Главная » Книги

Крыжановская Вера Ивановна - Два сфинкса, Страница 5

Крыжановская Вера Ивановна - Два сфинкса


1 2 3 4 5 6 7 8 9

поездки, Рамери упомянул, что он едет в Мемфис, Пентаур глубоко вздохнул:
- Грустно будет тебе видеть в развалинах этого соперника Фив и Вавилона, которого ты видел в полном расцвете его блеска.
   - Возможно ли, чтобы Мемфис был совершенно разрушен и необитаем? Храмы, по крайней мере, устояли против натиска времени?
   - Камни-то стоят, да душа далеко. Все, что было богатого и деятельного, мало-помалу выселилось в Александрию. Жрецы последовали за верующими в новые храмы, но в новых кварталах еще прозябает кое-какая голытьба. Говорят, что там свили себе гнездо христиане, которые скрываются в покинутых дворцах. Но с тех пор, как Окхос его разрушил, Мемфис не поднимался уже больше. Можно смело сказать, что это мертвый город. Да ты, впрочем и сам увидишь.
  
  

Глава IV

  
   Рамери деятельно занялся приготовлениями к своей экскурсии. Эриксо неожиданно объявила, что едет с ним, и скульптор вообразил, что это его слова так на нее подействовали, что она, устыдившись своей неблагодарности, решила помочь ему найти Аменхотепа.
   Эриксо молча выслушала его хвалебную речь по этому поводу; но, к счастью, Рамери не видел насмешливой улыбки и не слышал, как раскаявшаяся пробормотала за его спиной:
- Глупец! Не догадываешься ты, что я еду только для того, чтобы помешать тебе найти его!
   Отъезд Эриксо очень не понравился Галлу, но он не рискнул раздражать ее ничем не мотивированным отказом в дозволении сопровождать Рамери. Три дня спустя скульптор со своей спутницей отправились в дорогу.
   По мере того, как они приближались к Мемфису, сердце Рамери все болезненнее сжималось. Эти места, некогда цветущие, чудно возделанные и кипевшие жизнью, по большей части превратились в дикую пустыню. Песок мало-помалу засыпал все.
   Еще более тяжелое впечатление произвел на них самый город, пустынные улицы которого тянулись подобно громадному скелету. Как сказал Пентаур, в более новых кварталах еще видны были кое-где жилые дома; большие храмы еще стояли, но были покинуты и лишены своих лучших украшений.
   Но что касается старого Мемфиса, то он представлял только разрушенные дома и груды почерневших от пожара развалин. Только несколько храмов, том числе и храм Пта, указывали еще место, где была когда-то "Белая крепость", древние укрепления которой были срыты Окхосом.
   Прежнее жилище Рамери и дом Аменхотепа находились в одном из самых старых кварталов на берегу Нила, и скульптор направил свой караван к реке. Но тем не менее, он не знал, как ему разобраться среди этих развалин, обломков и обрушившихся стен.
   На сердце у него было тяжело; вид запустевших святилищ, разрушенных дворцов, поваленных колонн, - все это вызывало у него горькие слезы.
   После долгих тщетных поисков Рамери вспомнил, что с террасы дома Аменхотепа, сквозь просеку видны были пилоны храма Тума. Пилоны эти стояли на месте; значит, следовало найти точку, с которой эти пилоны были бы видны в той же перспективе, и тогда можно было быть уверенным, что находишься на месте жилища Аменхотепа, или, по крайней мере, около.
   Определив этот район, Рамери принялся за более тщательные поиски.
   Эриксо, как тень, следовала за ним и, стараясь не выдавать себя, внимательно осматривала стены, лепные двери и колонны. Ориентируясь гораздо скорее и лучше Рамери, она, кроме того, искала не развалины дома, похожие на сотни других, но нечто гораздо более заметное, чтобы узнать тотчас же. Это "нечто" к тому же было настолько прочно, что смело могло устоять при крушении всего окружающего.
   В самом конце сада мага, скрытая от глаз изгородью из колючего кустарника, стояла громадная глыба гранита, обтесанная с одной стороны, как плита, и на этой поверхности высечены были две змеи, из которых одна стояла на хвосте, а другая на голове. Над ними была краткая иероглифическая надпись.
   Эриксо с детства знала о существовании этого камня, но только дня за два до свадьбы Нуиты открыла, что эта глыба закрывает вход в подземелье, где находилась опочивальня Аменхотепа.
   В вышеупомянутый день к магу пришел незнакомец, которого он принял с особенным почтением; они долго говорили на каком-то непонятном ей языке, потом спустились в подземелье и больше не появлялись.
   Так как Аменхотеп не появился и на следующий лень, то Эриксо, сгорая от любопытства, всюду стала подсматривать. После обеда она с большим удивлением увидела Аменхотепа в саду, он имел очень озабоченный вид. Вместо того, чтобы войти в главную дверь дома, маг направился в противоположную сторону сада.
   Эриксо последовала за ним, как тень, прячась за кустами. К крайнему своему удивлению, она увидела, что Аменхотеп остановился перед гранитной массой, нажал глаз стоящей на хвосте змеи и исчез за маленькой дверью, открывшейся в камне.
   Это открытие до такой степени заинтересовало Эриксо и возбудило в ней такое любопытство, что, позабыв всякий страх, она решила узнать, куда вела эта дверь.
   На следующий же день, пользуясь отсутствием Аменхотепа, который по-прежнему был чем-то занят и озабочен, она пробралась к камню и нажала глаз змеи, и перед ней открылось узкое отверстие, сквозь которое виднелись ступени лестницы.
   Эриксо спустилась вниз и прошла через темный коридор, который освещала захваченным ею из предосторожности факелом; в конце этого коридора находилась дверь.
   Последняя уступила легкому нажатию и открылась, но захлопнулась, когда та сошла, и в ту же минуту все вокруг нее осветилось таким ярким светом, что пораженная Эриксо на минуту закрыла глаза.
   Когда она снова открыла их и осмотрелась, то увидела, что находится в длинной зале или галерее, поддерживаемой прозрачными, словно из хрусталя, колоннами. Из стен и потолка исходило голубоватое пламя, распространявшее свет, похожий на дневной, и переливавший всеми цветами призмы на хрустальных колоннах. По обеим сторонам галереи виднелись глубокие ниши, в которых стояли символические статуи, а в центре бил фонтан, журчащие струи которого издавали сильный, живительный аромат.
   В промежутках между нишами, на широких и низких подставках стояли большие вазы из лазурита с совершенно неизвестными ей цветами.
   Лепестки этих цветов, одни большие, другие маленькие, все были одинаково белы и прозрачны и так сильно фосфоресцировали, что, казалось, были окутаны голубоватой дымкой. Чашечки горели разнообразными цветами, словно сделаны были из рубина, сапфира, изумруда и аметиста, а листья, разнообразные по форме и величине, точно осыпанные снегом, подернуты были белым, блестящим пухом.
   Никогда еще Эриксо не видала ничего подобного. С восхищением смотрела она на все окружающее, а затем прошла в соседнюю залу, круглую, меньших размеров, залитую также светом. Тут мебель и украшения были из золота, а на столах стояли какие-то удивительные инструменты. Третья комната дополняла подземелье и была погружена в мягкий полусвет; в ней было устроено нечто вроде жертвенника. Отсюда лестница, покрытая мягкими циновками, вела к завешенной толстой завесой двери, за которой, к крайнему удивлению своему, Эриксо очутилась в спальне мага.
   Она думала всегда, что за этой комнатой находится только смежный подвал, ключ от которого Аменхотеп всегда носил с собой и где, по ее мнению, хранились его сокровища; существование же двери, через которую теперь вошла, она даже и не подозревала, так искусно она была замаскирована.
   Теперь ей были известны и вход, и выход; она вышла из подземелья и вернулась в свою комнату. Аменхотепа она увидела только на следующий день; он, видимо, не знал о ее проделке или же думал о другом, а после обеда он заснул тем самым сном, который длился до сих пор.
   Эту-то глыбу, служившую потайным входом в подземелье, и искала Эриксо; ее громада не боялась разрушения. Если что-нибудь и уцелело от жилища Аменхотепа, то именно эта скала, бывшая устойчивее пилонов храма.
   Не обращая больше внимания на своего спутника, который продолжал свои поиски, боясь выпустить из вида пилоны храма Тума, Эриксо легко скользила между обломками, пытливо вглядываясь во всякую встречную развалину. И она, по-видимому, приблизилась к цели, так как заметила уже каменную арку, служившую входом в дом. Эта арка, высеченная из целого камня и украшенная в центре головой Аписа, устояла благодаря своей массивности и принадлежала дому одного старого жреца храма Пта, изредка наезжавшего в Мемфис.
   Эриксо быстро спустилась по улице, перепрыгивая через груды преграждавших ей путь обломков, и скоро очутилась перед остатками строения, которое, несомненно, стояло на месте дома мага, но было иной конструкции.
   За этими развалинами шел пустырь, покрытый кустарником и кое-где разбросанными деревьями; там должен был быть сад. Эриксо остановилась и вздрогнула, она увидела громадную смоковницу, а неподалеку от нее и гранитную глыбу, которую искала.
   Тяжело переводя дыхание, она подошла и стала ее рассматривать. Камень был цел, и обе змеи отчетливо сохранились. Если пружины еще действуют, то она может проникнуть в самое подземелье, где спит Аменхотеп, и уничтожить его. Таково было намерение мстительной Эриксо.
   Голос Рамери вывел ее из раздумья.
   - Что там за памятник нашла ты? - спросил он, вытирая мокрое от пота лицо, так как стояла палящая жара.
   Заметив страшную бледность Эриксо и нервное дрожание ее рук, он прибавил:
- Ты устала! Слишком много бегала ты по этой жаре, да и я тоже разбит. На сегодня довольно! Завтра с восходом солнца мы снова примемся за поиски. Я нашел указания, которые вывели меня на верный путь и мы скоро будем у цели. А теперь пойдем, подкрепимся и отдохнем как следует.
   - Да, я очень утомлена, - ответила, отвернувшись, Эриксо.
   - Сядем же под этой смоковницей, она, наверное, наша современница, - смеясь заметил Рамери. - Взгляни на этот громадный ствол и на гигантские ветви. Больше половины ветвей мертвые, а между тем, оставшаяся листва образует еще зеленый купол, непроницаемый для солнечных лучей.
   По приказанию скульптора, один из рабов побежал звать остальную прислугу. Скоро были приведены мулы и распакована провизия.
   После ужина Рамери с Эриксо принялись за поиски удобного места для ночлега, но решили временно поместиться в доме старого жреца Пта, так как дом этот сохранился лучше, чем можно было предполагать снаружи. Крыша была цела, а в одном из зал сохранились даже дверь и пол из эмалированных кирпичей.
   Валерия так щедро снабдила друзей коврами, подушками, покрывалами и всем необходимым, что в зале мигом были устроены два мягких ложа для скульптора и Эриксо. Около двери устроились рабы. Все падали от усталости, и едва солнце исчезло за горизонт, весь караван уже спал.
   Воцарилось глубокое молчание, изредка нарушаемое шумным дыханием кого-нибудь из спящих. Эриксо, однако, не спала и деятельно обдумывала, как проникнуть в подземелье. Она предполагала сначала пробраться в потайную комнату, ключ от которой у нее с собой, где, по ее мнению, должны были храниться сокровища Аменхотепа, и захватить драгоценностей сколько будет в силах, чтобы создать себе назависимое положение. Затем она или заколет мага или подожжет драпировки, чтобы он сгорел, и таким образом навсегда от него освободится. А потом, пусть Рамери находит кости и хоронит их хоть с божескими почестями, если это ему доставит удовольствие.
   Прошло с час времени, пока она обдумывала свой план. Наконец, настало время действовать. Только бы ей знать наверняка, что Рамери спит; она прислушалась и ей показалось, что она слышит глубокое и ровное дыхание товарища. Уставший днем, он, разумеется, спит, как мертвый. Эриксо тихонько встала, зажгла маленький фонарь, припрятанный для этой цели, и завернувшись в темный плащ, как тень, скользнула вон из комнаты.
   Но она ошиблась: Рамери не спал, он тоже был занят своими думами, как вдруг увидел, что молодая девушка с необыкновенной предосторожностью, зажгла фонарь и стала боязливо прислушиваться, спит ли он.
   Крайне заинтересованный, он притворился спящим а когда Эриксо вышла из комнаты, он тоже встал и издали, чтобы не быть замеченным, стал следить за ней. Его крайне интересовало, куда это она собралась так таинственно, да еще ночью? К крайнему его удивлению, Эриксо прямо направилась к гранитной глыбе, у которой он днем нашел ее. Не доходя до нее, она поставила фонарь на землю и подняла такой большой камень, что Рамери осторожно подкрался и онемел от удивления, увидев, что в камне образовалась щель настолько широкая, что в нее мог пройти человек. В глубине белели ступеньки лестницы. Камнем, принесенным Эриксо, была заложена дверь, чтобы не дать ей закрыться. Не колеблясь ни минуты, скульптор стал спускаться по лестнице. Едва мерцавший слабый луч света указывал ему, что Эриксо идет впереди.
   Спустившись с лестницы, он увидел сводчатый коридор, в конце которого Эриксо исчезла за другой дверью. Несмотря на наступившую темноту, он почти бегом миновал коридор и попробовал отворить дверь; она так легко подалась под его рукой, что он чуть не потерял равновесия и споткнулся о порог. Но тотчас же остановился пораженный и едва сдержал крик восхищения: перед ним была подземная галерея, с хрустальными колоннами, освещенная, как днем. Всюду виднелось много странного и любопытного. Но времени рассмотреть все это как бы хотелось у него не было, так как Эриксо продолжала бежать не оглядываясь. Теперь он уже не сомневался, что цель ее - склеп, в котором спал Аменхотеп. Рамери догадывался, что злоба Эриксо, да еще то обстоятельство, что она утаила от него сделанное ею открытие, не предвещают ничего хорошего для мага. Не глядя больше на окружавшее его великолепие, Рамери продолжал преследовать Эриксо, тщательно стараясь не быть замеченным ею. Эриксо, впрочем, даже и не подозревала, что кто-нибудь мог следовать за ней. Погруженная в свои мысли, она пробежала и второй зал, затем святилище, поднялась по лестнице и остановилась только перед тяжелой занавесью, закрывавшей вход в опочивальню Аменхотепа.
   После минутного колебания, она исчезла за занавесью; Рамери поспешно последовал за ней. Он очутился в богато меблированной комнате, слабо освещенной двумя бронзовыми лампами на высоких подставках. В глубине, на ложе, стоявшем около стола, лежало тело человека, лицо которого было закрыто белым полотном.
   С трепещущим сердцем Рамери спрятался и внимательно наблюдал за каждым движением Эриксо. Та поставила фонарь на пол и медленно приблизилась к ложу.
   Снова, с минуту, она стояла в нерешительности; затем смело сорвала полотно и открыла лицо Аменхотепа. Он был как мертвый. Глада его были закрыты. Покуда Эриксо в раздумье стояла перед телом, Рамери заметил, что на столе лежит кинжал с чеканной рукояткой, лезвие которого сверкало при свете ламп, словно вчера только вышло из рук оружейника.
   Наклонившись к спящему, Эриксо смотрела на него с неумолимой ненавистью.
   - Никогда не проснешься ты, исчадие Аменти! Умри, прежде чем тебя найдут! Погибай с твоей проклятой наукой! - отрывисто вскричала она.
   Схватив со стола кинжал, она замахнулась, но Рамери с быстротой молнии очутился около нее, вырвал из рук оружие и, оттолкнув, прислонился к кровати, готовый телом своим защитить своего покровителя.
   - А, негодная! Ты, как ящерица, пробралась сюда, чтобы убить своего благодетеля. Так вот почему ты скрывала от меня, что нашла вход в подземелье! - вскричал он вне себя.
   Эриксо отступила назад, страшно побледнела и схватилась обеими руками за голову. Холодный пот выступил у нее; она поняла, что все погибло.
   - Рамери! Безумный! Зачем мешаешь ты мне уничтожить эту опасную для нас с тобой тварь? - с отчаянием в голосе вскричала она. Затем, упав на колени, умоляюще протянула к нему руки.
   - Не удерживай меня! Горе нам, если человек этот откроет глаза во всеоружии своего знания! Неподкупный инстинкт пророчит мне нашу погибель.
   - Ты глупа и неблагодарна! Для меня Аменхотеп всегда был другом, и, конечно, не твои слова поселят во мне недоверие к нему, - с гневом возразил скульптор. - Берегись, злое создание, прикоснуться к нему, пока он не проснулся, иначе этот самый кинжал положит конец твоему существованию, - прибавил он угрожающе.
   Эриксо вскочила на ноги; глаза ее сверкали как уголья.
   - Да будет проклят час, в который ты безумно искушаешь судьбу, - в исступлении вскричала она. - Сам теперь неси последствия и жизнью плати за верность этому шакалу.
   Не ожидая ответа, Эриксо повернулась и бросилась вон из комнаты. Как ураган пронеслась она через подземный зал и коридор, и вынула камень, придерживавший дверь, которая тотчас же захлопнулась.
   - Оставайся с ним, дурак! - проворчала она.
   Рамери нисколько не был встревожен уходом Эриксо; он спокойно вынул из кармана пакет с флаконом, содержащим таинственное снадобье, возвращающее к жизни, и положил его на стол. Вдруг обе лампы мгновенно погасли, и он остался в полной тьме.
   На минуту Рамери словно онемел от ужаса. Он не мог даже разбудить Аменхотепа! Но что могло погасить свет?
   И страшное отчаяние овладело Рамери. Но когда глаза его немного привыкли к темноте, он заметил в углу слабый колеблющийся свет. Подойдя к этой светящейся точке, он с невыразимой радостью увидел фонарь, принесенный Эриксо, который она, в ярости, забыла здесь.
   Не теряя ни минуты, он стал искать все необходимое для пробуждения. Только тогда может он считать себя вне всякой опасности, когда проснется Аменхотеп.
   Он вернулся к столу и осмотрел корзинку. Там некогда были фрукты, теперь почерневшие и высохшие. В амфоре же должно было быть вино; не испортилось ли оно в течение стольких веков? Дрожащей рукой Рамери поднял амфору, наклонил ее над кубком и... о, счастье! - из амфоры потянулась темная и густая жидкость, наполнившая четверть кубка. Этого было за глаза достаточно. Теперь вопрос был в том, как согреть вино?
   При помощи фонаря он обыскал всю комнату, но не нашел того, что ему было нужно. Тогда он прошел в соседние залы, где все было погружено в глубокий мрак. Тем не менее, в святилище он нашел на жертвеннике тяжелый, семисвечный подсвечник с восковыми свечами и большую вазу, покрытую шелковым полосатым платком. Здесь же лежали нож с блестящим лезвием и еще разные вещи, рассматривать которые у него не было времени.
   Рамери понимал, что все это были магические предметы. Тем не менее, он взял подсвечник и зажег одну из свечей.
   Тут он припомнил еще, что в галерее видел фонтан, и, взяв небольшой сосуд, прошел туда. Серебристая струя фонтана перестала бить, но в бассейне была еще вода, издававшая приятный и живительный аромат. Рамери наполнил сосуд, быстро вернулся к спящему и поспешно приступил к последним приготовлениям. Он разбавил вино водой, согрел его на свечке и затем вылил туда содержимое флакона. Оставшейся водой он вымыл лицо, руки и ноги Аменхотепа. Тело мага было точно восковое, но члены оставались гибкими. Потом, кинжалом он разжал зубы и, капля за каплей, влил в рот спящему приготовленное им питье.
   Прошло с четверть часа, показавшиеся ему целой вечностью. Боязливо наклонившись над магом, он наблюдал, как черты лица Аменхотепа постепенно теряли свою мертвенность: кожа принимала жизненный вид и кровь начала циркулировать. Наконец, нервная дрожь пробежала по телу, из груди его вырвался тяжелый вздох и глаза мага открылись.
   Усталым взглядом окинул он Рамери, нервно потянулся и, казалось, хотел снова заснуть.
   - Учитель! - в испуге вскричал скульптор.
   При этом возгласе Аменхотеп вздрогнул и выпрямился. Взгляд его с удивлением остановился на испуганном лице Рамери и на магическом подсвечнике, стоявшем на столе. Сжав голову руками, он спросил, стараясь собраться с мыслями:
- Что значит твое присутствие здесь, Рамери? Уж не случилось ли чего-нибудь, что помешало нашим планам? Или я слишком долго проспал?
   - Добрый учитель мой! Случилось очень многое в течение веков, которые мы спали! - дрожащими губами ответил Рамери.
   В нескольких словах он рассказал, как Эриксо проникла в тайну и воспользовалась ею для своих целей.
   Аменхотеп слушал его с пылающим взором. Память, очевидно, к нему вернулась.
   - Хорошо, друг мой! Теперь я знаю все, - перебил он скульптора. - Презренное создание хотело меня убить, и я тебе обязан, друг мой, что проснулся от этого ужасного сна.
   Аменхотеп встал и обнял Рамери. Затем он погасил восковую свечу; тотчас же вспыхнули обе лампы. Потом Аменхотеп с улыбкой сказал:
- Теперь мне необходимо немного подкрепиться, а потом надо разобраться в прошлом и будущем.
   - Учитель! Позволь мне выйти! Здесь, в развалинах дома старого Шузу, у меня есть провизия. Я принесу тебе вина, фруктов, мяса - всего, чего хочешь.
   - Не беспокойся! Я и здесь найду, чем насытиться. Пойдем!
   Он взял подсвечник и спустился в святилище. Поставив его обратно на жертвенник, маг подошел к стене и нажал пружину; тотчас же открылся маленький скрытый в стене шкаф, откуда Аменхотеп достал амфору, кубок и шкатулку, отделанную золотом и драгоценными камнями.
   Захватив все это с собой, он прошел вместе с Рамери в смежную залу. Как та, так и другая были теперь залиты светом. Сев у маленького, великолепного золоченого стола, маг пригласил Рамери сесть рядом и весело сказал:
- Пока я буду обедать, расскажи мне, что ты делаешь, где живешь ты и хитрая девчонка, сыгравшая с нами такую злую шутку. Пойми, друг мой как ужасны непоколебимые законы пространства: они ни для кого не допускают ни малейшего исключения. Вещество, которое я составил и дал тебе точно так же подействовало и на меня, несмотря на мои знания и уверенность в том, что я буду в состоянии противостоять.
   Говоря это, Аменхотеп открыл шкатулку, внутренние стенки которой были сделаны из хрусталя, наполненную до половины каким-то клейким веществом, темно-красного цвета. Маленькой ложечкой, прикрепленной к крышке шкатулки, Аменхотеп взял кусочек этой массы, величиной с орех, и проглотил ее; затем он откупорил амфору и наполнил кубок странной на вид жидкостью, не похожей ни на молоко, ни на вино, но издававшей очень сильный и приятный аромат.
   Спокойно устроившись в кресле и прихлебывая маленькими глотками, Аменхотеп слушал рассказ о находке Галлом сфинксов и мумии Нуиты.
   Упомянув про это обстоятельство, Рамери рассказал также про странную тайну, окружавшую смерть царевны, и про раны и ожоги, покрывавшие ее тело.
   - Это я могу объяснить тебе, - заметил Аменхотеп. - После твоего исчезновения, Нуита была неутешна и отправилась в Абидос, чтобы испросить совета богов. В это время я делал невероятные усилия, чтобы стряхнуть с себя оцепенение, приковавшее меня к этому подземелью, и душа моя, вырвавшись из тела, всюду искала средств для освобождения. Поездка Нуиты показалась мне весьма удобным случаем, и я явился ей в склепе бога, чтобы открыть, что ты спишь в сфинксе. Я не помню теперь, по какой причине безумная бросилась ко мне и схватила мою руку. Это и было ее гибелью. Огонь пространства, которым я был залит, убил ее, как ударом молнии, и причинил ей страшные ожоги, которые ты видел. Смотри!
   Аменхотеп откинул широкий рукав и вытянул руку. На коже виден был почерневший отпечаток маленькой женской руки.
   - Возвратный удар был так силен, что оглушил меня, отбросил обратно в мое тело и до такой степени ослабил меня, что я впал в какое-то забытье, из которого ты пробудил меня.
   Когда успокоилось волнение, Рамери продолжал описание их жизни с Эриксо в доме легата.
   - Пусть она и остается у своих новых друзей! Своих прав на нее я не стану предъявлять и не хочу иметь в своем доме женщину, которая до такой степени ненавидит меня, что готова убить, - заметил Аменхотеп. - Ты же - ты, может быть, станешь жить со мной, когда я устроюсь. Мы с тобой ближе друг к другу, чем чужеземцы, приютившие тебя. А пока ты, вероятно, завтра же пожелаешь вернуться в Александрию.
   - Нет, учитель! Я хочу найти место, где стоял мой дом. Там, прежде чем заснуть долгим сном, я зарыл мои драгоценности, дорогую посуду и две меры золотых колец. Мне хотелось бы, если возможно, найти все это; ведь так тяжело жить, не имея ничего своего.
   - Справедливо! Но только копаться в обломках из-за таких пустяков не стоит; тем более, что все это могло быть уже давно и украдено кем-нибудь. На мне лежит обязанность возместить тебе то, что ты потерял по моей вине. Пойдем и выбери сам!
   Сконфуженный и в то же время счастливый, Рамери последовал за своим покровителем. В небольшой комнате оказалось множество баснословной цены драгоценностей. Среди других вещей, здесь стояла также миниатюрная модель одного из сфинксов, которые служили саркофагами Рамери и Эриксо.
   - Я не хочу выбирать среди таких сокровищ! Никто не поверит, чтобы бедный скульптор мог владеть ими, - пробормотал Рамери.
   - Никто, я полагаю, не может проконтролировать, чем владел Рамери, современник Амасиса, - с улыбкой ответил Аменхотеп. - Итак, я сам выберу для тебя. Ты же завтра произведи раскопки в смежном доме на том месте, где увидишь красный кирпич. Там ты найдешь все, что я назначаю тебе, и никто тебе не помешает сказать, что ты нашел все это под развалинами своего бывшего дома.
   - Как мне благодарить тебя, Аменхотеп, за твое истинно царское великодушие, - сказал Рамери. - Если ты не сочтешь мою просьбу дерзкой, то доверши свои благодеяния и дай мне этого маленького сфинкса с чертами дорогой Нуиты - модель которую я сделал по твоему указанию из чудного неизвестного вещества, мягкого как воск по сравнению с камнем.
   - Твоя просьба так скромна, что я с удовольствием исполню ее. Завтра ты найдешь сфинкса вместе с другими вещами. А теперь прощай, Рамери! Иди отдыхать! Через несколько времени ты получишь обо мне известие.
   Аменхотеп проводил скульптора до самого выхода и, прощаясь с ним, Рамери сказал, смеясь:
- Я устрою великолепную сцену негодной Эриксо за ее преступные намерения. Ты застанешь ее спящей. Напротив, прошу тебя ни словом не упоминать обо мне. Я хочу, чтобы она ничего не знала о том, что произошло между нами.
   Кипя гневом, в отчаянии вернулась Эриксо и тотчас же бросилась на постель; на рассвете она решила вернуться в Александрию. В эту минуту ей было совершенно безразлично, что случится с Рамери. Одна мысль, что он хочет вернуть к жизни Аменхотепа, как ушат холодной воды подействовала на ее любовь к нему. Она горячо желала, чтобы он, не разбудив мудреца, навеки остался бы с его телом.
   Вдруг у нее мелькнула мысль, что Галл и Валерия будут удивлены исчезновением ее спутника, будут, может быть, искать его - и она стала придумывать какое-нибудь оправдание. Она решила, сверх того, снова вернуться сюда через некоторое время, посетить подземелье, узнать, что сталось с Рамери, и если он не разбудил Аменхотепа, уничтожить мага во что бы то ни стало. Взволнованная этими мыслями, она в беспокойстве ворочалась на своей постели; вдруг какая-то усталость и оцепенение овладели ею, глаза закрылись и она заснула крепким, тяжелым сном.
   Такою застал ее Рамери, когда вернулся из подземелья. Он тоже лег и скоро заснул.
   Когда Эриксо открыла глаза, был уже день. Она боязливо стала искать глазами пустое ложе Рамери, и окаменела от удивления, когда увидела, что тот мирно спит крепким сном.
   Она перебирала в уме все возможные появления скульптора, когда тот открыл глаза. Рамери встал и, не говоря ни слова с Эриксо, позвал раба, приказав подавать завтрак, а затем всем быть готовыми следовать за ним туда, где он предполагал произвести раскопки.
   - Рамери! Каким образом вышел ты из подземелья? Тебе Аменхотеп открыл дверь? - неуверенно спросила Эриксо.
   Рамери смерил ее презрительным взглядом.
   - Каким образом я вышел - это тебя не касается! Достаточно того, что я не умер с голода в подземелье, как ты этого желала, убийца! Что же касается мага, то я запрещаю тебе когда-либо произносить его имя при мне!
   Он отвернулся от нее и стал завтракать. Затем он увел с собой рабов, за исключением двоих, которым приказал все уложить и приготовить к отъезду.
   Эриксо понимала, что он сердит на нее, но еще больше, чем гнев Рамери, мучили ее беспокойство и неизвестность о судьбе Аменхотепа. Жив он или умер? Желание ее узнать истину было так велико, что она побежала к гранитному камню и нажала глаз змеи, но камень не двигался. Поникнув головой, она шла обратно и, проходя мимо одного дома, услышала голос Рамери, отдававший приказания рабам, которые, очевидно, производили раскопки.
   Часа два спустя рабы принесли три больших ящика и плетеную корзину древней формы; привели повозку, запряженную мулами, все уложили, а после полудня караван тронулся в обратный путь, в Александрию.
   В очень натянутых и недружелюбных отношениях вернулись наши путешественники в дом легата. Галл и Валерия с любопытством стали расспрашивать их о результате их экспедиции.
   Эриксо с нетерпением ждала этой минуты, надеясь, что Рамери что-нибудь да расскажет; но надежды ее, однако, не осуществились. Скульптор объявил, что, к крайнему своему сожалению, он не нашел ни малейшего следа мага и что раскопки, произведенные на месте, где некогда стоял его дом вернули ему значительную часть его состояния.
   По желанию Галла принесены были и распакованы ящики, содержавшие несколько мер золотых колец и массу драгоценностей. Валерия и ее муж были в восхищении. Но больше всего патрицианке понравился сфинкс; она восхищалась им и забавлялась, открывая и закрывая его.
   Рамери предложил в подарок своим покровителям несколько особенно драгоценных произведений искусства, а Валерии, кроме того, поднес сфинкса для хранения драгоценностей. Эриксо он не дал ничего и она вернулась в свою комнату вне себя от ревности и бешенства. Ее терзало, кроме того, и беспокойство, так как молчание Рамери об Аменхотепе вселяло в нее инстинктивный страх.
  
  

Глава V

  
   Прошло несколько недель, а об Аменхотепе не было ни слуху, ни духу, и мало-помалу, интересы дня и разнообразные политические события заглушили в Рамери нетерпение узнать о судьбе мага.
   Настало смутное время, так как волею императоров христианская секта жестоко, беспощадно преследовалась. Последователи новой веры были многочисленны в Александрии, а благодаря декретам из Рима, открывалось обширное поле для личной ненависти: доносы сыпались градом, тюрьмы и префектуры были набиты битком. Допросы, пытки и смертные приговоры наполняли город кровью, горем и ужасом. Одни только христиане оставались спокойными. Во всех слоях общества находили их одинаково смиренными, молчаливыми и, по-видимому, покорными, на самом же деле упорными, недоступными ни для каких убеждений, презиравших смерть и муки, а на мученичество смотревших как на блаженство. Экстатическая вера их была заразительна и создавала им много последователей, и перед судьями являлось все больше и больше жертв.
   Рамери - горячий поклонник Осириса, как египтянин, выросший в религиозном мире своего времени, - был удивлен и подавлен всем, что слышал и видел. С глубоким интересом, подчас и с ужасом, посещал он арены и префектуру, присутствовал при казнях, и за обедом передавал свои впечатления легату, который иногда жестоко издевался над овладевавшим им энтузиазмом. Для Галла христиане были опасные сектанты, враги государства и установленного порядка, шайка бродяг, воров, сумасбродов, искусно завлекавших в свои сети богатых, ради приобретения их состояния в пользу своей общины; а стойкость их в мучениях он приписывал влиянию магии, так как считал христиан злейшими колдунами.
   Убеждения мужа, его ненависть и глубокое презрение к угнетаемым всегда вызывали в душе Валерии болезненное чувство и внушали ей к христианам жалость и глубокую симпатию. Христианская вера была та самая, которую исповедовала и дорогая мать ее, о которой она сохранила необыкновенно светлое и отчетливое воспоминание, и смерть которой нанесла такой глубокий удар ее детскому сердцу.
   То, чему поклонялась ее мать и что создавало этих героев, презиравших смерть и страдания, а на муки смотревших как на блаженство, не могло быть таким недостойным и заслуживать насмешек и презрения.
   Валерия горячо желала узнать тайны христианской веры и познакомиться с подробностями их культа; но с подобным вопросом обратиться к мужу она не смела, а все христиане были строго изгнаны из дома легата; рассказы Рамери о том, что он видел и слышал во время христианских процессов, еще более возбуждали ее интерес и любопытство. Да, кроме того, она жадно искала всего, что могло отвлечь ее от мыслей, все чаще и чаще мучивших ее.
   Предательски, как вор, прокралась в ее сердце любовь к Рамери. Его красота, талант и, наконец, окружавший его фантастический ореол, все это действовало на воображение Валерии, и ее юное сердце, не удовлетворяемое теплой привязанностью Галла и часто оскорбляемое его неверностями, начинало настойчиво заявлять свои права.
   Чувства эти были еще пока смутны и хаотичны, облекались больше в страстное стремление к чему-то неизвестному; не хватало только, чтобы открыть ей глаза и дать понять, что счастье, которого она жаждала, есть любовь.
   Патрицианке удалось, наконец, удовлетворить свое любопытство в отношении христиан, и случай этот изменил ее судьбу.
   Однажды вечером легат вернулся от проконсула, имел очень озабоченный вид, и сообщил жене, что благодаря просьбе проконсула, очутился в очень неприятном положении: отказывать было неловко, а между тем просьба, сама по себе, в высшей степени не нравится ему.
   На расспросы жены Галл рассказал, что принадлежавшие к высшему обществу Александрии Сабина и муж ее Диомед были обвинены и объявлены христианами. Несмотря на интерес к ним проконсула, которому они приходились родственниками по жене, оба преступника осуждены на обезглавливание, так как против их упорства и фанатизма судьи ничего не могли поделать.
   У них осталась их единственная дочь Лелия; ребенку едва исполнилось тринадцать лет и проконсул страстно желал спасти ее. Хотя она и признает себя открыто христианкой, ее не взяли в преторий, а в настоящую минуту она содержится под арестом в своем собственном доме, и Эмилиан желает пристроить ее в какую-нибудь римскую семью, которая могла бы повлиять на девочку и образумить ее.
   - Все это было бы очень хорошо, если бы только выбор спасительницы Лелии не пал на тебя, - с неудовольствием прибавил Галл.
   - На меня? - удивленно спросила Валерия. - Почему проконсул полагает, что я лучше других могу совершить это чудо, так как упрямство христиан достаточно, ведь всем известно?
   - Да он надеется, что доброта твоя, твой ум и строгие убеждения воздействуют на Лелию. Она еще молода, и на нее тем более можно повлиять, что, потеряв родителей, она будет жаждать привязанности. По этому поводу Эмилиан наговорил мне массу лестного, а мне неловко было отказать ему, хотя я не могу даже выразить, до какой степени мне противно пускать под свой кров одну из этих одержимых; так и кажется, что вместе с ней наш порог перешагнет несчастье. Сколько было примеров, что эти сектанты платили позором, горем и смертью за оказываемое им гостеприимство.
   - Зачем предполагать дурное в этом несчастном ребенке? Я не боюсь ее влияния и буду счастлива спасти Лелию. Скажи Эмилиану, что я принимаю сироту, как родную. Сейчас же прикажу подать носилки и...
   - Нет, отправляйся завтра! Я должен предупредить проконсула о твоем согласии.
   На следующий день, как только был кончен завтрак, Валерия собралась за Лелией. Она живо представляла себе одиночество и отчаяние бедного ребенка, внезапно потерявшего отца и мать.
   Диомед и Сабина, известные своим богатством, жили на окраине города, в великолепной вилле, в роскошных залах которой некогда собиралось все лучшее общество Александрии. Заброшенный вид дома поразил Валерию, когда она проходила по окружавшим виллу обширным садам, в изобилии наполненным редкими цветами. Всюду видны были пустые цоколи; там и сям еще валялись обломки разбитых статуй, а в перистиле два солдата играли в кости. Один из них почтительно предложил проводить супругу легата.
   Большие залы, видимо, лишенные некогда украшавших их произведений искусства, были пустынны; весь дом словно подвергся грабежу.
   - Разве здесь нет слуг? - спросила Валерия, удивленная окружавшим ее молчанием и пустотой.
   - Почти все они были христианами и их арестовали, - ответил солдат.
   Откуда-то доносились смех и громкие голоса. Солдат привел Валерию в залу, где два других солдата с двумя женщинами сидели за столом, уставленным кушаньями и амфорами, и весело пировали.
   При виде патрицианки все вскочили, и когда Валерия спросила, где находится Лелия, одна из женщин ответила, пожимая плечами:
- Она тут рядом в своей комнате! Не выходит никуда и по целым дням молится своему распятому Богу. Нам приказано не тревожить ее, а лишь смотреть за тем, чтобы к ней не проник ни один христианин, вот мы и стережем ее. Дозволь, благородная женщина, я доложу ей о твоем приезде.
   - Это лишнее: я пройду сама. Укажи мне дверь ее комнаты.
   Жалость и участие охватили Валерию, когда она вошла в бедно обставленную комнату. Темные завесы были полуспущены, и все было погружено в полумрак. В глубине, перед нишей стояла на коленях молодая девушка, почти ребенок и, сложив руки, горячо молилась; глаза ее с верой были устремлены на висевший в глубине ниши крест из черного дерева, на котором был изображен распятый человек.
   Рисунок был великолепен, не столько по отделке, сколько благодаря вложенному вдохновению. Черты лица Христова божественной красоты дышали необычайной кротостью и терпением, а угасающий взгляд исполнен был такого милосердия и любви, что он должен был поддержать и утешить всякого, кто с верою взирал на него.
   К глубокому удивлению Валерии, вместо слез и отчаяния, которые она рассчитывала встретить в Лелии, лицо ее и глаза дышали спокойной радостью. Это был прелестный ребенок, стройный и нежный, с правильными чертами лица и густыми темными, обрамлявшими его, локонами. Простое белое шерстяное платье вырисовывало ее изящные формы.
   Переждав несколько минут, чтобы не смутить молитвы молодой христианки, Валерия наклонилась и слегка дотронулась до ее плеча.
   Лелия вздрогнула и обернулась. Очевидно, доброе и красивое лицо патрицианки внушило ей доверие и симпатию, так как она встала, протянула ей руку и с улыбкой сказала:
- Ты - Валерия, супруга легата Галла, в доме которого проконсул приказал мне жить?
   - Да, и я приехала за тобой, Лелия. Скажи мне, ты без отвращения последуешь за мной?
   - О! Я охотно пойду за тобой. Хотя ты и язычница, благородная женщина, но я читаю в твоих глазах все христианские добродетели, - с жаром ответила Лелия.
   Поселяя Лелию в своем доме, Валерия надеялась, что ей удастся овладеть ее доверием и мало-помалу отвратить ее от роковой веры. Желанием проконсула было выдать замуж Лелию в том расчете, что новые обязанности заставят ее позабыть опасные утопии; но с молодой христианкой сладить было трудно. С первых же дней ее переезда она замкнулась в себе и ее манера держать себя исключала всякую интимность. Молчаливая, сдержанная и вежливая по отношению ко всем, она тщательно избегала Эриксо, пылающий взгляд которой, избыток жизни и жажда наслаждений пугали ее.
   Зато с Валерией она охотно разговаривала. И если патрицианке не удавалось разубедить свою приемную дочь и вернуть ее к вере предков, то сама Валерия узнала многое о христианской вере, так как в этом вопросе Лелия была красноречива. Глаза ее загорались, когда она рассказывала своей внимательной слушательнице о земной жизни Христа, о Его божественном учении, Его милосердии и смерти на кресте ради искупления грехов мира. С энтузиазмом прославляла она радости самоотречения, проповедовала презрение к земным наслаждениям и к смерти - правда, тяжелому переходу, но который был ничто в сравнении с небесным блаженством, приобретаемым мученичеством.
   Подобные разговоры производили глубокое и опасное впечатление на большую душу Валерии, которая начинала уже понимать, что чувство ее к Рамери больше, чем обыкновенная дружба, почему и боролась против этой преступной слабости со всей присущей ей энергией.
   Однажды Валерия с Лелией, по обыкновению, беседовали, когда к ним пришел Рамери, и Лелия недоверчиво смолкла, но патрицианка успокоила ее. Теплый интерес, с каким отнесся к ней Рамери, и несколько слов почтительного восхищения ее верой, которая способна наполнять своих последователей таким необыкновенным героизмом, быстро приобрели ему доверие и симпатию молодой христианки, и они дружески продолжали беседовать. Когда Рамери высказал свои сожаления о тяжелых потерях, понесенных ею, Лелия покачала головой и ответила со сверкающим взором:
- Я не оплакиваю смерти моих родителей! Не оплакиваю, во-первых, потому, что знаю, что они живут высшей жизнью, а во-вторых потому, что вижу их каждый день. Как только я углублюсь в молитву, они являются мне, залитые светом. Лица их сияют радостью и покоем и они говорят мне о величии и благости Господа и о райском блаженстве, каким они наслаждаются, убеждая меня, что час смерти есть час освобождения от земных оков.
   - То, что ты говоришь, Лелия, прекрасно и высоко, но вовсе не подходит к твоим годам, - заметил Рамери, с участием смотря на бледную девушку, словно озаренную исходящим из нее ореолом. - Мне кажется невозможным, чтобы ты никогда не пожалела о всех прелестях, которые развертывает перед тобою жизнь. Ты молода, красива, богата! Любовь и почести увенчают твое существование. Как можешь ты презирать все блага земные, предпочитая им нищету, людское презрение и позорную, ужасную смерть!
   Лелия подняла на него свой вдохновенный взор.
   - Все перечисленные тобой блага имеют цену лишь для бедных слепцов, не знающих истины, которые стремятся к стяжанию и плотским наслаждениям, и только в них видят высшее блаженство. Поэтому-то, когда приходит смерть, они борятся с нею, как со злейшим врагом. Плоть протестует, а душа трепещет перед темной, неизвестной стезей, по которой они неизменно должны идти к вечному правосудию и дать отчет в своих деяниях. Для нас, - христиан, вечно стоящих на пороге могилы, мир не имеет цены, и наше богатство - вера и молитва, которых уже никто не в силах у нас отнять. Нас называют сумасбродами, потому что мы ищем счастья за гробом, ну, а вы, мнящие себя мудрыми, что н

Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
Просмотров: 130 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа