Главная » Книги

Беньян Джон - Путешествие пилигрима в Небесную страну, Страница 8

Беньян Джон - Путешествие пилигрима в Небесную страну


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Ты, Господи, и если я нашла милость перед Тобой, дай мне и ныне понять пути Твои! Почему содержишь Ты на дворе Своем такого злобного пса, при виде которого женщины, как мы, и дети готовы в страхе бежать от Ворот".
   На это Он ей ответил: "Пес этот имеет другого хозяина; он на соседнем дворе, и пилигримы только могут слышать его лай, так как он принадлежит хозяину того замка, который вы видите отсюда, но он может только подходить к стенам этого двора. Он уже напугал не одного честного пилигрима своим громким рычанием, но зло его произвело добро. Без сомнения тот, которому пес принадлежит, не держит его из доброго чувства ко Мне и к моим, но с намерением помешать им приходить ко Мне и дабы они убоялись стучать во входную дверь. Иногда даже он до того расходился, что утомлял тех, которых я люблю, но пока, на некоторое время, Я выношу это с терпением. Притом Я всегда во время поспеваю на помощь пилигримам, так что они не могут подпасть под его власть, и он не может сделать им того зла, которое требует его собачья порода. Что же, искупленная моя, вероятно ты бы так не испугалась пса, если бы все это узнала прежде. Нищие, идущие от одной двери к другой просить милостыню, рискуют не только слышать лай и вой собак, но даже быть укушенными, а из-за одного страха не станут отказываться от подаяния. Неужели же пес на чужом дворе, лай которого я обращаю в пользу пилигримов, может кому-нибудь помешать приходить ко Мне? Я своих возлюбленных ограждаю от львов, не только от злого пса".
   Любовь: "Сознаю свое неведение; я говорила о том, чего не понимала до сих пор. Все, что Ты говоришь, хорошо и верно". Тогда Христиана стала расспрашивать о предстоящем путешествии, и осведомилась о пути. Он их накормил, омыл им ноги и поставил на ту дорогу, по которой Он проходил Сам. Словом, сказал им все попечения, которым окружал когда-то Христианина.
   И я видел во сне, что они отправились по этому пути, и погода была им благоприятна.
   Тогда Христиана запела песнь: "Блажен тот день, когда я начала свое пилигримство, и будь благословен Тот, кто внушил мне это желание. Много утекло годов, прежде чем мысль о вечной жизни начала меня беспокоить, зато теперь стремлюсь к ней всеми силами души, и лучше начать позднее, чем никогда. Наши слезы превращаются в радость, наш страх - в веру, таким образом, начало нашей жизни предвещает, каков будет ее конец".
   Путь, по которому шли пилигримы, был окаймлен с одной стороны стеной, а за ней был фруктовый сад, и ветви некоторых из деревьев, покрытые плодами, висели над стеной, как будто заманивая пешеходов воспользоваться висящими фруктами. Сад же этот принадлежал хозяину собаки. Но всякий, вкушающий от этих плодов, причинял себе вред. Мальчики, сыновья Христианы, прельстились чудными плодами и стали их срывать и есть. Мать, видя это, но не зная какие оттого выйдут дурные последствия, стала их бранить за такое поведение, но юноши не обратили внимания на ее слова.
   "Дети мои, - сказала она наконец, - вы грешите, ибо плоды это чужие". (Она тогда не знала, что сад принадлежит врагу их, не то бы умерла со страха.) Они шли далее, и пока не случилось ничего особенного. Но не прошли они более двадцати шагов, как уже заметили на пути двух людей очень подозрительной наружности. Христиана и Любовь закрылись вуалями, мальчики продолжали идти вперед, и, наконец, они все сошлись лицом к лицу с незнакомцами. Эти люди бойко подошли к женщинам, делая вид, что желают их обнять, но Христиана грозно обратилась к ним: "Назад, проходите смирно как этого требует ваша обязанность". Но эти два человека, не внимая ее словам, подошли к женщинам и уже было схватили их, как Христиана с негодованием оттолкнула одного, а Любовь другого. "Отойдите прочь, - закричала она на них, - денег у нас нет, вы видите, что мы бедные пилигримки и живем благотворительностью друзей наших".
   Один из них ответил: "Нам ваших денег не нужно. Мы вышли только спросить вас, согласны ли вы исполнить одну нашу просьбу, тогда будете нашими женами навеки".
   Христиана, понимая чего они от них хотят, ответила им: "Мы не желаем исполнять вашу просьбу. Мы торопимся и стоять нам некогда. Наше дело - дело жизни или смерти". И подруги попытались идти далее, но враги стояли перед ними. "Мы не желаем делать вам вреда, - сказали они, - мы добиваемся иного".
   "Да, - возразила Христиана, - вы добиваетесь погубить нашу душу и тело: вот что привлекло вас сюда. Но я скорей согласна умереть на месте, чем отдаться в ваши сети, что позднее приведет нас к верной гибели". И с этими словами обе громко закричали: "Убийство! Помогите!" Но злые люди, не внимая их крикам, старались пересилить их. Они еще раз и громче закричали.
   Так как Тесные Врата, откуда они вышли, были не в дальнем расстоянии, то туда долетел голос отчаяния Христианы. Кто-то поспешил к ним на помощь. В эту минуту женщины отчаянно боролись против негодяев, а дети громко кричали и плакали. Тогда пришедший на помощь грозно обратился к злодеям, говоря: "Вы что тут делаете? Вы хотите погубить народ Господа?" Он хотел было их схватить, но они торопливо перелезли через забор в сад того, кому принадлежала собака, которая их защищала.
   Избавитель подошел тогда к женщинам и осведомился о их здоровьи. Они ответили: "Мы благодарим тебя, нам теперь хорошо, только мы были сильно ими напуганы. Искренно благодарим мы Царя и тебя за твою помощь, без нее мы бы, конечно, погибли".
   Избавитель после некоторого молчания сказал им: "Я не мало удивился, что вы отправились в путь одинокие, слабые женщины с детьми, не испросив у Господа путеводителя. Он не отказал бы вашей просьбе, и вы избегли бы весь этот страх и опасность".
   Хр.: "Увы, мы были в таком чаду радости, что совсем забыли о предстоящих нам опасностях. Притом, кто бы мог думать, что так близко от Царского чертога мы встретим подобных скверных людей. В самом деле, следовало бы нам испросить себе защитника для нашего пути, но ведь Господь Сам знал, что это нам будет нужно, поэтому я удивляюсь, что Он никого с нами не послал".
   Изб.: "Не всегда следует даровать непрошеное, оттого дары могут потерять свою ценность. Но кто в чем чувствует нужду, тот, при желании получить, познает всю цену желаемого и старается испросить онное. Если бы Господь дал вам спутника, вы бы не так глубоко сожалели о своей беспечности и нерадении обратиться к Нему с этой просьбой, как вы сожалеете о том теперь. Все способствует к добру и пользе духовной, а вас это научит быть осмотрительнее."
   Хр.: "Не вернуться ли нам к Господу, чтоб признаться Ему в нашем безумии и испросить проводника? "
   Изб.: "Я сам передам Ему ваше желание, возвращаться вам нет нужды. Во всех местах, где вы будете отдыхать, вы найдете все нужное, а Господь приготовил таких мест не мало в пользу пилигримов, и там они будут защищены от всякого нападения. Но Он хочет, чтоб Его просили о том, что желают получить".
   После этих слов он пошел обратно к себе, а пилигримы отправились далее.
   Люб.: "Какое неожиданное испытание, Христиана! А я полагала, что всякая опасность теперь миновала, и мы никогда более не узнаем горя".
   Хр.: "Твоя молодость и неопытность могут извинить подобные мечты. Но я старше тебя, и вина моя непростительна, я знала, что нас ожидают опасности, начиная от самого нашего порога, и я не приняла меры предосторожности, когда это было так возможно. Я сильно виновата".
   Люб.: "Но как ты могла это предвидеть, живя еще дома, я никак понять не могу, объясни мне это, Христиана".
   Хр.: "Пожалуй. Я еще была у себя, и однажды ночью мне приснился сон именно относительно этих двух злодеев".
   И Христиана передала своей подруге в точности свой сон о двух мужчинах подозрительной наружности.
   Люб.: "Это нерадение с нашей стороны еще более доказывает нам, насколько мы несовершенны. Но Господь воспользовался этим, чтоб представить нам все богатство Своей милости, ибо Он, как мы видим, следил за нами, хотя мы забыли Его просить о том, и по единому своему благоволению избавил нас от рук злодеев, против которых мы были не в силах бороться".
  
  

Дом Истолкователя

   Беседуя, пилигримы незаметно дошли до одного дома, стоящего у самого пути. Он был построен с целью предоставить отдых утомленным путешественникам и был описан более подробно в истории путешествия Христианина.
   Подошел к дому (там обитал Истолкователь), они остановились у входной двери. До них долетали разные голоса, и из слышанного разговора они могли ясно разобрать, эта речь шла о них, ибо беседующие личности нередко произносили имя Христианы. Кстати, надо заметить, что даже до выхода их из города много здесь толковали о Христиане и ее детях, о намерении их идти в пилигримство. И тут они приятно изумились, услышав лестные отзывы относительно решимости их покинуть прежний образ жизни, чтоб идти по примеру покойного Христианина по трудному пути в Небесный Град. Христиана стала стучать в дверь. Тотчас девица по имени Невинность отворила дверь и увидела двух женщин с детьми.
   "Кого желаете видеть здесь?" - спросила девица.
   Хр.: "Мы слышали, что тут место отдыха для пилигримов и в качестве их просим, чтобы нас впустили в дом. Мы надеемся, что нам будет дозволено здесь переночевать, так как день уже идет к закату, и мы так утомлены, что далее идти было бы трудно".
   Нев.: "Позвольте узнать как вас зовут, чтобы мне о вас доложить хозяину дома".
   Хр.: "Мое имя Христиана. Я была женой Христианина, того пилигрима, который проходил здесь несколько лет тому назад, а это его дети. Девица же - моя подруга, и с нами совершает пилигримство".
   Невинность тотчас вбежала назад в дом и живо объявила личностям, находящимся там, что Христиана с подругой и с детьми стоят у двери и просят быть принятыми. Все вскочили от радости и отправились доложить об этом хозяину. Тогда он сам вышел к пилигримам и, обратясь к Христиане, спросил: "Ты ли Христиана, которую добрый человек Христианин должен был покинуть, отправляясь в пилигримство?"
   Хр.: "Я именно та женщина, которая так была жестока сердцем, что не приняла участия в горестях мужа, и оставила его совершать свое путешествие в одиночестве. Это его четыре сына. Но теперь я также покинула родину, потому что убедилась, что нет истинного пути как только тот, по которому мы идем".
   Истолк.: "Так исполняются слова Писания относительно человека, сказавшего сыну своему: пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу, а после, раскаявшись, пошел" (Мат. 21:28).
   Хр.: "Да будет так. Помоги Бог, чтобы эти слова были верны относительно меня и чтоб я также была принята Им в мире".
   Истолк.: "Но почему же ты стоишь у двери? Войди в дом, дщерь Авраама. Мы только что говорили о тебе, так как к нам недавно дошли вести, что и ты сделалась пилигримкой. Войдите, дети, и ты девица, подойди". Таким образом, он всех радушно пригласил в дом. Когда они вошли, им предложили сесть и отдохнуть, после чего обитатели дома, которых обязанность служить пилигримам, пришли навестить их в отведенной им комнате. Улыбка радости оживляла лица их, так им утешительно было видеть Христиану, избравшую путь покойного ее мужа. Они дружески и ласково обращались с детьми и с Любовью, уверяя их, что присутствие их в доме для всех большая отрада.
   Спустя несколько времени пока готовили ужин, Истолкователь предложил своим гостям осмотреть замечательные комнаты и увидеть то, что он показывал Христианину. Они навестили человека в железной клетке и человека, мучимого сном, и того, кто пробил себе путь среди врагов; смотрели на изображение величайшего из людей и разные другие предметы, которые так были полезны Христианину.
   После того Истолкователь дал им немного времени на обдумывание всего виденного, и потом повел их в одну комнату, где они нашли человека, который иначе не мог глядеть, как вниз, имея в руке грабли. Кто-то держал над его головой небесный венец, предлагая его взамен граблям. Но этот человек не поднимал глаз своих и нисколько не внимал этому предложению, но продолжал собирать своими граблями на земле соломинки и мусор.
   "Мне кажется, я понимаю, что это значит, - сказала Христиана, - это изображение человека земного, которого сердце принадлежит миру, не так ли?"
   Истолк.: "Совершенно верно, и грабли изображают его плотской дух. Ты видишь, что он продолжает собирать соломинки и мусор с земли и не обращает внимания на голос Того, кто предлагает ему взамен всей этой дряни венец небесный. Это доказывает, что Небо для некоторых одна басня, и что только земное они считают истинным благом. Еще ты заметила, вероятно, что, когда человек овладевает любовью к земному, то он так подчиняется этому чувству, что сердце его совершенно отдаляется от Бога, и он не может более ни видеть Его, ни слышать, ни понимать".
   Хр.: "Господи, избавь меня от такой любви к земному!"
   Истолк.: "Эта молитва давно лежит нетронутой и без употребления. "Не дай. Господи, мне богатства", - молитва, которую едва ли можно теперь слышать. Солома, сухие палки, мусор и мох - цель жизни большей части людей". Любовь и Христиана воскликнули: "Это горькая правда!" После того Истолкователь повел их в самую лучшую комнату и просил их осмотреть ее внимательно, не увидят ли они чего поучительного. Как они не смотрели, ничего не могли заметить: комната была пустая, а на стене ворочался огромный паук, которого однако, они сперва не заметили.
   Любовь сказала, что она решительно не видит ничего особенного, но Христиана молчала. "Посмотри внимательнее", - сказал Истолкователь.
   Она снова начала рассматривать все окружающее и, наконец, сказала: "Ничего я не вижу, кроме этого отвратительного паука, висящего лапами на стене".
   "Как ты думаешь, один ли только паук находится в этой комнате?" - спросил он.
   Христиана со слезами на глазах, потому что она поняла намек, отвечала: "Увы, более одного, и даже такие пауки, которых яд вреднее яда этого паука".
   Истолкователь взглянул на нее благосклонно и возразил: "Ты отвечала истину".
   Это заставило Любовь покраснеть до ушей, также и мальчики закрыли лица своими руками, поняв смысл загадки.
   Истолкователь продолжал: "Паук держится лапами, как вы видите, и обитает во дворце Царя. И потому о нем упоминается, чтоб доказать, что как бы человек ни был исполнен греховного яда, он может рукой веры ухватиться и удержаться в лучшей части Царской обители".
   Хр.: "Я воображала нечто в этом роде, но не могла себе ясно всего объяснить. Я думала, что мы, как пауки, представляем отвратительную картину, где бы мы ни находились. Но я не воображала, что это ядовитое и отвратительное насекомое может нас научить какое имеет действие вера. Паук висит с трудом на стене, цепляясь лапами, но все-таки обитает в лучшей Царской комнате. Господь ничего не сотворил без пользы".
   Все остались довольны объяснением, но взглянули друг на друга молча и вышли, низко поклонившись Истолкователю.
   Потом он повел пилигримов в другую часть дома, и обратил их внимание на курицу с цыплятами. Один цыпленок подошел к корыту с водой, чтобы напиться, и после всякого глотка он поднимал голову и глаза кверху. Посмотрите, что делает цыпленок, - сказал Истолкователь, - и научитесь от Него воздавать хвалу и благодарение Богу, когда от Него получаете блага земные и душевные. Еще заметьте внимательно поведение курицы в отношении к цыплятам". И вот что они увидали:
   Первое. Обыкновенное кудахтанье, которое было постоянное весь день.
   Второе. Кудахтанье особенное, изредка.
   Третье. Кудахтанье наседки, употребляемое ею при собирании цыплят под крылья. Четвертое. Тревожный крик.
   "Вот, - продолжал Истолкователь, - сравните эту курицу с вашим Царем, а ее цыплят - с покорными Его детьми. Подобно ей. Он избирает различные пути для приближения к себе человечества. В обыкновенном ходе жизни Он только напоминает о Своем постоянном присутствии; в особых случаях Он желает вручить нечто, либо дар, за который ждет благодарение, либо дело, которое должно прославить имя Его. У него также особое обращение с теми, которых Он хранит в деснице Своей. И Он тревожно будит тех, которые не заметили приближающегося к ним врага. Я с намерением привел вас сюда смотреть на подобные зрелища, мои возлюбленные, для того, чтоб это было для вас нагляднее и понятнее."
   Хр.: "Покажите нам еще что-нибудь, добрый Истолкователь!"
   Он повел их в бойню, и там мясник готовился зарезать овцу; она лежала спокойно и с терпением ожидала смерти.
   "Научитесь по примеру этой овцы страдать и выносить всякие несправедливости от мира, без ропота и жалоб. Смотрите, как она спокойно принимает смерть, и без всякой борьбы дает сдирать с себя кожу. Ваш Царь называет вас Своими овцами".
   После того Истолкователь повел их в сад, где росло множество различных цветов и растений.
   "Видите ли вы это?" - спросил он их. "Да", - отвечали все. "Заметьте, что все эти цветы различны в отношении роста, качества, цвета, запаха и силы. Иные лучше, другие хуже и как и куда посадил из садовник, там они и растут, не враждуя между собой".
   Потом он повел их в поле, где росли рожь и пшеница, и когда они увидали, что колосьев нет и на корню одна солома, он им сказал: "Эта почва была унавожена, запахана, заборонована и засеяна. Но что сделаем мы с соломой?" - "Часть можно сжечь, - отвечала Христиана, - а другую часть употребить для навоза". Тогда ответил Истолкователь: "Вы ожидали плода, не находя его, вы осуждаете солому на сожжение и на попирание ногами человеческими. Остерегайтесь, произнося такой суд, не осудить и самих себя".
   Оттуда, возвращаясь обратно домой, они заметили птичку-реполова, держащего во рту огромного паука. Истолкователь и на это обратил их внимание. Любовь удивилась этому реполову, а Христиана сказала с негодованием: "Какой позор для такой прекрасной птички! Она более других птиц в столкновении с людьми, и я думала, что она питается крошками хлеба или чем-нибудь в этом роде, а она несет себе в пищу такую гадость!"
   Истолкователь возразил: "Эта птица может также служить аллегорией для имянных последователей христианства. Они подобно реполову пленяют своим звуком, цветом, наружным обращением в мире и как будто очень любят общество искренних христиан, скромно питаясь крохами добрых душ. Они уверяют даже, что из-за этого они и посещают верующих и собрания во имя Господа, но когда они сами с собой и покидают свою роль, то, подобно реполову, они способны глотать пауков, т. е. немедленно изменяют образ жизни, испивая полной чашей всякое беззаконие и проглатывая грех, как воду".
   Когда они вернулись домой, ужин еще не был готов, и Христиана упросила Истолкователя рассказать или указать еще на что-нибудь поучительное.
   Он начал так: "Чем откормленнее свинья, тем более она желает валяться в навозе. Чем жирнее бык, тем игривее отправляется он на бойню. Чем здоровее и похотливее человек, тем более склонен он ко злу.
   В женщинах есть врожденная любовь привлекать красотой и нарядами, но им следует украшаться только тем, что драгоценным считает Господь.
   Легче не ложиться спать ночи две, чем сидеть в бдении целый круглый год и также легче начинать жить благочестиво, чем сохранить себя в благочестии до конца.
   Всякий капитан корабля среди сильной бури охотно кидает за борт то, что менее ценно на судне, но кто решится выбросить сперва самое драгоценное? Конечно, не боящийся Бога (Мат. 16:26).
   Одна течь может причинить погружение корабля: один грех может погубить грешника.
   Забывающий друга своего - к нему неблагодарен. Забывающий своего Спасителя - безжалостен к самому себе.
   Живущий во грехе, а между тем рассчитывающий на блаженство в будущем, похож на сеющего куколь, в надежде наполнить свою житницу пшеницей или рожью.
   Если человек хочет жить праведно, пусть ежедневно воображает себе, что настал его последний день на земле.
   Если мир, которому Господь не придает большой ценности, так дорог людям, какой ценности должно быть Небесное Царство, которое Господь так восхваляет?
   Если нам так трудно расстаться с этой жизнью горечи, какое будет наше чувство к той жизни, в которой одно блаженство?
   Всякий громко превозносит доброту человека, но кто тронут как следует благостью Божией?
   Когда мы садимся за трапезу, то насытившись оставляем лишнее. Таким образом, в Иисусе Христе столько достоинств и праведности, что достаточно на нужды целого мира".
   Когда Истолкователь досказал свои поучения, то снова повел всех пилигримов в сад, где указал на дерево, которое внутри совсем прогнило, а на наружной его коре росли листья, доказывающие остаток его жизни. Любовь спросила, что это означает.
   "Это дерево, - отвечал он, - снаружи благовидное, а внутри гнилое, похоже на многих людей, составляющих рассадник Божий. Они устами прославляют Господа, но в сущности, ничего для Него совершить не желают. Их листья, т. е. наружность благовидна, но сердце их ни к чему не годно, как только чтобы служить фителем сатанинской огневицы".
   В это время ужин был готов. Они уселись и стали вкушать яства после воздаяния славы Творцу Небесному. По обыкновению своему, Истолкователь угощал своих гостей музыкой во время кушанья. Музыканты заиграли. Один из них даже запел чудным голосом, вот слова его песни:
   " Господь единный мой помощник, и Он один меня питает. Могу ли я в чем нуждаться? Он дарует мне в жизни все необходимое".
   Когда прекратилась музыка и пение, Истолкователь спросил Христиану, что ей внушило мысль предпринять пилигримство.
   Христиана ответила: "Сперва горе мое об утрате мужа, но это была скорбь по плоти. Мало по малу я стала думать о его пили-гримстве и о всех затруднениях, через какие он проходил в последнее время, и о том, насколько мое поведение в отношении к нему было сухо и бессердечно. Укоры совести стали повторяться чаще и тоска так овладела мной, что я готова была броситься в колодец. К счастью, я увидела чудный сон, что ему отлично живется в присутствии Царя, от которого мне вскоре вручили письмо, призывающее меня идти туда же. Сон этот и письмо так сильно подействовали на меня, что я решилась отправиться в путь".
   Истолк.: "Неужели ты перед уходом не встретила никаких препятствий?"
   Хр.: "Конечно, особенно от одной соседки моей по имени г-жа Боязливая. Она родственница того, который чуть было не уговорил моего мужа вернуться назад, напугав его рассказом о львах. Она меня осмеивала за мое, как она выражалась, безумное предприятие, старалась всячески отговорить от принятого решения, представляя все трудности и скорби, встретившиеся моему мужу во время пути. Все это я перенесла довольно легко. Но когда мне приснились два человека подозрительной наружности, я почему-то стала думать, что они сговорятся помешать счастливому совершению моего пилигримства. До сих пор эта мысль меня не покидает, боюсь всякого встречного, как бы кто не втянул меня в дурное или не заставил бы покинуть путь (Мат. 16:23). Да, признаюсь вам, добрый Истолкователь, и только потому, что мы здесь промеж себя, что прежде чем дойти сюда, недалеко от Тесных Врат, мы обе выдержали нападение двух мужчин, напоминающих мне виденных мною во сне, и мы вынуждены были кричать: "Режут! Караул!"
   На этот рассказ Истолкователь ответил: "Твое начало хорошо, твой конец будет лучше".
   Потом, обратясь к девице, он спросил ее: "А что тебя побудило придти сюда, милая?"
   Любовь покраснела, испугалась и продолжала молчать.
   Истолк.: "Не бойся, только веруй. Говори правду". Любовь начала так: "Уверяю вас, добрый наш Истолкователь, что только недостаток опытности причина, что я предпочитаю молчать, и также страх, что не умею ясно передать свои мысли. Я не имела ни видения, ни сна, как мой друг Христиана, и даже не скорбела о том, что отвергла добрые советы добрых людей".
   Истолк.: "Что же подействовало на тебя, милая, и побудило придти сюда?"
   Люб.: "Когда мой друг Христиана готовилась к отъезду, я к ней случайно зашла с другой соседкой. Мы постучали в ее дверь и вошли в дом. Увидев, что она собирает свои пожитки, мы спросили ее, что это значит. Она отвечала нам, что ей прислано приглашение идти в то место, где находится ее муж. Потом она нам рассказала свой сон, что будто бы он живет между бессмертными, носит на своей голове венец, играет на лире, всегда находится в присутствии Царя, разделяя с ним трапезы и прочее. Во все время рассказа мне чудилось, что сердце мое горело. Вот, думала я, если все это истинно, то я готова оставить отца и мать, и родину свою и пойду, если возможно с Христианой. Я стала расспрашивать ее подробнее о всем слышанном и спросила хочет ли она меня взять с собой, ибо я убедилась, что в нашем городе нельзя найти места жительства, которому бы не угрожало разрушение. Однако я покинула все с грустным сердцем: мне не хотелось оставаться, но я скорбела о своих близких по плоти. И вот я пришла сюда и со всей искренностью сердца хочу идти, если можно, вместе с Христианой к ее мужу и к Царю".
   Истолк.: "Твое начало хорошо, ибо ты свидетельствовала об истине. Ты как Руфь, которая из любви к Ноемини и к Господу Богу покинула отца и мать, и родину, чтоб идти к людям, которых она никогда прежде не знала. Господь да благословит твое дело, и великая награда будет тебе дана Господом Богом Израилевым, под сению крыл Которого ты ныне приютилась".
   После ужина все стали собираться на отдых. Спальни были приготовлены. Каждой из подруг была дана отдельная комната. Мальчиков поместили в другой части дома. Любовь долго не могла уснуть от радости, так как все ее опасения на счет того, что она может быть не принятой, исчезли после слов Истолкователя. И в постели она продолжала еще благословлять и восхвалять Господа за Его милость к ней.
   Утром они все поднялись с восходом солнца и стали готовиться в путь, но Истолкователь уговорил их остаться еще немного. "Ибо, - сказал он, - вы должны выйти отсюда с честью". Потом, обращаясь к девице, которая отворила им дверь, он сказал: " Покажите им дорогу в сад, где находится купель, и там омойте их и очистите от всякой нечистоты, которая к ним пристала во время путешествия". Тогда Невинность, так звали девицу, повела их в сад и привела в купальню. Она объявила им волю хозяина, и все они омылись чистой водой и вышли не только очищенные, но и оживленные и укрепленные в членах своих. Когда они вышли из воды, то стали гораздо красивее прежнего.
   Истолкователь взглянул на них, и, заметив чудную в них перемену, сказал: "Светлы, как луна", и тотчас велел принести печать, чтобы запечатлеть всех омытых в купели. Он взял печать и сделал ею знак на челе их, чтобы их могли узнавать там, где они будут находиться во время пути. Эта печать служит памятованием пасхальной трапезы, которую вкушали чада Израиля (Исх. 13:8-10), когда выходили из земли Египетской, и знак был сделан между глазами. Запечатление много придало им красоты и степенного вида, и наружность их напоминала лик ангелов (Римл. 8:16).
   После того Истолкователь снова обратился к девице Невинность и сказал: "Пойди в ризницу и принеси оттуда одеяния, подобающие этим пилигримам". Она отправилась и принесла белые одежды, которые разостлала перед ним. Он приказал им облечься в них. Эти одеяния были из тонкого полотна, белые и чистые. Когда женщины в них облеклись, они почувствовали, что внушают друг другу чувство уважения. Ни одна из них не могла заметить в самой себе славу озаряющую ее, зато каждая видела блеск славы другой. И они стали почитать одна другую более, чем саму себя. "Ты лучезарнее меня", - говорила одна. "Ты важнее меня", - отвечала другая. Дети стояли в изумлении, рассматривая полученные ими одежды.
   Кровь Иисуса Христа, очищающая нас от всякого греха (Иоан. 1:7). Источник для омытия греха и нечистоты (Захар. 1:13) Христос единственное омовение души, И только прибегая ко Христу, мы можем получить утешение, силу и очищение от греха.
   Истолкователь призвал тогда своего слугу по имени Дух Твердости и приказал ему взять с собой меч, шлем и щит и сказал: "Отведи сих дщерей моих в Чертог Украшенный, в котором они могут остановиться на отдых". Дух Твердости взял с собой все указанные оружия и пошел перед ними, и Истолкователь воскликнул им вслед: "Бог в помощь". И все члены этого дома вышли провожать пилигримов, желая счастливого пути.
   Путешественники в полной радости отправились в путь, запев громким голосом гимн хваления.
  
  

Крест и действие его

   Вот вижу во сне, что пилигримы весело идут вперед, имея во главе путеводителя Духа Твердости. Пришли они к тому месту, где бремя Христианина спало с его плеч и укатилось в могилу. Они тут остановились и воздали хвалу Богу. "Теперь, - сказала Христиана, - мне припомнилось, что нам было сказано у Тесных Врат, а именно: словом - значит по обетованию, а делом - т. е. указание на средства к получению его. Мне уже теперь известно прощение по обетованию, а что касается прощения посредством дела или действия, то ты, добрый наш Путеводитель, потрудись объяснить нам".
   Дух Те.: "Прощение вследствие дела есть то прощение, которое заслужено одним существом в пользу другого, нуждающегося в нем. Заметьте, что тот, который получил прощение, не нуждался в нем лично для себя, но приобрел его через совершенное им действие. И потому прощение, полученное тобой. Любовью и детьми твоими есть последствие дела искупления, совершенного Тем, Который впустил вас через Дверь. Он совершил это дело двояко. Он удовлетворил всевышнее правосудие, чтобы облечь вас в праведность, и Он пролил кровь Свою, чтобы омыть вас ею от греха."
   Христ.: "Но если Он облекает нас Своей праведностью, во что будет Он Сам облечен?"
   Дух Те.: "Его праведность превышает все то, что Он дарует и притом никак оттого уменьшиться не может".
   Христ.: "Растолкуйте мне это, прошу вас".
   Дух Те.: "Очень охотно. Прежде всего должен вас предупредить, что Тот, о Котором мы говорим, таков, что подобного себе не имеет. В Нем два существа в одном лице, которые легко можно отличить, но разделить невозможно. Каждому из сих двух существ принадлежит присущая ему праведность, так что невозможно отделить от одного из сих существ праведность Ему присущую, как нельзя уничтожить ни единого из его существ. Но эти два вида праведности присущие каждому из его двух существ - человеческому и божескому, не те, которыми он вас делает причастниками, ни через которых вы получаете жизнь и становитесь праведными.
   Кроме этих двух видов Он вмещает в себе еще и третий вид праведности. Этот третий вид не присущ ни Божеству Его, ни человечеству Его, но происходит от единения сих двух существ и необходим Ему для исполнения порученной Ему от Бога миссии посредничества. Если б Он сообщил вам первый вид Своей праведности, Он бы сложил с Себя свое Божество, если б Он даровал вам второй вид Он бы отнял чистоту Своего человеческого существа. Если б, наконец. Он даровал нам третий вид правдивости Своей, Он бы не вмещал в Своем лице ту полноту совершенства, которая обусловливает миссию посредничества. Итак, есть в Нем еще иная праведность, которую можно назвать оправдывающей. Ее Он приобрел чрез повиновение воле Бога, ею Он облекает преступивших эту волю, ею покрывает Он преступление закона. Поэтому он говорит, что как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание" (Рим. 5:7).
   Христ.: "Но разве те три вида Его праведности остаются для нас без пользы?"
   Дух Тв.: "О да! Хотя два первые вида присущи Его двум существам, а третий его миссии посредника, и ни один из них вам сообщен быть не может, но совокупная сила их может произвести успешное действие в дарованной вам оправдывающей праведности.
   Праведность Его божества дает силу Его повиновению; праведность Его человечества дает этому повиновению способность оправдывать; а праведность, происходящая от единения Его двух существ, дает власть оправдывающей праведности совершить дело, для которого определена Его миссия.
   Итак, в этой оправдывающей праведности Христос, как Бог, не имеет нужды, ибо Он Бог; как человек Он в ней так же не нуждается, ибо вмещает в Себе полноту совершенства. И потому эту оправдывающую праведность, которую Ему ни в каком отношении не приличествует иметь для Себя, Он предлагает, как дар; вот почему ее зовут в Писаниях: "дар праведности".
   Христос, став по человеческому Своему существу под законом, обязался исполнить его, и потому должен даровать эту оправдывающую праведность просящему у Него, ибо закон требует не только дела правды, но и дела милости и любви. А так как по закону следует имеющему две одежды дать одну неимеющему, то Господь, имеющий полноту праведности присущей Его лицу, предлагает и дарует оправдывающую праведность тем, кто в ней чувствует нужду.
   И теперь понимаете ли вы, Христиана, Любовь и все предстоящие, что ваше прощение есть плод действия или дела другого существа. Господь Иисус Христос тот, который совершил это дело, и всякому просящему у Него Он дает безвозмездно то, что Он приобрел в качестве Заступника и Искупителя. Но для того, чтобы прощение было безусловно и неизменно, следовало сперва выплатить долг, требуемый правосудием Божиим за грех, и приготовить нечто прикрывающее всецело беззаконие. Люди осуждены были на заслуженное ими проклятие за преступление правосудного закона. От этого проклятия могло только избавить искупление. Сам Господь, воплотившись, святой и непорочный стал на ваше место, праведный за неправедных и вынес на Себе определенное для вас проклятие и смерть за ваше беззаконие. Таким образом, Он искупил вас Своею кровью и прикрыл наши обезображенные грехом души оправдывающею праведностью, которую Он с таким страданием приобрел для вас. И отныне, когда настанет для мира день суда и возмездия. Господь не тронет вас Своим гневом, ибо на вас одежда праведности".
   Хр.: "Как славно и дивно хорошо. Теперь я понимаю, что означает прощение словом и делом. Милая подруга, и вы, дети мои, будем вечно помнить, что сделал для нас Христос. Скажите мне, добрый наш путеводитель, не это ли, о чем вы нам рассказали, было той причиной, что у мужа моего вдруг свалилось бремя с плеч?"
   Дух Тв.: "Вера его в искупление прорезала узы, которые связывали его с бременем греховным и не могли ничем иным быть прорезаны. И дабы он познал силу и действие этого искупления, ему было ведено нести бремя на плечах до самого подножия креста. Вид и размышление о том приносят нам не только мир и облегчение, но и внушают глубокую и действительную любовь к Тому, Кто совершил это искупление своей смертью".
   Хр.: "О, будь Имя Его благословенно! Он воистину искупил нас дорогой ценой, и мы по праву - Его. Увы! Как сильно желал муж мой, чтоб я отправилась с ним в пилигримство, а я как бездушная тварь воспротивилась его желанию. Милая Любовь, почему и твои родители не с нами теперь! Мне жаль всех своих знакомых и друзей, которые так над нами насмехались. Я уверена, что самые худшие из них почувствовали бы слезы умиления и раскаяния, если бы видели, что мы видим, и слышали, что мы слышим" (Гал. 3:13),
   Дух Тв.: "Ты теперь так говоришь в пылу горячей любви и благодарности; не думаю, однако, чтоб это чувство в тебе было всегда одинаково сильно. Впрочем, не всякий способен душой взирать на умирающего за нас Искупителя. Некоторые стояли вблизи от Него, видели проливающуюся за них кровь, между тем были от Него так далеко душой, что вместо того, чтобы соболезновать Ему, они насмехались над Ним, и не только не сделались Его учениками, но ожесточили свое сердце против Него. Помните наставление, которое вы получили при виде наседки; при обыкновенном звуке ее, когда она созывает цыплят, она только напоминает о себе, но не дает им ничего. При особом роде звука она вручает им нечто. Ныне ваш духовный свет особая благодать, данная вам свыше".
   Вот вижу, что пилигримы пошли далее и увидели около своего пути трех повешенных людей. То были Безумный, Медленный и Надменный, которые во время путешествия Христианина спали на дороге, а теперь в цепях были повешены.
   Любовь с ужасом воскликнула: "Кто эти три человека, и зачем они повешены?"
   Дух Тв.: "Эти трое были дурные люди: не только сами не желали быть пилигримами, но и другим мешали в этом; сами были ленивы и безумны и старались других сделать такими, уверяя, что в конце концов с ними не хуже поступят, чем с настоящими пилигримами. Они спали, когда проходил Христианин; теперь, как видите, они повешены".
   Любовь: "Неужели же им удавалось внушать свои воззрения другим?"
   Дух Тв.: "Да, и не однажды. Они совратили нескольких, например, Тихохода, Бездушного, Празднолюбца и Ленивца, также и молодую женщину по имени Трусость. При этом они ложно перетолковывали слова и действия Господа и уверяли всех, что Он суровый и взыскательный Повелитель. Кроме того, они рассказывали о небесном крае, будто там вовсе не так хорошо, как это думают. Они чернили верных служителей Господа, называли хлеб Божий - мякиной, утешение и радость детей Божьих - фантазиями, труд и борьбу пилигримов с грехом - бесцельным и пустым занятием".
   Хр.: "Если они были такие дурные люди, то, конечно, я о них жалеть не стану. Я нахожу даже хорошо, что они повешены так близко к пути, чтоб каждый мог их видеть; но следовало бы тут же написать на железной или медной доске за какое преступление они наказаны. Это было бы другим полезно".
   Дух Те.: "Так и сделано, как вы сейчас увидите, когда подойдете поближе к стене".
   Любовь: "Пускай они висят, пусть имена их будут преданы забвению! Они получили должное, но пусть преступления их останутся памятны. Это особенная милость Божия, что они погибли до нашего прихода сюда. Кто их знает, какое зло они бы вздумали сделать нам, бедным женщинам".
   Они продолжали идти таким образом, и незаметно дошли до Горы Затруднения, где проводник их рассказал им, что случилось с Христианином на этом месте. Указывая на источник, он начал так: "Вот вода, которую пил Христианин перед тем, как подняться на гору. В то время она была чиста и вкусна, а теперь совершенно мутна от грязных ног тех, которые не желают, чтобы пилигримы утоляли здесь свою жажду". На это Любовь воскликнула: "Ах, к чему такая зависть!" "Однако, - возразил проводник, - этому горю можно помочь; налейте воды в чистый глиняный сосуд, в нем нечистота отстоится и вода сделается чистой".
   Христиана и ее спутники так и поступили и напились чистой и освежающей воды.
   Потом он указал им на обе проселочные дороги у подножия горы, по которым Формалист и Лицемер пошли на свою погибель. "Эти две дороги очень опасны, - прибавил он, - двое погибли на глазах Христианина. И хотя, как вы видите, эти дороги теперь оцеплены и окаймлены столбами и канавой, однако, находятся такие люди, которые лучше предпочитают идти по ним, чем взять на себя труд подниматься в гору".
   Хр.: "Путь беззаконных жесток. Странно, что они не могут идти по этому пути, не ломая себе шеи".
   Дух Те.: "Они идут на авось; когда случалось, что кто из служителей Царя видел их избирающих эти пути и предостерегал их, они отвечали грубым отказом".
   Хр.: "Они ленивы и стараются избегать всякий труд, а подыматься на гору для них утомительно. С ними случается то, что написано: "Путь ленивого - терновый плетень". Они готовы ради спокойного пути ходить среди сетей, только бы не взбираться на гору и не следовать указанному пути".
   Настала минута, когда им надлежало подыматься в гору. Но еще далеко до вершины Христиана почувствовала такую одышку, что сказала: "И в самом деле это утомительная гора. Неудивительно, что те люди предпочли путь, который спокойнее, если они ценят спокойствие свое дороже своих душ".
   Любовь с оханьем и утомлением прибавила: "Не могу идти далее, я здесь сяду". Меньший из мальчиков расплакался.
   "Нет, нет, - возразил тут Дух Твердости, - не садитесь здесь, пойдемте выше, скоро дойдем до княжеской беседки".
   Он взял за руку плачущего мальчика и уговорил всех идти далее.
   Когда дошли они до беседки, то с удовольствием сели отдыхать, так как от утомления пот градом катился по их лицу.
   "Как приятен отдых после труда, - сказала Любовь, - и какая заботливость к пилигримам приготовить такое место отдыха для них. Я много слышала об этой беседке, но в первый раз вижу ее. Но будем осторожны, чтобы нам здесь не заснуть. Я слышала, что сон в этой беседке причинил много горя Христианину".
   Дух Твердости обратился к детям: "Ну, мои милые мальчики, как вы себя теперь чувствуете? Скажите мне, нравится вам быть пилигримами?"
   "Я совсем ослаб, - отвечал самый юный, - и очень вам благодарен, что вы взяли меня за руку. И теперь вспоминаю, что мама мне не раз говорила, что путь на небо - лестница, а путь в ад - под гору. Но я предпочитаю подыматься по лестнице".
   Любовь: "Есть поговорка: легко идти под гору в ад".
   Яков: (так звали мальчика) "Подходит время, в которое, по-моему, путь под гору в ад будет самым трудным".
   Дух Тв.: "Вот умный мальчик, ответил хорошо". Любовь улыбнулась, а Яков покраснел.
   Хр.: "Идите сюда; не хотите ли что поесть, чтобы освежиться, пока ваши ноги отдыхают. У меня гранатовое яблоко, которое я получила от Истолкователя перед уходом нашим. Еще есть кусок медового сота и склянка с вином".
   Любовь: "Я так и думала, что он тебе что-то вручил, когда позвал тебя в сторону".
   Хр.: "Так точно; но, как я уже сказала, выходя из дому, ты будешь иметь часть во всем, чем я буду пользоваться, потому что ты так охотно вызвалась сопутствовать нам".
   Она разделила провизию на многие части между всеми и, обращаясь к проводнику, спросила: "Не хотите ли и вы с нами покушать, наш добрый покровитель?"
   Дух Тв.: "Благодарю, я не голоден. Вы отправляетесь в пилигримство и вам нужно подкрепить силы свои. Но я скоро возвращаюсь назад, а дома каждый день вкушаю все это".
   Когда они насытились и побеседовали немного, проводник обратился к ним: "День идет к закату, не пора ли нам подняться с места и идти далее?"
   Они тотчас встали, и мальчики пошли впереди всех. Но Христиана вспомнила, что забыла взять с собой склянку с вином, и потому послала за ней одного из своих сыновей.
   Любовь заметила, что это место внушает забывчивость. "Здесь, - продолжала она, - Христианин позабыл свой сверток, а Христиана свою бутылку. Как

Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
Просмотров: 67 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа