Главная » Книги

Беньян Джон - Путешествие пилигрима в Небесную страну, Страница 12

Беньян Джон - Путешествие пилигрима в Небесную страну


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

ясное изображение Князя пилигримов. Могу сказать, что я рассуждал о том с верными людьми, и они мне рассказывали, что они в этом зеркале видели своего Князя, с терновым венцом на голове, с окровавленными руками и ногами от гвоздей, с пронзенным боком. Такова отличительная черта этого зеркала, что каждый, глядя в него, может узнать своего Господа и видеть Его живым или мертвым, на небе или на земле, в уничижении или во славе, нисходящим на страдание или на царствование.
   Христиана отправилась к Пастырям, и, отозвав в сторону четырех по имени Познание, Опытность, Бдительность, Искренность, она им сказала: "Одна из моих снох, которая на пути благоденствия, возымела непреодолимое желание получить нечто, что она видела в вашем доме, и она даже страшится несчастного исхода для себя в случае, что вы откажете исполнить ее желание".
   Опытность: "Позови ее, пусть она придет сюда. И, конечно, она получит все то, что мы в силах дать ей". Когда Любовь к ним подошла, то они спросили ее, какое ее желание. В смущении она покраснела и указала на желанный предмет, и, когда Искренность узнала, что ей хочется получить большое зеркало, он тотчас взял его и вручил ей при полном согласии всех других Пастырей. Тогда Любовь благодарила их: "По сему вижу, что я в милости у вас".
   Пастыри подарили и другим молодым женщинам то, что им более всего нравилось, а мужей они похвалили, что они помогли путеводителю своему убить великана Отчаяние и разрушить замок Сомнение.
   Христиана получила от Пастырей золотую цепь, которую они надели ей на шею в виде украшения, такие же цепи получили ее четыре снохи. В уши дали им вдеть красивые серьги, а лоб украсили дорогими каменьями.
   Пилигримы стали собираться в путь. Пастыри отпустили их с миром, не считая нужным дать им те предостережения и советы, которыми они когда-то напутствовали Христианина. Причиной тому было, что с ними был проводник Дух Твердости, который имел настолько познаний, чтобы предостеречь и защитить их при виде какой-либо опасности. Притом мы знаем, что их предостережения Христианину и Уповающему не достигли своей цели, так как они позабыли их именно в то время, в которое им следовало о них вспомнить. Вот преимущество, которым наши пилигримы пользовались перед теми.
   Они вышли из дома Пастырей и запели единодушно песнь: "Под оком Господа мы продолжаем путь наш. Он часто утешал нас встречей добрых душ, всегда внимает Он молитве пилигрима. Наш Бог и Царь при нас. Он дух наш укрепляет в опасностях, в бою. Он с нами, Он за нас, и зреть дает Он нам цель трудного пути - то жизнь вечная, в блаженстве и при Нем. Мы в мире - странники, но вера нас живит; ни бури, ни ветры, ни голод, ничто нас не страшит. Господь Творец вселенной у пристани нас ждет".
  
  

Воин истины

   Вскоре они дошли до места, где Христианин встретил Отпавшего, который был родом из города Отступничество.
   - Этот Отпавший не желал внимать ничьим добрым советам, и ничто не могло удержать его. Когда он повернул назад и дошел до Креста и могилы, он встретил там человека, который попросил его внимательнее взглянуть на этот Крест. Но Отпавший объявил грозно, что уже принял окончательное решение вернуться на родину. До Тесных врат он еще раз встретил Евангелиста, попытавшегося остановить его силой рук своих и вновь наставить на путь истинный, но и тут он вырвался, перелез через стену и пошел по пути погибели, - рассказал проводник историю Отпавшего.
   Они продолжали свой путь. На том самом месте, где был ограблен Маловерный, стоял человек с обнаженным мечом, все лицо которого было в крови. Проводник спросил его, кто он.
   - Я сражающийся за истину, воин-пилигрим, идущий в Небесный Град. По дороге на меня напали три злодея и предложили сделать выбор: либо я становлюсь таким, как они, т. е. примыкаю к их шайке, либо я погибаю на месте. Я ответил, что всегда был верен своим убеждениям и потому не вижу теперь причины изменять им. В своей родной стране я не нашел мира душевного, покинул ее по собственному желанию и не намерен возвращаться туда, где ждет меня верная погибель. Моя жизнь мне так дорога, что я не желаю дешево уступать ее никому. Но если они хотят сразиться со мной - пусть попробуют. Тогда эти трое - Необузданный, Виновность и Назойливый - ринулись на меня. Мы сражались целых три часа. Как видите, они нанесли мне немало ран, но, заслышав ваши шаги, немедленно ретировались, понимая, что у них нет шансов победить превосходящего их числом противника, - ответил храбрый пилигрим по имени Доблестный.
   - Однако бой был и так неравный: один против троих, - заметил Дух Мужества.
   - Да. Но что значит число противников для того, на чьей стороне истина? Псалмопевец Давид сказал: "Господь - свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь - крепость жизни моей: кого мне страшиться? Если ополчится на меня полк, не убоится сердце мое; если восстанет на меня война, и тогда буду надеяться". Я читал, что один человек боролся против целой армии. Вспомните, скольких Самсон убил ослиной челюстью!
   - Почему же, однако, ты никого не позвал на помощь? - спросил проводник.
   - Я воззвал к Царю моему; я знал, что Он услышит меня и пришлет мне невидимую помощь, и этого мне было достаточно.
   - Твое поведение достойно похвалы. Покажи-ка мне меч твой, - попросил Дух Мужества.
   Он взял меч, внимательно рассмотрел его и сказал:
   - Этот меч сделан в Иерусалиме.
   - Да, он оттуда. Такой меч да твердая рука, чтобы владеть им, плюс умение действовать им, и могу вас уверить, что человек может без страха идти на битву. Ему нечего беспокоиться, если он умеет владеть таким мечом. Лезвие его никогда не притупляется, даже рассекая помышления сердечные.
   - Но ты, однако, долго боролся. Удивляюсь, что не чувствуешь утомления.
   - Мой меч словно врос мне в руку, будто стал ее естественным продолжением, а когда кровь потекла по моим пальцам, я стал биться с еще большей отвагой.
   - Ты поступил верно, сражаясь с грехом до последнего. Теперь присоединяйся к нам. Пойдем вместе, отныне ты нам товарищ.
   Они омыли ему раны, накормили и продолжили путь вместе. Проводник, как правило, шел вместе со слабыми пилигримами, занимая их бодрящими и нравоучительными рассказами. Потом он разговорился с Доблестным, общество которого было ему особенно приятно (он уважал людей с таким характером). Начал он с того, что спросил нового своего товарища о его родине.
   - Я родом из города Потемнение, там вырос, а родители мои все еще живут там.
   - Так ты из Потемнения? Это не по соседству ли с городом Гибель?
   - Да. Что меня заставило пуститься в путешествие? Однажды прибыл к нам некто по имени Устаистины и рассказал про приключения Христианина из города Гибель. Христианин вынужден был покинуть жену и детей, чтобы стать пилигримом. Он уверял даже, что Христианин однажды убил змея, мешавшего ему идти вперед, и что, несмотря на все препятствия, он и в самом деле дошел до того места, куда стремился. У Небесных врат его встретили победными торжественными звуками труб, и теперь он - желанный гость во всех Царских обителях. Его приход приветствовали благовестом, он награжден чудесными одеяниями и другими подарками... Словом, слушая его, я почувствовал, что и во мне загорелось желание идти туда же, и ни отец, ни мать, никакая земная власть не смогли удержать меня. И вот, как видите, я здесь.
   - Ведь ты прошел через Тесные врата? - спросил Дух Мужества.
   - Да, конечно. Устаистины предупредил меня, если не пройти через Тесные врата, все путешествие будет напрасно. Тогда проводник обратился к Христиане:
   - Видишь, - сказал он, - какое значение имеет путешествие твоего мужа не только для его близких, но и незнакомых людей?
   - Неужели это жена Христианина? - удивленно спросил Доблестный.
   - Да, а это его четыре сына.
   - И все - пилигримы?
   - Как видишь, они последовали за отцом.
   - От души рад! Представляю, как этот добрый человек возрадуется, когда увидит своих близких, которые вначале не захотели отправиться с ним, но со временем все же решили идти в Небесный Град.
   - Без сомнения, для него будет большая радость свидеться с близкими своими в месте блаженства.
   - Кстати, мы затронули вопрос, разрешить который не берусь и по которому желал бы услышать ваше мнение. Некоторые утверждают, что мы там друг друга не узнаем.
   - Это не так, - ответил Дух Мужества. - Почему они могут не узнать своих друзей и близких, которые - часть нашего бытия? Хотя узы родства там будут иного рода, однако у нас нет причины думать, что мы не возрадуемся их присутствию, потому что не узнаем их.
   Доблестный согласился с этим утверждением Духа Мужества.
   - Вероятно, родители твои очень тебя отговаривали от путешествия? - продолжал Дух Мужества.
   - Конечно, они делали все, чтобы уговорить меня остаться.
   - Чем они мотивировали свои действия?
   - Они говорили, что такое путешествие ничто иное, как тунеядство, и если б по природе своей я не был склонен к лени, эта мысль никогда не пришла бы мне в голову.
   - А еще чем?
   - А тем, что я добровольно подвергаю себя всяким опасностям. Они беспрестанно повторяли мне, что ничего нет опаснее в мире, чем быть пилигримом.
   - О каком роде опасностей они говорили?
   - Они говорили мне о топи Уныния, где так легко утонуть, о стрелках замка Веельзевула, пускающих огненные стрелы в тех, которые хотят войти в Тесные врата. Еще рассказали они о горе Затруднение, о львах и злых великанах. Потом описали мне долину Унижения, где Христианин чуть было не погиб в борьбе с Аполлионом. Пугали меня долиной Смертной Тени, где постоянная тьма, слезы, стон и где живут злые духи. Еще рассказали они о великане Отчаяние, от руки которого столько пилигримов погибло в его замке Сомнение. Поведали об Очарованной стране, где можно заснуть сном смерти, и, наконец, о реке без моста, которую надо переходить вброд и которая отделяет странника от Небесного Града.
   - Это все?
   - О нет! Они пугали, что на этом пути много мошенников и соблазнителей, совращающих пилигримов с пути истинного. Они говорили еще, что мне на пути может встретиться Мирской Мудрец, который старается всех обмануть, что можно встретить Формалиста и Лицемера. Извыгод, Краснобай и Димас обязательно поймают меня в свои сети, а Соблазнитель - в свои, и, наконец, я вместе с Невеждой, думая, что вхожу в Тесные врата, на самом деле войду в низкую дверь в склоне холма, которая ведет в преддверие ада. И многих других называли они мне: Упрямого, Сговорчивого, Недоверчивого, Робкого, Отпавшего и старика Атеиста, которые, по их словам, уже ушли было далеко, но снова вернулись на родину.
   - И долго они тебя отговаривали?
   - Да. Они рассказывали мне, будто бы Христианин после всех своих трудов погиб в реке Смерти, через которую нет моста, и так и не смог дойти до Небесного Града, куда он так сильно стремился.
   - И все это тебя не испугало?
   - О нет! Все это пустяки.
   - Но почему?
   - Я уверовал в слова, сказанные Устамиистины, и эта уверенность помогла мне стать выше этих рассказов.
   - Так ты одержал победу одной верой?
   - Да. Я уверовал, все покинул и отправился в путь. Я преодолел все встретившиеся мне на дороге препятствия и вот дошел до сего места.
  
  

Очарованная страна

   Вот дошли они, наконец, и до Очарованной земли, где воздух производит отяжеление в голове и склоняет ко сну. Там росли репейник, шиповник и колючие травы в таком изобилии, что нельзя было присесть нигде, как только в так называемой Очарованной беседке, и то с опасностью для жизни: кто решался входить в нее для отдыха, никогда более не выходил из нее. Итак пилигримы осторожно обошли рощу, имея во главе проводника, а позади Доблестного за Истину, в случае если бы вздумалось врагу напасть на них сзади. Оба защитника шли с обнаженным мечем в руке, зная, в каком они опасном месте. Дух Твердости приказал Боязливому идти возле него, а Доблестный взял около себя Унылого.
   Не долго они шли, как вдруг тяжелый, густой туман и темнота окружили их так, что они друг друга не могли разглядеть и только знали о присутствии один другого по голосу.
   Самые отважные из них пришли в некоторое смущение, но каково было положение женщин и детей, коих природная слабость делала менее способными выносить такие невзгоды! Но поддерживаемые поощрительными речами своих покровителей, они из всех сил старались не отставать от других, хотя густой хворостник и глубокая грязь делали путь еще более утомительным. Нигде не видно было ни гостиницы, ни постоялого двора, где бы можно было достать пищи для подкрепления сил. Тяжелые шаги, вздохи, жалобы на утомление и плачевные возгласы детей раздавались среди глубокой тьмы и удушливого воздуха. То один из малых терял обувь, завязшую в глиняной почве, восклицая: "О упал, помогите!" Другой, отстав от общества, кричал: "Где вы, подождите!" Третий путался среди густого тростника, взывая: "Я запутался в колючем тростнике и не могу выйти из него". Но вот дошли они до беседки, которая так заманчиво представляла усталым взорам путешественников удобные сидения, заросшие мягкой, пушистой травой. Сама беседка была вся из густой зелени, и красивые диваны расставлены были вокруг. Велико было искушение для бедных, измученных пилигримов, но они бросили на все это лишь один взор сожаления; они так искренно верили мудрым советам своих проводников, что даже движения не сделали в направлении к беседке. Напротив того, они стали друг друга поощрять прибавить шагу и не впадать в уныние. Беседка носила название Друг Лентяя и стояла тут с целью соблазнять утомленных пилигримов войти в нее для отдыха.
   Вот вижу я, что они дошли до одного места, где легко было ошибиться в избрании дороги. Хотя днем проводник мог безошибочно различать истинный путь, но ночью, при густом тумане, он пришел в некоторое замешательство и остановился. С ним остановилось и все общество. Он вынул из кармана карту, зажег свечу (ибо он никогда не путешествовал, не запасаясь светом) и, внимательно рассматривая карту, он тотчас понял, что с этого места следует повернуть направо. Если б он поленился посмотреть на карту земли, он бы мог завести общество в ближнюю топь, так как поблизости находился большой овраг, который враги наполняли грязью доверху, чтоб заманить в него пилигримов и погубить безвозвратно. И я во сне подумал: кто хочет идти в пилигримство, непременно должен запастись указателем и светом.
   И вот шли они далее по безлюдной Очарованной земле и дошли до другой беседки, которая стояла на краю большой дороги. В ней лежали два человека, по имени Беспечный и Дерзкий. Они оба зашли далеко в своем пилигримстве, но, чувствуя сильное утомление, вошли в беседку отдохнуть и крепко заснули. Пилигримы остановились и покачали головами, зная, какое безвыходное их состояние. Потом, посоветовавшись между собой: идти ли им далее или подойти к ним и разбудить их - они решились на последнее. Так и поступили, но с большой осторожностью, чтобы самим не искуситься отдыхом и не погибнуть в чудной беседке.
   Они подошли к спящим, громко называя их по имени (так как проводник знал, кто они). Никакого ответа не последовало. Тогда проводник стал их трясти и употребил все средства, чтобы разбудить их. Напрасно. Один из них произнес во сне: "Я тебе заплачу, когда получу свои деньги". На это проводник грустно покачал головою. "Я буду бороться, насколько в силах держать меч", - сказал другой. При этом один из юных общества засмеялся.
   Христиана спросила проводника, что все это значит. Он ей ответил: "Они разговаривают во сне. И их колоти или тряси, все равно: они не способны говорить иначе и могут только повторять бессвязные слова. Ты знаешь, что речи, произносимые во сне, не управляемы ни верой, ни волей, ни рассудком. И вот эти люди теперь доказывают своими речами столько же бессмыслия, сколько поведением своим доказали свою непоследовательность. Вот какое несчастье быть беспечным во время пилигримства. Один из двадцати не впадает в этот порок. Заметьте, что враг пилигримов рассчитывает на Очарованную землю, как на последнюю ловушку. Вот почему эта страна лежит чуть ли не на пределах нашего путешествия и потому еще более опасна. Вот как рассуждает враг:
   "Этим безумцам более всего захочется отдохнуть, когда устанут от длинного, томительного пути". Вот почему Очарованная Страна в соседстве с прекрасной страной Благоволение Мое, в конце нашего пути. И вот почему пилигримы должны здесь быть особенно осторожными, чтоб с ними не случилось как с этими спящими, которых разбудить нет возможности (Ис. 62:4).
   Тогда пилигримы в сильном страхе стали просить проводника продолжать путь, умоляя его освещать их зажженным фонарем. Он достал себе света, и они могли, таким образом, разглядеть дорогу и видеть друг друга и пошли далее (2 Пет. 1:19).
   Однако дети так утомились, что стали с плачем взывать к Тому, Кто любит пилигримов и может облегчить их трудности в пути. Вскоре поднялся ветер и разогнал туман, и воздух стал легче и яснее. Это случилось, когда они еще не совсем вышли из Очарованной земли, а между тем они уже могли узнать один другого и следовать без опасения по указанному пути.
   Пилигримы были уже в конце Очарованной Страны, как страшный шум долетел до их ушей как будто звуки тоскующей души. Они стали смотреть во все стороны и заметили человека, стоявшего на коленях со сложенными руками и взором к Небу. Он имел вид просящего чего-то у своего начальника. Но они никак не могли расслышать, о чем он просил, все же сочли нужным идти без шума, чтобы не мешать ему своим присутствием. Когда он кончил свою молитву, то пустился бежать к Небесному Граду.
   Тогда проводник, обратясь к незнакомцу, громко закричал ему вслед: "Эй, друг, если ты, как мне сдается, направляешься к Небесному Граду, позволь нам идти с тобой вместе". При этих словах человек остановился, и все к нему подошли.
   Вдруг Честный, который в нем узнал своего старого знакомого, воскликнул: "Я знаю этого человека. Он из моего околодка и зовут его Стой-твердо. Он без сомнения истинный и хороший пилигрим, на которого можно рассчитывать".
   Честный представил своего земляка всему обществу и Стой-твердо обратился к нему: "Ужели это ты, старик Честный?" "Я сам, как видишь".
   "Как я счастлив встретиться с тобой", - отвечал Стой-твердо.
   Честный: "И я также, видя тебя на коленях в молитве". Тут новый пилигрим покраснел и изумился: "Ужели ты видел?"
   Честный: "Да, и мне это было весьма приятно".
   Стой-твердо: "Что же ты подумал?"
   Честный: "Что? Я себе сказал: "Вот в самом деле человек, в котором нет лукавства", и я решил, что мы должны совершить путь вместе".
   Стой-твердо: "Если ты рассудил верно, я очень счастлив, но если ты ошибся, я один от этого пострадаю".
   Честный: "Так, но твоя осторожность, которая мне заметна, утверждает меня в моем убеждении, и я уверен, что между Князем пилигримов и тобой нет ни единой преграды, ибо Он сам сказал: "Блажен человек, который всегда осторожен".
   Доблестный: "Ну-ка, брат, не скажешь ли ты нам теперь причину, заставившую тебя преклонить колена? Исполнил ли ты долг благодарности за полученные милости, или была тому иная причина?"
   Стой-твердо: "Мы, как тебе известно, в Очарованной земле. Ходя по пути, я размышлял так об окружающих меня опасностях; сколько было людей, которые пошли со мной вместе в пилигримство, и они уже свернули с истинного пути и погибли безвозвратно. Я вспомнил о горькой участи многих моих ближних в этой опасной стране, погибающих добровольно, ибо они не умирают насильственной смертью. Кончина их не причиняет им страданий; они засыпают сном смерти и отходят с приятным чувством самообольщения, охотно отдавая себя во власть одолевающего врага".
   Честный: "Заметил ли ты в беседке двух спящих людей?"
   Стой-твердо: "Увы! Беспечный и Дерзкий заснули в ней оба, и, наверное, не проснутся никогда более. Пока я был в таких размышлениях, личность немолодая, очень разряженная, предстала предо мной и предложила три вещи: саму себя, деньги и постель.
   Признаться, я в эту минуту чувствовал себя утомленным и сонным. Притом я беден и всегда в бедности, что, вероятно, было небезызвестно этой колдунье. Вот я раза два отвернулся от нее, пренебрегая ее предложениями, но она только улыбнулась на мой отказ. Тут я рассердился, но и на это она не обратила внимания, а снова начала предлагать всякого рода наслаждения в жизни, прибавляя при этом, что если я буду согласен отдаться в ее власть, она меня сделает счастливым и богатым. Тогда я спросил, как ее зовут. Она мне ответила: "Пустое Тщеславие". Это имя меня еще более от нее отдалило. Но чувствуя, что я слабею, я стал на колени, подняв руки к небу, и со слезами молил ниспослать мне силу и помощь. В это время ваше общество стало приближаться, и эта личность скрылась от меня, а я продолжал приносить благодарение за мое освобождение. Я уверен, что она решилась во что бы то ни стало преградить мне путь".
   Честный: "Нет сомнения, что она имела дурные намерения на твой счет. Но теперь припоминаю, что я либо читал нечто о ней, или встречал ее".
   Стой-твердо: "Быть может, и то, и другое".
   Честный: "Пустое Тщеславие! Не правда ли, эта госпожа высокого роста, величественной наружности и смуглого цвета лица?"
   Стой-твердо: "Совершенно так".
   Честный: "И не правда ли, ее речи всегда сладки и улыбка озаряет ее лицо после каждого слова?"
   Стой-твердо: "И это точно так".
   Честный: "Не висит ли у нее на поясе большой кошелек, и часто рукой своей не шевелит ли она в нем деньгами, так чтобы звук монет был явственно слышен?"
   Стой-твердо: "Нельзя представить ее вернее. Мне кажется, что я и теперь вижу ее самодовольную улыбку".
   Дух Тв.: "Эта личность - колдунья, и ее колдовством страна эта напитана. Кто пожелает отдохнуть на ее плече также безумен, как тот, который добровольно подставил бы свою голову под секиру палача, и кто соблазняется ее красотой и блеском, становится врагом Бога. Она доставляет пышность и наружную славу врагам пилигримов. Увы! Она удержала не малое число от продолжения пути, и притом она страшная сплетница. Она постоянно то одна, то со своими дочерьми гонится за пилигримами, рассуждая с ними и представляя им все выгоды мирских благ. Она бесстыдна и дерзка и никого не оставит в покое. Она насмехается над нищетой пилигримов и превозносит богатых. Если кто искусно приобрел себе большое состояние, она его хвалит и восхваляет неустанно из дома в дом. Она любит празднества и вкусные столы, и всегда бывает там, где пышные обеды. В некоторых местах она выдает себя за богиню, и ее там боготворят. Она имеет свои места и свое время для обольщения людей, и уверяет всех, что никто кроме нее не может доставлять столько благ земных. Она обещает своим приверженцам не покидать ни их, ни следующее их поколение, если они станут верно служить ей. В некоторых местах и некоторым людям она кидает золото как пыль. Она любит, чтобы ее искали, с похвалой о ней отзывались, словом, любит овладевать сердцами людей. Она неустанно восхваляет свои блага и предпочитает тех людей, которые умеют ценить ее. Она обещает короны и государства тем, которые примут ее советы, а между тем многих привела к виселице, а тысячу других в ад."
   Стой-твердо: "Какое счастье тому, кто ей противостоит! Страшно подумать, куда бы она могла меня довести!"
   Дух Тв.: "Никто этого не знает, кроме единого Бога. Но, конечно, она бы тебя втянула во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу" (1 Тим. 6:9). Это она, которая восстановила Авессалома против отца и Иеровоама против своего начальника. Она внушила Иуде мысль предать Христа и заставила Демаса покинуть истинный путь, чтобы поступить на ее службу. Нельзя себе представить, какой от нее бывает страшный вред. Она сеет раздор между начальствующими и подчиненными, родителями и детьми, мужем и женой, между соседями и, наконец, между духом и плотью. Итак, добрый товарищ, будь таким, каково имя твое: Стой-твердо, "дабы ты мог противостать в день злый и, все преодолев, устоять" (Еф. 6:13).
   Это объяснение произвело на пилигримов радость и испуг. Но, воздав благодарение Богу за его помощь, они воспели вместе: "О сколь опасен путь для пилигрима, сколько у него врагов и как много путей ведут ко греху! Сколько из них были им обольщены и нашли горький конец за позднее раскаяние".
  
  

В Отчизне

   Потом увидел я, что пилигримы шли, не останавливаясь до страны Сочетания или, как называли ее другие. Благоволение Мое. Там днем и ночью царствует свет. Они остановились, чтобы собраться с силами после стольких трудностей во время пути, Этот край был им не чужд; там росли виноградники и разные плодовитые деревья, принадлежащие Царю Небесного Града, и они имели право пользоваться всем. Не долго отдыхали странники, потому что звон колоколов и беспрестанный звук труб отнимали у них всякую наклонность ко сну. Этот шум, однако, не был им неприятен; напротив того, он оживлял их духовно чудной надеждой скорого прибытия на место покоя. Из Небесного Града долетали голоса некоторых из обитателей в виде гармонической мелодии; один из них говорил или пел: "Вот еще пилигримы к нам прибывают". Другой голос отвечал: "Большое число таковых перешли сегодня реку". Третий продолжал: "Вот целый легион лучезарных влетели к нам в город. Это доказывает, что на пути еще много пилигримов, и они пришли служить им и утешать во всякой скорби". Наши пилигримы поднялись со своих мест и стали прохаживаться взад и вперед. Взоры их всюду встречали небесные видения. В этой стране они не могли ни слышать, ни видеть, ни вкушать, ни вдыхать неприятного или вредного; но когда они попробовали выпить речной воды, она им показалась горькой в устах, а сладкой в желудке.
   Здесь вели реестр имен всех пилигримов с самых древних времен и с описанием их подвигов. Также находилось здесь место, где путешественники собирались для обсуждения перехода через реку. Говорят, что для некоторых течение было благоприятно, а для других, напротив: их отбрасывало назад на берег. Иные перешли реку почти посуху, другие же в такое полноводье, что вода разливалась по берегам.
   В этой стране дети ходят в Царские сады, срывают душистые цветы и свивают из них букеты, которые подносят пилигримам со словами приветствия. Там растут нард, шафран и корица со всякими благовонными деревьями, с миррою и алоем и всякими отличными ароматами. Пилигримы окуривали ими свои жилища и помазывали тело свое, дабы приготовить его к переходу через реку, когда настанет тому время.
   Вот пока они проводили дни свои в блаженном спокойствии, ожидая счастливого часа, слух пронесся, что посланный из Небесного Града прибыл и привез с собой важное известие, касающееся Христианы, жены Христианина пилигрима. Кто-то отправился предупредить ее об этом, и посланный, узнав место ее жительства, вручил ей письмо следующего содержания: "Приветствую тебя, ублажаемая жена. Я ныне объявляю тебе, что Царь зовет тебя к Себе и ожидает твоего явления пред Лицем Своим в одежде бессмертия по истечении десяти дней".
   Когда он прочел ей письмо, он ей дал доказательство, что он в самом деле посланный Царя, чтобы предупредить ее быть готовой на зов. Он вручил ей стрелу, заостренную любовью, которая легко входила в сердце и постепенно производила на нее то действие, что она узнала час, в который ей следовало отправиться.
   Когда Христиана убедилась, что настало ей время явиться на зов, и что она первая из общества перейдет реку, она позвала к себе Духа Твердости и объявила ему о том. Он ей ответил, что искренно за нее радуется и желал бы, чтобы посланный пришел и за ним. Она просила у него совета, что и как приготовить к отходу. Он с казал ей свое мнение и прибавил, что все члены ее семейства и друзья проводят ее до реки. Тогда она созвала всех детей своих, благословила их и сказала, что она с радостью заметила знак, дарованный им на челе, и что она счастлива видеть, что все они сохранили чистоту своих одеяний. Она просила раздать неимущим то малое, что останется после нее, и быть всем наготове явиться на зов Царя, когда угодно Ему будет призвать их через посланного.
   Когда она простилась с добрым путеводителем и членами семьи, она позвала к себе Доблестного за Истину и сказала ему: "Вы во всех случаях действовали верно и искренно; будьте же и впредь верны моему и вашему Царю до своей смерти. Прошу вас также наблюдать иногда за моими детьми и если, быть может, случится им упасть духом или ослабеть в вере, поддержите их добрым словом. Мои дочери, жены сыновей моих, всегда были верны и в конце получат исполнение обетований свыше".
   Она дала Стой-твердо кольцо, символ вечности. После призвала она старика Честного и сказала ему: "Вот воистину Израильтянин, в котором нет лукавства". Он ей ответил: "Желаю тебе счастливого пути и ясного дня, чтобы подыматься на гору Сион, и я возрадуюсь, если ты посуху перейдешь реку". Но она ему возразила: "По воде ли, посуху ли я жажду отправиться какова бы ни была погода во время моего пути, у меня достаточно будет времени там куда иду отдохнуть и обсохнуть".
   Тогда подошел к ней добряк Хромоногий. Ему она сказала: "Твой удел был тяжел, зато покой твой будет тебе слаще. Но бодрствуй и будь готов, ибо в час, в который ты не ожидаешь, придет за тобой посланный".
   После него подошли старик Уныние с дочерью Испуг. Им она сказала: "Вы должны всегда вспоминать с благодарностью о вашем избавлении от великана Отчаяние из замка Сомнения. Следствием сей милости небесной к вам то, что вы теперь здесь в безопасности. Бодрствуйте и забудьте всякий страх; будьте трезвы в жизни и надейтесь до конца".
   Тогда она обратилась к Боязливому: "Ты был избавлен от власти великана Бей-Добро для того, чтобы тебя озарил свет бессмертных и ты бы мог узреть с радостью Царя. Но я советую тебе, покайся и обратись от твоей наклонности бояться и сомневаться в Его благости, прежде чем Он пришлет за тобой, дабы не случилось, чтобы, явясь перед Ним, ты покраснел от стыда, потому что мог усомниться".
   Вот настал день, когда Христиана должна была перейти на тот берег реки, и множество народа собралось смотреть, как она пройдет через воды. Но вдруг явилось на противоположном берегу большое число колесниц с бойкими конями, которые спустились с Неба, чтобы принять ее и отвезти в Небесный Град. Она подошла к реке и вошла без страха в воду, сделав головой прощальный знак всем провожающим. Ее последние слова были: "Се я, Господи, иду быть с Тобой и вечно благославлять Тебя".
   Ее дети и друзья, увидев, как ожидавшие колесницы увезли ее на Небо, вернулись на свои места. Она же отправилась и вошла чрез Врата, где, по обыкновению того края, она постучала и вступила в Небесный Град при тех же восклицаниях восторга и радости, с какими был принят ее муж.
   Однако дети ее, потеряв ее из виду, залились слезами. Но Дух Твердости и Доблестный за Истину, взяв арфу и кимвал, заиграли музыку радости, и все успокоились и вернулись к себе.
   В скором времени явился посланный в город и объявил, что имеет дело до Хромоногого. Его вызвали, и он услышал от самого посланного следующее: "Я пришел к тебе от имени Того, которого ты любил и которому следовал, хотя хромая и на костылях, и я получил приказание от Него объявить тебе, что Он тебя ожидает к себе вечерять в его Царстве на другой день после Пасхи. Поэтому будь готов отправиться на зов". Он и ему дал доказательство, что он истинный посланный Царя, сказав: "Порвалась серебряная цепочка, разорвалась золотая повязка" (Еккл. 12:6).
   Хромоногий собрал своих товарищей и объявил, что за ним приходил посланный, и чтобы они также готовились: "Ибо, - прибавил он, - вероятно Господь и вас скоро посетит". Он упросил Доблестного написать для него завещание, и так как он не имел никакого состояния для передачи оставшимся, как только костыли, то он выразился так: "Сии костыли мои передаю тому из сыновей, который пойдет по моим следам и к ним прилагаю наилучшие мои желания, чтобы он показал себя достойнее моего". Потом, обратясь к проводнику, он благодарил его за все его добрые попечения и ласки и приготовился идти. Когда он подошел к реке, то сказал: "Теперь не нуждаюсь более в этих костылях, ибо я вижу на том берегу ожидающую меня колесницу". Последнее его слово, долетевшее до ушей его товарищей, было: "Привет тебе, о жизнь вечная! После того он исчез из глаз присутствующих.
   Наконец, пришла очередь и Боязливого. Посланный затрубил в трубу у двери его комнаты. Его впустили, и он объявил так: "Я прислан сказать тебе, что Господь имеет в тебе нужду и что в скором времени ты узришь Лик Его. Прими сие как доказательство верности моих слов: "померкнут смотрящие в окно" (Ек. 12:3).
   Боязливый передал своим друзьям полученное им известие и доказательство истины послания, прибавив: "Так как у меня ничего нет, чтобы я мог оставить после себя, не к чему мне писать завещание. Боязливый дух свой хочу покинуть. Он мне теперь не нужен, особенно там, куда иду, и не стоит он быть переданным другому бедному пилигриму и потому прошу тебя. Доблестный за Истину, когда отойду, то зарой его в навозную кучу". После того, когда настал день отдыха, он вошел в реку, как другие. Последние его слова, были: "Поддержите меня, о вера и терпение!" И он также укатил в колеснице.
   Много дней прошло после того, и посланный затрубил для старика Уныние и сказал: "Трепещущий человек! Я пришел объявить тебе быть на готово явиться к Царю в следующий день Господень с возгласами радости за избавление от всех твоих сомнений. И вот доказательство истины моих слов: он вручил ему кузнечика, который отяжелел (Еккл. 12:5). Дочь Уныния - Испуг, узнав об этом известии, решилась идти с отцом. Тогда старик обратился к своим друзьям со словами: "Вы знаете, что я и дочь моя, мы часто были в тягость вашему обществу. Мое и дочери моей последнее желание, чтобы наше уныние и рабский страх никому не достались в удел во веки веков, ибо я знаю, что после нашего отхода эти чувства себя предложат и другим. Скажу вам откровенно, что это были гости, которых мы помещали в себе с самого начала нашего пилигримства, и никогда не могли от них избавиться. И впредь они будут скитаться, ища войти в других пилигримов, но в память нашу, притворите на них двери душ ваших (Еккл. 12:5). Когда настал роковой день, отец и дочь поднялись на насыпь у реки. Последние слова старика были: "Прощай, о мрак! Приветствую тебя, свет вечный!" Дочь его прошла по реке с песней, но никто не мог понять слов ее.
   Несколько времени спустя, явился снова посланный и вызвал старика Честного. Он вошел к нему в дом со словами: "Тебе приказано быть готовым в седьмую ночь от нынешней, дабы предстать пред твоим Господом в дом Отца его. И вот доказательство того что говорю: "Замолкнут дщери пения". Честный собрал друзей и сказал им: "Я умираю, но не пишу завещание. Честность моя пойдет со мной. Да будет это известно тому, кто последует за мной". Когда настала назначенная ночь, он отправился к реке. В это время было такое полноводие, что вода заливала берега. Но Честный еще при жизни уговорился с неким Чистая Совесть придти к нему навстречу в водах. Тот исполнил свое обещание, протянул ему руку помощи и помог ему спокойно перейти реку. Последние слова старика Честного были: "Да здравствует благодать!" И он покинул мир.
   После того прошел слух в городе, что посланный пришел к Доблестному за Истину. Он дал ему в доказательство, что появление его верно, сказав: "Его кувшин разбился у источника" (Еккл. 12:6).
   И он собрал всех своих друзей вокруг себя и сказал: "Я иду к Отцу моему, и хотя с великим трудом дошел сюда, не сожалею, что вынес столько горя, дабы быть там, куда иду. Меч мой отдам тому, кто мне последует в моем звании, а умение владеть им тому, кто этого добьется сам. Шрамы и знаки боевые беру с собой в свидетельство того, что я сражался за Него, который отныне желает быть моей наградой". В день его отхода многие проводили его до берега реки, в которую он вошел со словами: "Смерть, где твое жало?" и, войдя глубже в воду, он еще воскликнул: "Ад! где твоя победа?" Так перешел он реку, и громкий трубный звук раздался на том берегу реки, когда он вышел из воды, чтобы укатить на небесной колеснице.
   Спустя несколько времени, явился посланный за пилигримом Стой-твердо. Послание письменное было вложено ему в руку с следующим содержанием: "Ты должен приготовиться к изменению в жизни, ибо твой Господь не желает, чтобы ты долее оставался так далеко от него. Не сомневайтесь в истине сего послания, сказал посланный, - вот и доказательство: "Твое колесо обрушилось над колодезем" (Еккл. 12:6). Он призвал к себе проводника Духа Твердости и сказал ему: "Мне суждено было наслаждаться долгое время вашим обществом во время моего пилигримства, но с тех пор, как я вас узнал, вы мне были очень полезны. Когда я покинул свою родину, я в ней оставил жену и пятерых маленьких детей. Умоляю вас, когда вы вернетесь (ибо я знаю, что вы возвращаетесь в дом Господа с надеждою служить снова проводником многим святым пилигримам), пойдите к моему семейству и дайте им знать о всем случившемся и о том, что мне предстоит. Скажите им, что я счастливо дошел до Небесного Града, и что я ныне в блаженном состоянии. Расскажите им также о Христианине и Христиане, жене его, и как она с детьми последовала мужу своему. Передайте им, какой был у нее чудный конец и где она ныне. Я почти что ничего не имею передать моему семейству, кроме молитв и слез моих о них. Если вы им их передадите, быть может, это на них подействует с пользой".
   Когда Стой-твердо выразил все свои последние желания, он заметил, что ему следует спешить, и потому скорым шагом направился к реке. В этот день вода была совершенно спокойна.
   Дойдя до середины реки, Стой-твердо остановился и обратился в последний раз к стоявшим на берегу друзьям своим: "Эта река, - воскликнул он, - служила для многих предметом ужаса. Что я о ней воображал - нередко смущало и меня. Теперь, как мне кажется, я стою спокойно: ноги мои утверждены на том, на чем стояли ноги левитов, носивших Ковчег Завета, когда Израильтяне перешли Иордан. Конечно, воды эти горьки для уст и холодны для плоти, зато мысль о том, куда я иду и что меня ожидает, согревает сердце мое как горячий уголь. Теперь, окончив путь свой, я вижу ясно, что кончены также и трудовые дни мои. Я иду узреть Главу, венчанную тернием, и Лик оплеванный ради меня. Прежде я жил понаслышке и по вере. Ныне иду туда, где буду жить видением и буду с Ним, в обществе которого моя радость. Я любил слушать, когда говорили о Господе моем, и там, где я встречал следы ног Его на земле, я жаждал поставить на них и мои. Имя Его было для меня как благоуханный ящик и слаще даже всяких благоуханий. Голос Его был для меня отраден, и я жаждал видеть Его более, чем многие, которые вздыхают, ожидая свет солнца. Я собирал Его слова, и они служили мне дневной пищей и оживлением в припадках слабости. Он подкреплял меня и удерживал от зла, и он утвердил стези мои на его пути".
   Пока он держал эту речь, вся его личность изменилась, сильная природа его в нем сломилась, и он воскликнул: "Прими меня, ибо я иду к Тебе!" И друзья более не видали его. Но чудное было зрелище, когда вся поверхность Небесная покрылась крылатыми конями, запряженными в колесницах, при звуках трубных и флейтах, с певцами и музыкантами на разных инструментах. Все Небесное воинство вышло встречать пилигримов, которые с ними подымались и один за другим входили в Светлые Ворота Небесного града.
   Я не оставался до того времени, когда сыновья Христианы с своими женами и детьми перешли реку и даже слышал, что они еще в живых. Да будет так для умножения Церкви в том месте, где они обитают.
   Если бы мне случилось еще раз посетить эти места, я бы мог передать желающим меня слушать кое-что, о чем теперь умолкаю. Пока прошу моих друзей принять мой привет.
   Оканчивая книгу, позвольте мне, друзья, обратиться к вам с вопросом: Что вы думаете о жизни и о смерти пилигрима? Жизнь его начинается познанием Христа, а кончается смертью в Нем и вечным наслаждением Его присутствия. И в течение всей своей жизни пилигрим помышляет об одном - жить по воле и учению Христа уповать на Его обетование, благословлять Его за Искупление.
   На каком пути стоите вы, друзья? Христос есть ли жизнь ваша? Слава души вашей? Если так, вы можете рассчитывать на Его спасение, и вы почувствуете ненависть ко греху, который ненавистен Ему. И если вы веруете, что вы освобождены и искуплены от всякого осуждения за грех кровию нашего Спасителя, вы познаете также, что вы себе и миру более не принадлежите, потому что куплены для Бога дорогой ценой. И никто хвалиться не может, что содействовал своему спасению добрыми делами. Мы спасены благодатью, и если сердцем уверуете в сию благодать, то не станете вести жизнь бесплодную, а тем менее порочную, но будете жить в Нем и Им, т. е. действовать в Его духе. Его силой. Так ли уверовали вы? Если да, то блажены вы, ибо вы родились свыше, и Господь будет с вами.

Аминь.

  
  
  
  

Другие авторы
  • Геснер Соломон
  • Захер-Мазох Леопольд Фон
  • Макаров Александр Антонович
  • Огнев Николай
  • Арсеньев Константин Константинович
  • Бухарова Зоя Дмитриевна
  • Линев Дмитрий Александрович
  • Леопарди Джакомо
  • Баранцевич Казимир Станиславович
  • Невзоров Максим Иванович
  • Другие произведения
  • Карамзин Николай Михайлович - И. З. Серман. Парижский друг Карамзина
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Примечания к "Шильонскому узнику" Байрона"
  • Чехов Александр Павлович - Из детских лет А. П. Чехова
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Непочтительность к авторитетам
  • Головнин Василий Михайлович - Путешествие вокруг света, совершенное на военном шлюпе "Камчатка"
  • Корш Евгений Федорович - Корш Е. Ф.: биографическая справка
  • Одоевский Владимир Федорович - Наука инстинкта. Ответ Рожалину
  • Островский Александр Николаевич - Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский
  • Денисов Адриан Карпович - А. К. Денисов: краткая справка
  • Шекспир Вильям - Сон в летнюю ночь
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
    Просмотров: 153 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа