Главная » Книги

Стивенсон Роберт Льюис - Остров сокровищ, Страница 8

Стивенсон Роберт Льюис - Остров сокровищ


1 2 3 4 5 6 7 8

пригвожденные к месту, и долго стояли еще после того, как голос смолк.
   - Это были его последние слова! - выговорил наконец Морган.
   Дик вытащил свою Библию из кармана и шептал молитвы. Даже у Сильвера громко стучали зубы.
   - Никто, кроме нас, не слыхал о Дарби! - пробормотал он и затем вскричал, сделав над собой усилие: - Товарищи, я пришел сюда за кладом, и никто, будь он человек или сам дьявол, не остановит меня! Я никогда не трусил перед живым Флинтом, не испугаюсь его и мертвого! В какой-нибудь четверти мили отсюда зарыты семьсот тысяч фунтов стерлингов. Неужели мы бросим их из-за какого-то пьяного матроса, который притом же давно и умер?
   Но его слова не вернули мужества разбойникам.
   - Перестаньте глумиться над покойником, Джон! - сказал Мерри.
   Остальные даже не могли найти слов от страха и жались друг к другу как испуганное стадо баранов.
   - Так вы думаете, что это пел дух? - спросил Сильвер.- Ну, так я вот что вам скажу: как никто никогда не видел, чтобы дух отбрасывал от себя тень, также не может его голос давать и эхо. Разве неверно?
   Слова его показались мне очень неубедительными, но Мерри несколько успокоенным голосом сказал:
   - Это верно! Ну, и голова же у вас, Джон! И притом, голос-то не совсем походил на голос Флинта, а как будто больше на...
   - На Бена Гунна, вот это так! - вскричал Сильвер.
   - И то правда! - сказал Морган, вскакивая на ноги.
   - Да ведь и Бена Гунна нет уже в живых! - заметил Дик.
   Но другие накинулись на него:
   - Очень беспокоит нас Бен Гунн! Будь он жив или мертв, это нам все равно!
   Разбойники окончательно приободрились и тронулись дальше. Впереди шел Мерри с компасом, чтобы не спутать направление. Один только Дик бросал кругом беспокойные взгляды, прижимая к себе Библию.
   - Говорил я вам,- подсмеивался над ним Сильвер,- что напрасно только Библию изрезали. Неужели вы думаете, что привидение испугается ее теперь? Уверяю вас, что нисколько!
   Дик мучился, как я видел, не одним беспокойством: от жары и усталости у него усилилась лихорадка, и он едва передвигал ноги.
   Мы шли теперь по открытому месту, под горячими лучами солнца, среди разбросанных там и сям сосен, мускатного ореха и азалий. Два первых высоких дерева, к которым мы подошли, оказались неподходящими. Шагах в двухстах от нас возвышалось третье - гигантская сосна с розовым стволом и огромной шапкой ветвей. Мысль о золоте рассеяла у пиратов последние следы страха, глаза разгорались жадным огнем, походка сделалась легче и быстрее. Сам Сильвер прибавил шагу, ругался на каждый камешек, подвертывавшийся ему под ногу, и сердито дергал меня за веревку. Временами он оглядывался и бросал на меня взгляды, значение которых было мне вполне понятно. Видно было, что близость золота опьянила его, и он забывал и о том обещании, которое дал доктору, и о предостережениях последнего. Может быть, он надеялся, раздобыв клад и отыскав "Испаньолу", уехать с острова, перерезав сначала всех нас. Волнуемый такими тревожными мыслями, я с трудом поспевал за остальными и несколько раз споткнулся о камни, всякий раз Сильвер нетерпеливо дергал меня и грозно оборачивался назад. За нами еле тащился Дик, которого трясла лихорадка. Это еще увеличивало мое угнетенное настроение, кроме того, мне невольно вспоминалась та драма, которая разыгралась на этом плоскогорье несколько лет тому назад, мне чудилось еще, что я слышу жалобные стоны и крики тех шестерых матросов, которых убил Флинт. Мы дошли до опушки рощи.
   - Ну, товарищи, бегом! - крикнул Мерри, и все, кто мог, пустились бежать.
   Но через несколько секунд они остановились, и послышался дружный крик. Сильвер ускорил шаг, и мы догнали остальных.
   У наших ног чернела яма, видимо, вырытая довольно давно, так как края осыпались, а дно покрылось травой. В ней валялась рукоятка заступа и несколько досок от сломанных ящиков.
   Было ясно, что кто-то раньше нас нашел клад и похитил его. Семьсот тысяч фунтов стерлингов исчезли!

0x01 graphic

ГЛАВА XIII

Чем кончились поиски клада

   Вряд ли когда-нибудь на свете люди были охвачены большим разочарованием. Все стояли точно пораженные громом. Но Сильвер моментально оправился, и в голове его уже зародился план действий.
  
   - Джим,- шепнул он мне, передавая пистолет,- возьмите это и не зевайте!
   Затем он спокойно обошел яму, так что мы с ним очутились по одну сторону ее, а остальные разбойники - по другую. С криками и ругательствами последние принялись прыгать в яму один за другим и разгребать ее руками, отбрасывая в сторону доски. Морган нашел золотую монетку. Это была монета в две гинеи, и она стала переходить из рук в руки.
   - Две гинеи! - заревел Мерри, швыряя монету Сильверу.- Так это ваши семьсот тысяч фунтов? Хорошо же вы исполняете свой договор!
   - Поройтесь еще, молодцы,- сказал Сильвер с холодной насмешкой,- может быть, и найдете несколько земляных орехов!
   - Земляных орехов! - крикнул с яростью Мерри.- Товарищи, слыхали вы это? Говорю вам, он знал это раньше! Он просто смеялся над нами - это ясно видно по его лицу!
   - Ах, Мерри! - заметил Сильвер.- Вы снова хотите попасть в капитаны? Этакий вы настойчивый малый, как я погляжу!
   Но на этот раз все были на стороне Мерри и стали вылезать из ямы, бросая на нас свирепые взгляды. Одно было хорошо - все они выскочили так, что нас разделяла друг от друга яма. Так стояли мы несколько секунд - двое против пяти. Сильвер, не теряя присутствия духа, с полным хладнокровием наблюдал за разбойниками. Я должен был сознаться, что он умел быть храбрым.
   - Товарищи,- крикнул Мерри,- смотрите-ка, их всего двое: старый хромой, который обманом затащил нас сюда, и щенок, который нас предал. Вперед товарищи!
   Он уже поднял руку, как из рощи раздались три выстрела. Мерри покачнулся и упал вниз головой в яму. Пират с раненой головой завертелся на месте, точно волчок, и тоже упал. Трое остальных обратились в бегство.
   Из леса вышли доктор, Грей и Бен Гунн, ружья их еще дымились.
   - Вперед, друзья! - крикнул доктор.- Живо! Мы должны отрезать им путь к лодкам!
   Мы пустились бегом, ныряя временами в траве по самую грудь. Сильвер употреблял невероятные усилия, чтобы не отстать от нас.
   - Доктор,- крикнул он нам издали, когда мы добежали до края плоскогорья,- не надо торопиться! Глядите!
   Действительно, мы были уже между беглецами и лодками. Тогда мы остановились немного передохнуть, и Сильвер, вытирая свое мокрое лицо, догнал нас.
   - Очень вам благодарен доктор! - сказал он.- Вы пришли как раз вовремя, чтобы спасти нас с Гаукинсом. А, это вы, Бен Гунн!
   - Да, я Бен Гунн! - смущенно ответил лесной человек.- Как поживаете, мистер Сильвер? Отлично, вы говорите?
   - Ах, Бен, Бен,- пробормотал Сильвер,- подумать только, какую штуку ты сыграл со мной!
   Доктор послал Грея назад за заступом, брошенным во время бегства одним из разбойников, и рассказал нам в нескольких словах, как происходило дело. Героем этой истории был Бен. Во время своих одиноких прогулок по острову он нашел скелет, разыскал клад и в несколько дней перенес все деньги к себе в пещеру, в северо-восточной части острова. Он кончил эту работу месяца за два до прибытия "Испаньолы". Доктор узнал обо всем этом, когда ходил к нему на свидание в день атаки, и вот, когда шхуна исчезла, он решил отдать Сильверу карту, которая уже не имела теперь никакого значения, и блокгауз со всеми припасами: без последних можно было легко обойтись, так как у Бена заготовлено было много козьего мяса. Важно было скорее покинуть эту часть острова, где каждую минуту можно было ожидать заболеваний лихорадкой.
   - Что же касается вас, Джим,- прибавил доктор,- то ваша судьба очень беспокоила меня, но я не мог не поступить так, как было лучше для всех. Ведь, в конце концов, вы сами виноваты, что убежали от нас!
   Но в то утро, когда он увидел меня в плену у пиратов, он решил действовать немедленно. Добежав до пещеры, он оставил сквайра стеречь раненого капитана, взял с собой Грея и Бена и отправился к большой сосне. Дорогой оказалось, что мы опередили его, и тогда он отправил Бена вперед, чтобы как-нибудь задержать нашу партию. Бен так прекрасно справился со своей задачей, что доктор с Греем успели уже засесть в кусты около ямы, когда пираты только еще подошли к ней.
   - Счастье мое,- заметил Сильвер,- что со мной был Гаукинс. Иначе вы и не подумали бы о старом Джоне и дали бы его изрезать на кусочки!
   - Совершенно верно! - весело согласился доктор.
   Между тем мы подошли к лодкам. Доктор изрубил заступом одну из них, а в другую сели мы и поплыли в северную бухту.
   Все мы, не исключая даже сильно уставшего Сильвера, взялись за весла, и лодка быстро понеслась по гладкой поверхности моря. Проезжая мимо холма, мы увидели чернеющую пасть пещеры Гунна и около нее мужскую фигуру, облокотившуюся на ружье. Это был сквайр. Мы помахали ему издали платками и прокричали три раза "ура", причем голос Сильвера звучал так же искренно и радостно, как и наши.
   В северной бухте мы увидели "Испаньолу", поднятую приливом и плававшую по воде. Если бы ветер был посильнее, мы могли бы лишиться ее навсегда. При осмотре судна не оказалось особенно важных повреждений, если не считать сломанной грот-мачты. Посадив шхуну на запасный якорь, мы отправились в лодке к небольшой бухте, ближайшей к пещере Бена, и затем Грей один уехал на лодке сторожить "Испаньолу".
   Около пещеры, к которой шел отлогий подъем с берега, нас встретил сквайр. Со мной он обошелся очень ласково и радушно и ничего не сказал про мое своевольное бегство из блокгауза, на вежливый же поклон Сильвера он весь вспыхнул.
   - Джон Сильвер, вы поразительный негодяй и обманщик, чудовищный обманщик, сэр! Я сказал, что не буду вас преследовать, но да падет на вас кровь всех убитых!
   - От души благодарю вас, сэр! - ответил Долговязый Джон, еще раз отвешивая поклон.
   - Я запрещаю вам благодарить меня! - вскричал сквайр.- Я не исполняю своего долга, поступая с вами таким образом. Подальше от меня!
   Затем мы все вошли в пещеру, которая оказалась очень просторной, с чистым, хорошим воздухом, из-под земли пробивался ключ, образуя маленький прудик чистой воды, окруженный папоротниками. Пол был усыпан чистым песком. Перед пылающим костром лежал капитан Смоллет, а в глубине пещеры отливала красным блеском груда золота. Это и был клад Флинта, ради которого мы сделали такое длинное путешествие и которое досталось нам ценой жизни семнадцати матросов, а сколько жизней, сколько крови и горя стоило накопление этого богатства - этого, конечно, нельзя было и сосчитать.
   - Входите, Джим,- сказал мне капитан.- Вы славный мальчик, в своем роде, но только вряд ли мы с вами пустимся когда-нибудь вместе во второе плавание: очень уж вы любите делать все по-своему. А, это вы, Сильвер? Что занесло вас сюда?
   - Я возвращаюсь к своим прежним обязанностям! - отвечал наш бывший повар.
   - А! - проговорил капитан и не сказал больше ни слова.
   Никогда не ужинал я с таким аппетитом, как в этот вечер со своими друзьями. Сильвер, сидя в отдалении, тоже уплетал солонину за обе щеки, вскакивая при первом нашем слове, стараясь всем услужить и принимая участие даже в нашем смехе. Он снова превратился в прежнего услужливого, почтительного и веселого повара.
  

ГЛАВА XXXVI

Заключение

   На следующее утро мы рано принялись за работу. Нам предстоял немалый труд перетаскать груду золота до берега, который был в миле расстояния от пещеры, и затем доставить в лодке на "Испаньолу". Трое пиратов, оставшихся еще на острове, не особенно нас беспокоили, и достаточно было поставить одного часового на склоне холма, который дал бы нам знать в случае каких-нибудь враждебных действий с их стороны.
   Работа у нас так и кипела. Я насыпал золото в мешки, которые сквайр и доктор переносили на берег, а Грей и Бен Гунн возили их в лодке. Каких только монет не было в этом удивительном кладе Флинта! И количество их было так велико, что наша работа продолжалась несколько дней. За все это время мы ничего не слыхали о пиратах. Только на третью ночь донеслись до нас крики и пение.
   - Да простит им Небо! - проговорил доктор.
   - Они перепились! - заметил Сильвер, который, кстати сказать, очень хорошо исполнял свои обязанности и всегда был удивительно вежлив, несмотря на общее пренебрежение, только я чувствовал к нему некоторое сострадание, да Бен Гунн продолжал испытывать прежний страх перед ним.
   - А, может быть, к тому же и больны! - сказал доктор.
   - Это верно,- ответил Сильвер,- только ведь нам с вами это все равно, пьяны они или больны!
   - Вероятно, вы не думаете, чтобы я считал вас за гуманного человека,- презрительно заметил доктор.- Но если бы я был уверен, что они больны, то отправился бы к ним, даже рискуя своей жизнью.
   - Позвольте заметить вам, сэр, что вы поступили бы в таком случае очень неосмотрительно,- сказал Сильвер.- Я теперь ваш душой и телом, и мне было бы очень жаль, если бы мы потеряли такого прекрасного человека, как вы. Ведь на таких пропащих людей, как те трое разбойников, нельзя полагаться,- они не умеют держать своего слова!
   - Но зато вы,- прибавил доктор,- отлично умеете держать свое слово, вы доказали нам это!
   После этого мы как-то слышали вдали ружейные выстрелы, вероятно, пираты охотились в лесу. На нашем совете решено было оставить их на острове, что вызвало восторг Бена и полное одобрение Сильвера. Мы оставили им порядочный запас пороху, солонины, некоторые лекарства, кое-что из одежды и большое количество табаку, на чем особенно настаивал доктор. Покончив таким образом все наши дела на острове, мы снялись с якоря и вышли из бухты, на шхуне развевался тот же флаг, который украшал некогда и блокгауз. Огибая южный мыс, мы должны были близко подплыть к берегу, и тут увидали трех разбойников, которые, очевидно, поджидали нас здесь. Они стояли на коленях на песчаном побережье и с умоляющим видом простирали к нам руки. Всем нам было тяжело оставлять их на острове, обрекая на жалкое животное существование, но другого выхода не было: мы не могли рисковать новым бунтом на корабле, да и возвращение их домой, где их ожидал только суд и виселица, доставило бы им мало радости. Доктор окликнул их и сказал, что мы оставили им припасы в пещере Бена. Но они продолжали умолять нас, называя каждого по имени. Когда, наконец, они увидели, что корабль удаляется от берега все дальше и дальше, один из них вскочил на ноги и выстрелил из ружья. Пуля просвистела над головой Сильвера и пробила парус. Но это был последний выстрел, и, выглянув через несколько секунд, я увидел, что пираты исчезли. Около полудня исчезла, к моей великой радости, и самая высокая скала Острова Сокровищ, точно растаяв в лазури моря.
   Нас на шхуне было так мало, что всем нашлось дело, и только капитан, лежа на корме на матраце, отдавал приказания. Прежде всего мы поплыли к ближайшему порту Южной Америки, чтобы набрать команду, так как иначе отправляться в дальнейшее плавание было бы рискованно. Нельзя и передать, как отрадно подействовал на нас вид оживленной гавани: масса лодок с неграми и мулатами, продавцы фруктов, улыбающиеся, добродушные лица, а главное, желтые огоньки, зажигавшиеся в городе,- все это представляло такой резкий контраст с теми тяжелыми сценами, которые нам пришлось пережить на острове! Доктор, сквайр и я съехали на берег на несколько часов, а Бен остался на шхуне сторожить. Когда мы вернулись, он объявил нам с ужасным смущением, что Сильвер скрылся. Действительно, наш бывший повар исчез, взяв себе на путевые издержки мешок с золотом, который раздобыл из кладовой. Надо признаться, что мы избавились от него еще довольно дешевой ценой.
   Расскажу теперь в нескольких словах, что было с нами дальше. Мы благополучно прибыли в Бристоль, и каждый из нас получил свою долю клада Флинта, распорядившись ей сообразно своему характеру. Капитан Смоллет оставил морскую службу, так как последствия ран давали себя чувствовать. Грей сделался шкипером и собственником корабля, женился и теперь обладает хорошим состоянием. Бен Гунн в три недели промотал свою тысячу фунтов стерлингов и затем ему пришлось искать места, чего он так боялся прежде.
   О Сильвере мы больше ничего не слыхали, и "одноногий моряк", наводивший на меня в детстве столько страха, скоро изгладился из моей памяти.
   Остальная часть клада Флинта все еще лежит на острове, но я не имею никакого желания ехать ее разыскивать. Я содрогаюсь от ужаса, если когда-нибудь ночью мне чудится пронзительный голос Капитана Флинта, выкрикивающий: "Червонцы! Червонцы! Червонцы!".
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
Просмотров: 121 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа