Главная » Книги

Сервантес Мигель Де - Дон-Кихот Ламанчский (Часть вторая), Страница 11

Сервантес Мигель Де - Дон-Кихот Ламанчский (Часть вторая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

;    - Гдѣ это вы нашли замокъ, крѣпость или городъ? спросилъ Санчо. Развѣ вы не видите, что это мельница?
   - Молчи, Санчо, сказалъ рыцарь. Здан³е это дѣйствительно похоже на мельницу, но только это вовсе не мельница. Сколько разъ я говорилъ тебѣ, что волшебники показываютъ намъ предметы не въ настоящемъ ихъ видѣ; не говорю, чтобы они перерождали, но они измѣняютъ форму ихъ, въ этомъ ты, кажется, могъ ясно убѣдиться, видя превращен³е единаго убѣжища надеждъ моихъ несравненной Дульцинеи.
   Лодка, между тѣмъ, достигнувъ средины течен³я, стала медленнѣе подаваться впередъ. Мельники, видя какую-то лодку, плывшую прямо подъ мельничныя колеса, гдѣ предстояло ей разбиться въ дребезги, вышли съ длинными шестами, чтобы оттолкнуть ее; и такъ какъ они были покрыты сверху до низу мукою, поэтому дѣйствительно походили немного на привидѣн³я.
   - Куда вы плывете, сумасшедш³е черти? кричали они нашимъ искателямъ приключен³й. Что вы собрались топиться и истолочь себя въ куски подъ этими колесами, что-ли?
   - Санчо! воскликнулъ Донъ-Кихотъ, не говорилъ ли я тебѣ, что мы прибыли въ такое мѣсто, гдѣ я долженъ показать все мужество, всю силу этой руки. Видишь ли сколько волшебниковъ, сколько чудовищъ выходитъ противъ меня? Сколько привидѣн³й собралось ужаснуть меня своими страшными образами? Выходите, выходите злодѣи! кричалъ онъ мельникамъ. "Я покажу вамъ себя". И приподнявшись на лодкѣ принялся онъ изъ всѣхъ силъ грозить своимъ мнинымъ врагамъ. "Сволочь"! кричалъ онъ имъ; "с³ю же минуту возвратите свободу той особѣ, которую вы держите заключенной въ вашей крѣпости. Возвратите свободу ей, кто бы она ни была, высокаго или низкаго зван³я, потому что я - рыцарь львовъ, Донъ-Кихотъ Ламанчск³й, которому по волѣ небесъ предназначено привести въ счастливому концу это приключен³е". Съ послѣднимъ словомъ онъ принялся поражать или разсѣкать мечомъ своимъ воздухъ, по тому направлен³ю, гдѣ стояли мельники. Ничего не понимая, что городилъ рыцарь, мельники выдвинули впередъ шесты, чтобы остановить его очарованную лодку, плывшую прямо подъ колеса. Санчо кинулся на колѣни, умоляя небо спасти его отъ такой очевидной опасности, и, къ счаст³ю его, ловк³е и проворные мельники успѣли таки остановить лодку. Тѣмъ не менѣе они не могли не опрокинуть ее и не выкупать Донъ-Кихота и Санчо. И ни за что пропалъ бы здѣсь рыцарь - подъ тяжестью своего вооружен³я онъ два раза опускался на дно - еслибъ не плавалъ какъ утка, да не помогли бы мельники, кинувш³еся въ воду и вытаскивавш³е оттуда за голову и ноги нашихъ искателей приключен³й. Когда ихъ вытащили, наконецъ, изъ воды, вполнѣ утолившей ихъ жажду, Санчо бросился на колѣни, скрестилъ руки и, подымая къ небу глаза, молилъ Всевышняго избавить его навсегда отъ смѣлыхъ предпр³ят³й рыцаря - его господина. Въ эту самую минуту пр³ѣхали и рыбаки - хозяева лодки, на которой путешествовалъ Донъ-Кихотъ и которую мельничныя колеса разбили въ куски; при видѣ такой бѣды рыбаки схватили Санчо, хотѣли раздѣть его, и требовали, чтобы Донъ-Кихотъ заплатилъ имъ за разбитую лодку.
   Съ невозмутимымъ хладнокров³емъ Донъ-Кихотъ соглашался заплатитъ за все, лишь бы только мельники освободили заключенныхъ въ замкѣ особъ.
   - О какомъ замкѣ и какихъ особахъ городишь ты, безмозглая башка, спросилъ его одинъ изъ мельниковъ, ужъ не хочешь ли ты увести людей, приходящихъ сюда молоть хлѣбъ?
   - Довольно, сказалъ про себя Донъ-Кихотъ; убѣждать словами эту сволочь, значило бы проповѣдывать въ пустынѣ. Къ тому не въ этомъ приключен³и дѣйствуютъ два волшебника: одинъ на перекоръ другому. Одинъ послалъ мнѣ лодку, другой хотѣлъ утопить меня. Пусть несчастнымъ плѣнникамъ поможетъ Богъ; я же ничего больше сдѣлать для нихъ не могу, потому что м³ръ, какъ я вижу, состоитъ изъ двухъ противудѣйствующихъ другъ другу началъ. Проговоривъ это самому себѣ, онъ громко воскликнулъ потомъ, глядя на мельника: "несчастные друзья мои, заключенные въ этой темницѣ! простите мнѣ; мой и вашъ злой ген³й не дозволяютъ мнѣ освободить васъ изъ вашего томительнаго плѣна. Сдѣлать это, вѣроятно, предназначено другому рыцарю".
   Проговоривъ это, онъ вступилъ въ соглашен³е съ рыбаками и заплатилъ имъ за лодку пятьдесятъ реаловъ. Скрѣпя сердце отдалъ ихъ Санчо.
   "Въ два так³я плаван³я", сказалъ онъ, "мы потопимъ на днѣ рѣчномъ все, что еще осталось у насъ". Рыбаки и мельники съ удивлен³емъ смотрѣли на этихъ господъ, такъ мало походившихъ за обыкновенныхъ людей. Они никакъ не могли взять въ толкъ, что говорилъ и чего хотѣлъ отъ нихъ Донъ-Кихотъ, и считая рыцаря и оруженосца двумя полуумными, оставили ихъ и разошлись себѣ: кто домой, а кто на старое мѣсто въ самой мельницѣ. Санчо-же и Донъ-Кихотъ возвратились туда, гдѣ ожидали ихъ Россинантъи оселъ, и тѣмъ кончилось приключен³е съ очарованной лодкой.

 []

  

Глава XXX.

  
   Понуривъ голову возвратились наши искатели приключен³й изъ своего достославнаго плаван³я. Особенно опечаленъ былъ Санчо, Ему пришлось поплатиться на этотъ разъ своими деньгами, а для него это было все равно, что пырнуть его можемъ въ сердце. Молча взнуздали они своихъ животныхъ и молча удалились отъ знаменитой рѣки: Донъ-Кихотъ, погруженный въ любовныя мечты, а Санчо въ мечты о своемъ счаст³и; въ настоящую минуту оно казалось ему удаленнымъ отъ него болѣе чѣмъ когда либо. Понялъ онъ, кажется, наконецъ, что всѣ его надежды, всѣ обѣщан³я Донъ-Кихота были однѣ химеры, и сталъ обдумывать средства какъ бы покинуть рыцаря и удалиться въ свою деревню. Но судьба распорядилась иначе, какъ мы сейчасъ увидимъ.
   Выѣзжая подъ вечеръ слѣдующаго дня изъ лѣса, Донъ-Кихотъ замѣтилъ на обширномъ лугу многочисленную группу охотниковъ. Вскорѣ различилъ онъ въ этой группѣ прелестную даму на дорогомъ сѣромъ конѣ. Одѣтая въ зеленый охотнич³й нарядъ, отдѣланный съ рѣдкимъ великолѣп³емъ и вкусомъ, незнакомая дана эта казалась олицетвореннымъ изяществомъ. Въ правой рукѣ держала она сокола; это заставило Донъ-Кихота предположить, что встрѣченная имъ амазонка должна быть высокая дама, властительница слѣдовавшихъ за нею охотниковъ: и онъ не ошибся. "Санчо!" сказалъ онъ обратясь къ своему оруженосцу! бѣги скорѣй къ этой прекрасной дамѣ; скажи ей, что рыцарь львовъ цалуетъ ея руки, что онъ самъ готовъ явиться засвидѣтельствовать ей почтен³е и предложить свои услуги, если это будетъ угодно ей. Только обдумывай, ради Бога, свои слова и не вверни въ нихъ, по обыкновен³ю, какой-нибудь плоской пословицы".
   - Таковскаго нашли, отвѣчалъ Санчо, да развѣ въ первый разъ приходится мнѣ привѣтствовать высокую даму?
   - Кромѣ привѣтств³я, съ которымъ я посылалъ тебя къ Дульцинеѣ, сказалъ рыцарь, я не припомню другого подобнаго случая, по крайней мѣрѣ съ того времени, какъ ты находишься у меня въ услужен³и.
   - Это правда, замѣтилъ Санчо, но хорош³й плательщикъ не боится срока уплаты, и въ хорошо снабженномъ домѣ скатерть не заставитъ ждать себя; этимъ я хочу сказать, что мнѣ, слава Богу, не учиться, я всего знаю по немногу.
   - Вѣрю, отвѣчалъ Донъ-Кихотъ, но ступай, Богъ тебѣ въ помощь.
   Санчо поскакалъ крупной рысью на встрѣчу прекрасной охотницѣ. Приблизясь къ ней, онъ соскочилъ съ осла, и, преклонивъ колѣна, привѣтствовалъ ее слѣдующими словами: "прекрасная и благородная дама! рыцарь, котораго вы видите вдали, это знаменитый рыцарь львовъ, а я оруженосецъ его Санчо-Пансо. Господинъ мой, рыцарь львовъ, извѣстный недавно подъ именемъ рыцаря печальнаго образа, послалъ меня къ вашей свѣтлости - испросить дозволен³я предложить вамъ свои услуги и тѣмъ удовлетворить своему желан³ю, состоящему, если не ошибаюсь въ томъ, чтобы служить вашему соколиному велич³ю и вашей величественной красотѣ. С³ятельная дама! изъявивъ соглас³е на эту просьбу, ваша свѣтлость изъявите соглас³е на дѣло столь же выгодное для васъ, сколько лестное и радостное для рыцаря, который готовится служить вамъ".
   - Славный оруженосецъ! отвѣтила герцогиня; вы блистательно исполнили ваше дѣло. Встаньте, прошу васъ; оруженосецъ такого славнаго рыцаря, какъ рыцарь печальнаго образа, подвиги котораго мнѣ хорошо извѣстны, не долженъ ни передъ кѣмъ стоять на колѣняхъ. Идите, мой милый, и скажите вашему господину, что онъ доставитъ мнѣ и моему мужу большое удовольств³е, посѣтивъ насъ въ нашемъ увеселительномъ замкѣ, недалеко отсюда.
   Санчо поднялся съ колѣнъ, очарованный изяществомъ и любезностью прекрасной амазонки, въ особенности же извѣст³емъ, что ей очень хорошо извѣстны подвиги рыцаря печальнаго образа, котораго она не называла рыцареемъ львовъ, вѣроятно потому, что это назван³е Донъ-Кихотъ принялъ очень недавно.
   - Славный оруженосецъ! добавила герцогиня, господинъ вашъ вѣроятно тотъ рыцарь, подвиги котораго описаны въ книгѣ: "Славный и многоумный гидальго Донъ-Кихотъ Ламанчск³й, избравш³й своей дамой Дульцинею Тобозскую?"
   - Онъ самый, ваша свѣтлость, отвѣчалъ Санчо, а оруженосецъ его, извѣстный подъ именемъ Санчо Пансо, это я; если только меня не обезобразили въ типограф³и. "Идите же, мой милый Пансо", сказала герцогиня, "и передайте вашему господину, какъ мы будемъ рады видѣть его въ нашемъ замкѣ".
   Съ этимъ радостнымъ отвѣтомъ восхищенный Санчо поскакалъ къ Донъ-Кихоту и передалъ ему слова герцогини, превознося до небесъ, хотя довольно грубо, ея изящество, любезность, красоту. Въ туже минуту Донъ-Кихотъ, пр³осанясь на сѣдлѣ и укрѣпившись на стременахъ, приподнялъ забрало и пришпоривъ Россинанта, поспѣшилъ поцаловать руки герцогинѣ, пославшей, по уходѣ Санчо, предупредить своего мужа о готовящемся ему визитѣ. Герцогъ и герцогиня (имена ихъ остались неизвѣстны) начали дѣлать приготовлен³я къ пр³ему славнаго рыцаря;- появлен³я его они ожидали съ нетерпѣн³емъ, знакомые уже нѣсколько съ нимъ по первой части его истор³и. Они рѣшились принять его такъ, какъ должны были бы принимать странствующихъ рыцарей, по мнѣн³ю Донъ-Кихота и по теор³и его книгъ, и во все время пребыван³я рыцаря у нихъ въ замкѣ положили строго соблюдать церемон³алъ, установленный для странствующихъ рыцарей, извѣстный имъ очень хорошо изъ множества прочитанныхъ ими рыцарскихъ книгъ.
   Въ эту минуту показался Донъ-Кихотъ съ приподнятымъ забраломъ, и Санчо поспѣшилъ соскочить съ осла, чтобы поддержать рыцарю стремя. Но судьбѣ угодно было, чтобы оруженосецъ, соскакивая съ осла, запутался въ веревкахъ, служившихъ ему стременами, и послѣ тщетныхъ усил³й освободиться изъ нихъ, онъ полуповисъ на воздухѣ, уткнувшись лицомъ въ землю. Ничего этого не видя и воображая, что Санчо стоитъ на своемъ мѣстѣ, - Донъ-Кихотъ никогда не сходилъ съ коня, пока Санчо не появлялся поддержать ему стремя,- рыцарь приподнялъ ногу, готовясь поставить ее на землю, но потащивъ за собою дурно укрѣпленное сѣдло, онъ вмѣстѣ съ нимъ свалился съ коня и очутился между ногами Россинанта, сгарая со стыда и проклиная своего оруженосца, силившагооя, въ свою очередь, освободиться изъ опутавшихъ его веревокъ.
   Герцогъ поспѣшилъ послать слугъ своихъ на помощь рыцарю и его оруженосцу. Они помогли Донъ-Кихоту подняться на ноги, и немного измятый рыцарь, прихрамывая, подошелъ къ ихъ свѣтлости. Онъ хотѣлъ было, по существующему обычаю, преклонить передъ ними колѣна, но герцогъ ни за что не согласился на это, и самъ, сошедши съ коня, обнялъ Донъ-Кихота. "Очень жалѣю, благородный рыцарь печальнаго образа", сказалъ ему герцогъ, "что наше знакомство началось такъ неудачно, но отъ небрежности оруженосцевъ случаются иногда и худш³я вещи".
   - Все, что доставляетъ мнѣ удовольств³е видѣть васъ, благородный герцогъ, сказалъ Донъ-Кихотъ, не можетъ быть непр³ятно для меня, и въ настоящую минуту, я не сожалѣлъ бы о своей неловкости, еслибъ даже она опрокинула меня въ глубину бездны; удовольств³е видѣть васъ помогло бы мнѣ выбраться и оттуда. Оруженосецъ мой, да покараетъ его Господь, говоря правду, съ большимъ искусствомъ умѣетъ разнуздывать языкъ свой, чѣмъ взнуздать коня и укрѣпить сѣдло. Но стоя или лежа, верхомъ или пѣшкомъ, я, вѣрьте мнѣ, всегда готовъ служить вамъ и вашей прекрасной супругѣ, достойной герцогинѣ красоты.
   - Тамъ, гдѣ царствуетъ донна Дульцинея Тобозская, отвѣчалъ герцогъ, подобныя похвалы кажутся нѣсколько преувеличены.
   Санчо, успѣвш³й уже выпутаться изъ веревокъ и подойти къ герцогу, предупредилъ отвѣтъ Донъ-Кихота: "нельзя отрицать чрезвычайной красоты донны Дульцинеи Тобозской", сказалъ онъ, "въ этомъ я готовъ присягнуть, но заяцъ выскакиваетъ въ ту минуту, когда меньше всего ожидаешь его, и слыхалъ я, будто то, что называютъ природой похоже на горшечника, лѣпящаго горшки. Тотъ, кто въ состоян³и сдѣлать одинъ горшокъ, или одну прекрасную вазу, можетъ сдѣлать ихъ двѣ, три, сто наконецъ. Этимъ сравнен³емъ я хочу увѣрить прекрасную герцогиню, что она ни въ чемъ не можетъ позавидовать доннѣ Дульцинеѣ Тобозской".
   Въ отвѣтъ на это Донъ-Кихотъ, обратясь къ герцогинѣ сказалъ ей: "нужно предувѣдомить вашу свѣтлость, что не было еще на свѣтѣ ни у одного странствующаго рыцаря такого болтуна и шута оруженосца, какъ у меня. И если вашей свѣтлости угодно будетъ оставить его у себя въ услужен³и на нѣсколько дней, то вы вполнѣ убѣдитесь въ этомъ".
   - Если Санчо такой шутникъ, какъ вы говорите, отвѣчала герцогиня, тѣмъ больше я уважаю его, какъ человѣка не глупаго. Острота, ловкая шутка, умѣнье въ пору найтись, на все это, какъ вамъ, вѣроятно, извѣстно, благородный рыцарь, неспособенъ грубый, тяжелый умъ; и если оруженосецъ вашъ острятъ и шутникъ, такъ это только право его на то, чтобы я видѣла въ немъ человѣка смышленнаго.
   - И добавьте болтуна, сказалъ Донъ-Кихотъ.
   - Тѣмъ лучше, вмѣшался герцогъ; много хорошаго трудно сказать въ немногихъ словахъ. Но, чтобы намъ самимъ не терять времени въ разговорахъ, добавилъ онъ, поѣдемъ и пусть славный рыцарь печальнаго образа...
   - Рыцарь львовъ, перебилъ Санчо, печальный образъ больше не существуетъ; его замѣнилъ левъ.
   - И такъ прошу рыцаря львовъ, поправился герцогъ, отправиться съ нами въ мой замокъ; тамъ рыцарь, гость нашъ, будетъ принятъ со всѣми почестями, подобающими его высокому зван³ю, въ которыхъ ни я, ни герцогиня жена моя никогда не откажемъ ни какому странствующему рыцарю. Донъ-Кихотъ сѣлъ верхомъ на Россинанта, - Санчо успѣлъ уже поднять и укрѣпить на немъ сѣдло,- герцогъ на своего дорогаго коня, герцогиня помѣстилась между ними, и блестящая кавалькада направилась къ герцогскому замку. Герцогиня подозвала въ себѣ Санчо и велѣла ему идти около нея, желая забавлять себя прибаутками и рѣчами милаго оруженосца; Санчо не заставлялъ себя упрашивать и преспокойно помѣстился между тремя благородными особами, должно быть, въ качествѣ четвертой, къ неописанному удовольств³ю герцогини и ея мужа, надѣявшихся весело и интересно провести время, приглашая въ свой замовъ знаменитаго рыцаря и его оруженосца.
  

Глава ХХХ²I

  
   Санчо не чувствовалъ себя отъ радости, видя вниман³е къ себѣ герцогини и надѣясь найти въ замкѣ ея тоже, что у донъ-Д³его и Васил³я. Любя вкусно поѣсть и мягко поспать, онъ ловко умѣлъ схватывать всяк³й представлявш³йся къ тому случай. Истор³я передаетъ намъ, что подъѣзжая въ своему увеселительному заику, герцогъ, опередивъ гостей, поспѣшилъ сдѣлать въ замкѣ нужныя распоряжен³я въ пр³ему Донъ-Кихота; и когда послѣдн³й подъѣхалъ съ герцогиней въ воротамъ замка, ихъ встрѣтили два конюха въ кармазинныхъ атласныхъ платьяхъ. Взявъ рыцаря подъ руки они подняли его съ сѣдла и предложили ему помочь герцогинѣ сойти съ ея коня. Донъ-Кихотъ въ ту же минуту поспѣшилъ къ герцогинѣ, но послѣ долгаго упрашиван³и съ одной и отказа съ другой стороны, с³ятельная дама настояла на томъ, чтобы ей помогъ сойти съ коня мужъ ея, считая себя недостойной обременить славнаго рыцаря такой безполезной тягостью, какъ она. Слѣзши съ коней, хозяева и гости вошли въ большой, передн³й дворъ замка герцога, гдѣ двѣ прелестныя камеристки накинули Донъ-Кихоту на плечи дорогую, багряную эпанчу. Въ ту же минуту галлереи наполнились слугами, привѣтствовавшими прибыт³е въ замовъ рыцаря. "Привѣтствуемъ прибыт³е цвѣта странствующаго рыцарства", восклицали они, обливая Донъ-Кихота и хозяевъ замка дорогими духами. Видя, что его принимаютъ въ замкѣ герцога совершенно такъ, какъ принимали въ рыцарскихъ книгахъ рыцарей временъ минувшихъ, восхищенный Донъ-Кихотъ впервые кажется почувствовалъ себя истиннымъ, а не воображаемымъ странствующимъ рыцаремъ. Санчо же какъ будто приросъ къ юбкамъ герцогини и вошелъ вмѣстѣ съ нею въ замокъ. Совѣсть однако скоро напомнила ему о покинутомъ имъ ослѣ, и оруженосецъ, замѣтивъ вблизи какую-то почтенную дуэнью, сказалъ ей: "сударыня, госпожа Гонзалесъ, или позвольте узнать, какъ зовутъ вашу милость"?
   - Зовутъ меня донна Родригезъ де Гр³альва, отвѣчала дуэнья: что тебѣ угодно, братецъ?
   - Мнѣ бы угодно было, сказалъ Санчо, чтобы вы потрудились выйти на дворъ, такъ стоитъ мой оселъ, такъ вы ужъ распорядитесь. пожалуйста, чтобы этого самаго осла отвели въ конюшню. Нужно вамъ только сказать, что онъ немного трусливъ, и если увидитъ себя одного, то я право не знаю, что станется съ нимъ бѣднымъ.
   - Если господинъ твой такой же невѣжа, какъ ты, отвѣтила оскорбленная дуэнья, то нечего сказать, славную мы сдѣлали находку. Отвяжись, сударь ты мой, отъ меня, продолжала она, ступай самъ въ своему ослу, а мы не для ословъ твоихъ поставлены здѣсь; въ недобрый видно часъ занесло васъ сюда.
   - Странно, сказалъ Санчо, господинъ мой, который, можно сказать, собаку съѣлъ на разныхъ истор³яхъ, самъ мнѣ разсказывалъ, что когда Ланцелотъ возвратился изъ Британ³и, тогда дамы заботились о немъ самомъ, а дуэньи о его конѣ, я же право не промѣняю своего осла ни на какого Ланцелотова коня.
   - Если ты, любезный, родился ужъ такимъ шутомъ, сказала дуэнья, то прибереги свои шуточки на другой случай, для другихъ людей, которымъ эти шутки придутся по вкусу; они и наградятъ тебя за нихъ: отъ меня же кромѣ фиги ничего ты не дождешься.
   - Спасибо и за то, молвилъ Санчо; фига ваша должно быть спѣлая, преспѣлая, если только ровесница вашей милости.
   - Плутовское отродье! воскликнула разъяренная дуэнья; если я стара, въ этомъ я дамъ отчетъ Богу, а не тебѣ, груб³янъ, негодяй. Говоря это дуэнья такъ возвысила голосъ, что ее услышала герцогиня и спросила, что съ нею? "А то, отвѣтила дуэнья, что этотъ молодецъ отправляетъ меня съ своимъ осломъ въ конюшню, разсказывая про какого-то Ланцелота, которому будто служили дамы, а о коняхъ его заботились дуэньи; да въ добавокъ въ этому обругалъ меня еще старухой."
   - Вотъ это обидно, сказала герцогиня; берегись, милый Санчо, продолжала она, обратясь къ оруженосцу, донна Родригесъ совсѣмъ не такъ стара, какъ тебѣ кажется, и головныя накладки свои носитъ вовсе не вслѣдств³е старости, а какъ старшая здѣсь и, если хочешь, по обычаю.
   - Да клянусь Богомъ, отвѣтилъ Санчо, я говорилъ имъ вовсе не съ тѣмъ, чтобы обидѣть ихъ, а потому, что очень люблю своего осла, и мнѣ казалось, что трудно будетъ поручить его болѣе милостивой и сострадательной особѣ, чѣмъ госпожа донна-Родригезъ.
   Донъ-Кихотъ недовольнымъ голосомъ прервалъ своего оруженосца: "Санчо, подумай, прилично-ли говорить здѣсь подобныя вещи?"
   - О своихъ нуждахъ каждому прилично говорить вездѣ, если это нужно, отвѣтилъ Санчо; я вспомнилъ о моемъ ослѣ здѣсь, и говорю о немъ здѣсь, а еслибъ вспомнилъ въ конюшнѣ, то сказалъ бы тамъ.
   - Санчо совершенно правъ, замѣтилъ герцогъ, и возражать ему я нахожу рѣшительно невозможнымъ. Прошу его только не безпокоиться о своемъ ослѣ, о немъ будутъ заботиться, какъ о самомъ Санчо.
   Во время этого разговора, забавлявшаго всѣхъ, кромѣ Донъ-Кихота, хозяева съ гостями сошли внизъ и попросили рыцаря въ великолѣпную залу, обитую штофомъ и парчей, гдѣ шесть очаровательныхъ дѣвушекъ, хорошо наученныхъ герцогомъ, что дѣлать и какъ держать себя съ Донъ-Кихотомъ, принялись снимать съ него оруж³е, какъ съ дѣйствительнаго странствующаго рыцаря.
   Скинувъ оруж³е и оставшись въ своемъ замшевомъ камзолѣ и узкихъ штанахъ, блѣдный, худой, съ впалыми, какъ будто уходившими въ ротъ, щеками и выдающимися скулами, Донъ-Кихотъ представлялъ собою такую смѣшную фигуру, что еслибъ прислуживавш³я ему красавицы не удерживали себя всѣми силами, какъ это имъ строго за строго приказано было, то онѣ, кажется, умерли бы со смѣху. Камеристки просили его раздѣваться безъ церемон³и и позволить имъ надѣть на него рубаху, но рыцарь ни за что не согласился на это, говоря, что странствующимъ рыцарямъ прилич³е столько же знакомо, какъ и храбрость. Онъ попросилъ передать рубаху Санчо и, запершись съ своимъ оруженосцемъ въ великолѣпной задѣ, въ которой стояла не менѣе великолѣпная кровать, докончилъ свой туалетъ.
   - Неисправимый шутъ и дуракъ! сказалъ Донъ-Кихотъ Санчо, оставшись наединѣ съ нимъ, не стыдно тебѣ было обидѣть такую почтенную дуэнью? И нашелъ ты время вспомнить о своемъ ослѣ. Гдѣ видѣлъ ты герцоговъ, которые забыли бы о твоемъ ослѣ, принявши такъ ласково и радушно тебя самого. Ради Бога, исправься, Санчо. Не показывай на каждомъ шагу изъ какого грубаго матер³ала ты созданъ. Подумай о томъ, что господина уважаютъ тѣмъ болѣе, чѣмъ почтеннѣе слуги его, и что однимъ изъ лучшихъ преимуществъ высокихъ особъ должно признать то, что они могутъ имѣть у себя въ услужен³и такихъ достойныхъ людей, какъ онѣ сами. И что, наконецъ, подумаютъ обо мнѣ, видя какого я держу при себѣ оруженосца? Санчо, повторяю тебѣ: бѣги этихъ опасностей, обходи эти подводные камни; пойми, что тотъ, кто не скажетъ ни одного слова просто, безъ разныхъ прибаутокъ и шуточекъ, становится, наконецъ, жалкимъ шутомъ и падаетъ при первомъ порядочномъ толчкѣ. Не давай воли языку: и прежде, чѣмъ скажешь что-нибудь, обдумай и передумай каждое слово; не забывай, наконецъ, что мы попали въ такое мѣсто, откуда, при помощи Бож³ей и моего мужества, мы должны выѣхать съ богатствомъ, счаст³емъ и славой.
   Санчо далъ слово своему господину зашить себѣ ротъ или откусить языкъ, прежде чѣмъ сказать необдуманно и невпопадъ. "Не безпокойтесь теперь обо мнѣ", сказалъ онъ Донъ-Кихоту, "и вѣрьте, языкъ мой никогда не выдастъ насъ".
   Донъ-Кихотъ между тѣмъ одѣлся, опоясалъ себя мечомъ, накинулъ на плечи багряную епанчу, надѣлъ на голову шапочку, поднесенную ему камеристками герцога, и въ такомъ костюмѣ вошелъ въ парадную залу, гдѣ его ожидали выстроенныя съ двухъ сторонъ - по ровну съ той и другой - знакомыя ему красавицы, съ флаконами ароматной воды, которую онѣ вылили рыцарю, съ поклонами и разными церемон³ями, на руки. Вскорѣ послѣ того въ залу вошли двѣнадцать пажей, и шедш³й впереди ихъ метръ-д'отель пригласилъ Донъ-Кихота пожаловать въ столовую. окруженный этой блестящей свитой, рыцарь отправился въ столовую, гдѣ ожидалъ его великолѣпно убранный столъ съ четырьмя кувертами.
   У дверей залы рыцаря встрѣтили герцогъ и герцогиня вмѣстѣ съ какой-то важной и строгой духовной особой изъ тѣхъ, которые управляютъ замками знатныхъ богачей; изъ тѣхъ, которые, происходя не изъ знати, не могутъ, конечно, учить знать, какъ ей держать себя съ достоинствомъ, соотвѣтственнымъ ея зван³ю; изъ тѣхъ, которые велич³е великихъ измѣряютъ своимъ маленькимъ умомъ; изъ тѣхъ, наконецъ, которые, властвуя надъ умами знатныхъ и богатыхъ людей и желая научить ихъ быть щедрыми, дѣлаютъ изъ нихъ тщеславныхъ скрягъ. Къ этому-то разряду людей принадлежала духовная особа, вышедшая вмѣстѣ съ хозяевами замка встрѣтить Донъ-Кихота. Гость и хозяева обмѣнялись тысячью взаимныхъ любезностей, послѣ чего Донъ-Кихоту предложили занять почетное мѣсто на верхнемъ концѣ стола; рыцарь долго не соглашался на это, но принужденъ былъ уступить, наконецъ, настойчивымъ убѣжден³яхъ хозяевъ. Духовная особа помѣстилась противъ рыцаря, а герцогъ и герцогиня по сторонамъ его. Санчо глазамъ не вѣрилъ, видя съ какимъ почетомъ принимаютъ его господина герцогъ и герцогиня, и когда начались церемон³и упрашиван³я Донъ-Кихота занять за столомъ почетное мѣсто, онъ не выдержалъ и сказалъ: "если ваша свѣтлость позволите мнѣ открыть ротъ, я разскажу вамъ одну случившуюся въ нашей деревнѣ истор³ю, по поводу мѣстъ за столомъ".
   Не успѣлъ Санчо заговорить, вамъ Донъ-Кихотъ затрясся всѣмъ тѣломъ, увѣренный, что оруженосецъ его окажетъ какую нибудь пошлость. Санчо понялъ его и поспѣшилъ отвѣтить: "не бойтесь, ваша милость, я не забудусь и не скажу ничего, что не было бы теперь какъ разъ въ пору. Я не позабылъ вашихъ недавнихъ совѣтовъ на счетъ того, что и когда слѣдуетъ говорить.
   - Ничего я этого не помню, отвѣчалъ Донъ-Кихотъ; говори, что хочешь, но только, ради Бога, скорѣй.
   - Я скажу сущую правду, сказалъ Санчо, и господинъ мой, Донъ-Кихотъ, не допуститъ меня солгать.
   - Мнѣ что за дѣло? сказалъ Донъ-Кихотъ; лги сколько тебѣ угодно, но только подумай о томъ, что ты намѣренъ сказать.
   - Я ужъ столько думалъ и передумалъ объ этомъ, отвѣчалъ Санчо, что могу смѣло сказать теперь, что тотъ, кто намѣренъ зазвонить въ колоколъ, находится за хорошимъ укрыт³емъ, какъ это вы сейчасъ увидите.
   - Вы хорошо бы сдѣлали ваша свѣтлость, сказалъ Донъ-Кихотъ хозяевамъ, еслибъ прогнали этого неуча; онъ наговоритъ сейчасъ тысячу глупостей.
   - Клянусь жизнью герцога, возразила герцогиня, Санчо не отойдетъ отъ меня ни на шагъ. Онъ мнѣ очень нравится, потому что онъ очень уменъ.
   - И да будетъ умна вся жизнь вашей свѣтлости, воскликнулъ Санчо, за хорошее мнѣн³е обо мнѣ, хотя я и не достоинъ его. Но вотъ истор³я, которую я собирался разсказать. Случилось какъ-то, что одинъ почтенный и богатый гидальго, изъ одного села со мной, происходивш³й отъ Аломоза Медина дель Кампо, женатаго на доннѣ Менц³и Канонесъ, дочери Алонзо Миранона, рыцаря ордена святаго ²акова, утонувшаго возлѣ Геррадурскаго острова, и изъ-за котораго нѣсколько лѣтъ тому назадъ поднялась такая страшная ссора въ деревнѣ, гдѣ, если я не ошибаюсь, живетъ господинъ мой Донъ-Кихотъ, и гдѣ раненъ былъ Томазилло, сынъ маршала Бальбостро... что, не правда ли все это? господинъ мой, сказалъ Санчо, обращаясь къ Донъ-Кихоту. Подтвердите это, повалявшись вашей жизнью, чтобы ихъ свѣтлости не приняли меня за лгуна и пустомелю.
   - До сихъ поръ я вижу въ тебѣ большаго пустомелю, чѣмъ лгуна, отозвалась духовная особа, что будетъ дальше, не знаю.
   - Ты призвалъ столькихъ людей въ свидѣтели, отвѣтилъ Донъ-Кихотъ своему оруженосцу, и столько назвалъ ты именъ, что поневолѣ нужно вѣрить тебѣ. Но продолжай и только сократи свою истор³ю, потому что, судя по началу, ты не кончишь ее и въ два дня.
   - Нѣтъ, нѣтъ, пожалуйста безъ совращен³й, воскликнула герцогиня; разсказывай Санчо, какъ знаешь, говори хоть шесть дней; эти шесть дней я буду считать лучшими въ моей жизни.
   - Такъ вотъ, господа мои, продолжалъ Санчо, этотъ славный гидальго, котораго я знаю какъ свои пять пальцевъ, потому что отъ моего дома до его дома не дальше пистолетнаго выстрѣла, пригласилъ въ себѣ какъ то на обѣдъ одного бѣднаго, но честнаго крестьянина.
   - Любезный! право ты собираешься не кончить своей истор³и и въ будущей жизни, воскликнула духовная особа.
   - Не безпокойтесь, я кончу ее и на половинѣ нынѣшней, если Богу будетъ угодно, отвѣчалъ Санчо. Такъ вотъ этотъ самый крестьянинъ, продолжалъ онъ, о которомъ я вамъ сказалъ, пришелъ въ тому самому гидальго, который его пригласилъ, да упокоитъ Господь его душу, потому что онъ умеръ ужъ и, какъ говорятъ, смертью ангельской, но я не былъ при кончинѣ его, потому что находился тогда на жатвѣ въ Темблекѣ.
   - Ради Бога, любезный, воскликнула опять духовная особа, вернись скорѣе изъ Темблека и не хорони твоего гидальго, если не хочешь похоронить вмѣстѣ съ нимъ насъ всѣхъ.
   - Когда они готовы были уже сѣсть за столъ, продолжалъ Санчо, право, мнѣ кажется, будто я ихъ вижу еще передъ собою, даже лучше, чѣмъ прежде... Герцога и герцогиню чрезвычайно смѣшьило нетерпѣн³е и неудовольств³е, обнаруживаемое духовной особой каждый разъ, когда Санчо прерывалъ свой разсказъ не идущими къ дѣлу вставками и ссылками, между тѣмъ какъ Донъ-Кихотъ весь горѣлъ отъ дурно скрываемой злобы и досады. - Да, такъ обоимъ, продолжалъ Санчо, слѣдовало сѣсть за столъ, но только крестьянинъ упрямился и упрашивалъ гидальго сѣсть на первомъ мѣстѣ, а гидальго хотѣлъ, чтобы на этомъ мѣстѣ сѣлъ крестьянинъ, потому что гидальго у себя дома, говорилъ онъ, можетъ распоряжаться, какъ ему угодно. Но крестьянинъ, считавш³й себя вѣжливымъ и хорошо воспитаннымъ, ни за что не соглашался уступить до тѣхъ поръ, пока гидальго не взялъ его, наконецъ, за плечи и не посадилъ насильно за первое мѣсто. "Садись, мужланъ", сказалъ онъ ему, "и знай, что гдѣ бы я ни сѣлъ съ тобой, я вездѣ и всегда буду сидѣть на первомъ мѣстѣ. Вотъ моя истор³я; кажись, она пришлась кстати теперь".
   Донъ-Кихотъ покраснѣлъ, поблѣднѣлъ, принялъ всевозможные цвѣта, которые при его смуглости разрисовывали лицо его, какъ яшму. Герцогъ же и герцогиня, понявш³е злой намекъ Санчо, удержались отъ смѣху, чтобы окончательно не разсердить Донъ-Кихота. Желая какъ-нибудь замять разговоръ и не дать новаго повода Санчо сказать какую-нибудь глупость, герцогиня спросила рыцаря, как³я извѣст³я имѣетъ онъ отъ Дульцинеи и послалъ ли онъ ей въ послѣднее время въ подарокъ какого-нибудь великана или волшебника?
   - Герцогиня, отвѣчалъ Донъ-Кихотъ, хотя несчаст³я мои имѣли начало, онѣ тѣмъ не менѣе не будутъ имѣть конца. Я побѣждалъ великановъ, посылалъ моей дамѣ волшебниковъ и измѣнниковъ, но какъ и гдѣ имъ найти ее, когда она очарована теперь и обращена въ отвратительнѣйшую мужичку, какую только можно представить себѣ.
   - Ничего не понимаю, вмѣшался Санчо; мнѣ госпожа Дульц³нея показалась восхитительнѣйшимъ создан³емъ въ м³рѣ, по крайней мѣрѣ по легкости, съ какою она прыгаетъ; въ этомъ она не уступитъ любому канатному плясуну. Клянусь Богомъ, ваша свѣтлость, она какъ вотъ вспрыгиваетъ съ земли на коня.
   - А ты, Санчо, видѣлъ ее очарованной? спросилъ герцогъ.
   - Кому же и видѣть было, какъ не мнѣ? отвѣчалъ Санчо; да! кто распустилъ всю эту истор³ю объ ея очарован³и, если не я. Клянусь Богомъ, она такъ же очарована, какъ мой оселъ.
   Духовная особа, услышавъ о великанахъ, волшебникахъ, очарован³яхъ, не сомнѣвалась болѣе, что гость герцога никто иной, какъ Донъ-Кихотъ Ламанчск³й, похожден³я котораго герцогъ читалъ съ такимъ удовольств³емъ, за что не разъ упрекала его эта самая духовная особа, говоря, что безумно читать разсказы о безумствахъ. Убѣдившись окончательно, что передъ нею находится знаменитый рыцарь, духовная особа не выдержала и гнѣвно сказала герцогу: "ваша свѣтлость, милостивый господинъ мой! вамъ пр³йдется отдать отчетъ Богу въ томъ, что дѣлаетъ этотъ несчастный господинъ. Этотъ Донъ-Кихотъ, или донъ-глупецъ, или какъ бы онъ не назывался, я полагаю, вовсе не такой безумецъ, какимъ угодно дѣлать его вашей свѣтлости, доставляя ему поводъ городить всевозможную чушь, которой набита его голова". Съ послѣднимъ словомъ, обратясь въ Донъ-Кихоту, онъ сказалъ ему: "а вы голова на выворотъ, кто вбилъ вамъ въ нее такую сумазбродную мысль, будто вы побѣждаете великановъ и берете въ плѣнъ волшебниковъ? Полноте народъ смѣшить, поѣзжайте домой, воспитывайте дѣтей, если вы имѣете ихъ, занимайтесь хозяйствомъ и перестаньте бродяжничать по свѣту на смѣхъ курамъ и на потѣху всѣмъ знающимъ и незнающимъ васъ. Гдѣ вы нашли въ наше время странствующихъ рыцарей? Гдѣ нашли вы въ Испан³и великановъ и въ Ламанчѣ волшебниковъ? Гдѣ понаходили вы очарованныхъ Дульциней и всю эту гиль, которую разсказываютъ про васъ".
   Молча и внимательно выслушалъ Донъ-Кихотъ все, что говорила ему духовная особа, безъ всякаго уважен³я въ с³ятельнымъ хозяевамъ, и когда она изволила замолчать, рыцарь поднялся съ своего мѣста и съ негодован³емъ воскликнулъ....... но отвѣтъ его заслуживаетъ быть переданнымъ въ особой главѣ.

 []

  

Глава XXXII.

  
   Весь дрожа, какъ въ припадкѣ падучей, задѣтый за живое, Донъ-Кихотъ воскликнулъ: "мѣсто, гдѣ я нахожусь, присутств³е этихъ высокихъ особъ и уважен³е, которое я всегда питалъ и не перестану питать въ духовнымъ лицамъ, удерживаютъ порывъ моего справедливаго негодован³я. И такъ какъ у приказныхъ, духовныхъ и женщинъ одно оруж³е - языкъ, поэтому я буду сражаться равнымъ оруж³емъ съ вами, - съ вами, отъ кого я могъ ожидать скорѣе спасительнаго совѣта, чѣмъ грубаго упрека. Благонамѣренное пастырское увѣщан³е могло быть сдѣлано при другихъ обстоятельствахъ и въ другой формѣ, а тѣ рѣзк³я слова, съ какими вы публично только что обратились во мнѣ, выходитъ изъ границъ всякаго увѣщан³я, ему приличнѣе быть мягкимъ, нежели суровымъ, и не имѣя никакого понят³я о порицаемомъ предметѣ, очень не хорошо называть совершенно незнакомаго человѣка, безъ всякихъ церемон³й, посмѣшищемъ и глупцомъ. Скажите мнѣ, ради Бога, за какое именно безумство вы меня порицаете, отсылаете домой смотрѣть за хозяйствомъ, заниматься женою и дѣтьми, не зная даже есть ли у меня дѣти и жена? Ужели вы полагаете, что на свѣтѣ дѣлать больше нечего, какъ втираться въ чуж³е дома и стараться властвовать тамъ надъ хозяевами? и слѣдуетъ ли человѣку, воспитанному въ стѣнахъ какого-нибудь закрытаго заведен³я, не видѣвшаго свѣта больше чѣмъ за двадцать или тридцать миль въ окружности, судить о рыцаряхъ и предписывать имъ законы? и неужели вы находите дѣломъ совершенно безполезнымъ, даромъ истраченнымъ временемъ, странствован³е по свѣту въ поискахъ не наслажден³й, а терн³евъ; по которымъ велик³е люди восходятъ на ступени безсмерт³я? Если-бы меня считали глупцомъ умные, благородные, великодушные люди, это дѣйствительно произвело бы на меня неизгладимое впечатлѣн³е, но если меня считаютъ безумцемъ как³е-нибудь педанты, ничего не смыслящ³е въ рыцарствѣ, право, я смѣюсь надъ этимъ. Рыцаремъ былъ я, рыцаремъ остаюсь и рыцаремъ я умру, если это будетъ угодно Всевышнему. Люди преслѣдуютъ за свѣтѣ разныя цѣли: одними двигаетъ честолюб³е; другими грубая презрительная лесть; третьими лицемѣр³е; четвертыми истинная религ³я. Я же прохожу жизненный путь мой по узкой стезѣ рыцарства, указанной мнѣ моей звѣздой, и презирая богатство, но не славу, отмщаю зло, караю преступлен³я, возстановляю правду, поражаю великановъ, не страшусь привидѣн³й и никакихъ чудовищъ. Я влюбленъ, но только потому, что странствующему рыцарю нельзя быть не влюбленнымъ; въ тому же я люблю не чувственно, а платонически. Намѣрен³я мои направлены въ хорошимъ цѣлямъ, дѣлать всѣмъ добро, никому не дѣлая зла. И достоинъ ли тотъ, кто думаетъ и дѣйствуетъ подобно мнѣ, назван³я глупца - предоставляю судить ихъ с³ятельствамъ герцогу и герцогинѣ.
   - Отлично, ей Богу, отлично, воскликнулъ Санчо; и не говорите ни слова больше, потому что нечего больше говоритъ, нечего думать, нечего утверждать. Къ тому же, если этотъ господинъ сомнѣвается въ томъ, были ли когда нибудь на свѣтѣ странствующ³е рыцари, то что-жъ удивительнаго, если онъ ни слова не смыслитъ въ томъ, о чемъ говоритъ.
   - Не ты ли, любезный, этотъ Санчо Пансо, спросила духовная особа, о которомъ уши всѣмъ прожужжали, и не тебѣ ли господинъ твой обѣщалъ подарить островъ?
   - Я, я самый этотъ Санчо Пансо, отвѣчалъ оруженосецъ, и стою острова столько же, сколько всяк³й другой. Я, ваша милость, изъ тѣхъ, которые понимаютъ, что значитъ эта поговорка: "знайся съ хорошимъ человѣкомъ и самъ ты будешь хорошимъ; изъ тѣхъ, которые, какъ говорится, водятся не съ тѣмъ, съ кѣмъ родились, а съ кѣмъ ужились; изъ тѣхъ наконецъ, о которыхъ сказывается: "кто стоитъ подъ хорошимъ деревомъ, тотъ стоитъ въ хорошей тѣни". Я присталъ къ своему господину, слѣдуя за нимъ вотъ уже нѣсколько мѣсяцевъ и стану когда-нибудь другимъ имъ самимъ, если на то будетъ воля Господня. Да здравствуетъ же онъ, я да здравствую я! у него не будетъ недостатка въ царствахъ, а у меня въ островахъ.
   - Конечно не будетъ, воскликнулъ герцогъ, и я, отъ имени господина Донъ-Кихота, дарю тебѣ, Санчо, одинъ свободный у меня теперь островъ, не изъ дурныхъ.
   - Санчо! преклони колѣна и облобызай ноги его свѣтлости за великую милость, которую онъ оказываетъ тебѣ, сказалъ Донъ-Кихотъ своему оруженосцу.
   Санчо поспѣшилъ исполнить приказан³е рыцаря. Это окончательно вывело изъ себя духовнаго. Вставъ изъ-за стола и не помня себя отъ досады и гнѣва онъ воскликнулъ: "ваша свѣтлость! клянусь моимъ священнымъ платьемъ, можно подумать, что вы такой же безумецъ, какъ эти грѣшники. И какъ не быть имъ безумцами, когда люди умные освящаютъ ихъ глупости. Оставайтесь же съ ними, пока они будутъ въ вашемъ замкѣ; я же удалюсь отсюда, чтобы не видѣть того, чего не могу исправить". Съ послѣднимъ словомъ онъ вышелъ изъ комнаты, не сказавъ болѣе ни слова, не скушавъ ни одного куска и не слушая никакихъ просьбъ и приглашен³й остаться. Правда, герцогъ не слишкомъ то и останавливалъ его, готовый расхохотаться надъ невѣжливымъ гнѣвомъ почтенной особы.
   Нахохотавшись вдоволь, герцогъ сказалъ Донъ-Кихоту: "благородный рыцарь львовъ! вы такъ ловко и побѣдоносно отвѣтили вашему противнику, что совершенно уничтожили нанесенное вамъ, повидимому, оскорблен³е; въ сущности васъ никто не оскорбилъ, потому что духовныя лица, подобно женщинамъ, не могутъ никого оскорбить; это вамъ, вѣроятно извѣстно."
   - Ваша правда, отвѣтилъ Донъ-Кихотъ; тотъ, кого нельзя оскорбить не можетъ и самъ оскорбить никого. Женщины, дѣти, духовные, не имѣя возможности защищаться, не могутъ по этому, ни въ какомъ случаѣ, считаться оскорбленными. Между оскорблен³емъ и обезчещен³емъ та разница, какъ это извѣстно вашей свѣтлости, лучше чѣмъ мнѣ, что обезчестить можно только по праву, оскорбить же можетъ всяк³й кого ему угодно, но только это оскорблен³е не можетъ считаться безчест³емъ. человѣкъ, напримѣръ, идетъ спокойно по улицѣ, на него неожиданно нападаютъ десять вооруженныхъ людей и наносятъ ему нѣсколько палочныхъ ударовъ; онъ схватывается за оруж³е, чтобы исполнить свой долгъ, то есть отмстить, но число непр³ятелей не позволяетъ ему сдѣлать этого. Человѣкъ этотъ, конечно, оскорбленъ, но не обезчещенъ. Или напримѣръ, мнѣ нанесутъ ударъ сзади, и прежде чѣмъ я успѣю обернуться, негодяя уже и слѣдъ простылъ. Это тоже оскорблен³е, но не обезчещен³е, потому что послѣднее нужно доказать и подержать. И если-бы человѣкъ, ударивш³й изъ-засады, не убѣжалъ, а остался на мѣстѣ и встрѣтился лицомъ въ лицу съ врагомъ, то, безъ сомнѣн³я тотъ, кого онъ ударилъ, былъ бы не только оскорбленъ, но и обезчещенъ; оскорбленъ потому, что на него напали измѣннически, обезчещенъ потому, что нападавш³й твердо ожидалъ своего противника, не убѣгая отъ него. По этому, я могу считать себя теперь, если хотите оскорбленнымъ, но ни въ какомъ случаѣ обезчещеннымъ. Женщины и дѣти, повторяю, не могутъ быть обезчещены, потому что не могутъ убѣгать и не имѣютъ никакихъ поводовъ ожидать. Тоже можно сказать о служителяхъ церкви; они безоружны, подобно женщинамъ и дѣтямъ. По закону природы, они вынуждены защищаться, но нападать не могутъ. И хотя я только что сказалъ, будто могу считать себя оскорбленнымъ, я отказываюсь теперь отъ своихъ словъ и говорю, что оскорбленнымъ я ни въ какомъ случаѣ считать себя не ногу; потому что тотъ, кого нельзя оскорбить, не можетъ и самъ оскорблять. И я не могу имѣть и не имѣю ничего противъ этого господина, желавшаго сдѣлать мнѣ дерзость. Жалѣю только, что онъ не обождалъ немного; я бы доказалъ ему, какъ сильно онъ ошибается, воображая, будто на свѣтѣ не было и нѣтъ странствующихъ рыцарей. Если бы Амадисъ, или кто-нибудь изъ его безчисленныхъ потомковъ услышалъ это, то его преподоб³е вѣроятно почувствовалъ бы себя теперь, не совсѣмъ хорошо.
   - Да они бы разрѣзали его, какъ гранату или свѣжую дыню, воскликнулъ Санчо. Таковск³е это люди были, чтобы позволить себѣ на ногу ступать. Еслибъ Рейнальдъ Монтальванск³й услышалъ, что городилъ этотъ сердитый человѣчекъ, такъ клянусь крестнымъ знамен³емъ, онъ такимъ тумакомъ закрылъ бы ему ротъ, что господинъ этотъ года три слова бы не вымолвилъ. Если не вѣритъ, пусть тронетъ ихъ; тогда увидитъ, что это за господа так³е.
   Герцогиня умирала со смѣху, слушая Санчо. Она находила его несравненно забавнѣе его господина, да и мног³е были тогда такого же мнѣн³я. Донъ-Кихотъ успѣлъ между тѣмъ успокоиться, и обѣдъ кончился мирно. Въ ту минуту, когда встали изъ-за стола, въ столовую вошли четыре дѣвушки: одна несла серебряный тазъ, другая такой же рукомойникъ, третья два бѣлыхъ, какъ снѣгъ, полотенца, четвертая же, съ засученными по локоть рукавами, держала въ бѣлыхъ рукахъ своихъ кусокъ неаполитанскаго мыла. Первая дѣвушка подошла къ Донъ-Кихоту и поднесла тазъ подъ самый подбородокъ его; немного удивленный этимъ рыцарь вообразилъ, что вѣроятно такой здѣсь обычай, обрывать послѣ обѣда бороду вмѣсто рукъ, и не говоря ни слова вытянулъ во всю длину свою шею; горничная, державшая рукомойникъ, въ ту же минуту облила лицо его водой, а другая помылила ему не только бороду, но все лицо до самыхъ глазъ, которые послушный рыцарь принужденъ былъ закрыть. Герцогъ и герцогиня, не ожидавш³е этой шутки, не догадывались, чѣмъ кончится странное умыван³е рыцаря, а между тѣмъ когда все лицо Донъ-Кихота покрылось мыльной пѣной, въ руконойникѣ вдругъ не оказалось воды, и Донъ-Кихоту пришлось ожидать ее въ такомъ видѣ, который ногъ разсмѣшить кого угодно. Всѣ взоры были устремлены на него, и если никто

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
Просмотров: 178 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа