Главная » Книги

Крыжановская Вера Ивановна - Законодатели, Страница 9

Крыжановская Вера Ивановна - Законодатели


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

ших ее молодых жриц произвело в городе магов большой переполох. Известие это привезла остававшаяся в воздушном судне молодая девушка, которая видела, как произошло нападение, и поспешно вернулась, чтобы поднять тревогу. Наибольшее волнение проявили, однако, земляне, не понимавшие проявленного магами мнимого равнодушия перед столь возмутительным злодеянием. Что же касается Нарайяны, то исчезновение жены вызвало у него такое потрясение, что была минута, когда казалось - вот-вот рухнет мудрость и послушное воле мышление мага, и их заместит безумный гнев простого смертного. Однако этот бешеный порыв быстро утих под глубоким и строгим взглядом Эбрамара, укоризненно заметившего:
   - Не стыдно ли тебе поддаваться чувствам, которые, я надеялся, ты окончательно победил в себе!
   - Ты прав, учитель. Моя неосмотрительность и глупое упрямство понесли справедливое наказание; я не сумел понять, что упорно покровительствовал просто негодяю, и он дал мне теперь блестящее доказательство моего ослепления. Но неужели вина эта так велика, что мне надо расплатиться за него бесчестием Уржани?... Неужели Дахир допустит, чтобы дочь его пала жертвой животной страсти этого неблагодарного злодея?
   - Нет, честь дочери Дахир сумеет оградить; но все прочие события пойдут в порядке, указанном судьбою, слепым орудием которой стал сам Абрасак.
   - Так, может быть, это также - веление судьбы, закрепленное нашими высшими наставниками, чтобы я спокойно торчал здесь, сажая овощи в ожидании, пока "судьба" или "орудие ее" вернут мне Уржани, - заметил Нарайяна, и судорожное дрожание губ выдало его волнение.
   Эбрамар положил руку на его плечо и ласково сказал:
   - Блудный сын мой, когда же проникнешься ты сознанием, что поспешность есть показатель несовершенства. Никто не требует от тебя бездеятельности, и ты будешь работать для освобождения Уржани, но не так быстро, как бы ты желал, пользуясь для этого всем имеющимся в нашем распоряжении могуществом. Я читаю в твоих глазах вопрос: "Почему"?
   Потому, сын мой, что назначение наше на этой планете дает нам совершенно особенную роль. Мы - законодатели, призванные заложить основы высшей цивилизации; значит, блюсти и направлять движения, которые ускоряют развитие умственной деятельности. Таким ускорением, хотя печальным и достойным сожаления, если хочешь, но неизбежным, служит война. Все великие духовные и политические кризисы в низших еще мирах, как тот, где мы теперь находимся, или тот, откуда пришли, сопровождаются смертоносным столкновением человеческих масс. У народов же достаточно развитых война является реакцией, кровавым пробуждением от сонного ленивого покоя и пошлых интересов. Война встряхивает и облагораживает народы, призванные играть роль в дальнейшей истории человечества; она же косит и толкает к распаду народы, находящиеся в состоянии упадка нравственного и физического.
   Здесь в значительных массах прозябают существа низшей породы, великаны, первообразное порождение хаотических сил природы. По самой природе и строению своему существа эти тупоумны и неспособны к широкому умственному развитию; но их многочисленность и физическая исполинская сила представляют большую опасность для более слабых соседей, которым, однако, суждено дальнейшее совершенствование.
   Эти первенцы человечества жили в атмосфере, насыщенной выдыханиями грубых сил, смертельных для более слабых существ. Они выполнили уже свое необходимое предназначение - исполинских организмов первых времен, обреченных на переваривание всего выбрасываемого беспорядочными силами природы - и должны исчезнуть. Такая очистка планеты от животных рас, вредных и обременительных, необходима, и Абрасак облегчит нам задачу; вместо того, чтобы нам разыскивать чудовища в их логовищах, он приведет их сюда, а мы уничтожим.
   - Как осмеливается этот негодяй вступать в сношения с такими страшными существами, из которых каждое в отдельности может раздавить его как червяка? Каким образом он еще ухитряется подчинить их себе? - с негодованием заметил Нарайяна.
   - Понятно, что не физической же силой покоряет он их; а это доказывает, что он располагает могучей волей и замечательным умом. Значит, он будет достойным для тебя противником,
   - улыбаясь ответил Эбрамар. - А теперь, мой милый, я хочу, чтобы ты успокоился. Разумеется, ты понял все значение надвигающихся событий и согласишься, что личные интересы стушевываются перед нашей миссией как законодателей.
   Нарайяна сначала поник головой, но через минуту уже выпрямился, и в черных глазах его сверкнула присущая ему восторженная энергия.
   - Да, учитель, понял, и с завтрашнего же дня примусь за набор армии, которая победит неблагодарного. Пусть долгая разлука с дорогой Уржани послужит мне заслуженным наказанием за мое упрямое ослепление, и тем слаще будет час, когда я опять найду ее.
   - Вот каким я тебя люблю! - ласково сказал Эбрамар. - А теперь сходи к Дахиру. Мы с ним приготовили тебе список лиц, которых советуем взять в помощники. Он успокоит тебя относительно Уржани и даст полезные указания.
   Дня через два Нарайяна с друзьями и деятельными помощниками отправился в те области, где хотел собрать и обучить первую сознательную армию на новой отчизне.
   Спустя несколько недель вернулся Удеа, который возил Нарайяну к племенам, им самим обученным. На следующий после этого день мы находим на террасе дворца Эбрамара самого хозяина, Дахира, Супрамати и Удеа, дававшего отчет о своем путешествии. С радостью убедился он, что колония процветала под мудрым управлением своих царей, его потомков, и что народ сделал большие успехи. Именно там Нарайяна решил образовать ядро своей будущей армии.
   Похищение Уржани и молодых учениц школы посвящения продолжало волновать землян.
   Их бросало в дрожь от рассказов возвратившейся молодой жрицы о мохнатых, похожих на обезьян великанах, и они вполне основательно предполагали участие во всей этой истории дерзкого мятежника и беглеца Абрасака; с другой стороны, для них оставалось неразрешимой загадкой, почему иерофанты допускают его пользоваться полной безнаказанностью.
   Шли нескончаемые разговоры на эту тему, и это тревожное любопытство подметил наконец и Калитин, решивший задать об этом вопрос Дахиру во время одной из их ежедневных бесед.
   Несмотря, однако, на такое решение, он смутился в присутствии мага, а само любопытство и беспокойство показались ему вздорными. Если его могущественный покровитель и отец Уржани оставался спокойным, продолжая обычные занятия, значит, можно было быть уверенным, что верховные маги чувствуют себя хозяевами положения.
   Наблюдавший за ним и перелистывавший рукопись Дахир, улыбаясь, сказал:
   - Заключение твое - правильно, друг Андрей. Мы покойны, потому что располагаем достаточной мощью для самозащиты от нападения низших существ.
   Правда, Абрасак готовится к войне с нами, намереваясь взять приступом наш город при помощи бесчисленных орд великанов и чудовищ, которых он выдрессировал для войны. Но ввиду того, что массы эти неспособны с пользой работать в начинающуюся эпоху, а их многочисленность даже опасна, то их надо истребить или во всяком случае настолько разредить, чтобы они оказались в меньшинстве, обреченном на окончательное вымирание. Космические силы, которыми мы умеем распоряжаться, сделают свое дело, и я надеюсь, ты будешь свидетелем уничтожения этой лавины чудовищ.
   - Благодарю, учитель! Но какое величавое и страшное зрелище представит собой уничтожение космическими силами легионов этих великанов, словно куч муравьев, - вздрагивая, ответил Калитин.
   - Уничтожены будут одни только тела, которые стали опасными и вредными, а потому и должны погибнуть. Прибавлю еще, что тот же основной закон действует во всех низших мирах; только не всегда пускаются в дело космические силы, как в настоящем случае, а истребительницей является война. Тут мы имеем дело с первобытными расами, исполинским порождением грубых сил преизобилующей природы. Но случается в течение веков, что и культурные нации впадают нередко в состояние атавизма и становятся поэтому опасными для всех прочих окружающих их народов; тогда и к ним применяется только что описанный мною закон.
   Народы, обреченные на уничтожение, начинают с того, что утрачивают всякое религиозное чувство, а засим падает их нравственность, потому что душа не руководится уже божественными
   законами. Понемногу происходит перерождение мозга. Все способности народа сосредоточиваются в одном определенном направлении, а именно - в сторону материальных интересов. Ум его работает только в сфере промышленной производительности, достигает изумительных успехов в механике, химии, торговле, создает удобства жизни и прочее, зато божественное восприятие понемногу сглаживается, иссякают излучения, вызываемые восторженной верой, а все искусства приобретают псевдореальное, упадочное направление. Под личиной мнимой "художественной правды" музыка становится шумной, беспорядочной и раздражающей, живопись и скульптура преподносят культ безобразия, литература искажается, идеализируя пороки и растление нравов. И долгое время никто не замечает, что под цветущей и "высококультурной" внешностью понемногу совершается нравственное и физическое вырождение.
   Общество предается животным страстям, неслыханное высокомерие захватывает умы масс, а ее звериная жестокость становится такой же потребностью, как голод и жажда, и ждет только случая, чтобы проявить себя в виде опасного безумия.
   Подобная нация, превращенная в первобытные орды, представляет опасность для всего окружающего; опасность тем большую, что нация эта страшна своим богатством, грубой дисциплиной, превосходством техники и свирепостью умственного состояния.
   В такие моменты непреложная судьба выдвигает на свет дух истребления. Обстоятельства неизбежно приводят к великой войне, которая бывает особенно кровавой, а жертвы - бесчисленны, преимущественно среди опасных возмутителей общего мира. Они гибнут тысячами и всегда бывают побеждены.
   Калитин живо интересовался обсуждавшимся предметом, поэтому разговор на эту тему затянулся. Со времени прибытия в новый мир молодой астроном сделал большие успехи, а Дахир был доволен его усердием и развивавшейся в нем наблюдательностью.
   Наступило минутное молчание. Дахир рассматривал содержимое стоявшей перед ним шкатулки и достал из нее инструмент, употребление которого хотел объяснить ученику.
   Вдруг Калитин, внимательно следивший за каждым его движением, порывисто нагнулся над лежавшей на столе рукой мага и не совсем уверенно спросил:
   - Учитель, позволь мне осмотреть твою руку. Мне давно хочется это сделать, потому что она весьма удивительна и интересна!
   - Сделай одолжение, смотри сколько угодно. Да что ты нашел такого любопытного в моей руке? На ней, как и у тебя, пять пальцев, и только разве более тонкой их формой она отличается от твоей руки, - добродушно сказал Дахир, предоставляя ему свою руку, белую, тонкую и холеную, как у женщины.
   - О нет! Разница очень большая, и не в руке только, а и в наших телах вообще. Кожа твоя кажется иной, менее плотной, и я даже подмечал, что она порой слегка фосфоресцирует; но и на вес рука твоя легче. Смотри, она много легче моей, и сравнительно с нею моя рука напоминает грубую, рабочую мужицкую лапу рядом с породистой рукой аристократа.
   Дахир рассмеялся и слегка ударил по свежей, крепкой руке своего ученика.
   - Ты прав, конечно. Мне приятно, что ты нашел разницу, которая почти незаметна для невнимательного наблюдателя. Да, мое тело иного состава. За долгие века моего существования оно очень изменилось, но не смертью, как у обыкновенных смертных, а вследствие астральной работы всего моего существа; как желатин распускается в теплой воде, так постепенно таяла и моя грубая плоть. Совершенно незаметно для меня самого плотные и тяжелые частицы земного покрова разлетелись, как сметенные ветром хлопья, и на их месте появилась тонкая эфирная оболочка, которую, в свою очередь, заменило еще более тонкое и чистое тело.
   Это превращение материи, достигнутое мною, как я только что сказал, путем астральной работы, сжигавшей грубые частицы плоти, получалось на нашей старой Земле у не посвященных в наши тайны людей путем перевоплощений или отшельнической жизни при неустанной горячей молитве.
   Доказательством сказанного служит тот факт, что хищные звери ложились у ног святых и мучеников в цирке, а не терзали их. Язычники приписывали это "колдовству" христиан, а между тем причина самая простая: очищенные молитвой, подвижничеством мученики утрачивали животный запах, возбуждающий кровожадность диких зверей.
   По этому поводу я считаю полезным сделать небольшое отступление, которое пригодится тебе при наставлении твоих собственных учеников; я хочу поговорить о влиянии пищи и о чистоте.
   - Ах, как я благодарен тебе, учитель, и как это кстати. Всего несколько дней тому назад я едва не поссорился с двумя приятелями, которых поучаю. Они сердятся за мое запрещение есть мясо и за то, что я требую от них троекратного в день купания, как ты мне указал.
   - Растолкуй им, что кровяное мясо пропитывает не только физическое, но и астральное тело прегадким запахом. Умирая, человек оставляет на земле одни физические останки; психическая же часть, его духовное тело, насыщенное и обременяемое этим зловонием, уносит в иной мир этот тяжелый пар с омерзительным запахом, который и приковывает его к низшим частям астрального плана. По этой-то причине мы и требуем от наших учеников строго растительного питания, которое поддерживает в астральном теле внутреннюю чистоту и легкость, необходимые для его скорейшей эволюции.
   Только безусловная чистота, поддерживаемая частыми купаниями или обливаниями, облегчает обмен веществ и очищает ауру целительными токами. Пока люди жили на свежем воздухе и исполняли закон омовения, хотя бы в виде предписания религии, род людской гораздо менее подвергался различным заболеваниям. Пот всегда следует удалять, потому что он закрывает поры, способен к брожению и порождает яды или зловредные бациллы.
   Поневоле приходится брать примеры из жизни нашей старой родины, ибо в новом мире все только еще в зачатке. Итак, ты должен помнить, что в древние времена люди ели всего помногу, пили очень крепкие вина, а тем не менее обладали вообще прекрасным здоровьем, и среди них редко встречались болезни, пожиравшие человечество впоследствии.
   Причиной того были жизнь на чистом воздухе и частые омовения. Тебе известно, что в последние века вырождавшееся и тщедушное человечество законопачивалось в запертых помещениях и усиленно куталось в теплые одежды. И в такой-то тройной скорлупе из стен и платья проживали люди, не подозревая даже, в какой клоаке находятся, усердно производя все те миазмы, которые создаются нечистыми помыслами, разнузданными страстями, гневом, завистью, враждой, ревностью и бранью, а в особенности столь излюбленными людьми "посыланиями к черту" и вообще проклятиями. Ведь человек редко обращается к Богу при какой-либо неудаче; наоборот, в минуту раздражения он призывает лишь дьявола.
   Человек ужаснулся бы, имей он возможность видеть те тысячи чертенят, которые притягиваются ругательствами и проклятиями в и без того густую накипь от его гневных выделений. Но люди ничего не видят и преспокойно дышат зараженным, кишащим бациллами воздухом, а потом еще жалуются на внезапные боли в теле, головокружения и бессонницу.
   Только молитва, освященная вода и чистый воздух могут очистить подобный "аквариум", где все - и стены, и вещи - переполнено астральным сбродом, который здесь выращивается и размножается, питаясь испарениями обитателей и зараженного воздуха; при этом такое флюидическое население может превратиться в существ вампирических, вредных и опасных до такой степени, что иногда для их выдворения требуется огонь.
   Таким образом, вера в святую воду отнюдь не суеверие. Вода - это такое вещество, которое легче всего усваивает свет астральный, лучезарными потоками изливающийся из молитвы; потому что молитва представляет собою силу, которая сначала собирает, а затем направляет и расходует благодатные истечения.
   Дахир умолк на некоторое время, видимо, погруженный в раздумья, а потом провел рукою по лбу и обратился к безмолвно и скромно ожидавшему его слова Калитину.
   - Мы совершенно отдалились от своего предмета - прогрессивного перерождения физического тела путем астральной работы или молитвы и аскетической жизни.
   - Да, учитель, и ты сказал мне, что твое тело уже претерпело несколько перерождений.
   - Три, друг мой. А по мере того как преображалось самое вещество моего бессмертного тела, изменялись также и его органы. Так, сердце перестало играть первенствующую роль. Ему нечего уже было бояться ни за себя, ни за тех, кого оно любило, а строгая дисциплина души укротила "зверя" в человеке и обуздала страсти; теперь сердце испытывает только чистую и возвышенную любовь, а его спокойное и слабое биение регулирует лишь обращение фосфорического вещества, в которое обратилась кровь, текущая в наших жилах и орошающая мозг, ставший главным органом нашего тела. И чем совершеннее это вещество, тем более дает оно нам силу сосредоточиваться и выделять исполинскую мощь, повелевающую стихиями.
   Желудок также почти упразднен, так как пища наша служит только для насыщения тканей; позвоночный хребет - это электрическая сеть, мускулатура также сеть фосфорической материи.
   Даже плотские отношения в союзах магов высшего разряда изменяются. Как некогда факир посредством исходившей из него лучистой силы заставлял растение созревать, цвести и приносить плоды, - подобно этому и лучистая, соединяющая супругов сила оплодотворяет, производит на свет особо избранные существа - миссионеров, предназначенных совершенствовать человечество.
   Конечно, сказанное мною применимо в настоящее время только к высшим магам; но среди человечества, достигшего высокой степени совершенства, как на Юпитере и других равных ему по высоте планетах, размножение людское совершается только таким способом.
   Преуспевание - это закон Вселенной. Чем больше человек трудится на астральном плане, чем больше сбрасывает он с себя животные страсти для работы в духовных областях, чем больше втягивает он в свою ауру и организм фосфорические вещества, тем больше преображается его тело, изменяется кровь и возрастает могущество.
   Головы святых всегда окружены лучезарным сиянием, и прикосновение их совершает исцеление. Эти высшие существа, преисполненные веянием божественным, обладают силой возобновлять действие омертвелых вследствие болезней органов: глухие начинают слышать, параличные ходить, а внутренние болезни излечиваются.
   Молитва, видишь ли, это первая магическая формула, данная человеку для борьбы с плотью, которая душит его и поглощает. Ты уже знаешь, что в звуках заключено флюидическое вещество, разнообразно комбинируемое и получаемое путем вибрации, как динамическая машина производит электричество. Молитва по самому существу своего химического состава вызывает вибрационные, фосфорические и радиоактивные токи, заимствованные от четырех стихий. Эти четыре течения мгновенно принимают фор-
   мулу быстро вращающегося Креста. Чем чище молитва и порыв ее сильнее, тем стремительнее совершается такое вращение; треща и меча снопы искр, вертится флюидическая масса, внедряя в тело животную теплоту и заключенные в ней полезные, целебные частицы. Чистое же излучение души молящегося восходит спирально в виде голубоватых волн и соединяется с веянием божественным. Это служит соединительной нитью, или, если хочешь, телефоном, посредством коего создание взывает к Творцу и Святым своим покровителям.
   Вследствие этого после горячей молитвы человек чувствует себя успокоенным и подкрепленным новой силой; иногда у него появляется даже испарина, и эта осеняющая его теплота помогает ему избавиться от флюидов и других отложений, причиняющих болезнь.
   Крестное знамение - это магический, преимущественный перед всеми другими знак, на котором сосредоточиваются космические токи четырех стихий, содержащиеся в формуле молитвы. По наитию человек всегда окружал этот сокровенный символ венцом из лучей, а сила креста соответствует знанию, силе и вере того, кто его употребляет. Это - то же, что простой деревянный крест по сравнению с золотым произведением какого-нибудь ювелира-художника; значение же обоих совершенно одинаково и всегда оказывает равную мощную помощь. Человеку невежественному, употребляющему крестное знамение, не зная о его мистической силе, он служит так же, как и магу; он соединяет с Божеством, охраняет от сатанинских существ, от нечистых и хаотических сил, вызывает духов четырех стихий, которые скапливаются вокруг начертанного человеком креста, как вокруг центра, и оказывают ему помощь. Только в руках того, кто глубже постиг его значение и с большим разумением и верою изображает его, крест представляет действительно необоримое оружие.
   Знамение это, мне кажется, можно назвать печатью Предвечного. Оно служит основанием всякого создания, символом вечности, знаком, выражающим и содержащим четыре стихии, на котором происходят все изменения в составе материи, источником духовной и физической жизни.
   - Так, значит, изучение креста - это особая наука?
   - И огромная! Некогда эта наука преподавалась отчасти в тайниках храмов высшим посвященным; во всех вероучениях древности этот таинственный символ, талисман для нападения и защиты против всего нечистого играл особую роль.
   Да, Андрей, для того чтобы постичь эту науку, надо работать, начиная с неофита и до степени мага; я много трудился, а все еще далек от полного понимания этой дивной науки.
  
  

Глава одиннадцатая

  
   Жизнь в городе магов протекала спокойно. В школах шло обучение, а иерофанты незаметно готовились к обороне города против орд Абрасака, всеми силами спешившего со своими приготовлениями. Дахир и Калитин по-прежнему продолжали свои ежедневные беседы по самым разнообразным вопросам.
   - Ты сказал мне, учитель, что охватившее Землю полное неверие значительно способствовало разрыву связи ее с божественной благодатью. Правда, в мое время на веру в Творца, святых покровителей и молитву смотрели как на архаические остатки смешных предрассудков.
   Благодаря Богу, я вполне отрешился от этих заблуждений и в полном смысле слова поклоняюсь тому, что презирал, но одного все-таки не понимаю. Вы, учителя наши, обладаете и верой, и благочестием, и знаниями, а между тем не называетесь святыми.
   - Да просто потому, что мы не святые, - рассмеялся Дахир в ответ.
   - Но почему же? Вы так же добры и много ученее большинства святых, жития которых я читал, - настаивал Калитин.
   - С удовольствием вижу, сын мой, что ты во всем любишь доходить до точки, как говорится. В данном случае ты желал бы разобраться в том, какая разница в путях восхождения между святостью и научным трудом? Изволь.
   Это, видишь ли, два пути, ведущие к одной и той же цели - совершенству.
   Святость ведет к идеальной нравственности воспитанием чувств и инстинктов; она развивает сердце, сосредоточение в молитве, самоотречение и самопожертвование на благо ближнего. Вместе с тем это также изучение всевозможных изгибов души, страдающей физически и нравственно, в связи с полным забвением самого себя. Короче говоря, это - воспитание души и в то же время познавание величия Божия в самом высоком создании Творца - в Его неразрушимой искре.
   Путь адепта, путь научный, это, главным образом, воспитание разума, изучение начал и законов природы, управляющих космическими силами. Словом, это - знание эволюции Вселенной и человека, познание величия Творца в Его лаборатории.
   Подводя итог, повторю, что наука говорит разуму человека, а религия, т.е. область святости, говорит сердцу. У всех у нас имеются ум и сердце, хотя первый бывает зачастую затемнен; но, разумеется, добросердечных людей несравненно больше, чем светлых умов. Большинство можно вести только при посредстве чувства и очень мало доступных теоретическим понятиям. Отсюда следует, что религия - необходима как интеллигентным людям, не могущим вполне отделить себя от тела, так и массе, для которой всегда недоступны высоты отвлеченного мышления; тогда магическая наука - ввиду того, что изучение ее опасно и склонно смущать слабые натуры, - должна быть недоступна толпе и может служить лишь достоянием людей крепких умом и духом. Но так как для достижения совершенства дух человеческий должен обладать обеими ветвями знания в одинаковой пропорции, то праведник переходит впоследствии к изучению науки, а ученый к неизбежному познанию самопожертвования и любви к Богу и людям.
   Считаю необходимым добавить, что тот, кто стал адептом, не будучи праведным, гораздо больше рискует споткнуться на своем пути и злоупотребить своим знанием, потому что в недрах души его таятся еще земные страсти. Святой, наоборот, скорее освобождается от слабостей человеческих, и самоотречение возносит его выше в светлых сферах, нежели наука адепта, по крайней мере на первых, низших ступенях знания, потому что он должен жертвовать собой, если хочет подняться по крутому пути совершенства.
   Доволен ли ты теперь и хорошо ли меня понял?
   - Превосходно, учитель, и благодарю за твою доброту.
   - Скажи, однако, что именно тебя угнетает, и я постараюсь дать объяснения, которые рассеют смущение, вызванное разными возникшими у тебя вопросами.
   - Ты читаешь в моей душе, дорогой учитель. Нивара сказал о ленте астральных клише, скрепленной с нашей старой матерью-Землей.
   Он утверждал, что та лента, которою наградили теперь Землю, происходит из другого, подобного же мира, окончательно разрушенного и разлагающегося на свои первобытные вещества.
   - Что же тут такого тревожного? В великом хозяйстве Вселенной каждая частица занимает свое место и работает для сохранения всемирного равновесия. Огненная лента с астральными клише не может быть уничтожена потому, что заключает в себе первородное вещество, т.е. стихийные силы. Лента разворачивается вместе с вращением опоясываемой ею планеты, а заключающиеся в ней астральные клише материализуются по мере появления их на месте действия. Это своего рода программа огромной школы для всех существ.
   - Да, это ясно. Однако как согласовать это не только с идеей справедливости, как я ее понимаю, но и с принципом свободной воли, или ответственностью за наши действия, когда души вынуждены - если возможно такое сравнение - разыгрывать роли актеров, будучи обязаны жить и действовать на основании клише, начертанного кем-то другим, и роковым образом терпеть последствия совершенных этим "другим" деяний, притом совершенно независимо от своего желания становясь, согласно начертанному клише, - злодеем или святым?
   - Ну, ну, вот ты куда зашел! Ведь если бы все совершалось именно так, рабски, как ты это сказал, и кого-либо принуждали выполнять только роль по трафарету, начертанному на клише, то это было бы действительно несправедливо. Но прежде всего судьба изображена лишь в общих чертах, а затем ты должен понять, что столь чувствительная материя, способная запечатлевать все колебания мысли, должна быть одновременно и достаточно мягка, чтобы уступить свежему влиянию без ущерба для первого впечатления. Оба они отнюдь не смешиваются между собой вследствие того, что химический состав каждой индивидуальности несколько различен.
   Только общие картины-клише, начертанные высшей волей, остаются некоторым образом незыблемыми, т.е. в конце концов всегда проявляются в более или менее близкий или отдаленный срок, в зависимости от выполнения своих ролей новыми артистами драмы.
   По этой причине всегда бывали предсказания, которые удивительно правдиво и точно открывали иногда события отдаленного будущего, ошибаясь зачастую только относительно времени совершения действия.
   Так, пророки или ясновидцы имели и будут обладать способностью видеть астральные клише, не понимая часто различных подробностей картины вследствие того, что видимые ими предметы не были еще в их эпоху изобретены, или, вернее, снова найдены, и они описывали их метафорами.
   За примерами мне всегда приходится обращаться к нашей старой родине Земле. Так, великий ясновидец, автор Апокалипсиса, медным конем, дышащим огнем, указал на локомотивы, движимые паром - изобретение будущих веков.
   Другой ясновидец, более скромный, по имени аббат Суффран, старался известными признаками определить время наблюдавшегося им видения, говоря: "Когда люди будут, как птицы, летать по воздуху с быстротою ласточки, и повозки будут двигаться без лошадей, произойдет то-то". Это доказывает, что он не мог назвать и не имел понятия об автомобилях и аэропланах, которые, однако, видел в действии.
   Теперь взглянем на вопрос с другой точки зрения и решим, действительно ли будет насилием и несправедливостью то обстоятельство, что живущие духи становятся актерами, исполняющими роли, написанные в астральном клише, а не создаваемые на основании законов магнетизма и притяжения для перевоплощения, как общей проверки добытых сил и способностей, или, наконец, на основании закона Кармы и особенностей предыдущих существований, в качестве микроорганизмов в высших и низших существах.
   Всякая душа привлекается во флюидическую сферу, полную влечений прошлого, где господствует преобладающее притягательное влияние одной из стихий. Огонь и воздух - это стихии высшие, а вода и земля - низшие, и ни один дух с возвышенными наклонностями и стремлениями не будет притянут в низший план и не поддастся влиянию, не имеющему уже над ним власти.
   Согласно совершенному порядку притяжений флюидических, кармических и других, на основе единения народов, сплочения групп и образования семей, каждый дух притягивается именно в ту среду, которая подходит к его способностям и нравственным силам и в то же время соответствует избранным искупительным или испытательным существованиям.
   В первые периоды существования жизни душ бывают всегда менее сложны; но в великой лаборатории, громадной мастерской планетной жизни найдутся свободные места для каждого соответственно его способностям, степени развития и необходимости труда по пути восхождения.
   Ты напрасно думаешь, что духи насильно вталкиваются в течение какого-либо клише. Нет, дух притягивается на поле битвы, где должен испытать свои силы сообразно с его вкусами и наклонностями. И как тенор не может петь басом, а трагик играть роль шута, или носильщик быть принцем, как злодей не может вести жизнь святого, так и всякий берет на себя роль, которую он может, или воображает, что может исполнить.
   Пьеса - та же самая, роль намечена, но артист может оттенять и в нужной мере изменять ее соответственно своей индивидуальности. Если он сыграет хорошо - тем лучше для него, а если плохо и слишком возомнил о своем таланте, то должен начать снова; вот и все.
   Народы, подобно отдельным личностям, подчинены тем же законам: у них собственное клише, свои кармические условия и свой особый национальный темперамент, происхождение коего я объяснил тебе, когда говорил о прохождении духа через три царства природы.
   В склонностях и отличительных чертах характера народов особое значение играет также преобладание той или другой стихии в составе их астрального тела.
   Наиболее одаренными бывают те, у кого преобладает влияние огня, и мы называем их солнечными народами. Они - набожны, верующи, полны великодушных порывов, одарены способностями во всех отраслях знания, прирожденные художники и отменно храбры; а вместе с тем, они - спокойны и упорны, подобно огню, не выпускающему своей добычи. Будучи мистиками, мечтателями, глубокомысленными по природе, солнечные народы дают наибольшее количество святых, людей выдающихся, добродушных, хотя зачастую и слабых.
   Народы, вышедшие из воздушных корпораций, тяготеют к области света. Они также полны дарований, обладают умом живым и веселым, но легким; поэтому они часто непостоянны, а порывы их хотя и страстны, но кратковременны. Из них выходят новаторы, фанатические адепты религиозного направления или беспечные вольнодумцы.
   Те, у кого преобладает стихия воды, наружно спокойны, как океан в тихую погоду; но в сущности они - коварны, хищны, искусны. У них врожденное влечение к воде, как к родной им стихии, из их среды выходит больше всего отважных мореплавателей, купцов и ученых в области практических знаний.
   Стихия земли притягивает грубые натуры, и народы, в астрале коих она преобладает, бывают грузны телом, прожорливы, алчны, кровожадны, корыстолюбивы и жестоки; ум у них тяжелый, негибкий, надменный и злобный, с презрением относящийся ко всему, что не они. Такие народы малорелигиозны, более всех дают атеистов и отрицателей и легче других доступны силам тьмы; между ними кишат колдуны, слуги Люцифера.
   Будущее нации образуется по минувшим событиям их прежних существований, сообразно с кармическим законом.
   Астральное же клише того или другого народа исполняется не вследствие того, что он рабски следует картинам своего клише, а потому, что сами картины эти отвечают наклонностям, характеру и темпераменту данной нации; наоборот, переживаемые таким народом картины жизни настолько приложимы к начертанным на клише событиям, что оказываются почти тождественными с ними. Что же касается отдельных личностей, то ясно, что каждая постарается устроиться в сфере своих вкусов и идей, подыскав и взяв, как платье по росту, такое именно жизненное клише, в котором она надеется проявить себя с достоинством или искупить тяготеющее над ней прошлое.
   Среди миллиардов духов, витающих в орбите нашей старой родины-Земли, и среди духов стихий, работающих над ее преобразованием, руководители выберут грядущие народы планеты на основании их прошлого. Это и будет население, подготовляющееся к новой эволюции, т.е. действующие лица того клише, которое связано с воскрешенным миром.
   - Ты сказал раньше, что прикрепленное к Земле клише происходит из другого разрушенного мира. Сколько же раз может служить такое клише и прямо ли оно всегда переходит из одного мира в другой?
   - Им пользуются столько раз, сколько это потребуется, и, отслужив, оно занимает свое прежнее место в архивах Вселенной, откуда, если понадобится, можно опять взять его. Прибавлю к этому, что лента астрального клише неразрушима и, после уничтожения планетной системы, окончательно возвращается в архивы, где и хранится как документ прошлого. При новых творениях - условия иные, и картины прежних клише уже не отвечают потребностям человечеств другого образования, которые хотя и проходят тот же курс учения, но в других видах.
   - Боже мой, как все это интересно, сложно и, однако, просто и величественно. Счастлив тот, кто сможет понять хоть частицу тайны творения.
   - Всякий обладающий доброй волей может познать истину путем труда и настойчивости, - заметил Дахир.
   - Увы! Есть люди, которые лишены понимания смысла чего-либо самого простого, заурядного, но выходящего за пределы рутины, - воскликнул Калитин. - Помню одного приятеля на Земле. Человек он был достойнейший, но глух и слеп ко всякому отвлеченному или оккультному вопросу. А я всегда любил заглядывать в старые книги, так как прошлое возбуждало во мне влечение к себе, совершенно для меня тогда необъяснимое.
   Случайно попала мне в руки очень древняя книга по оккультизму; в ней говорилось о многом совершенно мне непонятном, и между прочим о перевоплощении, о прохождении души через три царства, о циклах и т.д. Эти последние вопросы чрезвычайно занимали меня, и я заговорил с приятелем, служившим в одном со мною астрономическом учреждении. Боже, в какое бешенство тот пришел! Одна мысль, что он мог быть камнем, луком или совой, - перечень составлен, кстати, им же, - возмущала его; также не допускал он и циклы. Не будь я миролюбивого нрава, научный спор наш, наверное, кончился бы потасовкой; тем не менее он причинил мне всякого рода неприятности с моими коллегами. Но затем произошла страшная катастрофа, и он, верно, погиб, не успев изменить своего взгляда, так как мне неизвестно, чтобы он принял первородное вещество.
   Андрей умолк и печально задумался.
   - Да, упорная слепота некоторых - это кармическое следствие; бесполезно разубеждать их ввиду того, что прошлое затемняет им рассудок. Всякий свободно мыслящий ум не может отрицать явления, которые сама природа показывает нам с неоспоримой ясностью.
   Возьмем, например, в доказательство перехода человека через три царства таинственный процесс его образования. Бесконечно малое ядро будущего человека состоит из тех же элементов, что и Земля, на которой человеку суждено жить. Сперматозоид имеет сходство с растением, причем одна его конечность, головка, - сфероидальной формы, заканчивается он хвостом. Рассекая его, видим, что остальная его часть похожа на луковицу и состоит из ряда тонких оболочек, содержащих в себе жидкое вещество.
   Затем зародышевое существо начинает выпускать свои члены изнутри наружу и получает очертание. Далее эмбрион развивается в плод (foetus), принимает облик лягушкообразного животного, по виду головастика, и как земноводное, живет и развивается в так называемых "водах". Раз от раза зародыш приобретает особенности человеческого существа, его охватывает первое содрогание бессмертного дыхания, он шевелится и... божественная сущность водворяется в тело ребенка, в котором и пребывает до момента физической смерти, когда человек снова становится духом.
   Подобно тому, как плод развивается в водянистой среде утробы матери, так и земли зреют среди всемирного эфира, или астрального флюида, в недрах Вселенной.
   Эти космические младенцы, как и пигмеи - их обитатели - сначала представляют просто ядро, а потом зародыши. Впоследствии они постепенно зреют, развивают виды минералов, растений, животных и человека; они родятся, растут, стареют и умирают по окончании своего существования. И таким образом циклы претворяются в циклах, объемлемые - в объемлющих, до бесконечности.
   Эмбрион развивается в своей дородовой сфере, индивидуум в своей семье, семья - в государстве, государство - среди человечества, Земля - в нашей Солнечной системе, эта система - в своей Центральной Вселенной, Вселенная - в Космосе, а Космос в единой первопричине, непроницаемой, беспредельной и бесконечной.
   - О! Как величаво это познавание жизни миров и существ, какая простота основных законов и разнообразие производных. И если это многообразие смущает уже при том крошечном кругозоре, который дан нам для исследования, то какие же неведомые и не подозреваемые чудеса должны заключать в себе прочие миры и другие системы, плавающие в бесконечном пространстве, словно светлые архипелаги. Ах! Как хотелось бы мне побывать там когда-нибудь...
   Дахир грустно улыбнулся.
   - Когда ты окажешься готовым сделаться воздушным туристом, то, наверно, пропутешествуешь по всем доступным тебе системам и увидишь много такого, что ослепит тебя.
   И чем выше ты поднимешься, тем больше будешь познавать механизм законов, которые делают необходимыми веру, молитву и применение добра, словом, чувства, создающие чистые и горячие излияния, которые будучи противовесом зла представляют собою закон равновесия, на коем зиждется существование мира.
   Такие течения служат стеной, предохраняющей доступ течениям хаотическим, беспорядочным силам и веществам, которые работают в пределах атмосферных, еще непослушных масс.
   Там ревет и грохочет изначальная материя в диком состоянии, населенная духовными чудовищами, сам вид коих трудно было бы описать; там, во всей первобытной мощи, обращаются стихии, но не могут выступить из берегов, ограждающих планетные пределы. Но где только задерживается или прерывается притягательное влияние божественного течения, силы послушно уравновешенной и могучей, там образуется брешь, в которую врываются беспорядочные силы хаоса, с их разнузданными стихиями, проносятся ураганом и уничтожают все на своем пути.
   - Этим самым законом объясняются так называемые "чудеса", необыкновенные исцеления и прочее? Если я хорошо понял, физические и нравственные болезни также знаменуют собою беспорядок, распад основных стихий нашего маленького человеческого космоса; но чистый молитвенный восторг привлекает ток Божественной благодати и тем излечивает болезни, т. е. восстанавливает порядок и равновесие.
   - Замечание твое совершенно верно. Не только могущественная молитва высших существ, называемых святыми, но даже и простых смертных, объятых горем или отчаянием, страстный порыв верующей души приводит в такое духовное состояние, когда астральное тело выделяется из грубой плоти; в подобные моменты дух человека погружается в нисходящий на него божественный ток или в ауру святого, к которому он взывает, и там находит все химические субстанции, нужные ему самому, или тому, за кого он молится.
   На основании всего сказанного ты поймешь, как велика ответственность наша в качестве первых законодателей, и насколько необходимо прочно укоренить божественные законы для обеспечения благосостояния и жизни планеты. Правильное действие чистых астральных течений должно быть закреплено верой народов, совокупными молитвами толпы, врожденным и непоколебимым убеждением, что помощь надо искать у сил добра и что эту помощь свыше прежде необходимо заслужить.
   Где гаснет вера, разнуздываются низменные страсти, творятся оргии, кощунства и разгуливают животные вожделения - там под влиянием разлагающего дыхания зла и расстройства гармонии создается особая атмосфера, населенная хаотическими духами, не могущими существовать вне беспорядочных течений. Тогда начинаются бури, наводнения, засухи, расстройства температуры, повальные болезни; и говорят: "Вот страна, пораженная гневом Божьим".
   Посланный Эбрамара, приглашавший Дахира на совещание магов, прервал беседу. Только что прибыл Нарайяна, чтобы испросить совет у друзей и старших и дать отчет относительно различных происшедших событий.
   В основанном Абрасаком городе жизнь продолжала идти в томительном однообразии, особенно для пленниц, которые мало интересовались приготовлениями к войне, шедшими, однако, с лихорадочной поспешностью.
   Для молодых женщин, предательски захваченных Абрасаком и насильственно ставших женами товарищей дерзкого мятежника, жизнь была чрезвычайно тяжела, особенно в первый год их водворения. На них обрушился ураган чувств и токов тяжелых, материальных, пропитанных грубыми страстями, словно удар грома поразил и изменил все внутри и вокруг.
   Для Уржани испытание было также очень тяжко. Ее угнетала разлука с Нарайяной и родителями; но она не ослабевала, а успокоение и терпение находила в постоянной деятельности. Если иногда, в минуту слабости, разлука со всем любимым и казалась слишком долгой, то она мужественно повторяла завет отца, когда речь заходила о тоске их вековой жизни:
   - Будем работать и работать, друзья! Кто трудится, тот пожирает время!
   Отношения с Абрасаком были довольно странные. Он не пытался уже более овладеть ею насилием, окончательно убедившись в бесплодности подобных попыток, а между тем, ни за что не согласился бы освободить ее и с мрачной подозрительностью следил за нею, хотя та никогда не пыталась бежать. Редко приходил он говорить с нею, а между тем Уржани всегда приветливо принимала его, охотно беседовала и старалась облагораживающим образом на него воздействов

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
Просмотров: 212 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа