Главная » Книги

Крыжановская Вера Ивановна - Адские чары, Страница 4

Крыжановская Вера Ивановна - Адские чары


1 2 3 4 5 6 7

а вечером Жюльетта, камеристка, и Клавдий замешкались, устраивая комнаты маркизы. Было, думаю, более одиннадцати, они убирали одну из комнат. Вдруг они услышали какое-то карканье рядом, в спальне. Изумлённые, они бросились туда и увидели, что большая чёрная птица, похожая на ворона, вылетела в окно и три раза каркнула, словно человеческим голосом: Ха-ха-ха! И им стало очень страшно.
   - Вероятно, окно было открыто, и привлечённая светом птица влетела в комнату. Я ничего страшного в этом не вижу. Что тут страшного, если ворона каркает? Вот если бы она соловьём запела, это было бы удивительно. Жюльетта и Клавдий глупы, а Ваше легковерие, господин Вернье, меня поражает, - сказал маркиз.
   - Но, господин маркиз, окна спальни выходят во двор, и поблизости нет деревьев, да и в саду никто не видал ворон ночью. А Клавдий не из трусливых, и он клялся мне, что слышал человеческий голос, - оправдывался управляющий.
   - Довольно, будь по-вашему. Волшебный ворон улетел, и удостоверить его личности невозможно, а пока мы сходим с Вами в беседку. Я хочу видеть букет и карточку. Кстати, велите позвать и грума.
   Когда открыли дверь беседки, их обдал удушливый трупный запах. Букет, по обыкновению, был из белых лилий и камелий, а на карточке стояла фамилия Басаргина.
   Керведек с отвращением швырнул карточку и велел её сжечь вместе с букетом.
   Грум, длинный, сухой, рыжий англичанин, повторил то, что рассказывал управляющий.
   - Господин этот был хорошо одет, но, должно быть он больной: лицо у него землистого цвета. Он дал мне десять франков, - прибавил грум.
   Маркиз пожелал видеть монету, и грум полез за ней в кошелёк. Но едва он взглянул на золотой, как у него сорвалось ругательство:
   - Ах, мошенник! Ведь монета - фальшивая!
   Керведек тоже осмотрел золотой. С одной стороны было, как следует, изображение республики, а с другой стороны была вырезана Адамова голова. Глубокие тёмные линии контура, казалось, были выжжены раскаленным инструментов.
   Маркиз побледнел, а затем вынул из кармана десять франков и молча обменять их на загадочную монету.
   Приказав не рассказывать о происшествии никому, особенно маркизе, он ушёл в дом.
   Несмотря на врождённый скептицизм, он чувствовал, что им овладевает панический ужас.
   День прошёл спокойно, а после обеда Керведек предложил жене съездить навестить его тетку, сестру отца, госпожу де Навиль. Старушка горячо любила племянника и давно желала, чтобы он женился. Поэтому она очень обрадовалась известию о свадьбе, искренне поздравила его и выразила желание, чтобы он представил ей свою молодую жену, когда будет в Париже.
   Госпожа Навиль жила по дороге в Версаль, в красивый даче, окруженной громадным садом.
   Автомобиль маркиза остановился перед узорчатой решёткой, и молодая чета пошла к подъезду дома по алее, обсаженной акациями, каштанами и кустами роз.
   Вдруг из кустов выскочила большая чёрная птица, побежала сначала перед ними по дорожке, махая крыльями, а зачем взлетела на дерево, испуская зловеще:
   - Ха-ха-ха!
   Хохот этот удивительно походил на человеческий смех. Маркиз побледнел, а Кира, дрожа всем телом, схватила за руку мужа.
   - Это он, - глухо прошептала она. - Разве ты не узнал его смеха?
   Страшный, глумливый хохот раздался снова. Тогда Кира опрометью бросилась бежать к дому и не успокоилась, пока за ней не захлопнулась входная дверь. Ей пришлось сделать над собой нечеловеческие усилия, чтобы не выдать волнения перед тёткой мужа.
   Радушный приём госпожи Навиль успокоительно на неё подействовал. Тем не менее старушка заметила расстроенный вид и тревожное состояние Киры, но приписала это нездоровье и не удивилась тому, что гости пробыли у неё недолго.
   - Тебе нужно скорей везти жену к морю, - на прощание сказала она племяннику. - Она очень бледная, а свежий морской воздух быстро вернёт ей румянец.
   - Ты совершенно права, тётя Ивонна, и я постараюсь выехать как можно скорее, - целуя руку тети, ответил маркиз.
   Вернувшись домой, Кира жаловалась на головную боль и сильное сердцебиение, ей дышалось с трудом, и руки были холодны. Общий вид жены настолько встревожил маркиза, что он заставил её выпить успокоительных капель, а сам сел у изголовья постели.
   Кира скоро уснула тревожным сном. Она глухо стонала, беспокойно ворочалась на кровати и, порой, точно сталкивала что-то с груди.
   "Должно быть, кошмары её мучают", - думал маркиз, грустно глядя на жену.
   Нет, так дальше продолжаться не может! Это смешное, возмутительное положение должно кончиться.
   И он в беспокойстве зашагал по комнате. Завтра он посоветуется с врачами... Только приведёт ли это к чему-нибудь? Враг, преследовавший его и его несчастную жену, был неуловим...
   Он всё смеялся над привидениями, призраками и вампирами; он не верил в потусторонний мир и фантастические существа, его населяющие; он считал глупыми обманщиками спиритов и оккультистов, отыскавших будто бы ключ к тайне. Однажды он прочитал роман, в котором описывалось, как дьявольская сила высасывала из живого человека его жизнь. Читая этот роман, он хохотал до слёз. А теперь он сам наткнулся на что-то загадочное и мрачное...
   Кто такой тот, который под именем Басаргина следует за ними по пятам, принося с собой трупный запах? Кто раздаёт "на чай" золотом и неуловимо становится между ним и обожаемой женой?
   Маркиз был храбр. Если бы на него в глухом лесу или на большой дороге напал целый десяток разбойников, он смело вступил бы с ними в бой. Но против врага невидимого, если это действительно выходец с того света, он чувствовал себя безоружным. Он вспомнил о вороне, о странном дьявольском смехе птицы, и его бросило в дрожь...
   Однако его закоренелый скептицизм ещё не поддавался. Он со злостью старался убедить себя, что у него просто нервы разыгрались от всех этих историй.
   Приглашённые доктора не нашли у Киры признаков серьёзного заболевания, а указали лишь на сильное общество нервное расстройство, прописав чистый воздух, умеренные развлечения и побольше движений. Поэтому маркиз решил везти жену дня через три в замок Керведек. Равнодушно ко всему и усталая, Кира была на всё согласна.
   С таким же равнодушием ехала она вечером в театр, куда муж повёз её, чтобы развлечь. Давали весёлую комедию. Второй акт только что кончился, и маркиз в бинокль рассматривал залу. Вдруг он вздрогнул, побледнел, и рука его опустилась. В пустой ложе, прямо против них, на среднем кресле сидел скелет, только голова была похожа на голову живого человека. Фосфорически горевшие глаза были устремлены на Керведека и его жену. Но когда маркиз отнял от глаз бинокль, ложа оказалась пустой.
   "Зрительная галлюцинация", - подумал он.
   Чтобы проверить себя, он вновь навёл бинокль на подозрительную ложу, и отвратительный призрак появился снова. Полуразложившееся лицо его было, несомненно, лицом Басаргина.
   У маркиза выступил холодный пот, и он на мгновение закрыл глаза, охваченный ужасом, но глухой вскрик жены сразу отрезвил его. Кира без чувств лежала в кресле, и её бинокль с шумом полетел на пол. Значит она тоже видела.
   Не без труда он привёл её в чувство и увёз домой.
   Пока горничная раздевала и укладывала Киру, маркиз сошёл в сад. Ему необходимы были свежий воздух и уединение, чтобы собраться с мыслями. На этот раз его скептицизм потерпел поражение, но рассудок не мог постичь того, что произошло.
   Погуляв час, он вернулся в дом и шёл коридором мимо комнат горничной и лакея. До него донёсся разговор, слова Жюльетты привлекли его внимание.
   - Я вам говорю, что здесь происходит что-то подозрительное, какая-то чертовщина, а то и колдовство. Почём я знаю?
   - Да что происходит-то чёрт возьми! Дьявольщина? Ха-ха-ха! В самом деле? И в самом Париже? Это забавно!
   - А ворона, забыли? Ага! Теперь вот чёрный кот с зелёными горящими глазами преследует нашу молодую барыню. Ах! Я уже трижды видела этого дьявольского кота, и невозможно понять, куда девается эта подлая тварь. Два раза он сидел в кресле у постели и глядел на спящую маркизу. А вчера ночью, услыхав, что барыня стонет во сне, я пошла и вижу, что кот свернулся у неё на груди. Он тотчас убежал, но куда? Все двери были заперты. Я так его и не нашла.
   Маркиз вздрогнул и пошёл дальше. Не открывая дверь в спальню, он услышал слабый стон Киры, и ему показалось, будто что-то чёрное спрыгнуло с постели на пол и исчезло в темноте.
  

Глава шестая

   Замок Керведек был построен в XVI веке. Часть его была перестроена во времена Людовика XVI. Неподалёку, на холме, находились развалины древнего замка, от которого осталась лишь одна, готовая ежеминутно рухнуть башня.
   За несколько часов до прибытия господ в замок приехали горничная с камердинером, и первое, что им доложили, это о том, что для маркизы доставлен букет из белых лилий и камелий.
   - Да вы, должно быть, встретили этого господина. Он был верхом на чудном коне, а у самого рожа прескверная, точно у покойника. Да и цветы его воняют, должно быть он их модными духами вспрыснул, - пояснила Жаклин, экономка.
   - Ох, сам у нас такие штуки выделывает, что волосы дыбом встают, - сказал Клавдий.
   Прислуга пришла в ужас, услыхав про странные, таинственные явления в Париже. Не испугался один Пьер, сын экономки, служивший в замке садовника.
   Это был молодой человек, крепко сложенный, бретонец. Он смело заявил, что желал бы повстречаться с чёртом и всадить ему пулю в брюхо за подлое преследование женщины.
   - Если это не просто какой-нибудь плут, а вы, по глупости, поверили в небылицы, - прибавил он.
   - Сам ты дурак, - гневно крикнула на него Жаклин. - Ещё сегодня ночью были разные скверные приметы. Пастух Гильо слышал зловещий шум в развалинах: уж мы знаем, что это значит! А Мадлена, идя ночью в село, слыхала в старом склепе стоны и плач.
   Люди были подавлены услышанным и разошлись в удрученном состоянии.
   Когда экипаж с молодой четой въехал в тенистую дубовую аллею, которая вела к замку, чувство гнетущей тоски и смутного страха объяло Керведека, ему даже показалось, что порыв холодного ветра пахнул в лицо.
   В этот миг Кира схватила мужа за руку.
   - Смотри, это он, - тихо прошептала она.
   Повинуясь точно какому-то магическому действию, маркиз поднял голову и заметил в густой зелёной листве сероватый шар. И из него на них смотрели два блестящих глаза, которые затем погасли.
   - Это галлюцинация, - пробормотал шутливо маркиз.
   Но голос его прозвучал фальшиво. Жена грустно поникла головой, и он замолчал.
   Доклад прислуги о появлении неизвестного всадника со злополучным букетом совсем испортили маркизу настроение. В мятежной, неверующей душе повесы происходил целый переворот.
   Крайний материалист, не признававший Бога и не допускавший даже существования души, он никогда ни о чём ином не думал, как о наслаждении жизнью. "Надо наслаждаться как можно более и полнее, пока не поглотит небытие" - было его житейским правилом. И вдруг он натолкнулся на потусторонний мир, населённый живыми, якобы, существами. Эти существа были обуреваемы ненавистью, ревностью и жаждой мщения, эти существа были обуреваемы ненавистью, ревностью и жаждой мщения, эти существа оказывалось неуловимыми, но грозно преграждали ему путь к законному счастью... Все нагромождённые им "удобные" убеждения и верования рушились, он оказался сбитым с толку и беспомощно метался из стороны в стороны, как корабль, потерявший руль и снасти...
   Киру он нашёл в будуаре. Она сменила дорожный костюм на тёмный шелковый пеньюар, который ещё резче оттенял её смертельную бледность. Ни разу ещё он не видел её такой расстроенной и охваченной необычным волнением.
   Увидав мужа, она жестом ему место рядом с собою на диванчике, её бледные щеки вспыхивали лихорадочным румянцем. Она попробовала заговорить, но дрожащие губы не повиновались. Наконец, она превозмогла своё волнение и чуть слышно сказала:
   - Ввиду неумолимой ненавистью, с которой преследует меня Алексей, я считаю, что обязана принести моё покаяние, унизительное для меня, но...
   - Да что же, наконец, надо его проклятой душе? - яростно вырвалось у маркиза.
   - Отомстив за себя, и это - его право. Неосторожно, безумно, может быть, я накликала на себя беду, и теперь  адские   чары  требуют расплаты.
   Она описала своё посещение Малейнен, происшедшую тогда у колдуньи страшную сцену, и указала на злополучные последствия, обрушившиеся на Настю и на неё. Про свою вторичную поездку на Волково она, однако, умолчала.
   - Разумеется, я не предполагала ничего подобного и в колдовство даже не верила, а старуха тогда врасплох поймала меня. Всё равно, договор с дьяволом нерушим, и я чувствую, что проклята. Но сознание, что я могу навлечь на тебя адское мщение, подвергнуть тебя смертельной опасности, мучает меня день и ночь...
   Её душили слёзы, и она смолкла.
   - Я не противна тебе милый, милый? Скажи, ты не боишься меня, проклятой, связанной с дьяволом? Но если уж я погибла, то хочу, чтобы ты был спасён, потому что люблю тебя больше жизни. Я... возвращаю тебе свободу и умоляю начать развод. Ведь я не жена тебе, и никогда ею быть не смогу, нас разделяет ад. Я вернусь в Россию и постригусь в монастырь. Может быть, храм оградит меня от ужасного преследования Алексея, а мои мучения, после потери любимого человека, его удовлетворят.
   Маркиз был бледен и слушал её в смущении. Рассудок его не мог допустить что-либо подобное, а между тем действительность подтверждала слова жены.
   Но он искренне любил Киру, а её отчаяние возбудило в нём жалость и чувство, несравненно более чистое и глубокое, чем та чувственность, которую она ему прежде внушала.
   Он привлёк к себе жену и поцеловал её дрожащие губки.
   - Не плачь, дорогая! Я не боюсь тебя и никогда, слышишь ли, никогда тебя не покину. Я не осуждаю за ребячество и легковерие, которое повлекло тебя к колдунье. Я не знаю, какие злополучные силы пустила в ход эта чухонская ведьма, но, во всяком случае, готов оспаривать тебя у самого дьявола, потому что любовь моя не отступит ни перед какой борьбой, и я уверен, выйдет победительницей.
   Звонкий, глумливый смех, исходивший словно из камина, прервал его. Кира, обнимавшая и благодарившая его за любовь, задрожала и вырвалась из его объятий. Взбешенный маркиз вскочил и гневно сжал кулаки.
   - Проклятый призрак! Ну, выходи и говори, что тебе нужно, а не нападай из-за угла, мерзавец, мучающий женщину, которая и согрешила-то лишь по неопытности. Выходи, говорю, подлое исчадие ада, или убирайся в свою могилу, а не то я тебя заставлю. И призову на помощь силу церкви. Увидим, кто восторжествует: дьявольское копыто или святой животворящий крест Господень.
   На эти слова, столь неожиданные в устах атеиста, раздался зловещий треск и послышалось странное шуршание, словно какая-то тяжёлая масса тащилась по трубе камина.
   На дворе бурный порыв ветра потряс вековые деревья сада. Кира в эту минуту схватилась руками за голову, вскрикнула и упала без чувств.
   Маркиз поспешил закрыть окно, так как, по-видимому, надвигалась гроза, затем он перенёс жену в спальню и позвонил Жюльетте.
   Горничная прибежала вместе экономкой, и обе стали приводить в чувство Киру, лежавшую без движения.
   Снаружи, между тем, буря усиливалась, небо быстро затянулось тёмно-зелёными тучами, рассекаемыми поминутно яркой молнией, неистово свистел и выл ветер, а в комнате всё продолжал раздаваться зловещий треск. Старая Жаклина побледнела и с трепетом прислушивалась к этим звукам. Вдруг она проворно ушла из комнаты и затем вернулась с древним серебряным распятием и хрустальным медальоном, заключившим священную остию. Перекрестившись, она положила их на грудь Киры.
   В этот миг оглушительный раскат грома, точно пушечный выстрел, потряс стены замка, стекла в окнах разлетелись вдребезги, и в комнату влетела шаровидная молния, которая покружилась несколько раз над головой Киры, а затем поплыла к камину, где и исчезла.
   Минут через десять гроза прошла, тучи разогнало, и яркое солнце засияло на голубоватом небе. И не будь разбитых стёкол да вырванного с корнем столетнего дуба у окна, можно было, усомниться, что чудная погода нарушалась.
   Новое происшествие возбудило в людской бесконечные пересуды, только и разговоров было, что про дьявола, прицепившегося к молодой барыне. Но относительно причин такого наваждения мнения разделились, одни видели в этом наказание за явное безверие маркизы, другие считали его следствием какого-нибудь тайного греха, совершенного Кирой, а третьи приписывали тому, что она схизматичка и носит варварское имя, не имеющее святой покровительницы.
   Жаклина взяла барыню под свою защиту, доказывая, что та, хоть и схизматичка, а добрая, ласковая, что она очень её жалеет и посоветует маркизу обратиться к тётке Лебретт, чтобы та изгнала из неё беса.
   Решившись на такой шаг, экономка в тот же вечер отправилась к маркизу, сидевшему в кабинете, и высказала своё мнение.
   - Очень вам благодарен, добрая Жаклина, и непременно последую вашему совету. А кто же она такая, эта женщина? - спросил Керведек, с трудом удерживаясь от смеха при мысли, что он будет советоваться с деревенской колдуньей.
   - Ноэми Лебретт, или тётка Лебретт, как её у нас зовут, вдова старого пастуха. - Она очень стара, но силой обладает большой. Она чудесно исцеляет от болезней, тушит пожары, очищает неспокойные дома и вызывает усопших в долине долменов. Но беда тому, кто её обидит, и на кого она напустит. Такой человек на всю жизнь остаётся испорченным. Только она, по-моему, и может Вам помочь.
   Маркиз ещё раньше решил обратиться к оккультистам, чтобы они отрешили от него и Киры преследовавшую их нечисть. Тем лучше, если в этом деле ему поможет бретонская колдунья.
   Тётка Лебретт жила в соседней общине, а так как у Керведека неподалеку от села был хутор, служивший пристанищем во время охоты, то он решил провести там несколько дней.
   Дачка очень понравилась Кире. После бури она страдала тупой головной болью, словно от сильного удара в темя, и теперь ей казалось, что на вольном воздухе она лучше себя будет чувствовать, чем за массивными стенами замка.
   Переезд был назначен на следующий день. Супруги решили пожить там с неделю, а тем временем маркиз посетил тётку Лебретт и постреляет дичь.
   Как только это известие дошло до людской, Пьер заявил, что немедленно отправляется на хутор.
   - Умираю от любопытства, такая охота повидать вблизи беса! А если он вздумает заявиться завтра со своим протухлым букетом, так я ему пулю всажу, - со смехом говорил он.
   - Не делай этого, Пьер. Ты ведь тоже из тех, которые ни во что не верят. А между тем ясно, что тут замешан дьявол, - испугалась Жаклин.
   - Там увидим, - ответил смелый бретонец. - Во всяком случае, я не упущу случая поглядеть на заправского чёрта, явившегося прямо из ада. А если я его прогоню, так он ещё может быть, оставит мне на память свои рога, копыта и хвост.
   Храбрость Пьера имела и другую подкладку, кроме любопытства.
   Он был влюблён в хорошенькую дочку фермера, Нанон, и рассчитывал, не без основания, что если удастся избавить господ от беса, в котором он подозревал просто какого-нибудь негодяя, то маркиз даст ему средств, чтобы жениться и устроиться.
   Переговорив с Нанон, он посвятил её руки в свои планы, и влюблённые решили с зари сторожить у дома, откуда была видна далеко дорога, так что никто не прошёл бы незамеченным.
   Было около семи часов утра, когда Нанон, чистивший горох, показалось будто на дороге, вдали появился всадник на вороном коне.
   - Не забудь наставлений, Наннет. Если это тот мерзавец, который дурачит господ, и если он опять будет передавать тебе букет из белых лилий и камелий, ты крикни и беги во двор. А я здесь спрячусь, за дверью, и как только ты крикнешь, выскочу и выстрелю в него из револьвера.
   Едва парень скрылся за дверью, как из соседних кустов появился какой-то господин с большим букетом белых цветов в руках. При первом взгляде на бескровное лицо незнакомца и блестевшие глаза, безумный ужас овладел девушкой. Она дико крикнула и, опрокинув миску с горохом, со всех ног бросилась бежать.
   Пьер мигом выскочил и дал выстрел по человеку, который с криком отскочил в сторону.
   - Да что вы все ослепли или взбесились? Ты меня чуть не убил! Пуля на палец от головы прошла. А эта недотрога Нанон, бежит, словно, от дьявола, - кричал здоровый крестьянин в бретонском наряде, сопровождая свой оклик отборной руганью.
   Бледный Пьер ошалел, глядя на стоявшего перед ним рабочего с фермы. На скамейке, у опрокинутой миски, он увидел злополучный букет.
   - Прости, Иван, я тебя не хотел убивать, а вот того подлого... чёрта, который преследует нашу молодую барыню...
   Он кратко рассказал, в чём дело, и указывая на букет, добавил:
   - Вот, гляди, дьявольские цветы... Он мне глаза отвёл, чтобы на убийство натолкнуть.
   Иван, суеверный, как истинный бретонец, бухнулся на скамью; со страху у него подкашивались ноги, и он с отвращением сбросил букет на землю.
   - Видать, что он из преисподней: от него мертвечиной так и разит. Надо бы его сжечь на можжевельнике, да святой водой окропить.
  

Глава седьмая

   Выстрел привлёк фермера с женой, а Нанон крикнула несколько рабочих и работниц.
   Сожжение было решено единогласно. Фермерша принесла жаровню, ладан и пузырёк со святой водой из Лулда, а Пьер взял щипцами букет и положил на жаровню, обсыпав сверху ладаном.
   - Вот, если он не от дьявола, так святая вода и ладан его не потревожат.
   Но каково же было всеобщее изумление, когда букет поднялся и вьюном завертелся над жаровней.
   Все отшатнулись в ужасе. Один Пьер держал себя храбро: громко прочёл молитву Богородице Скоропослушнице и облил цветы священной водой. Букет тотчас же полетел на землю, окутался чёрным паром и затем лопнул с пистолетным выстрелом, исчезнув в дыму без следа. Все перекрестились, испуганно глядя на жаровню; чувствовавшаяся в воздухе вонь доказала, что всё это было наяву.
   Через несколько часов прибыли маркиз и маркиза. Кира нечего не узнала о происшествии, но маркизу фермерша доложила обо всём подробно, и он молча выслушал её, покручивая ус. Он уже перестал чему-либо удивляться.
   Первые дни, проведённые на ферме, прошли спокойно. Если не считать головной боли, Кира чувствовала себя, в общем, сносно. А так как ничто, по-видимому, не напоминало ей о страшном преследователе, то она даже немного успокоилась. Да и маркиз, со своей стороны, снова стал надеяться, что дух-мститель оставил их, наконец в покое.
   Удачная охота и движение на чистом воздухе вернули ему, отчасти, обычное настроение, и однажды вечером он шутя предложил жене совершить поездку.
   - Это развлечёт тебя, мой бедный друг. А место, которое я намерен тебе показать, сродни, до некоторой степени, нашему дьявольскому приключению. В своё время чёрт наделал там тоже много разных гадостей...
   - О, нет, нет! Я не хочу видеть такого, что так или иначе касалось бы чёрта, - с дрожью в голосе ответила Кира, бледнея.
   - Ведь это же старая история, дорогая моя. Ей больше четырёхсот лет, и происходила она в XV столетии. Поэтому, разумеется, что дьявол уже давно не посещает развалин замка Тиффож. Тем не менее, замок всё-таки крайне интересен. Он связан с именем одного из выдающихся людей своего века. То был полководец, учёный, артист и, вместе с тем, лютый убийца, который когда-либо существовал.
   - Тиффож?! Замок грозного маршала Жиля де Рэтц[1]. Правда, я бы хотела его увидеть, - оживилась Кира.
  
   [1] - Жиль де Ретц, барон де Ретц /1404-1440/ - французский маршал. Отличился в войне с англичанами. Под Орлеаном сражался с Жанной д'Арк, Был сожжён за то, что погубил, вследствие колдовства и противоестественных пороков, множество людей.
  
   - В таком случае, значит решено. Завтра, на заре мы выедем в автомобиле. Около двух или трёх часов будем на месте и осмотрим развалены. А в случае, если запоздаем, переночуем в гостинице и затем вернёмся сюда.
   Решившись на поездку, Кира занялась приготовлением, в корзину положила провизию с вином. Легли спать они пораньше, и на следующий день утром тронулись в путь.
   По дороге маркиз рассказывал о жизни маршала, подробности которой Кире были малоизвестны. Маркиз всегда крайне интересовался личностью этого человека, бывшего сначала соратником Жанны д'Арк, благочестивым и храбрым воином, а кончившего жизнь на костре, уличённый в сношениях с дьяволом и избиении тысячи детей.
   - Меня всегда манило желание разгадать тайну этой великой личности, - прибавил маркиз. - Какое таинственное сплетение обстоятельств, оставшихся до сего времени неясными, побудило этого красавца, молодого человека, богатейшего из французских баронов, маршала Франции в двадцать шесть лет, замкнуться в этой крепости Тиффож и уйти в неслыханный, безумный разгул. Не менее любопытно, что личность Жиля де Рэтц, про прозвищу "Синяя борода", жива в народной памяти, и до сих пор никто не пройдёт под стенами замка, не перекрестившись. По вечерам рассказывается его история, и уверяют даже, что в развалинах слышатся стоны и рыдания.
   - А не преувеличены ли его грехи и преступления? Легенды частенько раздувают события жизни своих героев, - заметила Кира.
   - О, нет, к сожалению. Акты процесса приводят сотни имён похищенных и задушенных детей. Я несколько лет тому назад присутствовал при раскопках в замке со знакомым профессором, и мы нашли в одном из подвалов массу черепов и костей - наглядные следы злодеяния Жиля де Рэтц и его сообщника Франциска Прелати.
   Должен тебе сказать, что заинтересовавшись этой историей, я очень тщательно прочёл заметки моего приятеля, профессора, о процессе маршала; а он это дело изучал по подлинным документам. Там я натолкнулся на факт, который в то время счёл за мистификацию, несмотря на достоверные показания. Ну, а теперь, после всего, что мы сами испытали, история эта представляется в другом свете.
   Я имею ввидудва высказывания дьявола: одно - сделанное колдуном, имя которого осталось неизвестным, а другое - самим Прелати. В обоих случаях запиравшиеся наглухо в комнате заклинатели были изранены, избиты и даже чуть не убиты вызванным демоном. В течение нескольких месяцев они были при смерти, и сам Жиль де Рэтц за ними ухаживал. При таком историческом факте разговора не может быть галлюцинации; раны, синяки - доказательства неопровержимые, а между тем, в нас вбито такое неверие и сомнение, что я не поверил бы и смеялся, если бы у меня самого не было бесспорных данных о таинственном вмешательстве загробного мира в судьбы людей.
   Ты пожалуйста не падай духом и не приходи в отчаяние, Кира. Я убеждён, что от всякого зла существует своё средство спасения, и, с помощью руки Божьей мы восторжествуем над адом...
   Появление изящного автомобиля в бедном селении, расположенном у подошвы древнего замка, вызвало некоторое волнение.
   Хозяин сельского трактира почтительно принял гостей, отвёл им лучшую, у себя комнату и, узнав, что они желают осмотреть развалины, послал немедленно предупредить огородника, служившего обыкновенно проводником и проживавшего в домике не бывшем "почётном дворе" замка.
   Позавтракав, Керведек с женой отправились осматривать развалины, а хозяин гостиницы предупредил, что они будут не одни, и что целая компания в десять человек прибыла из Нанта с той же целью.
   Местность кругом была маложивописна, но древняя крепость, даже развалившаяся, хранила и поныне свой внушительный вид. Средневековые архитекторы строили на века; замок был почти в целости, и сохранились даже крепостная стена, с обвалившимися, однако, башнями по бокам.
   С интересом, подернутым чувством гордости, поглядывала Кира на зубчатые массивные башни этого средневекового сооружения, один двор которого вместил в себя целый огород. Домик огородника, длинные гряды капусты и других овощей казались ей глумлением, настолько барственный замок сберёг былое величие.
   У левого крыла здания они наткнулись на туристов, про которых им говорил хозяин гостиницы. То были студенты со своими профессорами и несколько художников, собравшихся писать этюды. Один из художников, знавший маркиза по Парижу, представил ему и жене спутников, и было решено совместно производить осмотр.
   Последовательно, с остановками шли они по громадным стрельчатым залам и коридорам, то узким, то широким. Всё было опустошено. Обнажённые гранитные стены производили невыразимое тоскливое впечатление; тем не менее, Кира была очарована.
   Но ей хотелось бы одной бродить здесь. Мечтать о том прошлом, про которое ей рассказывал муж. А громкие голоса, смех да остроты студентов по поводу Жиля де Ретц и его связи с дьяволом, который всё-таки не спас его от казни, её раздражали. И она невольно отстала.
   Её неудержимо тянуло в коридор, в глубине которого была сводчатая дверь.
   Ей пришло в голову, что, может, быть она откроет тайник, где найдёт какое-либо обстоятельное воспоминание о страшном владельце Тиффожа.
   Без страха прошла она по коридору и очутилась в просторной комнате с готическим окном; но плющ, покрывавший теперь снаружи стены, затянул окно, точно, завесой, и в комнате стоял зеленоватый полусвет. Над большим камином высечен был щит с гербом маршала, а внутри замечались следы производившейся некогда топки. Небольшая дверь, прежде вероятно скрытая чем-нибудь, вела в тёмный чулан, откуда лестница, проделанная в толще стены, спускалась куда-то вглубь.
   Кира с любопытством нагнулась и взглянула вниз; но в этот миг порыв холодного воздуха ударил ей в лицо, а сердце тоскливо сжалось. В первую минуту она подумала, что открытая лестница выведет её в какой-нибудь тайник, а там она найдёт что-либо принадлежавшее загадочному злодею, который возбудил в ней любопытство и непонятный страх.
   Но когда ледяной, зловонный ветер пахнул на неё, смутный страх сменился ужасом, который сковал её. Она окаменела, и сердце замерло в груди, когда до неё ясно донесся шум приближающихся шагов.
   По каменным ступеням слышалась гулкая поступь обутых словно в железную обувь ног, затем в двух шагах от неё появилась тёмная тень, и под надвинутым капюшоном обрисовалось смертельно бледное лицо Басаргина, с дьявольской усмешкой глядевшего на неё.
   У Киры стала кружиться голова, и ей начинало казаться, что она валится в мрачную бездну. Но отчаянным усилием она постаралась оправиться; бросилась бежать и, спотыкаясь, влетела в соседнюю комнату.
   Что перечувствовала она в эту минуту, не поддаётся описанию. Ей казалось, что у неё связаны руки, рот чем-то заткнут, чтобы помешать кричать, и что кто-то её тащит насильно. Когда она вбежала, то очутилась как будто не в той комнате, которую видела только перед тем - с обнаженными, почерневшими от времени стенами.
   Теперь она стояла в роскошной зале, пол которой был устлан чёрными и белыми плитами, а стены отделаны дубом. Огромный буфет с тонкой, как кружево, резьбой, с раскрашенными и вызолоченными фигурами был полон дорогой хрустальный и серебряной посуды.
   Подле окна, на высоте одной ступеньке, стояло под балдахином кресло с высокой стенкой, называвшееся в старину "кафедрой". Вдоль стен были длинные деревянные рундуки с набросанными сверху вышитыми подушками.
   Посреди комнаты, у стола, на котором стояли позолоченный костюм и кубки, сидели трое мужчин: двое на складных стульях, а третий - в кресле, на спинке которого был вышит герб.
   Сколь не удивительна была эта перемена декораций, она не произвела почему-то на Киру никакого впечатления. Всё её внимание сосредоточилось на господине, сидевшем в кресле.
   Это был молодой человек высокого роста и крепко сложенный, с красивым, умным лицом, обрамленным иссиня-чёрной бородкой; его большие чёрные и жестокие глаза сурово и презрительно взглянули на неё.
   На нём было темного цвета трико и зелёный с серебряным шитьём парчовый камзол, стянутый в талии богато отделанным поясом, на котором висел кинжал; низ камзола, в виде короткой юбки, был весь в складках и оторочен мехом.
   Второй из сидевших за столом был молодой человек итальянского типа, одетый в длинный, широкий балахон; третий был тоже, по-видимому, вельможа, но очень сумрачного вида.
   Но затем внимание Киры обратил на себя человек, который на её глазах поднялся по лестнице, и в эту минуту подошёл к столу.
   То был Басаргин, а вместе с тем как будто и не совсем он.
   Когда человек этот бросил на землю свой длинный чёрный плащ с капюшоном, то она увидела, что на нём надет колет из оленьей кожи, а ноги обтягивает тонкая кольчуга. Под плащом он принёс ребенка, мальчугана лет шести или пяти, розового, белокурого и прекрасного, как херувим; у того платком был завязан рот, и он казался в обмороке.
   - Гляди, Жиль, какую я тебе принёс славную добычу, - сказал вошедший, бросая ребёнка на колени тому, который сидел в кресле.
   - А это, - он показал на Киру, - мать это мать этого бутуза. Она тоже может пригодится на что-нибудь.
   - Пожива хорошая. Спасибо, Роже, не то мы сегодня сидели бы с пустыми руками, ответил тот.
   Наполнив вином свой бокал, он подал его пришедшему, который осушил его залпом.
   Затем он встал и сказал:
   - Идёмте друзья, и приступим сейчас же к делу. Ты, Франциск, снеси ребёнка, да прежде приведи его в чувство. Ты, Саллэ, поди зажги лампады и всё приготовь, а ты, кузен Бриквилль, отведи даму. Она нам понадобится, когда мы покончим с мальчишкой.
   Тот, кого назвали Бриквиллем, схватил Киру и потащил. Несомненно, это был Басаргин. Его мертвенное лицо склонилось над ней, зловонное дыхание душило её, костлявые пальцы впивались в её тело, как железные когти, а хорошо знакомый голос злорадно шептал:
   - Наконец-то ты в моих руках, убийца. Здесь, где погибло столько несчастных, где ещё всё дрожит от предсмертных воплей убитых, где стены пропитаны кровью и оживают ужасы адского шабаша, здесь-то я и замучаю тебя, чтобы твоя смерть пресекла, наконец, соединяющую нас связь. Тогда и ты отправишься со мной на мучения в ад.
   Кира безумно отбивалась от него. В эту минуту она невыразимо страдала от изумительной, непонятной двойственности своего существа.
   Она точно раскололась, сознавая себя в одно и то же время Кирой и кем-то другим, - иной женщиной, имя которой от неё ускользало; подобно тому, как Алексей одновременно казался и Басаргиным, и тем неизвестным, которого только что называли Роже де Бриквилль.
   Пока эти мысли проносились ураганом в её возбуждённом, усталом мозгу, её всё куда-то тащили. И вдруг она очутилась в круглой зале с голыми стенами и каменным полом. В громадном очаге пылал целый костёр, а вся обстановка залы состояла из длинного стола и нескольких стульев.
   Налицо оказались те же люди, которых она видела раньше. Только теперь человек в зелёном камзоле был совершенно нагим, а у прочих были только кожаные передники; она же, крепко привязанная к стулу, не могла пошевельнуться и с ужасом глядела на ребёнка, который уже пришёл в себя и выбивался с криком из рук раздевавшего его Франциска.
   Наконец, мальчугану заткнули рот, накинули верёвку на шею и повесили на стенной крюк. Кира видит, как синеет лицо ребёнка, и сердце её разрывается на части, но освободиться она не в силах. По знаку чернобородого ребёнка сняли и подали ему.
   Тот нежно снимает с его шеи верёвку, вынимает у него изо рта закладку, вливает в рот вино и мало-помалу приводит в чувство.
   - Не бойся, дружок, - успокаивает он мальчугана. - Я тебе зла не сделаю и верну матери.
   Радостная улыбка озаряет прелестное лицо мальчугана. Он протягивает ручонки к Кире и кричит:
   - Мама, мама, возьми меня скорее!
   Он попытался кинуться к матери, но его не пускают.
   - Поцелуй меня раньше, скажи спасибо.
   Ребёнок, не задумываясь, обнимает бородатого за шею и подставляет ему свои розовые губки.
   Кира облегчённо вздыхает.
   Но в эту минуту в руке дьявола в человеческом образе блеснул кинжал и вонзился в спину ребёнка. Как подкошенный цветок, склоняется полуотрубленная кудрявая головка, а брызнувшая кровь потоками заливает палача и пол...
   Что происходит далее, Кира видит уже сквозь кровавую дымку.
   Новый удар ножа рассекает грудь ребёнка, откуда вырывается трепещущее сердце, а внутренности вываливаются на пол.
   Наконец, розовые ручки и ножки малютки поочередно отсекаются и кидаются в раскалённую печь, а преступник, опьянённый развратом и кровью, покрывает поцелуями мёртвое личико убитого и швыряет затем кудрявую головку в огонь.
   - Теперь давайте женщину, - кричит Жиль де Рэтц.
   Верные помощники хватают Киру, кладут её на скамейку и раздевают, а Басаргин схватывает верёвку от висящего на углу колокола и начинает неистово звонить.
   От резких звуков у Киры дрожит всякий нерв, и она испытывает физическое мучение. В этот миг она видит, как страшный хозяин замка заносит над ней окровавленный кинжал, и в её затуманенной голове еле пробивается одна мысль, один отчаянный призыв:
   - Иисус, спаси меня!..
   Раздаётся взрыв адского хохота, от которого дрожат стены замка. Костлявые руки Басаргина подхватывают её и отбрасывают далеко в сторону, а сам он расплывается в какую-то зеленоватую безобразную массу.
   Кира ощущает острую боль в голове и теряет сознание...
   Занятый разговором с профессором, маркиз не сразу обратил внимание на отсутствие жены, но заметив, что её нет, встревожился и объявил, что отправляется на розыски, прося спутников продолжить осмотр. Однако и все остальные изъявили желание его сопровождать.
   - Напрасно барыня отделилась от нас, - сказал огородник, показывавший туристам замок. - В этой путанице комнат, коридоров и ходов заблудится легко, а не то и просто свалиться куда-нибудь в подвал.
   Тщетно вся компания бегала по залам и коридорам, обшаривая всякий укромный уголок и громко зовя Киру; та не откликалась, и кругом было тихо.
   Маркиза бросило в пот, когда он увидел многочисленные колодцы и провалы, тёмные и узкие проходы, которые вели в подземный лабиринт. Горько упрекал он себя, что не заметил исчезновения Киры.
   Уже с час, как длились поиски. Пришлось даже зажечь факелы, потому что погода испортилась, небо затянулось тучами, и в развалинах стемнело. Все стали приходить в отчаяние, как вдруг один из студентов, войдя в отдалённую, примыкавшую к башне залу, увидал лежавшую на полу тёмную массу. На его зов прибежали прочие спутники с маркизом во главе.
   Это была Кира, но в обмороке и, к всеобщему ужасу, она лежала на краю открытого провала так близко, что могла ежеминутно, при малейшем движении, полететь вниз.
   Её вынесли во двор. К этому времени небо прояснилось, и солнце золотило своими последними лучами башни и стены мрачного замка.
   Среди профессоров нашёлся врач, который занялся приведением в чувство Киры, а во время её осмотра заметил, что какой-то металлический предмет запутался в складках кружевного, надетого на шею шарфа.
   Осторожно вытащив его, доктор с удивлением увидел кинжал с ржавым лезвием, покрытым чёрными пятнами. Потемневшая и покрытая плесенью золотая рукоять была усыпана рубинами и украшена выпуклым гербом.
   - Боже! Арматура Жиля де Рэтц: крест на золотом поле?! - у

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
Просмотров: 154 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа