Главная » Книги

Горький Максим - Жизнь Клима Самгина. Часть первая, Страница 16

Горький Максим - Жизнь Клима Самгина. Часть первая


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

окроволосый, красный, и объявил, мигая косыми глазами:
   - А я - выкупался!
   - Р-раненько, р-рискованно, - укоризненно сказал Варавка. - Вот, позвольте, поз... представить вас...
   Клим подметил, что Туробоев пожал руку Лютова очень небрежно, свою тотчас же сунул в карман и наклонился над столом, скатывая шарик из хлеба. Варавка быстро сдвинул посуду, развернул план и, стуча по его зеленым пятнам черенком чайной ложки, заговорил о лесах, болотах, песках, а Клим встал и ушел, чувствуя, что в нем разгорается ненависть к этим людям.
   В лесу, на холме, он выбрал место, откуда хорошо видны были все дачи, берег реки, мельница, дорога в небольшое село Никоново, расположенное недалеко от Варавкиных дач, сел на песок под березами и развернул книжку Брюнетьера "Символисты и декаденты". Но читать мешало солнце, а еще более - необходимость видеть, что творится там, внизу.
   Около мельницы бородатый мужик в красной рубахе, игрушечно маленький, конопатил днище лодки, гулкие удары деревянного молотка четко звучали в тишине. Такая же игрушечная баба, встряхивая подолом, гнала к реке гусей. Двое мальчишек с удочками на плечах идут берегом, один - желтенький, другой - синий. Вот шагает Макаров, размахивая полотенцем, подошел к мосткам купальни, свесил босую ногу в воду, выдернул и потряс ею, точно собака. Затем лег животом на мостки поперек их, вымыл голову, лицо и медленно пошел обратно к даче, вытирая на ходу волосы, казалось, что он, обматывая полотенцем голову, хочет оторвать ее.
   Пригретый солнцем, опьяняемый хмельными ароматами леса, Клим задремал. Когда он открыл глаза - на берегу реки стоял Туробоев и, сняв шляпу, поворачивался, как на шарнире, вслед Алине Телепневой, которая шла к мельнице. А влево, вдали, на дороге в село, точно плыла над землей тоненькая, белая фигурка Лидии.
   "Видела она его? Говорили они?"
   Он встал, хотел сойти к реке, но его остановило чувство тяжелой неприязни к Туробоеву, Лютову, к Алине, которая продает себя, к Макарову и Лидии, которые не желают или не умеют указать ей на бесстыдство ее.
   "Если б я был так близок с нею, как они... А впрочем, чорт с ними..."
   Он лениво опустился на песок, уже сильно согретый солнцем, и стал вытирать стекла очков, наблюдая за Туробоевым, который все еще стоял, зажав бородку свою двумя пальцами и помахивая серой шляпой в лицо свое. К нему подошел Макаров, и вот оба они тихо идут в сторону мельницы.
   "В сущности, все эти умники - люди скучные. И - фальшивые, - заставлял себя думать Самгин, чувствуя, что им снова овладевает настроение пережитой ночи. - В душе каждого из них, под словами, наверное, лежит что-нибудь простенькое. Различие между ними и мной только в том, что они умеют казаться верующими или неверующими, а у меня еще нет ни твердой веры, ни устойчивого неверия".
   Клим Самгин не впервые представил, как в него извне механически вторгается множество острых, равноценных мыслей. Они - противоречивы, и необходимо отделить от них те, которые наиболее удобны ему. Но, когда он пробовал привести в порядок все, что слышал и читал, создать круг мнений, который служил бы ему щитом против насилия умников и в то же время с достаточной яркостью подчеркивал бы его личность, - это ему не удавалось. Он чувствовал, что в нем кружится медленный вихрь различных мнений, идей, теорий, но этот вихрь только расслабляет его, ничего не давая, не всасываясь в душу, в разум. Иногда его уже страшило это ощущение самого себя как пустоты, в которой непрерывно кипят слова и мысли, - кипят, но не согревают. Он даже спрашивал себя:
   "Ведь не глуп же я?"
   В этот жаркий день, когда он, сидя на песке, смотрел. как с мельницы возвращаются Туробоев, Макаров и между ними Алина, - в голове его вспыхнула утешительная догадка:
   "Я напрасно волнуюсь. В сущности - все очень просто: еще не наступил мой час верить. Но уже где-то глубоко в душе моей зреет зерно истинной веры, моей! Она еще не ясна мне, но это ее таинственная сила отталкивает от меня все чужое, не позволяя мне усвоить его. Есть идеи для меня и не для меня; одни я должен прочувствовать, другие мне нужно только знать. Я еще не встретил идей, "химически сродных" мне. Кутузов правильно говорит, что для каждой социальной единицы существует круг взглядов и мнений, химически сродных ей".
   Воспоминание о Кутузове несколько смутило Клима, он почувствовал себя внутренне споткнувшимся о какое-то противоречие, но быстро обошел его, сказав себе:
   "Тут есть путаница, но она только доказывает, что пользоваться чужими идеями - опасно. Есть корректор, который замечает эти ошибки".
   Затем Самгин снова вернулся к своей догадке:
   "Вот почему иногда мне кажется, что мысли мои кипят в пустом пространстве. И то, что я чувствовал ночью, есть, конечно, назревание моей веры".
   Он осторожно улыбнулся, обрадованный своим открытием, но еще не совсем убежденный в его ценности. Однако убедить себя в этом было уже не трудно; подумав еще несколько минут, он встал на ноги, с наслаждением потянулся, расправляя усталые мускулы, и бодро пошел домой.
   Варавка и Лютов сидели за столом, Лютов спиною к двери; входя в комнату, Клим услыхал его слова:
   - Первая скрипка в газете не передовик, а - фельетонист...
   Варавка встретил Клима ворчливо.
   - Где ты был? Тебя искали завтракать и не нашли. А где Туробоев? С девицами? Гм... да! Вот что, Клим, будь добр, перепиши эти две бумажки.
   Лютов взглянул на Клима исподлобья, подозрительно, затем, наклонясь над листом бумаги и подчеркивая что-то карандашом, сказал:
   - Вероятно, дядя не пойдет на ваши условия. И, нервно схватив бутылку со стола, налил в стакан свой пива. Три бутылки уже были пусты. Клим ушел и, переписывая бумаги, прислушивался к невнятным голосам Варавки и Лютова. Голоса у обоих были почти одинаково высокие и порою так странно взвизгивали, как будто сердились, тоскуя, две маленькие собачки, запертые в комнате.
   Туробоев, Макаров и девицы явились только к вечернему чаю. Клим тотчас отметил, что Лидия настроена невесело, задумчиво, но объяснил это усталостью. Макаров имел вид человека только что проснувшегося, рассеянная улыбка подергивала его красиво очерченные губы, он, по обыкновению, непрерывно курил, папироса дымилась в углу рта, и дым ее заставлял Макарова прищуривать левый глаз. Было странно видеть, как пристально и удивленно Алина смотрит на Туробоева, а в холодных глазах барича заметна озабоченность, но обычной остренькой усмешечки - нет. Все они пришли в минуту, когда Клим Самгин наблюдал картину словесного буйства Варавки и Лютова.
   Было что-то голодное, сладострастное и, наконец, даже смешное в той ярости, с которой эти люди спорили. Казалось, что они давно искали случая встретиться, чтобы швырять в лица друг другу иронические восклицания, исхищряться в насмешливых гримасах и всячески показывать взаимное отсутствие уважения. Варавка сидел небрежно развалив тело свое в плетеном кресле, вытянув короткие ноги, сунув руки в карманы брюк, - казалось, что он воткнул руки в живот свой. Слушая, он надувал багровые щеки, прищуривал медвежьи глазки, а когда говорил, его бородища волнисто изгибалась на батисте рубашки, точно огромный язык, готовый все слизать.
   - Позвольте, позвольте! - пронзительно вскрикивал он. - Вы признали, что промышленность страны находится в зачаточном состоянии, и, несмотря на это, признаете возможным, даже необходимым, внушать рабочим вражду к промышленникам?
   - Хэ-хэ-хэ! - смеялся Лютов гнусавым, дразнящим смехом.
   - К сему добавьте, что классовая вражда неизбежно задерживает развитие культуры, как сие явствует из примера Европы...
   Клима изумлял этот смех, в котором не было ничего смешного, но ясно звучало дразнящее нахальство. Лютов сидел на краешке стула, согнув спину, упираясь ладонями в колени. Клим смотрел, как его косые глаза дрожат в стремлении остановиться на лице Варавки, но не могут этого и прыгают, заставляя Лютова вертеть головою. Клим видел также, что этот человек вызывает неприязнь к нему у всех, кроме Лидии, разливавшей чай. Макаров смотрел в открытую на террасу дверь и явно не слышал ничего, постукивая ложкой по ногтям левой руки.
   - Но - мотивы? Ваши мотивы? - вскрикивал Варавка. - Что побуждает вас признать вражду...
   - Фамилия, - взвизгнул Лютов. - Люто ненавижу скуку жизни...
   Туробоев поморщился. Алина, заметив это, наклонилась к Лидии, прошептала ей что-то и спрятала покрасневшее лицо свое за ее плечом. Не взглянув на нее, Лидия оттолкнула свою чашку и нахмурилась.
   - Владимир Иванович! - взывал Варавка. - Мы говорим серьезно, не так ли?
   - Вполне! - возбужденно крикнул Лютов.
   - Чего же вы хотите?
   - Свободы-с!
   - Анархизм?
   - Как вам угодно. Если у нас князья и графы упрямо проповедуют анархизм - дозвольте и купеческому сыну добродушно поболтать на эту тему! Разрешите человеку испытать всю сладость и весь ужас - да, ужас! - свободы деяния-с. Безгранично разрешите...
   - И - затем? - громко спросил Туробоев. Лютов покачнулся на стуле в его сторону, протянул к нему руку.
   - А затем он сам себя, своею волею ограничит. Он - трус, человек, он - жадный. Он - умный, потому что трус, именно поэтому. Позвольте ему испугаться самого себя. Разрешите это, и вы получите превосходнейших, кротких людей, дельных людей, которые немедленно сократят, свяжут сами себя и друг друга и предадут... и предадутся богу благоденственного и мирного жития...
   Варавка возмущенно выдернул руку из кармана и отмахнулся:
   - Извините, это... несерьезно!
   - Можно сказать несколько слов? - спросил Туробоев. И, не ожидая разрешения, заговорил, не глядя на Лютова:
   - Когда я слушаю споры, у меня возникает несколько обидное впечатление; мы, русские люди, не умеем владеть умом. У нас не человек управляет своей мыслью, а она порабощает его. Вы помните, Самгин, Кутузов называл наши споры "парадом парадоксов"?
   - Ну-с? И - что же-с? - задорно взвизгнул Лютов.
   - У нас удивительно много людей, которые, приняв чужую мысль, не могут, даже как будто боятся проверить ее, внести поправки от себя, а, наоборот, стремятся только выпрямить ее, заострить и вынести за пределы логики, за границы возможного. Вообще мне кажется, что мышление для русского человека - нечто непривычное и даже пугающее, хотя соблазнительное. Это неумение владеть разумом у одних вызывает страх пред ним, вражду к нему, у других - рабское подчинение его игре, - игре, весьма часто развращающей людей.
   Лютов, крепко потирая руки, усмехался, а Клим подумал, что чаще всего, да почти и всегда, ему приходится слышать хорошие мысли из уст неприятных людей. Ему понравились крики Лютова о необходимости свободы, ему казалось верным указание Туробоева на русское неуменье владеть мыслью. Задумавшись, он не дослышал чего-то в речи Туробоева и был вспугнут криком Лютова:
   - Прегордая вещеваете!
   - У нас есть варварская жадность к мысли, особенно - блестящей, это напоминает жадность дикарей к стеклянным бусам, - говорил Туробоев, не взглянув на Лютова, рассматривая пальцы правой руки своей. - Я думаю, что только этим можно объяснить такие курьезы, как вольтерианцев-крепостников, дарвинистов - поповых детей, идеалистов из купечества первой гильдии и марксистов этого же сословия.
   - Это - кирпич в мой огород? - крикливо спросил Лютов.
   - Нет, я не хочу задеть кого-либо; я ведь не пытаюсь убедить, а - рассказываю, - ответил Туробоев, посмотрев в окно. Клима очень удивил мягкий тон его ответа. Лютов извивался, подскакивал на стуле, стремясь возражать, осматривал всех в комнате, но, видя, что Туробоева слушают внимательно, усмехался и молчал.
   - Не знаю, можно ли объяснить эту жадность на чужое необходимостью для нашей страны организующих идей, - сказал Туробоев, вставая.
   Лютов тоже вскочил:
   - А - славянофилы? Народники?
   - "Одних уж нет, а те далече" от действительности, - ответил Туробоев, впервые за все время спора усмехнувшись.
   Наскакивая на него, Лютов покрикивал:
   - Но ведь и вы - и вы не самостоятельны в мыслях. Ой, нет! Чаадаев...
   - Посмотрел на Россию глазами умного и любящего европейца.
   - Нет, подождите, не подсказывайте... Наскакивая на Туробоева, Лютов вытеснил его на террасу и там закричал:
   - Сословное мышление...
   - Утверждают, что иное - невозможно...
   - Странный тип, - пробормотал Варавка, и по его косому взгляду в сторону Алины Клим понял, что это сказано о Лютове.
   Минуты две четверо в комнате молчали, прислушиваясь к спору на террасе, пятый, Макаров, бесстыдно спал в углу, на низенькой тахте. Лидия и Алина сидели рядом, плечо к плечу, Лидия наклонила голову, лица ее не было видно, подруга что-то шептала ей в ухо. Варавка, прикрыв глаза, курил сигару.
   - Теперь-с, показав друг другу флаги оригинальности своей... Что такое?
   Третий голос, сиповатый и унылый, произнес:
   - Может, на сома желаете поохотиться, господа? Тут для вашего удовольствия сом живет, пуда на три... Интересно для развлечения...
   Клим вышел на террасу, перед нею стоял мужик с деревянной ногой и, подняв меховое лицо свое, говорил, упрашивая:
   - Я бы вам, рубликов за двадцать за пять, отлично устроил охотку. Рыбина - опасная. Похвалились бы после перед родными, знакомыми...
   Туробоев отошел в сторону, Лютов, вытянув шею, внимательно разглядывал мужика, широкоплечего, в пышной шапке сивых волос, в красной рубахе без пояса; полторы ноги его были одеты синими штанами. В одной руке он держал нож, в другой - деревянный ковшик и, говоря, застругивал ножом выщербленный край ковша, поглядывая на господ снизу вверх светлыми глазами. Лицо у него было деловитое, даже мрачное, голос звучал безнадежно, а когда он перестал говорить, брови его угрюмо нахмурились.
   Лютов торопливо спустился к нему и сказал:
   - Идем.
   Он пошел к реке, мужик неуклюже ковылял за ним. В комнате засмеялась Алина.
   - Как вам нравится Лютов? - спросил Клим Туробоева, присевшего на перила террасы. - Оригинален?
   - Не из тех людей, которые возбуждают мое уважение, но - любопытен, - ответил Туробоев, подумав и тихонько. - Он очень зло сказал о Кропоткине, Бакунине, Толстом и о праве купеческого сына добродушно поболтать. Это - самое умное, что он сказал.
   Одна за другой вышли из комнаты Лидия и Алина. Лидия села на ступени террасы, Алина, посмотрев из-под ладони на заходящее солнце, бесшумно, скользящей походкой, точно по льду, подошла к Туробоеву.
   - Вот уж не думала, что вы тоже любите спорить!
   - Это - недостаток?
   - Да, конечно. Это - стариковское...
   - "Наше поколение юности не знает", - сказал Туробоев.
   - Ой, Надсон! - пренебрежительно, с гримасой, воскликнула Алина. - Мне кажется, что спорить любят только люди неудачные, несчастливые. Счастливые - живут молча.
   - Вот как?
   - Да. А несчастным трудно сознаться, что они не умеют жить, и вот они говорят, кричат. И всё - мимо, всё не о себе, а о любви к народу, в которую никто и не верит.
   - Ого! Вы - храбрая, - сказал Туробоев и тихонько, мягко засмеялся.
   И ласковый тон его и смех раздражали Самгина. Он спросил иронически:
   - Вы называете это храбростью? А как же вы назовете народовольцев, революционеров?
   - Тоже храбрые люди. Особенно те, которые делают революцию бескорыстие, из любопытства.
   - Это вы говорите об авантюристах.
   - Почему? О людях, которым тесно жить и которые пытаются ускорить события. Кортес и Колумб тоже ведь выразители воли народа, профессор Менделеев не менее революционер, чем Карл Маркс, Любопытство и есть храбрость. А когда любопытство превращается в страсть, оно уже - любовь.
   Взглянув на Туробоева через плечо, Лидия спросила:
   - Вы искренно говорите?
   - Да, - не сразу ответил он.
   Клим ощущал, что этот человек все более раздражает его. Ему хотелось возразить против уравнения любопытства с храбростью, но он не находил возражений. Как всегда, когда при нем говорили парадоксы тоном истины, он завидовал людям, умеющим делать это.
   Возвращался Лютов и кричал, размахивая платком:
   - На рассвете будем ловить сома! За тринадцать рублей сторговался.
   Вбежав на террасу, он спросил Алину:
   - Нареченная! Вы никогда не ловили сома? Она прошла мимо его, сказав:
   - Ни рыб, ни журавлей в небе...
   - Понимаю! - закричал Лютов. - Предпочитаете синицу в руки! Одобряю!
   Клим видел, что Алина круто обернулась, шагнула к жениху, но подошла к Лидии и села рядом с ней, ощипываясь, точно курица пред дождем. Потирая руки, кривя губы, Лютов стоял, осматривая всех возбужденно бегающими глазами, и лицо у него как будто пьянело.
   - Живем во исполнение грехов, - пробормотал он. - А вот мужик... да-с!
   Кажется, все заметили, что он возвратился в настроении еще более неистовом, - именно этим Самгин объяснил себе невежливое, выжидающее молчание в ответ Лютову. Туробоев прислонился спиною к точеной колонке террасы; скрестив руки на груди, нахмуря вышитые брови, он внимательно ловил бегающий взгляд Лютова, как будто ожидая нападения.
   - Я - согласен! - сказал Лютов, подойдя мелкими шагами вплоть к нему. - Верно-с: мы или плутаем в дебрях разума или бежим от него испуганными дураками.
   Он взмахнул рукою так быстро, что Туробоев, мигнув, отшатнулся в сторону, уклоняясь от удара, отшатнулся и побледнел. Лютов, видимо, не заметил его движения и не видел гневного лица, он продолжал, потрясая кистью руки, как утопающий Борис Варавка.
   - Но - это потому, что мы народ метафизический. У нас в каждом земском статистике Пифагор спрятан, и статистик наш воспринимает Маркса как Сведенборга или Якова Бёме. И науку мы не можем понимать иначе как метафизику, - для меня, например, математика суть мистика цифр, а проще - колдовство.
   - Не ново, - тихо вставил Туробоев.
   - Это - пустяки, будто немец - прирожденный философ, это - ерунда-с! - понизив голос и очень быстро говорил Лютов, и у него подгибались ноги. - Немец философствует машинально, по традиции, по ремеслу, по праздникам. А мы - страстно, самоубийственно, день и ночь, и во сне, и на груди возлюбленной, и на смертном одре. Собственно, мы не философствуем, потому что это у нас, ведайте, не от ума, а - от воображения, мы - не умствуем, а - мечтаем во всю силу зверства натуры. Зверство поймите не в порицающем, а в измеряющем смысле.
   Размахнув руками, он описал в воздухе широкий круг.
   - Вот так поймите. Безграничие и ненасытность. Умов у нас не обретается, у нас - безумные таланты. И все задыхаемся, все - снизу до верха. Летим и падаем. Мужик возвышается в президенты академии наук, аристократы нисходят в мужики. А где еще найдете такое разнообразие и обилие сект, как у нас? И - самых изуверских: скопцы, хлысты, красная смерть. Самосожигатели, в мечте горим, от Ивана Грозного и Аввакума протопопа до Бакунина Михаилы, до Нечаева и Всеволода Гаршина. Нечаева - не отталкивайте, нельзя-с! Потому - отлично русский человек! По духу - братец родной Константину Леонтьеву и Константину же Победоносцеву.
   Лютов подпрыгивал, размахивал руками, весь разрываясь, но говорил все тише, иногда - почти шопотом. В нем явилось что-то жуткое, пьяное и действительно страстное, насквозь чувственное. Заметно было, что Туробоеву тяжело слушать его шопот и тихий вой, смотреть в это возбужденное, красное лицо с вывихнутыми глазами.
   "Как же будет жить с ним Алина?" - подумал Клим, взглянув на девушку; она сидела, положив голову на колени Лидии, Лидия, играя косой ее, внимательно слушала.
   - Вы, кажется, во многом согласны с Достоевским? - спросил Туробоев. Лютов отшатнулся от него.
   - Нет! В чем? Неповинен. Не люблю.
   В двери показался Макаров и сердито спросил:
   - Владимир, хочешь молока? Холодное.
   - Достоевский обольщен каторгой. Что такое его каторга? Парад. Он инспектором на параде, на каторге-то был. И всю жизнь ничего не умел писать, кроме каторжников, а праведный человек у него "Идиот". Народа он не знал, о нем не думал.
   Вышел Макаров, подал Лидии стакан молока и сел рядом с нею, громко проворчав:
   - А скоро конец этому словотечению? Лютов погрозил ему кулаком.
   - Наш народ - самый свободный на земле. Он ничем не связан изнутри. Действительности - не любит. Он - штучки любит, фокусы. Колдунов и чудодеев. Блаженненьких. Он сам такой - блаженненький. Он завтра же может магометанство принять - на пробу. Да, на пробу-с! Может сжечь все свои избы и скопом уйти в пустыни, в пески, искать Опоньское царство.
   Туробоев сунул руки в карманы и холодно спросил:
   - И - что же, в конце концов? Лютов оглянулся, очевидно, для того, чтоб привлечь к себе еще больше внимания, и ответил, покачиваясь:
   - А - то, что народ хочет свободы, не той, которую ему сулят политики, а такой, какую могли бы дать попы, свободы страшно и всячески согрешить, чтобы испугаться и - присмиреть на триста лет в самом себе. Вот-с! Сделано. Все сделано! Исполнены все грехи. Чисто!
   - Странная... теория, - сказал Туробоев, пожимая плечами, и сошел с террасы в ночной сумрак, а отойдя шагов десять, сказал громко:
   - Все-таки это - Достоевский. Если не по мыслям, так по духу...
   Лютов, прищурив раскосые глаза, пробормотал:
   - ...Живем во исполнение грехов и на погибель соблазнов... Не согрешишь - не покаешься, не покаявшись - не спасешься...
   Все молчали, глядя на реку: по черней дороге бесшумно двигалась лодка, на носу ее горел и кудряво дымился светец, черный человек осторожно шевелил веслами, а другой, с длинным шестом в руках, стоял согнувшись у борта и целился шестом в отражение огня на воде; отражение чудесно меняло формы, становясь похожим то на золотую рыбу с множеством плавников, то на глубокую, до дна реки, красную яму, куда человек с шестом хочет прыгнуть, но не решается.
   Лютов посмотрел в небо, щедро засеянное звездами, вынул часы и сказал:
   - Еще не поздно. Хотите погулять, Алина Марковна?
   - Молча - хочу.
   - Совершенно молча?
   - Могу разрешить армянские анекдоты.
   - Что ж? И на этом - спасибо! - сказал Лютов, помогая невесте встать. Она взяла его под руку.
   Когда они отошли шагов на тридцать, Лидия тихо сказала:
   - Мне его жалко.
   Макаров невнятно проворчал что-то, а Клим спросил:
   - Почему - жалко?
   Лидия не ответила, но Макаров вполголоса сказал:
   - Видел - кричит? Это он перекричать себя хочет.
   - Не понимаю.
   - Ну, чего тут не понимать? Лидия встала.
   - Проводи меня, Константин...
   Ушли и они. Хрустел песок. В комнате Варавки четко и быстро щелкали косточки счет. Красный огонь на лодке горел далеко, у мельничной плотины. Клим, сидя на ступени террасы, смотрел, как в темноте исчезает белая фигура девушки, и убеждал себя:
   "Ведь не влюблен же я в нее?"
   Чтоб не думать, он пошел к Варавке, спросил, не нужно ли помочь ему? Оказалось - нужно. Часа два он сидел за столом, снимая копию с проекта договора Варавки с городской управой о постройке нового театра, писал и чутко вслушивался в тишину. Но все вокруг каменно молчало. Ни голосов, ни шороха шагов.
   На восходе солнца Клим стоял под ветлами у мельничной плотины, слушая, как мужик с деревянной ногой вполголоса, вдохновенно рассказывает:
   - Сом - кашу любит; просяная али, скажем, гречушная каша - это его самая первая любовь. Сома кашей на что хотите подкупить возможно.
   Деревяшка мужика углубилась в песок, он стоял избочась, держался крепкой, корявой рукою за обломок сучка ветлы, дергал плечом, вытаскивая деревяшку из песка, переставлял ее на другое место, она снова уходила в сыпучую почву, и снова мужик изгибался набок.
   - Каши ему дали, зверю, - говорил он, еще понижая голос. Меховое лицо его было торжественно, в глазах блестела важность и радость. - Каша у нас как можно горячо сварена и - в горшке, а горшок-то надбит, понимаете эту вещь?
   Он подмигнул Лютову и обратился к Варавке, почти величественному в халате вишневого цвета, в зеленой, шитой золотом тюбетейке и пестрых сафьяновых сапогах.
   - Он, значит, проглотит горшок, а горшок в брюхе у него, надбитый-то, развалится, и тут начнет каша кишки ему жечь, понимаете, ваше степенство, эту вещь? Ему - боль, он - биться, он - прыгать, а тут мы его...
   Лучи солнца упирались в лицо Варавки, он блаженно жмурился и гладил ладонями медную бороду свою.
   Лютов, в измятом костюме, усеянном рыжими иглами хвои, имел вид человека, только что очнувшегося после сильного кутежа. Лицо у него пожелтело, белки полуумных глаз налиты кровью; он, ухмыляясь, говорил невесте, тихо и сипло:
   - Конечно - врет! Но ни один дьявол, кроме русского мужика, не может выдумать такую чепуху!
   Невыспавшиеся девицы стояли рядом, взапуски позевывая и вздрагивая от свежести утра. Розоватый парок поднимался с реки, и сквозь него, на светлой воде, Клим сидел знакомые лица девушек неразличимо похожими;
   Макаров, в белой рубашке с расстегнутым воротом, с обнаженной шеей и встрепанными волосами, сидел на песке у ног девиц, напоминая надоевшую репродукцию с портрета мальчика-итальянца, премию к "Ниве". Самгин впервые заметил, что широкогрудая фигура Макарова так же клинообразна, как фигура бродяги Инокова.
   В стороне, туго натянутый, стоял Туробоев, упорно глядя в шишковатый, выпуклый затылок Лютова, и, медленно передвигая папиросу из угла в угол рта, как бы беззвучно шептал что-то.
   - Ну, что же, скоро? - нетерпеливо спросил Лютов.
   - Чуть потише говорите, господин, - сказал мужик строгим шопотом. - Он - зверь хитрая, он - слышит! И, повернувшись к мельнице, крикнул:
   - Микола! Эй?
   Ответили неохотно два голоса, мужской и женский:
   - Ой? Чего?
   - Погляди - сожрал?
   - Глядел.
   - Ну?
   - Сожрал.
   Лютов, сердито взглянув на мужика, толкнул его в плечо.
   - Ты - что же: мне - говорить нельзя, а сам орешь во всю глотку?
   Мужик удивленно взглянул на него и усмехнулся так, что все лицо его ощетинилось.
   - Господи, - так ведь он, сом этот, меня знает, а вы ему - чужой человек. Всякая тварь имеет свою осторожность к жизни.
   Эти слова мужик произнес шопотом. Затем, посмотрев на реку из-под ладони, он сказал, тоже очень тихо:
   - Теперь - глядите! Теперь начнет его жечь, а он - прыгать. Сейчас...
   Он сказал это так убедительно, с таким вдохновенным лицом, что все бесшумно подвинулись к берегу и, казалось, даже розовато-золотая вода приостановила медленное свое течение. Глубоко пронзая песок деревяшкой, мужик заковылял к мельнице. Алина, вздрогнув, испуганно прошептала:
   - Смотрите, смотрите! Вон у того берега темненькое... под кустом...
   Клим не видел темненького. Он не верил в сома, который любит гречневую кашу. Но он видел, что все вокруг - верят, даже Туробоев и, кажется, Лютов. Должно быть, глазам было больно смотреть на сверкающую воду, но все смотрели упорно, как бы стараясь проникнуть до дна реки. Это на минуту смутило Самгина: а - вдруг?
   - Вот он... плывет, плывет! - снова зашептала Алина, но Туробоев сказал громко:
   - Это тень облака.
   - Шш, - зашипел Варавка.
   Все посмотрели в небо. Да, там одиноко таяло беленькое облако, размером не более овчины. Из густой заросли кустов и камыша, около плотины, осторожно выдвинулась лодка, посреди ее стоял хромой мужик, опираясь на багор, и махал на публику рукою. Беззвучно погружая весла в воду, лодку гнал широкоплечий, светловолосый парень в серой рубахе. Он сидел неподвижно, точно окаменев, шевелились только кисти его рук, казалось, что весла действуют сами, покрывая воду шелковой рябью. Хромой, перестав размахивать рукой, вытянул ее выше головы, неотрывно глядя в воду, и тоже замер. Лодка описала угол от берега к берегу, потом еще угол, мужик медленно опустил левую руку, так же медленно поднял правую с багром в ней.
   - Бей его! - рявкнул он и, с размаха, вонзил багор в реку.
   Клим стоял сзади и выше всех, он хорошо видел, что хромой ударил в пустое место. А когда мужик, неуклюже покачнувшись, перекинулся за борт, плашмя грудью, Клим уверенно подумал:
   "Это сделано нарочно!"
   Но хромой тотчас же пошатнул эту уверенность.
   - Не попа-ал! - взвыл он плачевным волчьим воем, барахтаясь в реке. Его красная рубаха вздулась на спине уродливым пузырем, судорожно мелькала над водою деревяшка с высветленным железным кольцом на конце ее, он фыркал, болтал головою, с волос головы и бороды разлетались стеклянные брызги, он хватался одной рукой за корму лодки, а кулаком другой отчаянно колотил по борту и вопил, стонал:
   - Э-эх, не попа-ал! Миколка, дьявол, что ж ты его веслом не ошарашил, а? Веслом-то, дурак! По башке бы, а? Осрамил ты меня, морда-а!
   Парень не торопясь поймал багор, положил его вдоль борта, молча помог хромому влезть в лодку и сильными ударами весел быстро пригнал ее к берегу. Вывалившись на песок, мужик, мокрый и скользкий, разводя руки, отчаянно каялся:
   - Не попал, господа! Острамился, простите Христа ради! Ошибся маленько, в головину метил ему, а - мимо! Понимаете вещь? Ах, отцы святые, а?
   У него даже голос от огорчения стал другой, высокий, жалобно звенящий, а оплывшее лицо сузилось и выражало искреннейшее горе. По вискам, по лбу, из-под глаз струились капли воды, как будто все его лицо вспотело слезами, светлые глаза его блестели сконфуженно и виновато. Он выжимал воду с волос головы и бороды горстью, брызгал на песок, на подолы девиц и тоскливо выкрикивал:
   - Громадный, пуда на четыре с лишком! Бык, а не сом, ей-богу! Усы - вот!
   И хромой отмерил руками в воздухе вершков двенадцать.
   "Я ошибся, - подумал Клим. - Он видел сома".
   - Стоит на дне на самом; вижу - задумался, усищи шевелятся, - огорченно и восторженно рассказывал хромой.
   - Каков, а? - тоже с восторгом крикнул Лютов.
   - Отлично играет, - подтвердил Туробоев, улыбаясь, и вынул маленький бумажник желтой кожи. Лютов удержал его руку:
   - Извините, эта затея моя!
   Лидия смотрела, на мужика, брезгливо сжав губы, хмурясь, Варавка - с любопытством, Алина - растерянно спрашивала всех:
   - Но ведь был сом? Был или нет? Клим отошел в сторону, чувствуя себя дважды обманутым.
   - Идем, - сказала Лидия подруге, но Лютов крикнул:
   - Подождите минутку! И спросил мужика в упор:
   - Обманул?
   - Обманул, дьявол, - согласился хромой, печально разводя руками.
   - Нет, не дьявол, а - ты? Обманул?
   - То есть - это как же? Кого же? - удивленно спросил мужик, отступая от Лютова.
   - Ты - не бойся! Я все равно заплачу деньги и на водку прибавлю. Только скажи прямо: обманул?
   - Оставьте его, - попросил Туробоев, а хромой, оглядев всех непонимающими глазами, с великолепной наивностью спросил:
   - Как же это могу я господ обмануть?
   Лютов с размаха звучно хлопнул ладонью по его мокрому плечу и вдруг захохотал визгливым, бабьим смехом. Засмеялся и Туробоев, тихонько и как-то сконфуженно, даже и Клим усмехнулся, - так забавен был детский испуг в светлых, растерянно мигавших глазах бородатого мужика.
   - Рази можно обманывать господ, - бормотал он, снова оглядывая всех, а испуг в глазах его быстро заменялся пытливостью, подбородок вздрагивал.
   - Чорт, - воскликнул Варавка, махнув рукой, и тоже усмехнулся.
   Лютов уже хохотал неистово, закрыв глаза, вскинув голову, содрогаясь; в его выгнутом кадыке точно стекло звенело.
   А хромой, взглянув на Варавку, широко ухмыльнулся, но сейчас же прикрыл рот ладонью. Это не помогло, громко фыркнув в ладонь, он отмахнул рукой в сторону и вскричал тоненько:
   - Грехи-и!
   Он тоже начал смеяться, вначале неуверенно, негромко, потом все охотнее, свободней и наконец захохотал так, что совершенно заглушил рыдающий смешок Лютова. Широко открыв волосатый рот, он тыкал деревяшкой в песок, качался и охал, встряхивая головою:
   - Ох, осподи... о-хо-хо, грехи жа, ей-богу... Мокрый, он весь лоснился, и казалось, что здоровый хохот его тоже масляно блестит.
   - Ж-жулик, - кричал Лютов. - Где... где сом?
   - И - я его...
   - Сома?
   - Промахнулся...
   - Где сом?
   - Он - живет...
   Снова оба, глядя друг на друга, тряслись в припадке смеха, а Клим Самгин видел, что теперь по мохнатому лицу хромого льются настоящие слезы.
   - Ну, уж это нечто... чрезмерное, - сказал Туробоев, пожимая плечами, и пошел прочь, догоняя девушек и Макарова. За ним пошел и Самгин, провожаемый смехом и оханьем:
   - О, осподи, вот...
   А впереди возмущенно кричала Алина:
   - Его следует наказать за обман!
   - Это - глупо, Алина, - строго остановила ее Лидия.
   Пошли молча, но скоро их догнал Лютов.
   - Понимаете вещь? - кричал он, стирая платком с лица пот и слезы, припрыгивая, вертясь, заглядывая в глаза. Он мешал идти, Туробоев покосился на него и отстал шага на два.
   - Ловко одурачил, а? - назойливо кричал он. - Талант. Искусство-с! Подлинное искусство всегда одурачивает.
   - Не глупо, - сказал Туробоев, улыбаясь Климу. - И вообще он - не глуп, но - как издерган!
   - Довольно, Володя, - сердито крикнул Макаров. - Что ты пылишь? Подожди, когда сделают тебя профессором какой-нибудь элоквенции, тогда и угнетай и пыли.
   - Костя, легкомысленная ты птица! Пойми вещь!
   - Нет, серьезно, перестань.
   - Вы ужасно много кричите, - жалобно сказала Алина.
   - Ну - не буду.
   - Как сумасшедший.
   - Молчу-с!
   Он действительно замолчал, но Лидия, взяв его под руку, спросила:
   - Почему вас не возмутил мужик?
   - Меня? Чем же? - удивленно и с жаром воскликнул Лютов. - Напротив, Лидочка, я ему трешницу прибавил и спасибо сказал. Он - умный. Мужик у нас изумительная умница! Он - учит! Он?
   Приостановясь, гладя руку Лидии, лежавшую на сгибе его руки, Лютов счастливо улыбнулся:
   - Уж теперь ведь в сома-то вы не поверите, нет? Не для сомов эта речушка, милый вы человек...
   Он снова захохотал. Макаров и Алина пошли быстрее. Клим отстал, посмотрел на Туробоева и Варавку, медленно шагавших к даче, и, присев на скамью у мостков купальни, сердито задумался.
   Он вспомнил, что вчера Макаров, мимоходом, сказал:
   "Здоровая психика у тебя, Клим! Живешь ты, как монумент на площади, вокруг - шум, крик, треск, а ты смотришь на все, ничем не волнуясь".
   "Но эти слова говорят лишь о том, что я умею не выдавать себя. Однако роль внимательного слушателя и наблюдателя откуда-то со стороны, из-за угла, уже не достойна меня. Мне пора быть более активным. Если я осторожно начну ощипывать с людей павлиньи перья, это будет очень полезно для них. Да. В каком-то псалме сказано: "ложь во спасение". Возможно, но - изредка и - "во спасение", а не для игры друг с другом".
   Он долго думал в этом направлении и, почувствовав себя настроенным воинственно, готовым к бою, хотел идти к Алине, куда прошли все, кроме Варавки, но вспомнил, что ему пора ехать в город. Дорогой на станцию, по трудной, песчаной дороге, между холмов, украшенных кривеньким сосняком, Клим Самгин незаметно утратил боевое настроение и, толкая впереди себя длинную тень свою, думал уже о том, как трудно найти себя в хаосе чужих мыслей, за которыми скрыты непонятные чувства.
   Домой он приехал на полчаса раньше супругов Спивак.
   Мать встретила их величественно, как чиновников, назначенных свыше в ее личное распоряжение. Суховато и очень в нос говорила французские фразы, играя лорнетом пред своим густо напудренным лицом, и, прежде чем предложить гостям сесть, удобно уселась сама. Клим подметил, что этой игрой мать зажгла в голубоватых глазах Спивак смешливые искорки. Елизавета Львовна в необыкновенно широкой темной мантии казалась постаревшей, монашески скромной и не такой интересной, как она была в Петербурге. Но его ноздри приятно защекотал запах знакомых духов, и в памяти прозвучала красивая фраза:
  

Тобой, одной тобой.

  
   Маленький пианист в чесунчовой разлетайке был похож на нетопыря и молчал, точно глухой, покачивая в такт словам женщин унылым носом своим. Самгин благосклонно пожал его горячую руку, было так хорошо видеть, что этот человек с лицом, неискусно вырезанным из желтой кости, совершенно не достоин красивой женщины, сидевшей рядом с ним. Когда Спивак и мать обменялись десятком любезных фраз, Елизавета Львовна, вздохнув, сказала:
   - Мне очень тяжело, Вера Петровна, что с первой же встречи я должна сообщить вам печальное: Дмитрий Иванович арестован.
   - О, бог мой! - воскликнула Самгина, откинувшись на спинку кресла, ресницы ее вздрогнули и кончик носа покраснел.
   - Да! - громко сказал Спивак. - Пришли ночью и увезли.
   . - А - Кутузов? - сердито спросил Клим.
   Спивак ответила, что Кутузов недели за три до ареста Дмитрия уехал к себе домой, хоронить отца.
   Мать, осторожно, чтоб не стереть пудру со щек, прикладывала ко глазам своим миниатюрный платочек, но Клим видел, что в платке нет нужды, глаза совершенно сухи.
   - Боже мой! За что? - драматически спросила она.
   - Я думаю, что это не серьезно, - очень ласково и утешительно говорила Спивак. - Арестован знакомый Дмитрия Ивановича, учитель фабричной школы, и брат его, студент Попов, - кажется, это и ваш знакомый? - спросила она Клима.
   Самгин сухо сказал:
   - Нет.

Другие авторы
  • Москвин П.
  • Тютчев Федор Федорович
  • Лаубе Генрих
  • Шелгунов Николай Васильевич
  • Станкевич Николай Владимирович
  • Шаховской Александр Александрович
  • Сниткин Алексей Павлович
  • Гейер Борис Федорович
  • Иоанн_Кронштадтский
  • Домашнев Сергей Герасимович
  • Другие произведения
  • Лесков Николай Семенович - Юдоль
  • Д-Эрвильи Эрнст - В Луизиане
  • Бунина Анна Петровна - На смерть ... Ростислава Ивановича Захарова
  • Феоктистов Евгений Михайлович - (Победоносцев)
  • Гончаров Иван Александрович - Л. И. Фрегат Паллада. Очерки путешествия Ивана Гончарова, в двух томах. Издание А. И. Глазунова
  • Мерзляков Алексей Федорович - Цензорское разрешение на альманах "Северная лира на 1827 год"
  • Красницкий Александр Иванович - Князь Святослав
  • Горький Максим - Хозяева жизни
  • Гольцев Виктор Александрович - В. А. Гольцев: биографическая справка
  • Вербицкая Анастасия Николаевна - Одна
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 170 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа