Главная » Книги

Корелли Мари - Варавва, Страница 9

Корелли Мари - Варавва


1 2 3 4 5 6 7 8 9

ипочем. Пытки и мученические страдания мог перенести тот, кто увидел Христа.
  

Глава XXI

   Серебристый свет полного месяца озарял стены и башни Иерусалима в ту ночь, когда Варавва возвратился из Назарета. Городские ворота были уже закрыты, но ему удалось разбудить спящего привратника, который, выйдя из своей будки, смотрел на путника в изумлении.
   - Варавва?! - воскликнул он.
   - Да, я. Но почему ты так удивлен? Привратник вместо ответа громко закричал:
   - Эй, вот человек, которого вы ищете!
   Послышалось топанье многих ног, звон оружия, и прежде чем Варавва понял что-либо, он оказался окруженным воинами.
   - Что это значит? - спросил он. - Разве вы не знаете, что я освобожден волей народа?
   - Молчи, злодей! - послышался гневный ответ. - Ты пытался убить первосвященника Каиафу... Ты помогал ученикам Назорея выкрасть Его тело из запечатанного склепа... За все это тебя непременно распнут...
   Варавва выслушал стражника с удивительным спокойствием.
   - Это Каиафа меня обвиняет? - спросил он, заранее зная, что ему ответят.
   - Да, Каиафа донес на тебя Пилату - он узнал тебя, хотя была ночь... Тебя видели с известной блудницей Магдалиной, а также в обществе Петра, ученика Назарянина. В то самое утро, когда исчезло тело Распятого, ты крутился возле склепа. Словом, улик хватает. Да и твоя репутация не позволяет сомневаться в твоей вине. Так что следуй за нами. Участь твоя решена.
   Варавва улыбнулся.
   - На этот раз я не совершал того, в чем меня обвиняют... Но какой бы ни была моя участь, я готов перенести ее. Во имя Иисуса Христа я готов принять смерть...
   - Безумец! - закричал воин, толкая арестованного копьем. - Не смей говорить так!
   - Каждый должен говорить правду, даже если за это ждет суровое наказание, - ответил Варавва спокойно.
   - Сумасшедший, - переглянувшись, решили воины. - Внезапная смерть Юдифи Искариот, которую он, говорят, любил, лишила его рассудка.
   Варавву повели по безлюдным, темным улицам ночного Иерусалима. Скоро тяжелые тюремные ворота впустили узника и его конвоиров.
   - Ты вернулся, Варавва! - пробурчал тюремщик. - Только пятнадцать дней прошло с тех пор, как тебе даровали свободу, но у тебя такая подлая натура, что ты не мог не совершить нового злодеяния! Пойдем! Я введу тебя во владение твоей прежней камерой.
   И он открыл дверь в тот самый каменный мешок, в котором Варавва провел много времени. Дверь скрипнула, приветствуя узника и отсекая его от внешнего мира; рявкнула тяжелая задвижка под рукой тюремщика, и Варавва остался один, если не считать постоянных жильцов этого помещения - мышей. Еле заметная полоска лунного призрачного света пробивалась через узкую щель в стене.
   Варавва лег на солому. Предстоящий суд и наказание смертью не пугали его. Он твердо решил не защищаться и не опровергать выдвинутых против него обвинений, и если на суде ему дадут слово, он громко провозгласит свою веру: Иисус Назорей - Сын Бога Живого!
   Вспоминая своего Божественного Друга, Который так круто переменил все мысли, всю душу бывшего разбойника, Варавва сладко заснул,
   ... Вокруг благоухали цветы, слышалась чарующая музыка. Белый ангел сидел на поляне и сплетал венок из странных, неколких роз.
   - Где я? - шепотом спросил Варавва.
   - В убежище от бурь, - ответил ангел, - в ограде Царского сада...
   И вдруг уже виденное Вараввой неземное сияние возвестило появление Божественного Иисуса Назорея.
   - Господи, Господи! - в восторге закричал Варавва. - Прости меня, грешника. За мои грехи Ты принял крестные муки! Это я должен был умереть позорной смертью, а не Ты!
   - Верующий в Меня не умрет вовек! - услышал он дивный голос Христа.
   Чудный свет превратился в бесконечное золотистое море, стены темницы раздвинулись, сильные, нежные руки коснулись раскаявшегося грешника и повлекли туда, где был иной мир, иной закон, иная жизнь...
   - Я не допущу, чтобы Варавву казнили, - говорил Мельхиор, спускаясь вслед за тюремщиком в мрачное подземелье - он добился разрешения посетить тюрьму, где томился его друг,
   - Хоть ты и обладаешь перстнем императора, тебе не изменить наших законов, - возражал тюремщик, любезно несший перед таинственным иностранцем факел.
   - Да, закон ваш суров, но исполнителей закона можно смягчить... - сказал Мельхиор уверенно.
   Тюремщик не успел ответить - они уже пришли.
   - Варавва! - позвал Мельхиор друга. Никто не отозвался.
   - Спит, - сказал восхищенный тюремщик, - и смерти не боится.
   Мельхиор подошел к куче гнилой соломы. Варавва спал глубоким, безмятежным сном. Смуглое, грубоватое его лицо запечатлело застывшую смиренную улыбку.
   - Ни перстень императора, ни злоба священников уже не властны над ним, - тихо сказал Мельхиор. - Его освободила воля свыше!
  

Послесловие

   День близился к концу, когда двое путников остановились, чтобы последним взором окинуть Святой город. С вершины горы они следили за тем, как багровое предзакатное солнце бросало свой свет на белые дома и зеленые сады Иерусалима, на величественный храм Соломона. Видна была Голгофа - темная, пустынная.
   Один из путников - высокий, могучего телосложения мужчина опустился на колени и стал пристально смотреть в ту сторону.
   - Ты печален, Симон, - сказал его товарищ. - Тяжело покидать страну, которую посетил Бог. Но не грусти - Господь теперь всегда с тобой, и Голгофа уже не принадлежит одной Иудее, она - символ всего спасенного мира.
   Киринеянин поднял голову.
   - Все так, Мельхиор, - сказал он. - Но я никогда не забуду, как нес крест по той горе. Душа моя дрожит от одной мысли об этом! Я опять вижу Лик Христа!
   Симон встал с колен.
   - Посмотри, - обратился к нему Мельхиор, указывая на могилу. - Вон там я похоронил Варавву. Одинокая пальма склоняет над ним свои резные листья. На земле он был так же одинок, как дерево над его могилой. Но на небе его ждет другая участь - там он найдет прощение, любовь и покой.
   - Да, нелегко обрести веру, - добавил он, немного помолчав. - Не всем дано такое удивительное счастье. Тебе, Симон, выпало нести крест на Голгофу, и ты теперь отказался от своего дома и от родных, чтобы служить одному Господу. Но пройдут долгие века, прежде чем человечество поймет, что это единственный путь постижения истины, что только во Христе можно обрести мир и покой.
   Симон удивленно посмотрел на Мельхиора.
   - Но почему должно пройти так много времени? - спросил он. - Я уверен, скоро все поклонятся Ему, даже Каиафа...
   - Нет, этот лжец никогда не признает правду! - жестко ответил Мельхиор. - Каиафа сделает все, чтобы имя Христа было вытравлено из иудейских летописей. Но Истина восторжествует! Любовь и Милосердие бессмертны! Даже в мрачные дни мы не должны терять мужества и светлых упований. Будем всегда твердо держаться учения Христа, Его Божественного света, и мы никогда не заблудимся!
   Спустившись с горы, путники направились в ту сторону, где лежала таинственная страна с величественными пирамидами и лениво текущим Нилом.
  
   OCR BiblioNet, 2006.
  
  
  
  

Другие авторы
  • Мерзляков Алексей Федорович
  • Вовчок Марко
  • Бересфорд Джон Девис
  • Ряховский Василий Дмитриевич
  • Эберс Георг
  • Веселовский Александр Николаевич
  • Васильев Павел Николаевич
  • Михайлов Михаил Ларионович
  • Гурштейн Арон Шефтелевич
  • Потапенко Игнатий Николаевич
  • Другие произведения
  • Певцов Михаил Васильевич - Путешествие в Кашгарию и Кун-Лунь
  • Львов-Рогачевский Василий Львович - Декадент
  • Кайсаров Андрей Сергеевич - Стихотворения
  • Голенищев-Кутузов Арсений Аркадьевич - Голенищев-Кутузов А. А.: биографическая справка
  • Одоевский Владимир Федорович - Необойдённый дом
  • Дорошевич Влас Михайлович - Петроний оперного партера
  • Плеханов Георгий Валентинович - Плеханов Г. В.: биобиблиографическая справка
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Сочинения в стихах и прозе Дениса Давыдова
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - С. С. Никоненко. Просто жизнь
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Четверо искусных братьев
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 380 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа