Главная » Книги

Ильф Илья, Петров Евгений - Двенадцать стульев, Страница 10

Ильф Илья, Петров Евгений - Двенадцать стульев


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

сюда вы, москвичка?
   - Совершенно случайно. Я поссорилась с Колей.
   - Вот как? - заметил Ипполит Матвеевич.
   - Ну, покинем этот зал, - сказал Остап.
   - А я его еще не смотрела. Он такой красивенький.
   - Начинается! - шепнул Остап на ухо Ипполиту Матвеевичу. И, обращаясь к Лизе, добавил: - Смотреть здесь совершенно нечего. Упадочный стиль. Эпоха Керенского.
   - Тут где-то, мне говорили, есть мебель мастера Гамбса, - сообщил Ипполит Матвеевич, - туда, пожалуй, отправимся.
   Лиза согласилась и, взяв Воробьянинова об руку (он казался ей удивительно милым представителем науки), направилась к выходу. Несмотря на всю серьезность положения и наступивший решительный момент в поисках сокровищ, Бендер, идя позади парочки, игриво смеялся. Его смешил предводитель команчей в роли кавалера.
   Лиза сильно стесняла концессионеров. В то время как они одним взглядом определяли, что в комнате нужной мебели нет, и невольно влеклись в следующую, - Лиза подолгу застревала в каждом отделе. Она прочитывала вслух все печатные научно-идеологические критики на мебель, отпускала острые замечания насчет посетителей и подолгу застревала у каждого экспоната. Невольно и совершенно незаметно для себя она приспосабливала виденную мебель к своей комнате и потребностям. Готическая кровать ей совсем не понравилась. Кровать была слишком велика. Если бы даже Коле удалось чудом получить комнату в три квадратных сажени, то и тогда средневековое ложе не поместилось бы в комнате. Однако Лиза долго обхаживала кровать, обмеривая шажками ее подлинную площадь. Лизе было очень весело. Она не замечала кислых физиономий своих спутников, рыцарские характеры которых не позволяли им сломя голову броситься в комнату мастера Гамбса.
   - Потерпим, - шепнул Остап, - мебель не уйдет, а вы, предводитель, не жмите девочку. Я ревную.
   Ипполит самодовольно улыбнулся.
   Залы тянулись медленно. Им не было конца. Мебель александровской эпохи была представлена многочисленными комплектами. Сравнительно небольшие ее размеры привели Лизу в восторг.
   - Смотрите, смотрите! - доверчиво кричала Лиза, хватая Воробьянинова за рукав. - Видите это бюро? Оно чудно подошло бы для нашей комнаты. Правда?
   - Прелестная мебель! - гневно сказал Остап. - Упадочная только.
   Мебель не произвела на Ипполита Матвеевича должного впечатления. Между тем она была прекрасна. Совершенство ее форм поражало глаз.
   Лиза мечтательно сказала:
   - На этом кресле, может быть, сидел Пушкин.
   - Кто вы говорите, Пушкин? - спросил Остап. - Сейчас я узнаю.
   Остап стал на колени и заглянул под сиденье.
   - На нем сидел О'Генри, в бытность его в американской тюрьме Синг-Синг. Вы удовлетворены? А теперь мы смело можем перейти в другую комнату.
   Стада диванов, секретеров, горок, шкафов, все стили, все времена, все эпохи были осмотрены концессионерами, а залы, большие и маленькие, все еще тянулись.
   - А здесь я уже была, - сказала Лиза, входя в красную гостиную, - здесь, я думаю, останавливаться не стоит.
   К ее удивлению, равнодушные к мебели спутники не только не рвались вперед, а замерли у дверей, как часовые.
   - Что ж вы стали? Пойдем. Я уже устала!
   - Подождите, - сказал Ипполит Матвеевич, освобождаясь от ее руки, - одну минуточку.
   Большая комната была перегружена мебелью. Гамбсовские стулья расположились вдоль стены и вокруг стола. Диван в углу тоже окружали стулья. Их гнутые ножки и удобные спинки были захватывающе знакомы Ипполиту Матвеевичу. Остап испытующе смотрел на него. Ипполит Матвеевич стал красным.
   - Вы устали, барышня, - сказал он Лизе, - присядьте-ка сюда и отдохните, а мы с ним походим немного. Это, кажется, интересный зал.
   Лизу усадили. Концессионеры отошли к окну.
   - Она? - спросил Остап.
   - Как будто она. Только не та обивка.
   - Великолепно, обивку могли переменить.
   - Нужно более тщательно осмотреть.
   - Все стулья тут?
   - Сейчас я посчитаю. Подождите, подождите...
   Воробьянинов стал переводить глаза со стула на стул.
   - Позвольте, - сказал он наконец, - двадцать стульев. Этого не может быть. Их ведь должно быть всего десять.
   - А вы присмотритесь хорошо. Может быть, это не те.
   Они стали ходить между стульями.
   - Ну? - торопил Остап.
   - Спинка как будто не такая, как у моих.
   - Значит, не те?
   - Не те.
   - Мура. Напрасно я с вами связался, кажется.
   Ипполит Матвеевич был совершенно подавлен.
   - Ладно, - сказал Остап, - заседание продолжается. Стул - не иголка. Найдется. Дайте ордера сюда. Придется вступить в неприятный контакт с администрацией музея. Садитесь рядом с девочкой и сидите. Я сейчас приду.
   - Что вы такой грустный? - говорила Лиза. - Вы устали?
   Ипполит Матвеевич отделывался молчанием.
   - У вас голова болит?
   - Да, немножко. Заботы, знаете ли. Отсутствие женской ласки сказывается на жизненном укладе.
   Лиза сперва удивилась, а потом, посмотрев на своего бритоголового собеседника, и на самом деле его пожалела. Глаза у Воробьянинова были страдальческие. Пенсне не скрывало резко обозначавшихся мешочков. Быстрый переход от спокойной жизни делопроизводителя уездного загса к неудобному и хлопотливому быту охотника за бриллиантами и авантюриста даром не дался. Ипполит Матвеевич сильно похудел, и у него стала побаливать печень. Под суровым надзором Бендера Ипполит Матвеевич терял свою физиономию и быстро растворялся в могучем интеллекте сына турецко-подданного. Теперь, когда он на минуту остался вдвоем с очаровательной гражданкой Калачевой, ему захотелось рассказать ей обо всех горестях и волнениях, но он не посмел этого сделать.
   - Да, - сказал он, нежно глядя на собеседницу. - Такие дела. Как же вы поживаете, Елизавета...
   - Петровна. А вас как зовут?
   Обменялись именами-отчествами.
   "Сказка любви дорогой", - подумал Ипполит Матвеевич, вглядываясь в простенькое лицо Лизы. Так страстно, так неотвратимо захотелось старому предводителю женской ласки, отсутствие которой тяжело сказывается на жизненном укладе, что он немедленно взял Лизину лапку в свои морщинистые руки и горячо заговорил об Эйфелевой башне. Ему захотелось быть богатым, расточительным и неотразимым. Ему хотелось увлекать и под шум оркестров пить некие редереры с красоткой из дамского оркестра в отдельном кабинете. О чем было говорить с этой девочкой, которая, безусловно, ничего не знает ни о редерерах, ни о дамских оркестрах и которая по своей природе даже не может постичь всей прелести этого жанра. А быть увлекательным так хотелось! И Ипполит Матвеевич обольщал Лизу повестью о постройке Эйфелевой башни.
   - Вы научный работник? - спросила Лиза.
   - Да. Некоторым образом, - ответил Ипполит Матвеевич, чувствуя, что со времени знакомства с Бендером он приобрел несвойственное ему раньше нахальство.
   - А сколько вам лет, простите за нескромность?
   - К науке, которую я в настоящий момент представляю, это не имеет отношения.
   Этим быстрым и метким ответом Лиза была покорена.
   - Но все-таки? Тридцать? Сорок?
   - Почти. Тридцать восемь.
   - Ого! Вы выглядите значительно моложе.
   Ипполит Матвеевич почувствовал себя счастливым.
   - Когда вы доставите мне счастье увидеться с вами снова? - спросил Ипполит Матвеевич в нос.
   - А вам разве интересно со мной разговаривать? Я же глупенькая.
   - Вы? - страстно сказал Ипполит Матвеевич. - Если б у меня было две жизни, я обе отдал бы вам.
   Лизе стало очень стыдно. Она заерзала в кресле и затосковала.
   - Куда это товарищ Бендер запропастился? - сказала она тоненьким голосом.
   - Так когда же? - спросил Воробьянинов нетерпеливо. - Когда и где мы увидимся?
   - Ну, я не знаю. Когда хотите.
   - Сегодня можно?
   - Сегодня?
   - Умоляю вас.
   - Ну, хорошо. Пусть сегодня. Заходите к нам.
   - Нет, давайте встретимся на воздухе. Теперь такие погоды замечательные. Знаете стихи: "Это май-баловник, это май-чародей веет свежим своим опахалом".
   - Это Жарова стихи?
   - М-м... Кажется. Так сегодня? Где же?
   - Какой вы странный. Где хотите. Хотите у несгораемого шкафа? Знаете?
   - Знаю. В коридоре. В котором часу?
   - У нас нет часов. Когда стемнеет.
   Едва Ипполит Матвеевич успел поцеловать Лизе руку, что он сделал весьма торжественно, как вернулся Остап. Остап был очень деловит.
   - Простите, мадемуазель, - сказал он быстро, - но мы с приятелем не сможем вас проводить. Открылось небольшое, но очень важное дельце. Нам надо срочно отправиться в одно место.
   У Ипполита Матвеевича захватило дыханье.
   - До свиданья, Елизавета Петровна, - сказал он поспешно, - простите, простите, простите, но мы страшно спешим.
   И компаньоны убежали, оставив удивленную Лизу в комнате, обильно обставленной гамбсовской мебелью.
   - Если бы не я, - сказал Остап, когда они спускались по лестнице, - ни черта бы не вышло. Молитесь за меня. Молитесь, молитесь, не бойтесь, голова не отвалится. Слушайте. Ваша мебель музейного значения не имеет. Ей место не в музее, а в казарме штрафного батальона. Вы удовлетворены этой ситуацией?
   - Что за издевательство! - воскликнул Воробьянинов, начавший было освобождаться из-под ига могучего интеллекта сына турецко-подданного.
   - Молчание, - холодно сказал Остап, - вы не знаете, что происходит. Если мы сейчас не захватим нашу мебель - кончено. Никогда нам ее не видать. Только что я имел в конторе тяжелый разговорчик с заведующим этой исторической свалкой.
   - Ну и что же? - закричал Ипполит Матвеевич. - Что же сказал вам заведующий?
   - Сказал все, что надо. Не волнуйтесь. "Скажите, - спросил я его, - чем объяснить, что направленная вам по ордеру мебель из Старгорода не имеется в наличности?" Спросил я это, конечно, любезно, в товарищеском порядке. "Какая это мебель? - спрашивает он. - У меня в музее таких фактов не наблюдается". Я ему сразу ордера под нос подсунул. Он полез в книги. Искал полчаса и наконец возвращается. Ну, как вы себе представляете? Где эта мебель?
   - Пропала? - пискнул Воробьянинов.
   - Представьте себе, нет. Представьте себе, что в таком кавардаке она уцелела. Как я вам уже говорил, музейной ценности она не имеет. Ее свалили в склад и только вчера, заметьте себе, вчера, через семь лет (она лежала на складе семь лет! ), она была отправлена в аукцион на продажу. Аукцион Главнауки. И если ее не купили вчера или сегодня утром - она наша! Вы удовлетворены?
   - Скорее! - закричал Ипполит Матвеевич.
   - Извозчик! - завопил Остап.
   Они сели, не торгуясь.
   - Молитесь на меня, молитесь! Не бойтесь, гофмаршал! Вино, женщины и карты нам обеспечены. Тогда рассчитаемся и за голубой жилет.
   В Пассаж на Петровке, где помещался аукционный зал, концессионеры вбежали бодрые, как жеребцы.
   В первой же комнате аукциона они увидел то, что так долго искали. Все десять стульев Ипполита Матвеевича стояли вдоль стенки на своих гнутых ножках. Даже обивка на них не потемнела, не выгорела, не попортилась. Стулья были свежие и чистые, как будто бы только что вышли из-под надзора рачительной Клавдии Ивановны.
   - Они? - спросил Остап.
   - Боже, Боже, - твердил Ипполит Матвеевич, - они, они. Они самые. На этот раз сомнений никаких.
   - На всякий случай проверим, - сказал Остап, стараясь быть спокойным.
   Он подошел к продавцу.
   - Скажите, эти стулья, кажется, из мебельного музея?
   - Эти? Эти - да.
   - А они продаются?
   - Продаются.
   - Какая цена?
   - Цены еще нет. Они у нас идут с аукциона.
   - Ага. Сегодня?
   - Нет. Сегодня торг уже кончился. Завтра с пяти часов.
   - А сейчас они не продаются?
   - Нет. Завтра с пяти часов.
   Так, сразу же, уйти от стульев было невозможно.
   - Разрешите, - пролепетал Ипполит Матвеевич, - осмотреть. Можно?
   Концессионеры долго рассматривали стулья, садились на них, смотрели для приличия и другие вещи. Воробьянинов сопел и все время подталкивал Остапа локтем.
   - Молитесь на меня! - шептал Остап. - Молитесь, предводитель!
   Ипполит Матвеевич был готов не только молиться на Остапа, но даже целовать подметки его малиновых штиблет.
   - Завтра, - говорил он, - завтра, завтра, завтра.
   Ему хотелось петь.

Глава XXI. Баллотировка по-европейски

  
   В то время как друзья вели культурно-просветительный образ жизни - посещали музеи и делали авансы дамочкам, затосковавшим по мясу, - в Старгороде, на улице Плеханова, двойная вдова Грицацуева, женщина толстая и слабая, совещалась и конспирировала со своими соседками. Все скопом рассматривали оставленную Бенде-ром записку и даже разглядывали ее на свет. Но водяных знаков на ней не было, а если бы они и были, то и тогда таинственные каракули великолепного Остапа не стали бы более ясными.
   Прошло три дня. Горизонт оставался чистым. Ни Бендер, ни чайное ситечко, ни дутый браслетик, ни стул - не возвращались. Все эти одушевленные и неодушевленные предметы пропали самым загадочным образом.
   Тогда вдова приняла радикальные меры. Она пошла в контору "Старгородской правды", и там ей живо состряпали объявление:
  
   Умоляю
   лиц, знающих местопребывание.
   Ушел из дому тов. Бендер, лет 25-30. Одет в зеленый костюм, желтые ботинки и голубой жилет. Брюнет.
   Указавш. прош. сообщить за приличн. вознагражд. Ул. Плеханова, 15, Грицацуевой.
  
   - Это ваш сын? - участливо осведомлялись в конторе.
   - Муж он мне! - ответила страдалица, закрывая лицо платком.
   - Ах, муж!
   - Законный. А что?
   - Да ничего, ничего. Вы бы в милицию все-таки обратились.
   Вдова испугалась. Милиции она страшилась. Провожаемая странными взглядами конторщиков, вдова удалилась.
   Троекратно прозвучал призыв со страниц "Старгородской правды". Но великая страна молчала. Не нашлось лиц, знающих местопребывание брюнета в желтых ботинках. Никто не являлся за приличным вознаграждением. Соседки судачили.
   Чело вдовы омрачалось с каждым днем все больше. И странное дело. Муж мелькнул, как ракета, утащив с собой в черное небо хороший стул и семейное ситечко, а вдова все любила его. Кто может понять сердце женщины, особенно вдовой?
   К трамваю в Старгороде уже привыкли и садились в него безбоязненно. Кондуктора кричали свежими голосами: "Местов нет", и все шло так, будто трамвай заведен в городе еще при Владимире Красное Солнышко. Инвалиды всех групп, женщины с детьми и Виктор Михайлович Полесов садились в вагоны с передней площадки. На крик "получите билеты" Полесов важно говорил - "годовой" - и оставался рядом с вагоновожатым. Годового билета у него не было и не могло быть.
   Инженер Треухов руководил постройкой новых трамвайных линий и деятельно переписывался с заводоуправлением, поторапливая с высылкой вагонов.
   Пребывание Воробьянинова и великого комбинатора оставило в городе глубокий след.
   Заговорщики тщательно хранили доверенную им тайну. Молчал даже Виктор Михайлович, которого так и подмывало выложить волнующие его секреты первому встречному. Однако, вспоминая оловянный взгляд и могучие плечи Остапа, Полесов крепился. Душу он отводил только в разговорах с гадалкой.
   - А как вы думаете, Елена Станиславовна, - говорил он, - чем объяснить отсутствие наших руководителей?
   Елену Станиславовну это тоже весьма интересовало, но она не имела никаких сведений.
   - А не думаете ли вы, Елена Станиславовна, - продолжал неугомонный слесарь, - что они выполняют сейчас особое задание?
   Гадалка была убеждена, что это именно так. Того же мнения придерживался, видно, и попугай в красных подштанниках. Он смотрел на Полесова своим круглым разумным глазом, как бы говоря: "Дай семечек, и я тебе сейчас все расскажу. Виктор, ты будешь губернатором. Тебе будут подчинены все слесари. А дворник дома No 5 так и останется дворником, возомнившим о себе хамом".
   - А не думаете ли вы, Елена Станиславовна, что нам нужно продолжать работу? Как-никак, нельзя сидеть сложа руки.
   Гадалка согласилась и заметила:
   - А ведь Ипполит Матвеевич герой.
   - Герой, Елена Станиславовна. Ясно. А этот боевой офицер с ним? Деловой человек! Как хотите, Елена Станиславовна, а дело так стоять не может. Решительно не может.
   И Полесов начал действовать. Он делал регулярные визиты всем членам тайного общества "Меча и орала", особенно допекая осторожного владельца "Одесской бубличной артели - "Московские баранки" гражданина Кислярского. При виде Полесова гражданин Кислярский чернел. А слова о необходимости действовать доводили боязливого бараночника до умоисступления.
   К концу недели все собрались у Елены Станиславовны в комнате с попугаем. Полесов кипел.
   - Ты, Виктор, не болбочи, - говорил ему рассудительный Дядьев, - чего ты целыми днями по городу носишься?
   - Надо действовать! - кричал Полесов.
   - Действовать надо, а вот кричать совершенно не надо. Я, господа, вот как себе это все представляю. Раз Ипполит Матвеевич сказал - дело святое. И, надо полагать, ждать нам осталось недолго. Как все это будет происходить, нам и знать не надо. На то военные люди есть. А мы часть гражданская - представители городской интеллигенции и купечества. Нам что важно? Быть готовыми. Есть у нас что-нибудь? Центр у нас есть? Нету. Кто станет во главе города? Никого нет. А это, господа, самое главное. Англичане, господа, с большевиками, кажется, больше церемониться не будут. Это нам первый признак. Все переменится, господа, и очень быстро. Уверяю вас.
   - Ну, в этом мы и не сомневаемся, - сказал Чарушников, надуваясь.
   - И прекрасно, что не сомневаетесь. Как ваше мнение, господин Кислярский? И ваше, молодые люди?
   Молодые люди всем своим видом выразили уверенность в быстрой перемене. А Кислярский, понявший со слов главы торговой фирмы "Быстроупак", что ему не придется принимать непосредственного участия в вооруженных столкновениях, обрадованно поддакнул.
   - Что же нам сейчас делать? - нетерпеливо спросил Виктор Михайлович.
   - Погодите, - сказал Дядьев, - берите пример со спутника господина Воробьянинова. Какая ловкость! Какая осторожность! Вы заметили, как он быстро перевел дело на помощь беспризорным? Так нужно действовать и нам. Мы только помогаем детям. Итак, господа, наметим кандидатуры.
   - Ипполита Матвеевича Воробьянинова мы предлагаем в предводители дворянства! - воскликнули молодые люди.
   Чарушников снисходительно закашлялся.
   - Куда там! Он не меньше чем министром будет. А то и выше подымай - в диктаторы!
   - Да что вы, господа, - сказал Дядьев, - предводитель - дело десятое! О губернаторе нам надо думать, а не о предводителе. Давайте начнем с губернатора. Я думаю...
   - Господина Дядьева! - восторженно закричал Полесов. - Кому же еще взять власть над всей губернией?
   - Я очень польщен доверием, - начал Дядьев.
   Но тут выступил внезапно покрасневший Чарушников.
   - Этот вопрос, господа, - сказал он с надсадой в голосе, - следовало бы провентилировать.
   На Дядьева он старался не смотреть.
   Владелец "Быстроупака" гордо рассматривал свои сапоги, на которые налипли деревянные стружки.
   - Я не возражаю, - вымолвил он, - давайте пробаллотируем. Закрытым голосованием или открытым?
   - Нам по-советскому не надо, - обиженно сказал Чарушников, - давайте голосовать по-честному, по-европейски - закрыто.
   Голосовали бумажками. За Дядьева было подано четыре записки. За Чарушникова - две. Кто-то воздержался. По лицу Кислярского было видно, что это он. Ему не хотелось портить отношений с будущим губернатором, кто бы он ни был.
   Когда трепещущий Полесов огласил результаты честной европейской баллотировки, в комнате воцарилось тягостное молчание. На Чарушникова старались не смотреть. Неудачливый кандидат в губернаторы сидел как оплеванный.
   Елене Станиславовне было очень его жалко. Это она голосовала за него. Другой голос Чарушников, искушенный в избирательных делах, подал за себя сам. Добрая Елена Станиславовна тут же сказала:
   - А городским головой я предлагаю выбрать все-таки мосье Чарушникова.
   - Почему же все-таки? - проговорил великодушный губернатор. - Не все-таки, а именно его и никого другого. Общественная деятельность господина Чарушникова нам хорошо известна.
   - Просим, просим! - закричали все.
   - Так считать избрание утвержденным?
   Оплеванный Чарушников ожил и даже запротестовал:
   - Нет, нет, господа, я прошу пробаллотировать. Городского голову даже скорее нужно баллотировать, чем губернатора. Если уж, господа, вы хотите оказать мне доверие, то, пожалуйста, очень прошу вас - пробаллотируйте!
   В пустую сахарницу посыпались бумажки.
   - Шесть голосов - за, - сказал Полесов, - и один воздержался.
   - Поздравляю вас, господин голова! - сказал Кислярский, по лицу которого было видно, что воздержался он и на этот раз. - Поздравляю вас!
   Чарушников расцвел.
   - Остается выпить, ваше высокопревосходительство, - сказал он Дядьеву. - Слетайте-ка, Полесов, в "Октябрь". Деньги есть?
   Полесов сделал рукой таинственный жест и убежал. Выборы на время прервали и продолжали их уже за ужином.
   Попечителем учебного округа наметился бывший директор дворянской гимназии, ныне букинист, Распопов. Его очень хвалили. Только Владя, выпивший три рюмки водки, вдруг запротестовал:
   - Его нельзя выбирать. Он мне на выпускном экзамене двойку по логике поставил.
   На Владю набросились.
   - В такой решительный час, - кричали ему, - нельзя помышлять о собственном благе. Подумайте об отечестве.
   Владю так быстро сагитировали, что даже он сам голосовал за своего мучителя. Распопов был избран всеми голосами при одном воздержавшемся.
   Кислярскому предложили пост председателя биржевого комитета. Он против этого не возражал, но при голосовании на всякий случай воздержался.
   Перебирая знакомых и родственников, выбрали полицмейстера, заведующего пробирной палатой, акцизного, податного и фабричного инспекторов, заполнили вакансии окружного прокурора, председателя, секретаря и членов суда, наметили председателей земской и купеческой управы, попечительства о детях и, наконец, мещанской управы. Елену Станиславовну выбрали попечительницей обществ "Капля молока" и "Белый цветок". Владю и Никешу назначили, за их молодостью, чиновниками для особых поручений при губернаторе.
   - Паз-звольте! - воскликнул вдруг Чарушников. - Губернатору целых два чиновника! А мне?
   - Городскому голове, - мягко сказал губернатор, - чиновников для особых поручений по штату не полагается.
   - Ну, тогда секретаря.
   Дядьев согласился. Оживилась и Елена Станиславовна.
   - Нельзя ли, - сказала она робея, - тут у меня есть один молодой человек, очень милый и воспитанный мальчик. Сын мадам Черкесовой... Очень, очень милый, очень способный. Он безработный сейчас. На бирже труда состоит. У него есть даже билет. Его обещали на днях устроить в союз... Не сможете ли вы взять его к себе? Мать будет очень благодарна.
   - Пожалуй, можно будет, - милостиво сказал Чарушников, - как вы смотрите на это, господа? Ладно... В общем, я думаю, удастся.
   - Что ж, - заметил Дядьев, - кажется, в общих чертах... все? Все как будто?
   - А я? - раздался вдруг тонкий волнующийся голос.
   Все обернулись. В углу, возле попугая, стоял вконец расстроенный Полесов. У Виктора Михайловича на черных веках закипали слезы. Всем стало очень совестно. Гости вспомнили вдруг, что пьют водку Полесова и что он вообще один из главных организаторов Старгородского отделения "Меча и орала". Елена Станиславовна схватилась за виски и испуганно вскрикнула.
   - Виктор Михайлович! - застонали все. - Голубчик! Милый! Ну как вам не стыдно? Ну чего вы стали в углу? Идите сюда сейчас же!
   Полесов приблизился. Он страдал. Он не ждал от товарищей по мечу и оралу такой черствости.
   Елена Станиславовна не вытерпела.
   - Господа! - сказала она. - Это ужасно! Как вы могли забыть дорогого всем нам Виктора Михайловича?
   Она поднялась и поцеловала слесаря-аристократа в закопченный лоб.
   - Неужели же, господа, Виктор Михайлович не сможет быть достойным попечителем учебного округа или полицмейстером?
   - А, Виктор Михайлович? - спросил губернатор. - Хотите быть попечителем?
   - Ну конечно же, он будет прекрасным, гуманным попечителем! - поддержал городской голова, глотая грибок и морщась.
   - А Распо-опов? - обидчиво протянул Виктор Михайлович. - Вы же уже назначили Распопова?
   - Да, в самом деле, куда девать Распопова?
   - В брандмейстеры, что ли?..
   - В брандмейстеры? - заволновался вдруг Виктор Михайлович.
   Перед ним мгновенно возникли бесчисленные пожарные колесницы, блеск огней, звуки труб и барабанная дробь. Засверкали топоры, закачались факелы, земля разверзлась, и вороные драконы понесли его на пожар городского театра.
   - Брандмейстером? Я хочу быть брандмейстером!
   - Ну вот и отлично! Поздравляю вас, вы - брандмейстер. Выпей, брандмейстер!
   - За процветание пожарной дружины! - иронически сказал председатель биржевого комитета.
   На Кислярского набросились все.
   - Вы всегда были левым! Знаем вас!
   - Господа! Какой же я левый?
   - Знаем, знаем!..
   - Левый!
   - Все евреи левые.
   - Но, ей-богу, господа, этих шуток я не понимаю.
   - Левый, левый, не скрывайте!
   - Ночью спит и видит во сне Милюкова!
   - Кадет! Кадет!
   - Кадеты Финляндию продали, - замычал вдруг Чарушников, - у японцев деньги брали! Армяшек разводили!
   Кислярский не вынес потока неосновательных обвинений. Бледный, поблескивая глазками, председатель биржевого комитета ухватился за спинку стула и звенящим голосом сказал:
   - Я всегда был октябристом и останусь им.
   Стали разбираться в том, кто какой партии сочувствует.
   - Прежде всего, господа, - демократия, - сказал Чарушников, - наше городское самоуправление должно быть демократичным. Но без кадетишек. Они нам довольно нагадили в семнадцатом году!
   - Надеюсь, - ядовито заинтересовался губернатор, - среди нас нет так называемых социал-демократов?
   Левее октябристов, которых на заседании представлял Кислярский, - не было никого. Чарушников объявил себя "центром". На крайнем правом фланге стоял брандмейстер. Он был настолько правым, что даже не знал, к какой партии принадлежит.
   Заговорили о войне.
   - Не сегодня завтра, - сказал Дядьев.
   - Будет война, будет.
   - Советую запастись кое-чем, пока не поздно.
   - Вы думаете? - встревожился Кислярский.
   - А вы как полагаете? Вы думаете, что во время войны можно будет что-нибудь достать? Сейчас же мука с рынка долой! Серебряные монетки, как сквозь землю, - бумажечки пойдут всякие, почтовые марки, имеющие хождение наравне, и всякая такая штука.
   - Война - дело решенное.
   - Мне один видный коммунист уже об этом говорил. Говорил, что будто бы СТО уже решительно повернуло в сторону войны.
   - Вы как знаете, - сказал Дядьев, - а я все свободные средства бросаю на закупку предметов первой необходимости.
   - А ваши дела с мануфактурой?
   - Мануфактура само собой, а мука и сахар своим порядком. Так что советую и вам. Советую настоятельно.
   Полесов усмехался.
   - Как же большевики будут воевать? Чем? Сормовские заводы делают не танки, а барахло! Чем они будут воевать? Старыми винтовками? А воздушный флот? Мне один видный коммунист говорил, что у них, ну как вы думаете, сколько аэропланов?
   - Штук двести?
   - Двести? Не двести, а тридцать два! А у Франции восемьдесят тысяч боевых самолетов.
   - Да-а... Довели большевички до ручки...
   Разошлись за полночь.
   Губернатор пошел провожать городского голову. Оба шли преувеличенно ровно.
   - Губернатор! - говорил Чарушников. - Какой же ты губернатор, когда ты не генерал?
   - Я штатским генералом буду, а тебе завидно? Когда захочу, посажу тебя в тюремный замок. Насидишься у меня.
   - Меня нельзя посадить. Я баллотированный, облеченный доверием.
   - За баллотированного двух небаллотированных дают.
   - Па-апрашу со мной не острить! - закричал вдруг Чарушников на всю улицу.
   - Что же ты, дурак, кричишь? - спросил губернатор. - Хочешь в милиции ночевать?
   - Мне нельзя в милиции ночевать, - ответил городской голова, - я советский служащий...
   Сияла звезда. Ночь была волшебна. На Второй Советской продолжался спор губернатора с городским головой.
  
  
  

Глава одиннадцатая

Глава XXII. От Севильи до Гренады

  
   Позвольте, а где же отец Федор? Где стриженый священник церкви Фрола и Лавра? Он, кажется, собирался пойти на Виноградную улицу, в дом No 34, к гражданину Брунсу? Где же этот кладоискатель в образе ангела и заклятый враг Ипполита Матвеевича Воробьянинова, дежурящего ныне в темном коридоре у несгораемого шкафа?
   Исчез отец Федор. Завертела его нелегкая. Говорят, что видели его на станции Попасная, Донецких дорог. Бежал он по перрону с чайником кипятку. Взалкал отец Федор. Захотелось ему богатства. Понесло его по России, за гарнитуром генеральши Поповой, в котором, надо признаться, ни черта нет.
   Едет отец по России. Только письма жене пишет.
  

Письмо

отца Федора, писанное им в Харькове, на вокзале,

своей жене, в уездный город N

  
   Голубушка моя, Катерина Александровна!
  
   Весьма пред тобою виноват. Бросил тебя, бедную, одну в такое время.
   Должен тебе все рассказать. Ты меня поймешь и, можно надеяться, согласишься.
   Ни в какие живоцерковцы я, конечно, не пошел и идти не думал, и Боже меня от этого упаси.
   Теперь читай внимательно. Мы скоро заживем иначе. Помнишь, я тебе говорил про свечной заводик. Будет он у нас, и еще кое-что, может быть, будет. И не придется уже тебе самой обеды варить, да еще столовников держать. В Самару поедем и наймем прислугу.
   Тут дело такое, но ты его держи в большом секрете, никому, даже Марье Ивановне, не говори. Я ищу клад. Помнишь покойную Клавдию Ивановну Петухову, воробьяниновскую тещу? Перед смертью Клавдия Ивановна открылась мне, что в ее доме, в Старгороде, в одном из гостиных стульев (их всего двенадцать) запрятаны ее бриллианты. Ты, Катенька, не подумай, что я вор какой-нибудь. Эти бриллианты она завещала мне и велела их стеречь от Ипполита Матвеевича, ее давнишнего мучителя.
   Вот почему я тебя, бедную, бросил так неожиданно.
   Ты уж меня не виновать.
   Приехал я в Старгород, и, представь себе, этот старый женолюб тоже там очутился. Узнал как-то. Видно, старуху перед смертью пытал. Ужасный человек! И с ним ездит какой-то уголовный преступник, нанял себе бандита. Они на меня прямо набросились, сжить со свету хотели. Да я не такой, мне пальца в рот не клади, не дался.
   Сперва я попал на ложный путь. Один стул только нашел в воробьяниновском доме (там ныне богоугодное заведение), несу я мою мебель к себе в номера "Сорбонна" и вдруг из-за угла с рыканьем человек на меня лезет, как лев, набросился и схватился за стул. Чуть до драки не дошло. Осрамить меня хотели. Потом я пригляделся - смотрю - Воробьянинов. Побрился, представь себе, и голову оголил, аферист, позорится на старости лет.
   Разломали мы стул - ничего там нету. Это потом я понял, что на ложный путь попал. А в то время очень огорчался.
   Стало мне обидно, и я этому развратнику всю правду в лицо выложил.
   - Какой, - говорю, - срам на старости лет. Какая, - говорю, - дикость в России теперь настала. Чтобы предводитель дворянства на священнослужителя, аки лев, бросался и за беспартийность упрекал. Вы, - говорю, - низкий человек, мучитель Клавдии Ивановны и охотник за чужим добром, которое теперь государственное, а не его.
   Стыдно ему стало, и он ушел от меня прочь - в публичный дом, должно быть.
   А я пошел к себе в номера "Сорбонна" и стал обдумывать дальнейший план. И сообразил я то, что дураку этому бритому никогда бы в голову и не пришло. Я решил найти человека, который распределял реквизированную мебель. Представь себе, Катенька, недаром я на юридическом факультете обучался - пошло на пользу. Нашел я этого человека. На другой же день нашел. Варфоломеич - очень порядочный старичок. Живет себе со старухой бабушкой - тяжелым трудом хлеб добывает. Он мне все документы дал. Пришлось, правда, вознаградить за такую услугу. Остался без денег (но об этом после). Оказалось, что все двенадцать гостиных стульев из воробьянинского дома попали к инженеру Брунсу на Виноградную улицу. Заметь, что все стулья попали к одному человеку, чего я никак не ожидал (боялся, что стулья попадут в разные места). Я очень этому обрадовался. Тут, как раз, в "Сорбонне" я снова встретился с мерзавцем Воробьяниновым. Я хорошенько отчитал его и его друга, бандита, не пожалел. Я очень боялся, что они проведают мой секрет, и затаился в гостинице до тех пор, покуда они не съехали.
   Брунс, оказывается, из Старгорода выехал в 1923 году в Харьков, куда его назначили служить. От дворника я выведал, что он увез с собою всю мебель и очень ее сохраняет. Человек он, говорят, степенный.
   Сижу теперь в Харькове на вокзале и пишу вот по какому случаю. Во-первых, очень тебя люблю и вспоминаю, а во-вторых, Брунса здесь уже нет. Но ты не огорчайся. Брунс служит теперь в Ростове, в "Новоросцементе", как я узнал. Денег у меня на дорогу в обрез. Выезжаю через час товаропассажирским. А ты, моя добрая, зайди, пожалуйста, к зятю, возьми у него пятьдесят рублей (он мне должен и обещался отдать) и вышли в Ростов - главный почтамт до востребования Федору Иоанновичу Вострикову. Перевод, в видах экономии, пошли почтой. Будет стоить тридцать копеек.
   Что у нас слышно в городе? Что нового?
   Приходила ли к тебе Кондратьевна? Отцу Кириллу скажи, что скоро вернусь, мол, к умирающей тетке в Воронеж поехал. Экономь средства. Обедает ли еще Евстигнеев? Кланяйся ему от меня. Скажи, что к тетке уехал.
   Как погода? Здесь, в Харькове, совсем лето. Город шумный - центр Украинской республики. После провинции кажется, будто за границу попал.
   Сделай:
   1) Мою летнюю рясу в чистку отдай (лучше 3 р. за чистку отдать, чем на новую тратиться), 2) Здоровье береги, 3) Когда Гуленьке будешь писать, упомяни невзначай, что я к тетке уехал в Воронеж.
   Кланяйся всем от меня. Скажи, что скоро приеду.

Другие авторы
  • Лихачев Владимир Сергеевич
  • Кано Леопольдо
  • Уманов-Каплуновский Владимир Васильевич
  • Мансуров Александр Михайлович
  • Айхенвальд Юлий Исаевич
  • Вонлярлярский Василий Александрович
  • Озаровский Юрий Эрастович
  • Водовозов Николай Васильевич
  • Гастев Алексей Капитонович
  • Фадеев
  • Другие произведения
  • Мамин-Сибиряк Д. Н. - Д. Н. Мамин-Сибиряк: биобиблиографическая справка
  • Чехов Антон Павлович - Иванов
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Современник. Том одиннадцатый... Современник. Том двенадцатый
  • Либрович Сигизмунд Феликсович - От Чехова до наших дней. Несколько мыслей по поводу книги К. Чуковского
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Москва в первый год войны. Физиологические очерки
  • Неизвестные Авторы - Слава печальная
  • Свенцицкий Валентин Павлович - Война и Церковь
  • Некрасов Николай Алексеевич - Торжество торжеств, или Канон святыя пасхи Г. Долгомостьева
  • Чюмина Ольга Николаевна - Стихотворения
  • Соллогуб Владимир Александрович - Аптекарша
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 273 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа