Главная » Книги

Некрасов Николай Алексеевич - Три страны света, Страница 43

Некрасов Николай Алексеевич - Три страны света



з участников в доле промыслов, по-тамошнему, покручинников". Одним словом, Каютин с Хребтовым в какой-то мере применяют артельный принцип. Сблизившись с трудовой средой, Каютин научается ценить, уважать и любить народ. Конечно, образ Каютина в романе не принадлежит к числу удачных. Критики не без основания относили его наравне с Полинькой и немцем-башмачником к разряду "приторно-идеальных". Причина этой неудачи не только в том, что образ Каютина выполняет в романе две функции: с одной стороны, он служит рупором мыслей и чувств самого автора, с другой - он тот романтический герой, судьба которого определяет ход и развитие любовной интриги романа. Главная причина неудачи Некрасова в художественном воплощении образа положительного героя состоит в том, что образ Каютина не отражает современной ему реальной действительности и мало с ней связан. Некрасов устами Каютина передает свои мысли о величии народа, характерные для поэта-демократа, но в очень малой степени свойственные реальным Каютиным.
   Образ великого, героического в труде, героического в борьбе русского народа является одним из основных образов "Трех стран света". Он проходит через весь роман. Во второй главе первой части, рисуя "разнообразную производительность наших лесов и гор, земель и необъятных рек", в которой "скрываются неисчерпаемые источники богатств, неразработанные, нетронутые", Каютин говорит, что русские люди, и прежде всего люди из народа, обладают всеми данными, чтобы с пользой для себя и для родины разрабатывать эти богатства.
   В четвертой и последующей главах четвертой части эта характеристика иллюстрируется рядом примеров. Некрасов подробно рассказывает о лоцманах Опеченского посада. Среди них сложилась и существует особая демократическая организация.
   Последняя глава четвертой части и вся пятая часть романа представляют собою художественное описание того, что происходило с Каютиным и его спутниками в Ледовитом океане и на Новой Земле. Местами это описание переходит в восторженный гимн в честь русских людей, проживающих на севере, в частности в пределах "Архангельской губернии, равняющейся целой Франции с прибавлением Британских островов". "Дух предприимчивости, отваги и удали" - естественное следствие борьбы с суровой природой - отличительная черта поморян. "Нигде врожденные способности русского крестьянина- сметливость, находчивость, искусство, соединенное с решительностью, - не высказываются так ярко, как здесь..."
   Необычайно ярким олицетворением лучших свойств, присущих поморцам, является Антип Хребтов. Благодаря "дивной находчивости русского человека" он, спас севшую на мель "лодью" и не пал духом даже тогда, когда был унесен на льдине в океан, то есть очутился в таком положении, единственным выходом из которого является смерть; одушевляемый мыслью: "коли час мой пришел, так хоть смертью молодецкой умру!", он смело кинулся на огромного медведя и одолел его в неравном бою; во время бесконечной полярной ночи, в трудных условиях зимовки, он поддерживал мужество своих товарищей. Всегда и повсюду, при всех обстоятельствах Антип Хребтов проявляет себя, как подлинно героическая личность. И, как бы из желания подчеркнуть, что он не один таков, Некрасов вкладывает ему в уста рассказ о "Похождениях Никиты Хребтова с пятью товарищами в Камчатке и Русской Америке". И Антип, и его дед, и другие представители народной среды, изображенные в "Трех странах света", проникнуты духом товарищества в лучшем смысле этого слова. Без всякого колебания рискуют они жизнью, когда речь идет о том, чтобы спасти товарища от грозящей ему беды.
   Таким же гимном в честь русского народа являются записки Каютина. "В моих воспоминаниях, несчастиях и трудах, - писал он, - одна была у меня отрада... Познакомился и породнился я с русским крестьянином... Я много люблю русского крестьянина, потому что хорошо его знаю. И кто, подобно многим нашим юношам, после обычной "жажды дел", впал в апатию и сидит, сложа руки, кого тревожат скептические мысли, безотрадные и безвыходные, тому советую я, подобно мне, прокатиться по раздольному нашему царству, побывав среди всяких людей, посмотреть всяких див... В столкновении с народом он увидит, что много жизни, здоровых и свежих сил в нашем милом и дорогом отечестве, устыдится своего бездействия, своего скептицизма, и сам, как русский человек, разохотится, расходится, откинет лень и положит посильный труд в сокровищницу развития славы и процветания русского народа..."
   Одной из характерных особенностей романа является сильная фольклорная струя в его языке и стиле. Постоянное тесное общение героя романа, интеллигента Каютина, с представителями народной среды, у которых Каютин учится "уму-разуму", определяет собой использование народного стиля и образов из народного творчества. При этом в романе Некрасова обнаруживается не только прекрасное знание различных фольклорных жанров, но и мастерское умение использовать их.
   Автор широко использует в романе народные пословицы, поговорки, прибаутки. В третьей части (гл. III) фигурирует даже специалист по прибауткам, "трактирный молодец", который приводит Душникова к Данкову. Не один раз Некрасов использует в романе причитания и заплачки (см., например, прощание молодой крестьянки с мужем в той же части, гл. IV), вводит в текст романа народные песни (см., например, плясовую песню в VII главе седьмой части).
   Некоторые из типично некрасовских образов, тем, сюжетных положений в романе находят свое соответствие как в предшествующем, так и последующем творчестве Некрасова. Образ умирающего купца Дорофея Степановича Назарова и его предсмертная исповедь (V глава, первая часть) заставляют вспомнить о стихотворении "Секрет" (1846). Еще показательнее совпадение мыслей Антипа Хребтова1 в романе (четвертая часть, гл. X) о "долюшке женской" и стихотворения "Тройка" (1846).
   При сопоставлении одной из картин VIII главы второй части и стихотворения "Еду ли ночью по улице темной" точно так же обнаруживается полное совпадение как образов, так и настроений, владеющих героями и автором.
   Некоторые из сцен городской жизни, представленных в романе, нашли затем свое воплощение в ряде стихотворений Некрасова. Так, например, сцена на Сенном рынке (часть восьмая, гл. VI), в которой речь идет о том, как был пойман вор, проникнута тем же авторским отношением к бедняку, каким отмечено аналогичное по содержанию стихотворение "Вор" (1851).
   Источниками для описания путешествий Каютина, а также для рассказов Антипа Хребтова, служили для Некрасова описания путешествий русских исследователей - С. П. Крашенникова и современника Некрасова П. К. Пастухова (его имя в романе упоминает Антип Хребтов) и др. Это явствует из сопоставления соответствующих глав романа с сочинениями названных русских исследователей далекого Севера, Сибири и Камчатки.
   Роман не производит цельного впечатления. Совместная работа столь различных по дарованию и по творческим методам писателей, как Некрасов и Панаева, не могла не создать стилистического разнобоя. Некрасов во время работы над романом твердо стоит на позициях реалистического изображения действительности в духе натуральной школы, его соавтор Панаева прибегает к приемам творчества, которые характеризуют стиль эпигонов романтизма. Она широко вводит в роман те самые "бьющие исключительно на внешние эффекты" эпизоды, те самые "страсти и ужасы", о которых с такой иронией писал П. Н. Ткачев. Но хотя этот стилистический разнобой сильно снизил художественный уровень всего произведения, оно несомненно является значительным этапом в творчестве молодого Некрасова.
  
   Фалбала-фальбара, иначе - волан: оборка у женских платьев.
   Сатантюрковый - (фр.) шелковая ткань черного цвета.
   Вильманстрандский - от вальдмейстер, лесное управление, учрежденное Петром Великим. В данном случае: лесопромышленник, связанный с лесным управлением,
   Генерал Блюхер - немецкий полководец, участвовавший в войне против Наполеона.
   Ратман - (нем.) член городского управления.
   Стамуха - ледяная гора.
   Лоция - изучение гаваней и портовых городов.
   Сорочинское прено - старинное название риса.
   Камка - шелковая китайская ткань с разводами.

Комментарии В. Е. Евгеньева-Максимова и А. Н. Лурье

  

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
Просмотров: 122 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа