Главная » Книги

Мордовцев Даниил Лукич - Державный плотник, Страница 9

Мордовцев Даниил Лукич - Державный плотник


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

навигатора.
  - Скоро выскочил в капитаны, - шепнул Шереметев Меншикову.
  - Поистине достойно заслужил, - ответил шепотом же последний.
  
  
  
  
   22
  Нетерпение государя схватиться наконец с победителями под Нарвой в морском бою было так велико, его так неудержимо влекло к себе море, все еще "чужое" море, что он тотчас же, в тот же вечер, с разрешения главнокомандующего, генерал-фельдмаршала Шереметева, посадил на тридцать карбасов преображенцев и семеновцев и, отдав последних под команду Меншикова как поручика бомбардирской роты, пустился вниз по Неве, чтоб во что бы то ни стало добыть морские суда, залетевшие в устье его Невы из околдовавшего его душу европейского рая.
  Одно, что неприятно волновало царя, это полусвет палевой ночи...
  "Нельзя будет врасплох накрыть врага... Ах, эти чухонские ночи!" - сердился в душе государь.
  Но флотилия продолжала двигаться, стараясь держаться в тени, отбрасываемой береговыми лесами.
  Об этом говорит и автор "Панорамы Петербуга".
  "Погода, - пишет Башуцкий, - сначала тихая и светлая, не благоприятствовала предприятию русского монарха, но мало-помалу ветер изменялся, тучи скоплялись, и вскоре после полуночи, обложив небо непроницаемою пеленою, разразились проливным дождем.
  Флотилия, достигнув входа в речку Кеме, ныне Фонтанку, разделилась на два отряда. Государь со своими пятнадцатью карбасами с преображенцами вступил в Малую Неву и, огибая берега острова Хирвисари - ныне Васильевский, тихо подвигался к взморью. Меншиков же с остальными пятнадцатью карбасами с семеновцами вошел в Фонтанку".
  Достигнув устьев этих рек, обе флотилии остановились, ожидая под покровом бурной ночи благоприятного для нападения времени.
  "Через несколько часов ожидания, - продолжает историк Башуцкий, - благоприятное время настало, и посреди мрака и бури Оссиановской ночи Петр, в поте лица трудившийся для России, ударил с двух сторон на изумленных неприятелей. Пример вождя одушевил предводимых. Под градом ядер, гранат и пуль, сыпавшихся на царскую флотилию не только с абордированных судов, но и с остальной эскадры, вступившей под паруса в намерении их выручить, но остановленной мелководьем, взлетели русские на суда, где смерть являлась во всех видах. Ни губительное действие неприятельских выстрелов, ни отчаянные усилия защищавшихся не спасли сих последних от угрожающей им смерти. Царь с гранатою в руке взошел первый на шняву, и через несколько минут оба судна находились в его власти. Из 77 человек, составлявших их экипаж, только 19 сохранили жизнь ценою плена".
  Ночь, первая ночь после первой морской победы...
  Кругом сон, сон и над завоеванною крепостью, и над лагерем войска.
  Не спит один Петр. Он тихо, чтоб не разбудить денщика, выходит из своей палатки и идет еще раз, в уединении, без посторонних глаз, взглянуть на дорогое приобретение. Душа его ищет уединения.
  Медленно приближается он к стоящим на Неве кораблям, которые в дымке палевой весенней ночи кажутся такими великанами в сравнении с крохотными лодками-карбасами.
  Долго стоит он в задумчивости. Казалось, что в такой же тихой задумчивости и Нева спокойно и величаво катит свои многоводные струи к морю, уже окрашенному первою победною кровью.
  В уединении, в глубокой задумчивости, он не подозревает, что его юный денщик, которого он считал спящим, раздвинув немного полу палатки, следит за ним издали, и Павлуше кажется в дымке весенней ночи, что на берегу стоит исполин.
  Да, это был действительно исполин...
  Невольно, представляя себе этот великий момент в жизни русского исполина, поддаешься гипнозу гениального стиха великого поэта - стиха, относящегося к этому именно великому моменту:
  
  
  На берегу пустынных волн
  
  
  Стоял он, дум великих полн,
  
  
  И вдаль глядел. Пред ним широко
  
  
  Река неслася; бедный челн
  
  
  По ней стремился одиноко.
  
  
  По мшистым, топким берегам
  
  
  Чернели избы здесь и там,
  
  
  Приют убогого чухонца;
  
  
  И лес, неведомый лучам
  
  
  В тумане спрятанного солнца,
  
  
  Кругом шумел.
  
  
  
  И думал он:
  
  
  Отсель грозить мы будем шведу.
  
  
  Здесь будет город заложен
  
  
  Назло надменному соседу.
  
  
  Природой здесь нам суждено
  
  
  В Европу прорубить окно,
  
  
  Ногою твердой стать при море.
  
  
  Сюда по новым им волнам
  
  
  Все флаги в гости будут к нам,
  
  
  И запируем на просторе.
  И в его возбужденном, вдохновенном воображении здесь, на этой многоводной Неве, уже развевались флаги всего мира, величаво двигались великаны-корабли; произведения вселенской стекались к этим пустынным берегам, чтобы потом из этого "нового сердца России" стремиться внутрь страны по всем ее водяным и сухопутным артериям движения, а к новому сердцу, обратно, притягивать живую кровь и соки производительности и избыток их выбрасывать из сердца во все концы мира...
  Творческая мысль лихорадочно работает, созидает, обновляет... Нет предела для созданий его мысли, нет конца гениальным замыслам... Его великая душа стремится объять необъятное...
  "Окно в Европу!.. Нет, мало того! Все двери настежь, великие объятия великой страны - настежь!.. Я взял море, оно теперь мое, и моими станут все океаны... Никогда не будет заходить солнце в моей стране... Уже совершилось небывалое... Завтра же повелю монетному двору выбить медаль с написанием на оной: "Н е  б ы в а л о е  б ы в а е т"...* Завтра же отправлюсь выбрать место для заложения крепости моей новой столицы... А там, приходи, швед, милости просим"...
  _______________
   * И такая медаль действительно была выбита и пожалована всем
  участникам морской баталии.
  Уже совсем рассветало, когда государь возвращался к своей палатке.
  Проходя мимо ставки царевича Алексея Петровича, он услыхал там голоса.
  "И Алексей не спит, - сказал про себя государь. - А може, встал уже".
  И царь вошел в палатку сына. Там он увидел старого полкового священника, который, сидя рядом с царевичем, показывал ему что-то в раскрытой перед ним рукописи.
  При виде государя царевич и священник быстро встали.
  Подойдя под благословение и поздоровавшись с царевичем, государь спросил:
  - Что это у вас за рукописание?
  - Летописец, государь, древний, - отвечал священник. - И я вот показываю благоверному царевичу знамение, его же Господь и сподоби и тебя, благоверный государь.
  - Какое знамение?
  - А то знамение, государь, что брезе реки сей и на море родичи твои, святые мученики Борис и Глеб, помогаша тебе одолети врага, как помогли они, во время оно, сродственнику твоему, святому благоверному князю Александру Невскому, сокрушити врагов на сих же невских берегах. И зде, в сем же летописце, оное знамение и чудо записаны.
  Государь взял рукопись, раскрытую на том месте, где летопись повествовала о видении старца Пелгусия и о поражении шведов новгородским князем Александром Ярославичем на берегах Невы при чудесной помощи святых Бориса и Глеба.
  - Сказание о старце Пелгусии мне ведомо, а токмо как оно записано в летописце, сего я не читал, - сказал Петр.
  - Так прочти, государь, - сказал священник, - и царевич послушает.
  Заинтересованный, царь стал читать:
  - "Бе некто муж, старейшина в земли Ижорской, именем Пелгусий. Поручена бе ему стража морская. Восприять же святое крещение и живеше посреде рода своего, погана суща, и наречено бысть ему имя в святом крещении Филипп. Живяше богоугодно, в среду и пяток пребывания в алчбе, там же сподоби его Бог видению страшну. Уведав силу ратных..."
  - То были рати шведского короля Бергеля, государь, - пояснил священник.
  - Бергера, а по другим - Биргера, - поправил его государь, и продолжал чтение: - "И иде оный Пелгусий противу князя Александра, да скажет ему стани, обрете бо их. Стоящю же ему при краи моря, стрегущи обои пути и пребысть всю нощь в бдении. Яко же нача выходити солнце, и услыша шум страшен по морю, и виде насад (судно) един гребущ, посреди же насада стояща Бориса и Глеба в одеждах червленых, и беста руки держаще на рамах, гребцы же седяща аки в молнию одеяны. И рече Борис: "Брате Глебе! Вели грести, да поможем сроднику своему Александру". Видев же Пелгусий таковое видение и слышав таковой глас от святую, стояще трепетень, дондеже насад отыде от очию его. Потом скоро поехал к Александру, он же видев его радостными очимы, исповеда ему единому, яко же видя и слыша. Князь же отвеща ему: "Сего не рци никому же..."
  Петр остановился в задумчивости.
  - И меня, государь, сподоби Господь такова же видения, - проговорил священник.
  - Как? И тебе было видение? - с недоверием спросил государь.
  - Было, о царю! - торжественно воскликнул священник. - Я видел, государь, как рядом с тобою взыде на большой свейский корабль святый Борис, огненным мечом поражая свеев, а Глеб стояще поруч с Александром Данилычем, на меньшем корабле, посекая огненным же мечом врагов нашей церкви.
  - И ты все это видел? - с улыбкою спросил царь.
  - Видех, государь, в нощи, в сонии, - смело отвечал попик.
  - А! Во сне?
  - В сонии, государь, духовными очима.
  - А! Духовными...
  Государь взглянул на царевича.
  - Я верю... Без веры нет спасения... Вера - сила необоримая, - тихо сказал государь. - В Евангелии читается: "Аще имати веру яко зерно горушно, - говорил Христос ученикам, - и рече-то горе сей: - "Прейди отсюда" - тамо и прейдет..."
  - Аминь, - подтвердил попик и многозначительно глянул на царевича.
  
  
  
  
   23
  В тот же день государь собрал военный совет для решения важного государственного дела: в каком месте при устьях Невы заложить крепость и новую столицу Российского государства?
  Перед открытием совета генерал-адмирал Головин, первый в России кавалер знатнейшего ордена св. Андрея Первозванного (вторым был гетман Мазепа), торжественно возложил знаки этого ордена на главных виновников морской победы над шведами - на самого царя и его любимца, Меншикова. Таким образом, государь был третьим кавалером высшего в России ордена.
  Военный совет постановил: тотчас же отправиться в полном составе для всестороннего осмотра всех устьев Невы, ее дельты и всех омываемых устьями Невы островов.
  Маленькая флотилия, проследовав Большою Невою все ее течение, вышла на взморье.
  Шведский флот все еще стоял неподвижно против устья Большой Невы, но на таком расстоянии, что пушки его не могли досягать до скромной флотилии русских карбасов, как бы дразнивших собою шведских великанов. С кораблей заметили царя и его приближеннных. Зрительные трубы шведских капитанов направились на дерзкие лодчонки.
  Меншиков снял шляпу и замахал ею в воздухе...
  - Здравствуйте, други, несолоно хлебавши! - крикнул он.
  Государь весело рассмеялся. Взор его выражал вдохновенное торжество.
  - Близок локоть, да не укусишь, - сказал он.
  - Они грозят кулаками, государь, - заметил Ягужинский. - Зоркие глаза Павлуши заметили эту бессильную угрозу.
  - Кабы мы не лишили их лоцманов, нам бы не справиться с Нумерсом, - серьезно заметил генерал-адмирал. - Кстати же и ветер им на руку с моря.
  - Да и вода поднимается, им же на руку, - сказал и государь.
  Головин, сам правивший рулем на царском карбасе, скомандовал гребцам, и царский карбас вместе с другими стал огибать, по взморью, остров Хирвисари, ныне Васильевский, чтобы войти в Малую Неву.
  - И чего они стоят в море? Чего ждут? - говорил Петр.
  - Подмоги, чаю, государь, сухопутной, либо от Выборга, либо от Нарвы, - заметил Головин.
  - Добро пожаловать! - сверкнул глазами Петр. - Мои молодцы теперь уже не те, что были под Нарвой, наука нам впрок пошла.
  Долго маленькая флотилия плутала по лабиринту всех рукавов Невы. Обогнув остров Хирвисари со взморья, она проследовала Малой Невой вверх, мимо острова Койвисари, ныне Петербургской стороны, и мимо маленького острова Иенисари, где ныне крепость, и повернула в Большую Невку, следуя мимо острова Кивисари, ныне Каменного, мимо Мусмансгольма, ныне Елагина, и, обогнув остров Ристисари, ныне Крестовский, Малою Невою вошла опять в Большую Невку.
  На всем останавливался взор царя, все обсуждала и взвешивала его творческая мысль, во все вникал его всеобъемлющий гений.
  - Сими дыхательными путями будут дышать великие легкие моей России, - говорил он в каком-то творческом гипнозе.
  - Отдушины знатные, - согласился Головин.
  - Воды что в Ниле, - продолжал государь. У него из ума, по-видимому, не выходил Александр Македонский с его новой столицей в дельте Нила.
  Меншиков, умевший отгадывать мысли царя, заметил:
  - А, поди, он, Александр Филиппович, не с таким тщанием, как ты, государь, изучал дельту Нила.
  - Да у Александра Филиппыча, чаю, не стоял за спиной Нумерс со шведским флотом, как ноне у меня, - проговорил Петр.
  Карбасы, выйдя из Большой Невки, снова повернули вниз по Большой Неве.
  - Стой! - сказал царь, когда его карбас поравнялся опять с островом Иенисари. - Осмотрим сие место.
  Карбас причалил к берегу. Все вышли на островок и исследовали его со всех сторон.
  - Государь! - вдруг радостно воскликнул Павлуша Ягужинский. - Изволь взглянуть наверх.
  - Что там? - спросил Петр.
  - Над тобою, государь, кружит царь-птица! - с юношеской живостью говорил Павлуша. - Орел над тобой, государь, - счастливое знамение.
  - Откуда тут быть орлу? - удивился царь.
  - А вон и гнездо на дереве, государь, - сказал Меншиков.
  Огромная шапка, точно гнездо аиста, чернелась между ветвей с начинавшими распускаться зелеными листьями.
  - Знамение, знамение! - радовался Ягужинский. - Такой же орел кружил над Цезарем, когда он переходил через Рубикон.
  Государь задумчиво следил за плавными взмахами гигантских крыльев царственной птицы.
  - Какой полет! - тихо заметил он.
  - Твой полет, государь, - сказал Меншиков.
  Исследовав островок Иенисари и его окрестности, государь остановился на решении, что лучше этого островка для сооружения крепости и быть не может.
  - Кругом вода, и никаких рвов копать нет надобности, - говорил он возбужденно. - Сие место не Ниеншанцу чета! Мимо сего островка, чаю, не токмо корабля с моря, но и рыбацкая лодка не проскользнет. А по другим рукавам Невы большим судам ходу нет. Назло братцу моему Карлу я новую свою столицу срублю моим топором на его земле, на сей стороне Невы, на острове Койвисари, а на левой стороне Невы разведу огород на славу, сей огород украшу статуями, каковые я видел в Версале, и назову сие место "Парадизом". Самый же город расположу на острове Хирвисари. А по малом времени, чаю, с Божьей помощью, и на левую сторону Невы перекину город.
  - А орел все кружится, - не переставал радоваться Ягужинский. - Теперь я вижу, что на гнезде сидит орлица.
  - Ну, Павлуша, - ласково проговорил Петр, - не вывести уж тут ей своих орлят.
  - Почему, государь?
  - А потому, что завтра же мой топор учнет тут ходить по деревам, - сказал Петр. - И будет прочна моя тут построечка: стоять ей здесь, пока земля стоять будет, и солнце по нему ходит.
  Окончательно было решено: на Иенисари заложить крепость, а новую столицу - там же, только за протоком, на острове Койвисари, что ныне Петербургская сторона.
  Возвращаясь после этого в лагерь, государь долго погружен был в думы; но Меншиков и Ягужинский, привыкшие читать в его душе по глазам и по лицу, понимали состояние этой великой души... То, о чем он по целым дням и ночам мечтал в своем рабочем покое в Москве, к чему с неудержимою страстию рвались его думы, теперь достигнуто им. Нева - это окно в Европу, - его река! "Чужое" море - теперь его море!
  - Там я заложу верфь, - указывал он на левый берег Невы, где ныне адмиралтейство. - Здесь - артиллерийский парк, - указал он на берег Выборгской стороны.
  Потом, обратясь к артиллерийскому полковнику Трезини, родом итальянцу, Петр сказал:
  - Тебе работы будет по горло.
  - Рад служить великому государю, - поклонился Трезини.
  - Чаю, не позабыл своей науки, живучи у московских варваров?
  - Архитектуры, государь? - спросил Трезини.
  - Да, стройки, да только вечной, как вечен ваш Рим.
  - Думаю, государь... Но построить новый Рим - не хватит человеческой жизни, - отвечал бравый потомок Гракхов. - Даже о Коринфе старая римская пословица говорит: Alta die solo non est exstructa Corinthus.
  - А сие что означает?
  - "И Коринф построен не в один день".
  - А у нас, государь, у немцев, имеется такая же пословица о Риме, - сказал полковник Рене: - Rom ist ninct auf einmal erbaut.
  Но государь, кажется, все забыл, когда карбас его поравнялся с шведскими великанами, отбитыми столь молодецки, кораблями "Астрель" и "Гедан". Глаза его сверкнули гордою радостью.
  - Данилыч! - окликнул он Меншикова, сидевшего около Головина.
  - Что изволишь приказать, государь? - отозвался тот.
  - Сегодня же посылай гонца в Новгород к митрополиту Ионе с указом, чтоб не помедля прибыл сюда для освещения мест под крепость и новую столицу.
  - Слушаю, государь, а к какому дню?
  - К Троице.
  Так жаждала великая душа заложить первый камень на том месте, где теперь раскинулся на сотни квадратных верст великий город с его величественными храмами, дворцами, город с его миллионным населением, с парками, садами, всевозможными учебными заведениями, город, изрезанный стальными полосами рельсов, опутанный паутиною телеграфных и телефонных проволок, из которого исходят повеления вплоть до бурных вод бурного Тихого океана...
  Как было не трепетать великой душе, провидевшей мировую миссию своего народа в будущем!
  
  
  
  
   24
  Настал, наконец, желанный день.
  К 16 мая войска, взявшие Ниеншанц и овладевшие всею Невою и ее дельтою и стоявшие лагерем - пехота по ту сторону Невы, а кавалерия - на левом ее берегу, все придвинулись к месту закладки крепости и новой столицы. Невская флотилия, на которой прибыли войска к месту закладки, так запрудила берега Иенисари и ближайшие берега Койвисари, что прибывший из Новгорода владыка Иона с собором всего духовенства, с хоругвями и образами, а затем и государь с блестящею свитою только с помощью удивительной распорядительности Меншикова, уже назначенного губернатором будущей столицы, могли свободно пройти к месту молебствия и закладки.
  Ярко отливали на солнце андреевские ленты новых кавалеров - самого государя, Меншикова и старого Головина. Богатые ризы духовенства из золотой парчи, украшенная драгоценными камнями митра Ионы, искрившиеся золотом и алмазами иконы, блестящее вооружение войска - все как будто говорило: "Сей день, его же сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в он..."
  Да, это был великий день на Руси.
  Началось молебствие.
  Павлуша Ягужинский, стоявший около царя, почти не спускал восторженных глаз с его лица. Никогда он не видел такого, казалось, лучезарного лица!
  В руках Павлуши находился небольшой золотой ларец. Когда юный денщик все же опускал глаза на ларец, то машинально повторял шепотом слова, начертанные на его крышке:
  "От воплощения Иисуса Христа 1703, маия 16, - шептали губы Павлуши, - основан царствующий град Санкт-Питербурх великим государем, царем и великим князем Петром Алексеевичем, самодержцем Всероссийским".
  По окончании молебствия митрополит окропил святою водою царя, его свиту и выстроенные полукругом шпалерами войска.
  - Александр Данилыч, подай лопату, - сказал государь. Меншиков, взяв железную лопату у стоявшего на фланге великана Лобаря, подал царю.
  Поплевав на руки, как это делают настоящие землекопы и плотники, государь глубоко засадил заступ в землю, где должен был находиться центр закладки, разом выворотил громадную глыбу влажного грунта.
  - Вишь, и на руки поплевал, и впрямь, что твой землекоп...
  - Эвона, какой комище выворотил, - перешептывались между собой преображенцы.
  А Лобарь, глядя на работу царя-исполина, думал себе:
  "Поди, и я не осилил бы царя-батюшку... Вишь, как засаживает! Того и гляди заступ вдребезги..."
  Меншиков, взяв другой заступ, тоже стал копать рядом с царем.
  Не утерпел Лобарь, завидки взяли: захотел померяться силою с государем и взял заступ у соседа.
  Вывороченная глыба оказалась больше государевой. Последний заметил это и улыбнулся.
  - А! И дядя Терентий пристал к нам, - сказал он. - Спасибо.
  - Рад стараться, государь-батюшка, - отозвался Лобарь, выворачивая горы черного грунта.
  Тогда бросились с заступами и другие преображенцы, и в несколько минут яма была готова.
  - Подай ларец, Павел, - обернулся государь к Ягужинскому.
  Тот подал. Между тем солдаты опустили в яму выдолбленный из гранита четырехугольный ящик, и митрополит окропил его святою водою.
  Тогда государь, припав на колено, вложил ларец в ящик и, прикрыв его дерном, тут же собственноручно вырезанным, торжественно возгласил:
  - Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь! Основан царствующий град Санкт-Питербурх!
  В основу этого города положена, в золотом ларце-ковчеге, частица от апостола Андрея Первозванного.
  Это - глубокий религиозно-национальный символ. Известно, что Андрей, брат апостола Петра, был "первым призван" (отсюда - Первозванный) спасителем в свои ученики, и он же первый принес слово Евангелия чрез Малую Азию и Черное море к нам в Скифию, и, по преданию, на месте будущего Киева, водрузив крест, сказал уже своим ученикам: "На сих горах воссияет благодать Божия и воздвигнется великий град". Оттуда апостол доходил даже до Ильменя.
  Едва произнесены были последние слова государем, как все опять увидели в небе парящего орла и приняли его за знамение*.
  _______________
   * Сказание об орле - не измышление автора, а исторический факт.
  В тот же момент воздух потрясен был пушечными выстрелами с стоявшей у берега невской флотилии и этим залпам вторили крепостные орудия со стен Ниеншанца.
  Затем, под гром орудий, государь вместе со свитой, предшествуемый митрополитом и духовенством с хоругвями и образами, двинулся в глубь островка Иенисари и, остановившись у протока Иенисари от Койвисари, подозвал к себе Ягужинского, у которого теперь в руках был царский топор.
  - Подай топор, - сказал государь, ища что-то горевшими вдохновением глазами.
  И он нашел. Это были две стройные, высокие березы.
  Царь срубил их, обтесал, заострил собственноручно стволы и приказал инженер-генералу Ламберту выкопать в земле две глубокие лунки, на расстоянии нескольких сажен одна от другой.
  - Ишь как ловко тешет, - переглядывались меж собой семеновцы.
  - Не диво: в Галанской земле, сказывают, он, батюшка, сам доски тесал и стругал и сам корабли строил.
  - Ну, и дока во всем, храни его, Господи.
  Тогда государь связал верхушки срубленных берез и вставил стволы их в готовые лунки, так что березы образовали проход, подобие арки или триумфальных врот.
  - Это что ж будет? - переглядывались семеновцы.
  - А это называется... как бишь его?
  - Трухмальные порты.
  - Порты! Что ты! Эко слово брякнул!.. Там, вишь, святые образа и сам владыка, а он - на! - порты!
  - Порты - трухмальные порты и есть! - настаивал сведущий в этом деле семеновец. - Так, чу, за морем повелось: коли ежели какой праздник, так все проходят в трухмальные порты, кои бывают каменны и обвешиваются зеленью, как у нас в семик либо на Тройцу.
  - Да у нас ноне Тройца и есть.
  Государь между тем снова взялся за заступ и наметил места закладки крепостного рва и ворот.
  Чтобы видеть, сколько предстояло трудностей для создания новой столицы, приведем слова автора "Панорамы Петербурга":
  "Поднятие низменного острова Иенисари, расчистка земли, вырубка леса, построение крепости и домов и другие работы требовали большого числа рук, и потому царь, употребив на сии работы сначала бывшие у князя Репнина войска, также ингерманландцев, повелел прислать из России тысячи рабочих и мастеровых, равномерно казаков, татар и калмыков, присоединяя к ним значительное число пленных шведов, так что того же лета сорок тысяч человек, разных племен и наречий, разделенных на две очереди, трудились над созиданием Петербурга. Казенные работники получали от казны только пищу, а вольные сверх оной и плату, по три копейки в сутки. По недостатку в инструментах и землекопных орудиях большая часть работы производилась голыми руками, и вырытую земли носили на себе в мешках или даже в полах платья. Если к сему прибавить, что работавшие не имели не только жилищ, но даже необходимого крова и нередко томились голодом, ибо не всегда успевали доставлять им потребное количество съестных припасов, то можно вообразить, каких неимоверных трудов и усилий стоило первоначальное обстроение Петербурга. Но того требовали обстоятельства, того требовала польза целой России".
  В коротких словах: создание Петербурга Державным Плотником - это была борьба титана с природою и стихиями, и титан победил, положив основание городу, в котором, как в фокусе государственности, с течением времени сосредоточилась вся интеллектуальная мощь великой страны, ее коллективный государственный ум, ее коллективное законодательное творчество, ее коллективная работа в области наук и икусств - и единодержавная воля венчанного потомка Державного Плотника.
  
  
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
  
  
  Державный плотник
  Впервые - отдельной книгой: Державный плотник. Спб., 1895. Печатается по изд.: Мордовцев Д. Л. Полн. собр. исторических романов, повестей и рассказов: В 33 т. Т. 8. Кн. 20. Спб., 1914.
  С. 132. Э п и г р а ф - из стихотворения А. С. Пушкина "Стансы" (1826).
  ...д е н щ и к  е г о, П а в л у ш а  Я г у ж и н с к и й... - Павел Иванович Ягужинский (1683 - 1736). Сын органиста лютеранской церкви, один из ближайших сподвижников Петра I, в конце жизни - генерал-прокурор сената.
  С. 133. Б а р к а л о н ы - суда для Азовского флота, итальянского образца, строились с 1698 по 1700 год.
  Б а р б а р с к и е  с у д а  (берберские) - турецкого образца, строившиеся в подвластных Турции североафриканских провинциях.
  С. 134. ...т е т р а т и... - Так в то время писали и говорили.
  С. 136. ...в  П р е о б р а ж е н с к и й  п р и к а з, к  к н я з ь-к е с а р ю... - то есть к Ромодановскому Федору Юрьевичу (ок. 1640 - 1717), ведавшему делами по политическим преступлениям.
  ...с с ы л к а м и  н а 
  "Е ф р е м а 
  С и р и н а 
  о б  а н т и х р и с т е", н а 
   "А п о к а л и п с и с",
   н а  "М а р г е р и т". - Е ф р е м  С и р и н  (умер в 373 году) - церковный писатель, книга его "Поучений" была издана в Москве в 1647 году; Апокалипсис - Откровение Иоанна Богослова (последняя книга Нового завета) книга пророчеств; М а р г е р и т - книга избранных бесед Иоанна Златоуста, византийского церковного деятеля и писателя IV - V вв.
  ...д л я... п о х о д а  п о д  А з о в... - имеется в виду поход 1696 года, закончившийся взятием этой турецкой крепости.
  С. 139. ...н а ш  о т е ч е с т в е н н ы й  Т о р к в е м а д о... - Торквемада Томас (ок. 1420 - 1498) - глава испанской инквизиции (великий инквизитор). Инициатор изгнания евреев из Испании (1492).
  Б о я р и н  к н я з ь 
   И в а н 
   И в а н о в и ч  Х о в а н с к о й... и з 
  "т а р а р у е в ц е в"... -
  "Тараруем" (пустомелей) называли князя Ивана Андреевича Хованского (? - 1682), отца героя. В 1682 году, будучи во главе Стрелецкого приказа, во время московского восстания стрельцов выступил против правительства Софьи; был казнен.
  С. 140. Р а с п о п - поп-расстрига, с которого снят священнический сан.
  Б а т ы р щ и к - типографский работник, печатник.
  С. 143. Б а р м ы - драгоценное оплечье, украшавшее великокняжеское или царское платье. С XV века - одна из необходимых регалий при короновании.
  С. 144. А н а л о й - высокий столик с наклонным верхом для богослужебных книг и икон.
  С. 146. ...П а в л о в ы-д е  т в о и  у с т а... - апостола Павла, ученика Иисуса Христа, по церковному преданию, "страждущего в оковах".
  С. 148. ...р о д и т е л ь  м о й  к о р о в о д и л с я  с  Н и к о н о м... - патриарх Никон пользовался особым расположением царя Алексея Михайловича, до опалы назывался "собинным другом".
  С. 149. С т е ф а н  Я в о р с к и й  (1658 - 1722) - русский церковный деятель, писатель. С 1700 по 1721 год - местоблюститель патриаршего престола. Написал полемическое сочинение против лютеранства "Камень веры".
  Е п и ф а н и й  С л о в е н е ц к и й  (Славинецкий) (? - 1675) - русский и украинский писатель и ученый, составитель словарей, переводчик духовных песен и проповедей.
  С. 150.
  К и е в о-М о г и л я н с к а я 
  к о л л е г и я - существовала в 1632 - 1817 годах (с 1701 г. - академия). Основана Петром Могилой, митрополитом Киевским и Галицким, - первое высшее учебное заведение на Украине, центр образованности и книжности украинцев, русских и белорусов.
  С и м е о н  П о л о ц к и й 
  (в миру Самуил Емельянович Петровский-Ситнианович) (1629 - 1680) - белорусский и русский церковный деятель, писатель. Полемизировал со сторонниками старой веры. ("Жезл православия", "Новая Скрижаль"). Наставник царских детей, преподавал в школе
  Заиконоспасского
  монастыря.
  Один
  из организаторов Славяно-греко-латинской академии в Москве. Зачинатель российского силлабического стихосложения.
  С. 151. Е к т е н и я - молитва, произносимая в определенные моменты богослужения в сопровождении хора и завершающаяся словами: "господи, помилуй" и "подай, господи".
  С. 152. Б л а ж е н и  м и л о с т и в и и... - "Блаженны милостивые, ибо помилованы будут" (Евангелие от Матфея. Гл. 5. 7.).
  С. 154. Р а з р е ш е н и е  в и н а  и  е л е я... - по сути, слова князя-кесаря являются богохульством, так как он проводимые им пытки сравнивает с праздником, которому предшествовал пост.
  С. 156. ...а т л а б а с о в ы е  н а в о л о к и 
  (точнее: алтабасовые) - из шелковой, затканной золотом материи.
  ...с и д я ч и е  б о я р ы н и... - почетные гостьи на свадьбе, одна из них могла быть посаженой матерью.
  С. 157. У б р у с - платок головной (белый).
  К а л а ч-п е р е п е ч а - род кулича, сдоба.
  С. 158. ...з о л о т ы е  "п е н я з и" - старинные золотые монеты.
  С. 161. К а п т а н а - колымага, карета, зимний крытый возок.
  С. 163. В  с у р ь м и  д а  б у б н ы... - то есть в трубы и бубны ударили.
  С. 167. ...С т а р е ц  И с о к р а т  с  о т ч а я н и я  у м о р и л  с е б я  г о л о д о м... - Исократ (436 - 338 до н. э.) - афинский оратор и публицист.
  С. 167. Р е г и м е н т - полк.
  С. 168. С е р д ю к и - казаки-пехотинцы.
  С. 170. К н я з ь  И в а н  Ю р ь е в и ч  Т р у б е ц к о й - полковник, пробыл в шведском плену десять лет, до размена пленными в 1710 г. В Швеции "прижил" сына - Ивана Ивановича Бецкого, который будет доверенным человеком Екатерины II (по легенде - ее отцом).
  п и с ь м о  и з  М о с к в ы... - описка автора: выше говорится, что молодой князь Трубецкой женится на Ксении Орлениной, а не Головкиной (ч. I, гл. 7).
  С. 172. Я к о в  Ф е д о р о в и ч  Д о л г о р у к и й  (1639 - 1720), князь, сподвижник Петра, его доверенное лицо. Участник Азовских походов. В 1700 - 1710 гг. - в шведском плену.
  А в т а н о м  (правильно:
   Автамон)
  М и х а й л о в и ч  Г о л о в и н - генерал, участник Азовских походов, двоюродный брат Федора Александровича Головина, руководителя внешней политики при Петре, фельдмаршала.
  С. 175. Ш а к л о в и т ы й  Федор Леонтьевич (? - 1689) - фаворит царевны Софьи Алексеевны. Подьячий Тайного приказа, а с 1682 года - глава Стрелецкого приказа. Руководитель заговора против Петра I в 1689 году. Казнен.
  С. 176. ...г р о б  М и л о с л а в с к о г о... - Иван Михайлович Милославский (? - 1685) - боярин, родственник первой жены Алексея Михайловича, возглавлял борьбу против родственников матери Петра I - Нарышкиных, один из организаторов стрелецкого восстания 1682 года.
  Л и т и я - богослужение вне храма или в притворе, а также церковное шествие.
  А с м о д е й - в библейской мифологии злой дух, глава демонов.
  Г о л и ц ы н  Б о р и с  Алексеевич (1654 - 1714) - князь, дядька-воспитатель Петра. Во время Великого посольства - один из руководителей правительства. Управлял Поволжьем. После Астраханского восстания 1705 - 1706 годов был в немилости у царя.
  Л е ф о р т  Франц Яковлевич (1655/56 - 1699) - швейцарец, адмирал. С 1678 года на русской службе. Сподвижник Петра. Командовал флотом в Азовских походах.
  Ш е и н  Алексей Семенович (1662 - 1700) - боярин, генералиссимус (1696). Командовал сухопутными войсками в Азовских походах. Подавил восстание стрельцов 1698 года.
  Ц ы к л е р  Иван Елисеевич - думный дворянин, наперсник Федора Шакловитого и царевны Софьи. В 1689 году явился к Петру I с сообщением о заговоре, впоследствии получил Верхотурское воеводство, строил Азов. В 1697 году участвует в заговоре против Петра с Соковниным и стольником Пушкиным. Казнен.
  С. 176. С о к о в н и н  Алексей Прокофьевич - окольничий, участник заговора 1697 года. Казнен.
  С. 177. Б о ж е  м о й! В с к у ю  м я  Е с и  о с т а в и л! - Боже мой1 Для чего ты меня оставил?! (Евангелие от Матфея. Гл. 27. 46.) Последние слова Иисуса Христа перед смертью.
  С. 178. О р л о в  И в а н - дед будущих "екатерининских орлов", фаворитов братьев Орловых.
  С. 186. К а р л  т а к  р а с п о л о ж и л  р я д ы  с в о е г о... в о й с к а, н е  д о с т и г а в ш е г о  2000, т о г д а  к а к  у  н а с  б ы л о  35 000... - сведения не точны. В Нарвском сражении у русских было 35 тысяч войска и 145 орудий, у шведов - 23 тысячи и 38 орудий.
  ...п о т о м о к  Г а р а л ь д а... - автор относит генеалогию Карла XII к последнему англосаксонскому королю Англии Гарольду II (? - 1066) который погиб в битве с нормандскими войсками при Гастингсе Дочь Гарольда II была женой Владимира Мономаха.
  С. 187. ...б о я р и н  Ш е р е м е т е в... У с л ы х а в  о  н е ч и с т о й  с и л е... - эпизод с "нечистой силой" - поэтическая вольность Д. Л. Мордовцева.
  С. 188. В е й д е  А д а м  Адамович (1667 - 1720) - русский генерал, сподвижник Петра, участник Азовских походов. В 1700 - 1710 гг. был в плену у шведов. Известен его Воинский устав, посвященный Петру I (1698).
  С. 189. ...д у м н о г о  д ь я к а  В и н и у с а... - А. А. Виниус в начале Северной войны принадлежал к "компании" Петра - людям, с которыми царь был в приятельских отношениях; позднее, уличенный во взяточничестве, потерял доверие, отстранен от дел.
  С. 190. "К а д и л о  м е р з о с т и  и м  е с т ь" - глаголет Адонай Господь. (Цитата из Библии. Пророк Исайя. 1.11 - 15). - Адонай - одно из десяти главных имен Бога: Эль, Элоим, Эльхи, Саваоф, Элион, Эсцерхи, Адонай, Иах, Тетраграмметон, Садаи.
  С. 194.
  ...п о с т р и ч ь 
  н а с и л ь н о 
  ц а р и ц у  Е в д о к и ю... - Евдокия Федоровна Лопухина (1669 - 1731) - первая жена Петра I (с 1689), с которой он расстался вскоре после женитьбы; в 1698 году, по настоянию Петра, пострижена в монахини.
  ...к р ы ж о м  у п а л... - то есть упал плашмя, раскинув руки в стороны, как четырехконечный католический крест - "крыж".
  С. 198.

Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
Просмотров: 124 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1 Kolpachokma  
http://семена-конопли.com/auto-feminised/Auto_White_Widow_fem.html - канабиса, конопли Auto White Widow Fem
Производитель "Колпачок" уже более трех лет занимает лидирующую позицию в области производства и реализации семян марихуаны. Наш товар имеет
высокое качество, а всхожесть семян просто очень высок – 99%, что обусловлено тем, что выращивая семян мы ориентируемся на медицинскую сферу его применения ,
поскольку именно в этой области предъявляются самые высокие требования к биологические свойства и качеству семян.
абсолютно полностью вся ответственность за качество, за соответствие сортов и за доставку продукции всецело несёт поставщик, то есть мы, поэтому в наши интересы входит предоставить нашим покупателям товар
высочайшего качества и организовать его транспортировку с соблюдением всех требований по безопасности. таким образом мы стремимся
сделать все возможное, чтобы наши покупатели остались довольны результатом сотрудничества с нашей компанией здесь http://семена-конопли.com/feminised/Jack_Herer_Feminised_Green_House.html - http://семена-конопли.com/feminised/Jack_Herer_Feminised_Green_House.html Jack Herer Feminised Green House. Kупить семена конопли почтой.
стоимость на семена мы стараемся держать на доступном уровне, что, при превосходном качестве
продукции, делает работу с нами практичным и удобным.
вид перевозки семян Вы имеете право выбрать самостоятельно, согласно Ваших
предпочтений, но какой бы способ доставки ни был бы выбран Вами, каждый предполагает правильное соблюдение
принципов безопасности и неприкосновенности товара.
мы в социалках
https://ok.ru/profile/575580696037
https://www.facebook.com/profile.php?id=100013677274211
https://twitter.com/coolpachek
https://www.instagram.com/semenakonopel/
https://vk.com/id379687035
https://plus.google.com/u/1/114661455056162047972
т. +38(099)76-66-563

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа