Главная » Книги

Мордовцев Даниил Лукич - Великий раскол, Страница 12

Мордовцев Даниил Лукич - Великий раскол


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Рукоятки ножей, торчавшие из-под зипунов, предупреждали и предостерегали всякого любопытного, что "череса" те сидят на своем месте здорово. У обоих из них было по серьге в ухе. Старшему, коренастому и черному, с проседью в бороде, казалось лет за пятьдесят; но, вглядываясь в его серые, полные жизни и энергии глаза под крутыми черными бровями, едва можно было дать ему двадцать лет. Младшему, красноватому и шибко весноватому с курчавой бородой и такой же головой со стрижкой в кружало, едва ли перевалило за сорок годов, а черные маленькие плутоватые глаза так и выговаривали сами собой: "Много было бито и пито, давлено и граблено, надо и душа спасти..."
   За ними плелся худой, сухой и корявый мужик на босых, потрескавшихся от цыпок ногах, который вел за руку такого же босоногого, лет семи-восьми мальчика, с головой и лицом, обмотанными грязными тряпками. Мальчик, видимо, пухнул, не то с голодухи, не то от болести лихой.
   За ними еще старуха в рогатой кике и молодая, худенькая миловидная бабенка, с головою, повязанною платком. Большие светло-голубые глаза глядели совсем с детскою робостью.
   Прохожие низко кланялись и по очереди подходили к Никону под благословение. Тот теперь не мотал сердито рукою, не бил ею воздух, не громыхал четками, а благословлял плавно, истово, широко. Даже лицо старика преобразилось, и голова, казалось, меньше тряслась, не говорила: "Нет, нет, не надо, не надоть..."
   Прохожие и приставу поклонились, косясь на него исподлобья, как бы говоря: "Знаем мы вас, боярское семя: не ухватом, так сковородником доедете..."
   - С коех местов бог несет, добрые люди?- ласково спросил Никон первых.
   418
  
   - С тихово Дону, осударь, святейший патриарх,- отвечал старший, кланяясь.
   По лицу и по запавшим глазам Никона словно скользнул свет, как бы отраженный от чего-то светлого извне, и в тот же момент сгас. Лицо приняло спокойное, ласковое выражение, и только непокорная голова, казалось, еще упрямее зачастила: "Нет, нет, не может быть..." И князь Шайсупов навострил свои большие татарские уши, словно бы до сих пор силящиеся освободиться от шитой золотом тюбетейки предков...
   Никон, взглянув мельком на пристава, торопливо сказал:
   - Не называйте меня, божьи страннички, святейшим патриархом... Я более не патриарх, а простой инок, мних смиренный, рядовой монашишко... Отнято у меня патриаршество, а в патриаршества место сниде на меня благодать лекарственная... Бысть мне глас в тонце сне: "Никон, Никон! Отнято у тебя патриаршество, зато дана чаша лекарственная, лечи болящих..." И я божиею помощию лечу.
   Он остановился. Старуха громко вздохнула и поправила платок на голове молодухи. Глянули на нее и воровские глаза младшего казака и словно выговорили: "Ишь, волоокая, только худа гораздо, щупленька..."
   - А путь куда держите? - помолчав, спросил Никон.
   - Да твоей святыне поклониться,- отвечал старший.
   - Много наслышаны,- добавил младший, тряхнув "кучерями".
   - А коли твоя милость будет, осударь, благословишь нас, и дале побредем,- пояснил старший.
   - Куда же именно? - спросил Никон.
   - В Соловки, осударь.
   - От Никона к Зосиме,- пояснил опять младший.- Смолоду жито, о душе забыто, а теперь надоть и душа спасти,- бойко окончил он и покосился на молодуху.
   У Никона опять глаза метнули искры и потухли. Он вспомнил, что лет шесть тому назад, когда он жил еще в Воскресенском монастыре, к нему тоже приходил с Дону этот крутолобый, глазастый казак и тоже шел с "тихово Дону" в Соловки "душа спасти". А вскоре пришли слухи, что этот крутолобый чуть не пол-московского государства, словно краюху хлеба, отмахнул себе и чуть всего московского государства вверх дном не поставил... То был Степан Тимофеевич Разин, тоже с виду тихоня и смирена, а вон какой окраек царства отворотил...
   419
  
   - Доброе дело, доброе дело душу спасти,- задумчиво сказал Никон.
   Глаза этого крутолобого Стеньки с Дону, казалось, глядели на него и теперь... "Эх, Степан, Степан,- думалось ему,- и тебя съели бояре..."
   - А что на Дону у вас теперь тихо? - спросил он.
   - Тихо-ста... делов никаких... скучно... ну, вот и идем спасаться,- проговорил младший.
   - Ну, спасибо, что вспомнили меня, смиренного и забытого,- с дрожью в голосе промолвил Никон.- Аз есмь привменен с нисходящими в ров... Поживите у меня, отдохните, помолитесь...
   Казаки поклонились.
   - Челом бьем на добром слове да на милости...
   - Сымайте-ко переметки с плеч, облегчитесь, положите вон туда, на завалинку,- вмешался Шайсупов, до того времени молчавший и тоже иногда поглядывавший на миловидную бабенку.
   Казаки недоверчиво глянули и поклонились; но котомки все-таки сняли с плеч и положили.
   - А ты что, старик?- обратился Никон к босоногому старичку с мальчиком.- Твое лицо как будто мне знакомо.
   - Да мы, отец родной, твои сироты; крохински,- прошамкал старик.
   - А, из Крохина.
   - Крохински, родной, крохински... Еще третьегодь ты мне воспенново внучка вылечил, так с той поры воспенными и дразнят нас, Шадровитыми.
   - А! Шадровитый, помню, помню,- обрадовался Никон.
   - Шадровиты, точно, отец...
   - Что ж это у мальца-ту твоего? Чем недужен?
   - Воспа и у ево была, у Сысойки, внучок мне тоже будет.
   Никон велел подвести мальчика ближе. Из-за тряпок, которыми было обвязано лицо его и голова, виднелась сплошная кора из струпьев.
   - Ай-ай-ай!- качал головою Никон.- Да он, кажись, весь отек, пухнет...
   - Пухнет, отец, пухнет.
   - С чего ж бы это? А?
   - Без хлебушка живем, с того, должно...
   - От заячьего корму,- раздался вдруг с переходов чей-то добродушный голос.
   420
  
   Все оглянулись. К крыльцу подходил низенький, широколицый улыбающийся монах, старый, но совсем безбородый, словно каженик, которого крестил Филипп апостол.
   - С заячьего корму раздобрел отрочок,- повторил лыбающийся монах.
   - А! Мордарушка... каженик,- улыбнулся Никон.
   - Корочку ивову да липовку, поди, грызли вместо хлебушка, дедко? - спросил каженик.
   - Корочку, отец, ивушку да липку,- был ответ.
   - А с коих мест без хлеба-то?
   - С поста, отец, с поста... да летом, слава ти, вольготно: кору не грызем, грибки есть да ягодки в лесу, ими кормимся.
   Голова Никона тряслась как будто с укором кому-то: "Нет, нет, не так, не так надо..." И казаки как-то неодобрительно покачали головами.
   Никон вопросительно взглянул на того, кого называл Мордарушкой и кажеником.
   - Покормим их, как рукой сымет оное пухово,- заметил этот последний с доброй улыбкой.
   - Да, Мордарушко, корми, корми их... ах ты, господи! - торопливо говорил Никон.
   - Откормим, отец святой... Мужик, смерд, что клоп: кажись, совсем высох, одни пленки в ем остались, подох совсем; а припусти его к себе, и он напился уже так, что вот-вот лопнет, и ожил, и здоров, и смердит... Так и мужик: кажись, помирает совсем, а вкинь ему в брюхо хлебца чистенького да рыбки либо мясца кусочек, ну и ожил и работать здоров, и смердит гораздо...
   - А струпья-те струпья, глаз мало видать,- качал головой Никон.
   - И струпья сымем... святым маслицем от лампадки помажем, мигом исцелит,- успокаивал отец Мордарий.
   - За глаза-те страшно, Мордарушко.
   - Что глаза! У смерденка глаза, что у щенка: покормил молочком, ну и прозрел.
   Отец Мордарий хорошо знал натуру смердью: покорми его, напой, и все болести рукой сымет.
   - Так ты уж, Мордарушко, попечись о них,- сказал наконец Никон.
   Старик подтолкнул своего мальца, что-то шепнул ему, и они оба поклонились в землю.
   - Добро, добро, встаньте,- бормотал Никон, и в голосе его звучала доброта и ласковость.- А ты что, баунька? - обратился он к старушке с молодухой.
   421
  
   Старушка повалилась в ноги.
   - Полно, полно, бабка... говори, что у тебя.
   - Дочка вот... исцели, угодник...
   - Чем недужна?
   - Ох, угодничек!.. Порчена...
   - Порченая? Бесноватая?
   - Ох, порчена, угодничек: бес в ей... исцели, изгони беса-ту.
   - Что ж, выкликает?
   - Кличет, угодничек, кличет.
   - А кого именно?
   - Ох, угодничек печерской! Епишку кличет.
   - Кто ж оный Епишка-то?
   - Муж ейный будет... зятек мой...
   Молодуха при этих словах сильно закашлялась и со стоном ухватилась за правый бок.
   - А что бок-от у тебя, милая?- ласково обратился к ней Никон.
   Молодуха не отвечала. Она, видимо, пересиливала боль, но выразительное лицо ее и детские глаза выдавали ее страдания.
   - Болит бок, миленькая? - еще ласковее переспросил Никон.
   - Ребро у ей, угодничек,- отвечала за нее старуха.
   - Что ребро?
   - Перешиблено, батюшка.
   - Как! Чем перешиблено, бабка?
   - Поленом, угодничек.
   - Что ты говоришь? Кто перешиб?
   - Епишка, супруг ихний.
   Никон всплеснул руками. Князь Шайсупов только покачал головой, как бы говоря: "Дело бывалое..." Казаки многозначительно переглядывались...
   - Так вон он где бес-от, в ребре, хоть и молоденька еще красавица,- добродушно заметил каженик.- И он часто бьет ее? - спросил он старуху.
   - Частенько-таки, батюшка: как пьян, так и бьет.
   - И все поленом?
   - Нету, родной; бывает, и за косы, все косы выдер.
   - А за что бьет? - спросил Никон.
   - За красоту, угодничек, за красоту ее горемычную. Говорит: "Все-де на тебя глаза пялют, а ты-де и рада". Ну и бьет чем попадя.
   Старуха заплакала. У молодой тоже стояли в глазах слезы и тихо скатывались по щекам.
   422
  
   - Когда ж она выкликает? - допрашивает Никон.
   - Как увидит, батюшка, пьяново-то Епишку, так и задрожит вся, да и упадет замертво и ну, и ну кликать: "Епишенька! Епишенька!"
   Отец Мордарий, взглянув на Никона и заметив по трясущейся голове, что он сильно взволнован, подошел к старухе и положил ей на плечо красную пухлую руку.
   - Слушай-ко, баунька,- сказал он медленно,- святой отец Никон изгонит из твоей дочки беса бражника, будь благонадежна... Теперь вы оставайтесь у нас в монастыре: мы дочку-то твою с божьей помощию исцелим. А потом самого беса-ту возьмем в монастырь и смирим его постом и молитвою...
   - Так, так, Мордарушка,- одобрил его Никон.
   - Посидит на пище святого Антония, шелковой станет. А не поможет, вербием по телу; а то и сыромятной стегавочкой по хребту смирим.
   - Так, так,- машинально повторил Никон, думая о чем-то другом.
   Ему опять вспомнился крутолобый казак с Дону... Как широко он загадывал! Бояр всех хотел перебрать. "На семена,- говорит,- не оставлю... А тебя, отец святой, всем Доном,- говорит,- на патриаршество посадим..." Так не выгорело его дело... А что эти, с каким делом ?
   Голова его опять заходила: "Нет, нет, нет, не будет этого..." А еще собинным другом именовал и вторым отцом, то-то! А теперь Артамошка, поди, в собины попал, Матвеев... Как же! Умник, учен... "мусы" да "комидийные действа" у них ноне в ходу, а старый Никонко забыт, яко бесплодная смоковница..."
   Опомнившись после минутного раздумья, Никон увидел, что все стоят вокруг него и как бы чего-то ожидают. Князь Шайсупов, сидя на нижней ступеньке крыльца, видимо, скучал и выводил палкой на земле какие-то каракули. Привычный глаз отца Мордария тотчас же прочел эти каракули: "Купатца в жар дюже харашо..." Солнышко действительно уже припекало порядком, и купаться теперь было как раз в пору, в Белом же озере купанье знатное...
   Казаки переминались с ноги на ногу. Воровские глаза младшего нет-нет да и пощупают молодую бабенку... "А жаль, не бедраста, ущипнуть не за что",- говорят воровские глаза.
   423
  
   - А ты вот что, Мордарушко,- сказал вдруг Никон,- возьми дорогих-от гостей,- и он указал на казаков,- да покорми их честию... И болящих-ту призри, накорми и напой...
   - Ладно, святой отец, знаю свое дело,- кивнул головой каженик,- странного приими, голодного накорми, босово обуй...
   - А вы, божии страннички,- обратился Никон исключительно к казакам,- потрапезуйте у нас и опочите с дороги, а опосля приходите ко мне, хочу побеседовать с вами, наставить вас от писания.
   - Челом бьем на ласке,- в один голос отвечали казаки.
   - Ух, марит! - отозвался наконец Шайсупов.- Пойти покупаться.
  
  

III. Мучительная ночь

  
   Вечером того же дня казаки сидели у Никона в келье. Старик казался необыкновенно возбужденным, что заметно было и по дрожанию головы, и по судорожному движению рук, постоянно громыхавших четками.
   - Бояре и царю поперек горла стали и водят его, что малого ребенка, да ему, великому государю, то невдомек, потому добер сердцем гораздо, тих и мягок, аки воск: лепи из него умелый, что хочешь,- богу ли свечу, черту ли кочергу... "Свете тихий", одним словам, так я его называл, когда он мне еще верил. Так нет! Загасили оный "свет тихий" бояре-лиходеи, а всё по злобе на меня: я им не потакал, не давал им изводить государское семя, ну и распалились на Никона, на смердья сына. А смерды что! Смерды единые верные слуги государевы, а бояре из-за своей гнюсной корысти готовы и Христа в ложке воды утопить, не то что великого государя. Ныне и казаков хотят в холопи к себе закабалить, Дон ваш тихой весь своими утробами несытыми выпить...
   - Ну нет! Поперхнутся на первом ковше,- мрачно заметил старший казак.
   424
  
   - От донской воды-те боярское брюхо вспучит, рогом вода встанет,- пояснил младший.
   - Ох, господи! Что это? - испуганно воскликнул Никон.
   Казаки встрепенулись. Никон с ужасом, широко крестясь, глядел на что-то, летающее по келье.
   - Что случилось, святейший патриарх?- участливо спросил старший казак.
   - Вон, вон... чертей ко мне напустили бояре да чернецы... черти вон летают... Охте мне!
   Что-то черное, покружившись по келье, прицепилось к окладу иконы и с шипом возилось там. Младший казак подошел к иконе и схватил рукою это черное...
   - А! Да это не черт, а настопырь,- сказал он, улыбаясь.
   - Настопырь - по-нашему, летуча мышка, великий патриарх,- успокаивал старший.
   - Ах ты тварь! За палец тяпнула! - вскрикнул младший.- Вот же тебе!
   Несчастное животное, напугавшее Никона, у которого бессонные ночи совсем расстроили воображение, запищало в могучей руке казака.
   - А! Не любишь!.. Гляди-ко, патриарх, какой звереныш махонький, с мышку; ишь, ушки каки...
   И казак поднес свою добычу к лицу Никона.
   - Ай-ай! Выбрось его в окно,- продолжал Никон брезгливо,- это бес в образе нетопыря... брось его и оградись крестом...
   Казак швырнул своего маленького пленника в открытое окошко. Никон перекрестил это окно, в которое с голубого неба гляделись мигающие звездочки, отражавшиеся и на гладкой поверхности Белого озера. Ночь была тихая и ясная, летняя северная ночь. Казакам слышно было, как с берега неслись посвисты ночной птички, которую у них зовут "овчариком", свистит по ночам, словно пастушок у стада... А Никон прислушивался к чему-то другому: за монастырской оградой в роще человеческим голосом выгукивала сова, и он вспомнил, что точно так же много лет назад, в ночь перед избранием его на патриаршество, он прислушивался к таинственному голосу этой птицы, пророчившей ему что-то неведомое...
   За окном сквозь сон пропищала ласточка; вероятно, во сне ей померещился ястреб, пискнула и замолкла...
   - И у нас на тихом Дону меж несогласниками те же слухи ходят,- нарушил молчание старший казак.
   425
  
   - Какие это несогласники? - спросил Никон.
   - Да у нас с самого Степана Тимофеича казацкий Круг раскололся надвое, на согласников и несогласников.
   - Согласников у нас дразнят московскими попихальниками, а то и боярскими помыкачами,- пояснил младший.
   Никон, по-видимому, не понимал этих казацких филологических тонкостей.
   - Согласников Москва, значит, пихает, куда хочет, и бояре ими помыкают; с того, значит, они и слывут у нас помыкачами да попихальниками,- более вразумительно пояснил старший.
   - Кто ж у вас эти московские согласники? - спросил Никон.
   - Да которые казаки побогаче, которые, значит, шерстью московской обросли, земель да угодьев нахватали и уж сами в бояре норовят на Дону попасть да рядовым казакам на шею сесть, те, значит, все московские согласники,- отвечал старший.
   - Одно слово, кровопивицы,- пояснил младший.
   - А кто ж ими верховодит? - допытывался Никон.
   - Корнилко Яковлев, что Стеньку в Москву возил.
   - И в холопы за то пожалован,- добавил младший.
   Никон вскинул на него глазами.
   - А несогласники ж кто у вас? - спросил он.
   - Вольные, рядовые казаки,- отвечал старший,- что в ярме еще не бывали.
   - Голутьба, у которых зипунов нет,- продолжал пояснять младший.- Они так же от бояр норовят, как черт от ладану.
   Никон опять вскинул на него глазами.
   Сова продолжала погукивать, словно бы она предостерегала от чего-то Никона. "Овчарник" своим свистом продолжал напоминать казакам их родимый Дон... Когда-то они вновь попадут туда?
   - А которые в Астрахани митрополита Иосифа убили? - спросил Никон.
   - Митрополита Осипа казаки сказнили за измену,- потупился старший.- Он за боярами руку тянул.
   - Он с Тереком воровским делом переписывался, а в казачий Круг с крестом пришел, словно мы нехристи! - горячо заговорил младший.- На нас на самих крест.
   - Осип свою смерть заслужил,- успокаивал старший.
   426
  
   - Он был боярский похлебник... мягко стлал... Никон продолжал нервно погромыхивать четками, как бы силясь не слышать зловещего голоса совы. Старший из казаков нетерпеливо двигался на лавке, по-видимому, не решаясь сказать то, что у него было на душе. Он крякнул. Младший глянул на него значительно.
   - А мы к тебе, святой отец, по делу,- начал старший нерешительно.
   Никон вопросительно вскинул на него своими угрюмыми глазами.
   - По делу?
   - По великому делу...
   - Что ж, сказывай.- Голос старика дрогнул.
   - Не в Соловки мы идем...
   - Не Соловки у нас на уме,- пояснил младший.
   - К тебе мы пришли...
   - За каким делом?
   - Дон прислал тебе, святейший патриарх, свое великое челобитье...
   Он остановился. Никон ждал... А из рощи все доносится этот стон...
   - Опростать тебя отсюда приговорил Дон...
   У Никона веки дрогнули... Рука, перебиравшая четки, застыла...
   - Опростать и от бояр,- добавил младший.
   Голова Никона опять заходила... "Нет, нет, нет..."
   - Пошли ты с нами на Дон грамоту: тихому-де Дону твое благословенье, навеки нерушимо, а боярам-де, твоим и государевым супротивникам, неблагословенье...
   - Анафема-проклят,- пояснил младший.
   - В те поры мы в Кругу грамоту вычитаем и, стекавшись с Запорогами, на бояр ударим...
   - На семена не оставим...
   - И тебя, святителя, опростаем...
   - И будешь ты патриархом по гроб жизни...
   В это время под окном что-то хрустнуло... Никон вздрогнул и испуганно глянул на окно... Голова младшего казака высунулась туда...
   - А! Князь!.. Что не спишь?
   - До ветру малость вышел,- послышался смущенный голос князя Шайсупова, который тихонько пробирался к окошку, чтобы, по московскому обычаю, подслушать.- До ветру...
   - А, то-то... и носом слыхать,- насмешливо заметил казак,- несет...
   427
  
   - Ишь, шутник, право, а! - отшучивался пойманный князь.
   - Шутник ты, князь: другово места не нашел до ветру, окроме этого окна...
   Смущенное татарское лицо глянуло в окошко...
   - Не спится что-то,- как бы извинялся он перед Никоном.- А вы об чем тут беседуете?
   - О божественном,- пробурчал старший казак.
   - О перстах,- пояснил младший.
   Никон сидел ошеломленный. Глаза расширились, как от испугу, голова тряслась еще пуще, как бы все гоня от себя и отрицая: "Нет, нет, нет..."
  
   ....................................................................................................................
  
   - Кажись, все написал... А крепонько-таки написано... Может, где и прилгал малость, да добро! Лишь бы крепонько... что дивить! Прилыгаю... А сказано не нами: "Ложь конь во спасение..." Не мимо идут словеса сии... Да и апостол Петр,- на нем же, аки на камне, созиждал Христос церковь свою - и Петр-ат святой прилыгал малость спасения ради... "Язык-де твой яветя творить, что и ты-де с ним человеком заодно..." "Нет,- говорит,- не вем человека сего...". А петель-ту и возгласи...
   Так бормотал сам с собой Никон далеко за полночь, сидя у стола и рассматривая исписанный им лист бумаги - письмо к царю: он все писал по уходе казаков и пристава, не спалось ему от старости, да и возбужден он был речами казаков.
   - Да, отрекся апостол, а петель-ту и возгласи...
   И где-то в монастыре, далеко, запел петух... Никон вздрогнул...
   - Ишь ты, евангельская птица поет...
   Он перекрестился, зевнул, снова перекрестился.
   - А нет и ноне не усну... Сем-ка прочту, что я написал великому государю.
   И, надев на нос круглые, огромные, словно на воловьи глаза, очки, он начал тихо читать:
   - "И ноне я, государь, болен, наг и бос, и креста на, мне нет третий год, стыдно и в другую келью выйти, где хлебы пекут и кушанье готовят, потому многие зазорные части не покрыты. Со всякой нужды келейной и недостатков оцынжал; руки больны, и левая не поднимается; на глазах бельмы от чаду и дыму; из зубов кровь идет
   428
  
   смердящая и не терпят ни горячего, ни холодного, ни кислого; ноги пухнут, и оттого не могу церковного правила править; а поп один, и тот слеп, говорит по книгам не видит; приставы ничего ни продать, ни купить не дадут; никто ко мне не ходит, и милостыни просить не у кого..." Крепонько-таки, крепонько... а и так бывало,- как бы оправдывался он сам перед собой.- "Оглашают меня кирилловские,- продолжал он читать,- будто я их монастырских людей бью, а я никого не бивал. Ноне строитель Исайя здесь, в Ферапонтове, у келейного дела приставлен, а у меня их поварок Ларка, и оный Ларка ко всякому делу, о чем я ему молвлю, говорит: "Добр Астарт". А в древнем писании, государь, идол был некий сидонский, Астарт, и которые его за бога почитали, приглашали: "Добр Астарт". Я ему, Ларке, говаривал много раз: не зови меня Астартом; я, благодатью божиею, христианин, а не Астарт. И он, Ларка, не перестал зовучи меня Астартом. Я жаловался на него строителю Исайе, и строитель севодни смирял его перед нашею кельею плетьми, а не я его бил..." Что ж, не зови идолом,- снова оправдывался старик,- а то на! Добро-ста, говорят... то-то добро-ста! "Прислал ты мне, государь, онамедни белуг, да осетринки, да лососинки, да коврижек. А я было ожидал к себе твоей государской милости и овощей, винограду в патоке, яблочек, слив да вишенок, только тебе о том господь бог не известил, а здесь этой благодати никогда не видаем, и аще обрел буду пред тобою, государь, пришли господа ради убогому старцу. Да еще я тебе, государь, докучаю: которые здесь монастыри бедные, и те ничего не дают положенного с них, а Кириллов и богат, а столовых запасов не присылает. Ноне грибов и прислали, токмо таких скаредных и с мухоморами, что и свиньи их не станут есть; рыбу прислали сухую, только голова да хвост; хмелю прислали с листом, что и в квас класть не годится. Прислали, чего не прошено: стяги говяжьи и полти свиные на смех. Платьем и обувью я с братьею обносился, а сшить некому, прислан из Павлова монастыря портной швечишко не умеющий, кроме шубного и сермяжного сшить и скроить о себе ничего не умеет. От недостройки в погребе все запасы овощи перемерзают по зимам, помираем с голоду, наги и босы ходим..."
   Он взглянул на свои плисовые сапоги...
   - Что ж! Хоть и плисовы, эка важность! - сердился он на кого-то.- А они в бархате рытом да золоте...
   429
  
   Он опять зевнул и перекрестился... Опять запел петух ближе, громче...
   - Ишь, разорался,- сердился он на петуха,- а свово дела не делаешь - куры-те ничего не несут...
   Он глянул на окно... Восток начал бледнеть, к утру идет, брезжит... Опять зевок...
   - А все сна нету... Сон мой на патриаршем престоле остался, там и сидит; в белом клобуке мой сон ходил, так сняли...
   Голова затряслась шибче, он сердился... Зашуршал бумагой...
   - "Еще, государь, от бедного своего прошенья к тебе не перестану, яко червь от древоточения, понеже утробою стесняем от Кириллова монастыря, что против твоего указа столовых запасов не присылают; а питаюся я твоим государевым жалованьем, покупаючи столовые запасы дорогою ценою, да и купить стало негде - пустое место и от города удалело, а у меня клячишки свои есть и коровенка для-ради молочишка и маслица, а скотинных кормов, сен и иных, нет, а ближе Кириллова монастыря иных монастырей нет же. А в Кириллове монастыре смеются и поругаются мне, будто я у них в монастыре все коровы приел, а мне приесть их некем. А ныне священник, и дьякон, и простой старец просятся от меня прочь, скудости ради пищныя, потому что их кормить стало нечем, и келейного ради беспокойства, потому что печей нет; а держать мне их насильно нельзя, понеже они терпели у меня, помня мою милость к себе прежнюю. Милостивый, милостивый, милостивый, великий государь, сотвори, господа ради, со мною милость, не вели Кириллова монастыря старцам меня заморить. Да ведомо мне учинилось, что будто некий чернец, именем Сергий, дьякон, говорит про меня, будто я не чаю воскресенья мертвых. А я мню, что и тебе самому памятно, идеже прилучится при твоем приходе во святую церковь, идеже прилучится символу веры глаголатися, никому иному оставляю глаголати, но всюду сам и доднесь. И ты, господа ради, не поверь тому и, восприми ревность Давида, погуби глаголяющия неправду. Господа ради вели печи сделать, а не велишь, и братья разбредутся розно, и я останусь один. Ох, увы мне, что буду!"
   За окном что-то зашуршало. Он остановился... Послышалось сердитое воркованье голубя, другого, шелест крыльями об оконные наличники...
   430
  
   - Ишь, голуби подрались... и у них, что у людей же, вражда... о-ох!
   Он снова нагнулся к бумаге и стал просматривать ее, подперев голову руками.
   - Многонько-таки написано, да добро! Многонько у меня и накипело, а говорить не с кем... Пускай великий государь читает сие мое слово, аки оное "Слово Даниила Заточника"... Не он первый, не он последний: ныне Никон Заточник новый, а и после Никона будут заточники: не нами сие положено, так было искони бе,- рассуждал старик сам с собою,- и голуби враждуют, а людям не занимать-стать вражды у голубей да у врабушков... о-ох! Да полно того!
   "Бьют челом тебе, великому государю,- снова зашуршал старик бумагой,- Кириллова монастыря старцы, будто посылают они на Украину покупать для меня вишни, и то тебе буди ведомо, что ни едина мне от них по се число не бывала вишня, только на прошлой год за вишни деньги дали, и строитель говорит, чтоб им платить черемха родилась и собирали великое множество того морса с вотчин, и мне не дали ни единой капли. Да на прошлый год собрали Кириллова монастыря крестьяне малины тоже немалое число ведер, а мне не дали ни единой же капли. Они бьют челом тебе, будто от меня Кириллов монастырь разоряется, а мне разорять Кириллов монастырь некем; я мало могу и ходить от старости, и слышится нам, что они сами Кириллов монастырь пустошат и с крестьян денежные поборы частые собирают и посылают к Москве и говорят: стало-де нам челобитье на Никона тысячи в две, а хотя станет и в пять тысяч, и нам будет отбиваться, и тем тебя, великого государя, бесчестят, будто про площадной приказ говорят бесстрашно; а на мне милость твоя ни по челобитью, ни по дачам, ни по твоей милости и рассмотрению. Воистину скуднее и нищее нас ныне нет. Сотвори милость, пожалуй рыбки и икорки да умилосердися надо мною грешным и над приставом, над князь Самойлом, вели переменить: он со всякия нужды помирает да и меня уморил, понеже никто ни в чем его не слушает".
   Он остановился и сидел, подперев голову руками, чтоб она не тряслась. Он сидел так долго. Можно было подумать, что он уснул, если б не шевелилась его борода...
   Снова запел петух вдали...
   - Петел возгласи... Трикраты... Да, уж трикраты... а ко мне нейдет сон... Да, да, в белом клобуке мой сон,
   431
  
   в клобуке... на престоле он на патриаршем, там остался, нейдет в мою келью... и сон, как и люди ж, обходят гонимого... А что теперь царь-от, спит ли? Что его сон? Поди, спит хорошо, что ему! С молодой женой ноне спит, с Натальей Кирилловной... То-то покойница во блаженном успении царица Марья Ильишна, святая была душенька...
   Он поднял голову, встал, расправил спину, зевнул, перекрестил рот и подошел к окну. В окно уже заглядывало бледное утро: вырисовывался восточный горизонт, и беловатым паром клубилось Белое озеро.
   - Опять не усну, нету сна... Пойти разве побродить по берегу, може, там и найду сон...
   Он взял клюку и побрел по кельям, слабо освещаемым бледневшим востоком. Из угловой кельи дверь вела прямо к берегу озера. Никон вышел в эту дверь и очутился на воздухе.
   Подойдя к самому берегу, он остановился и оперся на клюку. Озеро клубилось паром не на всей поверхности, а только местами. Кое-где вдали на гладкой поверхности чернелись маленькие лодочки: это ранние рыбаки на переметах осматривали заброшенные на ночь уды и крючки с приманкой. У берега кое-где плескалась бессонная рыба...
   - Ишь, и рыбка не спит, и ей сна нету...
   Он побрел к своему живорыбному садку, к сажалке для рыбы и раков, устроенной как раз против окон его рабочей кельи. Сажалка была большая плетеная корзина, опущенная в воду и прикрепленная к берегу веревками. К ней вели доски, укрепленные на подставках.
   Никон подошел к сажалке. Поверхность в ней заметно подергивалась рябью...
   - Гуляет рыбка... Гуляй, добро, а то Ларка и ноне тебя сачком выловит для ушицы мне, не до гулянья будет!..
   Он задумался. Восток начинал бледнеть и розоветь.
   - Тоже узнички, рыбка-то: в заточении сидят, как вот и я... А Ларку добро постегали за Астарта, да, добро! Помни!
   Он побрел дальше по берегу. Становилось все светлей и светлей. Кое-где уже начинали чирикать воробьи и попискивать ласточки.
   Он дошел до высокого деревянного креста, стоявшего на береговом взлобке, на видном месте, и, перекрестясь, поклонился до земли...
   432
  
   - Се мой крест, а се моя Голгофа душевная,- тихо проговорил он.- Пройдут годы, многая множество лет, и православные будут стекаться к сему кресту и сию надпись прочитывать: "Никон, божиею милостию патриарх, поставил сий крест Христов, будучи в заточении в Ферапонтове монастыре..." И вспомянут тогда Никона... "Кто бысть сей Никон?" - рекут. А бысть он из простых худородных попов, от родителя смерда родом, именем Мины, и бегаше некогда сей Минин сын Микитка босиком, наг и гладей, и бысть ему, оному Микитке, пророчествовано от некоего мужа татарина: "Быти тебе, Микитко, великим государем над царством российским..." И сбыстся пророчество: возведен бысть Микитко, во иночестве Никон, в сан российского патриарха, и бысть собинным другом царя и соправителем царства... И новоисправи, и новонапечата Никон российские книги церковные, и бысть Никон великий в царстве своем... И ненавистник добра от века, диавол, распали на Никона завистию бояр и погубиша его... Бысть Никон, и се не бе...
   Он горько задумался. Полуосвещенная от востока массивная фигура его, опиравшаяся на клюку, сама изображала подобие надмогильного памятника, поставленного у креста...
   - А теперь что я, что Никон патриарх? Инок худый, монашишко, аки заяц, псами затравленный, притча во языцех... И забыт я, и презрен... О, господи!..
   Наклоненная голова его, словно от острой боли, закачалась из стороны в сторону.
   - Боже, боже мой! Векую мя еси оставил! О-ой! - стонет несчастный старик.
   Предрассветный ветерок шевелит седыми прядями волос, спустившимися на плечи... Стоящая у креста фигура вырисовывается все отчетливее и ярче.
   - Се мой крест, господи! Душу мою распяли на кресте сем, прободена душа моя, прободена до смерти... А за что? За гордость мою...
   Он опустился на колени и припал головой к земле... Плечи судорожно вздрагивали...
   - Святейший патриарх, что с тобой! Зачем так убиваться?- послышался вдруг голос из-за креста...
   И над Никоном наклонилось круглое безбородое лицо.
   - Встань, святейший патриарх... Посмотри, утро уж настало, а ты и не спал посямест...
   Это был старец Мордарий... Он помог старику приподняться с земли и повел его к кельям. Никон повиновался...
   433
  
   - За гордость, за гордость,- бормотал он сам с собой,- и патриаршества лишен, и сон взяли, вместе с белым клобуком сняли сон с головы, боже, боже!..
  
  

IV. Баклан и Киликейка

  
   Сон, которого напрасно искал Никон, сам пришел к нему непрошеный.
   Слезы, которых давно не знал старик, облегчили его, и он, воротившись от креста в свою келью и как бы отдавшись на волю бога, уснул крепким, здоровым сном, который давно уже не посещал его. Сон перенес его в далекое прошлое, в молодые годы, когда на плечах его еще не лежало тяжелое величие сана и когда вокруг него бегали и ласкались курчавые белокуренькие мальчики, его дети, а пучеглазая красавица жена расчесывала и целовала роскошные волосы своего ненаглядного свет Микитушки... Что за глаза! И проснувшись уже не рано, бодрый и как бы обновленный, он припоминал и этот сон, и эти милые глаза, которые потом, в годины величия и славы и в минуты горчайшие в его жизни, являлись к нему откуда-то, как "глаза ангела".
   Воспоминание о беседе с казаками, которая вчера заставляла его ощущать тайный страх, теперь оживляло и ободряло его, вливая смутную, но сладостную надежду в сердце, уже было переставшее биться надеждами, надежду, что, быть может, на закате дней его, как та мифологий ная птица, о которой он читал в некоем древнем сказании, из пепла, возродится его вторая молодость и он еще услышит, как будут гудеть во сретение ему бесчисленные колокола всех сорока сороков церквей московских, а "тишайший" царь Алексей Михайлович будет идти перед ним, Никоном, восседающим на "жребяти осли", и кланяться ему перед всем народом... И посреди этого великого сонмища он опять увидит, как в числе тысяч и тем глаз народных будут глядеть на него и "глаза ангела"...
   Размягченный и сонным видением, и этими сладостными думами, он подошел к окну и открыл его. Белое озеро
   434
  
   сверкало, как сталь, отражая в себе и голубое небо, и темную рощу. В душную келью врывались струи воздуха, напоенные ароматом зелени.
   Вдруг он увидел, что какая-то огромная птица на длинных ногах и с длинным, как у цапли, клювом, усевшись на край рыбной сажалки, таскает из нее своим безобразным клювом самую лучшую рыбу и безжалостно проглатывает.
   - Что это? Бес во образе птицы!- удивился он и встревожился.- Цапля не цапля, баба не баба-птица... сказать бы, журавль, так нет... Бес, видимое дело, бес,- изумленно бормотал он.
   Он протер свои глаза, перекрестился, послал крестное знамение по направлению к этому бесу-птице... Нет, сидит и таскает лучшую, отборную рыбу...
   - Бес, бес проклятый!.. Все это кирилловские старцы напустили на меня легион бесов... Вот я же ему дам.
   Он торопливо пошел за перегородку, в свою спальную келейку, где у него над постелью висела на стене пищаль. Сняв ее со стены, он осмотрел курок, кремень, затравку, потер ногтем большого пальца об острие кремня, примял тем же ногтем порох на затравке, перекрестил и кремень, и затравку, и дуло пищальное и, шепча какую-то молитву, торопливо подошел к окну, выходившему к сажалке...
   Птица-бес продолжал сидеть на краю сажалки и таскал рыбу... Вот он вытащил

Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
Просмотров: 370 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа