Главная » Книги

Беньян Джон - Путешествие пилигрима в Небесную страну, Страница 9

Беньян Джон - Путешествие пилигрима в Небесную страну


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

ая этому причина, проводник?"
   Дух Те.: "Причина этому либо сон, либо забывчивость. Иные спят, когда им следовало бы бодрствовать, другие же забывают, когда им следовало бы помнить. И часто случается, что на местах отдыха и покоя пилигримы в некотором отношении бывают в проигрыше. Пилигримы должны бодрствовать и помнить, что они получили отдых для утешения и радости своей. Вместо того они забывают это, и часто радость их заменяют слезы, и ясное солнце покрывается тучей. Доказательством тому приключение Христианина на месте".
   Когда они дошли до того места, где Недоверчивый и Боязливый хотели напугать Христианина рассказами о двух львах, они увидали нечто похожее на возвышенную арену, а перед ней столб, на котором была прибита медная доска с надписью:
   "Прохожий! Не давай воли твоему языку. Эта арена устроена для людей, подобных Боязливому и Недоверчивому, которые пугают пилигримов, уговаривая их не идти далее. На этом месте оба были преданы смерти, раскаленным железом сожгли их языки за то, что ложными рассказами они старались убедить Христианина вернуться" (Иак. 3:6).
   Любовь: "Как это соответствует тому, что написано: "Господи, избавь душу мою от уст лживых, от языка лукавого. Что даст тебе и что принесет тебе лукавый язык? Острые стрелы сильного с углями горящими"."
   Они шли далее, и вот дошли до львов. Дух Твердости был силен и не боялся их, но мальчики, которые до тех пор шли впереди, остановились и, наконец, все спрятались за проводником, так они испугались грозного вида львов. Он улыбнулся и сказал им: "Эге, мальчуганы, вы любите быть впереди, когда не видите опасности, но лишь только ее завидели, пошли назад".
   Тут он, однако, вынул меч из ножен, чтобы защитить пилигримов от львов. Но вдруг явился некто с намерением быть одно со зверями и, обращаясь к проводнику, спросил его грубо: "Что привело тебя сюда?" Этого человека звали Гнусным или Кровожадным, потому что он старался убивать пилигримов, а сам был из породы Великанов.
   Дух Тв.: "Эти женщины и дети мне вверены и идут в пилигримство. По этому пути следует нам идти, и они по нему пройдут, не взирая ни на тебя, ни на львов".
   Кровожадный: "Этот путь не их и не пойдут они по нему. Я вышел сюда, чтобы им помешать с помощью львов".
   Если сказать всю правду, то следует здесь заметить, что из-за грозного вида львов и гнусной наружности великана путь был редко посещаем и даже почти зарос травой. Христиана на это сказала: "Хотя большая дорога оставлена и путешественники от страха ко львам предпочитали идти по проселочным дорогам, теперь это быть не должно, ибо "восстала я мать в Израиле" (Суд. 5:7)".
   Кровожадный поклялся львами, что он их не пропустит и приказал им отступить. Но проводник подошел к великану и так сильно ударил его мечем, что тот должен был отступить.
   Кровожадный: "Ты хочешь меня убить на моей земле?"
   Дух Тв.: "Мы находимся на пути Царевом, и на этом пути ты поставил львов, но эти женщины и дети, хотя и слабы, однако устоят на пути, несмотря на львов".
   При этих словах он опять его ударил с такой силой, что тот сперва повалился на колени. Потом одним ударом проводник пробил шлем великана, а другим отрезал ему руку. Кровожадный заревел так ужасно, что его голос испугал женщин. Львы были на цепи и причинить вреда не могли. И когда великан в страшной агонии испустил дух, то проводник обратился к ним со словами: "Теперь идите за мной и не бойтесь ничего, львы вас не тронут".
   Они пошли далее, но от испуга и страха не могли говорить. Мальчики были бледны и с трудом успокоились.
  
  

Украшенный чертог

   Вскоре пилигримы дошли до дома привратника, куда они спешили добраться до наступления ночи. Проводник постучал в дверь, и раздался голос привратника: "Кто там?" Но только он услышал ответный голос стучащего: "Это я!" то, немедленно узнал знакомую ему личность и поспешил сойти к ним. Не в первый раз приходилось этому проводнику приводить сюда пилигримов. Привратник отворил калитку, и, увидя стоявшего у ней проводника (женщины и дети были в некотором отдалении и потому сначала не были им замечены), он обратился к нему с удивлением: "Как так. Дух Твердости, - спросил он, - что тебя сюда занесло в такую позднюю пору?"
   "Я привел сюда, - отвечал проводник, - несколько пилигримов, которые, по повелению Господа должны здесь переночевать. Я бы давно был у вас, но мне помешал великан, который был заодно со львами. Но после долгого и утомительного боя, мне удалось его сразить, и я благополучно привел пилигримов до сего места."
   Привратник: "Не войдешь ли, чтоб дождаться утра?"
   Дух Тв.: "Нет, я сегодня же ночью вернусь к Господу".
   Хр.: "О, добрый наш проводник, как нам прискорбно, что ты нас покидаешь! Ты нас так дружески и верно ограждал в опасностях, такие мудрые давал советы, что я этого никогда не забуду".
   Любовь: "О, нельзя ли нам сохранить тебя до конца нашего путешествия? Как станем мы, слабые женщины, продолжать путь, усеянный опасностями, без друга и защитника?"
   Яков: (младший из всех): "Умоляю вас, добрый проводник, согласитесь остаться с нами: мы так беспомощны, а путь опасен".
   Дух Тв.: "Я под властью Господа. Если Он прикажет мне идти с вами до конца, я это охотно исполню. Но вы сами виноваты; ибо, когда Он мне приказал проводить вас до сего места, вам бы следовало упросить Его дозволить мне идти с вами до конца, и Он исполнил бы вашу просьбу. Теперь, пока я должен уйти. Итак, добрая Христиана, Любовь и милые дети - прощайте!"
   Тогда привратник по имени Бдительный стал расспрашивать Христиану о ее родне, и она ему ответила, что они пришли из города Разрушения и что она вдова Христианина пилигрима. "Так он был муж твой?" - с изумлением спросил привратник. "Да, - ответила она, - и вот его дети, а эта (указывая на Любовь) из одного города со мной, моя подруга".
   После того привратник позвонил и к двери подошла девица по имени Смирение. К ней он обратился со словами: "Поди, скажи в доме, что Христиана, жена Христианина, прибыла сюда с своими детьми". Она вышла, чтоб передать эту весть. И в доме раздались возгласы радости, как только о том узнали.
   Все поспешили выйти к привратнику, который все еще стоял у калитки с пилигримами. Некоторые из самых важных обратились к Христиане с приветствием: "Войди к нам, Христиана, войди, жена того хорошего человека, войди, благословенная, со всеми, которые с тобой".
   Все последовали за хозяевами. Им указали на пространную комнату, где предложили сесть. Глава дома явился принять гостей. Они поклонились и приветствовали один другого лобзанием мира, после чего главный хозяин промолвил: "Приветствую вас, сосуды благодати Божией; с радушием принимаем вас, верные наши друзья!"
   Так как время было позднее и пилигримы были утомлены ходьбой и душевными волнениями во время опасности, то они изъявили желание скорей отдохнуть. "Сперва, - сказал глава дома, - укрепитесь пищей и вкусите мяса" (Исх. 12:21). Им изготовлен был агнец с особенной приправой, ибо привратник уже был извещен об их скором прибытии и кушанье их ожидало (Иоан. 1:29). Когда они отужинали и кончили молитвой и пением псалма, то изъявили желание отправиться на отдых.
   "Дозвольте нам, - сказала Христиана, - если вас это не стесняет, ночевать в комнате, которую когда-то занимал муж мой".
   Их отвели туда, и они устроились все в одной комнате. Когда они остались одни, Христиана вступила в разговор со своей подругой на счет всего с ними случившегося.
   Христиана: "Ну уж не мечтала я, когда мой муж отправился в пилигримство, что и я скоро за ним последую".
   Любовь: "А еще менее думала ты, что станешь отдыхать на его постели и в его комнате".
   Хр.: "И даже не думала, что когда-нибудь увижу его снова с радостью и что с ним вместе буду восхвалять Царя и Господа а теперь верую, что будет так".
   Любовь: "Т-с! Слышишь? Шум какой-то?"
   Хр.: "Да, это гармонические звуки радости о нашем прибытии сюда".
   Любовь: "Чудо! Гармония в доме, гармония в сердце, восклицания радости в небе, все это потому, что мы здесь!"
   Они побеседовали еще немного и потом уснули. Поутру, когда проснулись, Христиана спросила Любовь: "Что с тобой было, что ты всю ночь прохохотала? Тебе что-нибудь веселое приснилось?"
   Любовь: "Я видела чудный сон. Но неужели я в самом деле хохотала?"
   Хр.: "Да, и от души. Но расскажи мне твой сон".
   Любовь: "Вижу, что сижу одна, в уединенном месте, и сожалею, что у меня такое жесткое сердце. Но мне показалось, что я не долго оставалась одна и что вокруг меня стали собираться другие, внимая моим словам. Они слушали, а я продолжала громко выражать свое сожаление. При этом некоторые стали насмехаться надо мной, другие называли меня дурой, а остальные начали меня отталкивать от себя прочь. Вдруг я подняла глаза и увидела кого-то с крыльями, прилетающего ко мне. Он подошел и спросил меня: "Любовь, о чем ты печалишься?" Когда я ему сказала причину моей скорби, он ответил: "Мир тебе." Потом отер мои глаза своим платком и облек меня в серебро и золото. На шею надел он мне цепь, в уши вдел серьги и чудный венец возложил мне на голову. Потом, взяв меня за руку, он сказал: "Любовь, иди со мной". Он пошел, а я за ним, и мы дошли до Золотых Ворот. Тут он постучался и, когда ему отворили, он вошел и я за ним, и подошли мы к престолу, на котором кто-то сидел, который мне сказал: " Приветствую тебя, дочь моя! " Место это было светлое, злачное, как звезды на небе или скорее как само солнце, и мне показалось, что я увидала там твоего мужа - и я проснулась. Но неужели я хохотала?"
   Хр.: "И еще как смеялась, но впрочем, было тебе о чем радоваться, Ибо я тебе скажу, что сон твой чудный. Ты же могла убедиться, что начало верно, и ты узнаешь, что конец также исполнится. Впрочем, Бог говорит однажды, и если того не заметят - в другой раз. Во сне, в ночном видении, когда сон находит на людей, во время дремоты на ложе (Иов. 32:14-15). Нам не нужно бодрствовать на постели, чтобы беседовать с Богом. Он может посетить нас спящими и заставить внимать Его голосу. Нередко сердце наше бодро, когда мы во сне, и Господь может к нему обратиться либо словами, или видениями, или притчами, также ясно как будто бы на яву."
   Любовь: "Я очень довольна моим сном. Надеюсь скоро увидеть его исполненным, и тогда снова стану смеяться от радости".
   Хр.: "Однако, нам пора вставать и узнать что нам делать".
   Любовь: "Пожалуйста, если нас станут уговаривать оставаться далее, примем приглашение. Я очень была бы рада прожить здесь некоторое время и ближе познакомиться с девицами: Мудрость, Благочестие и Милость, которые все такой кроткой и скромной наружности".
   Хр.: "Увидим, что они нам скажут".
   Они встали и, одевшись, сошли в общую комнату, где их спросили, спокойно ли они провели ночь.
   Любовь: "Очень покойно; ночь была из лучших в моей жизни". Мудрость и Благочестие стали их уговаривать продлить на некоторое время пребывание у них, уверяя, что все будет исполнено для доставления им спокойствия. "И от всего сердца будем стараться угодить вам", - прибавила Милость.
   Пилигримы дали свое согласие и провели около месяца в доме Привратника, что оказалось весьма для них полезным.
   Мудрость пожелала убедиться, какое воспитание дала Христиана своим детям, и просила у нее позволение поставить им некоторые вопросы из христианского катехизиса. Она с радостью дала на то согласие. Тогда девица начала с меньшего по имени Яков, Мудр.: "Пойди сюда, Яков, и скажи мне, знаешь ли ты, кто тебя сотворил".
   Яков: "Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой".
   Мудр.: "Хорошо. Ну, а кто же спас тебя?"
   Яков: "Бог Отец, Бог Сын и Бог дух Святой"
   Мудр.: "Так, но как спас тебя Бог Отец?"
   Яков: "Своею благодатию".
   Мудр.: "А как спас тебя Бог Сын?"
   Яков: "Своей праведностью, кровию, смертию, воскресением".
   Мудр.: "А как спас тебя Бог Дух Святый?"
   Яков: "Своим просвещением, обновлением и хранением".
   Тогда, обратясь к Христиане, сказала: "Ты достойна похвалы за воспитание, которое ты дала своим детям. Мне кажется, с него теперь довольно, и я займусь с другим его братом постарше".
   Мудрость: "Ну, Иосиф, хочешь отвечать на мои вопросы?"
   Иосиф: "Очень охотно".
   Мудр.: "Что такое человек?"
   Иосиф: "Разумное творение Божие, как о том говорил брат".
   Мудр.: "Что подразумевается под словом спасенный?"
   Иосиф: "Что человек посредством греха вовлек себя в состояние рабства и скорби, из которого спас его Господь".
   Мудр.: "Что значит, что человек спасен Св. Троицей?"
   Иосиф: "Что власть греха так велика, что никто не может вырвать человека из его когтей кроме Бога, а что Господь, так благ и так любящ к своим созданиям, что действительно вырывает их из этого жалкого состояния".
   Мудр.: "Какая цель у Бога, спасая их?"
   Иосиф: "Прославление имени Его, благодати и правосудия Его, и вечное блаженство Его творения".
   Мудр.: "Кто те, которые будут спасены?"
   Иосиф: "Которые сердцем веруют и принимают спасение".
   Мудр.: "Хорошо, Иосиф. Мать твоя учила тебя как следует, а ты хорошо внимал ее учению".
   Тогда, обратясь к Самуилу, немного его старше, спросила: "А ты, Самуил, станешь отвечать на мои вопросы?"
   Самуил: "Конечно, сколько вам угодно".
   Мудр.: "Что такое небо?"
   Самуил: "Состояние и место блаженства, ибо там обитает Бог".
   Мудр.: "Что такое ад?"
   Самуил: "Состояние и место страдания, ибо там обитают грех, дьявол и смерть".
   Мудр.: "Почему желаешь ты идти на небо?"
   Самуил: "Дабы мне узреть Бога и служить Ему неустанно, чтобы видеть Христа и любить Его вечно и получить в сердце ту полноту Духа Святого, которую здесь чувствовать в совершенстве не могу".
   Мудр.: "Очень хорошо. И ты хорошо воспользовался уроками твоей матери".
   Тогда она обратилась к самому старшему по имени Матвей и сказала ему: "Теперь ты, Матвей, подойди ко мне, и позволь задать несколько вопросов".
   Матвей: "Очень рад".
   Мудр.: "Было ли что или могло ли что получить бытие перед Богом, т. е. до Него?"
   Матвей: "Нет, потому что Бог предвечный и ничто кроме Него не существовало до начала первого дня: "Ибо в шесть дней сотворил Бог небо и землю и все что в них".
   Мудр.: "Какое твое мнение о Библии?"
   Матвей: "Это святое слово Божие".
   Мудр.: "Не находишь ли ты там чего, что понять не можешь?"
   Матвей: "Очень многое".
   Мудр.: "Как же ты поступаешь, когда встречаешь в ней места, совсем для тебя непонятные?"
   Матвей: "Я думаю, что Господь мудрее меня. Я также молюсь, чтобы Он дал мне понять все то, что может послужить к пользе моей души".
   Мудр.: "Как ты веруешь в отношении воскресения мертвых?"
   Матвей: "Я верую, что воскреснет тоже тело, которое было погребено, одинаковое по существу, но нетленное. И я верую этому по двум причинам: во-первых, потому что Господь обещал сие; во-вторых потому что Он властен исполнить это".
   Тогда Мудрость, обратившись ко всем юношам вместе, сказала им: "Продолжайте слушаться вашей матери, ибо она может еще многому научить вас. Вы также должны внимательно слушать беседы других на этот счет, ибо для вашей же пользы говорят хорошее. Старайтесь также с особой заботливостью учиться полезному у неба и земли, а главное, углубляйтесь в чтении той книги, которая сделала из вашего отца пилигрима. Милые дети, я стану вас учить чему могу во время вашей бытности у нас и с радостью дам вам ответы на все вопросы относительно божественного".
   Неделю спустя, к Любви пришел посетитель, который оказывал ей всякое внимание. Имя ему было Весельчак, хорошо воспитанный по-светски человек, имеющий некоторые притязания на религиозность, но внутренне очень преданный миру и делам мирским. Он несколько раз навестил ее и наконец, признался ей в любви. Надо сказать, что Любовь была очень красивой наружности и потому легко могла нравиться.
   Она постоянно была занята работой, и когда ей нечего было делать для себя, то готовила одежды и обувь для раздачи неимущим. Г-н Весельчак, не зная куда она распределяет все ею сшитое, был в восхищении от ее трудолюбия, и думал, что в ней найдет отличную домохозяйку. Любовь с своей стороны рассказала об этом обстоятельстве девицам дома и расспрашивала о нем, зная, что они его лучше знают, чем она. Они ей передали, что он весьма суетный молодой человек с некоторыми претензиями на религию, но что, по их мнению, он совсем чужд доброму влиянию веры.
   "Если так, - сказала Любовь, - я не намерена обращать на него ни малейшего внимания, ибо я твердо решилась не ставить никакого препятствия моей душе". Мудрость дала ей заметить, что совершенно бесполезно давать ему формальный отказ, но что он сам отойдет, как только убедится, что она трудится в пользу бедных, а не для своих выгод.
   Когда он пришел на следующий день, он снова застал ее дома за работой для неимущих, и сказал ей: "Как, опять за трудом?" - "Да, - отвечала она, - иногда для меня, иногда для других" - "А сколько можете вы зарабатывать за день?" - спросил он. "Я делаю эти вещи, чтобы сделаться богатой добрыми делами, чтоб положить твердое основание для будущего и достигнуть жизнь вечную". - "Но что же вы со всем этим делаете? Скажите на милость", - возразил он. "Одеваю нагих", - отвечала она. При этих словах лицо его вытянулось, и с тех пор он более к ней не возвращался. Когда его спрашивали почему, то он отвечал сухо: "Девица эта красива, но страдает умопомешательством".
   Когда он скрылся, Мудрость сказала Любви: "Не говорила ли я тебе, что г-н Весельчак скоро оставит тебя? Теперь он, конечно, станет недоброжелательно о тебе отзываться, ибо, несмотря на свои претензии на религию и на воображаемое нежное чувство к тебе, вы оба самых различных свойств, так что меж вами ничего общего нет".
   Любовь: "Я бы давно могла быть замужем, хотя не люблю об этом говорить. Но все желавшие получить меня, не принимали моих условий, хотя всегда были довольны моей наружностью. Поэтому я ни с кем не могла сойтись".
   Мудр.: "В наше время любовь не считается необходимостью, и кто не понимает любви, не в силах подчиниться ее условиям".
   Любовь: "Ну, что делать. Если никому я не нужна, умру девицей и мои условия будут служить мне замужеством. Я изменить себя не могу, и никогда не дозволю кому-нибудь помешать мне в том, что отныне сделалось целью моей жизни. У меня была сестра, по имени Добродушная, замужем за подобным шалопаем: они никогда не могли ладить. Сестра взяла решимость продолжать как начала, т. е. быть доброй к бедным, мужу ее это не нравилось, и он сперва обесславил ее и привел ко Кресту, а потом выгнал из дому".
   Мудр.: "А между тем, я уверена, что он устами исповедывал христианство".
   Любовь: "Да, но какое христианство, каким он сам был представителем, и какими полон мир в наше время. Но я не достанусь никому из подобных".
   Вскоре Матвей, старший сын Христианы, сильно заболел желудком. Недалеко от них жил г-н Разумение, пожилой, известный врач. По желанию Христианы за ним послали, и он прибыл. Когда он вошел к больному юноше и рассмотрел в чем дело, то решил, что он страдает коликами, и, обратясь к матери, спросил: "Какая была его пища в эти последние дни?" - "Самая простая и здоровая", - отвечала мать. "О, нет, - прервал ее врач, - он ел нечто неудобоваримое, что еще и до сих пор камнем давит ему желудок, и потому его надо очистить, не то он умрет".
   Самуил: "Мама, что такое было, что брат сорвал с дерева и съел после нашего выхода из Тесных Врат? Помнишь, на левой стороне был палисадник за стеной и ветви некоторых дерев висели с прекрасными плодами над самой стеной?"
   Христиане: "Правда, мой милый, он ел от этих плодов, шалун такой, и я его побранила за это, все таки он поел несколько".
   Разумение: "Я знал, что он съел чего то, что было для него нездорово, а эта пища, или вернее, этот плод, самый вредный. Это плоды из фруктового сада Вельзевула, и удивляюсь, что вас никто во время от них не предостерег. Многие от этого даже уже умерли!"
   Христиана громко зарыдала, повторяя: "О, негодный малый! Ах, я несчастная мать! Чем теперь спасти сына?"
   Разумение: "Однако вы не отчаивайтесь, сын ваш может еще выздороветь, если примет рвотное и слабительное".
   Христиане!: "Прошу вас, доктор, употребите все ваше искусство, чтобы вылечить его, как бы дорого это ни стоило". Разумение: "Надеюсь быть невзыскательным". Он приготовил лекарство, которое, однако, оказалось слабым и недействительным, потому что оно было сделано из крови козла, из золы телки с соком иссопа, и пр. Тогда врач решился употребить самое сильное средство, которое неминуемо действует целебно, а именно: он дал больному ex carne et sanguine Christi. (Доктора употребляют иногда самые непонятные для нас вещества.) Он приготовил это лекарство в виде пилюль, смешал с двумя обещаниями, и прибавил порядочное количество соли. Принимать их больной должен был три раза в день, натощак, в четверти стакана слез покаяния. Когда оно было поднесено юноше, он не пожелал это проглотить, хотя страдания его все увеличивались.
   "Нечего толковать, - сказал врач, - вам следует это принять".
   "Но оно противно моему желудку", - отвечал юноша.
   "Я требую, чтобы ты это принял", - твердо возразила Христиана.
   "Мне оно произведет рвоту", - простонал юноша.
   "Скажите, доктор, какой вкус у этого лекарства?" - спросила его мать.
   "Дурного вкуса оно не имеет", - отвечал врач.
   Тут Христиана сама попробовала лекарство:
   "О, Матвей, средство это слаще меда. Если ты любишь меня, мать свою, если тебе дороги братья твои, если тебе мила Любовь, если, наконец, дорога тебе твоя жизнь - прими это средство!"
   После некоторого колебания и короткой молитвы для испрошения благословения Божия на лекарство, юноша проглотил предложенное ему и тотчас почувствовал облегчение. Оно очистило его от зла, давящего его внутренности, он спокойно и тихо уснул, и более не метался в постели от страданий. Жизненная теплота заменила озноб, от которого посинели его члены, испарина выступила по телу, изгоняя всю испорченность, и он дышал ровно, с радостной улыбкой на устах.
   Вскоре он так оправился, что встал с постели, и с посохом в руке стал прохаживаться из комнаты в комнату, разговаривая с Мудростью, Благочестием и Милостью о своем дурном нраве, от которого он ныне вылечен.
   Когда юноша совсем окреп, Христиана спросила врача, что ему следует получить за его попечение о сыне. На это он отвечал: "Вы должны поднести Главе общества врачей, что следует по предписанию в этих случаях" (Евр. 13:15-16). Христиана: "На что еще полезны эти пилюли?"
   Разумение: "Они от всех болезней, особенно от тех, к которым более склонны пилигримы, и когда хорошо изготовлены и приняты как следует, то неминуемо излечивают. Их можно хранить всегда, не боясь порчи".
   Христиана: "Прошу вас, доктор, изготовить мне двенадцать коробочек подобных пилюль, тогда я никогда не стану употреблять иного лекарства".
   Разумение: "Эти пилюли могут даже предохранить от будущих болезней. Да, я твердо убежден и отвечаю, что, принимая их как следует, можно жить вечно. Но, добрая Христиана, не употребляй этого средства ни на что другое, как на то, что я тебе указал" (Иоан. 6:58).
   И он вручил это лекарство ей, ее детям и Любови, увещевал Матвея впредь быть осторожным и, расцеловав их, простился.
   Я уже прежде говорил, что Мудрость предложила мальчикам заняться своим образованием во все время их пребывания в доме. Поэтому, она их однажды подозвала к себе и спросила, не хотят ли они побеседовать с ней. Они собрались около нее.
   Матвей: "Почему большею частью лекарство горько в устах?"
   Мудр.: "Это доказывает, насколько плотской нашей природе неприятно принимать действие Слова Божия".
   Матвей: "А почему, если желаешь получить облегчение, следует принять очистительное средство?"
   Мудр.: "Это доказывает, что действующее на нас Слово Божие очищает сердце. Что лекарство для тела, то Слово для души".
   Матвей: "Что должны мы заключить, когда видим пламя в очаге восходящим к верху, а лучи и живительную теплоту солнца нисходящими к нам?"
   Мудр.: "Восходящим пламенем огня мы научаемся стремиться к небу искренними и пламенными желаниями, а солнце, ниспосылающее нам свою теплоту, лучи и живительные силы, научает нас, что наш Спаситель, хотя стоит над нами высоко, однако ниспосылает нам свою благодать и любовь".
   Матвей: "Откуда берут тучи свою воду?"
   Мудр.: "Из морей, рек и озер".
   Матвей: "Чему это нас научает?"
   Мудр.: "Тому, что проповедники должны искать в Боге учение, которое желают передавать".
   Матвей: "А почему тучи изливаются на землю?"
   Мудр.: "Потому что проповедники должны передавать миру все, что им дано знать о Боге".
   Матвей: "Почему радуга происходит от солнца?"
   Мудр.: "Чтобы нам доказать, что завет благодати Божией утвержден Христом, Солнцем Правды".
   Матвей: "Почему источники исходят из морей, и доходят к нам через землю?"
   Мудр.: "Чтоб доказать, что благодать приходит чрез Христа".
   Матвей: "Почему некоторые источники выбиваются из земли на вершинах высоких гор?"
   Мудр.: "Чтоб доказать нам, что Дух благодати может засиять в великих и сильных, и также в смиренных и слабых".
   Матвей: "Почему огонь окружает светильню?"
   Мудр.: "Чтобы научить нас, что, только когда благодать воспаляет наше сердце, мы получаем истинный свет жизни".
   Матвей: "Почему светильня и сало улетучиваются для поддержания света в свечах?"
   Мудр.: "Чтоб показать, что тело и душа, и все должно быть отдано в жертву и совершенно исчезнуть для полного проявляется в нас благодати Божией".
   Матвей: "Почему пеликан сам разрывает свою грудь?"
   Мудр.: "Чтоб накормить своих птенцов своею кровью. Этим мы научаемся помнить, что Христос, благословенный наш Спаситель, так любит малых своих (народ Свой), что кровью своею спасает их от смерти".
   Матвей: "Чему можем мы научиться, внимая пению петуха?"
   Мудр.: "Научись вспоминать о грехе Петра и о его покаянии. Пение петуха возвещает нам также, что настает новый день; да напомнит же оно тебе всякий раз, что настанет и последний, страшный день суда Божия".
   Месяц, назначенный для пребывания пилигримов в доме Привратника, пришел к концу, и они объявили хозяевам дома о своем намерении продолжать путешествие. Один из сыновей Христианы сказал матери: "Не худо было бы тебе, матушка, послать Прошение к Истолкователю о возвращении нам нашего Проводника, без которого мы будем не в силах бороться с опасностями во время пути".- "Ты прав, милый мальчик, сказала она, - а я совсем забыла об этом". Она написала просьбу и просила г-на Бдителя. Привратника, отослать ее с верным посланным к другу их - Истолкователю. Получив прошение. Истолкователь ответил посланному, что он может вернуться и сказать, что просьба им принята и будет исполнена.
   Когда семейство дома узнало о намерении Христианы уходить, то все собрались для совершения молитвы. Они воздали хвалу Царю своему, что прислал им в дом таких полезных для них гостей. Потом, обратясь к Христиане, они сказали: "По обычаю нашего дома мы перед отъездом твоим покажем тебе нечто, о чем нелишне пилигримам рассуждать во время пути". Они повели Христиану и все общество в комнату, где показали им яблоко, от которого вкусила Ева, и другое, от которого дала она вкусить Адаму, за что оба были изгнаны из рая, и спросили ее, как она об этом рассудит. Христиана ответила; "Это пища или яд, но не могу определить, что именно". Они ей объяснили, и она подняла руки от удивления.
   После того, повели они ее на одно место, где указали ей Лестницу Иакова. В это время несколько ангелов подымались по ней. Христиана остановилась посмотреть на поднимавшихся ангелов, и все ее семейство также следовало за ними глазами. Только что хозяева надумали увести их в другое место, как Яков сказал матери: "Пожалуйста, останемся здесь подолее, это такое чудное видение!" И они продолжали восхищаться видом светлых ангелов.
   Потом они все отправились смотреть на Золотой Якорь. Хозяева предложили Христиане снять его, сказав: "Возьми якорь с собой, он тебе будет необходим в то время, когда тебе будет нужно взяться за него для входа во внутреннее, за завесу, и остановиться от бурной погоды". Она приняла якорь с благодарностью. После того их повели на гору, на которой Авраам принес в жертву сына своего Исаака, и показали им жертвенник, дрова, огонь и нож его. Увидя все это, пилигримы воскликнули: "О, какой великий человек был Авраам! Какая любовь к Творцу и самоотвержение" .
   После осмотра всего, их отвели в столовую, где стояли гусли, на которых Мудрость заиграла и запела следующую песнь: "Ты видела яблоко Евы, да будет оно тебе уроком; ты узрела лестницу Иакова, по которой подымаются ангелы, и здесь получила ты якорь, но не давай себе покоя, пока не принесла, как Авраам, в жертву то, что самое дорогое твоему сердцу".
   В эту минуту кто-то постучался в дверь. Привратник отворил ее и вошел Дух Твердости, их проводник. Радость пилигримов была неописуемая! Они только что вспомнили, как он убил великана Кровожадного и избавил их от львов.
   Вошедший обратился к Христиане и Любови: "Господь мой прислал каждой из вас по бутылке вина, молотого хлебного зерна и по две гранаты. Мальчикам же прислал он винограду и несколько винных ягод на дорогу".
   Они отправились в путь, и до некоторого расстояния Мудрость и Благочестие пошли их провожать. Когда они дошли до забора, Христиана спросила у привратника, не проходил ли кто недавно?
   "Нет, - отвечал он, - один только, и то уже несколько времени тому назад, и он мне передал, что недавно был сильный разбой на Царской большой дороге, по которой вы идете. Однако мошенники схвачены и скоро будут судимы". Женщины смутились, но Матвей, старший из юношей, прибавил: "Не бойтесь, пока с нами Дух Твердости, никакая опасность не должна нас страшить".
   Христиана, прощаясь, сказала привратнику: "Много вам благодарна, добрый хозяин, за ваше радушное гостеприимство и за все ваши ласки к моим детям. Не знаю, чем могу выразить вам мою признательность, но примите в знак памяти от меня эту малую вещь". И она положила ему в руку золотого ангела, за что он почтительно наклонился и прибавил: "Да будет одежда твоя всегда непорочной белизны, и голова твоя покрыта елеем. Да будет жива Любовь и дела ее многочисленны". И, обратясь к юношам: "Храните себя чистыми от страстей юности и стремитесь к святости с теми, которые мудры. Вы исполните радостью сердце вашей матери и получите награду, назначенную смиренным душам".
   Они благодарили привратника и отправились. Но лишь только дошли они до подножья одного пригорка, как Благочестие, которая их провожала, вспомнив о чем-то, воскликнула: "Ах, я забыла вручить Христиане, что я приготовила для нее и ее спутников. Я пойду назад и принесу сейчас". Как только она ушла, Христиане показалось, что она слышит из ближайшей рощи, на правой руке, чудное пение, в котором они могла различить слова: "Во всей моей жизни Твоя ко мне милость так ясно высказывается, что я жажду поселиться навеки в твоих жилищах".
   Вслушиваясь далее, ей показалось, что раздалось ответное пение другим голосом: "Почему? Потому что Господь и Бог наш столь благ. Он утвердил на нас милость Свою, истина Его во все времена неизменна, и от века до века твердо гласит Его святую волю". Христиана спросила у Мудрости, откуда раздается такое замечательное пение? "Это наши лесные птички, - ответила она. - Они редко поют, только весной, когда расцветают цветы и солнце жаркое греет - тогда пение их слышно весь день. Я часто хожу в рощу прислушиваться к ним, иногда приносим некоторых домой накормить их и они нас знают. Их общество особенно отрадно, когда мы задумчивы: ими увеселяются и рощи и леса, и самые уединенные ущелья".
   В это время вернулась Благочестие и сказала Христиане: "Я тебе принесла начертание всего тобою виденного в нашем доме, и когда ты станешь забывать о том, стоит тебе только на это взглянуть, и ты все опять припомнишь для своего наставления и пользы душевной".
  
  

Долина Уничижения

   Тут они дошли до места, где им надо было спускаться в долину Уничижения. Спуск был крутой и дорога скользкая, но они осторожно спускались и без особых приключений спустились вниз. Когда они сошли в долину, Благочестие сказала Христиане: "Вот место, где твой муж встретил Аполлиона и где они схватились в сильном рукопашном бою. Ты, вероятно, слышала об этом, но не бойся для себя и для своих, пока Дух Твердости - ваш путеводитель и проводник, вы будете в безопасности". После этого Мудрость и Благочестие передали пилигримов на попечение проводника и, простившись со всеми, пошли обратно к себе, а те далее.
   Дух Тв.: "Нам нечего бояться этой долины; здесь ничто повредить нам не может, кроме того, что мы по собственной воле причиним себе. Конечно, Христианин здесь сражался против Аполлиона, но это было последствием тех оступей, которые он имел, сходя с горы, ибо оступающиеся с горы не минуют боя в долине. И вот почему такая худая молва о ней. Вообще, когда люди слышат, что страшное приключение случилось с кем-то в таком-то месте, то они тотчас того мнения, что место это нечисто и обитаемо тайным врагом или злым духом; а между тем не понимают, что, когда неприятность с ними приключается - это только плод их собственных действий. Долина Уничижения сама по себе плодородная земля; я почти уверен, что мы найдем причину, почему Христианин вынес в ней такие тяжелые испытания" (Пс. 106:12).
   Тут Яков воскликнул: "Посмотри-ка, вон там стоит столб и на нем как будто надпись... Пойдем туда, увидим, что это такое". Они пошли по этому направлению и прочли следующее: "Да будут оступи Христианина, когда он спускался с горы, и его бой с врагом - предостережением для тех, которые пойдут по этому пути",
   "Видите, - сказал проводник, - я вам сказал, что мы найдем здесь кое-что, что объяснит трудности, встреченные Христианином в этой долине". Потом, обратясь к Христиане, он сказал: "Да не будет это бесчестием для Христианина или кого другого, кто здесь оступился. Легче подыматься на гору Затруднение, чем спускаться с нее в долину Уничижения, а этого нельзя сказать о всех горах в мире. Однако оставим этого доброго человека - он покоится. Он все-таки одержал славную победу над врагом. Да ниспошлет Всевышний и нам совершить путь наш не хуже его, когда мы встретим испытание, как он. Но вернемся к долине, о которой мы рассуждали. Это самая лучшая и плодородная земля во всей здешней окрестности. Почва тучная и, как вы можете убедиться богата пастбищами. И если бы кто пришел сюда в летнюю пору, как мы теперь, не зная ее назначения, а желая только приятного зрелища для глаз, он был бы в восторге. Посмотрите, какая чудная зелень в этой долине! Я знаю многих тружеников, которые получили отличные поместья в долине Уничижения (ибо Бог гнушается гордыми, смиренным же дает благодать), так как почва в самом деле благодарная и приносит во сто крат. Иные даже желали, чтоб ближайший путь к дому Отца был здесь, дабы так не утомляться постоянным карабканием по горам и пригоркам, но какой ни есть путь, такой и быть должен, а умствовать не следует".
   Между тем, когда они шли и разговаривали между собою, они увидали неподалеку юношу, который пас овец своего отца. Этот мальчик, несмотря на свою простую одежду, был красивой и приятной наружности. Он сел в уединении и начал петь. "Обратите внимание, - сказал Дух Твердости, - на то, что поет этот молодой пастух". Они вслушались, и вот слова: "Если мое сердце будет бороться против гордости и спокойно переносить унижение. Господь всегда будет моим руководителем и сохранит меня от падения. На что мне богатства? Довольствуюсь немногим, любуюсь голубым небом; прошу Бога вразумить меня. Когда идешь в путь, не бери с собою лишней тяжести, потому что при опасности она стесняет. Выносить беду и горе с веселым сердцем, жить в Боге, Царе Небесном, вот в чем заключается земное поприще человека пилигрима!"
   "Слышите? - спросил путеводитель. - Мне кажется, что этот юноша вполне счастлив и в сердце его гораздо более спокойствия духа, чем у тех, которые одеваются в шелк и бархат. Но возвратимся к нашей беседе. В этой долине в старину наш Господь имел временное жительство. Он им был доволен и любил прогуливаться по лугам, вдыхая чудный воздух полей. Кстати заметим, что человек только здесь избавлен от шума и волнений житейских, тогда как повсюду встречаются ссоры и смятение. Для человека, любящего уединение, эта долина Уничижения единственное место, где он чувствует себя вполне свободным; здесь ничто его не раздражает, как в других местах. Никто не проходит по этой долине, как только те, которые любят жизнь пилигрима. И несмотря на то, что Христианин имел несчастную встречу с Аполлионом и должен был выдержать его сильное нападение, я должен вам сказать, что в древние времена к некоторым людям в этом самом месте являлись ангелы, многие здесь находили драгоценные жемчужины и слышали слова жизни. Сказал ли я вам, что Господь имел здесь Свою обитель и любил в ней отдыхать? (Ос. 12:4). Я прибавлю к этому, что Он оставил ежегодную плату в пользу тех, которые тут поселяются. Эта сумма выдается им аккуратно в известные времена года. Она служит им как средство к существованию во время дороги, чтобы они могли бодро идти вперед".
   Таким образом они продолжали свой путь. Самуил сказал Духу Твердости: "На этом месте происходила битва между моим отцом и Аполлионом; но пространство этой долины так велико, что я бы желал, - прибавил он, - знать, где именно случилась их встреча?"
   Дух Тв.: "Твой отец схватился с Аполлионом там, в очень узкой ложбине, которая открывается перед нами; на нее вступаешь только тогда, когда пройдешь луг Забвения. Это самое опасное место всего околодка, потому что если пилигримы испытывают какую-нибудь неудачу, то это случается потому что они забывают милость Божию. "Многие прошли чрез это испытание. Когда мы дойдем до этого места, тогда поговорим о том подробнее, потому что я уверен, что до сего дня остались некоторые признаки битвы, или памятник, свидетельствующий о происшедшем".
   Любовь вступила в разговор: "Эта долина мне очень нравится, также как и те места, которые мы проходили в начале нашего путешествия, и они вполне сходны с моими вкусами. Мне так хорошо здесь, в этой тишине, где не слышишь ни шума людского, ни стука колес. Мне кажется, что здесь можно углубиться в себя и размышлять сколько душе угодно о том, кто Он, откуда исходит, что Он совершил и к чему Царь Его предназначил. И можно думать и мечтать на свободе, предаваться сердечной печали и сокрушению духа, и проливать слезы умиления так, чтобы глаза стали подобны озерам Есевонским. Проходящие чрез долину Плача обратят их в водоем, а дождь, ниспосланный Господом на идущих по долине, наполнит углубления. Из этой долины Царь станет раздавать своим избранным виноградники, и те, которые пройдут чрез все ее пространство, воспоют, как Христианин после победы над Аполлионом" (Пс. 83:7).
   "Правда, - прибавил проводник, - я проходил несколько раз по этой долине, и нигде так хорошо себя не чувствовал, как здесь. Я и с другими пилигримами был в этой стране, и они все заявили то же самое. "А вот на кого Я призрю, говорит Господь, на смиренного и сокрушенного духом, благоговеющего пред словом Моим".
   Пилигримы дошли наконец до того места, где происходило сражение. "Мы пришли к тому месту, - сказал проводник, - где Христианин стоял твердо, когда на него напал ужасный Аполлион. Посмотрите, - сказал он, обращаясь к Христиане, - эти камни облиты кровью вашего мужа и ничто не может смыть ее. Если вы обратите внимание вокруг себя, вы найдете еще кое-где обломки стрел Аполлиона. Взгляните также как земля затоптана ими во время битвы, и даже камни рассеклись от необдуманных ударов. Христианин сражался с такой храбростью, что будь на месте его сам Геркулес, и тот не нашел бы в себе более силы и неустрашимости. Поэтому Аполлион и был разбит и должен был искать убежища в соседней стране, называемой долиной Тени Смерти, куда мы сейчас придем. Взгляните там, на этом памятнике начертание той знаменитой борьбы, из которой Христианин вышел победителем" .
   Им стоило только свернуть немного с дороги, чтобы увидать памятник; они подошли к нему и вот такую надпись прочли слово в слово: "Здесь пал Аполлион, раненный в кровавом бою с Христианином. Долго не решен был вопрос, чья сторона возьмет верх, но Христианин удвоил удары, борясь призывал Господа - и победил".
   Вскоре они приблизились к границам долины Тени Смерти, которая по своему пространству была гораздо обширнее первой и служила обиталищем большого числа злых духов, как об этом св

Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
Просмотров: 98 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа