Главная » Книги

Крыжановская Вера Ивановна - Царица Хатасу, Страница 10

Крыжановская Вера Ивановна - Царица Хатасу


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Давно, давно он не видел ее! Конечно, он оскорбил ее! Сердце жреца усиленно билось. Как мог он пренебречь и забыть это чистое и очаровательное создание ради распущенной женщины, измучившей его своими капризами, своими вульгарными вкусами и животной страстью, вызывавшей у него когда-то отвращение.
   Рома выпрямился. Холодный пот выступил у него на лбу. Действительно, он был околдован! Но что разрушило чары? Смерть Ноферуры? Он пошел к телу, которое бальзамировщики, завернув в сукно, собирались уже уносить, и еще раз убедился, что его не влекло больше к этой женщине.
   - Наконец свободен! - прошептал он с облегчением. Ему и в голову не приходило, что всегда окружавший Ноферуру аромат, ужасный, опьянявший и привязывавший его к ней, исчез, а вместе с ним исчезли и лихорадочное беспокойство, и внутренний огонь, пожиравший его.
   Когда по приказу Гора раздевали Ноферуру, чтобы растирать ее похолодевшее тело, Акка сняла также ожерелье и унесла его вместе с другими мокрыми вещами. Ноферура не снимала ни днем, ни ночью это ожерелье и смотрела на него, как на счастливый талисман. Ведь с того дня, как она его надела, к ней вернулся муж.
   Убеждение, что Ноферура прибегла к колдовству, возмущало Рому и сделало ненавистной даже память о жене. Он сгорал от желания вернуться в Фивы, чтобы объясниться и помириться с Нейтой. Объяснив Гору, что его настоятельно призывает служба, он несколько дней спустя покинул Мемфис. Едва он высадился на берег, как побежал к Роанте и сообщил ей о событии, вернувшем ему свободу. Роанта приняла его с распростертыми объятиями и выразила сочувствие по поводу горестной потери. Но с первого же слова Рома перебил ее:
- Брось это, дорогая! Эта потеря - милость богов. Лучше скажи мне, что делает Нейта? - добавил он нерешительным голосом.
   Роанта в сильном недоумении посмотрела на него.
   - Дорогой мой Рома! Я с радостью вижу, что боги вняли моим молитвам и избавили тебя одновременно и от этой ненавистной женщины, и от чар, которые она навеяла на тебя. Ты образумился и вернулся к истинному чувству, наполнявшему твое сердце. Но, мой бедный брат, я должна сказать тебе, что Нейта, несмотря на молодость и сильную любовь к тебе, так разгневалась на тебя за "измену", как она говорит, что все эти месяцы даже имени твоего не произносит. С горечью в душе она отвернулась от тебя, а что происходит в ее сердце - это для меня тайна.
   Рома побледнел, слушая ее.
   - Я знаю, что виноват перед Нейтой, хотя и невольно, - сказал он после минутного молчания, - так как находился во власти чар, ослепивших меня, и был бессилен против них. Я с трудом вспоминаю, что делал все эти месяцы под влиянием кошмарного сна, от которого проснулся только у тела Ноферуры. Но мое сердце всегда принадлежало Нейте, и я не могу поверить, что она оттолкнет меня, когда я объясню ей всю правду. Сию же минуту отправлюсь к ней. Если она когда-нибудь действительно любила меня, то простит невольную ошибку.
   Роанта пыталась удержать его, убеждая, что уже поздно и что лучше будет, если она предупредит Нейту о его посещении. Но Рома не хотел ничего слышать. Он поспешно направился к Нилу, нанял лодку и приказал плыть ко дворцу ассирийца. В страшном волнении он выскочил на ступеньки и, велев гребцу ждать его на реке на расстоянии голоса, быстро взбежал по лестнице.
   У двери, ведущей с террасы в дом, дежурил старый раб, присев на каменные плиты. Он узнал молодого жреца. Когда тот спросил, одна ли его госпожа и где она находится, старик ответил ему со счастливой улыбкой, что Нейта на террасе, выходящей в сад, от нее только что ушел Кениамун.
   Быстрым шагом Рома прошел через хорошо знакомые комнаты и, как вкопанный, остановился у входа на террасу, освещенную красноватым светом нескольких факелов и двух треножников, поставленных у подножья лестницы, ведущей в сад. На первой ступеньке, опираясь головой о балюстраду, сидела Нейта, неподвижная, как прекрасная статуя. Большое колеблющееся пламя треножников фантастически освещало пространство и придавало красноватый оттенок белым одеждам, сверкало на ожерелье и на массивных браслетах Нейты. Широкий золотой обруч сдерживал иссиня-черные волосы, густыми, шелковистыми кольцами рассыпавшиеся по ее спине и плечам и по каменным плитам.
   Несколько минут Рома молча любовался ею. Никогда еще обожаемая женщина, с которой разлучила его таинственная сила, не казалась ему такой прекрасной, как в этот момент, - задумчивая, с выражением мрачной горести на лице.
   Переполняемый чувствами, он быстро подошел и протянул к ней руки, робко позвав: "Нейта!". При звуке этого дрожащего, хорошо знакомого голоса Нейта молниеносно вскочила. С минуту она смотрела на него широко раскрытыми глазами, как на привидение, потом отступила назад.
   - Рома! - вскрикнула она, пылающим взглядом смеривая дерзкого, словно желая уничтожить его.
   Но, встретив чистый и ласкающий взгляд бархатистых глаз, с мольбой устремленных на нее, она прислонилась к балюстраде, охваченная нервной дрожью. Глаза уже не сверкали, гнев улегся.
   - Чего ты хочешь от меня? - с горечью спросила она. - Объяснить свою позорную измену? Оправдаться? К чему все это? Я не имею никакого права на твои чувства. Я замужем, мое слово и моя жизнь принадлежат Саргону. Ты тоже связан, и твоя любовь законна. Вернись к своей жене, к которой ты воспылал такой внезапной страстью. Уйди от меня и не смущай покой, который я обрела, осознав свою преступную ошибку.
   Она замолчала и опустила глаза. Голос отказывался ей служить, и она чувствовала, что слабеет под взглядом, с упреком устремленным на нее.
   - О, Нейта, не ожидал я услышать от тебя такие жестокие слова. Что я могу сказать, чтобы оправдать рану, которую оставил в твоем сердце? Мое единственное объяснение - роковая сила, ужасное колдовство, которое ослепило меня и тянуло, как раба, к женщине, наведшей на меня чары. Лишенный рассудка, я думал, что люблю Ноферуру, эту преступницу, смерть которой только что освободила меня. Я излечился душой и возвращаюсь к тебе, моей единственной истинной привязанности, несмотря на ужасный кошмар, сделавший меня преступным и набросивший тень на мою искренность. Неужели ты поверила, что женщина, которую я не уважал, могла внезапно стать мне так дорога, что я ради нее позорно забуду тебя? Ты молчишь, Нейта! Неужели ты до такой степени забыла меня, - голос Ромы дрожал, - что не веришь больше моим словам? Так посмотри на меня! Похож я на человека, месяцами наслаждавшегося счастливой любовью?
   Нейта подняла глаза и внимательно посмотрела на похудевшее, утомленное лицо жреца, который отступил назад и прислонился к косяку двери, опустив голову. Да, на лице была печать физических страданий. Но возможно ли, чтобы роковые чары привели к измене помимо его воли? Нейта начала этому верить. Рома разбудил в ней добрые чувства. Все злые, нечистые или эгоистические устремления исчезали в его присутствии, он как бы разгонял их глубокой, благородной привязанностью к ней. Так и теперь, печаль любимого человека, его сдержанность и сочувствие к его незаслуженным страданиям разбили ледяную корку, заковавшую гордое сердце девушки. Она сделала несколько нерешительных шагов навстречу, а затем порывисто бросилась в его объятия.
   - Ты прощаешь мне прошлое? Ты возвращаешь мне любовь, которая осветит мою омраченную душу? - прошептал он, радостно и ласкающе глядя во влажные глаза любимой.
   Нейта сияла детской улыбкой, полной счастья. Обвив рукой шею Ромы, ответила ему поцелуем. Гнев, горе - все было забыто. Бедная Нейта! Не зная цены, она наслаждалась любовью без упреков и без страданий - единственной любовью, дающей истинное счастье и облагораживающей сердце. Вечная любовь - частица того божественного огня, который вложен в наши души. Она не знала, что будущее готовит ей ад, который тоже называется любовью, - одно из трех роковых чувств, которые разрушают тело, омрачают душу. Ей предстояло вынести гораздо больше всех тех страданий, которые выпали на долю Ромы. Но, к счастью, будущее скрыто от смертных, и поэтому никакая тень не омрачала этого блаженства.
   - Теперь довольно ссор и объяснений, - просто и нежно сказала Нейта. - Пойдем, мой бедный Рома, поешь чего-нибудь. Твои измены сделали тебя худым и бледным, как тень. Надо опять стать красивым и полным.
   Скоро они сидели за ужином, состоящим из самых изысканных блюд. К Нейте вернулось хорошее расположение духа. Она так остроумно шутила над чарами Ромы и так мило насмехалась над ним и над собой, что он смеялся от всего сердца.
   Взрыв серебристого смеха заставил обоих обернуться. На пороге стояла Роанта. Хлопая в ладоши, приятельница бросилась к Нейте и поцеловала ее. Затем она обняла брата и, схватив со стола кубок вина, подняла его с торжествующим видом:
- Да будет благословенна Гатора! Мир заключен, прошлое забыто, и злые духи изгнаны навсегда!
  
  

Глава XIV. Приключение очарованного ожерелья

  
   Молодая Акка, сопровождавшая Ноферуру, унесла драгоценности и одежду, снятые с утопленницы. В минуты общего смятения никто и не подумал бы об этих вещах. Когда же бальзамировщики унесли тело и служанка стала разбирать вещи своей покойной госпожи, чтобы везти их в Фивы, ее одолевало искушение присвоить себе ожерелье, давно возбуждавшее ее зависть. Она сообразила, что не трудно доказать, что покойная потеряла его во время падения в воду или во время спасания. Лежавшая в постели Сатата не видела, в каком состоянии принесли ее племянницу, а Гор и Рома, конечно, даже не подумали о драгоценностях. Размышляя так, она спрятала ожерелье в свои вещи и взяла его с собой в Фивы, куда ее увез Рома.
   Акка была не рабыней, а бедной родственницей Ганоферы, на попечении которой осталась после смерти родителей. Скупая мегера, завидовавшая молодости и свежести Акки, старалась всячески отделаться от нее. Наконец ей удалось поместить ее к Ноферуре. Ленивой, болтливой и распущенной женщине понравилась болтовня Акки, набравшейся в заведении Ганоферы рассказов, которые она с увлечением передавала. Акка стала не нужна после смерти Ноферуры. Но со своей обычной добротой, Рома, отпуская служанку, щедро наградил ее, подарив часть гардероба и различные вещи покойной жены.
   Счастливая и гордая Акка вернулась к Ганофере, захватив с собой тщательно спрятанное между полученными вещами эмалированное ожерелье, про существование которого Рома забыл. Девушка рассчитывала помогать своей родственнице прислуживать в гостинице, в надежде найти жениха среди бывающих там гостей. Теперь она была богата и могла без опасения наряжаться, так как все эти дорогие вещи подарил ей прежний господин.
   Ганофера с завистью смотрела на богатства молодой кузины. Она только тогда успокоилась немного, когда ей удалось вытянуть у Акки часть полученных подарков в качестве вознаграждения за содержание и воспитание сиротки.
   Прошло несколько недель. В Фивах готовился один из ежегодных праздников и ожидался большой съезд гостей. Акка нарядилась с особенной тщательностью и, вынув из тайника пресловутое ожерелье, надела его на шею. "Как мне будут все сегодня завидовать, начиная с этой старой мегеры Ганоферы! - подумала Акка, самодовольно смотрясь в зеркало, доставшееся ей в память о Ноферуре. - И как чудно пахнет это ожерелье! Никогда я не слышала ничего подобного", - прибавила она, жадно вдыхая опьяняющий аромат, распространяемый ожерельем.
   С раскрасневшимися щеками и сверкающими глазами Акка вышла из своей комнаты и отправилась в большой зал. В длинном коридоре, ведущем туда, она встретила Сменкару.
   - Какая ты сегодня нарядная и... Во имя всех богов! Что это у тебя за ожерелье? Знаешь ли ты, что оно большой цены и что это настоящие камни? - сказал ростовщик, наклоняясь к ней и не переставая ощупывать и любоваться работой дорогостоящего украшения. - И что это за божественный запах? О! Его никогда не устанешь вдыхать, - поспешно добавил он, шумно обнюхивая шею молодой девушки.
   - Такой очаровательный запах издает ожерелье. Я знаю цену ожерелья и надеюсь, что оно составит мое счастье, - ответила с гордостью Акка. - Моя покойная госпожа всегда носила его. Но так как она утонула в нем, благородный Рома подарил его мне.
   Нос Сменкары, казалось, прирос к ожерелью. Вдруг толстое лицо его сделалось карминно-красным и маленькие серые глаза как-то странно засверкали. Обняв Акку, он страстно прижал ее к себе. С минуту девица, по-видимому, разделяла его чувство. Обхватив шею Сменкары, она обменялась с ним несколькими горячими поцелуями. Потом она вдруг вырвалась из объятий ростовщика и, с силой толкнув его, убежала.
   В зале Ганофера восседала на своем обычном месте, орлиным взором наблюдая за точностью и быстротой обслуживания. Притон был полон. При виде великолепной драгоценности, украшавшей шею родственницы, лицо трактирщицы омрачилось. Она не отрывала горящих завистью глаз от Акки, с лихорадочной поспешностью поглядывавшей на мужчин, сидевших за столами. Не один посетитель с любопытством и удивлением смотрел на нее. Несчастные женщины, полуобнаженные и наряженные в стеклянные украшения, просто пожирали ее глазами.
   Но скоро ревность Ганоферы поменяла направление. С удивлением и гневом она убедилась, что Сменкара, как тень, всюду следует за Аккой. Бросая пылающие взгляды и наклоняясь почти к самой шее молодой девушки, он открыто оказывал ей предпочтение, оскорбительное для Ганоферы. Конечно, супружеская верность Сменкары была далеко не безупречна, но он никогда не осмеливался так нагло показывать это в присутствии жены, вблизи ее кулаков, опасаться которых у него были основания.
   Ганофера нахмурила брови и бросила на мужа грозный взгляд. Но тот с небывалым мужеством не обратил никакого внимания на эти признаки приближения грозы. Как пьяный, он видел одну только Акку. Покоренный распространявшимся вокруг нее ароматом, он всюду следовал за ней, бормоча сквозь зубы: "Клянусь Озирисом! Эта девушка очаровательна. Никогда она не нравилась мне так, как сегодня, и я хочу обладать ею!" Не понимая ничего в поведении мужа, так как никогда еще ничего подобного не случалось, Ганофера просто задыхалась. Когда же она уловила убийственный взгляд, которым Акка ответила на ухаживания ростовщика, терпение ее лопнуло. Решив примерно наказать их, она, как пантера, бросилась преследовать виновных, исчезнувших из зала.
   После нескольких бесплодных попыток она нашла, наконец, беглецов в темноте сарае, где был склад вина и пива. Ее массивные кулаки, как два молота, обрушились на изменников. Но Сменкара, которого раньше это делало покорным и послушным, на этот раз так разъярился, что Ганофера была просто испугана. Однако упрямство и страх потерять всякий авторитет заставили ее отважиться на бой.
   После некоторых усилий, вся мокрая, она выбросила мужа вон из сарая и готовилась уже приняться за Акку. Но молодая возлюбленная тоже была, по-видимому, в воинственном настроении духа.
   - Не трогай меня, Ганофера! - сказала она с пылающим взором. - Я не виновата, что он преследует меня. Еще до того как я вошла в зал, он бросился на меня, и я вынуждена была оттолкнуть его. Этот старый дурак смешон и вызывает у меня только отвращение.
   Ганофера сразу успокоилась и пытливо посмотрела на кокетку.
   - Правда? Ты не хочешь иметь с ним дела? В таком случае, пойдем. Я отведу тебя в другое место. Ты будешь служить благородным гостям. Может быть, там ты составишь себе счастье, - злая усмешка скользнула по ее губам. - Только могу ли я быть уверена в твоей скромности? В маленьких отдельных комнатках бывают люди, которые не хотят, чтобы их видели и узнавали. У них достаточно длинные руки, чтобы наказать за нескромность!
   - За кого ты меня принимаешь? Неужели я так глупа, что погублю сама себя? - презрительно возразила Акка. - Я отлично знаю, что там делаются дела, которые не любят света. И тебе бы следовало больше доверять своей родственнице, чем этой старой колдунье Сахеприсе.
   - Ну, пойдем, но откуда ты достала эти духи, которыми ты, кажется, вся пропитана?
   - Я вовсе не пропитана духами. Это пахнет ожерелье, которое на мне надето. Благородный Рома подарил мне его, так как в нем утонула его жена.
   - Дурак, бросает такую драгоценность прислуге, - с досадой пробормотала Ганофера.
   Обе женщины молча прошли длинный коридор, потом огромный двор, обнесенный стеной. Пройдя к главному зданию через все постройки с другой стороны, Ганофера открыла ключом маленькую дверь. Они очутились в обширном саду, засаженном фруктовыми деревьями и овощами. В глубине, за забором, был второй сад. Там росли сикоморы, акации и пальмы, виднелись клумбы. За деревьями показался дом поменьше, но изящнее с виду. Через террасу убранную цветами, Акка и ее проводница вошли в большой зал с колоннами, выкрашенными в черную и желтую краску. Здесь была толпа женщин, они были молоды и красивы. Некоторые из них, вероятно танцовщицы, были в широких металлических поясах, ожерельях и браслетах. В руках у них были длинные и широкие шарфы из прозрачной материи. Волосы некоторых были выкрашены в красный цвет, и странные прически придавали им дикий и фантастический вид. Лежа на ковре, они без стеснения выставляли напоказ наготу своих стройных тел, смазанных ароматическими маслами. Другие, одетые в короткие полосатые туники, держали арфы и мандолы. При виде Ганоферы со скамейки встала сгорбленная, вся в морщинах женщина. Она наблюдала за собравшимися красотками.
   - Никто из благородных посетителей еще не приходил, - сказала она, почтительно кланяясь. - Только жрец Рансенеб сидит в маленьком зале. Он кого-то ждет и потребовал вина и фруктов.
   - Хорошо, Сахеприса. Вот я привела в помощь тебе Акку. Посылай ее прислуживать благородным гостям. Для начала она отнесет жрецу то, что он потребовал.
   - Ступай, - сказала она, наклоняясь к Акке, - держи язык за зубами. - Жрец Амона явился сюда по одному денежному делу.
   Акка кивнула и пошла. Она давно уже знала, что не один жрец или чиновник, в которых нельзя было и заподозрить этого, приходил сюда развлекаться игрой и другими удовольствиями. А значит, денежные сделки тоже заключались здесь. И она твердо решила быть благоразумной и скромной. Давно она уже засматривалась на эту гостиницу, где девушка получала золотой, если понравится. Возбужденная ожерельем и мечтами, Акка стремилась не упустить случая и в конце концов приобрести любовь какого-нибудь высокопоставленного красавца. В мозгу ее носился смутный идеал. Этот идеал принимал черты Ромы или какого-то завсегдатая Ганоферы. Они внушали ей сильную страсть, и она не знала, кому из них отдать предпочтение.
   Занятая этими мыслями, она все принесла и поставила на тот стол, который указала ей Сахеприса. За ним сидел поверенный великого жреца Амона, он читал таблички, но при виде красотки закрыл их и свернул лежавший на столе папирус.
   Ответив дружелюбным кивком на глубокий и почтительный поклон девушки, Рансенеб стал есть дичь. Акка с амфорой в руке стояла за его стулом, готовая в любой момент наполнить протянутый кубок. Жрец ел с аппетитом, потом несколько раз потянул носом и спросил:
- Что это за сильный и приятный запах, откуда он?
   - Уважаемый отец, это ожерелье, которое я ношу, распространяет такой аромат, - ответила слегка взволнованная Акка.
   - Покажи мне это ожерелье. Где ты его взяла?
   - Благородный Рома, жрец Гаторы, отдал его мне с другими вещами, принадлежавшими его покойной жене, Ноферуре.
   Встав перед жрецом, Акка наклонилась к нему, пока он рассматривал драгоценность.
   - Что за странный аромат! Несмотря на его приятность, я думаю, что долгое его вдыхание может вызвать головокружение, - пробормотал Рансенеб. И тем не менее, он с широко раздувшимися ноздрями продолжал жадно вдыхать предательский запах. Как бы поддаваясь непобедимому влечению, он схватил за руку девушку, привлек ее к себе и почти приник к ее шее.
   Вдруг он вздрогнул и встал. Его блестящий череп и выдающиеся скулы сделались ярко-пурпурными, а глаза вспыхнули диким огнем. Наклонившись к Акке, он не отрывал от нее глаз.
   - Садись рядом со мной, малютка, и налей мне вина, - сказал он с улыбкой, странным образом противоречащей его мрачному аскетическому виду. Так как Акка колебалась, со страхом глядя на его пылавшее лицо, то Рансенеб обнял ее за талию и, быстро прижав к себе, пытался поцеловать девушку сначала в шею, а потом в губы.
   Неожиданно в глубине комнаты отворилась дверь, и на пороге показался высокий мужчина, одетый в костюм писца, с огромным париком на голове. При виде этой любовной сцены Хартатеф, а это был он, остановился, не веря глазам. Неужели это суровый и фанатичный Рансенеб, беспощадная строгость которого тяжело давила молодых жрецов, неужели он сам являлся сюда в поисках любовных приключений с трактирной служанкой?
   Уступив объятиям жреца и возвратив ему поцелуй, Акка вскрикнула и оттолкнув Рансенеба, убежала в противоположную дверь.
   Будто очнувшись от тяжелого сна, Рансенеб провел рукой по лбу и подумал: "Что это значит, неужели такие глупости начинают смущать мои старческие дни, или я мало видел красивых женщин, что вульгарная трактирная служанка заставила меня потерять голову?" Тут же его взгляд упал на низко склонившегося Хартатефа, дававшего жрецу время прийти в себя. Яркая краска залила лицо жреца. "Неужели этот подчиненный был свидетелем моего необъяснимого безумия?"
   - Подойди, Хартатеф, - сказал он, с усилием овладев собой, - какие новости ты принес?
   Писец почтительно подошел, отдал ему свитки папируса, таблички и рассказал подробно о поездке в Буто, о Тутмесе, об Антефе и их отношениях. Затем доложил о распространении слухов о том, что царица замышляет покушение на жизнь своего брата и что, не имея сама наследников, она прервет славный род Тутмеса I и оставит Египет без законного фараона. Этого больше всего боится народ, что заставляет его перейти на сторону царевича, вся будущность которого впереди и от которого можно ожидать продолжения рода.
   Пока они разговаривали, Акка вернулась в большой зал, где уже собралось много посетителей. Среди мужчин сидел Пагир, который ничего не видел и не слышал, кроме шансов на выигрыш или проигрыш.
   Танцовщицы и певицы уже наполовину рассеялись, некоторые исполняли какой-то вызывающий танец. В первом ряду зрителей стоял Мэна. Запустив обе руки за пояс короткой туники, он громко ораторствовал, превосходя всех двусмысленными и грубыми шутками, и побуждал танцовщиц ко все более откровенным танцам. Утомленный и скучающий, он не знал, какой из присутствующих женщин доставить честь развлекать его, как вдруг его взгляд упал на Акку, входившую в зал. Молодая красотка была очень мила в роскошном вышитом платье. Раскрасневшееся лицо и черные сверкающие глаза выделяли ее из числа других женщин, вызывая у него нервное возбуждение и дрожь во всем теле. Она ему понравилась. Тотчас же, выйдя из круга, он подошел к ней, пристально посмотрел ей в глаза и сказал дерзко:
- Прекрасная малютка, принеси мне в сад кубок и добрую амфору вина. Ты будешь служить мне, а здешний шум и жара раздражают меня.
   Акка огненным взглядом окинула стройную и сильную фигуру молодого человека. Она все больше поддавалась влиянию ужасного аромата, который вдыхала уже несколько часов. Он возбуждал и опьянял хуже самого крепкого вина, заставляя кипеть кровь. Мэна уловил этот взгляд. Самодовольная улыбка скользнула по его губам, и, повернувшись, он небрежным шагом пошел в сад. Там стояли скамейки и столы, скрытые от глаз гуляющих густыми кустами роз и акаций. Мэна знал и любил это укромное место, вызывавшее в его памяти не одно сладостное воспоминание.
   Едва он сел на скамейку, как пришла Акка, неся амфору вина, кубок и корзинку с пирожными.
   - Вот и я к твоим услугам, господин, - сказала она, ставя все на стол.
   Мэна смотрел на нее с дерзкой фамильярностью, какую может позволить себе светский мужчина по отношению к простой девушке, когда хочет употребить ее для потехи.
   - Поди сюда, малютка, как тебя зовут? - сказал он, обнимая ее за талию и усаживая на скамейку. - Ты мне нравишься, - сказал он, целуя ее в шею.
   В ту же минуту приятный и опьяняющий аромат сразил его. Кровь с такой силой бросилась ему в голову, что на мгновение он почувствовал себя ошеломленным. Акку же его поцелуй, казалось, заставил потерять рассудок. Как пьяная, бросилась она на шею молодому мужчине, точно хотела задушить его в своих объятиях. На сильную и страстную натуру девушки аромат производил ужасающее действие. Огненное облако застлало ее взор, заглушая разум и стыд, сквозь туман ей виделось бледное лицо мужчины с мрачным и глубоким взглядом, которое, казалось, смотрело на нее с надменной улыбкой.
   Содрогаясь всем телом, Акка прильнула к нему и хотела взглянуть в эти чарующие глаза, но вместо чудных черт, созданных воображением, она увидела раскрасневшееся лицо и пламенный взгляд Мэны. С глухим криком она отшатнулась. Ей казалось, что она задыхается, а голова готова была лопнуть, острая боль пронизывала грудь. Прижав руки к груди, она без чувств упала на скамейку.
   - Что с зтой красавицей? И откуда такой чудный аромат? - пробормотал Мэна, наклоняясь над Аккой и жадно вдыхая воздух. - Ба, это ожерелье распространяет такой божественный аромат. Это средняя толстая звезда. Но где она, эта негодяйка, украла такую драгоценность? - прибавил он, пытаясь снять ожерелье, чтобы лучше рассмотреть его. Не в состоянии этого сделать, он взял кинжал и перерезал цепочку, на которой висел медальон.
   - Этой скотине довольно будет и оставшегося ожерелья, - пробурчал Мэна.
   Не бросив даже взгляда на Акку, он вернулся в зал, заплатил за вино и вышел из притона.
   "Вот так находка, - подумал он, вынимая из-за пояса драгоценность и жадно вдыхая ее запах. - Я прикажу прикрепить этот медальон к одному из моих ожерелий. Тогда все станут завидовать таким чудным новым духам".
   Мэна не переставал вдыхать этот аромат, не замечая, что мало-помалу какое-то болезненное состояние охватило его. Будто смутное беспокойство давило на него, голова отяжелела и страшная жажда сушила горло. Отбросив намерение сделать еще одну ночную экскурсию, он отправился прямо во дворец Пагира.
   Проходя через одну из комнат, чтобы попасть в свои апартаменты, Мэна встретил Сатати. Та, не привыкшая к тому, что племянник так рано возвращается домой, с удивлением спросила:
- Ты уже вернулся, Мэна? И Пагир тоже? Но что с тобой? Твое лицо горит, в глазах лихорадочный блеск, ты болен?
   - Нет, я здоров, только меня мучает ужасная жажда, и я страшно устал.
   - В таком случае, пойдем в столовую. Мы уже поужинали, и дети легли спать, я прикажу подать тебе вина, - сказала она и повела его в свои комнаты. Она приказала принести вина и холодного мяса и села напротив Мэны.
   Он выпил несколько кубков и с усталым видом облокотился на стол, не притронувшись к еде. Сатати долго наблюдала за ним, затем встала и хлопнула его по плечу.
   - Решительно, Мэна, с тобой творится что-то странное! Ты взволнован и в то же время угнетен. Ты ничего не ешь. Что с тобой?
   Он быстро встал. Покрасневшие, сверкающие глаза его устремились на тетку с таким выражением, что она вздрогнула и отступила. Но Мэна молниеносно обнял ее за талию и с силой привлек к себе.
   - Со мной то, что я люблю тебя, Сатати, - сказал он. - Я сам не знал, зачем я вернулся, но, увидев тебя, я понял свои чувства.
   Нападение было таким неожиданным, что она сначала стояла неподвижно, потом оттолкнула его и тщетно пыталась освободиться от его сильных рук.
   - Оставь меня, Мэна, - гневно потребовала она. - Какой скандал, если кто-нибудь из рабов увидит нас. Ты с ума сошел.
   Он окинул комнату взглядом:
- Мы одни. Теперь выслушай меня, на этот раз ты можешь ничего не говорить, я чувствую, что моя любовь настоящая и что ни одна женщина не может сравниться c тобой.
   Сатати опустилась на скамейку. Голова ее кружилась и какая-то тяжесть давила на грудь. В смятении от испуга и неожиданности она совершенно не заметила опьяняющего аромата, который источал ее племянник, и бессознательно вдыхала его.
   Какое-то странное, новое и непонятное состояние постепенно начало овладевать этой холодной и эгоистичной женщиной. Она никогда не любила ни Пагира, ни кого-либо другого. Из тщеславия она позволяла ухаживать за собой, но только гордость и расчет были ее единственными глубокими чувствами. Если бы в эту минуту она способна была рассуждать, то страшно удивилась бы сильному биению сердца и восхищению, внушаемому ей Мэной. Красота и глубокий взгляд молодого офицера очаровали ее. Истома и опьянение побеждало ее. Ей казалось, что она парит в благоухающей атмосфере, в ушах шумело, а горячие поцелуи Мэны зажигали огонь в крови. Ее глаза закрылись, и голова тяжело опустилась Мэне на грудь.
   Очарованные тетка и ее племянник не замечали, что прошло уже много времени, и даже шум приближавшихся тяжелых и неверных шагов не вывел их из этого опьянения.
   Несмотря на нетрезвое состояние, Пагир, а это был именно он, остолбенел в нескольких шагах от стола. В игре ему страшно не везло, и он проиграл все, вплоть до ожерелья, и сильно пьяный и взбешенный, покинул притон. Он направлялся прямо к себе в спальню, но, увидев свет в рабочей комнате жены, вошел. Найдя Сатати в объятиях племянника, он с минуту стоял, окаменев, затем безумная ярость овладела им. Схватив лежащий на стуле меч Мэны, он нанес ему такой сильный удар по голове, что племянник хрипло вскрикнул, и, обливаясь кровью, упал на каменный пол. Его счастье, что удар этот нанесла неверная рука пьяного человека, иначе он стал бы смертельным.
   - А, изменники! Презренная тварь! - рычал Пагир с пеной у рта, стараясь схватить Сатати.
   Та, внезапно пробужденная от своих любовных грез, пыталась скрыться от мужа, его бешенство угрожало жизни. Пагир, гоняясь за женой, опрокинул стол, ужасный шум и грохот падающей и бьющейся об пол посуды далеко разнеслись по всему дворцу. Не обращая внимания на все это, он все-таки схватил жену и старался вытащить из-за пояса кинжал, громко крича:
- Ты заплатишь мне за оскорбление, нанесенное моей чести. Я не стану ждать, пока палач нанесет клеймо на лицо неверной жены, я сам отрежу тебе нос.
   Он старался одной рукой сдавить горло Сатати, а другой размахивал кинжалом, готовясь привести в исполнение свою угрозу. Но отчаяние и страх удвоили силы женщины, она вырвалась из рук Пагира и убежала в сад, где мрак мешал пьяному преследовать ее.
   Припадок ярости истощил силы Пагира, ноги его дрожали, он тяжело прислонился к колонне террасы и провел рукой по влажному лбу. Ему казалось, что он пробудился от тяжелого сна. Через минуту он вошел в зал, где Мэна все еще лежал без чувств. Вокруг него толпились бледные и перепуганные рабы, а также Асса и Бэба, разбуженные криками и шумом. Вид детей и прислуги отрезвил его.
   Стараясь казаться спокойным, он велел перенести Мэну в его комнату, успокоил сыновей, уклончиво отвечая на вопросы о матери, велел им идти спать, пока он присмотрит за первой помощью раненому.
   - Что это значит, где наша мама? - бормотали мальчики, переглядываясь.
   Вдруг Бэба, глаза которого блуждали по комнате, увидел злосчастный аграф, выпавший из-за пояса Мэны.
   - Взгляни, это мама потеряла драгоценность, это один из ее аграфов, подаренных Хартатефом в день обручения Нейты.
   - Нет, нет, я знаю все ее драгоценности, - сказал Асса, - у нее нет ни одной, похожей на эту. Конечно, эта вещь принадлежит Мэне.
   - Как славно пахнет этот аграф! И где только Мэна достал его? Он как будто оторван от чего-то. Я брошу его в вазу, которая стоит в нашей комнате, а потом пусть он его ищет, - сказал с тихим и злым смехом Бэба.
   Пагир велел позвать старого жреца-врача, жившего в их доме. Жрец объявил, что Мэна ранен серьезно, но не смертельно, и скоро придет в себя. Пагир оставил комнату, вид племянника был ему ненавистен. Конечно, он не ревновал, Сатати не внушала ему никогда, даже в молодости, страстных чувств. Он боялся жены, твердый характер которой покорял его. Но он привык, что она всегда строго соблюдает внешние приличия. Если бы и подозревал какие-то похождения в юности, то знал, что доказать это невозможно, чем и довольствовался, тем более, что сам далеко не был образцом верности. И вдруг эта сдержанная и осторожная женщина уже зрелых лет позволяет себе увлечься любовью к этому безрассудному негодяю Мэне, к этому легкомысленному мальчишке, от которого следовало бы прятать всех жен. Сатати, такая спокойная и постоянная, до такой степени компрометирует себя, что начинает назначать скандальные свидания в открытой комнате, выставляя себя на посмешище рабам. А Мэна уходит из гостиницы Ганоферы, чтобы соединиться с ней. Пагир глубоко вздохнул и лег в постель. Гнев его прошел. Где-то он даже сожалел, что устроил такой скандал. Положим, она заслужила, чтобы ей отрезали нос, но какой это был бы переполох по всем Фивам! К счастью, она ускользнула. Остается рана Мэны, которая возбудит немало разговоров. Но зачем эти два дурака так рисковали? Живя в одном доме, совершенно свободные благодаря частым отлучкам Пагира, они легко могли бы скрыть свою любовь.
   У Пагира был покладистый характер. Ни мрачной страсти, ни чрезмерной гордости не было места в его душе. Ум его был ограничен. Расточитель по привычке, он любил женщин, вино и игру, на которой сосредоточивались самые сильные его чувства.
   Пагир озабоченно размышлял обо всем, что его ждет. Сатати, даже провинившаяся и сбежавшая, снова приобрела над ним свою власть. Он ломал голову, куда она могла спрятаться и почему не возвращается домой. Он так и заснул, замороченный этими мыслями.
   Не подозревая ничего о перемене, произошедшей в муже, Сатати спряталась во дворце Саргона. Вырвавшись от Пагира в сад, она стрелой бросилась к Нилу, приказав сторожившему у входа рабу следовать за ней.
   Вскочив в первую попавшуюся лодку, она приказала плыть во дворец ассирийца. Там все уже спали. Она быстро проникла через людскую во дворец и пробралась в комнату Нейты.
   - Спаси меня от Пагира! Он хочет меня убить! - кричала Сатати, тряся Нейту, которая в ужасе ничего не соображала. Когда Нейта, прийдя в себя от испуга, вскочила с кровати и позвала женщин, она увидела тетку, лежащую без чувств на полу. Много хлопот понадобилось, пока та открыла глаза. Бедная женщина и не подозревала, что все эти непонятные несчастья навлекли на нее чары заколдованного ожерелья.
  
  

Глава XV. Дворец чародея

  
   Мрачный и молчаливый, подобно уснувшему колоссу, высился на берегу Нила дворец князя Хоремсеба. Высокая толстая стена окружала земли князя. Любопытный глаз мог видеть только массу зелени и несколько крыш, затерявшихся среди листвы.
   Уже много любопытных, подозрительных и полных ненависти взглядов устремлялось на эту безмолвную загадку. Любопытство и недоброжелательность обитателей Мемфиса росло с каждым днем. Жрецы оскорблялись открытым пренебрежением князя ко всем религиозным обязанностям. В народе носились самые разнообразные слухи насчет этого таинственного жилища, слуги которого были также невидимы, как и их господин. Только высокое происхождение Хоремсеба удерживало недовольных, заставляя их скрывать злобу.
   И действительно, надо сознаться, что это странное жилище составляло резкий контраст с типичным дворцом египетского вельможи, всегда полным жизни и движения. Здесь все было молчаливо и пустынно. Единственные, кто мог похвалиться, что переступал порог этого дома, - торговцы продуктами. Старик Хапзефа с помощью нескольких молчаливых писцов все принимал и записывал. Затем он выпроваживал их прочь, так что они даже не успевали заметить, где находится дверь, ведущая из двора в глубь владений. Этот двор с небольшим зданием конторы выходил в другой двор, такой же обширный. Вокруг двора были расположены кухня, комнаты для мытья посуды и других хозяйственных работ. Эта часть огромной территории была отделена солидной стеной от дворца и от строений, где жили под присмотром евнухов танцовщицы, певцы и рабы, предназначенные для их личных услуг.
   Чтобы получить кушанья, вина и фрукты для княжеского стола и пищу для всего остального таинственного населения дворца, рабы должны были проходить через дверь, строго охраняемую вооруженными евнухами. Эта дверь открывалась только для них. Эти несчастные существа исполняли свои обязанности молча и боязливо, как будто находились под тяжестью двойного несчастья. Так оно и было: все они были глухонемые.
   Сам дворец был построен в смешанном стиле египетской и какой-то чужеземной архитектуры. В нем были бесчисленные галереи, бесконечные террасы, большие и маленькие. Внутренние дворы, засаженные пальмами и другими деревьями, и огромное количество комнат всевозможных размеров - все было обставлено с царской роскошью. Дорогие ковры, необыкновенные ткани и разнообразная живопись покрывали стены. Все двери были занавешены тяжелыми, расшитыми золотом портьерами с бахромой. Мебель отделана слоновой костью. На всей этой роскоши, на всем блеске искусств и богатства, казалось, лежал отпечаток чего-то мрачного, ледяного. Роскошные комнаты были безлюдны и до крайности переполнены благоуханиями. Везде были расставлены треножники и золотые ящички для курения. Мальчики одиннадцати-двенадцати лет, как тени, двигались по комнатам, тщательно поддерживая огонь и бросая в него через определенные промежутки времени различные благовония. Несчастные дети были по-царски одеты, их украшали короткие расшитые пояса. Золотые ожерелья и браслеты сверкали на шеях и руках, но их лица были печальны. Никогда они не обменивались друг с другом ни одним словом. У них были глаза стариков - полные апатии и отчаяния.
   В обширных садах, окружавших дворец, царила та же тишина, та же пустота. Никто не гулял по тенистым аллеям. Молчаливые садовники, словно опасаясь быть замеченными, быстро скользили между деревьями. Казалось, что все очаровано сном.
   Среди густой зелени сверкали спокойной гладью два пруда. Один, побольше, был перед фасадом дворца. На нем покачивалась золоченая лодка, прикрепленная серебряной цепью к лестнице из розового гранита. Другой пруд находился в конце сада. Высокие деревья и густой кустарник по берегу образовали стену вокруг пруда. На маленьком островке посредине пруда стоял павильон, занимавший весь остров. Из-под воды виднелась круглая постройка из кирпича. Эта башня, совершенно скрытая сверху, была усеяна длинными узкими окнами, закрытыми драпировками. Два легких мостика соединяли павильон с сушей. Один вел ко дворцу, другой на противоположной стороне выходил в узкую аллею, обсаженную кустарником. Эта аллея вела в густую рощу, в центре которой возвышалась гранитная пирамида.
   Рядом с одним из многочисленных двориков, засаженных деревьями и цветами, находилось помещение, состоявшее из двух комнат средней величины. Это помещение было убрано с изысканной роскошью, как и весь дворец. Одна комната без окон, освещенная лампой с ароматным маслом, служила спальней, окна и дверь другой выходили в сад, а еще одна дверь вела в длинную галерею, ведущую во внутрь дворца. Эта широкая дверь была закрыта деревянной золоченой решеткой и заперта снаружи.
   На ложе из кедрового дерева, обитом голубой материей, полулежала женщина, закрывшись с головой подушками. Белая туника вырисовывала ее изящные формы. Густые золотисто-рыжие волосы, схваченные золотым обручем, растекались шелковистой вьющейся массой по ее спине и плечам. Ночь наступила быстро, почти без сумерек, но женщина, по-видимому, не заметила этого. Вдруг она выпрямилась и, откинув обеими руками волосы, с тоской пробормотала:
- Ах, когда же он, наконец, придет сегодня? Гатора, могущественная и милосердная богиня, дай мне терпение перенести часы томительного ожидания вдали от него. И Нефтиса - это была она - умоляюще подняла руки к статуэтке богини, покровительницы любви.
   Бедное дитя сильно изменилось с того дня, когда она в обществе беззаботной Туа отважилась на безумный поступок, закончившийся встречей с чародеем. Она похудела, свежий цвет лица сменился болезненной бледностью, а большие зеленоватые глаза горели огнем из-за страшного нервного возбуждения, граничившего с безумием.
   Через минуту она встала в мрачном отчаянии. Невыразимая горечь была написана на ее лице. Выйдя в сад, она лениво обошла его. Потом, будто озаренная какой-то новой мыслью, бросилась к двери в галерею, присела на плиты и прижалась головой к решетке.
   - О! Я заживо сгораю в раскаленной печи, - задыхаясь, бормотала она. - Где мне найти, чтобы остудить себя, такой же холодный камень, как сердце того, кого я боготворю и кто безжалостен к моим страданиям? Когда я перестану жаждать мимолетных минут, в которые он подарит мне печальную радость любоваться им?
   Несколько горячих слезинок скатилось по ее щекам. Тем не менее, взгляд ее жадно старался проникнуть во мрак галереи, тянувшейся мимо ее темницы и с обеих сторон терявшейся вдали.
   Вдруг яркая краска залила щеки Нефтисы и нервная дрожь пробежала по телу. В одном из концов галереи сверкнул красноватый огонек. Появились рабы с факелами в руках и бегом выстроились в цепочку.
   - Наконец! Наконец-то он идет, - простонала молодая египтянка, не сводя глаз с высокого мужчины, который быстро приближался в сопровождении мальчиков, несших зажженные факелы.
   Это был Хоремсеб. Он был одет в белую ассирийскую тунику, стянутую на талии поясом. Широкий золотой обруч, украшенный драгоценными камнями, сдерживал его густые волосы. Подойдя к решетке, он остановился. Вид молодой девушки, стоявшей на коленях по ту сторону, вызвал на его губах насмешливую улыбку. Хоремсеб вынул из-за пояса ключ и отомкнул решетку. С радостным криком пленница бросилась к нему и, упав на колени, покрыла поцелуями подол его туники и руку, которую он на минуту ей предоставил, глядя на нее с непередаваемым выражением иронии и жалости.
   - Хорошо, Нефтиса, успокойся, - равнодушно сказал он. - Я знаю, как мой вид радует тебя, но тебе следовало бы помнить, что я не люблю, когда ты мучаешь меня выражением своих чувств. Пойдем! Ужин ждет нас.
   Он повернулся, и Нефтиса пошла вслед, опустив глаза под его ледяным взглядом.
   Галерея привела в зал, посреди которого был накрыт на две персоны роскошный стол. Хоремсеб сел на золоченый стул, а девушка - напротив него на скамейку. Рабы молча начали прислуживать им. Их босые ноги бесшумно скользили по плитам. Как бы повинуясь волшебному жезлу, они, не ожидая приказаний, подавали блюда и наполняли кубки.
   Князь ел с большим аппетитом. Нефтиса, казалось, была сыта одним его созерцанием. Она едва притрагивалась к изысканным яствам. В ее глазах, прикованных к Хоремсебу, читалась любовь, доведенная до обожания.
   После ужина Хоремсеб вышел в сад и направился к небольшой беседке в конце аллеи. Внутри она была слабо освещена двумя массивными треножниками, в которые два мальчика бросали благовония. Аромат наполнял всю округу.
   Это маленькое воздушное строение из бамбука было обтянуто материей, которую по желанию можно было снять. Справа от входа часть стены не была закрыта тканью, открывая вид на большую лужайку. Благоухающие деревья снаружи маскировали беседку, не мешая свободно наблюдать из нее за всем, что происходит на лужайке.
   Князь, словно в изнеможении, опустился на пурпурные подушки ложа. Его задумчивый взгляд рав

Другие авторы
  • Давыдова Мария Августовна
  • Михайлов Михаил Ларионович
  • Станиславский Константин Сергеевич
  • Эмин Федор Александрович
  • Куйбышев Валериан Владимирович
  • Сологуб Федов
  • Дмитриева Валентина Иововна
  • Собинов Леонид Витальевич
  • Федоров Павел Степанович
  • Соловьев Владимир Сергеевич
  • Другие произведения
  • Козырев Михаил Яковлевич - Покосная тяжба
  • Коган Петр Семенович - В преддверии грядущего театра
  • Чарская Лидия Алексеевна - Княжна Джаваха
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Деловой съезд
  • Бахтин Николай Николаевич - Ли Бо. Красный цветок
  • Венгерова Зинаида Афанасьевна - Жюль Верн
  • Крылов Иван Андреевич - Редакционные предисловия, извещения и пр. переводы, произведения, приписываемые Крылову
  • Эсхил - Агамемнон
  • Козлов Иван Иванович - И.И. Козлов. Из Вордсворта
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Сказка о том, кто ходил страху учиться
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
    Просмотров: 339 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа