило всѣхъ окружавшихъ его.
   - Теперь, сказалъ губернаторъ мажордому, нужно с³ю же минуту, то есть я хотѣлъ сказать, сейчасъ же, посадить въ темное подземелье доктора Черстваго, потому что если меня долженъ кто-нибудь убить, и притомъ самой ужасной смертью - голодной, такъ это именно онъ.
   - Мнѣ также кажется, замѣтилъ метръ д'отель, что вашей милости не слѣдовало бы кушать ничего, что стоитъ на этомъ столѣ; - большая часть этихъ припасовъ принесена монахинями, а позади креста, какъ вамъ извѣстно, прячется, говорятъ, чортъ.
   - Это мнѣ извѣстно, отвѣчалъ Санчо; но теперь пусть мнѣ дадутъ кусокъ хорошаго хлѣба и фунта четыре или пять винограду, въ немъ не можетъ быть отравы; да наконецъ, не могу же я жить не ѣвши. И если мы должны быть готовы отразить замышляемое на насъ нападен³е, такъ нужно закусить, потому что кишки поддерживаютъ сердце, а не сердце - кишки. Вы, секретарь, отвѣтьте герцогу, моему господину, что все будетъ исполнено, точь въ точь, какъ онъ приказываетъ, поцалуйте отъ меня руки госпожѣ герцогинѣ и напишите ей, что я прошу не забывать одного, отослать письмо и мой пакетъ Терезѣ Пансо. Напишите ей, что этимъ она сдѣлаетъ мнѣ несравненное одолжен³е, и я постараюсь отслужить ей чѣмъ могу. Да кстати можете поцаловать руку и господину Донъ-Кихоту, пусть онъ увидитъ, что я человѣкъ не совсѣмъ неблагодарный. Вы же, съ своей стороны, какъ отличный секретарь и хорош³й бискаецъ, можете сказать все, что вамъ будетъ угодно и что найдете нужнымъ; теперь же приберите со стола, дайте мнѣ поѣсть, и тогда я готовъ буду встрѣтиться лицомъ въ лицу съ столькими шп³онами, уб³йцами и волшебниками, сколько обрушится ихъ на меня и на мой островъ.
   Въ эту минуту въ залу вошелъ пажъ. "Одинъ крестьянинъ", сказалъ онъ губернатору, "хочетъ увидѣть вашу милость по какому-то очень важному дѣлу."
   - Странные право эти господа съ дѣлами, замѣтилъ Санчо. Неужели они не могутъ понять, что вовсе теперь не время говорить о дѣлахъ. Развѣ мы губернаторы, мы судьи, не так³е же люди изъ костей и тѣла

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
Просмотров: 187 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа