Главная » Книги

Чарская Лидия Алексеевна - Приютки, Страница 13

Чарская Лидия Алексеевна - Приютки


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

время... И снова рыдала и снова целовала дочь, шепча в каком-то безумии счастья:
   - Прости... прости... меня... Нан! Нан, дитя мое любимое! родное! Спасли-таки! Вернулась ко мне! Люблю! Люблю тебя до безумия, моя девочка! Нан, моя дорогая, единственная, родная!
   - Мама! - могла только выговорить девушка, и горячие слезы, детские, сладкие, оросили руки и лицо баронессы.
   - Мама! Мама! Вальтер мой! Мои дорогие! - шептала, словно в забытьи, Нан, обнимая мать и страстно возвращая ей ее запоздалые ласки.
   В то же время трех остальных девушек - Дорушку, Дуню и Любочку - приняли испуганные, взволнованные тетя Деля и Антонина Николаевна.
   Плачущие подруги окружили их, повели переодеваться, поить горячим чаем. Их ласкали, наперерыв утешали, целовали поминутно. Не хватило духу бранить их за ослушание... Не хватило духу делать выговоры, укорять, слишком тяжело было бы переживать их возможную гибель... И счастье видеть возвращение живыми и невредимыми захлестнуло всех.
   В глаза девушкам заглянула смерть, они видели совсем близко ее страшное крыло, осенившее их было своею темною силой.
  

Глава восьмая

   Время - лучший целитель всех переживаемых потрясений... Залечило время и страшное пережитое впечатление катастрофы с лодкой. Снова все вошло по-старому в свою колею. В конце августа переехали в город. Опустела приютская дача в Дюнах... Новые события затемнили впечатление жуткого летнего происшествия в заливе. Дуня, Дорушка, Любочка и Оня должны были этой осенью покинуть приют. Дорушка отправлялась к матери в ее только что открывшуюся мастерскую. Три другие девушки - в школу учительниц, вернее, в устроенный при ней интернат.
   Последний вечер провели в церкви... Была суббота. Ходили ко всенощной.
   Теперь Дуне и Дорушке приходилось петь на клиросе, вернее, подтягивать подругам, так как никакого голоса не было ни у той, ни у другой. Фимочка сердился в этот вечер меньше, хотя девушки, рассеянные донельзя предстоявшим им на завтра отъездом, фальшивили как никогда.
   И самого Фимочку волновало "событие". Уезжала и Оня Лихарева, его помощник и второй регент приюта.
   Надо было выбирать нового на смену выходившей из приюта девушке, а такой выбор постоянно стоил больших затруднений желчному и вечно нервному учителю пения.
   В последний раз пропели "Взбранной Воеводе" четыре девушки... В последний раз оглядела затуманенными глазами Дуня знакомую обстановку богаделенской церкви, где столько раз за восемь лет молилась она несложной детской молитвой. Прислушивалась к голосу строгого, но бесконечно справедливого и чуткого отца Модеста... Глядела на стоявшую поодаль у левого клироса со своими стрижками горбатенькую добрую тетю Лелю, ее ангела-хранителя за все эти восемь лет, проведенных в приюте. Сейчас Дуня чувствовала сильную грусть покидать насиженное гнездо добрых воспитательниц и подруг, относившихся к ней так ласково и сердечно.
   - Никак разрюмилась? - шепнула ей Оня Лихарева, выходя на паперть и заглядывая в лицо подруги. - Ай, девушка, не страшись! Смеху подобно! Два года поучишься, а там в деревню махнешь! В деревню! Подумать надо!
   - Деревня!
   Вся отхлынувшая было радость снова жгуче-сладкой волной затопила сердечко Дуни.
   Да! Да! Да! Права Оня! Еще два года, и мечта всей маленькой Дуниной жизни сбудется наконец! Она увидит снова поля, леса, золотые нивы, бедные, покосившиеся домики-избушки, все то, что привыкла любить с детства и к чему тянется теперь, как мотылек к свету, ее изголодавшаяся за годы разлуки с родной обстановкой душа. Что-то радостно и звонко, как песня жаворонка, запело в сердечке Дуни. Она прояснившимися глазами взглянула на Оню и радостно-радостно произнесла:
   - Правда твоя! В родимые места меня тянет! Ах, Онюшка, счастье-то какое! А все же жалко да горько оставлять добрых людей.
  

* * *

   На следующее утро девушки уезжали...
   Горько рыдала Дуня в объятиях напутствующей ее горбуньи...
   - Будь всегда тем, чем была до сих пор, моя чистая, кроткая девочка, живи для других, и самой тебе легче и проще будет казаться жизнь! - улыбаясь сквозь обильно струившиеся по лицу ее слезы, говорила тетя Леля, прижимая Дуню к груди...
   Трогательно прощались уезжающие с начальством, подругами и служащими приюта.
   С опухшими от слез глазами вышли девушки на приютский подъезд...
   Навстречу им выглянуло скупое осеннее солнце, словно золотой своей улыбкой ободряя перед порогом жизни эти четыре юных неопытных существа.
   - Светлым деньком началась наша "воля", - проговорила Оня Лихарева, растроганная и взволнованная не менее других. - Хорошая примета, нечего и говорить.
   - Приходи, навещай меня, Дорушка, пока я буду учиться в школе, - шептала с мольбою своей подружке Дуня, пока приютский сторож с нянькой Варварой уставляли на извозчика весь несложный багаж выпущенных из приюта воспитанниц.
   Та в ответ молча кивнула головкой и крепко сжала тонкие пальчики подруги.
   Солнце по-прежнему сияло ярко и лучисто, освещая первый самостоятельный путь четырех девушек и словно обещая дарить им свои яркие улыбки и дальше, во всю их последующую жизнь...
   А на подъезде приюта стояла маленькая фигура горбуньи, тонкие худенькие пальцы которой спешно крестили мелкими крестами вслед отъезжавшую молодежь...

Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
Просмотров: 273 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа