Главная » Книги

Сервантес Мигель Де - Дон-Кихот Ламанчский (Часть первая), Страница 14

Сервантес Мигель Де - Дон-Кихот Ламанчский (Часть первая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

лъ Донъ-Кихота совершенно голаго, желтаго, высохшаго какъ щепка, умирающаго отъ голода, и все вздыхающаго по своей дамѣ; что онъ передалъ ему приказан³е Дульцинеи тотчасъ же отправиться въ Тобоэо, гдѣ она его ожидаетъ; но рыцарь отвѣтилъ, что онъ рѣшился не показываться на глаза ей, пока не совершитъ такихъ подвиговъ, которые сдѣлаютъ его достойнымъ благосклонности своей чудесной дамы. Только, если онъ останется еще нѣсколько дней въ этой трущобѣ, продолжалъ Санчо, то, клянусь Богомъ, не быть ему не только императоромъ, какъ онъ положилъ себѣ, но даже арх³епископомъ, а это ужъ самое худое, что онъ можетъ сдѣлать. Подумайте, ради Бога, какъ бы это вытащить его оттуда.
   Священникъ просилъ Санчо ни о чемъ не безпокоиться, увѣривъ его, что онъ заставитъ Донъ-Кихота разстаться съ его страдан³ями. Послѣ этого онъ сообщилъ Карден³о и Доротеѣ средство, придуманное имъ, для исцѣлен³я, или, по крайней мѣрѣ возвращен³я рыцаря домой. Доротея сама предложила взять на себя роль гонимой дѣвы; она бралась исполнить ее лучше цирюльника, тѣмъ болѣе, что съ нею былъ и нарядъ, подходящ³й къ этой роли, благодаря которому она могла разыграть комед³ю какъ нельзя болѣе натурально. Доротея увѣряла, что прочитавъ довольно рыцарскихъ книгъ, она въ совершенствѣ знаетъ какъ взяться за это дѣло, и какимъ языкомъ слѣдуетъ говорить съ странствующимъ рыцаремъ.
   - Тѣмъ лучше, воскликнулъ священникъ, и намъ остается только скорѣе приняться за дѣло. Судьба рѣшительно склоняется на нашу сторону, не думая, не гадая, мы, сударыня и милостивый государь, явились въ вашемъ дѣлѣ оруд³емъ судьбы, предназначеннымъ отворить вамъ двери надежды, и въ-тоже время самимъ намъ, въ лицѣ вашемъ, является неожиданная помощь, въ которой мы такъ нуждаемся.
   Въ ту же минуту Доротея достала изъ своего узелка богатую юбку и парчевое покрывало, а изъ ящика жемчужное ожерелье и нѣсколько другихъ драгоцѣнныхъ уборовъ, и, спустя нѣсколько времени, нарядилась какъ настоящая принцесса. Наряды эти взяла она съ собой, по ея словамъ, на случай какой-нибудь непредвидѣнной нужды, которой, до сихъ поръ, ей, впрочемъ, не представлялось. Увидѣвъ ее въ этомъ пышномъ костюмѣ всѣ были очарованы ея своеобразной красотой, и нашли, что донъ-Фернандъ, должно быть, человѣкъ безъ всякаго вкуса, если добровольно отказался отъ такой прелести. Но всѣхъ болѣе удивленъ и очарованъ былъ Санчо. Никогда въ жизни ему не случалось видѣть такой восхитительной красавицы; и онъ, сгорая отъ любопытства, спросилъ священника, что это за удивительная дана такая, и чего ей нужно въ этихъ горахъ?
   - Эта прекрасная дама, другъ мой Санчо, отвѣтилъ священникъ, ни болѣе, ни менѣе какъ наслѣдница, въ прямой лин³я, отъ мужчины къ мужчинѣ, великаго Микомиконскаго царства, а ищетъ она въ этихъ горахъ твоего господина, чтобы попросить его исправить зло, причиненное ей однимъ великаномъ. Громкая слава, которую стяжалъ во всемъ м³рѣ твой господинъ, какъ знаменитѣйш³й странствующ³й рыцарь, дошла до слуха этой принцессы, и она, съ Гвинейскихъ береговъ, рѣшилась отправиться пряно сюда, отыскать здѣсь Донъ-Кихота и вручить ему свою судьбу.
   - Счастливая мысль и счастливая находка, воскликнулъ восхищенный Санчо, если только господинъ мой захочетъ выслушать ея просьбу и исправить зло, надѣланное ей этой сволочью великаномъ. Чортъ меня возьми, да онъ убьетъ его, этого великана, если только это не какое-нибудь привидѣн³е, потому что справляться съ привидѣн³ями не подъ силу даже моему господину. Но, ваша милость, есть у меня к вамъ просьбица. Вотъ что я думаю; чтобы отбить у моего господина охоту сдѣлаться арх³епископомъ, чего я пуще огня боюсь, присовѣтуйте вы ему сейчасъ же обвѣнчаться съ этой принцессой; женатому человѣку нельзя поступить въ епископы, и онъ, волей неволей, сдѣлается императоромъ, а мнѣ больше ничего не нужно. Я, ваша милость, все разсчиталъ, и вижу, что совсѣмъ мнѣ не на руку это арх³епископство, я нисколько не гожусь для церкви; къ тому же, на бѣду мою, я женатъ; и если начать хлопотать, чтобы мнѣ, человѣку семейному, дозволили пользоваться доходами съ духовной бенефиц³и, это значитъ: пиши пропало - ни къ какому концу не придешь. Все дѣло теперь въ томъ, чтобы господинъ мой женился, какъ можно скорѣй, на этой дамѣ, которой я не называю по имени, потому что не знаю, какъ ее зовутъ.
   - Зовутъ ее принцессою Микомиконъ, отвѣчалъ священникъ; такъ какъ царство ея называется Микомиконскимъ, по этому она должна называться принцессою Микомиконъ.
   - Ясное дѣло, сказалъ Санчо; мнѣ въ частую, доводилось видѣть господъ, называвшихся по имени того мѣста, гдѣ они родились: зналъ я, напримѣръ, Петра Алканскаго, Ивана Убедскаго, Д³его Вальядолидскаго, и, должно быть, что въ этой Гвинейской землѣ царицы называются по имени своихъ царствъ.
   - Должно быть что такъ, согласился священникъ, а о женитьбѣ твоего господина, пожалуйста, не безпокойся. Я употреблю все мое краснорѣч³е, чтобы убѣдить его обвѣнчаться съ этой принцессой.
   Санчо остался до нельзя доволенъ этимъ обѣщан³емъ священника, удивлявшагося тому, какъ заразительно подѣйствовало безум³е рыцаря на его оруженосца, вполнѣ увѣреннаго, что господинъ его, долженъ, рано или поздно, сдѣлаться императоромъ.
   Доротея между тѣмъ усѣлась на мула священника, цирюльникъ привязалъ себѣ бороду изъ коровьяго хвоста, и Санчо получилъ приказан³е вести ихъ къ Донъ-Кихоту, но не подавать и виду, будто онъ знаетъ священника и цирюльника; - его увѣрили, что, только, въ такомъ случаѣ, Донъ-Кихоту можно будетъ сдѣлаться императоромъ. Священникъ и Карден³о отказались сопутствовать имъ; Карден³о, боясь, чтобы Донъ-Кихотъ не припомнилъ бы недавней ихъ ссоры, священникъ же считалъ присутств³е свое, теперь, совершенно лишнимъ. Они пустили Доротею, Санчо и цирюльника ѣхать впередъ, а сами, не торопясь, поплелись за ними, пѣшкомъ. Дорогою священникъ считалъ не лишнимъ подъучить немного Доротею, что слѣдовало ей дѣлать, но мнимая принцесса просила его не безпокоиться, увѣряя, что все будетъ сдѣлано совершенно такъ, какъ описываются подобныя происшеств³я въ рыцарскихъ книгахъ.
   Проѣхавъ съ три четверти мили, они открыли наконецъ, между скалами, Донъ-Кихота, успѣвшаго уже одѣться, но еще безъ оруж³я. Доротея, замѣтивъ его, и узнавъ отъ Санчо, что это былъ Донъ-Кихотъ, выѣхала впередъ, а цирюльникъ съ своей привязанной бородой поѣхалъ сзади. Приблизившись къ рыцарю, мнимый оруженосецъ поспѣшилъ соскочить на землю, подбѣжалъ къ Доротеѣ и помогъ ей сойти съ ея мула; послѣ чего принцесса подошла къ Донъ-Кихоту, упала передъ нимъ на колѣни, и оставаясь коленопреклоненной, не смотря на усил³я рыцаря заставить ее приподняться, сказала ему: "я не встану, о мужественный и грозный рыцарь, пока вы не дадите мнѣ слово совершить одно дѣло, которое возвыситъ вашу славу и защититъ и утѣшитъ дѣву, претерпѣвшую такое оскорблен³е, какого не освѣщало еще солнце. И если правда, что мужество вашей непобѣдимой руки соотвѣтствуетъ стяженной вами безсмертной славѣ, то вы должны помочь несчастной, приходящей по слѣдамъ вашихъ великихъ подвиговъ, изъ странъ далекихъ, просить васъ о помощи."
   - Прекрасная и благородная дана, отвѣчалъ Донъ-Кихотъ, пока вы будете стоять на колѣняхъ, до тѣхъ поръ я не отвѣчу вамъ и не стану слушать васъ.
   - А я не встану до тѣхъ поръ, продолжала оскорбленная принцесса, пока вы не дадите мнѣ слово исполнить то, что а васъ прошу.
   - Даю вамъ его, сказалъ рыцарь, если только вы не попросите меня совершить что-нибудь вредное или унизительное для моего короля, отечества и той, которая держитъ въ рукахъ своихъ ключъ отъ моего сердца и моей свободы.
   - Я не прошу у васъ ничего подобнаго, отвѣтила принцесса. Но, пока она собиралась высказать въ чемъ дѣло, Санчо успѣлъ подойти въ своему господину и шепнуть ему на ухо: "клянусь Богомъ, ваша милость, вы смѣло можете пообѣщать ей то, что она проситъ у васъ, - это самое пустячное дѣло, всего то нужно укокошить какого то негодяя великана, а несчастная госпожа, просящая у васъ такой пустячной услуги, это принцесса Микомиконъ, царица большаго Микомиконскаго царства, в Эѳ³оп³и.
   - Кто бы она ни была, отвѣчалъ Донъ-Кихотъ, я сдѣлаю только то, что мнѣ велитъ мой долгъ и моя совѣсть; и обратясь за тѣмъ къ гонимой дѣвѣ, сказалъ ей: прошу васъ, прекрасная дана, встать; я обѣщаю вамъ исполнить то, что вы попросите у меня.
   - О, когда такъ, воскликнула принцесса, то прошу васъ, велик³й рыцарь, тотчасъ послѣдовать за иною туда, куда я васъ поведу; съ услов³емъ, что до тѣхъ поръ, пока вы не отмстите за меня измѣннику, который, поправъ законы божеск³е и человѣческ³е, отнялъ у меня мое царство, вы не вдадитесь ни въ какое другое приключен³е.
   - Обѣщаю, повторилъ Донъ-Кихотъ, и прошу васъ съ этой минуты подавить въ себѣ снѣдающее васъ горе и воскресить ваши увядш³я надежды. При помощи Бога и моей руки, вы скоро возвратитесь въ ваше царство, и возсядете на славный тронъ вашихъ предковъ, поправъ супостата. Двинемся же безъ замедлен³я въ путь, потому что, правду говорятъ - опасность въ промедлен³и. Просящая дѣва сдѣлала видъ, будто желаетъ поцѣловать руку Донъ-Кихота, но изящный и вѣжливый рыцарь ни за что на это не согласился. Напротивъ того, онъ самъ почтительно поцѣловалъ ей руку, и потомъ вслѣдъ Санчо осѣдлать Россинанта и подать оруж³е.
   Санчо исполнилъ приказан³е своего господина: осѣдлалъ Россинанта, потомъ снялъ оруж³е Донъ-Кихота съ дуба, на которомъ оно висѣло, какъ трофей и помогъ рыцарю надѣтъ его. Увидѣвъ себя во всемъ блескѣ своего боеваго наряда, Донъ-Кихотъ громко воскликнулъ: "теперь съ помощью Бож³ей, подадимъ сами помощь этой высокой дамѣ". Между тѣмъ цирюльникъ все еще стоялъ колѣнопреклоненный, съ трудомъ удерживаясь отъ смѣха и поддерживая бороду, которая своимъ паден³емъ могла разстроить все дѣло. Когда же Донъ-Кихотъ не только далъ нужное обѣщан³е Доротеѣ, но уже отправился исполнять его, цирюльникъ всталъ наконецъ, взялъ принцессу тою рукою, которая не была у него занята бородой, и при помощи самаго рыцаря усадилъ ее на мула; послѣ чего Донъ-Кихотъ сѣдъ верхомъ на Россинанта, цирюльникъ устроился себѣ на своемъ мулѣ, и только бѣдный Санчо долженъ былъ путешествовать пѣшкомъ, что заставило его еще разъ вздохнуть о своемъ потерянномъ ослѣ. На этотъ разъ онъ, впрочемъ легче переносилъ бѣду, ибо ему казалось, что господинъ его находится теперь на пряномъ пути къ императорскому трону; онъ нимало не сомнѣвался, что Донъ-Кихотъ женится на принцессѣ Микомиконъ и станетъ, на худой конецъ, царемъ микомиконскимъ; и если что печалило его теперь, такъ только то, что будущее царство его господина находится въ землѣ черныхъ людей. Но пылкое воображен³е оруженосца вскорѣ утѣшило его и въ этомъ горѣ: мнѣ то какая бѣда, думалъ онъ, что у меня будутъ черные рабы; вѣдь не забавляться же я стану съ ними, а переправлю ихъ въ Испан³ю, обмѣняю здѣсь на чистыя денежки, куплю себѣ на эти деньги какое-нибудь имѣньице, и беззаботно проведу въ немъ остатокъ дней моихъ. Что, въ самомъ дѣлѣ, слѣпой я, или дуракъ, чтобы не съумѣть продать тысячъ тридцать или сорокъ рабовъ своихъ такъ же легко, какъ сжечь пукъ сѣна. Маленьк³й я или велик³й, а только дѣлишки свой съумѣю устроить, съумѣю обратить, въ своемъ карманѣ, этотъ черный народецъ въ бѣлый или желтый, хотя бы онъ былъ черенъ какъ душа самаго чорта. Пусть мнѣ только дадутъ его, а тогда посмотримъ, таковск³й ли я человѣкъ, чтобы сидѣть розиня ротъ. Погруженный въ эти сладостныя мечтан³я, Санчо отъ радости забывалъ неудобство путешествовать на своихъ двухъ ногахъ.
   Карден³о и священникъ глядѣли на всю эту сцену изъ-за хворостника, покрывавшаго горы, и не знали какъ бы имъ присоединиться къ лицамъ, сопровождавшимъ Донъ-Кихота. Вскорѣ однако находчивый священникъ, отыскалъ средство выпутаться изъ своего затруднительнаго положен³я. При помощи находившихся въ футлярѣ его ножницъ, онъ ловко обрѣзалъ бороду Карден³о, накинулъ на него свою черную мант³ю и надѣлъ свой черный колетъ, самъ оставшись въ одномъ камзолѣ и панталонахъ. Нарядъ этотъ до того измѣнилъ Карден³о, что онъ, кажется, самъ себя не узналъ бы, взглянувшись въ зеркало. Отправившись послѣ того въ путь, онъ достигъ съ Карден³о большой дороги ранѣе Донъ-Кихота и его спутниковъ, потому что хотя послѣдн³е сначала значительно уѣхали впередъ, но благодаря скаламъ и хворостнику, затруднявшимъ ихъ путешеств³е, они не могли двигаться верхомъ такъ быстро, какъ пѣш³е.
   По выходѣ изъ горъ Карден³о и священникъ остановились, и когда послѣдн³й завидѣлъ Донъ-Кихота, онъ началъ пристально всматриваться въ него, а потомъ какъ будто узнавши рыцаря, кинулся въ нему съ распростертыми объят³ями, крича во всю глотку: "привѣтствую зеркало рыцарства, мужественнаго земляка моего Донъ-Кихота Ламанчскаго, цвѣтъ изящества, помощь и защиту скорбящихъ и квинтессенц³ю странствующихъ рыцарей!" Говоря это онъ шелъ, обнявши лѣвую ляжку Донъ-Кихота, который съ изумлен³емъ слушалъ и глядѣлъ на священника, не зная кто это привязался къ нему? но, вглядѣвшись внимательно, онъ узналъ наконецъ своего друга лиценц³ата. Никакъ не ожидая встрѣтить его въ такомъ мѣстѣ, Донъ-Кихотъ хотѣлъ было сойти съ коня, но священникъ ни за что не согласился на это.
   - Позвольте мнѣ распорядиться, господинъ лиценц³антъ, какъ и знаю, говорилъ Донъ-Кихотъ; мнѣ не слѣдуетъ ѣхать верхомъ въ то время, какъ ваше преподоб³е идете пѣшкомъ.
   - Нѣтъ, нѣтъ, я ни за что на это не соглашусь, возражалъ священникъ; на конѣ вы кидаетесь на встрѣчу величайшимъ опасностямъ и совершаете чудеснѣйш³е подвиги, как³е только видѣло наше время; оставайтесь же ваше велич³е, верхомъ; а мнѣ, недостойному священнику, позвольте помѣститься на мулѣ, позади кого-нибудь изъ этихъ господъ, сопутствующихъ вашему велич³ю; и я буду воображать, что путешествую на самомъ Пегасѣ или на той зебрѣ, на которой странствовалъ знаменитый мавръ Музаракъ, пребывающ³й понынѣ очарованнымъ въ Зулемской пещерѣ, близъ великаго города Комплуто.
   - Я увѣренъ, отвѣчалъ Донъ-Кихотъ, что принцесса, во имя любви ко мнѣ, велитъ своему оруженосцу уступить вамъ мѣсто на сѣдлѣ своего мула, а самому помѣститься сзади, если ужь суждено этому несчастному мулу везти на себѣ двоихъ.
   - Конечно, отвѣчала принцесса; только приказывать этого моему оруженосцу не къ чему; онъ научился такой вѣжливости и предупредительности при моемъ дворѣ, что ни за что не допуститъ духовную особу идти пѣшкомъ, когда можетъ предложить ей ѣхать верхомъ.
   - Конечно не допущу, проговорилъ цирюльникъ, и въ ту же минуту, соскочивъ съ мула, предложилъ свое сидѣнье священнику, принявшему это предложен³е безъ дальнихъ околичностей. Къ несчаст³ю, мулъ этотъ былъ наемный, а слѣдственно съ норовомъ, такъ что когда цирюльникъ собирался сѣсть на него сзади священника, онъ такъ брыкнулъ задними ногами, что еслибъ хватилъ ими не въ воздухъ, а въ голову или брюхо синьора Николая, то синьоръ этотъ, по всей вѣроятности, проклялъ бы пришеств³е въ м³ръ Донъ-Кихота. Не претерпѣвъ особеннаго вреда, онъ тѣмъ не менѣе свалился на землю, порядкомъ ударился и что хуже всего, лишился бороды, отвязавшейся въ минуту его паден³я. Очутившись безъ бороды, цирюльникъ закрылъ лицо руками и принялся вопить о томъ, будто проклятое животное разбило ему челюсти. Увидѣвъ отдѣльно лежащую на землѣ бороду оруженосца безъ куска кожи и капли крови, Донъ-Кихотъ съ удивлен³емъ воскликнулъ: "вотъ чудо, у этого человѣка бороду какъ будто мечомъ отсѣкли, такъ удивительно оторвалась она".
   Священникъ видя, что дѣло принимаетъ дурной оборотъ, поспѣшилъ взять бороду и отнести ее цирюльнику, продолжавшему, лежа на землѣ, глухо вопить. Прислонивъ въ себѣ голову цирюльника, священникъ въ одну минуту привязалъ ему бороду, бормоча как³я то непонятныя слова, полныя, какъ утверждалъ онъ, чудесной силы, помогавшей всякой бородѣ мгновенно приростать въ прежнему мѣсту. И дѣйствительно, когда онъ удалился отъ мнимаго оруженосца, то послѣдн³й казался такимъ же здоровымъ и бородатымъ, какъ прежде. Это быстрое исцѣлен³е изумило Донъ-Кихота, и онъ просилъ священника, когда-нибудь, въ свободное время, передать ему эти чудесныя слова, которыя должны были, по его мнѣн³ю, не только прирощать бороды въ прежнимъ ихъ мѣстамъ, но и обладать болѣе могущественной силой, потому что въ тѣхъ случаяхъ когда оторвана борода, должно пострадать и тѣло, а слѣдственно, все что исцѣляетъ одно, должно исцѣлять и другое. Священникъ обѣщалъ повторить свои чудесныя слова Донъ-Кихоту при первомъ удобномъ случаѣ.
   Послѣ всего этого рѣшено было, что священникъ одинъ поѣдетъ на мулѣ, а цирюльникъ и Карден³о будутъ, отъ времени до времени, поперемѣнно занимать его мѣсто, пока они не пр³ѣдутъ въ корчму, до которой оставалось еще мили двѣ. Такимъ образомъ вся группа раздѣлилась на конныхъ и пѣшихъ: Донъ-Кихотъ, священникъ и принцесса ѣхали верхомъ; цирюльникъ, Санчо и Карден³о шли пѣшкомъ.
   - Теперь, ваше высочество, ведите насъ куда знаете, сказалъ Донъ-Кихотъ принцессѣ. Но прежде чѣмъ принцесса успѣла что-нибудь отвѣтить, священникъ спросилъ ее: "государыня! въ какое царство намѣрены вы вести насъ; не въ Микомиконское ли? Должно быть такъ, или я ничего не смыслю въ царствахъ.
   Доротея догадалась, въ чему это было сказано, и быстро отвѣтила: "вы угадали, я отправляюсь, именно въ это царство".
   - Въ такомъ случаѣ путь вашъ лежитъ прямо черезъ мою деревню, отвѣчалъ священникъ; оттуда вы отправитесь въ Картагену, гдѣ съ помощью Бож³ей, можете сѣсть на корабль; и я полагаю, что при попутномъ вѣтрѣ, спокойномъ морѣ и безоблачномъ небѣ, вы можете лѣтъ черезъ девять быть въ виду большаго озера Меонскаго, то есть Палусъ Меогладскаго, отстоящаго на сто дней пути отъ царства вашего высочества.
   - Вы, кажется, немного ошибаетесь, отвѣчала принцесса; я покинула свое царство не болѣе двухъ лѣтъ тому назадъ, плыла безъ попутнаго вѣтра, и однако успѣла, въ течен³и этого времени, найти рыцаря Донъ-Кихота Ламанчскаго, громъ славы котораго поразилъ слухъ мой, какъ только ступила я на землю Испан³и. Молва о безпримѣрныхъ подвигахъ его побудила меня отыскать этого рыцаря и поручить себя и мое правое дѣло мужеству его непобѣдимой руки.
   - Довольно, довольно, принцесса, воскликнулъ Донъ-Кихотъ, прервите, ради Бога, ваши похвалы - я врагъ всякой дести; и если вы даже не хотите льстить мнѣ, то все же эти хвалебныя слова звучатъ непр³ятно у меня въ ушахъ. Я вамъ скажу одно: мужественъ ли я или нѣтъ, я буду служить вамъ, до конца дней моихъ, тѣмъ количествомъ мужества, которымъ обладаю; и довольно объ этомъ. Теперь мнѣ хотѣлось бы узнать, что привело сюда господина лиценц³анта, одного, безъ всякой прислуги, и такъ легко одѣтаго, что я просто испугался.
   - Я коротко отвѣчу вамъ на это - сказалъ священникъ. Я и общ³й нашъ другъ цирюльникъ, синьоръ Николай, отправляемся въ Севилью получить не маленьк³я деньги - тысячъ шестьдесять п³астровъ - присланныя мнѣ однимъ моимъ родственникомъ, уѣхавшимъ нѣсколько лѣтъ тому назадъ въ Инд³ю. Вчера на насъ напали здѣсь четыре вора и обобрали, буквально, до самой бороды, такъ что господинъ цирюльникъ принужденъ былъ нацѣпить себѣ фальшивую бороду, а вотъ этого господина (онъ указалъ на Карден³о), они раздѣли до нага. Но что всего интереснѣе, говорятъ, будто это были каторжники, освобожденные какимъ-то, особеннаго рода, храбрецомъ, который, не устрашившись ни коммисара, ни сопровождавшей арестантовъ стражи, отпустилъ всѣхъ ихъ на волю. Господинъ этотъ, должно быть, полуумный или величайш³й злодѣй, безъ души и совѣсти; иначе онъ не рѣшился бы впустить волка въ стадо овецъ, лисицу въ курятникъ и напустить шершеня на медъ. Онъ попралъ правосуд³е, возсталъ противъ своего короля, указомъ котораго онъ такъ явно пренебрегъ, отнялъ у галеръ работающ³я на нихъ силы и разбудилъ, давно уже отдыхавшую, святую Германдаду. Словомъ, онъ рѣшился погубить свою душу, не вознаградивъ ничѣмъ своего тѣла.
   Нужно замѣтить, что Санчо разсказалъ передъ тѣмъ священнику извѣстное происшеств³е съ каторжниками, изъ котораго господинъ его вышелъ съ такою славою; поэтому-то священникъ и упомянулъ о немъ, желая узнать, что отвѣтитъ Донъ-Кихотъ. При каждомъ словѣ священника несчастный рыцарь мѣнялся въ лицѣ и не дерзалъ объявить, что это онъ освободилъ брат³ю, отправлявшуюся на галеры. "Вотъ", продолжалъ между тѣмъ священникъ, "какого рода молодцы обобрали насъ вчера до нитки. И да проститъ Господь, въ своемъ безграничномъ милосерд³и, тому, это не допустилъ ихъ претерпѣть заслуженнаго ими наказан³я".
  

Глава XXX.

  
   - А знаетъ-ли, ваша милость, сказалъ священнику Санчо, кто это отличился такъ? мой господинъ; хоть я и просилъ его тогда подумать о тонъ, что намѣревается онъ дѣлать; говорилъ ихъ милости, что освобождать мошенниковъ, осужденныхъ за свои плутни работать на галерахъ, значитъ принимать на свою душу велик³й грѣхъ.
   - Болванъ! воскликнулъ Донъ-Кихотъ; развѣ обязаны странствующ³е рыцари, встрѣчая на большихъ дорогахъ несчастныхъ, униженныхъ и закованныхъ въ цѣпи справляться о томъ, за что ихъ заковали: за добродѣтели или за плутни? Дѣло рыцаря пособить имъ, обращая вниман³е только на ихъ бѣдств³я, а не на ихъ преступлен³я. Я встрѣтилъ несчастныхъ, прикованныхъ къ одной цѣпи, и сдѣлалъ то, что долженъ былъ сдѣлать, какъ рыцарь, а что будетъ послѣ, мнѣ до этого дѣла нѣтъ. И тому, кто вздумалъ бы возражать мнѣ на это, кромѣ почтеннаго господина лиценц³анта, котораго священный самъ я вполнѣ уважаю; я бы отвѣтилъ, что онъ ничего не смыслитъ въ обязанностяхъ рыцаря и доказалъ бы это ему мечемъ или копьемъ, пѣш³й или верхомъ, или какъ ему тамъ угодно бы было. Сказавши это, Донъ-Кихотъ укрѣпился на стременахъ и надвинулъ шлемъ на самые глаза; цирюльнич³й же тазъ, принимаемый имъ за шлемъ Мамбрена, онъ возилъ привязаннымъ въ арчаку своего сѣдла, въ ожидан³и того времени, когда онъ исправитъ его и уничтожитъ слѣды, оставленные на немъ грубыми руками освобожденныхъ имъ каторжниковъ.
   Умная и лукавая Доротея, знавшая о помѣшательствѣ Донъ-Кихота и понимавшая, что надъ нимъ смѣются всѣ, кромѣ Санчо, рѣшилась тоже вмѣшаться въ разговоръ: "благородный рыцарь". сказала она ему, "прошу не забывать даннаго мнѣ слова: не вступать до извѣстнаго времени ни въ какую битву, какъ бы она ни была важна. Успокойтесь и вѣрьте, что если-бы господинъ лиценц³антъ зналъ, какой сильной рукѣ обязаны каторжники своимъ освобожден³емъ, то онъ три раза приложилъ бы печать молчан³я къ своимъ устамъ и три раза прикусилъ бы себѣ языкъ, прежде чѣмъ вымолвить хоть одно, непр³ятное для васъ слово.
   - Клянусь Богомъ, воскликнулъ священникъ, я прежде вырвалъ бы себѣ усъ, чѣмъ рѣшился бы на что-нибудь подобное.
   - Молчу, благородная дама, сказалъ Донъ-Кихотъ; я подавлю справедливый гнѣвъ, пробудивш³йся въ моей душѣ, и буду тихъ и спокоенъ до тѣхъ поръ, пока не выполню даннаго вамъ обѣщан³я. Но, прошу васъ, скажите мнѣ, если только это не особенно непр³ятно вамъ: какого рода ваше несчаст³е, и что это за люди, которымъ мнѣ предстоитъ отмстить за васъ. Как³е они, сколько ихъ?
   - Я съ удовольств³емъ разскажу вамъ все это, отвѣчала Доротея, если только вамъ не скучно будетъ выслушать длинный рядъ моихъ несчаст³й.
   - О, нѣтъ, нисколько - отвѣтилъ рыцарь.
   - Въ такомъ случаѣ, прошу вашего вниман³я сказала Доротея.
   Въ ту же минуту Карден³о и цирюльникъ помѣстились возлѣ нее, интересуясь узнать, какъ она разскажетъ свою небывалую истор³ю; Санчо сдѣлалъ тоже самое, обманутый подобно своему господину мнимымъ титломъ Доротеи. Поправившись на сѣдлѣ и слегка кашлянувъ, Доротея весьма развязно и мило разсказала слѣдующую истор³ю:
   "Прежде всего я должна сказать вамъ, что меня зовутъ..." начала она, да тутъ и заикнулась, позабывъ какъ оѵреотилъ ее священникъ; послѣдн³й къ счаст³ю, догадавшись въ чемъ дѣло, быстро явился на помощь.
   - Мы нисколько не удивляемся, сказалъ онъ Доротеѣ, что вашимъ высочествомъ овладѣваетъ смятен³е при воспоминан³и о вашихъ несчаст³яхъ. Несчаст³е часто отнимаетъ память у своихъ жертвъ; онѣ забываютъ иногда даже свои крестныя имена, какъ это случилось теперь, если не ошибаюсь, и съ вашимъ высочествомъ, забывшемъ, что васъ зовутъ принцесса Микомиконъ, какъ законную наслѣдницу микомиконскаго царства. Теперь, ваше высочество, вы, быть можетъ, припомните ту грустную повѣсть, которую собирались намъ разсказать.
   - Вы сказали сущую правду, отвѣчала Доротея; но только съ этой минуты вамъ нечего будетъ напоминать и подсказывать мнѣ. Я доведу теперь свой разсказъ до конца безъ посторонней помощи.
   - Король отецъ мой, Тинакр³о мудрый, продолжала она, былъ мудрецъ чрезвычайно сильный въ наукѣ, называемой маг³ей; при помощи ея онъ открылъ, что мать моя, королева Ксарамилла, умретъ прежде его, но что онъ не долго переживетъ ее, и оставитъ меня на свѣтѣ круглою сиротою. Это безпокоило его однако не такъ сильно, какъ то открыт³е, сдѣланное имъ также при помощи его науки, что ужасный великанъ Пантофиландо Мрачнаго Взора, - названный такъ, потому что, хотя глаза у него расположены какъ слѣдуетъ, онъ тѣмъ не менѣе смотритъ косо, желая наводить ужасъ на всѣхъ своими взорами, - отецъ мой, повторяю, узналъ, что этотъ ужасный великанъ, владѣтель одного острова, вторгнется, по смерти моихъ родителей, съ огромнымъ войскомъ, въ мое царство, отниметъ его у меня, не оставивъ мнѣ ни одной деревни, и что только бракъ мой съ этимъ чудовищемъ въ состоян³и будетъ спасти меня отъ совершеннаго разорен³я. Предвидя, что я ни за что не соглашусь на это, и онъ былъ правъ: мнѣ и въ голову никогда не приходило обвѣнчаться съ какимъ бы то ни было великаномъ,- отецъ повелѣлъ мнѣ, не защищаться противъ Пантофиландо, а добровольно уступить ему мое царство, и тѣмъ спасти себя отъ смерти, а подданныхъ моихъ отъ разорен³я, такъ какъ противустоять его демонической силѣ для меня было бы совершенно невозможно. Но, повинувъ мое царство, я должна была, согласно волѣ моего родителя, отправиться съ нѣсколькими придворными въ Испан³ю, гдѣ, какъ онъ предсказывалъ, я найду защитника въ лицѣ одного странствующаго рыцаря, слава котораго будетъ гремѣть по всему королевству; имя этого знаменитаго рыцаря, если память не измѣняетъ мнѣ, кажется, донъ-Фрипотъ или донъ-Гиготъ.
   - Донъ-Кихотъ, сударыня, перебилъ Санчо, или иначе рыцарь печальнаго образа.
   - Именно, именно такъ, отвѣчала Доротея; отецъ мой говорилъ, что рыцарь этотъ долженъ быть высокаго роста, сухощавъ, и что съ правой стороны, подъ лѣвымъ плечомъ, или около этого мѣста, у него должно быть родимое пятно, темнаго цвѣта, покрытое волосами, на подоб³е кабаньей щетины.
   - Санчо, помоги мнѣ раздѣться, сказалъ въ ту же минуту Донъ-Кихотъ; я долженъ убѣдиться, тотъ ли я рыцарь, о которомъ пророчествовалъ этотъ мудрый король.
   - Къ чему же вамъ раздѣваться? спросила Доротея.
   - Чтобы узнать, есть-ли у меня родимое пятно, о которомъ упоминалъ вашъ отецъ, отвѣчалъ Донъ-Кихотъ.
   - Для этого не къ чему вамъ раздѣваться, отвѣчалъ Санчо; у вашей милости, я знаю, есть такое родимое пятно на самой серединѣ спины, это знавъ, говорятъ, великой силы.
   - И довольно, сказала Доротея: къ чему эта щепетильная точность между друзьями. Пусть пятно будетъ на плечѣ или на спинѣ, или гдѣ ему угодно, все равно, лишь бы оно было. По всему видно, что добрый отецъ мой угадалъ этого рыцаря, продолжала она, и я нашла его въ лицѣ господина Донъ-Кихота; это несомнѣнно о немъ говорилъ король отецъ мой, потому что примѣты его лица вполнѣ соотвѣтствуютъ великой славѣ, стяжанной имъ не только въ цѣлой Испан³и, но даже въ цѣломъ Ламанчѣ. И кромѣ того, не успѣла я высадиться въ Оссунѣ, какъ уже услышала про так³е подвиги его, что сердце мое сейчасъ же сказало мнѣ, кого именно слѣдовало мнѣ искать.
   - Позвольте узнать, однако, какъ это вы высадились въ Оссунѣ; Оссуна кажется не приморск³й городъ, сказалъ Донъ-Кихотъ. Но прежде чѣмъ успѣла отвѣтить Доротея, отвѣтилъ священникъ.
   - Принцесса вѣроятно хотѣла сказать, что высадившись въ Малагѣ, она въ Оссунѣ услышала про ваши подвиги.
   - Да, да, да... сказала Доротея.
   - Дѣло совершенно ясное, замѣтилъ священникъ Теперь, ваше высочество, можете продолжать вашъ разсказъ.
   - Я кончила его, сказала Доротея; и могу только добавить, что это было великимъ счаст³емъ для меня - встрѣтить рыцаря Донъ-Кихота. Благодаря ему, я уже вижу себя царицей и властительницей своего царства; потому что великодушный рыцарь обѣщалъ послѣдовать за мною туда, куда я поведу его. А поведу я его противъ Пантофиландо Мрачнаго взора, да поразитъ онъ этого великана и возвратить мнѣ то, что измѣнникъ похитилъ у меня, поправъ всяк³е законы божеск³е и человѣческ³е. И рыцарь поразитъ его, какъ сказано въ пророчествахъ отца моего Тинакор³о мудраго, записавшаго это въ своихъ книгахъ по гречески или по халдейски, навѣрное не знаю, потому что я неграмотная, и прибавившаго, что если рыцарь побѣдитель захотѣлъ бы послѣ побѣды жениться на мнѣ, то я должна, безъ возражен³й исполнить его желан³е и передать въ его обладан³е себя и свое царство.
   - Что скажешь на это, другъ мой Санчо, отозвался Донъ-Кихотъ; иль ты не видишь, что совершается передъ твоими глазами? Нѣтъ ли у насъ теперь и царства, въ которомъ мы можемъ царствовать, и невѣсты, на которой можемъ жениться.
   - Клянусь бородой моей, воскликнулъ Санчо, нужно быть сумашедшимъ, чтобы не жениться, всунувши шпагу въ глотку этого Пантофиландо. Помилуйте, имѣть у себя подъ бокомъ этакую королеву, да какого чорта намъ еще нужно; и оруженосецъ, въ избыткѣ восторга, два раза подпрыгнулъ на воздухѣ, потомъ подбѣжалъ съ мулу Доротеи, остановилъ его и павши передъ принцессой на колѣни, умолялъ ее дозволить ему облобызать руки своея будущей царицы и повелительницы. Трудно было не разсмѣяться въ эту минуту, видя безум³е господина и наивность слуги. Доротея дала руку Санчо и обѣщала сдѣлать его знатнымъ господиномъ, какъ только небо поможетъ ей вступить въ мирное обладан³е ея эѳ³опскимъ царствомъ. Санчо благодарилъ ее въ выражен³яхъ, вызывавшихъ новые взрывы смѣха.
   Такова, господа, моя не вымышленная истор³я - продолжала между тѣмъ Доротея. Мнѣ остается только сказать вамъ, что изъ всей свиты, послѣдовавшей за мною изъ моего царства, остался только этотъ добрый, бородатый оруженосецъ: всѣ остальные погибли во время страшной бури, разразившейся надъ нами въ виду порта. Съ трудомъ достигла я на двухъ доскахъ, съ вѣрнымъ слугой моимъ, берега, спасшись какимъ-то чудомъ, да правду говоря, вся жизнь моя, составляетъ одно непрерывное чудо, какъ это вы, вѣроятно, замѣтили. И если я говорю иногда невпопадъ, то это происходитъ отъ чрезвычайныхъ и безпрерывныхъ страдан³й, отнимающихъ, какъ замѣтилъ почтенный лиценц³антъ, память у своихъ жертвъ.
   - Но могу васъ увѣрить, принцесса, воскликнулъ Донъ-Кихотъ, что никак³я бѣдств³я, какъ бы онѣ ни были ужасны и неслыханы, не отнимутъ у меня памяти, пока я буду вамъ служить. Повторяю, еще разъ данное мною вамъ слово, и клянусь слѣдовать за вами на конецъ свѣта, пока не встрѣчусь съ вашимъ коварнымъ врагомъ, которому я надѣюсь, при помощи Бож³ей и моей руки, снести съ плечь гордую голову остр³емъ этого, не могу сказать хорошаго, меча, потому что Гинесъ Пассамонтъ унесъ мой собственный. Послѣдн³я слова Донъ-Кихотъ проворчалъ сквозь зубы, и потомъ возвысивъ голосъ, продолжалъ: когда я отрублю голову великану и возстановлю васъ на вашемъ тронѣ, тогда вамъ предоставится полная свобода распорядиться собою, какъ вамъ будетъ угодно; потому что пока воля моя скована, память занята и мысль порабощена тою... больше я ничего не скажу, до тѣхъ поръ, принцесса, у меня не можетъ явиться даже мысли о женитьбѣ, хотя бы на самомъ фениксѣ.
   Слова эти до того изумили и раздосадовали Санчо, что, не помня себя отъ гнѣва, онъ воскликнулъ: "клянусь Богомъ, господинъ рыцарь Донъ-Кихотъ, вы не въ своемъ умѣ. Виданное-ли дѣло отказываться отъ такой высокой принцессы? Да неужели же вы полагаете, что судьба на каждомъ шагу станетъ посылать намъ так³я приключен³я какъ теперешнее? И неужели дама ваша Дульцинея красивѣе этой госпожи? Да она не стоитъ половины этой принцессы; башмаки развязывать у нее, и то еще, пожалуй, большая честь для Дульцинеи. И я тоже получу, должно быть, это обѣщанное вами графство, если ваша милость станете искать жемчугу въ виноградѣ; - какъ же, жди. Женитесь, господинъ рыцарь, заклинаю васъ всѣми чертями, женитесь и возьмите вы это царство, которое само лѣзетъ въ вамъ въ руки, да и меня не забудьте, когда станете царемъ. Сдѣлайте меня тогда маркизомъ, либо губернаторомъ, и пусть чортъ возьметъ все остальное.
   Донъ-Кихотъ, услышавши, какъ честили его Дульцинею, не могъ вынести этого оскорблен³я. Онъ поднялъ копье, и не сказавъ ни слова, отвѣсилъ своему оруженосцу два такихъ удара, что сшибъ его съ ногъ; и еслибъ Доротея не крикнула, прося Донъ-Кихота остановиться, то онъ, кажется, оставилъ бы своего оруженосца мертвымъ на мѣстѣ.
   - Ты думаешь, негодный болтунъ, сказалъ онъ Санчо, минуту спустя, что всегда будешь безопасно подставлять руку свою подъ рогъ, и что мнѣ съ тобой дѣлать больше нечего, какъ тебѣ - грѣшить, а мнѣ - прощать. Не думай этого отверженный негодяй; отверженный, потому что ты дерзнулъ произнести хулу на несравненную Дульцинею. Да развѣ не знаешь ты болванъ, неучь, дрянь, что еслибъ она не одушевляла этой руки, то у меня не было бы силы раздавить клопа. Скажи мнѣ змѣиный языкъ, это это, по твоему, завоевалъ царство, обезглавилъ великана и сдѣлалъ тебя маркизомъ; потому что все это уже можно считать дѣломъ конченнымъ; кто? если не сила Дульцинеи, избравшая мою руку оруд³емъ совершен³я великихъ дѣлъ. Это она сражается и поражаетъ во мнѣ, какъ я живу и дышу въ ней, почерпая въ ней свое быт³е. О, грубый неучь! какъ ты неблагодаренъ. Тебя вытаскиваютъ изъ грязи, дѣлаютъ вельможей, и ты благодаришь за это клеветой на твоихъ благодѣтелей.
   Не смотря на полученные имъ удары, Санчо слышалъ очень хорошо все, что сказалъ ему Донъ-Кихотъ. Поспѣшно поднявшись на ноги, и укрывшись за муломъ Доротеи, онъ отвѣтилъ оттуда своему господину: с"ваша милость, если вы не намѣрены жениться на этой принцессѣ, такъ не будетъ у васъ и царства, а если вы останетесь безъ царства, такъ и я останусь безъ ничего; вотъ о чемъ я горюю. Послушайтесь меня, ваша милость, и женитесь разъ навсегда на этой царицѣ, которая упала на насъ просто съ неба, а потомъ вернитесь себѣ къ Дульцинеѣ; что же касается красоты вашей дамы, такъ я, право, въ это дѣло не мѣшаюсь; по мнѣ обѣ эти дамы хороши, хоть дамы Дульцинеи я никогда не видѣлъ".
   - Какъ, не видѣлъ, измѣнникъ и клеветникъ? - воскликнулъ Донъ-Кихотъ. Развѣ ты не возвратился во мнѣ только что съ отвѣтомъ отъ нее?
   - То есть, я не видѣлъ ее, какъ слѣдуетъ, такъ чтобы успѣть разсмотрѣть ее во всѣхъ частяхъ, поправился Санчо; но вообще она показалась мнѣ ничего себѣ.
   - Санчо! Прощаю тебѣ старое, отвѣтилъ Донъ-Кихотъ; и ты прости мнѣ это маленькое неудовольств³е, которое я сдѣлалъ тебѣ; ты знаешь, наши первыя движен³я зависятъ не отъ насъ.
   - Я это вижу, проговорилъ Санчо; я доложу вашей милости, что у меня первымъ движен³емъ всегда бываетъ охота говорить, и ужъ того, что попало мнѣ на языкъ, никакъ не могу я не сказать.
   - Только предупреждаю тебя, Санчо, замѣтилъ Донъ-Кихотъ; обращай больше вниман³я на свои слова, потому что повадился кувшинъ по воду ходить... ты знаешь остальное.
   - Знаю, отвѣтилъ Санчо, и думаю, что всевидящ³й на небѣ Богъ, разсудитъ: это изъ насъ хуже поступаетъ, я ли безумно говоря или вы, дѣйствуя хуже, чѣмъ я говорю.
   - Довольно, довольно, прервала Доротея. Поди, поцалуй, Санчо, руку твоего господина, попроси его извинить тебя, и будь осмотрительнѣе въ твоихъ похвалахъ и осужден³яхъ, въ особенности же ничего не говори объ этой дамѣ Тобоза, которой я готова служить, хотя вовсе не знаю ее. Надѣйся на Бога, онъ не оставитъ тебя безъ имѣн³я, въ которомъ ты въ состоян³и будешь безбѣдно прожить свой вѣкъ.
   Санчо съ умиленнымъ видомъ и повинной головой отправился къ своему господину и попросилъ у него руку, которую рыцарь подалъ ему съ важнымъ и строгимъ видомъ. Когда Санчо поцаловалъ ее, Донъ-Кихотъ благословилъ своего оруженосца и велѣлъ ему идти за собою, держась нѣсколько въ сторонѣ, намѣреваясь переговорить съ нимъ объ очень важныхъ дѣлахъ. Санчо послѣдовалъ за Донъ-Кихотомъ, и рыцарь, отъѣхавъ немного впередъ, сказалъ ему: "съ тѣхъ поръ, Санчо, какъ ты вернулся отъ Дульцинеи, я не имѣлъ времени разспросить тебя обо всемъ, касающемся твоего посольства и принесеннаго тобою отвѣта. Теперь, когда судьба посылаетъ намъ это счаст³е и мы можемъ свободно переговорить, не медли обрадовать меня счастливыми вѣстями".
   - Спрашивайте, ваша милость, что вамъ угодно, отвѣтилъ Санчо, я скажу вамъ все такъ, какъ было. Но, ради Бога, не будьте впередъ такъ сердиты.
   - Къ чему ты это говоришь? спросилъ Донъ-Кихотъ.
   - Къ тому, ваша милость, отвѣчалъ Санчо, что палочные удары, которыми вы только что попотчивали меня, это все отместка за ту ночь.... чортъ бы ее побралъ, а вовсе не за сужден³я мои о госпожѣ Дульцинеѣ, которую я очень почитаю, хотя бы она даже не стоила того, единственно потому, что она дама вашей милости.
   - Ради Бога, Санчо, не вспоминай того, что прошло, сказалъ Донъ-Кихотъ, это огорчаетъ и волнуетъ меня. Я только что простилъ тебѣ, и ты, кажется, знаешь: кто старое помянетъ, тому глазъ вонъ. Начавъ этотъ разговоръ, рыцарь и оруженосецъ неожиданно увидѣли на дорогѣ, ѣхавшаго имъ на встрѣчу всадника, смахивавшаго за цыгана. Санчо, который не могъ видѣть осла, - цыганъ ѣхалъ на ослѣ, безъ того, чтобы вся душа его не переселилась въ глаза, сейчасъ же узналъ въ мнимомъ цыганѣ Гинеса Пассамонта, а въ ослѣ его своего собственнаго осла; это дѣйствительно былъ его оселъ. Чтобы не быть узнаннымъ и выгодно сбыть украденнаго осла, Гинесъ нарядился цыганомъ, - по цыгански онъ говорилъ прекрасно, какъ и на нѣкоторыхъ другихъ языкахъ, которые онъ зналъ, какъ свой родной. Увидѣвъ его, Санчо принялся кричать во все горло: "а мошенникъ Гевезиллъ, отдай мнѣ мое добро, возврати мнѣ жизнь мою, возврати мнѣ постель, на которой я отдыхаю; вонъ, долой съ моего осла, негодяй; отдай мнѣ то, что не твое". Санчо совершенно напрасно потратилъ столько возгласовъ, потому что при первомъ изъ нихъ Гинесъ соскочилъ съ осла, и пустившись бѣжать чуть не галопомъ, скоро исчезъ изъ глазъ рыцаря и оруженосца. "Здравствуй, голубчикъ, оселъ мой", сказалъ обрадованный Санчо, подбѣжавъ къ своему ослу и нѣжно обнявъ и поцаловавъ его. "дитя мое, товарищъ мой, радость очей моихъ, здоровъ ли ты, ненаглядный мой?" Говоря это, онъ все цаловалъ осла, молча принимавшаго всѣ эти ласки, рѣшительно не зная, что отвѣчать ему. Между тѣмъ подоспѣла остальная компан³я, и всѣ принялись, въ одинъ голосъ, поздравлять Санчо съ счастливой находкой, а Донъ-Кихотъ, въ утѣшен³е ему, добавилъ, что трое подаренныхъ ему ослятъ остаются по прежнему за нимъ; щедрость, за которую Санчо поспѣшилъ поблагодарить своего господина.
   Въ то время, когда рыцарь и его оруженосецъ, уединившись, начали между собою приведенный разговоръ, священникъ поздравилъ и поблагодарилъ Доротею за находчивость и ловкость съ которой сочинила она свою сказку, коротенькую, но совершенно во вкусѣ безчисленныхъ басень, разсыпанныхъ въ рыцарскихъ книгахъ.
   Доротея отвѣчала, что она часто читала, отъ скуки, эти книги, и какъ бы въ оправдан³е свое прибавила, что не зная хорошо расположен³я провинц³й и приморскихъ городовъ, она за удачу сказала, что высадилась въ Оссунѣ.
   - Я это замѣтилъ, сказалъ священникъ, и поспѣшилъ исправить вашу ошибку. Но согласитесь, не странно ли видѣть, какъ этотъ несчастный человѣкъ легко вѣритъ всевозможнымъ небылицамъ, если только онѣ походятъ на разную чушь, вычитанную имъ въ его книгахъ.
   - Да, сказалъ Карден³о, это такое неслыханное, такое странное помѣшательство, что если-бы нарочно захотѣть, и тогда, мнѣ кажется, трудно было бы выдумать, что-нибудь подобное.
   - Но еще удивительнѣе то, замѣтилъ священникъ, что стоитъ только оставить этотъ сумбуръ и заговорить съ нимъ о чемъ-нибудь другомъ, и вы его не узнаете; такъ судитъ онъ обо всемъ ясно, толково и умно; - безъ этого несчастнаго рыцарства, увѣряю васъ, всяк³й призналъ бы его за человѣка высокаго и просвѣщеннаго ума.

 []

  

Глава XXXI.

  
   Донъ-Кихотъ между тѣмъ продолжалъ начатый разговоръ съ Санчо:
   - Другъ мой! сказалъ онъ ему, помиримся, забудемъ старое и скажи мнѣ теперь, безъ злобы и досады, какъ и гдѣ ты увидѣлъ Дульцинею? Что дѣлала она? Что сказалъ ты ей? Что она отвѣтила? Что выражало лицо ея, когда она читала мое письмо? Кто тебѣ переписалъ его? Словомъ, говори все, что найдешь нужнымъ, ничего не прибавляя, для умножен³я моей радости, и ничего не убавляя, для уменьшен³я ея.
   - Сказать вамъ правду - отвѣчалъ Санчо, письма вашего никто не переписывалъ, потому что я его вовсе не относилъ.
   - Ты правъ, сказалъ Донъ-Кихотъ, я нашелъ его черезъ два дня послѣ твоего отъѣзда въ моемъ бумажникѣ, и это страшно огорчило меня. Я не зналъ, что станешь ты дѣлать, не находя письма, - и все ожидалъ не вернемся-ли ты.
   - Да я бы и вернулся, отвѣчалъ Санчо, еслибъ не запомнилъ его наизусть; я повторилъ его одному церковнику, который списалъ письмо съ моихъ словъ - и сказалъ, что хотя на своемъ вѣку попереписывалъ онъ много разныхъ писемъ, но такого хорошаго не случаюсь еще писать ему.

Другие авторы
  • Гнедич Петр Петрович
  • Толстой Иван Иванович
  • Плетнев Петр Александрович
  • Сологуб Федор
  • Малышкин Александр Георгиевич
  • Вишняк М.
  • Андреевский Сергей Аркадьевич
  • Воинов Владимир Васильевич
  • Сумароков Александр Петрович
  • Чужак Николай Федорович
  • Другие произведения
  • Ткачев Петр Никитич - Иезуиты, полная история их явных и тайных деяний от основания ордена до настоящего времени
  • Черский Леонид Федорович - Старый учитель
  • Мольер Жан-Батист - Ревность Барбулье
  • Андреев Леонид Николаевич - Андреев Л. Н.: Биобиблиографическая справка
  • Вяземский Петр Андреевич - Взгляд на московскую выставку
  • Булгаков Валентин Федорович - С. Т. Семенов
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - Хронологический указатель произведений,
  • Шекспир Вильям - Зимняя сказка
  • Островский Александр Николаевич - Блажь
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Борис Годунов. Трагедия... М. Лобанова
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
    Просмотров: 130 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа