Главная » Книги

Адамов Григорий - Изгнание владыки, Страница 21

Адамов Григорий - Изгнание владыки


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

.
  - Не лучше ли прекратить эту комедию, гражданин Кардан? - продолжал майор. - Вы должны знать, что чистосердечное признание дает вам возможность надеяться на снисхождение суда. Расскажите откровенно, кто вы в действительности, откуда, зачем, в чье распоряжение прибыли в Советский Союз. Нам многое уже известно, но лучше будет, если вы сами все расскажете. У нас есть основание предполагать, что вы являетесь лишь простым орудием в чужих руках. И поэтому...
  Майор внезапно оборвал фразу. Случилось нечто совершенно неожиданное. Курилин закрыл лицо руками и затрясся в глухих судорожных рыданиях. Зубы его стучали о стакан с водой, поданный майором, вода расплескивалась и заливала подбородок, руки, одежду...
  - Все равно, - бормотал Курилин, - если вы уже знаете... Я - Коновалов... Я действительно Коновалов... Георгий Николаевич... Я все расскажу... Я - германский подданный... Я сын когда-то богатого русского помещика... Во время Октябрьской революции он убежал из России в Германию. Там я и родился незадолго до прихода фашистов к власти. Семья была разорена, она постепенно опустилась, стала жить в бедности... нищенствовать... И я тоже. Рассказы родителей, близких и других эмигрантов разжигали во мне злобу против Советского Союза... С молоком матери я впитал в себя ненависть к этой стране, где я мог бы жить счастливо и весело. И мы жили мечтой о возвращении... мечтой о мести... Я учился в немецкой, уже фашистской школе, но дома мы хранили русскую речь.
  Торопливо и сбивчиво, словно опасаясь, что его остановят, Курилин продолжал свою исповедь.
  Майор молча сидел в своем кресле, время от времени делал короткие заметки на листке бумаги, лежавшем перед ним. Диктофон бесстрастно и тихо шуршал, словно пристально всматриваясь в искаженное страхом и отчаянием лицо Курилина, внимательно и чутко вслушиваясь в его почти истерический рассказ.

    ГЛАВА ПЯТИДЕСЯТАЯ

  
  
  
  СОВЕЩАНИЕ ТРЕХ
  "Никаких известий... Все поиски безрезультатны. Проклятая погода! Или пурга, или туманы. Неужели Дмитрий Александрович мог погибнуть? И он и Дима... Бедная Ирина Васильевна... И у меня ничего, дело замерло..."
  Хинский придвинул к себе папку и вновь - в который раз! - принялся ее перелистывать. Вот последнее донесение из Клязьмы: к Иокишу ночью кто-то прилетел. Сегодня Иокиш впервые за долгий срок напомнил о себе. Утром он сообщил Акимову по телевизефону о получении какой-то посылки. Об этом доносит сержант Гаврилов из коммутатора завода. Хорошо, что и там установлен пост! Но что из этого? Какой вывод? Что можно сделать?
  Хинский ясно представил себе, как майор задумчиво поглаживает чистый, до лоска выбритый подбородок и медленно говорит: "Подведем итог, постараемся сделать логические выводы из него. У нас есть уже немало фактов, подтверждающих наши прежние догадки. Это самое ценное. Какие же факты?"
  "Да, да... - оживившись, мысленно рассуждал Хинский. - Кардан - не Кардан уже, а Коновалов. Здесь, в Советском Союзе, его ждали другие люди. Кто же они? Иокиш - мелкая, очевидно, пешка, передаточный пункт. Акимов - крупный зверь. Конечно, это он, воспользовавшись отсутствием Кантора, выпустил четыре бракованных поршня, из которых один вызвал катастрофу на шахте номер три. А его подозрительное вмешательство при задержании Ириной Васильевной брака...
  Может быть, арестовать Акимова и Гюнтера? Но что это даст? Прекратит выпуск брака, устранит угрозы несчастий на шахтах... Но есть ведь еще Березин и другие... Высокий, с лицом, спрятанным под воротник. Арест Акимова всполошит всех, начнут заметать следы, может быть скроются... Арестовать и Березина? Но за что? С какими обвинениями? Увез Диму? Ведь больше ничего против него не имеется. А это пустяк по сравнению с тем, что еще пока неизвестно. И если арестовать одного Акимова с его подручными на заводе - на суде будет только сравнительно маленькая часть большого, может быть огромного дела. Относительно Березина известно только, что он был у Иокиша и виделся с Коноваловым. Какую роль играет этот человек в организации? Как узнать? Как добраться до него?.. Один-единственный раз за эти дни у Акимова был разговор с ним по телевизефону о посылке..."
  Хинский перелистывал папку, лежавшую перед ним, нашел донесение сержанта Гаврилова, внимательно и медленно перечитал его:
  "...Акимов произнес:
  - Здравствуйте, Николай Антонович... Только что Цезарь сообщил, что получил долгожданную посылку. Спрашивает, что делать с ней.
  Голос Березина:
  - Ага... Что же вы ему ответили?
  Голос Акимова:
  - Сказал ему, что нужно подождать. Нам необходимо увидеться, Николай Антонович, поговорить.
  Голос Березина (как-то неуверенно):
  - Да, пожалуй, но Ивана Ивановича нет в городе. Будет через три дня. Тогда увидимся... Если это спешно нужно...
  Голос Акимова:
  - Да, да, обязательно.
  Голос Березина:
  - Хорошо, я сообщу вам, где встретимся... Как ваше здоровье? Все благополучно?
  Голос Акимова (неуверенно):
  - Да как сказать? Нервы... Нервы что-то пошаливают...
  Голос Березина (точно с легким испугом):
  - Что? Не может быть! (Торопливо). Прощайте... Будьте здоровы".
  Вот и все. Немного нескладно, но, видимо, точно.
  Кто этот Иван Иванович?.. Не тот ли, с поднятым воротником? И что за разговор о здоровье? Обычная вежливость? Но тогда почему Березин так испугался? А может быть, это лишь показалось сержанту? Через три дня у них будет свидание, все трое соберутся... Надо будет проследить.
  "Будьте терпеливы и настойчивы, друг мой", - прозвучал знакомый голос и оборвался.
  Короткий свист, тупой стеклянный звон, сухой щелчок. Хинский мгновенно вскочил на ноги. Подлокотник кресла разлетелся вдребезги, кусочки искусственного дерева впились в лицо и руки. Хинский взглянул в окно. В наступивших сумерках в воздухе носились на разных высотах и разных направлениях геликоптеры с яркими ночными фарами и красно-зелеными бортовыми огнями. Хинский стоял неподвижно. Сердце билось оглушительно и часто, крохотные капельки крови выступали и медленно скатывались по лицу и рукам.
  Сентябрьская ночь смотрела в комнату сквозь маленькое круглое отверстие в стекле окна.
  За окном приглушенно шумела Москва, вспыхивая гирляндами уличных огней, окутываясь серебристым облаком ночного света...

    x x x

  У телевизефона был странный вид. Над экраном поднималась круглая черная пасть репродуктора, от аппарата к внутренней коридорной стене кабинета тянулись провисавшие в воздухе провода. Прямо против репродуктора извивалась лебединая шея диктофона. Окуляр телевизеприемного аппарата глядел в упор на экран телевизефона, а рупор приник к репродуктору, словно боясь проронить еще не произнесенные слова.
  - Четырнадцать пятьдесят... - произнес капитан Светлов, взглянув на часы.
  - Акимов уже давно выехал, - громко сказал Хинский, стараясь скрыть волнение.
  Но ему это плохо удавалось. Смуглая бледность покрытого царапинами лица, лихорадочно горящие черные глаза, нервное перелистывание бумаг в папке - все выдавало состояние молодого лейтенанта.
  - Его сопровождают? - после короткого молчания спросил капитан.
  - Конечно, - быстро ответил Хинский и коротко рассмеялся. - Сержанты Киселев и Харитонов берегут его, как любимого ребенка.
  Короткий тихий гудок прервал его. Хинский сорвал трубку одного из аппаратов, приложил к уху.
  - Слушаю.
  - Кабель.
  - Лопасть.
  - Говорит сержант Артемин.
  - У аппарата лейтенант Хинский.
  - Приехал Киселев, Харитонов и третий... Третий прошел в кабинет.
  - Хорошо. Где Синицын?
  - В приемной. Я отлучился только для донесения.
  - Хорошо. Не забывайте, что вы только для второго. Он тоже скоро должен приехать и пройти в кабинет. Не выпускайте его из виду, пока не узнаете о нем все что можно. Поняли?
  - Понял, товарищ лейтенант. Все?
  - Все.
  Хинский положил трубку на место и протянул руку к телевизефону.
  - Внимание! - произнес он срывающимся шепотом. - Включаю...
  Экран мягко вспыхнул и засветился розоватым светом. Показалась половина какого-то большого кабинета. Перед письменным столом сидел лицом к зрителям Березин, торопливо пробегая, подписывая и откладывая какие-то бумаги. Против Березина сидел плотный человек с седой головой. Капитан Светлов и Хинский видели только его широкую спину и серебристый затылок.
  Не поднимая головы и продолжая работу, Березин закончил фразу:
  - ...Сейчас придет. У вас ничего нового?
  Рупор диктофона в кабинете Хинского подхватил эти слова и голос, в ящичке аппарата что-то тихо зашипело и запечатлело их.
  Собеседник Березина достал портсигар и, закуривая папиросу, уселся поудобнее, в профиль к зрителям.
  - Это Акимов, - тихо произнес Хинский, не сводя глаз с экрана телевизефона.
  Капитан молча кивнул головой.
  Помолчав, Акимов ответил:
  - Сегодня я узнал, что продукция нашего завода отправляется не в гавань, а на московскую базу, несмотря на наличие точного адреса. Там продукция сплошь проверяется.
  Березин с застывшим в руках карандашом испуганно вскинул глаза на Акимова:
  - Что вы говорите! Нашли брак?
  Послышался стук в дверь, в кабинет вошел высокий человек с полным, одутловатым лицом, с синеватыми мешочками под глазами.
  - Гоберти! - тихо воскликнул пораженный капитан Светлов. - Корреспондент Гоберти!
  - Это Гоберти? - переспросил Хинский, стремительно наклонившись к экрану. - Я его никогда не видел.
  Акимов и Березин привстали, пожимая руку Гоберти.
  - Что нового, друзья мои? Как дела? - оживленно спросил корреспондент, бросаясь в кресло против Акимова и вытирая платком морщинистый розовый лоб. - Денек замечательный, даже жарко. Что это вы? - обратился он к Березину. - Как будто взволнованы чем-то...
  - Константин Михайлович говорит, что вся продукция его завода отправляется не в гавань, а на городскую базу и там сплошь проверяется, - торопливо проговорил все еще бледный Березин и повторил свой вопрос Акимову: - И что же, нашли там брак? Говорите же!
  Рука Гоберти с зажатым в кулаке платком остановилась. Выжидающе смотрели на Акимова маленькие острые глазки.
  Акимов отрицательно покачал головой.
  - После случая с Денисовой, когда она вмешалась в контроль... помните?.. ни один дефектный болт не выпускается с завода. Да и сами операторы стали придирчивыми.
  - Фу, слава богу! - облегченно вздохнул Березин, поправляя очки. - Это очень умно с вашей стороны, Константин Михайлович.
  - Просто это опасно, - угрюмо поправил Акимов.
  - Да, надо на время воздержаться, - задумчиво сказал Гоберти. - Но самое важное не в этом. Кто распорядился произвести проверку? Это делается без ведома директора? Он ничего об этом не знает?
  - По-моему, нет... не знает, - ответил Акимов.
  - А вы как узнали?
  - Гюнтер случайно услышал разговор двух водителей грузовых машин. Потом проследил.
  - Кто же это все-таки распорядился? - продолжал Гоберти. - Это не ВАР, Николай Антонович?
  - Не знаю, - пожал плечами Березин. - Я ведь теперь не имею отношения к снабжению. Но все это очень подозрительно. И надо прекратить брак на заводах. Надо сообщить об этом Саратову... Консервы с "Красноармейца" свое дело сделают, хотя и получится много неприятного шума... И довольно, пока довольно. Это очень опасно.
  Березин был бледен, глаза просительно смотрели то на Гоберти, то на Акимова, голос срывался.
  - Так и надо сделать, - внимательно посмотрев на Березина, проговорил Гоберти. - Вы только не волнуйтесь, Николай Антонович. Я думаю, что эта проверка есть простая предосторожность после случаев на шахтах номер три и номер одиннадцать. Мы попросим Константина Михайловича следить, чтобы больше не было брака на его заводе. А вы, Николай Антонович, сообщите об этом решении Саратову... Все равно его консервы из Арктики уже не вернешь. И узнайте, пожалуйста, в ВАРе, не оттуда ли был приказ о проверке. Хорошо? И на транспорте пусть все идет благополучно. Это вы тоже сделайте, пожалуйста, Николай Антонович. Ну и хорошо. А теперь Иокиш...
  - Вы знаете, Эрик Вильямович, что к нему явился новый?.. - спросил Акимов.
  - Да Я знаю. Я его, как Коновалова, хотел на шахту отправить... Какую-нибудь из первых, почти готовых. На шахту номер шесть поехал Коновалов, а теперь на какую, Николай Антонович?
  - Шахта номер три, Эрик Вильямович, - ответил Березин. - Она почти в такой же стадии готовности, как и шахта номер шесть. Они соревнуются...
  - Ну, значит, на шахту номер три. Только как его доставить туда? Можно каким-нибудь ледоколом?
  - Трудно будет. Зима ранняя. С острова Рудольфа сообщают, что кругом сплошной лед. Ледокол уходит на днях, и, вероятно, это будет последний рейс. А потом навигация перейдет под воду. Надо подготовить поездку этою человека с первой грузовой подводной лодкой.
  - А это когда будет? Нельзя долго держать человека у Иокиша.
  - Конечно... Я думаю, лодка пойдет дней через девять.
  - Не раньше? Ну, ничего не поделаешь. Теперь о Коновалове. От него никаких известий?
  - Он уже на шахте, - ответил Березин.
  - Вот молодец! - восхищенно сказал Гоберти. - Значит, он благополучно спасся с "Чапаева"? Что он пишет?
  - О себе ничего. Он только прислал мне радиограмму с просьбой ускорить отправку некоторых материалов, в которых очень нуждается шахта. Радиограмму подписали начальник строительства шахты Кундин и заведующий складом Курилин. Для работы на шахте я ему выдал бумаги с этой фамилией.
  - Замечательно! А Лавров уехал туда? Вы говорили мне, что после гибели "Чапаева" он собирался на шахту номер шесть?
  - Уехал... - с какой-то странной улыбкой сказал Березин. - Три дня назад. А час назад пришла от него радиограмма на имя министра. В шахте катастрофа расплавленная лава прорвалась в тоннель. Один человек уже погиб в ней.
  - Не может быть! - с необычайной живостью повернулся Акимов к Березину.
  - Ну, это совсем замечательно! - воскликнул Гоберти. - Может быть, шахта провалится ко всем чертям и без Коновалова. Замечательная новость! Ее надо отдать в печать, в радио... Ведь это фурор! Настоящая сенсация!..
  - Я уже сообщил Герасимову, редактору "Радиогазеты".
  - Я тоже кое-кому расскажу. Если дело может обойтись без Коновалова, то, может быть, сообщить кому надо, чтобы отозвали со льдов геликоптер, который послали за ним? Как вы думаете? Подождем? Хорошо. Ну, мне надо уходить. Я спешу на выставку искусств. Кажется, обо всем поговорили? А?
  - Еще не все, Эрик Вильямович, - сказал Акимов, почти все время молчавший. - Иокиш просит денег. Говорит, что давно не получал.
  - Да, пожалуй, - произнес Гоберти, вынимая бумажник и отсчитывая бумажки. - Довольно?
  - Вполне.
  - А вам, Константин Михайлович, не нужно? Пожалуйста, не стесняйтесь.
  - Н-нет. Не стоит. А впрочем, если вас не затруднит, дайте сотни две... Мне надо послать кое-кому за границу. А менять советские деньги в Госбанке не хочется.
  - О, конечно! - сказал Гоберти, передавая Акимову хрустящие бумажки. - Этого не надо делать...
  Акимов сжал деньги в комок и неловко сунул их в карман.
  - Теперь еще одно, - продолжал он. - Я все-таки считаю нужным сказать вам, хотя думаю, что это пустяк. Наш завод с неделю назад несколько раз посещал какой-то молодой человек. Обо всем расспрашивал, интересовался центробежно-литейными машинами и теми бракованными поршнями. Разговаривал два-три раза с Денисовой. Откровенно говоря, мне это не понравилось. Я проследил его. Оказалось, что это лейтенант государственной безопасности Хинский. Это мне еще больше не понравилось. Конечно, мальчишка, щенок... (Хинский густо покраснел, нахмурил брови и искоса бросил смущенный взгляд на капитана Светлова. Капитан сидел неподвижно, с каменным лицом, не сводя глаз с экрана). И, кроме того, две комиссии ничего тогда не поняли и не разобрались. Так что опасаться нечего... Концы хорошо спрятаны. Но все-таки я велел Гюнтеру убрать щенка. Он пытался это сделать, но неудачно. Только легко ранил. Больше Хинский пока не появлялся на заводе.
  Акимов замолчал, сцепив на животе руки. Глаза Березина, полные неподдельного ужаса, неподвижно глядели на Акимова. На лице Гоберти отразились смущение и тревога. Хотя в комнате было прохладно, лицо и лоб его порозовели. Он вынул платок и несколько раз обмахнулся им.
  Первым прервал молчание Березин.
  - Это ужасно... - прохрипел он. - Это могло кончиться убийством! В нашей стране это самое ужасное преступление. За него карают беспощадно!..
  - Да... это очень серьезно, - произнес Гоберти, задумчиво раскладывая и складывая на коленях платок.
  Акимов иронически посмотрел на Березина:
  - Неужели? Вы только теперь об этом вспомнили? А разорвавшийся насос в шахте номер три? Разве не он убил Красницкого и мог бы повлечь гибель многих других? А при взрыве "Чапаева" не погибли четыре человека? А что еще наделает Коновалов, если лава поможет ему? Тут нечего прятать, как страус, голову под крыло. Кто сказал "А", тот говорит "Б". Я и сказал это "Б".
  - Но ведь это предумышленное убийство, - почти взвизгнул Березин. - А там все можно было бы объяснить случайностью, несчастным стечением обстоятельств.
  - Во всяком случае, - недовольно сказал Гоберти, - вы должны были, Константин Михайлович, раньше поговорить с нами или хотя бы со мной. Я не собираюсь мешать вашей инициативе, но...
  - Вас не было в городе, - насупившись, ответил Акимов. - А Николай Антонович, конечно, истерику устроил бы... как сейчас. Да и времени не было, нужно было торопиться.
  - А я все-таки протестую! - говорил Березин, ударяя ладонью по столу. - Протестую... Нельзя бессмысленно увеличивать ответственность. Тем более безрезультатно...
  - Ответственность нисколько не увеличилась, - раздраженно возразил Акимов. - Покушение было произведено с геликоптера в сумерках, на лету, и никаких следов теперь не найти. И, наконец, я должен вам заявить, что мне надоело все время приспосабливаться к вашей трусости и постоянно оглядываться на нее. Я пошел с вами потому, что мне нужно было поле активной деятельности, активной борьбы. А вы что? Властвовать вы любите, но вы хотели бы добиться власти без риска для своей драгоценной особы. Не пройдет, Николай Антонович!
  - Вы не смеете! - вспыхнул Березин. - И, пожалуйста, не забывайте, что я никогда не искал вашей волчьей стаи! Вам это может подтвердить и Эрик Вильямович. Я с ним иду, а не с вами.
  - Ну, довольно, дорогие друзья, - произнес, вставая с кресла, Гоберти. - Дело сделано, и ссориться поздно. По каким бы дорожкам мы все ни шли, но цель у нас одна. Как говорится в одной замечательной русской пословице: "Как бы ни болела, лишь бы умерла". Хе-хе! Только прошу вас, дорогой Константин Михайлович, в будущем таких вещей не делать без консультации со мной.
  Акимов угрюмо наклонил голову.
  - Ну, я спешу, - продолжал Гоберти. - Я выйду один. Константин Михайлович потом.
  Он дружелюбно, с широкой улыбкой потряс руку своим собеседникам и вышел из кабинета.
  Воцарилось короткое молчание - недовольное, почти враждебное. Березин, не поднимая глаз, нервно перекладывал с места на место какие-то бумаги. Акимов, вытянув короткие ноги, играл большими пальцами сцепленных рук. Потом, все так же молча, он встал, подал руку Березину и вышел.
  Едва дверь закрылась за ним, Березин откинулся на спинку кресла, прерывисто и шумно вздохнул, закрыл глаза.
  Через минуту послышался стук. В кабинет вошел секретарь.
  - Можно выключить? - обратился Хинский к капитана Светлову.
  На побледневшем лице молодого лейтенанта, в его глазах стояло с трудом сдерживаемое торжество.
  Капитан молча кивнул головой, встал и потянулся.
  Хинский нажал кнопку на аппарате, экран потух, и кабинет Березина исчез.
  - Ну, поздравляю вас, лейтенант, - произнес капитан. - Операция проведена блестяще. Объясните, как это вы все устроили?
  - Очень просто, товарищ капитан. Из донесений сержанта Гаврилова о перехваченных разговорах Акимова с Березиным я узнал, что совещание должно произойти именно у Березина, в его служебном кабинете. Лучшего места им бы, конечно, и не найти. В министерстве постоянно много народу, в кабинете Березина часто происходят совещания. Но и я лучшего места не мог бы ожидать. У меня было три дня сроку. Через министра ВАРа я добился представления мне на последнюю перед совещанием ночь комнаты, соседней с кабинетом Березина. Конечно, никто не знал ни моих целей, ни намерений. Нашему радиоинженеру я своевременно дал задание, и он успел подготовить схему установки и аппаратуру. В ночь перед совещанием в пустой соседней комнате мы пробуравили стену в кабинет Березина, ввели в отверстие трубку звуко- и светоприемного аппарата, сделали скрытую проводку и присоединили ее к домовой радиосети. Остальное, я думаю, понятно... В общем, тут ничего нового нет. Принцип тот же, что в установках для скрытого наблюдения за жизнью животных в их норах, берлогах и логовищах. Я применил его лишь для наблюдения за зверями двуногими. Вот и все.
  - Очень остроумно, лейтенант. Еще раз поздравляю вас. Министр и майор будут очень довольны. С таким документом, - капитан кивнул на диктофон, - можно, пожалуй, приступить к активным действиям.
  - Я думаю, капитан, прежде всего повторить радио на шахту номер шесть, но уже с приказом об аресте Курилина, - сказал Хинский вставая.
  - Совершенно правильно, - одобрил капитан. - И как можно скорее. - Он заложил руки за спину, прошелся по кабинету и продолжал: - Потом перенесите на бумагу всю звукозапись диктофона, изучите материал и доложите мне ваши предложения о необходимых мерах. Сегодня в двадцать ноль-ноль я жду вас у себя.
  Один из аппаратов на столе издал короткое гудение. Хинский нажал кнопку под столом. Дверь раскрылась, и секретарь министра быстро вошел, размахивая небольшой бумажкой.
  - Лейтенант, вам... Срочно от министра...
  Хинский бросился навстречу.
  - Разрешите, капитан? - пробормотал он, пробегая глазами бумагу, и вдруг вскрикнул с радостью и изумлением в голосе: - От майора! Он жив! Коновалов арестован... Капитан, смотрите, читайте!..
  У капитана дрогнули поднятые брови. Он взял бумагу из рук Хинского и вполголоса прочел:
  - "Москва. Министру госбез. Лейтенанту Хинскому. В отмену моей предыдущей 188. Коновалов, он же Курилин, задержан майором Комаровым после попытки взрыва поселка шахты номер шесть. Все благополучно. Комаров, Карцев и Дима Денисов у меня, в поселке шахты. Коновалова доставлю в Москву в ближайшее время. Замминистра ВАРа Лавров. 189".

    ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ

  
  
  
  СМЕРТЬ НА ПОСТУ
  Первые утренние сообщения о катастрофе в шахте номер шесть - о прорыве лавы в тоннель, о гибели Грабина - произвели тягостное впечатление в стране, особенно в Москве. Это впечатление еще более усилилось после появления статьи профессора Герасимова в "Радиогазете". Герасимов с горечью вспоминал все предостережения - о риске, об опасностях, которые ожидали строителей в неизведанных недрах земли. И вот новое доказательство правоты этих предостережений: гибель еще одного человека, возможная гибель всей шахты. "Надо остановиться, пока не поздно! - восклицал профессор. - Лишь головные шахты гольфстримовской трассы более или менее готовы, остальные находятся пока в первых стадиях строительства. Еще не поздно прекратить дальнейшую растрату драгоценных человеческих жизней и богатств страны!"
  Еще несколько радиогазет выступили почти с такими же выводами, но большинство ограничилось выпуском экстренных сообщений о печальных событиях, выжидая известий о результатах борьбы со стихией.
  Уже ночью стало известно, что мощность магмовои жилы не слишком велика, что есть надежда на быстрое замораживание лавы.
  Утром следующего дня газеты были полны сообщений о героической борьбе коллектива шахты во главе с Лавровым, который все время находится в самых опасных местах. Выступления почти всех газет были полны веры и бодрости. Одна из них закончила статью словами: "Проект Лаврова - это будущее нашей страны. Мы всегда готовы драться за нее на любых фронтах, с радостью отдавая свою жизнь за ее счастье. Так почему же мы будем бояться жертв на фронте борьбы с природой?! Слава героям, павшим в этой борьбе! Вечная слава Грабину и Красницкому, отдавшим жизнь за процветание родины! Светлая память о них будет вечно жить в наших сердцах".
  Портреты и биографии Лаврова, Садухина, Арсеньева, Сеславиной заполнили страницы журналов, демонстрировались на экранах телевизефонных газет, в кино, общественных местах, на площадях, даже на небе и облаках...
  Общая радость еще более усилилась, когда вместе с сообщением о том, что лавовый поток ослабел, из шахты пришла весть о появлении в поселке трех человек, оставшихся на льду после гибели "Чапаева" и считавшихся погибшими...
  С возрастающим нетерпением все ждали приезда Лаврова. В министерство ВАРа непрерывно обращались с запросами о дне и часе возвращения Лаврова в Москву. Ответ был точный и краткий: двадцать первого сентября, четырнадцать часов, Центральный московский аэровокзал.
  Обширная площадь перед вокзалом была уже заполнена народом, когда Ирина вышла из своей машины у тихого бокового подъезда. На лестнице, как условились еще накануне, ее ожидал Хинский.
  Ирину нельзя было узнать. За два дня она расцвела, словно воскреснув к новой жизни. Румянец покрывал ее похудевшее лицо, чуть выпуклые серые глаза лучились счастьем. С губ не сходила улыбка.
  - Какой вы милый, Хинский! - говорила Ирина, поднимаясь с лейтенантом по лестнице. - Если бы вы вчера не указали мне на этот подъезд, я не пробилась бы к вокзалу.
  - Это один из служебных подъездов, - ответил Хинский. - Мы им иногда пользуемся, и я провожу вас...
  - Смотрите, Хинский! - засмеялась Ирина. - Вы, кажется, используете свое служебное положение для посторонних людей...
  - Что вы, Ирина Васильевна! - смущенно пробормотал молодой лейтенант. - Вы сегодня здесь не посторонняя и имеете особые права...
  - Я сегодня всю ночь глаз не могла сомкнуть, - говорила Ирина. - Сразу две такие огромные радости... Две жизни возвращаются ко мне...
  "Какие две?" - подумал Хинский. - Ах, да... Дима и... Лавров".
  На просторном ровном поле аэродрома пестрели разноцветные летательные машины. Перрон был полон народу, слышался гул громкого говора.
  - А вон Березин, - сказала Ирина.
  Вдали, среди работников министерства ВАРа, стоял Березин. Он издали сдержанно поклонился Ирине и получил короткий кивок в ответ.
  - У вас почти совсем прошли следы царапин на лице, - заботливо вглядываясь в Хинского, сказала Ирина. - А на руке? Покажите руку. Как можно так беззаботно производить опыты со взрывчатыми веществами!
  - Право, это чистая случайность. Не стоит внимания...
  - Нет, нет, Хинский, вы беспечны, как ребенок. Я так испугалась за вас, когда увидела следы этого взрыва на вашем лице! Обещайте мне, что вы будете более осторожны с такими веществами.
  - Спасибо за внимание, Ирина Васильевна. Обещаю.
  - За что спасибо? Вы сами проявили столько теплого участия ко мне, когда у меня было горе. Я никогда не забуду этого. Лев Маркович...
  Ирина подняла на Хинского глаза, полные теплоты и благодарности.
  Прозвучал удар гонга. Голос из репродуктора торжественно и громко объявил:
  "Специальный геликоптер-экспресс Мурманск - Москва пролетел Фили, через две минуты приземлится у главного перрона".
  Едва замолк голос диспетчера, как из притихшей на минуту толпы послышались крики:
  - Летит! Летит!
  Ирина побледнела и схватила за локоть Хинского.
  - Дима!.. Димочка!.. Мальчик мой... - почти беззвучно шептала она. - Сережа...
  Вдали в ясном небе сверкнула точка; она быстро росла, принимала знакомые формы, и вот уже огромный геликоптер, блистая стеклом и металлом, величаво парит над полем и под гром приветственных криков медленно и мягко опускается у края перрона.
  Раскрылись бортовые двери. Мелькнули, как в тумане, родные лица, воздух прорезал ликующий детский крик:
  - Ира!.. Ирочка!.. Я здесь!..
  Смеясь и плача, Ирина сжимала в своих объятиях брата, что-то лепеча, спрашивая и вновь, не слыша ответов, прижимая Диму к груди.
  Плутон метался вокруг них, стараясь обратить, на себя внимание. Наконец, не выдержав, рыча и жалобно визжа, он вскинул могучие лапы на плечи Димы и Ирины и просунул огромную голову между их лицами.
  - Плутон! Мой славный Плутон!
  Отойдя в сторону, Хинский стоял, вытянувшись, не сводя глаз с открытых дверей геликоптера.
  Быстрой походкой прошел бледный Лавров и сразу утонул в толпе встречающих, в гуле приветствий и оваций.
  За ним в дверях возникла высокая плотная фигура, мужественное, такое знакомое, родное, спокойное и сейчас лицо. Словно подхваченный ветром, как на крыльях, Хинский сделал несколько шагов и остановился, приложив два пальца к фуражке.
  - Здравствуйте, товарищ лейтенант! - тепло и задушевно прозвучал, чуть дрогнув, родной голос.
  - Здравствуйте, товарищ майор! Разрешите доложить.
  Едва закончив срывающимся голосом краткий и быстрый рапорт о том, что все обстоит благополучно и задание майора выполнено, Хинский утонул в крепких отцовских объятиях.
  - Дмитрий Александрович... Дмитрий Александрович... дорогой... - бормотал он. - Ну как вы?.. Ну, что с вами?..
  - Все хорошо, мой друг... Все в порядке... Пойдемте... пойдемте в кабину... там обо всем поговорим...
  Майор увлек Хинского обратно в геликоптер. Там, в одной из кабин, они заперлись. После первых беспорядочных вопросов и ответов разговор стал деловым.
  - Где Коновалов, Дмитрий Александрович? - спросил Хинский.
  - Здесь, в геликоптере, под крепкой охраной. А что у вас? Что значит ваш рапорт о выполнении задания?
  - Мы с капитаном Светловым пришли к убеждению, что центр организации раскрыт. Решили, что можно приступить к ее ликвидации. Ждали только вас.
  - Вот как! Превосходно! Поздравляю... Кто в центре?
  - Акимов, начальник производства на Московском гидротехническом заводе. Березин, начальник морского управления ВАРа. Корреспондент Гоберти...
  С каждой фамилией брови майора поднимались все выше. С минуту он радостно и немного удивленно смотрел на Хинского.
  - Лев Маркович, голубчик... Как вы это узнали? Какие у вас доказательства?
  - Документальные, Дмитрий Александрович. Бесспорные.
  - Ну, тогда... поздравляю, от души поздравляю вас. В показаниях Коновалова фигурируют те же лица. Значит, ваши и мои материалы подтверждают друг друга. Дело окончено, и можно будет приступить к активным операциям. Ну-с, - добавил майор, вставая и бросая взгляд в окно кабины, - публика расходится, Лаврова увозят. И Кундин бочком пробирается к выходу... Только Иван Павлович, Дима и какая-то девушка еще ждут... должно быть, нас... Выйдем. Это, вероятно, сестра Димы?
  Счастливый Дима, крепко держа за руку Ирину и Ивана Павловича, захлебываясь, рассказывал Ивану Павловичу о сестре, а Ирине - об Иване Павловиче, о моржах, о медведях, о плавании под водой.
  - Дмитрий Александрович! - вырываясь из рук сестры, бросился Дима навстречу майору. - Дмитрии Александрович! Это моя сестра... Это Ира... Это моя сестра Ира...
  Горячая благодарность - в словах, глазах, голосе Ирины - тронули майора. Даже обычная выдержка не помогла ему: он был, видимо, чуть ли не впервые в жизни смущен...
  Условились, что Иван Павлович едет с Ириной и Димой и будет жить у них, а послезавтра вечером (раньше никак, при всем желании, никак нельзя, - твердо заявили майор и Хинский) все соберутся у Денисовых, где будет и Лавров, и проведут вечер вместе.
  Когда перрон опустел, геликоптер отрулил в дальний конец аэродрома, к его грузовым воротам. Там из геликоптера, окруженный стражей, вышел Коновалов. Его подвели к огромному электромобилю, в котором уже сидели майор и Хинский.

    x x x

  Большая комната погружена во мрак, лишь яркая настольная лампа из-под абажура заливает светом большой чернильный прибор, бумаги, тяжелую статуэтку из золотистого металла, фарфоровую вазу с цветами, изящный чернильный аппарат с экраном, стопку книг и книфонов на краю стола.
  Со стен смутно глядят картины в рамах, из темноты мерцают лак мебели, стекло, металл и фарфор. Небольшая скульптурная фигура на тумбочке белеет в углу.
  У человека, сидящего за столом, большая розовая лысина, морщинистый лоб. Мясистые ладони козырьком прикрыли от света глаза и затенили лицо.
  Перед человеком на столе небольшой листок алюминиевой матовой бумаги, покрытый бисерным женским почерком. Человек внимательно читает письмо. Дойдя до конца, минуту он сидит неподвижно, потом вздыхает и, сняв руки, открывает лицо. Это Гоберти.
  В квартире тихо и пустынно. Жена улетела на неделю за границу, и Гоберти уже четыре дня живет одиноко. Он откладывает в сторону письмо матери и задумывается.
  В его памяти всплывает гордая голова с львиной гривой седеющих волос... Барон Раммери... Председатель Международной компании Суэцкого канала.
  Двадцать лет назад, когда барон впервые появился на международной бирже, никто не знал, кто он, откуда у него такое богатство, такой размах и уверенная дерзость в самых рискованных операциях. Но биржевые соперники вскоре разузнали, что источник его финансового могущества - в некоторых "нейтральных" банках. Много лет назад, в разгар второй мировой войны, в эти банки были вложены капиталы германских фашистских главарей и промышленных магнатов. Фашистские бандиты погибли, но их ценности, умело скрытые за подставными именами, прилипли к родственным рукам...
  Говорили, что холеные и ловкие руки барона Раммери орудуют этими капиталами не только на бирже... Говорили, что на его заводах, кораблях и предприятиях слышится почти одна немецкая речь, что даже не всякий немец может туда попасть, что там почему-то царят воинская иерархия и дисциплина... Когда же интернациональным друзьям барона удалось поставить его во главе Международной компании Суэцкого канала, среди ее штата замелькали новые немецкие фамилии.
  В памяти возникает роскошный кабинет барона Раммери. Звучит в ушах, как будто это было только вчера, бархатный голос:
  "Советский Союз своим проектом реконструкции Северного морского пути грозит подорвать все значение наших старых вековых путей на Дальний Восток. Вы должны помочь нам..."
  "Но чем?.. Чем я могу быть полезным?" - растерянно, со страхом и тяжелыми предчувствиями спросил Гоберти.
  "Нам важно заставить Советский Союз отказаться от этого проекта реконструкции Северного морского пути. Если это не удастся, то хотя бы затормозить работы, задержать их, чтобы отдалить их окончание, дать нам время для реорганизации и приспособления к новым условиям...
  Для этого мы готовы затратить неограниченные средства, предоставив их в ваше распоряжение. Ваше положение в Советском Союзе, доверие, которым вы там пользуетесь...
  Поверьте, что мы сумеем отблагодарить вас. Старость вы проведете спокойно".
  В квартире стояла мертвая тишина. Темнота в кабинете, сгущаясь в углах и за мебелью, показалась вдруг беспокойной, полной зловещих теней и смутных угроз. Зачем Хинский приходил на завод?.. Холодок внезапно пробежал по спине, необъяснимый страх сжал сердце.
  "Глупости, - встряхнул головой Гоберти, - на время притихнем. Потом быстро наверстаем... Еще три акта - и свобода. Вернусь домой, к старикам, заживу тихо, с детьми. Теперь не надо заботиться о завтрашнем дне. Семья обеспечена".
  Он встал, подошел к выключателю, зажег верхнюю люстру и настенные бра. Мягкий, успокаивающий свет залил комнату, прогнал тени из углов. Картины со стен глядели дружелюбно, скульптурный мальчик уютно, по-домашнему расположился в углу и озабоченно вытаскивал занозу из ноги.
  "Вот так лучше", - облегченно подумал Гоберти, взглянув на свой оживленный кабинет, сделал два шага обратно к столу и внезапно замер на месте.
  Настольный аппарат телевизефона издал короткий и тихий гудок, экран засветился, показал ободок дверного экрана и чье-то незнакомое лицо.
  "Кто это? - подумал Гоберти. - Так поздно... Пустить? Нет, не стоит... Никого не хочу видеть. Пусть думают, что никого нет дома".
  Он прошелся два раза по комнате, заложив руки в карманы и поминутно взглядывая с досадой на экран.
  "Стоит упорно... Черт с ним! Пусть входит. Вот некстати..."
  Гоберти выключил экран, нажал под ним кнопку от наружной двери и вышел навстречу нежданному гостю.
  Едва он прошел в гостиную, как услышал из передней тихий шорох ног и вдруг остановился - перед глазами поплыл туман.
  Из тумана ослепительно засверкали знакомые значки в петлицах и на рукавах, суровые лица, фигуры людей в формах. Оглушительно прозвучал в ушах тихий голос:
  - Гражданин Гоберти Эрик? Ознакомьтесь с ордером министра государственной безопасности. Я имею приказ произвести обыск в вашей квартире и задержать вас... Прошу вручить ключи от всех помещений.
  Дрожит бумажка в отяжелевших руках, мелькают и пляшут буквы и слова:
  " Поручается майору Комарову Дмитрию Александровичу... тщательный обыск... задержать... Гоберти Эрика... обнаруженные документы..."
  Чужой дрожащий голос доносится откуда-то издалека, произносит явно ненужные, пустые слова:
  - Протестую... иностранный подданный... явное недоразумение... ошибка...
  И опять кабинет... В нем нет уже мирной тишины, улетело спокойствие, все чуждо, холодно, и скульптурный мальчик равнодушно отвернулся, занятый своей занозой... Чужие люди быстро и уверенно снуют по комнате, выдвигают ящики из стола, просматривают и откладывают бумаги, письма, документы...
  А в затуманенной голове возникают и пропадают обрывки мыслей, слова...
  "Все погибло... Что это за связка писем?.. Ах, да... Коновалов, наверное... Нет, это из-за Акимова... Все равно... Все равно позор... И тут и там... Барон Раммери заступится... Нет, все откажутся... Попавшийся шпион и диверсант... Откажется... Что делать? Покорно ждать суда? Нет! Покамест этот порошок в жилетном кармане... Потом будет поздно... обыщут, отнимут... Сейчас! Скорее, пока человек отвернулся и никто не смотрит..."
  Быстрое движение руки: в карман - ко рту... Грохот отброшенного стула, шум падающего, словно пораженного молнией тела...
  - Афонин, что же вы смотрели? - воскликнул с отчаянием майор, бросаясь на колени перед неподвижно распростертым на полу Гоберти.
  Он перевернул тяжелое тело на спину, приложил ухо к груди, посмотрел на быстро синеющее лицо и, не поднимаясь с колен, глухо произнес:
  - Мертв... Цианистый калий...
  Майор медленно встал, не сводя глаз с лица самоубийцы, и глубоко вздохнул.
  - Сержант Басов, поднимите с Афониным тело, перенесите на диван. Вызовите врача. Потом продолжайте обыск. У тела пусть остается Афонин...
&

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
Просмотров: 390 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа