Главная » Книги

Сервантес Мигель Де - Дон-Кихот Ламанчский (Часть первая), Страница 21

Сервантес Мигель Де - Дон-Кихот Ламанчский (Часть первая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

динѣ какое-нибудь скромное убѣжище для нее и для себя? Быть можетъ время и смерть разстроили состоян³е моего отца и братьевъ; и взамѣнъ дорогихъ мнѣ лицъ, боюсь въ краю родномъ не найти никого, кто бы удостоилъ даже узнать меня. Вотъ, господа, что я могъ разсказать вамъ; интересенъ ли мой разсказъ, судите сами. Я же хотѣлъ бы разсказывать его короче, хотя и безъ того, боязнь утомить васъ заставила меня умолчать о нѣкоторыхъ событ³яхъ и опустить мног³я подробности.
  

Глава XLII

  
   Плѣнникъ умолкъ, и восхищенный донъ Фернандъ сказалъ ему: "милостивый государь! вы такъ разсказали всѣ эти странныя происшеств³я, что разсказъ вашъ сталъ интересенъ не менѣе переданныхъ въ немъ событ³й. Все въ немъ любопытно, чрезвычайно, полно столкновен³й, которыя удивляютъ и очаровываютъ слушателей; и если бы вы говорили до завтра, то мы съ новымъ наслажден³емъ слушали бы повторен³е .вашего разсказа".
   Карден³о и друг³е такъ чистосердечно поспѣшили предложить плѣнному капитану свои услуги, что послѣдн³й не могъ не благодарить ихъ отъ души. Донъ-Фернандъ предложилъ, между прочимъ, устроить дѣло такъ, чтобы братъ его былъ крестнымъ отцомъ Зораиды, если только плѣнникъ согласится пр³ѣхать въ нему; и обѣщалъ доставить ему всевозможныя удобства въ дорогѣ. Плѣнникъ поблагодарилъ донъ-Фернанда, но отказался отъ его великодушныхъ предложен³й.
   Между тѣмъ наступилъ вечеръ и было довольно уже поздно, когда у воротъ корчмы остановилась карета, окруженная нѣсколькими всадниками, спросившими хозяйку: можно ли переночевать у нее въ домѣ? хозяйка отвѣтила, что у нее нѣтъ ни одного свободнаго мѣста.
   "Чортъ возьми!" вскричалъ одинъ изъ всадниковъ, слѣзш³й уже съ коня; "для господина аудитора мѣсто должно найтись".
   При словѣ аудиторъ хозяйка чуть не задрожала и поспѣшила отвѣтить: "постели у меня нѣтъ; вотъ бѣда. Если у ихъ милости, господина аудитора, есть постель, такъ милости просимъ, добро пожаловать, мы съ мужемъ уступимъ нашу комнату".
   "Въ добрый часъ", воскликнулъ оруженосецъ. Въ эту минуту изъ кареты вышелъ человѣкъ, костюмъ котораго показывалъ, кто онъ такой. Его длинное платье съ разрѣзными рукавами подтверждало слова оруженосца, назвавшаго господина своего аудиторомъ. Онъ велъ за руку щегольски одѣтую дѣвушку лѣтъ шестнадцати, свѣжую, прелестную, словомъ такую красавицу, какую не легко встрѣтить, съ чѣмъ согласились бы всѣ находивш³еся въ корчмѣ путешественники, еслибъ у нихъ не было передъ глазами Зораиды, Лусинды и Доротеи. Донъ-Кихотъ, встрѣтивъ вмѣстѣ съ другими аудитора, привѣтствовалъ его этими словами: "милостивый государь! вы можете совершенно безопасно провести ночь въ этомъ замкѣ. Хотя онъ не великъ и не щеголяетъ особенно роскошной обстановкой, но на свѣтѣ нѣтъ такой бѣды, нѣтъ такого неудобства, которыя не уступили бы силѣ меча и могуществу знан³я; въ особенности же когда имъ сопутствуетъ красота, подобно тому, какъ олицетворяемой вами наукѣ сопутствуетъ эта прелестная дѣвушка, передъ которой должны отворяться не только ворота замковъ, но, открывая ей всюду дорогу, должны разступаться скалы и преклоняться горы. Войдите же, милостивый государь, въ этотъ рай; вы найдете въ немъ свѣтила, достойныя сопутствовать ведомому вами солнцу, найдете на стражѣ оруж³е и красоту во всемъ ея блескѣ".
   Услышавъ эта привѣтств³е, аудиторъ ошалѣлъ и принялся осматривать Донъ-Кихота съ головы до ногъ, удивленный и его фигурой, и его словами. Не зная, что отвѣтить ему, онъ пришелъ въ новое изумлен³е, увидѣвъ Зораиду, Лусинду и Доротею. Услыхавъ отъ хозяйки о пр³ѣздѣ новыхъ гостей и о чудной красотѣ молодой путешественницы, три красавицы вышли ей на встрѣчу. Донъ Фернандъ, Карден³о и священникъ съ самой изысканной любезностью сдѣлали аудитору нѣсколько предложен³е$; и послѣдн³й вошелъ въ корчму, удивленный тѣмъ, что видѣлъ, и тѣмъ, что слышалъ. Знакомыя же наши красавицы старались какъ можно лучше принять его дочь. Аудиторъ скоро увидѣлъ, что въ корчмѣ собрались все очень порядочные люди, и только лицо, турнюра, вообще вся фигура Донъ-Кихота приводили его въ недоумѣн³е. Когда кончились предложен³я услугъ, и старые и новые гости, такъ сказать, оглядѣлись, тогда всѣ стали думать, какъ бы имъ лучше устроиться въ этой корчмѣ? Рѣшено было, что дамы будутъ ночевать въ той комнатѣ, о которой намъ приходилось уже не разъ упоминать, а мужчины расположатся снаружи, какъ бы на стражѣ дамъ. Аудиторъ, къ великой радости своей дочери (молодая дѣвушка была дочь его), охотно согласился, чтобы она спала въ одной комнатѣ съ другими дамами, устроившимися лучше, чѣмъ онѣ предполагали, на несчастной кровати хозяина и другой, привезенной аудиторомъ.
   Съ перваго взгляда, плѣнникъ узналъ сердцемъ въ аудиторѣ своего родного брата. Онъ вышелъ изъ комнаты и спросилъ оруженосца аудитора, какъ фамил³я его господина и не знаетъ ли откуда онъ родомъ?
   "Господина моего зовутъ Жуанъ Перцъ де В³една, сказалъ оруженосецъ; родомъ онъ, какъ слышно, изъ какого то леонскаго городка". Это извѣст³е и лицо аудитора окончательно убѣдили плѣнника, что это меньшой братъ его, изъявивш³й нѣкогда желан³е посвятить себя наукамъ. Не помня себя отъ радости, онъ отвелъ въ сторону донъ-Фернанда, Карден³о и священника и сказалъ имъ, кто такой аудиторъ. Оруженосецъ передалъ ему также, что господинъ его отправляется въ столицу Мексики, въ зван³и аудитора индѣйскаго совѣта, что пр³ѣхавшая съ нимъ молодая дѣвушка - это дочь его, лишившаяся матери при своемъ рожден³и и теперь единственная наслѣдница ея богатаго приданаго. Что ему дѣлать? спрашивалъ плѣнникъ у священника, Карден³о и донъ-Фернанда, прямо ли открыться, или убѣдиться напередъ, что братъ не оттолкнетъ брата, встрѣтивъ его въ бѣдности.
   - Позвольте мнѣ устроить это дѣло, сказалъ священникъ; а, впрочемъ, напередъ увѣренъ, что вы встрѣтите, со стороны вашего брата, вполнѣ родственный пр³емъ; по его наружности и обхожден³ю сейчасъ видно, что онъ не заносчивъ, не гордъ и понимаетъ, что такое удары судьбы.
   - Только прямо открыться ему я бы не желалъ, сказалъ капитанъ.
   - Повѣрьте мнѣ, отвѣтилъ священникъ, что я устрою дѣло къ общему удовольств³ю. Въ эту минуту подали ужинъ, и мужчины, кромѣ плѣнника, сѣли за общ³й столъ, а дамы отправились ужинать въ свою комнату. За ужиномъ священникъ, улучивъ минуту, сказалъ аудитору: во время моего плѣна въ Константинополѣ, у меня былъ товарищъ, носивш³й вашу фамил³ю. Одинъ изъ храбрѣйшихъ воиновъ и лучшихъ офицеровъ въ испанской пѣхотѣ, онъ былъ столько мужественъ, сколько несчастливъ.
   - Какъ звали его? спросилъ аудиторъ.
   - Руи Перецъ де В³едма, сказалъ священникъ: уроженецъ какого-то леонскаго города. Онъ иного говорилъ мнѣ о своемъ отцѣ и братьяхъ, и еслибъ я не вѣрилъ ему какъ самому себѣ, то счелъ бы его разсказъ за одну изъ тѣхъ небылицъ, которыя разсказываютъ старушки зимой у очага. Онъ говорилъ, будто отецъ его раздѣлилъ свое имѣн³е поровну между тремя сыновьями и подалъ имъ при этомъ совѣты лучше Катоновскихъ. Я, съ своей стороны, могу сказать, что капитану этому такъ повезло на избранномъ имъ поприщѣ, что, благодаря своему мужеству, своимъ блестящимъ способностямъ, онъ, безъ всякой протекц³и, скоро достигъ капитанскаго чина и ожидалъ дальнѣйшаго повышен³я. Но счастье скоро покинуло его; и въ то время, когда онъ могъ ожидать всѣхъ даровъ фортуны, на долю его выпали только ея терн³я. Въ счастливый и славный день Лепантской битвы, когда столько христ³анъ возвратили свободу, онъ одинъ очутился въ неволѣ. Я былъ взятъ въ плѣнъ въ Гулеттѣ, и потомъ, вслѣдств³е разныхъ случайностей, раздѣлялъ съ нимъ неволю въ Константинополѣ, откуда его отправили въ Алжиръ. Тамъ, какъ я впослѣдств³и узналъ, съ нимъ случилось одно изъ самыхъ удивительныхъ въ м³рѣ происшеств³й. Продолжая такимъ образомъ, священникъ разсказалъ аудитору истор³ю плѣнника и Зораиды; и аудиторъ слушалъ разсказъ этотъ такъ внимательно, какъ не слушалъ до сихъ поръ ничего. Священникъ, однако, не сказалъ ему, что сталось съ плѣнникомъ послѣ того, какъ французск³е пираты напали на катеръ возвращавшихся изъ неволи христ³анъ. Онъ оставилъ капитана и прекрасную мавританку въ томъ грустномъ и безпомощномъ положен³и, въ какое привели ихъ пираты и что сталось съ ними потомъ? достигли ли они берега Испан³и, или французы увезли ихъ съ собой, этого, сказалъ священниуъ, онъ не знаетъ. Плѣнникъ, въ свою очередь, внимательно слушалъ священника, наблюдая издали малѣйш³я движен³я брата. Когда священникъ окончилъ разсказъ, братъ плѣнника сказалъ ему съ тяжелымъ вздохомъ, съ глазами, полными слезъ: "о, милостивый государь, еслибъ вы знали, кому вы разсказали эту истор³ю, какъ потрясли вы самыя нѣжныя струны моего сердца. Не смотря на всю мою твердость, на всѣ мои усил³я, я не могу удержать теперь этихъ слезъ, льющихся у меня изъ глазъ. Этотъ славный капитанъ, товарищъ вашъ, это старш³й братъ мой; движимый болѣе высокими побужден³ями и одаренный болѣе могучей душой, чѣмъ я и другой мой братъ, онъ избралъ славное поприще воина, - одно изъ трехъ поприщъ, указанныхъ намъ отцомъ, о чемъ вы слышали уже отъ него самого въ этомъ разсказѣ, показавшемся вамъ сказкою доброй старушки. Я посвятилъ себя письменнымъ занят³ямъ, и на этомъ пути Богъ и мои способности помогли мнѣ достигнуть того зван³я, въ которомъ вы меня видите. Трет³й братъ мой въ Перу. Онъ пр³обрѣлъ большое богатство и тѣмъ, что переслалъ намъ до сихъ поръ, онъ не только возвратилъ полученную имъ при раздѣлѣ часть наслѣдства, но доставилъ еще отцу возможность жить роскошно по прежнему; я тоже, благодаря ему, могъ удобнѣе продолжать свои занят³я и легче устроить свою карр³еру. Отецъ мой живъ еще, но умираетъ отъ желан³я узнать, что сталось съ его старшимъ сыномъ и молитъ Бога въ неустанныхъ молитвахъ своихъ, чтобы смерть не заврыла ему глазъ прежде, чѣмъ онъ увидитъ этого несчастнаго сына. Одно меня удивляетъ: почему, во время претерпѣнныхъ имъ несчаст³й, братъ мой никогда не подумалъ извѣстить о себѣ своихъ родныхъ. Если бы отецъ мой, или кто-нибудь изъ насъ знали, что сталось съ нимъ, ему не пришлось бы ожидать чудесной трости, возвратившей ему свободу. Но и теперь, Богъ вѣсть, освободили ли его французы, или, быть. можетъ, умертвили, чтобы скрыть свое преступлен³е. Не ожидалъ я, что мнѣ придется такъ грустно продолжать путь, начатый такъ радостно. Неизвѣстность, что сталось съ братомъ моимъ, не дастъ мнѣ ни минуты покою. О, добрый братъ мой, кто бы могъ сказать мнѣ, гдѣ ты теперь? и я отправился бы возвратить тебѣ свободу; хотя бы ее пришлось купить цѣною моей собственной. Кто извѣститъ нашего престарѣлаго отца о томъ, что ты живъ еще, хотя, быть можетъ, въ мрачномъ подземельи варвар³йской тюрьмы. Гдѣ ты? еслибъ мы знали, наши богатства выкупили бы тебя изъ тяжкой неволи. И ты, великодушная, прекрасная Зораида, почему я не могу отплатить тебѣ за все, что сдѣлала ты для моего брата! почему не могу я быть свидѣтелемъ возрожден³я души твоей и твоей свадьбы, которая осчастливила бы насъ всѣхъ".
   Такъ отвѣтилъ аудиторъ, выслушавъ извѣст³е о своемъ братѣ; и глубокое горе его проникло въ душу всѣхъ его слушателей. Видя какъ удался маленьк³й обманъ, священникъ не желалъ держать аудитора долѣе въ томительной неизвѣстности. Онъ всталъ изъ-за стола, отправился за Зораидой, потомъ въ обществѣ Лусинды, Доротеи и дочери аудитора, подошелъ въ плѣннику, взялъ его за руку, и возвратился съ мавританкой и плѣнникомъ къ аудитору. "Осушите ваши слезы", сказалъ ему священникъ, "и пусть исполнится въ эту минуту все, чего вы желали. Предъ вами вашъ братъ и ваша прелестная невѣстка; это капитанъ В³едма", продолжалъ онъ, указывая на плѣнника, "а это", указавъ на Зораиду, "прекрасная мавританка, его освободительница. французск³е пираты лишили ихъ всего; и вамъ остается теперь выказать въ отношен³и своего брата все великодуш³е вашего благороднаго сердца". Плѣнникъ кинулся въ объят³я аудитора, но послѣдн³й отклонилъ брата, желая разглядѣть его съ нѣкотораго разстоян³я. Скоро, однако, онъ узналъ своего старшаго брата, сжалъ его въ своихъ объят³яхъ, и залился слезами, глубоко тронувшими свидѣтелей этой неожиданной встрѣчи. Что прочувствовали въ эту минуту оба брата, что сказали они другъ другу? это трудно даже вообразить, не только передать. Они, то кротко разсказывали другъ другу происшеств³я своей жизни, то являли самые трогательные признаки братской привязанности; аудиторъ обнималъ Зораиду, предлагалъ ей свое состоян³е и приказывалъ дочери цаловать ее въ свою очередь; и хорошая христ³анка и прелестная мавританка вызывали у всѣхъ слезы знаками взаимной любви и благодарности. Молча, но внимательно смотрѣлъ на все это Донъ-Кихотъ, приписывая всѣ эти происшеств³я разнымъ химерамъ своего рыцарства; а между тѣмъ съ другой стороны порѣшили, что Зораида и плѣнникъ возвратятся съ своимъ братомъ въ Севилью, и извѣстятъ обо всемъ ихъ престарѣлаго отца, приглашая его пр³ѣхать на свадьбу и крестины Зораиды. Аудитору нельзя было ни перемѣнить дороги, ни остановиться въ пути; онъ узналъ, что черезъ мѣсяцъ эскадра отправится изъ Кадикса въ новую Испан³ю, и съ его стороны было бы неловко упустить этотъ случай.
   Въ концѣ концовъ всѣ были обрадованы счастливой встрѣчей плѣнника съ его братомъ, но было уже далеко за полночь, и всѣ отправились хоть немного отдохнуть до утра. Донъ-Кихотъ взялся охранять замокъ отъ покушен³й какого-нибудь великана или иного негодяя, который, вздумалъ бы возмутить сонъ прекрасныхъ дамъ, ночевавшихъ въ замкѣ, привлекаемый могуществомъ ихъ красоты. Всѣ - знавш³е рыцаря благодарили его за услугу, и кстати разсказали о его странномъ помѣшательствѣ аудитору, что, конечно, не мало удивило послѣдняго. Одинъ Санчо, принужденный такъ долго не спать, былъ не въ духѣ, но за то онъ устроился потомъ лучше всѣхъ на збруѣ своего осла, не предчувствуя, что часъ дорогой расплаты за нее уже приближался. Дамы ушли, наконецъ, въ свою комнату, мужчины улеглись какъ знали, а Донъ-Кихотъ, согласно своему обѣщан³ю, вышелъ изъ корчмы и расположился на стражѣ воображаемаго замка.
   Заря едва занималась, когда дамы наши были разбужены, чудеснымъ голосомъ, раздавшимся вблизи корчмы. Онѣ жадно стали прислушиваться въ нему, особенно Доротея, проснувшаяся раньше всѣхъ; - дочь президента, Клара В³едма спала еще возлѣ нее. Никто не могъ угадать, кто это пѣлъ такъ восхитительно? Не акомпанируя себя ни на какомъ инструментѣ, обворожительный голосъ, привлекш³й общее вниман³е раздавался то будто на дворѣ, то какъ будто въ конюшнѣ; и между тѣмъ, какъ удивленныя дамы внимательно слушали его, Карден³о сказалъ, подошедши къ ихъ комнатѣ: "если вы не не спите, то послушайте молодого погонщика, который очаровываетъ, а не поэтъ".
   - Мы слушаемъ его, сказала Доротея, и напрягая болѣе и болѣе вниман³е, она разслушала слѣдующ³й романсъ:
  

Глава XLIII.

  
   Пловецъ я, и давно по морю
   Глубокому любви;
   Плыву я безъ надеждъ достигнуть
   Когда-нибудь земли.
  
   Ведетъ меня, вдали с³яя,
   Чудесная звѣзда;
   Самъ Палинуръ *) не зрѣлъ подобной
   Звѣздѣ той никогда
  
   Куда ведетъ она, не знаю,
   Но глядя на нее,
   Безъ цѣли я стремлюсь за нею,
   Позабывая все.
  
   Суровая предосторожность
   И страхъ, что скажетъ свѣтъ,
   Какъ тучи отъ меня скрываютъ
   Порою мой предметъ.
  
   Звѣзда моя! въ своемъ с³яньи
   Жизнь поч³етъ моя;
   И я умру, какъ ты исчезнешь
   Изъ виду у меня.
   *) Палинуръ - кормч³й въ поэмѣ Виргил³я.
  
   Когда пѣвецъ оканчивалъ послѣдн³й куплетъ, Доротея нашла, что Кларѣ стоило бы послушать этотъ прекрасный голосъ. "Извини, душа моя," сказала она, слегка толкнувъ ее, "что я разбудила тебя, но я хотѣла доставить тебѣ наслажден³е услышавъ такой обворожительный голосъ, какого тебѣ не удастся быть можетъ услышать никогда." Не разслышавъ, что говорили ей, полупробужденная Клара, протирая глаза, попросила Доротею повторить то, что она сказала. Доротея повторила, и Клара стала внимательно прислушиваться къ голосу обворожительнаго пѣвца, но не успѣла она прослушать двухъ или трехъ стиховъ, какъ вся затряслась, точно въ лихорадкѣ, и кинувшись на шею Доротеѣ, сказала ей: "жизнь моя, душа! за чѣмъ ты меня разбудила. Судьба не могла сдѣлать ничего лучше, намъ закрыть мнѣ уши и глаза, чтобы не видѣть и не слышать этого несчастнаго пѣвца."
   - Что съ тобой? спросила изумленная Дооротся, вѣдь этотъ пѣвецъ простой погонщикъ муловъ.
   - Не погонщикъ, отвѣтила Клара, а владѣтель земель и душъ, въ томъ числѣ моей, которой онъ будетъ вѣчно владѣть, если самъ не откажется отъ нее. Любовное признан³е такой молодой дѣвушки, какъ Клара, изумило Доротею, и она нашла ее развитой не по лѣтамъ.
   - Не понимаю ни того, что хотите вы сказать этими землями и душами, ни того, кто этотъ пѣвецъ, и почему голосъ его тамъ взволновалъ васъ? Но нѣтъ, не говорите теперь ничего; я не хочу изъ-за вашихъ тревогъ лишиться наслажден³я услышать этотъ обворожительный голосъ. - Мы услышимъ сейчасъ, если я не ошибаюсь, новую пѣснь.
   - Ну, какъ хотите, отвѣтила Клара; и чтобы не слышать новой пѣсни, закрыла уши обѣими руками. Удивленная Доротея, вся обратившись въ слухъ, услышала слѣдующую пѣснь:
  
   О, сладкая моя надежда!
   Сквозь рядъ преградъ и невозможность
   Ты твердо пролагаешь путь свой,
   Указанный самой себѣ.
   Не обомлѣй же, каждый часъ,
   Лицомъ къ лицу, встрѣчаясь съ смертью.
   Тр³умфы, радости побѣды
   Не малодушнымъ въ м³рѣ знать;
   И счастье не для тѣхъ, кто въ битву
   Вступить съ судьбою не дерзаетъ,
   И въ нѣгѣ сонно жизнь влачитъ.
   Пусть радость, торжество свое
   Любовь цѣною дорогою
   Намъ продаетъ; такъ быть должно.
   Нѣтъ вещи въ м³рѣ драгоцѣннѣй,
   Какъ та, которая себя
   Во столько цѣнитъ, сколько намъ
   Она даруетъ наслажденья,
   И то, что получить легко
   Себя не цѣнитъ ни во что.
   Любовь порою, всѣмъ извѣстно,
   На свѣтъ чудеса творитъ,
   И какъ не трудно мнѣ моей
   Достигнуть цѣли, я, однакожъ,
   Живу надеждой отъ земли
         На небо вознестись.
  
   Пѣвецъ умолкъ, и Клара принялась опять вздыхать. Доротеѣ страшно хотѣлось узнать причину этихъ сладкихъ звуковъ съ одной стороны и тяжелыхъ вздоховъ съ другой, и она спросила у Клары: что та собиралась сказать ей? Боясь, чтобы ее не услышала Лусинда, Клара, крѣпко прижавъ въ себѣ Доротею, сказала ей почти шопотомъ:
   - Этотъ пѣвецъ, душа моя, это сынъ одного Арагонскаго дворянина. Онъ жилъ въ Мадритѣ противъ насъ, и хотя отецъ мой всегда закрывалъ окна зимою сторами, а лѣтомъ жалузи, однако, Богъ его знаетъ какъ, должно быть въ церкви, или въ другомъ мѣстѣ, этотъ молодой человѣкъ увидѣлъ и влюбился въ меня. И началъ онъ, съ тѣхъ поръ, слезами и разными знаками изъ оконъ своего дома показывать мнѣ, что онъ меня любитъ, да и меня заставилъ тоже полюбить его, хоть я и не знаю, чего ему нужно отъ меня. Чаще всего, стоя у окна, онъ соединялъ одну руку съ другой, какъ будто хотѣлъ этимъ показать что женится на мнѣ; и я очень была бы рада, еслибъ онъ женился на мнѣ, да только не знала, кому сказать про это, потому что я одна, у меня нѣтъ матери. Я позволяла ему дѣлать мнѣ разные знаки, но сама не дѣлала ему никакого знака, только, когда не было дома моего отца и его отца, я приподымала немножечко стору и позволяла ему смотрѣть на меня; отъ радости онъ, тогда, просто съ ума сходилъ. Въ это время отцу моему велѣно было уѣхать, и когда молодой этотъ человѣкъ узналъ, что я должна уѣхать, - только узналъ онъ не отъ меня, потому что я никогда не могла сказать ему ни слова, - такъ съ горя заболѣлъ, я думаю что съ горя, и уѣзжая, я не могла проститься съ нимъ даже глазами. Только представьте себѣ, черезъ два дни, въ одной деревнѣ - до нее отсюда будетъ день ѣзды - я вдругъ увидѣла его на порогѣ корчмы, одѣтаго какъ погонщикъ, и если-бы я не носила портрета его въ моей душѣ, то ни за что бы не узнала его, такъ хорошо онъ переодѣлся. Но я узнала его, и Боже, какъ я удивилась и обрадовалась. только онъ все смотрѣлъ на меня такъ, чтобы не замѣтилъ этого мой отецъ; онъ боится встрѣтиться съ нимъ глазами, и когда проходитъ мимо меня по дорогѣ, или въ другомъ мѣстѣ, всегда избѣгаетъ его взоровъ. Я знаю кто онъ; знаю что изъ любви во мнѣ онъ идетъ пѣшкомъ и такъ устаетъ; поэтому я просто умираю съ горя; и куда только онъ опуститъ ногу, я сейчасъ же опускаю туда глаза. Я, право, не знаю, зачѣмъ онъ идетъ, и какъ ногъ онъ уйти отъ своего отца, который такъ любитъ его; онъ у него одинъ сынъ, и кромѣ того его нельзя не любить, вы сами это скажете, когда увидите его. И знаете-ли, всѣ эти пѣсни, которыя онъ поетъ, сочинены имъ самимъ, потому что онъ отличный поэтъ и студентъ. Боже, какъ только я услышу или увижу его, такъ вся затрясусь отъ страха, все я боюсь, чтобы его не узналъ мой отецъ, и не узналъ бы, что мы любимъ другъ друга. Я ему не сказала до сихъ поръ ни слова, и не смотря на то люблю его такъ, что просто жить безъ него не ногу. Вотъ, душечка, кто такой этотъ пѣвецъ, который такъ понравился вамъ; по его чудесному голосу вы можете судить, что онъ вовсе не погонщикъ, какъ вы говорите, а владѣтель земель и душъ, какъ я говорю.
   - Довольно, довольно, дона-Клара, воскликнула Доротея, покрывая ее поцалуями. Молите Бога, чтобы поскорѣе наступилъ день; завтра а надѣюсь, съ помощью Бож³ей, кончить вашу любовь такъ же счастливо, какъ прекрасно она началась.
   - Увы! отвѣтила дона-Клара, какъ можетъ она кончиться счастливо, когда его отецъ такъ знатенъ и богатъ, что сочтетъ меня недостойной быть не только женой, но даже горничной своего сына? обвѣнчаться же съ нимъ тайно я ни за что не соглашусь. Я хотѣла бы только, чтобы онъ оставилъ меня и возвратился домой; можетъ быть, въ разлукѣ съ нимъ, отдаленная отъ него огромнымъ пространствомъ, я буду меньше страдать по немъ, хотя, впрочемъ, я знаю, что разлука не поможетъ мнѣ. И я не понимаю, какъ чортъ меня впуталъ въ это дѣло, откуда взялась во мнѣ эта любовь, когда я такая молодая, и онъ такой молодой; мы кажется однихъ лѣтъ, а мнѣ такъ нѣтъ еще и шестнадцати лѣтъ, по крайней мѣрѣ отецъ говоритъ, что мнѣ будетъ ровно шестнадцать лѣтъ въ день Святаго Михаила.
   Доротея не могла не разсмѣяться дѣтскому лепету доны-Клары.
   - Заснемъ еще немного до утра, сказала она; днемъ Богъ поможетъ намъ, я надѣюсь, успокоить ваше сердце, или у меня не будетъ ни языка, ни рукъ.
   Дѣвушки скоро заснули, и въ корчмѣ снова воцарилось мертвое молчан³е.
   Не спали только Мариторна и дочь хозяина. Зная, что за господинъ такой Донъ-Кихотъ; зная, что вооруженный съ головы до ногъ, онъ сторожитъ верхомъ на конѣ замокъ, онѣ задумали сыграть съ нимъ шутку, или, по крайней мѣрѣ, посмѣяться немного надъ его сумасбродными рѣчами.
   Нужно сказать, что на улицу въ корчмѣ выходило только маленькое отверст³е на сѣновалѣ, изъ котораго бросали внизъ сѣно. У этого то отверст³я расположились наши полудамы и увидѣли оттуда Донъ-Кихота. Верхомъ на конѣ, облокотясь на копье, рыцарь отъ времени до времени такъ тяжело и горестно вздыхалъ, какъ будто съ каждымъ вздохомъ готовился испустить духъ. "О, моя дама, Дульцинея Тобозская," восклицалъ онъ влюбленнымъ, томнымъ голосомъ, "верхъ красоты, совершенство ума, хранилище прелестей, совокупность всѣхъ достоинствъ; полнѣйшее олицетворен³е всего, что есть въ м³рѣ прекраснаго и благороднаго. Что дѣлаешь ты въ эту минуту? Вспоминаешь ли о плѣненномъ тобою рыцарѣ, добровольно идущемъ на встрѣчу столькимъ опасностямъ, для того только, чтобы служить тебѣ. О, извѣсти меня о ней трехлицая богиня! Завидуя ей, гдѣ видишь ты ее? Прогуливается ли она, въ эту минуту, по какой-нибудь галереѣ своего величественнаго замка, стоитъ ли, облокотясь на перила балкона, думая о томъ, какъ усмирить тревогу моего оскорбленнаго сердца, безопасно для своего велич³я и своей непорочности; какимъ блаженствомъ вознаградить мои труды, какимъ отдыхомъ мою усталость, какой милостью мои услуги и какой жизнью мою смерть. И ты, спѣшащее осѣдлать коней твоихъ, солнце. чтобы пораньше встрѣтить мою даму, снеси ей поклонъ отъ меня, но не дерзай напечатлѣть на ней поцалуй мира, или ты пробудишь во мнѣ большую ревность, чѣмъ пробудила въ тебѣ эта неблагодарная, заставившая тебя, любя и ревнуя, столько потѣть и бѣгать въ долинахъ Ѳессал³и, или на Пенейскихъ берегахъ; не помню, гдѣ именно".
   Этотъ трогательный монологъ былъ прерванъ дочерью хозяйки. "Добрый мой господинъ, будьте такъ добры, подъѣзжайте сюда," крикнула она рыцарю. Донъ-Кихотъ обернулся, и при свѣтѣ с³явшей, въ полномъ блескѣ, луны, разглядѣлъ маленькое отверст³е на чердакѣ, показавшееся ему окномъ, даже съ золотыми рѣшетками, какъ это и должно было быть въ такомъ великолѣпномъ замкѣ, какимъ казалась Донъ-Кихоту корчма. Онъ, конечно, въ ту же минуту, вообразилъ, что красавица, дочь владѣтеля самка, увлеченная любовью къ пр³ѣхавшему въ замокъ рыцарю, задумала какъ въ прошлый разъ очаровывать и искушать его. Чтобы не показаться не вѣжливымъ и неблагодарнымъ, рыцарь повернулъ крутомъ Россинанта и подъѣхалъ къ отверст³ю на сѣновалѣ. "Душевно жалѣю прекрасная дама", сказалъ онъ, замѣтивъ двухъ женщинъ, "что вы обратили ваши влюбленные взоры на того, кто не можетъ отвѣтить вамъ такъ, какъ, заслуживаетъ ваша прелесть и доброта. Но не вините этого жалкаго странствующаго рыцаря за то, что любовь не позволяетъ ему отдать оруж³е другой дамѣ, кромѣ той, которая стала безусловной владычицей его съ той минуты, какъ онъ ее увидѣлъ. Простите же мнѣ, прекрасная дама, и удалитесь въ свои покои. Не заставьте меня показаться еще болѣе неблагодарнымъ, выслушавъ ваше признан³е. И если ваша любовь ко мнѣ можетъ потребовать отъ меня чего бы то ни было, кромѣ моей любви, требуйте, и я клянусь очаровательнымъ врагомъ моимъ, котораго отсутств³е я теперь оплакиваю, сдѣлать все, хотя бы вы велѣли достать вамъ клочекъ волосъ Медузы, бывшихъ, какъ извѣстно, змѣями, или закупоренныхъ въ стклянкѣ солнечныхъ лучей".
   - Не этого нужно госпожѣ моей, сказала Мариторна.
   - Чего же нужно ей, скажите мнѣ, скромная дуэнья? спросилъ Донъ-Кихотъ.
   - Вашу прекрасную руку, сказала Мариторна. Пусть хоть на ней насытитъ госпожа моя ту ужасную страсть, которая привела ее сюда. Ахъ! еслибъ папенька ихъ узнали, что онѣ пришли сюда, они бъ изрубили госпожу мою такъ, что самымъ большимъ кускомъ отъ нее осталось бы ухо.
   - Хотѣлъ бы я это увидѣть, сказалъ Донъ-Кихотъ; но отецъ одумается, если не захочетъ произвести самаго страшнаго разрушен³я, какое производилъ когда бы то ни было родитель, дерзавш³й поднять руку на нѣжное тѣло своей влюбленной дочери.
   Вполнѣ увѣренная, что Донъ-Кихотъ подастъ руку дочери хозяина, Мариторна побѣжала въ конюшню, взяла тамъ недоуздокъ осла Санчо и вернулась съ нимъ на сѣновалъ въ ту самую минуту, когда Донъ-Кихотъ, приподнявшись, во весь ростъ, на сѣдлѣ, протянулъ руку къ рѣшетчатому окну, у котораго стояла, какъ онъ воображалъ, плѣненная имъ красавица.
   - Нате, берите эту руку, или скорѣе этого палача всѣхъ злодѣевъ, сказалъ онъ, протягивая руку; берите эту руку, которой не касалась еще рука ни одной женщины, даже той, которая владѣетъ всѣмъ моимъ существомъ. Даю вамъ ее не для поцалуевъ, но чтобы вы взглянули на плотность ея нервъ, на ширину венъ и расположен³е мускуловъ; судите по нимъ, какова должна быть сила этой руки.
   - Это мы увидимъ, сказала Мариторна, и сдѣлавши изъ недоуздка узелъ, охватила имъ кисть Донъ-Кихота, крѣпко привязавши другой конецъ недоуздка къ засову, которымъ запиралась дверь сѣновала.
   Донъ-Кихотъ скоро почувствовалъ жестокость веревки. "Прекрасная дама", сказалъ онъ, "вы скорѣе царапаете, чѣмъ ласкаете мою руку; не обходитесь съ ней такъ сурово, она неповинна въ томъ, что причинила вамъ не моя воля. Отмщая мнѣ, къ чему изливать всю силу вашего негодованья на такую незначительную часть моей особы, какъ эта рука. Подумайте, что-тотъ, кто любитъ такъ нѣжно, не мститъ такъ жестоко". Всѣхъ этихъ фразъ Донъ-Кихота, къ не счаст³ю, никто не слыхалъ, потому что какъ только Мариторна привязала его, въ ту же минуту обѣ дѣвушки, умирая со смѣху, убѣжали съ сѣновала, оставивъ несчастнаго рыцаря въ ловушкѣ, изъ которой ему не было никакой возможности освободиться. Онъ стоялъ, какъ мы уже говорили, вытянувшись во весь ростъ, на спинѣ Россинанта, съ рукой протянутой въ окошечку и привязанной въ засову двери сѣновала; и страшно безпокоился онъ, чтобы не двинулся какъ-нибудь конь, и не оставилъ его въ висячемъ положен³и. Несчастный рыцарь не смѣлъ сдѣлать ни малѣйшаго движен³я, хотя спокойный характеръ Россинанта ручался за то, что онъ онъ готовъ простоять неподвижно весь вѣкъ. Когда наконецъ Донъ-Кихотъ понялъ, что онъ просто на просто привязанъ, и что дамы исчезли, онъ вообразилъ, что опять находится подъ вл³ян³емъ какого то очарован³я, какъ въ прошлый разъ, когда его избилъ въ этомъ самомъ замкѣ очарованный мавръ. И онъ проклиналъ, втихомолку, свое неблагоразум³е: проклиналъ себя за то, что рѣшился пр³ѣхать во второй разъ въ тотъ замокъ, въ которомъ онъ испыталъ уже разъ столько непр³ятностей, тѣмъ болѣе, что у странствующихъ рыцарей постановлено правиломъ: если какое-нибудь предпр³ят³е разъ не удалось, это значитъ, что исполнить его предназначено другому рыцарю, и во второй разъ никто не обязанъ браться за такое дѣло, въ которомъ однажды онъ не имѣлъ успѣха. Донъ-Кихотъ потянулъ было въ себѣ руку, желая испытать, не въ состоян³и ли онъ будетъ освободить ее, но, въ несчаст³ю, она была такъ хорошо привязана, что всѣ попытки освободить ее оставались напрасны; онъ, впрочемъ, дергалъ руку немного осторожно, боясь, чтобы этимъ временемъ не двинулся Россинантъ. И при всемъ своемъ желан³и сѣсть на сѣдло, несчастный рыцарь принужденъ былъ стоять на немъ. Въ эту то минуту пожелалъ онъ обладать мечемъ Амадиса, разрушавшемъ всякое очарован³е; въ эту то минуту проклиналъ онъ звѣзду свою, думая о той ужасной потерѣ, которую станетъ испытывать вселенная тѣмъ временемъ, какъ онъ будетъ оставаться очарованнымъ (онъ совершенно убѣжденъ былъ, что ужъ онъ очаровавъ), въ эту то минуту онъ, болѣе чѣмъ когда-нибудь, вспомнилъ о своей возлюбленной дамѣ Дульцинеѣ Тобозской; въ эту то минуту кликнулъ онъ своего вѣрнаго оруженосца Санчо-Пансо, сладко храпѣвшаго, забывши все на свѣтѣ, на вьюкѣ своего осла; въ эту то минуту призывалъ онъ помочь ему мудрецовъ Алкифоа и Лирганда и добрую подругу свою Урганду. Но увы! ничего не помогло, и утро застало его въ такомъ грустномъ, такомъ безнадежномъ положен³и, что онъ мычалъ какъ быкъ, потерявши всякую надежду на то, чтобы день пособилъ его несчаст³ю. Онъ считалъ уже себя очарованнымъ навсегда, и думалъ, что недвижимо будетъ стоять онъ теперь съ конемъ своимъ, не кушая, не засыпая, не освѣжаясь ни однимъ глоткомъ воды, пока не превратится злое вл³ян³е звѣздъ, или пока не разочаруетъ его другой, болѣе мудрый волшебникъ.
   Но онъ ошибся въ своихъ предположен³яхъ. Рано утромъ въ корчмѣ подъѣхали четыре видныхъ, хорошо одѣтыхъ всадника, съ карабинами, привязанными въ сѣдламъ, и принялись сильно стучать въ запертыя ворота. Увидѣвъ ихъ, Донъ-Кихотъ громкимъ голосомъ закричалъ имъ съ того мѣста, на которомъ продолжалъ стоять на стражѣ:
   - Рыцари, или оруженосцы, или кто бы вы ни были: не стучите въ ворота этого замка, тамъ всѣ спятъ теперь; къ тому же крѣпостей никогда не отворяютъ прежде, чѣмъ успѣетъ солнце освѣтить всю землю. Удалитесь же и подождите гдѣ-нибудь до утра, тогда мы увидимъ, слѣдуетъ ли вамъ отворить ворота, или нѣтъ.
   - Какого чорта замокъ, или крѣпость, вы тутъ нашли, станемъ мы дожидаться, отвѣтилъ ему одинъ изъ всадниковъ. Если вы хозяинъ этой корчмы, такъ велите отворить ворота; мы накормимъ здѣсь только лошадей, и поѣдемъ дальше, потому что спѣшимъ.
   - Рыцарь! неужели я похожъ на хозяина корчмы? спросилъ Донъ-Кихотъ.
   - Право не знаю, на что вы похожи; знаю только, что вы городите чушь, называя эту корчму замкомъ.
   - Это замокъ, сказалъ Донъ-Кихотъ, и одинъ изъ лучшихъ здѣсь; въ немъ почиваютъ теперь особы, носивш³я скипетръ въ рукахъ и ворону на головѣ.
   - Лучше бы вы сказали на оборотъ, замѣтилъ путешественникъ: скипетръ на головѣ и корону въ рукахъ. Должно быть комед³анты остановились здѣсь, у нихъ короны и скипетры вещь очень обыкновенная; коронованныя же лица, не думаю, чтобы остановились въ такихъ грязныхъ корчмахъ.
   - Вы, какъ видно, понят³я не имѣете о тѣхъ приключен³яхъ, которыя такъ часто случаются съ странствующими рыцарями, отвѣчалъ Донъ-Кихотъ.
   Утомившись слушать Донъ-Кихота, всадники принялись снова стучать въ ворота, и на этотъ разъ такъ безпощадно, что всѣ въ корчмѣ проснулись и хозяинъ вышедъ спросить, кто это стучитъ?
   Въ эту минуту одинъ изъ коней пр³ѣзжихъ всадниковъ подошелъ приласкаться къ Россинанту; и какъ ни грустенъ былъ, повидимому. Россинантъ, стоя неподвижно, съ опущенными ушами, и поддерживая, вытянувшагося, во весь ростъ, господина своего, онъ все же былъ изъ мяса и крови, хотя и казалось, что изъ дерева, и не могъ не отвѣтить на ласки, такъ любовно подошедшаго къ нему коня. Но какъ только онъ двинулся съ мѣста, ноги Донъ-Кихота съѣхали съ сѣдла, и рыцарь повалился бы на землю, еслибъ не былъ привязанъ. Въ эту минуту онъ почувствовалъ такую страшную боль, какъ будто ему отрѣзывали или отрывали руку, и онъ повисъ на воздухѣ, почти касаясь, на бѣду свою, травы; мы сказали на бѣду свою, потому что Донъ-Кихотъ увеличивалъ свои страдан³я, вытягиваясь изо всѣхъ силъ, чтобы стать на землю, бывшую у него почти подъ ногами. Такъ несчастные, терзаемые пыткой подъ блокомъ, сами увеличиваютъ свои мучен³я, обманываемые надеждой коснуться земли.
  

Глава XLIV.

  
   Услышавъ пронзительные крики Донъ-Кихота, испуганный хозяинъ, отворивъ ворота, вышелъ узнать, кто это такъ страшно кричитъ. Мариторна же, догадавшись въ чемъ дѣло, скрытно побѣжала на сѣновалъ, отвязала тамъ руку Донъ-Кихота, и рыцарь упалъ на землю въ глазахъ хозяина и путешественниковъ, подошедшихъ къ нему съ вопросомъ, что заставило его такъ страшно кричать? Ничего не отвѣчая на это, Донъ-Кихотъ снялъ съ руки недоуздокъ, вскочилъ на Россинанта, прикрылся щитомъ, укрѣпивъ въ рукѣ копье, отъѣхалъ на нѣкоторое разстоян³е, чтобы выиграть пространство, и возвратившись легкимъ галопомъ назадъ, сказалъ хозяину и всадникамъ: "кто скажетъ, что я былъ очарованъ, тому я, съ позволен³я принцессы Миномиконъ, видаю перчатку и вызываю его на бой".
   Услышавъ это, всадники пришли въ невыразимое изумлен³е, но хозяинъ объяснилъ имъ въ чемъ дѣло, сказавши, это такой Донъ-Кихотъ, и что удивляться ему нечего, потому что онъ не въ своемъ умѣ.
   Всадники спросили послѣ того хозяина: не остановился ли у него въ корчмѣ юноша лѣтъ пятнадцати, или шестнадцати, одѣтый какъ погонщикъ, описавши при этомъ ростъ, лицо и друг³е признаки юноши, влюбленнаго въ Дону-Клару. Хозяинъ отвѣтилъ, что корчма теперь биткомъ набита всякимъ народомъ, и онъ рѣшительно не обратилъ вниман³я, есть ли здѣсь такой юноша, или нѣтъ. "Онъ здѣсь", воскликнулъ, въ эту минуту, одинъ изъ всадниковъ, замѣтивъ карету аудитора: "безъ всякаго сомнѣн³я здѣсь; вотъ та карета, за которой онъ, какъ говорятъ, идетъ слѣдомъ. Пускай же одинъ изъ насъ останется здѣсь", продолжалъ онъ, "а остальные отправятся искать его. Да одному не мѣшаетъ караулить и вокругъ корчмы, чтобы не позволить ему убѣжать черезъ заборъ".
   "Мы это и сдѣлаемъ", отвѣчалъ другой всадникъ; послѣ чего двое вошли на дворъ, трет³й остался у воротъ, а четвертый пошелъ обходить кругомъ дома. Хозяинъ не понималъ, въ чему все это дѣлается, хотя и догадался, что всадники отыскиваютъ того юношу, о которомъ они спрашивали.
   Между тѣмъ наступилъ день и разбудилъ вмѣстѣ съ крикомъ Донъ-Кихота ночевавшее въ корчмѣ общество, и раньше всѣхъ взволнованную Клару и Доротею. Онѣ не могли сомкнуть глазъ; одна, зная, что такъ близко отъ нея находится любимый ею юноша, другая, сгарая нетерпѣн³емъ увидѣть его. Донъ-Кихотъ же не помнилъ себя отъ гнѣва и досады, видя, что никто не отвѣчаетъ на его вызовъ и не обращаетъ на него никакого вниман³я; и если бы законы рыцарства позволяли рыцарю вступить въ бой, давши слово не пускаться ни въ какое приключен³е до тѣхъ поръ, пока не исполнитъ того, которое онъ поклялся привести къ концу, то Донъ-Кихотъ, безъ сомнѣн³я, напалъ бы на всѣхъ этихъ всадниковъ, и заставилъ-бы ихъ, волей не волей, отвѣтить на его вызовъ. Но такъ какъ ему нельзя было пуститься въ другое приключен³е, прежде возстановлен³я на тронѣ принцессы Миномиконъ, поэтому онъ вынужденъ былъ молчать, и ожидать, сложа руки, чѣмъ кончатся дѣлавш³яся на глазахъ его распоряжен³я всадниковъ. Одинъ изъ нихъ скоро нашелъ своего господина, спавшаго рядомъ съ настоящимъ погонщикомъ, не думая о томъ, что его ищутъ, и въ особенности о томъ, что его отъищутъ. "Господинъ донъ-Луи," сказалъ онъ юношѣ, взявши его тихонько за руку, "а, господинъ донъ-Луи; должно быть вы одѣты теперь совсѣмъ какъ слѣдуетъ такому господину, какъ вы, и постель то ваша какъ разъ такая, на какой слѣдовало бы спать молодому господину, окруженному дома такими нѣжными заботами своей матери". Юноша протеръ свои заспанные глаза и взглянувъ со вниман³емъ на того, это разбудилъ его, узналъ въ немъ слугу своего отца; эта неожиданная встрѣча такъ поразила его, что онъ нѣсколько минутъ не могъ проговорить ни слова. "Вамъ остается теперь, господинъ Донъ-Луи", продолжалъ между тѣмъ слуга, "покориться судьбѣ и отправиться домой, если вашей милости не угодно, чтобы господинъ мой, вашъ отецъ, отправился на тотъ свѣтъ, потому что горесть, испытываемая имъ въ разлукѣ съ вами, сведетъ его во гробъ".
   - Но какимъ образомъ узналъ мой отецъ, куда я отправился и въ какомъ платьѣ? спросилъ Донъ-Луи.
   - Такимъ образомъ, отвѣчалъ слуга, что одинъ студентъ, которому вы изволили открыть ваше намѣрен³е, тронутый скорбью, овладѣвшею вашимъ отцомъ, когда онъ не находилъ васъ болѣе въ своемъ домѣ, разсказалъ ему обо всемъ. Тогда господинъ нашъ поспѣшилъ послать въ погоню за вами четырехъ слугъ, и мы, какъ видите, всѣ четверо здѣсь, въ вашимъ услугамъ, довольные, какъ нельзя болѣе, тѣмъ, что можемъ отвести васъ туда, гдѣ такъ нѣжно васъ любятъ.
   - Это будетъ зависѣть отъ моего желан³я, или отъ велѣн³й неба - отвѣчалъ Донъ-Луи.
   - Ваша милость, сказалъ слуга, что можетъ повелѣть небо, и что остается пожелать вамъ, если не возвратиться домой; ничего другаго сдѣлать вы не' можете.
   Слыша этотъ разговоръ, молодой погонщикъ, лежавш³й возлѣ Донъ-Луи, всталъ съ своего мѣста и поспѣшилъ разсказать обо всемъ донъ-Фернанду, Карден³о и другимъ лицамъ, которыя встали уже и одѣвались. Погонщикъ сказалъ, что неизвѣстный человѣкъ называетъ спавшаго на дворѣ юношу донъ, и хочетъ отвести его домой, а юноша несоглашается. Всѣ, слышавш³е восхитительный голосъ, которымъ небо одарило мнимаго погонщика, пожелали узнать, что это за таинственный юноша, и въ случаѣ чего рѣшились даже защитить его отъ насил³я слугъ; съ этимъ намѣрен³емъ мужчины отправились туда гдѣ находились увѣщевавш³й слуга и споривш³й съ нимъ господинъ.
   Въ эту самую минуту, изъ комнаты своей вышла и Доротея вмѣстѣ съ взволнованной Кларой. Отведши въ сторону Карден³о, Доротея коротко передала ему истор³ю любви пѣвца и Клары, а Карден³о сказалъ ей, въ свою очередь, что за пѣвцомъ пр³ѣхали теперь, посланные отцомъ его, слуги; это извѣст³е до того испугало слышавшую Карден³о Клару, что она упала бы на полъ, еслибъ Доротея не поддержала ее. Карден³о попросилъ Доротею увести Клару въ ея комнату. обѣщая уладить это дѣло. Въ комнату между тѣмъ вошелъ Донъ-Луи въ сопровожден³и своихъ слугъ. Они уговаривали юношу возвратиться домой безъ замедлен³я и утѣшить огорченнаго отца. Донъ-Луи отвѣчалъ, что сдѣлать этого никакимъ образомъ не можетъ. пока не окончитъ чего то такого, что касается его жизни, чести и души. Слуги рѣшились намекнуть ему, что въ крайнемъ случаѣ, они увезутъ его силою. "Но только мертвымъ" отвѣтилъ юноша. "Какъ бы вы меня ни отвозили, но повторяю вамъ: вы отвезете только трупъ мой". Споръ этотъ привлекъ вниман³е аудитора, донъ-Фернанда, товарищей его, Карден³о, священника, цирюльника и Донъ-Кихота. нашедшаго, что ему не къ чему долѣе сторожить замокъ. Карден³о, звавш³й уже истор³ю мнимаго погонщика, спросилъ слугъ, зачѣмъ они хотятъ увести ег

Другие авторы
  • Глинка Александр Сергеевич
  • Раскольников Федор Федорович
  • Журавская Зинаида Николаевна
  • Иванов-Классик Алексей Федорович
  • Орлов Сергей Иванович
  • Веселовский Юрий Алексеевич
  • Дашков Дмитрий Васильевич
  • Маширов-Самобытник Алексей Иванович
  • Заблудовский Михаил Давидович
  • Ознобишин Дмитрий Петрович
  • Другие произведения
  • Фонвизин Павел Иванович - Письма Павла Ивановича Фонвизина Ивану Ивановичу Мелиссино
  • Леткова Екатерина Павловна - О Ф. М. Достоевском
  • Григорьев Сергей Тимофеевич - Морской узелок
  • Фишер Куно - Краткая библиография изданий на русском языке
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Этюды. Популярные чтения Шлейдена. Перевод с немецкого профессора Московского университета Калиновского
  • Щебальский Петр Карлович - Правление царевны Софии
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Московский театр
  • Большаков Константин Аристархович - Царь и поручик
  • Добролюбов Николай Александрович - Собеседник любителей российского слова
  • Соловьев-Андреевич Евгений Андреевич - Александр Герцен. Его жизнь и литературная деятельность
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
    Просмотров: 146 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа