Главная » Книги

Беньян Джон - Путешествие пилигрима в Небесную страну, Страница 11

Беньян Джон - Путешествие пилигрима в Небесную страну


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

вует на нас хорошо. Вкушай же, о Церковь, Его пития и плодов; ты, голубица Его".
   Матвей: "Я боялся вкусить яблок, потому что вспомнил, что недавно был болен от них".
   Гаий: "Запрещенный плод делает больным, но не плод, дозволенный Господом".
   Пока они сидели еще за столом, занимаясь разговором, им подали еще одно блюдо: то были орехи. Один из пилигримов заметил: "Орехи портят нежные зубы, особенно у детей". Гаий на это ответил: "Орехи - скрытые тайны; откройте их и вы получите пищу. Они вам поданы, чтобы вы их открывали и вкушали полезное".
   Все были очень веселы и долго сидели за столом, разговаривая о различных предметах. Наконец, старший из пилигримов обратился к Гаию: "Добрый наш хозяин, пока мы ломаем орехи, не разгадаете ли вы нам загадку?"
   "Есть некий человек (многими прозываемый безумцем), который чем более дает, тем более обогащается".
   Гаий тотчас же ответил, хотя все другие задумались, стараясь отгадать в чем суть: "Тот, кто щедро раздает свое добро бедным, получит его обратно, но в десятеро увеличенным".
   Иосиф: "Признаюсь, хозяин, не ожидал я, чтобы вы так скоро отгадали загадку".
   Гаий: "Это дело мне привычно: ничто так не научает, как опытность. Господь научил меня милосердию, и я узнал по опыту, какая от этого прибыль: "Иной сыплет щедро, и ему еще прибавляется, а другой сверх меры бережлив и однако ж беднеет. Иной выдает себя за богатого, а у него ничего нет, а другой выдает себя за бедного, а у него богатства много".
   Тут Самуил шепнул на ухо матери: "Матушка, хозяин этого дома очень добрый человек. Останемся здесь подолее, чтоб Матвей мог жениться на Любови, прежде чем отправимся далее".
   Гаий, расслышав сказанное, ответил: "С радостью, друг мой". Итак, они остались более месяца у странноприимца, и Матвей женился на Любови,
   Во время их пребывания в доме. Любовь, по своему обыкновению, шила разную одежду для бедных, что придало большую славу имени пилигримов. Но возвратимся к нашему рассказу.
   После ужина юноши захотели идти спать, чувствуя сильное утомление от дороги. Гаий встал было с своего места, чтоб отвести их в назначенную им спальню, но Любовь вызвалась указать им, где они могут провести ночь.
   Она вышла с ними, и юноши легли спать и проспали крепко всю ночь. Остальные же остались всю ночь за беседой, не желая расставаться.
   После долгих рассуждений о Господе их, о себе и о путешествии, старик Честный стал дремать.
   "Вам уже спать хочется? - спросил его Дух Твердости. - Что это с вами? Проснитесь, отгадайте загадку".
   Честный: "Ну, скажите какую?"
   Дух Тв.: "Кто хочет убить, должен сперва быть побежден. Кто хочет жить в ином краю, должен сперва умереть дома".
   Честный: "Это слишком трудно, трудно объяснить и еще труднее исполнить. Но вы, наш добрый хозяин, объясните нам это. Вам я это предоставляю, а я послушаю".
   Гаий: "Нет, загадка для тебя, и от тебя ожидают объяснения".
   Тогда Честный ответил: "Тот, кто побежден благодатию, может убить грех; тот, кто жить хочет на небе, должен на земле умереть духовно для мира".
   Гаий: "Верно отгадано. Во-первых, пока не явилась благодать в душе и не победила ее своей властью, нет в человеке силы превозмочь грех, будучи цепью, которой сатана оковывает душу, как может она противостать ему, пока не разбила своих оков? Во-вторых, всякий, разумеющий значение благодати, обязан знать, что человек не может служить примером силы в благодати, пока он раб своей греховности. Это приводит мне на память один замечательный случай, который хочу представить на ваше обсуждение. Два человека отправились в пилигримство: один был в юных годах, другой - в преклонных. Молодой человек должен был сильно бороться со своими греховными страстями; в старике все наклонности ко греху ослабели, потому что вся его природа много утратила прежней жизненности. Молодой человек шел ровным шагом со стариком. В котором из них сияла яснее сила благодати?"
   Честный: "Конечно, в молодом. Ибо победа над сильнейшими преградами яснее указывает на силу благодати, чем там, где преграды слабее, как, например, в старости, а между тем оба шли ровным шагом. Притом я заметил, что часто старость заблуждается в следующем: она приписывает ослабление своей греховности своей победе над ней и нередко этим хвастается. Конечно, старость более способна дать добрый совет молодости, потому что опытность жизни доказала ей всю пустоту мирских удовольствий. Но когда старый и молодой идут вместе, последний яснее убежден в силе действующей в нем благодати, чем старик, в котором природные силы ослабели".
   Они так беседовали до самого рассвета. Когда все остальные встали, Христиана сказала Якову прочесть главу из Св. Писания, и он прочел 53-ю главу пророка Исаии. Когда он кончил, Честный спросил, почему сказано, что "Спаситель как отпрыск от корня из сухой земли, и что нет в Нем ни вида, ни величия".
   Дух Тв.: "На первую мысль я отвечу, что иудейская нация во время пришествия Христа на землю уже утратила всякую жизненность и духовную силу религии. На вторую скажу, что слова, выраженные здесь Духом Святым, впоследствии были в устах неверующих, которые не всматривались в сердце Господа очами веры, а судили о Нем по одному скромному Его земному происхождению. Их можно сравнить с теми, которые не знают, что дорогие каменья всегда выкопаны с густым слоем глины, и потому, найдя такой камень, они, по невежеству своему, кидают его прочь, как негодную вещь, не стараясь узнать ценность его".
   Гаий: "Ну, господа, так как вы теперь все в сборе, и я убедился, что Дух Твердости искусно владеет оружием, то предлагаю вам прежде освежиться, а потом всем отправиться в поле для испытания ваших сил в совершении доброго дела. Около мили отсюда живет некий великан по имени Бей-добро, который часто нападает и вредит проходящим по Царскому пути. Я знаю, где мы его можем встретить. Он начальник огромного числа разбойников. Было бы недурно нам от него избавиться".
   Все изъявили согласие и отправились. Дух Твердости взял меч, щит и шлем, остальные же копья и жезлы.
   Когда они дошли до места, где находился великан, они его увидали держащим некоего Слабодушного, которого притащили к нему его слуги при встрече с ним на дороге. Великан только что ограбил его и намеревался его съесть, быв из рода людоедов. Лишь только они завидели общество пилигримов с оружием в руках, а Духа Твердости во главе их, как он обратился к ним с вопросом: "Что вам надо?"
   Дух Тв.: "Нам надо тебя. Мы пришли отомстить тебе все обиды и убийства тех пилигримов, которых ты утащил с Царской дороги и увел в свою пещеру. Поэтому выходи к нам".
   Великан взял свое оружие и выступил вперед. Он сражался отчаянно около часа времени и остановился, чтобы перевести дух.
   Бей-добро: "Почему вы зашли сюда на мои владения?"
   Дух Тв.: "Как я уже тебе сказал, чтобы отомстить за пролитую кровь пилигримов".
   Бой снова начался. Великан заставил Духа Твердости отступить немного. Но тотчас же, опомнясь, последний напал на великана с такой силой, что один удар меча принудил его выпустить из рук оружие, потом он стал рубить его мечом по голове и по бокам, и великан свалился с ног. Тотчас же обступили его все, и Дух Твердости отрубил ему голову и понес ее торжественно в дом Гаия. Они взяли также полумертвого от страха Слабодушного и увели с собой. Когда они пришли домой и показали остальным обитателям голову великана, они воткнули ее в высокий кол на краю дороги для назидания других разбойников.
   Потом все обратились с вопросами к Слабодушному, чтобы узнать, каким образом он попал в руки великана.
   Слабодушный: "Как вы видите, я человек больной, и так как ежедневно смерть стучалась ко мне в дверь, я подумал, что дома мне не выздороветь. Вот я и отправился в пилигримство и дошел сюда из города Нерешительности, где я и отец мой родились. Я человек без всякой физической силы, ни даже умственной, но очень желал, если возможно, хотя бы ползком провести земную жизнь свою на пути пилигримов. Когда я дошел до Тесных Врат, которые стоят при начале пути, владелец этой страны принял меня очень благосклонно, не упрекал меня за мою видимую слабость тела и духа, напротив того, дал мне все нужное для укрепления сил на пути и советовал мне не терять надежды до конца. Когда же я дошел до дома Истолкователя, прием мне был самый ласковый, и так как гора Затруднений показалась им слишком для меня трудною, он приказал одному из своих слуг отнести меня на руках до самой вершины. Я должен признаться, что везде на пути я получал много помощи от встреченных мною пилигримов, но ни один из них не соглашался идти медленнее дабы я не оставался всегда один. Однако все проходящие поощряли меня добрым словом, говоря, что по воле Господа слабодушные получат должную силу в час нужды, и потом уходили от меня, не изменяя своему шагу. Вот так и дошел я до поля Нападения. Этот великан встретился со мной и приказал мне защищаться. Но, увы! Где мне сопротивляться? Мне, напротив, нужна опора. И он подошел ко мне и взял в руки. Я надеялся, что он не убьет меня, и хотя принес в свою пещеру против моего желания, я все продолжал надеяться, что выйду отсюда живым, потому что я слыхал когда-то, что никакой пилигрим, взятый в плен вражьей силой, не погибнет от руки врага, если сердце его останется верным Господу: таков закон Провидения.
   Я видел, что я ограблен, и в самом деле он меня ограбил, но, как вы видите, я остался живым, за что благодарю моего Творца и вас, как Его орудие. Я ожидаю получить на пути немало еще невзгод, но мое решение взято, а именно: бежать, когда я в силах ходить, ходить, когда решительно не могу бежать, и ползать, когда не могу ходить. Главная моя мысль (будь и за это благословен Возлюбивший меня!) продолжать начатый путь, не взирая на преграды, а сердце мое давно стремится за реку, на которой нет моста, хотя я, как вы легко можете убедиться, слаб духом".
   Честный: "Не были ли вы когда-то знакомы с одним пилигримом по имени Боязливый?"
   Слаб.: "О да! Он был уроженцем из города Бессмысленность, вблизи города Разрушение и в соседстве с моей родиной. Он мне близкая родня, и мы во многом сходимся по характеру. Он был менее меня ростом, но лицом мы были похожи".
   Честный: "Вижу, что вы родственники. Вы также бледны, как ион, и у вас постоянно опущенный взор, как у него; даже в разговоре вы его напоминаете".
   Слаб.: "Многие были такого мнения. Притом, когда я в него всматривался или вслушивался, то часто узнавал себя".
   Гаий: "Теперь, добрый малый, ободрись. Мы тебе душевно рады и что тебе понадобится в моем доме, откровенно спроси, и мои слуги с готовностью исполнят все, что тебе нужно".
   Слаб.: "Такое милостивое обращение со мной я совсем не рассчитывал получить. Мог ли великан подумать, когда он меня схватил, что я из его рук выйду, чтоб попасть в дом Гаия? А между тем я здесь!"
   Во время этого разговора кто-то очень взволнованный стал стучать в дверь. Версты полторы оттуда некто г-н Нечестивый упал мертвый на месте, где стоял, пораженный молнией.
   Слаб.: "Бедный человек! Ужели он убит? Он однажды догнал меня на пути и хотел мне сопутствовать. Но когда Бей-добро схватил меня, он, не говоря худого слова, пустился бежать, но, видно, он только убежал к своей смерти, а я остался для жизни".
   В это время Матвей и Любовь женились, и Гаий отдал свою дочь Фебу второму брату Якову. Пилигримы провели еще десять дней в гостеприимном доме, исполняя все установленное законами благодетельного учреждения.
   Когда они стали собираться в путь, Гаий пожелал дать им прощальный обед. Все были веселы за столом, ели и пили досыта. Перед уходом Дух Твердости, их верный проводник, попросил Гаия дать ему счет всех его издержек на их прокормление, на что Гаий ответил, что это не в правилах дома брать плату от пилигримов. Все издержки ежегодно записаны на имя доброго Самарянина, который обещал, что содержание пилигримов будет уплачено Им, когда Он вернется в эту страну.
   Дух Тв.: "Ты верно и хорошо исполняешь свой долг в отношении странников. Они уже свидетельствовали перед торжествующей церковью о твоей любви. Ты хорошо поступаешь, напутствуя их по воле Бога" (Иоан. 1:6).
   Гаий простился со всеми и особенно со Слабодушным. Он дал им на дорогу напиток для поддержания сил.
   Как только они вышли за дверь. Слабодушный стал понемногу отставать от общества. Заметив это, Дух Твердости обратился к нему: "Ну, идем же, друг, не отставай от нас, я буду и твоим проводником и тебе опасаться будет нечего, как и прочим".
   Слаб.: "Увы, мне не в мочь идти с вами. Вы все сильны и здоровы, а я, видите, слаб. Поэтому я предпочитаю идти позади вас от страха, что по немощам своим я буду вам в тягость. Я изнуряюсь и слабею легко и не выношу того, что выносят другие. Я не люблю смеха, ни нарядного платья, ни бесполезных вопросов. Я так слаб, что меня оскорбляет то, что другие считают правильным. Я еще не познал всей истины. Я очень несведущий христианский пилигрим. Иногда, когда слышу, что радуются в Господе, я смущаюсь, потому что не могу сам радоваться. Как слабый между сильными или как больной между здоровыми, или как отброшенный светильник, таков и я. "Спотыкающийся ногами, по мыслям счастливца, как презренный факел". И я не знаю, что с собой делать" (Иов. 12:5).
   Дух Тв.: "Но, брат, ведь моя обязанность поддерживать слабых и утешать страдальцев. Ты непременно должен идти с нами. Мы подождем тебя, поможем тебе, мы не станем в некоторых случаях выражать свои мнения или изменим образ действий, мы будем избегать при тебе все, чтобы не покинуть тебя одного".
   Весь этот разговор происходил недалеко от двери Гаиева дома. В это время подошел к ним с помощью костылей некто Хромоногий, объявляя, что он идет в пилигримство.
   Слаб.: "Как это ты сюда дошел? Я только что тосковал, что нет у меня подходящего спутника. Как я рад, как счастлив тебя встретить! Надеюсь, что мы отправимся вместе".
   Хромоногий: "Я очень охотно принимаю твое предложение, друг, и даже готов уступить тебе один из моих костылей".
   Слаб.: "О нет, благодарю тебя за готовность быть мне полезным, но я не намерен употреблять костыль, пока не хромаю. Впрочем, он мне, пожалуй, пригодится вместо палки, чтобы отгонять собак".
   Хромоногий: "И я, и костыли мои к твоим услугам, добрый товарищ" .
   Так они и пошли. Впереди проводник и Честный, потом Христиана и все ее дети и, наконец. Слабодушный и Хромоногий на своих костылях.
   Честный: "Прошу тебя, добрый наш Проводник, расскажи нам что-нибудь полезное, пока мы на пути".
   Дух Тв.: "Охотно. Вы, вероятно, все уже знаете, как покойный Христианин схватился с Апполионом в долине Уничижения, и с каким трудом он прошел через долину Смертной Тени. И вы, верно, знаете также все приключения его друга Верного, и как он отразил нападение врага по имени Стыд".
   Честный: "Да помню, из всех нападений худшее для Верного было нападение Стыда, он неустанно преследовал его".
   Дух Тв.: "Да, он самый привязчивый".
   Честный: "Но скажите мне, на каком месте встретили Христианин и Верный замечательного Краснобая? Вот личность известная".
   Дух Тв.: "Это был самонадеянный дурак, а между тем многие верят ему и идут за ним".
   Честный: "Он чуть было не надул Верного своими напыщенными речами".
   Дух Тв.: "Да, но Христианин скоро его обличил". Таким образом, шли наши пилигримы до того места, где Христианин и Верный встретились с Евангелистом, который предсказал им, что с ними случится на Ярмарке Суеты.
   Честный: "Я думаю, что им тяжело было слышать о тех страданиях, которые их ожидали на Ярмарке".
   Дух Тв.: "Но вместе с тем они получили от него и нужные поощрения. Впрочем, их души были львиные по силе веры оживляющей их. Помните, с какой твердостью они предстали пред судьями?"
   Честный: "Да, Верный храбро погиб".
   Дух Тв.: "Но я узнал достоверно, что их терпение, а также мученическая смерть Верного привлекли многих к истине, например, Уповающего. Но когда Христианин вышел из ярмарки, то он встретил хитрого искусителя - некоего Из-выгод".
   Честный: "Что это был за человек?"
   Дух Тв.: "Фальшивый, подлый лицемер! Он был религиозен по воззрениям мира, но так хитер, что никогда не был в убытке вследствие своих убеждений и не терял во мнении мира. Он имел на всякий случай жизни свой род религиозности, и жена его была в том же духе. Он изменял мнения, смотря по тому, с кем беседовал, и еще утверждал, что так следует поступать в жизни. Но насколько я узнал, плохой был его конец при всех стараниях о личных выгодах, и я слышал, что меж его детьми ни один не пользовался уважением истинно верующих".
  
  

Ярмарка и дом Мнасона

   Вот увидали они издали город Суеты, где происходит ярмарка Суеты. Перед тем, как вступить в город, они стали советоваться друг с другом, как лучше себя держать на ярмарке. Кто советовал одно, кто другое.
   Дух Тв.: "Вы знаете, что я давно служу проводником пилигримов и часто бываю в этом месте и потому знаком с неким Мнасоном Кипрянином. Он давний ученик, у которого можно нам остановиться (Деян. 21:16). Если хотите, мы можем тотчас отправиться к нему".
   "Согласны", - ответили все пилигримы в один голос. Было под вечер, но проводнику хорошо был известен путь к старику Мнасону, и он привел их прямо к дому старика.
   Они постучали, и хозяин, узнав голос Духа Твердости, тотчас сам пришел отворить дверь. Путешественники вошли в дом. "Издалече ли вы сегодня пришли?" - спросил Мнасон. "От Гаия", - был ответ.
   "Порядочная даль, - возразил старик, - и не удивительно, что вы чувствуете утомление. Сядьте отдохнуть". Гости уселись.
   "Ободритесь друзья, - сказал им проводник, - я уверен, что наш хозяин вам очень рад".
   Мнасон: "Конечно рад, и прошу вас не стесняться и спрашивать все, чего бы вам ни понадобилось".
   Честный: "Мы до сих пор нуждались в пристанище и в приятном обществе, а теперь, мне кажется, что все это получили разом".
   Мнасон: "Что до пристанища, вы видите каково оно; а приятное обществу будет по испытании".
   Дух Тв.: "Прошу тебя, хозяин, укажи им на их ночлеги".
   Мнасон: "Тотчас".
   Он отвел их в разные спальни и показал им также прекрасную столовую, где они могли посидеть и поужинать до отдыха.
   Когда они успокоились и стали разговорчивее. Честный спросил хозяина, можно ли встретить в городе добрых людей.
   Мнасон: "Есть несколько, но мало, если сравнить с количеством другого рода людей".
   Честный: "Как бы нам сойтись с ними? Для пилигрима видеть хорошего человека также утешительно, как месяц и звезды для ночного путешественника".
   Мнасон топнул ногой об пол, и вошла дочь его - Благодать. Он обратился к ней: "Поди скажи моим друзьям Сокрушенному, Безупречному, Люби братьев, Не смей лгать и Кающемуся, что ко мне прибыли дорогие гости, которые желают видеть их".
   Благодать вышла передать приглашение отца. Все его знакомые вскоре пришли и сели за стол.
   Мнасон: "Любезные соседи, как вы видите, вот общество чужеземцев сегодня навестило меня. Они пилигримы, пришли издалека и отправляются на гору Сион. Но как бы вы думали, кто сия личность? -продолжал он, указывая на Христиану.-Это жена того знаменитого пилигрима Христианина, который с собратом своим Верным претерпели такие гонения в нашем городе".
   Вошедшие люди очень этому изумились. Один из них ответил: "Мы никак не думали, когда получили твое приглашение через дочь твою Благодать, что здесь увидим Христиану, и это для нас совершенная неожиданность".
   Потом, обратясь к ней, они ее спросили, как она себя чувствует после длинного пути и кто сии юноши, не сыновья ли ее мужа. Получив от нее утвердительный ответ, они обратились к ним со словами: "Царь, которого вы возлюбили и которому служите, да поможет вам жить, как жил отец ваш, и да приведет вас туда, где он ныне в мире".
   Честный спросил потом Сокрушенного, какой дух в это время преобладает в городе.
   Сокрушенный: "Могу сказать, что наш город при своей нескончаемой ярмарке в постоянном волнении. Не легко охранять сердце свое и ум от всех окружающих соблазнов. Кто живет в таком месте, как наше, и в сношении с такими людьми, как обитатели нашего города, чувствует необходимость в силе удерживающей его и ежедневно предохраняющей от сетей лукавых".
   Честный: "Но ваши соседи как живут теперь, в большом ли спокойствии?"
   Сокрушенный: "Да, в настоящее время они гораздо умереннее в своих убеждениях. Вы знаете, как жестоко они поступили с Христианином и Верным. Но с тех пор (как я сейчас уже говорил) они стали гораздо умереннее. Кровь Верного как будто тяжелым камнем легла им на душу, и они с той поры никого более не сожигали. В то время нам было опасно проходить по улице, теперь же мы можем везде показываться без опасения. Тогда имя исповедателя христианства было невыносимо; ныне, в особенности в некоторых частях города (а вы знаете, как он обширен), религиозность даже в большом почете. Но скажите мне, как вы совершили свое путешествие, и в каких отношениях были вы с жителями околодка?"
   Честный: "С нами бывало то, что бывает со всеми борющимися людьми: иногда путь наш ровный и чистый, иногда каменистый, то в гору, то под гору. Мы никогда не знаем, что нас ожидает, и ветер не всегда дует нам в спину и не всякий встречный обходится с нами по-приятельски. Уже немалую долю трудностей мы вынесли, а что с нами случится вперед, того не знаем. Мы пришли к тому убеждению, о котором давно твердят люди: хороший человек всегда встречает горе на своем пути - иначе и быть не может".
   Сокрушенный: "А много ли вынесли вы трудностей на своем пути?"
   Честный: "Спросите о том нашего проводника: он лучше меня передаст вам это".
   Дух Тв.: "Раза три, четыре они отражали нападения". И он подробно рассказал все случившееся с ними и как им удалось убить Великана Бей-Добро.
   Безупречный: "Отправляющиеся в пилигримство должны запастись двумя предметами: неустрашимостью и безупречной жизнью. Если они боязливы, трудно им идти по пути, а если они не хранят себя от зла, то пачкают самое имя пилигрима".
   Любибратьев: "Я уверен, что к вам это не относится. Но в самом деле не мало людей на свете, которые, желая идти по истинному пути, действуют, однако, как чуждые пилигримству, а не как странники на земле".
   Несмейлгать: "Конечно, такие люди ничем не похожи на истинных пилигримов. Пути их кривы и ноги не тверды, обувь их не в порядке, один сапог с стоптанной подошвой, другой вывернут. Одеяние также беспорядочно; тут прореха, там лохмотья, и все это бесчестит их Учителя".
   Кающийся: "Следовало бы им, по крайней мере, раскаиваться и исправиться, ибо нельзя ожидать успеха в духовном отношении, если сперва не выпрямить того, что скривлено, и не устранить того, что служит преградой".
   Такими беседами занимались наши пилигримы до самого ужина. Тут они сели за стол, чтоб укрепить свои телесные силы, и отправились потом на покой.
   Пилигримы оставались долгое время в городе Суета и жили в доме Мнасона. Впоследствии он выдал свою дочь Благодать за Самуила, а вторую, Марфу, за Иосифа - сыновей Христианы.
   Я сказал, что они долго оставались в этом месте, так как жизнь и люди там немало изменились со времен Христианина, и пилигримы познакомились со многими хорошими людьми в городе и старались быть им полезными, насколько это было возможно.
   Любовь продолжала шить одежду для неимущих и была всегда готова помочь им в нужде, а они благословляли ее за получаемую пищу и одежду. Таким образом, она прославляла свое имя. Остальные три невестки Христианы не уступали первой в добродетелях, и каждая исполняла свою обязанность с самозабвением.
   Они все были в надежде и ожидании нового поколения из рода Христианина, а мать их со всеми друзьями радовалась мысли, что не погибнет имя ее мужа.
   В это время появилось чудовище из ближайшего леса, которое истребило не мало жителей в городе. Оно уносило даже детей и вскармливало их своим молоком. Никто в городе не осмеливался нападать на чудовище, но все с ужасом убегали от него, лишь только завидят его издали. Никакой земной зверь не мог с ним сравниться: он видом был дракон с семью головами и десятью рогами. Он причинял большой вред детям, хотя управляем был женщиной. Чудовище давало свои законы людям, и кто предпочитал свою жизнь спасению души, покорялся ему беспрекословно.
   Путеводитель пилигримов в обществе добрых знакомых Мнасона решился напасть на чудовище, чтобы спасти жителей города от такого вредного зверя. Они отправились по направлению к его жилищу. Взяв с собой оружие, они пошли к нему, требуя от него сдаться.
   Чудовище бросило им в ответ презрительный взор. Тогда они с разных сторон ринулись на него и принудили его скрыться далее от города. После того они вернулись в дом Мнасона.
   Однако чудовище не прекращало своих нападений, но тщательно выбирало свое время, чтоб уносить детей из города. Но в эти часы стали являться и наши бесстрашные бойцы и отражали его каждый раз. Наконец, чудовище получило столько тяжелых ран, что лишилось даже некоторых членов, и потому было не в силах вредить детям. По мнению некоторых, этот гадкий зверь должен был вскоре погибнуть вследствие полученных им ран.
   Успешные нападения путеводителя и его товарищей на зверя способствовали сделать имена их известными в целом околодке. Большая часть жителей стала с этих пор уважать людей, одаренных такой силой, хотя и следует при этом заметить, что в этом городе еще не велико было число людей, умеющих ценить истинное достоинство. Пилигримов стали принимать с большим почетом. Но, однако, были еще люди, правда, очень низкого сословия, которые, вместо того, чтобы ценить их неустрашимость и самоотвержение, продолжали насмехаться над ними и презирать их; но это было лишь потому, что таковые всегда слепы и бессмысленны.
   Время настало для наших пилигримов снова пуститься в путь. Они стали готовиться к отъезду и, желая посоветоваться с друзьями, послали за ними. Они провели несколько часов в дружеской беседе, потом поручили один другого защите и покровительству своего князя. Многие выразили при этом свою дружбу некоторыми дарами и снабдили путешественников съестными припасами. Всякий считал обязанностью вручить то, что следовало иметь сильному и слабому, женщинам и мужчинам. "Они снабдили их всем нужным" (Деян. 22:10). После того пилигримы пустились в путь путь, а друзья проводили их на довольно большое расстояние. Тут они расстались, поручая себя милости Владыки.
   Так шло все общество пилигримов по прямому пути, имея во главе своего верного проводника. Младшие из них, также и женщины, были слабее и шли медленнее, но каждый подвигался по своей силе, и к последним присоединились Хромоногий с костылями и Слабодушный, который смиренно пристал к малолетним.
   Они уже были далеко от города и простились со своими друзьями, когда узнали то место, на котором был сожжен Верный. Тут они остановились, чтобы воздать хвалу Тому, кто дал своему служителю силу принять мученическую смерть ради истины.
   В разговоре о двух известных пилигримах. Христианине и Верном, они незаметно прошли очень большое расстояние и дошли до горы Алчность. Тут они вспомнили, что в ней находится Серебряная Руда и что ею Демас был совращен с пути и отказался совсем от пилигримства. Впоследствии Из-выгод также остановился рассматривать руду и, как полагают, в ней погиб. Эти воспоминания заставили их прибавить шагу, и вскоре они увидели соляной столб, воздвигнутый в виду Содома и его прогнивших озер. И они, как и прежние пилигримы, удивлялись, что люди, одаренные умом и познанием Слова Божия, могли дойти до такого нравственного изнеможения, чтобы в этом месте свернуть с истинного пути. Но при дальнейшем размышлении они пришли к убеждению, что бедствия других не изменяют в человеке его природной наклонности ко злу, особенно, если предмет, привлекающий их взор, содержит притягательную силу, вредно действующую на страсти людские.
  
  

Отрадные горы и пастыри

   Потом увидал я их идущими по пути до реки, окаймляющей Отрадные Горы. По берегам реки растут чудные деревья, коих листья действуют целебно от пресыщения (Отк. 22:2). Тут были и прелестные луга, постоянно зеленые во всякое время года, где они могли безопасно отдохнуть (Пс. 22:1-2).
   На этих лугах виднелись кое-где овчарни и плетни для загона овец и особый дом для вскармливания и попечения ягнят, т. е. младенцев тех женщин, которые отправляются в пилигримство. Тут находился и Тот, Кому овцы были отданы на попечение. Который знал их слабости, собирал ягнят в свои объятья, нежно прижимая их к сердцу и кротко ведя за руку матерей (Ис. 40:11). Христиана посоветовала своим снохам вручить своих младенцев этому Лицу, чтобы ни о чем более не беспокоиться. "В этой тихой поляне, - говорила она, - дети найдут всякого рода попечения, будут вскормлены как следует и никогда не пропадут. А если 6 случилось, что один ягненок заблудится. Он поспешно отправится его отыскивать и, найдя его, если заметит рану, то сам обвяжет ее с нежностью и укрепит тех, которые слабы. Здесь пастбища всегда богатые, родники неистощимы и нет недостатка в одеянии; туда не доходят воры, ибо Тот, Кто Владетель и вместе Охранитель этих мест, предпочтет положить жизнь Свою, лишь бы не потерять ни одной вверенной Ему овцы. Ягнята воспитаны и научены правильно: их приучают ходить по прямым стезям, а это нелегкий путь. В этой стране воды чистые, пища отличная, самые благоухающие цветы, разные плодовые деревья, плоды которых не причиняют вреда, как те, от которых поел Матвей в саду Вельзевула. Здешние плоды сочны и живительны, они укрепляют здоровье и исцеляют немощи".
   Все молодые женщины согласились вручить Ему своих младенцев, тем охотнее, что всякий расход на них был на счет самого Царя. Они душевно возрадовались найти на своем пути такой чудный приют для детей и сирот.
   Они шли вперед, и когда дошли по лугу до окольной тропинки у изгороди, через которую перелезли когда-то Христианин с Уповающим и были взяты в плен великаном Отчаяние и заперты в Замок Сомнения, то пилигримы решились сесть на лугу и сперва обсудить какое им взять решение, а именно: так как они были в немалом числе, имея мощного проводника, не лучше ли было бы им вместо того, чтоб продолжать путь, направиться прямо на замок, разрушить его, напасть на самого Великана и, обезоружив его, выпустить на свободу пленных, могущих находиться в заточении.
   Один высказал одно мнение, другой - другое. Кто находил, что не следует ступить на не освященную почву, а кто утверждал, что можно, лишь бы цель оправдывала действие. На это проводник возразил: "Хотя это последнее служение далеко не всегда верно, однако я получил приказание бороться со злом и победить его, сражаться силой веры, а против кого же мне сражаться, ежели не против великана Отчаяние? Поэтому я намереваюсь убить его и разрушить замок Сомнение. Кто из вас хочет идти со мной?" "Я охотно с вами пойду", - отвечал Честный. "И мы также", - воскликнули в один голос все четыре сына Христианы, которые были сильные и здоровые молодые люди.
   Они решились оставить женщин на пути с Слабодушным и Хромоногим с костылями. Они знали, что им не угрожала никакая опасность, хотя по соседству жил великан Отчаяние, только бы они оставались на пути - тогда и малое дитя поведет их.
   Наши храбрые воины двинулись по направлению к Замку Сомнение. Когда они дошли до ворот, они постучали в калитку с особенным шумом. Великан Отчание с женою своею Недоверчивостью явились на стук. "Кто это дерзновенный, - спросил он, который осмеливается так беспокоить великана Отчаяние? "Это я, Дух Твердости, отвечал проводник, - я один из вождей, которого Царь Небесной Страны посылает с пилигримами для охраны их до цели их путешествия. Приказываю тебе отворить нам ворота и готовиться к бою. Я с тем пришел сюда, чтобы снести твою голову с плеч и разрушить замок Сомнение".
   Великан воображал, что невозможно победить его, потому что он великан, и вспоминая притом, что он одержал когда-то победу над некоторыми ангелами, он счел путеводителя за безумного наглеца. Вооружившись сполна, он вышел на бой. На голове его был чугунный шлем, на груди огненные латы, обувь была железная, а в руках он держал огромную дубину. Его разом окружили со всех сторон наши шесть бойцов. Тогда жена великана. Недоверчивость, заметя опасное положение мужа, побежала к нему на помощь, но Честный одним ударом повалил ее мертвой на земь. Тут бой начался на жизнь или смерть, и после упорной борьбы великан Отчаяние свалился с ног, но агония его была продолжительная. Путеводитель нанес ему смертельный удар. Великан долго боролся со смертью, трудно ему было умирать, и в нем как будто бы тлелись несколько источников жизни, которые испарялись из него один за другим. Дух Твердости не отходил от него и только тогда решился удалиться, когда снял с него голову.
   После того наши бойцы ринулись на Замок Сомнение и употребили семь дней на разрушение его. Среди развалин они нашли еле живых двух пилигримов. Уныние и дочь его Испуг, которым объявили полное избавление. Но увы! Какую груду человеческих костей увидели они на дворе замка и в высоком тереме! То были бедные пилигримы, которые впали под власть великана Отчаяние и не могли выйти из плена, потому что не запаслись ни ключом Обетований Божиих, ни таким проводником, как Дух Твердости.
   Когда все убедились, что никого в живых не оставалось среди развалин, то, взяв Уныние и дочь его с собой (так как это были люди хорошие, хотя в плену у Отчаяния), они сперва похоронили великана и жену его под грудой камней и с торжеством понесли голову великана к оставшимся на пути друзьям. Узнав подробности этого подвига, все громко возрадовались: Слабодушный и Хромоногий неустанно разглядывали голову великана, чье имя так страшило их. Веселие их выразилось, наконец, музыкой, пением и пляской. Христиана заиграла на гуслях, а Любовь на цитре; веселые звуки обоих инструментов внушили некоторым желание плясать и скакать. Хромоногий взял за руку дочь Уныния - Испуг, и оба пустились плясать на пути. Ему необходим был один костыль, однако он скакал в такт, а девица Испуг, забыв все случившееся, летала под музыку вокруг него с особенной грацией.
   Что же касается до ее отца. Уныния, ему было не до пляски: он еле переводил дух от долговременного голода, которым морил его великан во время заточения. Христиана дала ему проглотить вина из своей бутылки и потом легкую пищу, чтобы вдруг не утомить его желудка. Вскоре старик пришел в себя и стал разделять с прочими общее веселие.
   Проводник же, взял голову великана Отчание, укрепил ее на длинный шест, который он утвердил на самом краю пути возле столба, воздвигнутого Христианином для предостережения пилигримов от избрания спокойной боковой тропинки, ведущей в Замок Сомнение. На мраморном камне он написал следующее: "Вот голова того, чье имя приводило в трепет пилигримов. Замок его разрушен, и жена его Недоверчивость убита. Дух Твердости освободил от оков Уныние и дочь его. Кто в этом сомневается, пусть взглянет с открытыми глазами на эту голову, вид которой заставляет плясать от радости даже хромоногих".
   После этого замечательного подвига пилигримы снова пустились в путь и дошли до Отрадных гор, где Христианин и Уповающий нашли много душевного наслаждения. Они были приняты радушно пастырями этой страны.
   Когда пастыри увидели путеводителя, которого знали хорошо, то спросили его: "Любезный друг, ты пришел сюда в обществе многочисленной компании. Где ты их набрал?" На это он ответил:
   "Первая идет Христиана, а при ней ее четыре сына с женами. Одна цель и одна мысль заставила всех начать пилигримство. Мир царствует в их душах, и от греховного состояния перешли они к благодати: их не покидает Бог. За ними идут старик Честный и Хромоногий на костылях, люди твердые и искренние, таков и Слабодушный, который не захотел отстать от прочих. Вот и старец Уныние за ними плетется; при нем дочь его Испуг, кроткие, смирные люди. Можем ли мы надеяться быть принятыми здесь, или идти нам далее? Решите нашу участь".
   "Очень приятное общество, - возразили пастыри. - Милости просим к нам. Чем богаты, тем и рады: у нас найдется все нужное, как для сильного, так и для слабого. Наш Князь заботится о всем, что необходимо каждому из малых Его. Поэтому немощи не могут быть помехой для нашего гостеприимства". С этими словами они подошли к приближающимся пилигримам и, указывая на двери дома своего, прибавили: "Войдите, войдите все, ты. Слабодушный, и ты. Хромоногий, и вы. Уныние с дочерью Испуг. Что же касается до этих, - продолжали они, указывая путеводителю на семейство Христианы, - вы все сильные, упрашивать вас не нужно, вы войдете спокойно, как следует; но слабых нам надо было называть по имени, иначе они бы не решились войти, а пожалуй ушли бы прочь отсюда".
   "Вижу, - ответил проводник, - что милость сияет на ваших лицах и что вы истинные пастыри моего Господа, ибо вы слабых не толкаете ни в бок, ни в плечо и не отгоняете от себя, а, напротив, усеяли путь их цветами, как то следует исполнить" (Иез. 36:37).
   И слабые, и сильные вошли в дом, сопровождаемые путеводителем. Когда все уселись по местам, пастыри занялись сперва угощением тех, коих организм был слабее. Они стали их расспрашивать об их наклонностях, чтобы узнать вернее, что им всего полезнее. "Ибо, - говорили они, - здесь все должно быть так устроено, чтобы слабые нашли поддержку, беззаконные же - предостережение". Поэтому им была изготовлена легкая пища приятного вкуса, которая их укрепила, после чего они отправились на отдых, всякий на приготовленное ему место.
   На другое утро, подкрепившись снова пищею, они стали готовиться к обозрению страны. Горы были очень высоки, и день ясный, а пастыри, по древнему обычаю, вызвались показать им и объяснить все достопримечательности этого места. Первое, что изумило их, была гора Чудес. Рассматривая ее в подробности, они вдали заметили человека, которого слово заставляло горы сдвинуться с места и броситься в море. Всякий из присутствовавших недоумевал, что значит это видение. Они вопросительно обратились к пастырям, которые тотчас ответили им так: "Этот человек - сын называемого Великая Благодать, о котором говорится в первой части наших летописей в путешествии пилигрима. Его показывают вам, чтобы доказать, как верою можно уравнивать путь свой и уничтожить все встречаемые преграды". "Я его знаю, - прибавил проводник, - он из числа немногих". Потом пастыри повели их на другую гору по имени гора Невинности. И здесь увидали они одного человека в белом одеянии, и подле него две другие особы по имени Предубеждение и Злоделательство, которые беспрестанно кидали в него грязью. Но эта грязь, которой они старались его запачкать, тотчас почему-то испарялась, так что одеяние человека все-таки оставалось чистым. "Что это обозначает?" - спросили пилигримы.
   Паст.: "Этот человек в белом называется Праведный, и белое его одеяние означает чистоту его жизни. Кидающие в него грязью этим доказывают, что они ненавидят добрые дела. Но, как вы можете сами убедиться, грязь их пристать к нему не может. Но всякий, избравший в мире безупречный образ жизни, должен ожидать себе того же. Те же, которые будут его осмеивать, могут быть уверены, что труд их напрасен, ибо Бог в скором времени даст невинности заблистать, как свет солнца, а праведности как свет полдня".
   Оттуда отправились они на гору Благотворительности, где пастыри указали им на человека со свертком сукна в руке. Этот человек отрезал достаточно сукна, чтобы одеть бедных, собранных вокруг него, а между тем одинаковое количество сукна осталось у него, и то что он отрезал, как бы ни велико было, не сбавляло меры сукна. Как это понимать? Пастыри объяснили это так: "Из этого научитесь, что тот, кто трудится для бедных, никогда сам ни в чем нуждаться не будет. Орошающий сам будет орошен. Опреснок, данный вдовицей пророку, не уменьшил количества муки, которое она имела в своем кувшине". После этого Пастыри повели их к месту, где они увидали Безумного вместе с Бессмысленным, которые старались смыть с Ефиоплянина черный цвет его кожи, но чем более они его мыли и терли, тем чернее казался его цвет. Пастыри объяснили это так: "В этом состоянии всякий человек, очернивший себя пороком, какие бы средства ни употреблял он к своему оправданию, они только способствуют к большему его обвинению. Доказательством этого может служить история фарисеев, и так будет всегда со всеми лицемерами".
   В эту минуту Любовь выразила своей свекрови желание осмотреть подземное обиталище горы или, как его называли обыкновенно, Околицу, ведущую в ад. Христиана передала Пастырям желание своей снохи, и они повели их к двери, находящейся на склоне горы. Здесь они сказали ей вслушаться в слова, долетающие оттуда. Она прислушалась и вот что услыхала: "Да будет проклят мой отец, - ревел один голос, - что удерживал меня от пути мира и жизни". Другой взывал: "О, если б мог я ныне вернуться назад, как я бы остерегался, чтоб не попасть в это место мучения!" Третий вопил: "Увы! Зачем не дал я себя изрезать на куски скорее, чем потерять душу свою для сохранения жизни!" Молодой женщине показалось, что земля стонала и дрожала под ней: такой страх ею овладел. Она вся побледнела и дрожащим голосом сказала, удаляясь оттуда: "Блаженны тот и та, которые избегнут это ужасное место вечного страдания!"
   Когда Пастыри дали им время рассмотреть все, что было замечательного, то отвели их назад в дом, где предложили им все, что было лучшего. Тут Любовь возымела непреодолимое желание получить один предмет, который уже давно привлекал ее взоры, но по своей молодости и скромности она стыдилась просить о том самих Пастырей, Свекровь, заметя ее смущение, подумала, что ей нездоровится, и спросила ее, что с ней.
   "Проходя через столовую, - ответила она, - я увидела зеркало, которое не могу изгладить из памяти, и если я его не получу, мне кажется, я буду больна".
   Христиана: "Я передам твое желание Пастырям, и я почти уверена, что ты отказа не получишь".
   Любовь: "Но мне стыдно дать им знать о своем желании". Христиана: "Нет, милая, не стыдно, а похвально желать такой предмет".
   Любовь: "Так спросите о том Пастырей, матушка, и узнайте за какую цену они желают мне продать эту вещь".
   Не удивительно, что Любовь так сильно желала получить это зеркало. Оно было единственное в своем роде. В известном наклонении оно показывало человека во всей истине, с природными ему чертами; а если дать зеркалу другое наклонение, можно было видеть в нем

Другие авторы
  • Геснер Соломон
  • Захер-Мазох Леопольд Фон
  • Макаров Александр Антонович
  • Огнев Николай
  • Арсеньев Константин Константинович
  • Бухарова Зоя Дмитриевна
  • Линев Дмитрий Александрович
  • Леопарди Джакомо
  • Баранцевич Казимир Станиславович
  • Невзоров Максим Иванович
  • Другие произведения
  • Карамзин Николай Михайлович - И. З. Серман. Парижский друг Карамзина
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Примечания к "Шильонскому узнику" Байрона"
  • Чехов Александр Павлович - Из детских лет А. П. Чехова
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Непочтительность к авторитетам
  • Головнин Василий Михайлович - Путешествие вокруг света, совершенное на военном шлюпе "Камчатка"
  • Корш Евгений Федорович - Корш Е. Ф.: биографическая справка
  • Одоевский Владимир Федорович - Наука инстинкта. Ответ Рожалину
  • Островский Александр Николаевич - Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский
  • Денисов Адриан Карпович - А. К. Денисов: краткая справка
  • Шекспир Вильям - Сон в летнюю ночь
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
    Просмотров: 152 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа