Главная » Книги

Крыжановская Вера Ивановна - Из царства тьмы, Страница 3

Крыжановская Вера Ивановна - Из царства тьмы


1 2 3 4 5 6 7

естом призывая к себе животное.
   Тигр покорно подошел к нему, а сатанист погладил его и нагнувшись стал говорить ему на ухо. Это были странные звуки: то слышалось ворчание, то свист, то глухой и повелительный шепот, а Пратисуриа, казалось, понимал его, потому что навострил уши и в зеленоватых глазах зажегся свет разума. Он хлестал себя по бокам хвостом, и его взгляд порою останавливался на Мэри с почти человеческим выражением. Иногда тигр даже кивал головой, точно в знак согласия. Уриель умолк и поцеловал его в лоб, а тигр ласково потерся головой о его шею. Затем сатанист добавил:
   -Теперь пойди и поцелуй свою новую хозяйку.
   Пратисуриа направился к Мэри, стал на задние лапы, а передние положил ей на плечи и лизнул ее щеку. Почувствовав на лице горячее дыхание дикого зверя, Мэри вздрогнула, но она уже прошла хорошую школу бесстрашия и потому преодолела тягостное чувство: не моргнув глазом поцеловала она тигра в голову и погладила его. Дружелюбно поворчав в ответ, животное растянулось у ее ног.
   - Вы не должны бояться его, Ральда, и можете везде брать с собой: даже дети могут без всякой опасности играть с ним. Надо только чтобы он всегда был сыт, - сказал Уриель. - Я приказал Биллису давать ему ежедневно по пять фунтов хорошо изрубленного мяса и такую вот чашку свежей крови. Будучи сытым, животное совершенно безопасно и будет охранять вас, потому что сюда могут приходить люди, которые захотят нарушить строй вашей жизни и убедить вас изменить вашей настоящей вере. Подобные попытки, впрочем, не опасны, будьте лишь тверды, послушны и это оградит вас от всякого рода неприятностей.
   Мэри скоро привыкла к своему новому товарищу, даже его особый запах уже не был ей противен.
   Уриель доставил ей еще несколько знакомств. Он часто бывал у нее по вечерам, и они от души смеялись, когда Уриель рассказывал забавные эпизоды о встречах с людьми, мнивших себя "великими черными магами" или слывших "влиятельными членами сатанинской секты". В сущности же, то были набитые дураки и, в придачу, грубые невежды, а напыщенный вид и притязания на "великую магическую силу" делали их невыразимо смешными.
   - Остерегайтесь, Ральда, сообщать такого сорта людям что-либо из истинного знания. Хотя они и служат нам, но было бы весьма опасно давать слишком большую власть в столь неумелые руки. Пройдя сами серьезный курс, вы поймете меня и будете осторожны, как бы забавны не казались вам эти людишки и как бы вам ни хотелось порой посмеяться над ними.
   Когда Мэри появилась на улице с Пратисуриа, то произвела весьма сильное впечатление. Сперва она возила его в карете, а потом даже гуляла с ним в Летнем Саду, ведя на цепочке, и публика вначале разбегалась, встречая молодую женщину со столь грозным спутником. Но Пратисуриа был так кроток и с таким спокойным величием шествовал возле своей владычицы, точно прогуливался по родным джунглям, что местное общество к нему, наконец, привыкло. Смельчаки решались даже гладить его и предлагали пирожки. Он благосклонно принимал угощение, и все восхищались изумительному искусству индусов приручать диких животных.
   Отдавшая ей визит Лили сначала тоже боялась тигра, но скоро успокоилась и на вопрос Мэри, можно ли привести Пратисуриа к барону, так как не любила выходить без него, молодая девушка не задумываясь согласилась.
  

ГЛАВА 3.

   В купе первого класса норд-экспресса, шедшего в Петербург, находились двое мужчин в изящных, дорожных костюмах. Один был князь Елецкий, а его спутник - бранил Равана-Веда, в котором трудно было узнать доктора Заторского. Его внешность до того изменилась, что он не боялся быть узнанным: говорил же он безукоризненно только по-английски и по-французски, а от русского же языка отстал, так как с учителями и наставниками объяснялся на иностранных языках.
   Путешественники ехали молча, но по мере приближения к столице болезненная тоска и мучительное волнение овладевали Вадимом Викторовичем. Его преследовали воспоминания, он видел старую тетку и прежнюю квартиру с дорогими ему вещами, напоминавшими близких и милых людей. Все это было навсегда потеряно и рассеяно, будучи забрано наследником. Его вторая мать умерла, а прошлое, как и он сам, схоронено под надгробным крестом, стоявшим на могиле доктора Заторского. Впервые испытывал он всю остроту и горечь сознания своего одиночества и тяжелой необходимости переделывать жизнь, чтобы создать новое положение. Между тем не материальные заботы страшили его, потому что чековая книжка на крупную сумму, полученную от общества, лежала в его кармане. Не без внутреннего отвращения согласился он принять гостеприимство барона: но ему приходилось осмотреться в новой обстановке, что было еще затруднительнее в качестве иностранца, а кроме того, не находилась уважительная причина для отказа.
   Наконец, поезд вошел под стеклянные своды Варшавского вокзала, и когда путешественники вышли, то увидели проходившего мимо вагона и, видимо, искавшего их барона.
   Максимилиан Эдуардович очень изменился. Высокий стан его сгорбился, лоб покрылся морщинами, а волосы и борода поседели.
   "Неужели его совесть тяготит двойное убийство, и это так преждевременно состарило его?" - подумал доктор, разглядывая барона, обнимавшего князя, выражая ему радость видеть его опять.
   Когда Елецкий представил ему своего спутника, барон протянул руку и любезно сказал по-английски, что считает удовольствием и честью предложить свое гостеприимство уважаемому Равана-Веда. Сопровождавший приветствие взгляд доказывал доктору, что его не узнали.
   С лихорадочным нетерпением ожидала Лили приезда путешественников. Она обошла комнаты, предназначенные для гостей, расставила везде полные цветов вазы и те мелочи, которые создают уютную обстановку, а затем оглядела роскошно сервированный стол. Стоя у громадного окна в гостиной, она смотрела на улицу, и ее хорошенькое личико, обыкновенно прозрачно-бледное, рдело ярким румянцем.
   За это время Лили похорошела, была чрезвычайно грациозна и стройна, но главную прелесть составляли большие, темные, кроткие, как у газели, глаза и роскошные волосы, редко встречающегося пепельного цвета.
   Конечно, она легко могла внушить любовь к себе, но скромная и застенчивая Лили никогда не думала об этом, и ее волнение объяснялось только радостью вновь увидеть своего учителя, предмет своих грез, который уже возбудил в ней бесконечное обожание, когда она была еще ребенком.
   Наконец, она увидела подкативший большой автомобиль отца, потом услышала в смежной с гостиной прихожей голос барона, отдававшего приказания, и другой, который знала очень хорошо, несмотря на то, что много лет не слышала его.
   Сердце ее охватило такое блаженное чувство, что она на минуту зажмурилось и прижала руку к трепетавшему сердцу. Но вдруг она вспыхнула и живо открыла глаза, когда веселый, радостный голос обратился к ней:
   - Что же, Елизавета Максимилиановна, разве вы не хотите видеть старого приятеля?
   Смущенная и сконфуженная, протянула она обе руки князю, а тот смотрел на нее с нескрываемым восхищением.
   - О, наоборот, я рада и благодарна вам за все ваши наставления.
   - Ваше усердие применять их на деле, гораздо ценнее, нежели то, немногое, чему я вас научил, - ответил князь, целуя ей руку, - но как вы выросли, изменились, дорогая ученица! А можно мне в память о прошлом называть вас м-ль Лили?
   -Конечно, конечно, даже просто Лили. Ведь вы - мой наставник и учитель, - весело ответила она.
   Князь засмеялся.
   - Это означало бы уже злоупотреблять вашей добротой. А вот позвольте представить вам моего друга, ученого, врача-индуса Равана-Веда.
   Лили протянула руку с любезным приветствием, и ее взгляд равнодушно скользнул по высокой фигуре почтительно раскланявшегося с ней индуса. Но когда глаза их встретились, Лили вздрогнула и с непонятным ей любопытством стала всматриваться в бронзовое лицо незнакомца. Его черты ей ничего не сказали, но глаза... Где она уже видела эти глаза, и их добрый, почти нежный взгляд?
   Приглашение барона к обеду прервало разговор, и все перешли в столовую. Князь с особенным интересом наблюдал первую встречу и во время обеда подметил, что Лили часто посматривала на индийского гостя, пристально и испытующе вглядываясь в него.
   Воспользовавшись минутой, когда барон беседовал с индусом, Елецкий нагнулся к Лили и спросил вполголоса:
   - Разве мой друг Равана-Веда не понравился вам, что вы так вздрогнули, взглянув на него?
   -Нет, не то. Меня поразили глаза этого индуса. Не напоминают ли они вам кого-нибудь? - так же тихо спросила Лили. На отрицательный жест князя она прибавила: - Вы, конечно, мало знали его, а я-то хорошо помню, и глаза этого господина напомнили мне глаза доктора Заторского. Сходство это странное, но поразительное: взгляд совершенно один и тот же.
   - Разумеется, это очень любопытно, что глаза человека, родившегося под тропиками, походят на глаза умершего, типичного северянина, - заметил князь.
   -Доктор всегда был добр к нам и память о нем дорога мне, как о самом близком человеке. Я узнала, что Вадима Викторовича схоронили неподалеку от его умершей тетки на Александро-Невском кладбище, и сыскала могилу: она была совершенно заброшена и деревянный крест совсем покосился. Со стороны двоюродного брата усопшего, получившего хорошее наследство, нехорошо, что он пожалел поставить памятник. Лучше было бы оставить гроб в Зельденбурге, в нашем склепе, - с негодованием закончила Лили.
   -Я закажу ему приличный памятник, - сказал князь.
   - Благодарю, но это уже сделано. По моей просьбе папа дал две тысячи рублей для этого, и я поставила прекрасный памятник из белого мрамора. Могила украшена цветами и сторожу поручено поддерживать неугасимую лампаду перед помещенной в кресте иконой Пресвятой Девы. Я часто езжу туда молиться и ношу цветы.
   Она говорила по-русски и была так взволнована, что не заметила загадочного взгляда, который бросил на нее индус.
   -Знаете, Алексей Адрианович, - понизив голос заговорила она снова после минутного молчания, - я слышала, что слуги в Зельденбурге утверждают, будто видели маму, бегавшую по стеклянной галерее с отчаянными жестами. Несомненно, ее душа страдает, потому что она ведь умерла без покаяния! О! Какой страшный грех взял отец на свою совесть. Но, скажите, неужели нельзя сделать что-нибудь для облегчения ее страданий и успокоения в могиле?
   - Надо подумать. Но я буду горячо молиться за нее, - ответил князь, с сожалением глядя на взволнованное личико и влажные глаза Лили.
   После обеда продолжали беседовать, и юная баронесса рассказала о своем свидании с Мэри, упомянув, что та чрезвычайно изменилась.
   -Ее дом не нравится мне. Все в нем очень богато и красиво, но в прихожей много истуканов с бесовскими рожами. Фи! Вообще, у нее появились странные вкусы. Хотя бы: она не расстается со своим прирученным тигром, а часть лета намеревается провести в страшном Зельденбурге.
   - Барон уже говорил мне об этой, тем более странной для молодой женщины фантазии, что ведь она сама пережила там большое горе.
   -Знаете, мне кажется, что несмотря на замужество, она не забыла Вадима Викторовича. Когда я выразила удивление по поводу ее намерения жить в Зельденбурге, она с грустью сказала: "Это место очень дорого мне: я провела в нем лучшие дни моей жизни".
   Наступившее время было блаженным спокойствием для Лили, и наоборот, отмечено неустанной работой для князя с приятелем.
   Доктор собирался приступить к лечению при помощи герметической медицины. А Елецкий, со своей стороны, деятельно готовил издание сочинения, которое привез в рукописи. Тем не менее, он нисколько не заблуждался относительно трудности распространить книгу, содержание которой шло вразрез с укоренившимися воззрениями, проповедуя людям новую идеологию и открывая совершенно неведомый кругозор.
   Однажды в доме у барона князь читал перед довольно многочисленной аудиторией программу своего сочинения, касавшегося, между прочим, следующих вопросов: разнообразие краски излучаемых мыслей и сила мозгового излучения или, иными словами, мышления, доказанная, например, способностью произвольного понижения или повышения ртути в термометре под влиянием флюидической силы экспериментатора. Не менее интересны были опыты оживления астральными токами драгоценных камней, омертвелого жемчуга, увядших цветов, насекомых и маленьких больных рыбок, и, наконец, эстериоризация астрального тела и объявление войны смерти.
   Это чтение возбудило среди слушателей, принадлежавших к "близким" общества, большой интерес, а так как между ними было много любопытных относительно оккультизма и несколько больных, то все они явились первыми кандидатами на герметическое лечение у "интересного" индуса Равана-Веда.
   Когда приятели остались одни, доктор лукаво заметил, что князь уже приобрел первых читателей.
   - А ты первых пациентов. Барон пел тебе неумолчные гимны, к тому же, ты весьма любопытный врач, который лечит даром. Разве это не сокровище, особенно для дам? - возразил князь, поддразнивая.
   -Действительно, шестнадцать дам, для начала не дурно, - ответил доктор, смеясь. - . Жаль только, что все эти высокопоставленные кавалеры и дамы преимущественно бесноватые, а недуг заключается В более или менее опасном для их жизни одержании. Не особенно приятно будет давать им это понять и открыто говорить неудобную правду.
   -Самое трудное будет лечить Мэри, которую я встретил сегодня на Морской. Она ехала в экипаже, а на передней скамейке сидел тигр, и я подозреваю, что это именно Пратисуриа. Она чрезвычайно похорошела, но окружавшая ее оккультная свита отвратительна, и вырвать ее из когтей сатанистов будет очень трудно.
   - Я боюсь, что они скорее убьют ее, но не выпустят, - с грустью заметил доктор.
   - Нет, нет! Веджага-Синг обещал спасти ее, - ободряюще возразил князь.
   Доктор ничего не ответил. Он казался печальным и озабоченным, а уйдя к себе, задумался.
   Утром доктор поехал на Александро-Невское кладбище и долго молился на могиле тетки, а потом сыскал и собственный памятник. С понятным волнением смотрел он на мраморный крест, опершись на который стояла женщина под вуалью. Подножие памятника украшали цветы и гирлянды. Это, конечно, Лили, добрая, милая девушка охраняла могилу. Мраморная скамья в ограде указывала, что она часто приходит сюда молиться за него. Какое трогательное воспоминание сберегла она о прежнем к ней расположении. Как ни была она наивна, а все же угадала, что "материнская любовь" баронессы и даваемое детям нелепое воспитание были простой комедией, чтобы только казаться такой же добросовестной матерью, как и любящей женой.
   При воспоминании о циничной и преступной женщине, которая поработила его и разбила жизнь, доктора охватило отвращение, и ему стало совестно за прошлое.
   Он любил гулять и шел с кладбища пешком по Невскому, забавляясь, но и волнуясь, когда то и дело натыкался на прежних приятелей, знакомых и пациентов, а те не узнавали его.
   Около одного из магазинов на углу Невского и Морской он неожиданно увидел Мэри. Ее экипаж остановился, и Пратисуриа спокойно остался в карете, а она почти задела доктора, проходя мимо, но ее взгляд равнодушно скользнул по нему. Вадим Викторович остался у витрины до ее выхода из магазина, и сердце его сильно забилось. Какая ужасная перемена произошла в этом очаровательном, невинном чистом существе! Она и теперь была красива, но какой ценой приобрела она эту демоническую красоту - ценою своей души!.. Чего бы он ни дал, чтобы узнать: думает ли она еще о нем или забыла? Но все равно! Чтобы спасти ее и вырвать из власти зла, он был готов пожертвовать собой без всякой эгоистичной, задней мысли.
   Затем наступило время, когда доктор и князь были завалены работой. Елецкий следил за печатаньем издаваемой им книги, которую хотел выпустить в наиболее блестящем виде и с возможно широкой рекламой, а доктор устраивал помещение, где собирался лечить. С этой целью он нанял неподалеку от барона небольшой уединенный домик с садом в два этажа, по шести комнат в каждом, и с отдельным хозяйственным флигелем. В нижнем этаже находились приемная для больных и библиотеки, все очень скромно обставленные. Во втором этаже две комнаты предназначались для дам и мужчин, а затем шла довольно большая зала и рядом с ней комната, имевшая особое назначение и убранство.
   Посередине, на бронзовых ножках, стоял большой металлический диск со сказочными дырочками, точно решето, а под ним помещалась жаровня.
   На столе находился большой хрустальный таз с водой, а на его дне находился крест. В высоких шандалах вокруг были вставлены белые восковые свечи, а в большой стеклянной коробке с крышкой хранились намагнетизированные облатки. Одна из стен залы была украшена большой картиной, изображавшей момент, когда Христос исцелил бесноватого, а изгнанные духи зла вселились в стадо свиней, которые бросаются в море. Восхитительный по выражению мощи и силы воли лик Спасителя производил громадное впечатление.
   Утром, в день открытия лечебницы и первого приема больных, князь заметил, смеясь:
   -Твое первое сражение, друг Равана. Воображаю волнение твоих первых больных, когда ты без утайки пояснишь им настоящую причину заболевания.
   -А я чувствую себя совершенно как школьник перед экзаменом. Мне не хватает "костылей" в виде диплома, а я так привык к нему и гордился им, несмотря на мое тогдашнее невежество, - благодушно ответил Вадим Викторович.
   В упомянутой зале собрались человек тридцать дам и мужчин, большинство составляли, видимо, больные, но все поголовно любопытные. Вошедший доктор поднялся на небольшую эстраду, вышиною ступени на две, чтобы быть более на виду, и, поклонившись собравшимся, произнес краткую речь, имевшую целью подготовить и просветить публику.
   - Милостивые государыни и милостивые государи! Прежде всего позвольте поблагодарить вас за доверие, которым вы почтили меня, оно тем более лестно, что я не имею диплома, а употребляемые мною способы лечения совершенно разнятся от принятых официальной наукой. Мои методы основаны на данных герметической науки, пренебрегаемой в наши дни, что, однако, нисколько не умаляет ее действительно высокого значения. Ее девизом служит правило: не говорить, такая-то болезнь "неизлечима", а я "не знаю" ее причины и "не могу" вылечить. Следовательно, ищи пока не отыщешь тайны исцеления, а корень зла ищи не только в физических причинах, но и в моральных и в оккультных - в болезнях духа и астрального тела, которые являются двигателями физического тела и имеют на него огромное воздействие.
   Один гениальный ученый, почти неизвестный, или слишком малоизвестный в наши дни, Парацельс, определил пять причин для всякого рода недугов. Между прочим - хорошее или плохое влияние небесных светил, потому что все в природе перемешано с добром или злом, чистым или нечистым. Вторая причина, по мнению Парацельса, заключается в присутствии вредных начал, которые ослабляют организм вследствие пагубного воздействия или, попросту говоря, духов зла, повреждающих, истощающих и, вообще, насилующих организм или подчиненное ими себе тело, действуя в таких случаях свойственными им приемами. Теперь рассмотрим приемы для подчинения организма зловредным существам и их дурным, отравляющим тело флюидам. Ведь разгадать причину болезни значит найти ключ к остальному. Человек слаб, а его жизнь, увы, почти всегда сопровождается предосудительными поступками или хотя бы грехами нравственными, из которых затем проистекают уже грехи физические. Для примера я назову нечистые мысли или грязные страсти: разврат, пьянство, скаредность и т. д., которые притягивают к человеку невидимых, той же категории, существ. Жестокие, алчные, безжалостные люди вызывают к себе ненависть, вражду и проклятия, а привлеченные этими чувствами флюидические миазмы обрушиваются на их организмы, всасываются в их кровь и впиваются в какой-нибудь уже ослабленный орган: тогда обнаруживается опасная и неизлечимая болезнь. Глубокое неверие, пренебрежение к религиозным очистительным обрядам и леность к молитве окончательно обезоруживают человека и подвергают его наваждениям, одержаниям и другим оккультным недугам, которые затем окончательно разрушают тело. Предлагаемая мною вам герметическая медицина располагает многообразными средствами: достаточно назвать ароматы, цвета, музыку и, наконец, магические приемы, которые поражают самый корень болезни.
   Изложив различные системы лечения и перечислив многие примеры, он предоставил слушателям убедиться на деле в действенности его лечения.
   Один из присутствовавших изъявил желание первым подвергнуться этому опыту, страдая уже несколько лет тяжелой формой неврастении, не поддававшейся никакому лечению.
   Это был человек лет сорока, одна нога его волочилась, и он опирался на палку, а желтое, покрытое преждевременными морщинами лицо и усталые, тусклые глаза свидетельствовали о серьезности его болезни.
   Доктор пригласил его в соседнюю, приготовленную для мужчин комнату, куда последовал за ним, и попросил его раздеться.
   -Но я простужусь, я очень чувствителен к холоду! - запротестовал больной.
   -Не сомневаюсь в том, что вы ощущаете холод во всем организме. У вас болят спина, руки, ноги, кроме того, вы страдаете нервными подергиваниями, одышкой и головокружениями. Бессонница и отсутствие аппетита истощают последние силы, а сердцебиение и нестерпимая тяжесть головы мешают работать. Тем не менее, не бойтесь простудиться, раздевайтесь и наденьте эту белую, шерстяную рубашку, с красными крестами на груди, спине и плечах. Хорошо, теперь соберите все свои вещи и идите за мной.
   Они прошли в описанную выше комнату и тогда доктор спросил:
   - Верующий ли вы человек? Верите ли вы в Бога?
   -Признаюсь, не совсем. Но... ваш вопрос удивляет меня: я пришел к вам лечиться, а не исповедовать свои религиозные убеждения, - надменным и недовольным тоном ответил больной.
   - Вы ошибаетесь, - доктор улыбнулся. - Если вы внимательно слушали все, чтобы я только что говорил, то должны понять, что нравственное состояние сильно реагирует на физическое, а оккультные последствия деяний вашей жизни вовсе не способствуют тому, чтобы вы пользовались цветущим здоровьем. Вы - ростовщик, и под сурдинку грабите людей. Многие, обобранные вами дочиста, с отчаяния кончили самоубийством и теперь преследуют вас неумолимой ненавистью. Даже относительно своих близких вы скаредны и злы: ваш брат, заболевший вследствие лишений, умер в больнице, а мать изнывает в нищете. Ежедневно сыплющиеся проклятия и ругательства, словом, все возбужденные вами злые чувства падают на вас же потоками ядовитых флюидов, которые отравляют вас и губят.
   Мертвенно-бледный, с вытаращенными глазами, дрожа от изумления и гнева, смотрел больной на врача, смело разоблачавшего строгим и спокойным голосом все его дурные, впрочем, никому не известные поступки.
   -Теперь, если желаете лечиться, становитесь на колени и молите Христа о прощении. А в виде покаяния напишите на листе бумаги перечень своих дурных дел и потом бросьте в жаровню, которую я зажгу, - повелительно прибавил доктор.
   Теперь на лице больного отразилась боязнь, забавно сменившая выражение неудовольствия: однако страх пересилил. Он встал на колени, написал длинный список грехов и бросил лист в огонь жаровни. После этого врач велел ему подняться на нечто вроде металлического решета и опуститься на колени, а на уголья жаровни, стоявшей под решетом, Равана бросил горсть ладана. Ароматные облака окружили больного, а врач окропил его, читая очистительные молитвы и магические заклинания.
   Больной начал стонать и корчиться, жалуясь на жгучую боль во всем теле и не замечая исходивших из него спиралей черного дыма. Наконец, он судорожно зарыдал.
   - Если вы искренне сожалеете о прежних заблуждениях, то подумайте, чем бы вы могли исправить причиненное вашим ближним зло, или вы вовсе не намерены это сделать? - спросил доктор.
   - Да, да, непременно хочу исправить все. Я сожгу векселя бедных должников и облегчу участь вдов и сирот, оставшихся после самоубийц, а матери назначу пенсию, поставлю крест на могиле брата и закажу обедню за упокой его души, - бормотал больной.
   - Ваши намерения похвальны, но не откладывайте их в долгий ящик. Теперь сойдите, и надо еще очистить ваше платье.
   Господин сошел на пол, и вдруг с недоумением, радостно, воскликнул:
   - Да ведь я чувствую себя лучше, голове гораздо легче, нога и рука свободно сгибаются, а боль в руке, мешавшая мне писать, совершенно прошла! О! Господин Равана-Веда, вы великий чудотворец!
   - Я только скромный ученик герметической науки. Тем не менее, я обещаю вам полное выздоровление, если вы устоите на пути Истинном.
   Когда пациент оделся, доктор дал ему магнетизированных облаток для приема утром и вечером, флакон с эссенцией для натирания и приказал опять прийти через неделю.
   Среди больных появилась дама, которую Заторский приметил раньше в зале, благодаря ее эксцентричному туалету. Она тотчас принялась описывать все мучившие ее недуги, сопровождая этот перечень позами Ниобеи и стреляя глазами в красивого, но презрительно слушавшего ее индуса.
   -Вы замужем, сударыня? - прервал тот ее причитания.
   -Да. Мой муж идеальный человек, он обожает меня, - жеманно ответила она.
   -Значит, в награду за это вы и обманываете его с удивительной развязностью? У вас есть возлюбленный, сударыня, и эта ваша связь не составляет тайны даже для ваших детей, которых вы развращаете своим примером. Кроме того, вы прибегаете к колдовству и темным силам, чтобы подчинить себе мужа с любовником, а последнему вы коварно надели на шею крест, оскверненный заговором черной магии. Пока вы не уничтожите это кощунство и не откажетесь от всякого общения с царством тьмы, вы будете неизлечимы, потому что только жертвами можете заслужить милость и прощение.
   Багровая от бешенства и негодования, дама сначала не могла говорить, а когда несколько оправилась, то крикнула:
   - Как вы смеете говорить это! Вы оскорбляете меня, вместо того, чтобы лечить! Дикарь, никогда не имевший дела со светской женщиной! Знайте, неуч, что единственное мое колдовство - моя красота, а мои домашние дела вас вовсе не касаются. Не желаю я вашего шарлатанского лечения и предупрежу моих друзей, что вы не врач, а шпион. Найду других, которые вылечат меня.
   -Сомневаюсь. В вас уже есть зачатки рака, и вы неизлечимы для науки, занимающейся врачеванием одного только физического тела.
   Не ответив ничего, она выбежала, злая, как фурия.
   Когда вечером Вадим Викторович рассказал этот эпизод князю, оба от души посмеялись.
   - Ты уж слишком неделикатный врач. Ну, можно ли разоблачать дамские тайны, да еще говорить, что болезни ее происходят от "светских шалостей" и их нельзя излечить ни поездками на воды, ни волнениями рулетки.
   - Ты прав, Алексей, я был неделикатен. Но знаешь ли, иногда получаешь наслаждение кинуть правду в лицо этим беспутным людишкам, хотя бы это удовольствие и щедро оплачивалось градом почетных эпитетов "дикаря", "неуча", "шпиона" и "шарлатана", которыми дама осыпала меня, - добавил доктор, смехом вторя приятелю.
   Несмотря на неудовольствие, испытанное некоторыми вследствие слишком большой откровенности индусского врача, прилив публики в герметическую лечебницу все увеличивался. Там совершались действительно чудесные исцеления: "неизлечимые" находили телесное и душевное здравие, а Равана-Веда едва успевал удовлетворить своих пациентов. Он принимал исключительно в лечебнице и в определенные часы, наотрез отказываясь от приглашений на дом, ради сохранения свободы и отдыха. К тому же, его сердце болело, потому что Мэри покинула Петербург.
   На удивление светских знакомых, считавших Зельденбург неблагополучным местом, населенным злыми духами, она уехала в замок, куда ее влекли воспоминания, еще жившие в душе. Там разыгралась мрачная драма, отнявшая любимого человека, а страх она поборола давно. Поэтому она решила провести недель шесть в Зельденбурге и отправилась туда с Пратисуриа и такой же бесстрашной, как и она, прислугой.
   При виде замка, где зародилась ее первая любовь, в ней пробудилось странное чувство и охватила тоска по чему-то, навсегда потерянному. Каждое место здесь, каждый предмет говорили ей о нем: лодка напоминала прогулку при луне, зала говорила о празднике, когда она танцевала с ним, а прежняя комната - о признании в любви и первом поцелуе Заторского. У нее появилось страстное желание снова увидеть черты прежнего жениха, и она вспомнила, что в будуаре баронессы, на письменном столе, стоял большой, раскрашенный портрет доктора, но его уже не было, а ящики оказались запертыми. Она решила отпереть их своими ключами, и к ее удивлению один подошел. В верхнем ящике, между разной мелочью, она нашла акварельный портрет Вадима Викторовича, в рамке черного дерева с инкрустацией. Писан он был, вероятно, даровитым художником, судя по разительному сходству. Мэри поставила портрет перед собой, облокотилась и любовалась дорогими ей чертами, и чем больше вглядывалась она в смотревшие на нее, как живые, глаза, тем сильнее болезненная горечь сжимала ее сердце.
   Он-то счастлив, потому что умер, а она?.. Ах, почему она не умерла тогда по возвращении из Зельденбурга? Сколько можно было бы избежать страдания, никогда не упала бы она в бездну зла, куда толкнуло ее обнищание... Колющая боль во всем теле и глухое ворчание Пратисуриа напомнили ей, что мысли ее блуждают уже по запретной области. О! Как хорошо ее стерегли!..
   Сухо рассмеявшись, она встала, поласкала тигра, к которому привязалась за это время, и вышла, захватив портрет: здесь он никому не нужен, а для нее - это драгоценное воспоминание.
   Далее время текло спокойно.
   Мэри читала, училась, гуляла и мечтала. Она видела и баронессу, растрепанную и окровавленную, которая бродила по стеклянной галерее, а раз та даже пыталась кинуться на нее.
   Страждущий дух кипел ненавистью, но Мэри сумела укротить его, и с тех пор призрак не появлялся.
   В назначенное время она вернулась в Петербург. Портрет Заторского она взяла с собой и решила спросить Лили, где он погребен, ей хотелось как-нибудь съездить на его могилу. Это не запрещалось ввиду того, что члены братства часто были вынуждены присутствовать при погребальных церемония, где их отсутствие могло бы возбудить подозрение; они избегали только входить в церкви.
   Наступила осень, теплая и великолепная, редкая для Петербурга. Многие семейства уже возвратились в город, и столичная жизнь несколько оживилась.
   Между знакомыми Мэри была некая баронесса Догель, женщина очень светская, веселая и постоянно искавшая новых развлечений. Мэри и прежде знала ее, но потом потеряла из вида, а теперь встретила в одном кружке оккультистов, потому что баронесса кокетничала "заповедными" науками и воображала себя принадлежащей к тайному обществу, члены которого, однако, остерегались посвящать ее в свои дела. У баронессы был сын, которому предстояли экзамены, и поэтому она раньше вернулась из имения, где провела лето.
   Ее подвижный ум уже изобрел благотворительный базар, выручка с которого предназначалась на пособие выгоревшей деревне. Узнав о возвращении Мэри, она тотчас отправилась просить ее принять участие в базаре.
   - Это будет превесело. Все продавщицы должны быть костюмированы, а вам, между прочим я оставила прелестный киоск. Кроме того, у нас припасены две удивительные приманки: князь Елецкий и привезенный им из Бенареса индус, который знаменит своими положительно чудесными исцелениями. Надо сказать, что помимо его медицинских познаний Равана-Веда очень красив, предсказывает будущее и разоблачает настоящее и прошедшее лучше всякого Нострадамуса. Ему также отводится отдельный киоск, и ручаюсь, что вокруг соберется огромная толпа.
   - Но если я буду продавщицей, мне нельзя будет обратиться к этому волшебнику, а между тем, я очень хотела бы узнать свое будущее, - сказала Мэри, смеясь.
   - Не беспокойтесь, я дам вам в помощь свою племянницу, и вы всегда сможете сбегать поболтать с чародеем. Лили Козен также взялась продавать, а ее отец пожертвовал для базара несколько древних, очень редких вещей.
   Наконец, настал день базара, и его разнообразное художественное устройство делало честь вкусу и изобразительности баронессы.
   Каждый киоск по своему убранству и стилю соответствовал продававшимся в нем предметам и костюму продавщицы.
   Одетая весталкой Лили торговала в украшенном статуей Вести гроте огнем: оригинальными лампами, ночниками, керамической посудой с душистым маслом и спичками.
   Мэри, в костюме итальянки, продавала цветы, мозаичные вещи и мелочи.
   В палатке напудренная маркитантка предлагала вина, ликеры и тартинки. Одной из небольших приманок, собиравших публику, оказался князь Елецкий, продававший любовное зелье, восточные духи и талисманы, а его друг Равана-Веда являлся опасным конкурентом. В небольшой пагоде, вход в которую охранял факир, "индийский чародей" предсказывал будущее, показал волшебное зеркало и открывал прошедшее. Факир записывал на дощечке порядок номеров посетителей и собирал в плетеную из древесной коры чашечку плату за вход. Выходившие из пагоды были кто в смущении, кто в восхищении, но все одинаково поражены, и утверждали, что индус настоящий "колдун".
   Мэри также овладело жгучее любопытство. "Хотела бы я знать, какой конец ожидает меня? Может быть, такой же ужасный, как Ван-дер-Хольма, потому что другой будущности у меня нет. Но если он это угадает, или кто я такая, то в этом случае окажется действительно настоящим колдуном". Улучив удобную минуту, она побежала к пагоде и по праву продавщицы, которой нельзя терять времени, была пропущена вне очереди.
   Внутренность крошечной пагоды тонула в полумраке, в глубине виднелось большое, задрапированное черным, магическое зеркало с мутной поверхностью, по сторонам маленького столика стояли два кресла и там же стоял индус, прибиравший что-то в открытой коробке. Любопытным взором окинула Мэри высокую и стройную фигуру "чародея", одетого в длинную белую тунику с кисейной чалмой на голове. Не отдавая себе отчета почему, но ее охватило жуткое чувство, когда индус предложил ей сесть и спросил, что она желает.
    - Скажите мне, если можно, спокойно ли пройдет моя жизнь и, главное, каков будет мой конец, то есть, какая смерть ждет меня? - и она протянула ему руку.
   Индус взял ее и нагнулся над атласной ладонью. Пальцы прорицателя были холодны, и Мэри показалось, будто они слегка дрожали.
   -Жизнь, подобная избранной вами, сестра Ральда, не может протекать тихо и безмятежно. Окружающие духи тьмы стерегут вас и создадут на вашем пути множество преград, а душе вашей причинят немало страданий. Ад требует платы за расточаемые им "блага земные".
   Мэри побледнела, задрожала и вскочила с места. Со страхом и изумлением глядела она в лицо индусу, а тот смотрел на нее с сожалением и грустью. Его взгляд показался ей удивительно знакомым-Но где она могла его видеть?..
   - Брат, вы один из наших, если знаете мое имя, - нерешительно проговорила она, знаком выражая ему благодарность.
   Индус отрицательно покачал головой.
   - Нет, я не из "ваших". Но я ясновидящий, и ваша жизнь не составляет для меня тайны. Вы спросили, между прочим, каков будет ваш конец. На это я не могу дать вам определенный ответ: ваше будущее темно. Могу только сказать, что еще раз вы будете стоять перед дилеммой: вернуться ли к свету или остаться приверженницей зла, ада. Я не могу предвидеть вашего выбора.
   -Мой выбор сделан и я тверда в своих решениях. Но, так как вы не из наших, то, надеюсь, что могу рассчитывать на вашу скромность? - холодно сказала она, уходя.
   - Излишний вопрос. Я только отвечаю на то, о чем меня спрашивают, а прочим не интересуюсь, - так же холодно ответил индус.
   Мрачная и озабоченная вышла Мэри из пагоды. Веселье базара было испорчено, а вернувшись домой она долго раздумывала. В первую минуту она хотела предупредить Уриеля, но затем отбросила эту мысль. Что за беда, наконец, если индус и знает истину? Что он будет молчать - это несомненно, подвергать же его злобе Уриеля стало ей вдруг почему-то крайне неприятно.
   По истечении нескольких дней она совершенно успокоилась и случай на базаре перестал тревожить ее. Она охотно приняла приглашение барона Козена на обед и равнодушно отнеслась к предстоящей там встрече с Равана-Веда. Обед был совсем запросто, и Мэри явилась со своим тигром: обыкновенно она не брала его с собой в гости, но Лили по наущению князя попросила привести и Пратисуриа, так как гости отца очень хотели видеть столь искусно прирученного зверя.
   В гостиной уже находились барон, князь и индус. Мэри любезно пожала руку князя и ответила холодным кивком на глубокий, почтительный поклон индуса. Но едва успела она поцеловать вошедшую Лили, как ее внимание привлек тигр.
   Пратисуриа обнаруживал признаки явного беспокойства, вздрагивал и прижимался к ней. Обыкновенно Мэри лично следила за тем, чтобы животное было сыто, и в данную минуту не понимала его волнения, хотя и сама она, дотронувшись до руки князя, ощутила нервную дрожь и какое-то гнетущее чувство. Но так как Пратисуриа не проявлял никакой враждебности, то она успокоилась, и все перешли в столовую.
   Недомогание Мэри, почти затихшее во время обеда, снова возобновилось по возвращении в гостиную. Когда же она случайно взглянула в направлении камина, то увидела Кокото, который со страшными гримасами делал ей призывные знаки и указывал на дверь; сзади него копошилась его банда, не осмеливаясь выступить за пределы камина, на что дерзнул только их отважный командир. Особенно неприятно было Мэри, когда она поймала взгляд князя, с насмешливым выражением тоже смотревшего на камин. В этот миг появилось светлое облачное существо, у которого отчетливо были видны только голова и руки. Над головой этого стража, преграждавшего, по-видимому, Кокото вход в комнату, мерцал небольшой голубоватый огонек, а в руке его блестел огненный меч, острие которого было направлено против чертенят.
   "Неужели князь видел Кокото и вызвал охрану?" - подумала она и вдруг припомнила, что он занимался оккультными науками.
   Тревожно оглянулась Мэри на Пратисуриа, но зверь лежал, уткнув морду между лап и нервно поводил ушами, что указывало на его волнение. Ей хотелось уехать, но сделать это было неловко, а потому, она постаралась овладеть собой и продолжала разговор, по-видимому, спокойно.
   Говорили об Индии, и Мэри рассказала, что молодой раджа, подаривший ей тигра, приглашал ее на родину, и она решила вместе с одной приятельницей и ее мужем принять это приглашение и побывать в таинственной стране, где, как говорят, можно встретить очень странных людей.
   - Вероятно, вы говорите о факирах-чародеях, Мария Михайловна? Эти люди действительно очень любопытны и их психология непонятна европейцу, - ответил князь, несший на себе всю тяжесть разговора, потому что Лили только слушала, а барон с индусом играли в шахматы.
   Потом Елецкий предложил Мэри показать ей собрание индийских драгоценностей, древностей, виды индийских храмов и дворцов. Она с удовольствием согласилась и вместе с Лили спустилась за князем в библиотеку, где тоже были размещены предметы древности. Пратисуриа следовал за хозяйкой и пока рассматривали редкости в библиотеке, оставался довольно спокоен, но как только они вошли в залу, тигр начал тихо рычать, бить хвостом и нервно вздрагивать.
   Князь как-то удивительно напряженно сосредоточился, и это особенное выражение с удивлением заметила Лили.
   Вдруг Елецкий спросил Мэри, не желает ли она видеть портрет настоящего Махатмы. Не ожидая ответа, он повел ее в конец комнаты, прямо к нише, и откинул скрывавшую ее тяжелую плюшевую драпировку.
   Хотя сентябрьский день был ясен и тепл, но уже наступили сумерки. Князь зажег электричество и ослепительный свет озарил характерный облик Веджага-Синга, от этого портрет приобрел удивительную жизненность и казалось, что белое одеяние его колыхалось, а глаза смотрели, как живые.
   В этот миг раздался громовой рев Пратисуриа, которого, видимо, охватил панический ужас. Присев на задние лапы, он таращил глаза на портрет и рыл пол могучими когтями, так что от паркета летели щепки. Узнал ли он того, кто когда-то поразил его? Заметив открытое окно, тигр одним прыжком подскочил к нему, выпрыгнул в сад и, мрачно рыча, исчез в темноте.
   Рев тигра сначала сковал страхом Лили, а увидев, что страшный зверь прыгнул вперед, она подумала, что тот бросился на князя. Обезумев от ужаса, она вскрикнула и упала без чувств. У Мэри тоже закружилась голова, и она оперлась о стол.
   Князь подошел к ней и взял ее за руку.
   - Откуда у вас это опасное животное? Кто дал вам этого адского зверя? - строго спросил он.
   Мэри выпрямилась, вырвала руку и смерила его гордым взглядом.
   - Вы заманили меня в западню и задаете вопросы, на которые не имеете никакого права. Откуда у меня Пратисуриа - никого не касается, - проговорила она.
   - За мной право всякого честного человека, который видя утопающего обязан попытаться спасти его. А вы находитесь в еще большей опасности, потому что рискуете погубить свою душу. Опомнитесь, Мария Михайловна, и разбейте сковавший вас адский круг, поймите же, что Пратисуриа - ваш страж. Здесь, в этом доме, вы в безопасности, и силы зла не могут проникнуть сюда, останьтесь же с нами, а могущество Христа оградит вас. Поверьте, Небо могущественнее Ада. Отрекитесь от захвативших вас демонов, и все, что вы потеряете там - найдете здесь. Обещаю вам это.
   Мертвенно-бледное лицо Мэри исказилось и она закрыла глаза, испытывая невыразимые судороги.
   Острые когти впивались ей в плечи, стараясь увлечь вон отсюда, потом ей показалось, что ледяные руки сдавили горло и ей не хватало воздуха, она задыхалась и конвульсивно подергивалась. С почти нечеловеческим усилием она выпрямилась, порывисто оттолкнула поддерживающую ее руку и, задыхаясь, крикнула вне себя:
   -Не прикасайтесь ко мне! Я запрещаю вам это! И не старайтесь насильно обратить меня. Мы принадлежим к двум враждебным лагерям, я свободно выбрала свой и принадлежу ему, связана с ним, а потому, останусь верна ему.
   Она пове

Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
Просмотров: 268 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа