Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Памела, или награжденная добродетель. (Часть первая), Страница 4

Ричардсон Сэмюэл - Памела, или награжденная добродетель. (Часть первая)


1 2 3 4 5 6 7

по томъ говорилъ ей скажи пожалуй чья дѣвка въ простомъ и хорошемъ такомъ нарядѣ говорила съ вами? Она усмѣхнувшись спрашивала не ужъ ли онъ ее не знаетъ? Нѣтъ онъ отвѣчалъ ей я и не видывалъ такой, знаю подлинно что у прикащиковъ моихъ дочери такъ хорошо и чисто не ходятъ, да и ее я въ лицо не видалъ. Ежели вы прикажете говорила госпожа Жервисъ сюда ее кликнуть я тотчасъ пошлю за нею, изволь посмотрѣть она гараздо лутче нашей Памелы.
   Я очень была тѣмъ не довольна, что она напросилась меня показать ему, и чрезъ то много я не счаст³я претерпѣла какъ вы изъ слѣдующаго усмотрѣть изволите. Не льзя статся онъ отвѣчалъ ей чтобъ она была Памелы пожалуй приведи ее сюда.
   Госпожа Жервисъ пришедъ ко мнѣ сказала, что не обходимо надобно итти къ нашему господину, но токмо не открывай ему лица говорила, пусть теперь узнаетъ самъ онъ тебя когда не узналъ, видя тебя въ залѣ.
   Ахъ госпожа Жервисъ я ей говорила! что вы здѣлали, для чево доводите меня до такихъ поступокъ, которые ни ему ни мнѣ не приличны: надобно итти она отвѣчала, довольно что я сказала не открывай лица. Я пошла за нею безпамети, думая однакожъ что хотя не теперь но послѣ онъ меня увидитъ же.
   Вошедъ къ нему въ покои молча поклонилась ниско, знаю совершенно что онъ какъ скоро взглянулъ, то узналъ меня, только такъ лукавъ, какъ дьяволъ! Подступя ко мнѣ взялъ за руку и спросилъ чья ты моя дарагая? Не сестраль Памелы по тому что очень на нее похожа? Только въ твоей простой одежде еще ее кажешся лутче.
   Я въ превеликомъ смятен³и хотѣла ему отвѣчать, но онъ обнявъ меня говорилъ, ежелибъ то сестра твоя была я бы не осмѣлился съ нею такъ поступать, а тебя мой свѣтъ поцѣлую, твоя воля хоть и асердисся.
   Государь мой я вскричала, полно издѣватся я сама Памела. Не льзя статся онъ мнѣ отвѣчалъ цѣлуя, ты въ двое лутче Памелы можноль мнѣ имѣть непорочной смѣлости нѣсколько съ тобою, въ разсужден³и съ обоихъ сторонъ беспристраст³я, Памелѣ ябъ никогда не здѣлалъ столько чести. Я таковыхъ изъ дѣвокъ отъ него никогда не ожидала. А госпожа Жервисъ казалась весьма смущенна раскаясь въ своихъ поступкахъ: тотчасъ вырвавшись я отъ нево побѣжала въ спальню въ грусти не сказанной.
   Онъ поговоря нѣсколько съ госпожею Жервисъ, сталъ кликать меня, поди сюда плутовка; о Боже мой думала достойна ли я сего зван³я, смѣешь ли ты такъ мною издѣватся. Я былъ намѣренъ во всѣ тебя мерскую презирать, а ты вымышляешь притворствомъ привлекать на себя мои взоры, и хочешь лукавствомъ ослѣпить меня....
   Въ тотчасъ терпѣн³я у меня болѣе уже не стало, обратясь къ нему сказала. Напрасно государь мой меня тѣмъ упрекать изволите, я со всѣю моею подлост³ю и нищетою не на вижу притворства, и лукавства также не имѣю, а стараюся какъ бы убѣгать отъ васъ, а не привлѣкать ваши взоры. Кой же чортъ, вскричалъ онъ на что такъ нарядилась, чево чрезъ то и сказать за хотѣла? Ищу Государь мой я ему отвѣчала правильнаго и честнаго дѣла, когда меня взяла покойная Мать ваша въ свои услуги, и по ее милости здѣсь находилась, то и носила платье, которое она мнѣ пожаловала, нынѣжъ возвращаюсь къ родителямъ моимъ, мнѣ уже здѣшн³я наряды не приличны, и не могу надѣть ихъ, и для тово купила себѣ с³е платье пристойное моему состоян³ю, въ немъ я буду всегда весела и нарядна, живучи съ родителями моими.
   Въ тотчасъ онъ схватилъ меня руками, и вдрукъ толкнувъ отъ себя, говорилъ госпожѣ Жервисъ, выведи пожалуй отъ меня с³ю злодѣйку, не могу терпѣть, и не убѣгать ее присутств³я. Нѣтъ, постой какъ мнѣ ее выгнать?... По томъ вдругъ обернувшись ко мнѣ говорилъ, поди вонъ злая.... нѣтъ постой.... Возвратися.... Я думала что онъ взбѣсился, не знала что дѣлать, пошла вонъ, а онъ за мною, и взявъ меня подъ руки ввелъ опять въ полату; и такъ давилъ руку, что еще и теперь синѣ. Полно государь мой, умилосердись я ему кричала, я поѣду когда угодно.
   Онъ же подошедъ къ кресламъ селъ власно какъ обезумленной, устремя на меня взоръ свой. Мнѣ тогда казалось, что ево смятен³е больше моево было, по томъ оборотясь къ госпожѣ Жервисъ говорилъ: я вамъ сказалъ, чтобъ она опомнилась и раскаялась о всѣмъ томъ поношен³й, которое я претерпѣлъ ее ради безъ винно. Правда Государь мой она ему отвѣчала, хотя вы мнѣ и не однажды на нее жаловались, только Памела ни чему тому виновною себя не признаваетъ? Видитель, вскричалъ онъ, какое то упрямство, а со всѣмъ тѣмъ вамъ кажется, что она во всемъ права, изрядно взглянувъ на меня говорилъ, хочу еще себя унизить даже до снисхожден³я, тебѣ непременно остатся должно у меня въ домѣ, пока я повидаюсь съ моею сестрою. Слышитъ ли она, что я говорю? Слышишъ ли болванъ? можноль тебѣ отвѣчать и показать благодарность. Вы меня такъ испужали я ему отвѣчала, что мой языкъ говорить не можетъ, а при томъ бѣру смѣлость, испросить у васъ послѣднюю милость, повѣрте государь мой, что больше милости вашей ко мнѣ быть не можетъ, какъ получу позволен³е ваше, скоряй мнѣ возвратится къ отцу моему. Что за дура! Вскричалъ онъ, не лутче ли тебѣ будетъ служить Милади Даверсъ сестрѣ моей?
   Съ радост³ю бы государь мой я имѣть ту честь желала, только вы сами мнѣ сказали, что я опасности великой подвержена буду отъ ее племянниковъ, или сама прельщу ихъ. Проклятая! помолча нѣсколько сказалъ онъ, слышитель госпожа Жервисъ, какъ она меня упрекаетъ, гдѣжъ видана такая грубость. Тфу, тфу Памела! госпожа Жервисъ мнѣ сказала, стыдися въ правду что затѣяла.
   Услыша с³е залилась слезами и въ горести говорила, нынѣ вижу ясно, что мое несчаст³е совершается, ни кому на свѣтѣ напрасно досаждать я не умѣла, но со всѣмъ тѣмъ въ невинности чинятъ меня винной, уличаютъ не воздержностью тайны, которая наводитъ мнѣ великой гнѣвъ отъ моего господина, не хотятъ болѣе держать въ домѣ, а когда время пришло возвратится къ родителямъ моимъ, и мое на то есть желан³е не отпускаютъ. О государь мой! чемъ я провинилась, за что такъ не милосердо со мною поступать изволите, власно какъбы съ какою не потребною, что я у васъ украла? Какъ злая отвѣчалъ онъ, что ты у меня украла. Подлинно украла проклятая. Что государь мой я у васъ украла? Вы судьи здѣсь въ уѣздѣ, пошлите меня въ темницу, велите судить меня, и естли сыщется что я украла, велите казнить мѣня.
   Вы дознайтесь сами, что я словъ ево не разумѣла, и весьма тому была не рада, когда мнѣ ихъ истолковали; что ето дѣлается со мною! Я тогда думала, что будетъ, естли меня и всѣ воровкой признавать будутъ! Какъ мнѣ къ родителямъ моимъ показатся, естли будутъ меня тѣмъ попрекать, или покрайней мѣрѣ подозрѣн³е имѣть станутъ. Позволите мнѣ государь мой спросить васъ? И не гнѣвайтесь за то безъвинно? Я никогда въ мысляхъ не имѣла почтен³е мое къ замъ умалить, и естли въ чемъ проступилась, для чево ваша домостроительница не выгнала меня, такъ какъ прочихъ. Ежели Анна, Рахиль и друг³е служанки въ чемъ проступятся, то никогда не удостоиваете знать вину ихъ, для чего о моихъ стараетесь быть извѣстны? Ежели я не больше ихъ проступилась, для чево со мною поступаете суровѣе? Лутче бы меня вдругъ изъ дому выгнать, и тѣмъ все окончать, стоюль я того, чтобъ господинъ вашъ для меня трудился, и сердился на такую подлую дѣвку?
   Слышитель госпожа Жервисъ онъ вскричалъ! Слышитель какъ дерзостно она меня вопрошаетъ? Безпутная говорилъ мнѣ, или ты не знаешь, что мать моя приказывала тебя не покинуть, не дѣлалъ ли я всегда тебѣ въ домѣ передъ другими отмѣну? Можетъ ли въ тебѣ такъ велика быть не благодарность, чтобъ благодѣян³ями моими мнѣ упрекать, ставя ихъ въ обиду.
   Я тогда сама себѣ подъ носъ шептала, а онъ между тѣмъ примѣтя, непремѣнно за хотѣлъ знать, что я говорила. Какъ много сему ни противилась, но принуждена была сказать. Изрядно государь мой, когда вамъ знать то угодно, то я говорила, что покойная мать ваша никогда вамъ не приказывала простирать обо мнѣ старан³е даже до кабинету въ саду, и до ея уборной палаты, вы и сами скажете, что то было нѣсколько дерзновенно, и тѣмъ я ево такъ разсердила, что принуждена была вонъ бѣжать. Госпожа Жервисъ сказала, что я много счастлива тѣмъ что ушла изъ глазъ ево.
   Въ сей часъ господинъ ²оанафанъ прислалъ ко мнѣ записочку, въ которой была написано берегись дарагая Памела, Рахиль слышала что господинъ нашъ сказалъ, госпожѣ Жервисъ, которая за тѣбя вступилась, не говори больше госпожа Жервисъ, поди, я такъ хочу силою или лаской, какъ скоро прочтешь с³е, не мешкавъ сожги. Боже мой, что мнѣ дѣлать! молитесь Богу любезные родители о вашей нещастной дочери: госпожа Жервисъ меня спать кличетъ, уже одинатцать часовъ било, я ей обо всѣмъ выговорю, она сему причина хотя совершенно и не повинна, я увѣрена, что она ни какова худова вымыслу не имѣла; въ великомъ нынѣ я безпокойствѣ и думаю что она меня за смѣлость мою журить станетъ.
   Любезные родители, вы сами знаете, чтро власть и богатство не требуетъ стряпчихъ, Жервисъ бѣдная неможетъ прожить безъ помощи нашего господина, и правда что должитъ онъ ее очень много, за тѣмъ желаю вамъ сонъ пр³ятной, можетъ быть пошлю завтре къ вамъ с³е письмо, а статся можетъ и не пошлю; но всегда тѣмъ оканчиваю, что я непременно
  

Ваша покорнѣйшая Дочь.

  

ПИСЬМО XXV.

  
   Любезные мои Родители!
   Позвольте мнѣ принести вамъ горестную жалобу на свою злую участь, ни какое животное такъ нещасливо не бывало, ни суровости такой не терпѣло какъ ваша нещастная Памела; сердце мое разрывается на части, не могу писать какъ должно, не могу и оставить. Кому мнѣ открыть мое сердце лутче какъ вамъ, но въ злой печали теряется умъ мой, о злой господинъ кой! не могу болѣ ево вспомнить безъ презрѣн³я! но вы нестрашитесь моею бѣдою, надѣюсь, и льщу себя сохранить мою добродѣтель, и естли огорчен³я позволятъ, скажу обо всѣмъ вамъ: нѣтъ ли какова камисара, или судьи, чтобъ могъ меня извлещи изъ сего дому? И избавить страшной руки моего гонителя, я могу присягать въ ево нападкахъ, но увы онъ самъ всѣхъ силняѣ! Онъ самъ одинъ здѣсь судья, все Вышн³и меня отъ него защититъ, зная правость моего сердца!
   Иванъ севодни по утру поѣхалъ, я съ нимъ письма послать не успѣла, а болѣ ни ково не вижу кромѣ госпожи Жервисъ, Рахели и одново человѣка, которова я ненавижу, ужъ всѣхъ начала боятся, и ни кому не вѣрю. Много мнѣ писать къ вамъ страннаго, что мнѣ отъ вчерашняго вечера случилось. Записка господина ²оанаѳана и суровость моего господина великое наносятъ мнѣ безпокойство. Какъ скоро я пришла къ госпожъ Жервисъ, злой господинъ закрался въ ее кабинетъ, гдѣ у нее лежатъ книги, я ни мало въ томъ не сумнѣвалась хотя всегда отъ перьваго ево искушен³я по вечерамъ туда и заглядывала, но въ сей нещастной вечеръ въ горести своей и не думала, что мнѣ всево нужнѣе с³я осторожность.
  
   Пришедъ, сѣла я на постелю, а она по другую сторону, и стали раздѣватся, она сидѣла отъ стороны кабинета, гдѣ вредное сердце ядомъ гибели упивалось. Госпожа Жервисъ мнѣ говорила, за что такъ Памела на меня сердита, что и говорить не хочетъ? Самая правда, я ей отвѣчала глупобы мнѣ было то отъ васъ скрывать, вы видѣли сколько я претерпѣла отъ тово что вы меня привели къ нашему господину, человѣкъ такой какъ вы, которой все то совершенно могли предвидѣть и знать, что для меня вредно, да и для ево не пристойно. Ктожъ ето думалъ моя дарагая Памела, она мнѣ отвѣчала. Нѣтъ нѣтъ я ей вскричала а тово и не думала что онъ слышитъ. Сатана всегда готовъ пакость творить, его по всякъ часъ надобно боятся. Вы видѣли съ начала какъ онъ осматривалъ новой мой нарядъ, притворяясь будто не зналъ меня, чтобъ взять больше смѣлости со мной, а какъ скоро открылъ что знаетъ, началъ бранить и упрекать, а вы тутъже госпожа Жервисъ пронзали мое сердце, говоря, тфу тфу Памела, и тѣмъ ево болѣе поощряли.
   Ахъ Памела, она мнѣ отвѣчала, я никогда не думала ево поощрять, хотя я тебѣ и не сказывала прежде, но когда ты меня принуждаешь твоими словами, то вѣдай, что отъ того времени какъ ты со мною совѣтывала, я всячески старалась отъ намѣрен³я ево отвращать, хотя онъ мнѣ много обѣщалъ и въ награжден³е. Знай, что онъ тебя безмѣрно любитъ, и уже не достанетъ силъ ему страсть с³ю преодолѣть, я радовалась тому что о записочкѣ господина ²оанаѳна ей ни чего не упомянула для тово, что я во всѣхъ стала сумнѣватся, но что бы узнать госпожи Жервисъ склонность, спросила ее, чтожъ вы мнѣ теперь совѣтуете дѣлать? Вы видите, что онъ хочетъ, что бы я жила у сестры ево. Я тебѣ скажу безъ пристрастно любезная Памела она мнѣ отвѣчала, надѣясь на твое постоянство въ томъ, что ты ни кому не откроешь, господинъ нашъ часто просилъ меня склонить тебя, чтобъ ты просила у ево позволен³я остатся здѣсь въ домѣ.
   Позвольте мнѣ, я сказала госпожѣ Жервисъ пресѣчь речь вашу, и я вамъ скажу, для чево не хочу я просить ево объ ономъ, и то оное происходитъ не отъ гордости во отъ любви къ добродѣтели; ибо онъ уже два раза намѣревался поколебать мою добродѣтель. Вы же говорите, что онъ страсти своей не можетъ противлятся, хотя всегда и кается о своихъ поступкахъ. Онъ отпустилъ самъ меня, но всегда ругаетъ, думая устрашить и склонить къ своимъ желан³ямъ вреднымъ. Признаюсь, что мнѣ жаль потерять такое хорошее мѣсто, и съ радост³юбъ осталась въ семъ домъ, ежели бы не видала опасности своей ясно; первое я васъ люблю, также и всѣмъ домомъ довольна, а и ево бы любила и почитала такъ какъ господина, ежели бы онъ также какъ господинъ добродѣтельной поступалъ со мною, а то зная намѣрен³и ево и слыша какъ онъ самъ признавался, что одолѣть страсть свою не можетъ: то по сему и разсудилось, должноль мнѣ просить здѣсь остатся, будучи увѣрена, что онъ безъ новыхъ предпр³ят³й меня не оставитъ, и можетель меня обнадѣжить, что онъ въ насил³е не употребитъ своей власти, отъ которой бѣдная и безпомощная дѣвка принуждена будетъ только собственной своей силой противлятся. И по сему не подамъ ли я ему конечнаго поводу гнать себя, и размножать свои происки злые. Подумай государыня моя, можноль мнѣ не только просить позволен³я здѣсь остатся, но и подумать прежде, пока сама себя возненавижу. Не можно, самую правду ты говоришь свѣтъ мой Памела, она мнѣ отвѣчала, во всѣхъ твоихъ разсужден³яхъ правость; и всѣ твои поступки видны, севоднишные разговоры, которыхъ ты, я очень рада что не слыхала, запрещаютъ мнѣ просишь тебя, чтобъ ты осталась здѣсь въ домѣ, а желаю истинно скоряе тебя видѣть въ безопасномъ закрыт³и, то есть у твоихъ родителей, ежелижъ Милади Даверсъ захочетъ тебя къ себѣ взять, то и отъ нихъ можешъ къ ней ѣхать такъ, какъ отъ сюда.
   О госпожа Жервисъ я ей вскричала! благодарна, Богъ воздастъ тебѣ за добрые совѣты, данныя такой бѣдной дѣвкѣ, которую бѣды и печали окружая, грозятъ отъ всюду, но скажите мнѣ что онъ говорилъ, когда я отъ васъ вонъ вышла?
   Онъ очень былъ на тебя сердитъ, она отвѣчала, и хотѣлъ знать что я о томъ думаю, я ему сказала и въ томъ признаваюсь, что твоего дерзновен³я нѣсколько было. Онъ меня самъ къ тому принудилъ я говорила, ежелибъ я добродѣтель мою такъ не любила, ни когдабъ столь не была предъ нимъ дерзновенна; а при томъ подумайте сами не правдуль я говорила о кабинетѣ въ саду? И о уборной палатѣ. Можноль бы тебѣ она мнѣ говорила, что нибудь сказать другое, когда онъ спросилъ что ты шептала. Не могу я отвѣчала ни въ чемъ солгать безъ крайней нужды, но оставимъ то, я вижу, что вы не ево парт³и, и сами говорите, что мнѣ здѣсь остатся есть великая опасность, вы не повѣрите какъ я оставить желаю домъ сей, пусть буду во рву, наполненномъ водою, или въ пустыняхъ не проходныхъ жить по всюду скитаясь. Я сама вижу, сказала она, сколь много для тебя здѣсь опасности, и правду сказать Памела, я не удивляюсь что онъ много тебя любитъ, можно сказать безъ лести, что ты хороша надъ мѣру, и ни когда такова пр³ятна не казалась какъ севодни въ новомъ твоемъ нарядѣ, къ тому ты насъ всѣхъ удивила собою, по тому, что я чаю отъ страха появился на лицъ твоемъ видъ прелестной? Ежели такъ, я ей отвѣчала, то брошу въ огонь все свое платье, мнѣ хочется быть всему тому на противу.
   По томъ я спросила? Госпожа Жервисъ не слыхалиль вы какова шуму въ вашемъ кабинетъ? нѣтъ глупинькая, она мнѣ отвѣчала, такъ уже страхъ въ тебя вкоренился, что тебѣ чудится по всюду. Ей, ей, мнѣ послышалось. Но она сказала можетъ быть кошка, только я ни чево не слыхала. Отъ чего я по словамъ ее не много упокоилась, а она приказала мнѣ спать ложится, и велѣла посмотрѣть запертыль двери? Я ихъ осмотря, хотѣла заглянуть въ кабинетъ, но не слыша больше шуму, думала напрасно послышалось, сѣла на кравать и стала со всѣмъ раздѣватся; госпожа Жервисъ со всѣмъ уже была раздѣта, и мнѣ говорила, чтобъ поскорѣй ложилась, и не мѣшала ей заснуть.
   Я сама не знаю отъ чево сердце мое въ страхѣ и безпокойствѣ трепеталось, думала, что записочка господина ²оанаѳана, и сказаныя отъ нее слова тому были причиной, и какъ я осталась въ одной уже исподницѣ, вдрукъ услышала шумъ въ кабинетѣ, ахъ, что ето вскричала, и вскоча съ постели въ кабинетъ лишь только заглянула, о ужасное видѣн³е! Господинъ нашъ изъ него идетъ въ своемъ парчевомъ шлафоркѣ! госпожа Жервисъ не бойтесь, онъ говорилъ, вамъ ни чево худова не будетъ, ежели не станете кричать, а не такъ, то увидите, что я здѣлаю съ вами, и подошедъ къ постели обнялъ меня руками сказавъ, поди госпожа Жервисъ въ верхъ, и запрети служанкамъ, чтобъ они на крикъ ее не бѣгали, я ей ни чево не здѣлаю. Для Бога, я вскричала! госпожа Жервисъ не оставляй меня въ рукахъ ево! разбуди всѣхъ въ домѣ. Не бойся мой свѣтъ, она отвѣчала, я не тронусь съ мѣста, и тебя не оставлю, дивлюсь государь мой, ему говорила, вашимъ поступкамъ, и ухватя меня твердила, не бойся, я не допущу васъ говорили ему зло приключить сей не повинной, и къ защищен³ю ее жизни, своей не пожалѣю, вы можете найти таковскихъ, а с³ю добродѣтельную дѣвку не старайтеся погубить напрасно. Онъ будучи въ несказанномъ гнѣвѣ, грозилъ тотъ же часъ изъ дому ее выгнать. Не надобно выгонять, она ему отвѣчала, я и сама не хочу болѣе жить въ вашемъ домѣ, сохрани Богъ только до завтре бѣдную Памелу, мы съ нею обѣ пойдемъ вмѣстѣ. Позволь мнѣ Памела говорилъ онъ, сказать тебѣ мою правость. Нѣтъ Памела, госпожа Жервисъ сказала не слушай словъ ево, пока онъ тебя не оставитъ и не сядетъ на стулѣ. Пусть вонъ выдетъ, я говорила, ежели что говорить хочетъ пусть говоритъ завтре; а какъ скоро я опомнилась отъ страху, нашла руку ево у себя въ пазухѣ; закричавъ воздохнула, и обомлѣла сидя! а онъ другою рукою держалъ меня за шею, Госпожа Жервисъ обѣими руками за меня ухватилась, и слыша, что я оледѣнела, такъ она мнѣ сказывала послѣ, кликала Памела! Памела! а пр томъ, что есть мочи закричала, ахъ умерла! Бѣдная Памела! и подлинно была почти мертва, не знаю и не помню, что въ тотъ часъ было! А когда часа черезъ три я опомнилась, то и увидѣла себя на постелѣ. Госпожа Жервисъ по правую, а Рахиль по лѣвую сторону оно меня стояли, а проклятой гонитель кой уже давно ушелъ изъ спальни, я такъ была тому рада, что съ нуждою глазамъ своимъ могла повѣрить. Госпожа Жервисъ, и ты Рахиль, скажите мнѣ говорила я? Однихъ ли васъ вижу? И ужъ ли безопасна? Гдѣ я была, и что со мною дѣлалось? Не бойся дорогая Памела, Жервисъ мнѣ отвѣчала, не бойся, ты подлинно жалка, и я никогда человѣка въ такомъ горестномъ состоян³й, какъ ты, не видала.
   Я узнала тогда, что Рахиль ни о чемъ не знала, по томъ услышала, что какъ скоро Жервисъ закричала, то мой злой господинъ тихонько оставя меня вышелъ, будто изъ своей спальни зашолъ въ дѣвичью палату, гдѣ слыша крикъ, отъ котораго всѣ они тряслись, приказалъ имъ бѣжать скорѣе, и смотрѣть что за шумъ у насъ въ покояхъ, будучи же вонъ просилъ госпожу Жервисъ, что бы молчала, обѣщая всѣ простить ее досады. Служанки пришедъ въ низъ перебудили и мущинъ, которые спятъ въ лакейской Госпожа Жервисъ имъ сказала, что я за не могла, а какъ скоро стало мнѣ по легче, она ихъ всѣхъ спать послала, оставя одну Рахиль съ собою, но я думаю, что они всѣ дознались, хотя говорить и не смѣютъ.
   Когда я вздумаю о сей своей напасти и ево наглыхъ поступкахъ, то вся кровь во мнѣ леденѣетъ! хотя госпожа Жервисъ меня и увѣряла, что онъ ни чево худова не здѣлалъ, но по чему я знала, бывъ въ безпамятствѣ и страхѣ, по томъ одумалась и узнала, что Богъ единъ защищалъ мою не порочность.
   Сперва я думала, что госпожа Жервисъ подкуплена, и хочетъ меня уловить, нынѣ же вижу, что она меня избавила совершенно, безъ нее я бы пропала, о чемъ и она о томъ печалится не мало, что бы со мной было ежели бы она вышла вонъ по ево приказу! ужъ бы онъ конечно двери заперъ, и тогда то бы погибла на вѣки ваша бѣдная Памела! Теперь надобно мнѣ отдохнуть, глаза со слезъ опухли и голова болитъ очень: ибо с³е ево покушен³е мнѣ всѣхъ злѣе, о естли бы возможно мнѣ скорѣе изъ руки хищнаго сего господина убѣжать, молитесь любезные родители Богу,
  

О вашей огорченной и покорной Памелѣ.

  

ПИСЬМО XXVI.

  
   Мои любезныя Родители.
   На другой день въ десять часовъ я проснулась, всѣ люди въ домѣ обо мнѣ сожалѣли, и желали что бы я выздоровѣла скорѣе, всякой приходя спрашивалъ естли мнѣ легче? Вредный господинъ нашъ очень рано уѣхалъ на охоту сказавъ, что завтракать домой будетъ, такъ и пр³ѣхалъ.
   Въ одиннатцать часовъ пришолъ въ нашу спальню, имѣя грозной видъ, котораго я очень испугалась, закрывъ лице свое передникомъ, заплакала горько. Госпожа Жервисъ говорилъ онъ, я не знаю какъ мы теперь узная другъ друга вмѣстѣ жить будемъ? Я знаю она отвѣчала, что обѣимъ намъ пристойно, и беру смѣлость сказать вамъ. Много сожалѣю что вы безчеловѣчно обидѣли с³ю бѣдную дѣвку въ моей спальнѣ, а какъ болѣе не желаю жить въ вашемъ домъ, хотя со всемъ потеряю свое счаст³е, для того и прошу позвольте намъ обѣимъ оставить домъ вашъ? Я пойду вмѣстѣ жить съ Памелою. Съ радост³ю онъ отвѣчалъ ей, что скорѣе тѣмъ лутче; она между темъ стала плакать, а онъ сказалъ, вижу, что всѣ въ домъ любятъ с³ю дѣвку противъ моей воли. Простота ее причиной, госпожа Жервисъ на то отвѣчала она всево тово достойна, и я никогда не думала чтобъ покойной госпожи моей приказан³е нарушитъ, и злобно губить того человѣка, которова защищать должно. Не говори о томъ госпожа Жервисъ онъ сказалъ ей, я не хочу слушать; Памела умѣетъ притворятся и обмирать тогда, когда за хочетъ, вашъ проклятой шумъ причиною, отъ котораго я не зналъ что дѣлать, я отнюдь не намѣренъ былъ вамъ досаждать а только себѣ тѣмъ здѣлалъ больше худова, моя слава уже и такъ отъ вашего крику страждетъ. Я васъ Государь мой говорила госпожа Жервисъ ни о чемъ не прошу кромѣ, что бы приказать господину Лонгману поскорѣе считать меня и отпустить изъ вашего дому, а Памела надѣюсь получитъ позволен³е въ будущей четверкъ ѣхать такъ какъ она намѣрена.
   Я во все то время не могла ни говорить ни на ково взглянуть, такъ меня присутств³е его устрашило; очень сожалѣла что госпожа Жервисъ ради меня теряетъ хорошее свое мѣсто, но надѣюсь что они помирятся.
   Очень изрядно, онъ отвѣчалъ ей, велите Лонгману щотъ дѣлать, такъ скоро какъ вамъ надобно, я велю сюда быть госпожъ Жевкесъ, (домостроительница ево въ графствѣ Ленкольнъ) на дѣюсь она все то исполнитъ что вы дѣлали. Я всегда Государь мой дѣлала то что должно, и даже до сего времени не видали вы моего не послушан³я, и ежели бы вы соотвѣтствовали своей природѣ и чести... Пожалуй онъ перервавъ рѣчь ее сказалъ, не тверди мнѣ о томъ, что я самъ знаю лутче, я думаю никогда вамъ не подалъ причины быть мною не довольнымъ, и всегда объ васъ буду старатся, хотя вы тайну мою и не такъ сохранили какъ мнѣ было надобно; и ей разтвердили такъ что она меня боятся стала больше, нежели ей есть причина. Государь мой она ему сказала, вчерашн³е ваши поступки довели меня до того, въ чемъ я и не имѣю раскаян³я, да и подлинно я бы была не достойна видѣть Солнце, ежели бы захотѣла помогать въ вашихъ не справедливыхъ предпр³ят³яхъ противъ сей бѣдной дѣвки. Еще таки госпожа Жервисъ онъ говорилъ напрасно вы меня ругаете, я ей никакова зла не здѣлалъ, и довольно что нынѣ мнѣ она на мои глаза не надобна, я по воле покойной матери моей и для ее памяти хочу съ вами дружески растатся, но прежде обѣ подумайте съ какою смѣлост³ю вы со мной говорили, я бы отмстить вамъ потщился, естли бы не зналъ, что мнѣ подлинно не прилично было прятатся въ кабинетъ вашъ, можно мнѣ было знать за ранѣя слышавъ ваши разговоры, что я поруганъ буду. Я надѣюсь Государь мой она ему на то отвѣчала, что вы не возбраните въ четвергъ ѣхать Памелѣ. Вы всегда стараетесь о Памелѣ; когда хочетъ пусть ѣдетъ, что мнѣ нужды! Эта злая дѣвка приключила мнѣ много безпокойства, но я нынѣ все то преодолѣю и болѣе помнить объ ней не буду. Нынѣ за меня сватаютъ невѣсту, и севоднишное утро съ тѣмъ присылали да и я готовъ на то склонится, и для того особливо хочу чтобъ ни кто не вѣдалъ о всемъ томъ, что здѣсь произходило, я васъ теперь увѣряю, что о Памелѣ думать больше не буду.
   Я всплеснувъ руками взглянула на Небо обрадуясь слыша слова ево, хотя знаю ево къ себѣ вредна, но за милость покойной матери ево, желаю ему всякихъ благополуч³й.
   Теперь Памела, онъ говорилъ, меня тебѣ нечево боятся. Скажи мнѣ для чево такъ подняла руки къ Небу? Видно тебѣ то пр³ятно, что я говорилъ? Дай мнѣ руку? Я ему подала руку сквозь передникъ, онъ взявъ подавилъ ее тихонько и не такъ какъ прежде. Для чево такъ дурачишся? Открой лицо твое покажи мнѣ какова ты послѣ вчерашнихъ твоихъ разговоровъ? Нѣчему дивится, что ты меня стыдишся, такъ много помрача мою славу,
   С³и слова пронзили мое сердце въ разсужден³и не праведныхъ упрековъ, но слыша что онъ намѣренъ меня оставить въ покоѣ, не вытерпя вскричала, Боже мой какая перемѣна! для чево бываютъ смягченны и покорны тѣ въ своей невинности, когда друг³е себя пороками вѣнчаютъ.
   Послѣ тово я пошла въ свою спальню и стала писать письмо къ вамъ, хотя и печалилась о ево нарекан³и, но радуюсь очень, что онъ женится скоро, и во все оставляетъ свои намѣрен³и худыя. Нынѣ начинаю льстится, что всѣ на меня гонен³и скончались, ежели не такъ то надобно чтобъ моя доля во вѣки была весьма не счастлива! но чтобъ со всемъ всѣхъ искушен³й убѣжала, тово подумать не смѣю пока къ вамъ не пр³ѣду, мнѣ кажется что въ такой великой страсти разкаян³е и исправлен³е такъ скоро быть не можетъ. Но Богъ можетъ вдругъ обратить ево къ познан³ю и вложить въ сердце добродѣтель и жалость, однако еще не со всѣмъ буду вѣрить, и хотя знаю что вамъ печально, но имѣя окказ³ю послала все что написала и осталась
  

Ваша покорнѣйшая Дочь.

  

ПИСЬМО XXVII.

  
   Мой любезныя Родители!
   Я рада что въ послѣднемъ письмѣ не звала васъ къ себѣ на встрѣчу, и Иванъ мнѣ сказалъ что вы не будете, обнадежа, что я найду способъ быть у васъ. У прикащика нашего бради есть одноколка, надѣюсь онъ мнѣ ее дастъ, а кареты получить не можно, да къ томужъ оное и не прилично по моему состоян³ю, я лутче найму, даромъ что у меня не много денегъ отъ покупокъ осталось, но надѣюсь госпожа Жервисъ меня оными ссудитъ, или господинъ Лонгманъ. Но вы конечно будете думать какъ заплатить оныя, да я и сама не люблю должна быть ни кому, всевожъ болѣе я рада тому, что вы встрѣчать меня не будите: ибо я точно день отъѣзду моево же знаю, а по видимому чуть не пробудуль еще здѣсь дней восемь. Бѣдная Жервисъ къ четверьгу изготовится не можетъ, а хочетъ безмѣрно со мною ѣхать вмѣстѣ.
   Куда я буду счастлива когда при ѣду къ вамъ любезныя родители, и укроюсь отъ всѣхъ нападковъ, хотя онъ нынѣ ласковъ и смиренъ предо мною, и кажется не таковъ сердитъ какъ прежде. Вчерась принесли къ нему богатое платье: ибо онъ намѣренъ ѣхать въ Лондонъ къ торжеству, наступающему въ день рожден³я Королевскаго, всѣ говорятъ, что ево хотятъ здѣлать Перомъ. А я больше желаю, чтобъ ево здѣлали честнымъ человѣкомъ, хотя и всѣ ево такъ признаваютъ, только ко мнѣ, по моему нещаст³ю, не таковъ кажется. Какъ скоро платье надѣлъ, то прислалъ за мною. Памела, когда я пришла къ нему сказалъ мнѣ, ты очень хорошо дѣлаешь себѣ платье и наряжаешся изрядно, но скажи мнѣ каково и мое и ко мнѣ присталоли? Я очень мало отвѣчала ему, или со всѣмъ не знаю ни чево въ нарядахъ, однакожъ какъ мнѣ кажется платье ваше хорошо очень!
   Камзолъ ево весь выкладенъ былъ кружевомъ золотымъ, и все къ нему очень пристало. Но что онъ по томъ здѣлалъ, то уже я немогла болѣе хвалить ево плаят³е. Для чево ты не носишь говорилъ онъ мнѣ старова твоево платья? (Ибо я отъ тово время какъ надѣла все ходила въ моемъ новомъ нарядѣ) хотя къ тебѣ и с³е пристало! вотъ мое платье, государь мой, я ему отвѣчала, и то только одно своимъ могу назвать, что нужды въ какое бы платье такая дѣвка какъ я ни одѣлась. Ты очень чиновна Памела, говорилъ мнѣ и злопамятна, полно дурачится и сердится за малую бездѣлку, повѣрь мнѣ, что вы съ дурай Жервисъ своимъ крикомъ меня болѣе на пужали нежели я васъ. Ежели вы боялись отвѣчала я, чтобъ служители ваши не видали не милосерд³я вашева къ бѣдной дѣвкѣ, которая подъ вашимъ покровомъ, и по волѣ матери вашей, мучительную жизнь терпитъ, то для чево не боялись Бога всемогущаго, которой всевидецъ, и предъ нимъ мы всѣ равной отвѣтъ въ дѣлахъ своихъ дать должны, и всѣ будемъ въ равномъ достоинствѣ.
   Онъ взявъ меня за руки съ видомъ нисколько сердитымъ говорилъ, вотъ разумно разсудила, мнѣ кажется годишся по нужде въ проповѣдницы, какъ мой священникъ умретъ въ Линкольнѣ, я тогда на тебя надѣну рясу, и ты въ ево мѣстѣ будучи больше заставишь себя слушать. Я бы желала отвѣчала я ему, что бы ваша собственная совѣсть, проповѣдывала вамъ справедливость, тогда не надобенъ бы былъ вамъ проповѣдникъ. Полно Памела, оставимъ наши разговоры, которые болѣе не въ модѣ, я только за тѣмъ звалъ, чтобъ показать тебѣ мое платье, и сказать, что бы по желан³ю госпожи Жервисъ была здѣсь пока она пробудетъ. Ахъ, нѣтъ, Государь мой, я ему вскричала! я бы давно рада уѣхать изъ вашева дому.
   Какъ ты неблагодарна говорилъ онъ! я думаю, что очень будетъ жаль каждому, видѣть тебя съ твоимъ прекраснымъ лицемъ и нѣжными руками въ работѣ тяжкой и грубой когда возвратишся къ отцу своему въ деревню. Я по совѣтую госпожъ Жервисъ въ Лондонѣ нанять для себя домъ, гдѣ и тебябъ содержала какъ дочь свою, ты очень хороша, то какъ скоро провѣдаютъ, всегда будетъ людей толпа въ вашемъ домѣ, и ты скоро разбогатѣть можешь. С³я ругательная издѣвка пронзила мое сердце, глаза мои залились слезами, и я вырвавъ у нево руку, говорила плача и воздыхая; государь мой, я никогда такой издѣвки отъ васъ не ожидала, с³и слова весьма сходны съ прежними вашими поступками, которые я забывать начинала. Воля твоя, хоть сто разъ сердися, я не могу молчать, отвѣчалъ онъ, я уже преодолѣлъ свою слабость, и когда вы отъ меня изъ дому съ госпожею Жервисъ итти собрались, то я до тѣхъ поръ пока пробудете, не такъ какъ моихъ служанокъ, но какъ гостей у себя держать буду. Вы говорите и думайте, что хотите; а мнѣ кажется Памела, презирать тебѣ всево тово, что я сказалъ, такъ много нѣзачто. Вижу, что ты понят³е о добродѣтели имѣешь весьма баснословно, и не сумнѣваюсь, что ты въ томъ не побѣдимою Героинею будешь: но моя дарагая Памела, говорилъ съ видомъ ласковымъ и лукавымъ! подумай о изрядномъ случаѣ себя прославить, расказывая всякой день госпожѣ Жервисъ, о клятвахъ и объ обѣщан³яхъ, как³е тебѣ молодцы молодые станутъ приносить, то по сему и довольную матер³ю будешь имѣть составить письмо къ отцу твоему и матери; и точно могу тебя увѣрить, что то лутчее средство будетъ вести жизнь свою, вышедъ изъ моево дому. Изрядно государь мой употребляйте умъ свой мнѣ въ совѣтъ, но повѣрте, ежелибъ мы оба были равны, вы бы не смѣли такъ меня ругать, а теперь пользуяся своею знатност³ю и богатствомъ, весьма не къ стате вооружаетесь противъ подлости и нищеты моей. Скажите по совѣсти мнѣ, пристойноль то не только состоян³ю вашему, но покрайней мѣрѣ богатому вашему платью.
   Куды какъ Мать моя благоразсудна, онъ сказалъ, въ намѣрен³и со мной поцѣловатся. Я въ смущен³и будучи вырвавшись у нево говорила, поди прочь хотябъ ты не вѣдомо кто былъ, я не хочу минуты жить въ твоемъ домъ и слышать так³е разговоры, пойду къ послѣднему мужику жить въ деревню и буду моими нѣжными, по твоимъ словамъ руками, носишь лутче землю, нежели живучи здѣсь слышать ваши разговоры.
   Когда я послалъ за тобою, въ тотъ часъ былъ очень веселъ, говорилъ онъ мнѣ, но не возможно долго быть веселу съ такой груб³янкой какъ ты, но со всѣмъ тѣмъ прошу пока здѣсь будешь, не будь такъ сурова и печальна, всѣ люди думаютъ что тебѣ отъ сюда итти не хочется. Ежели такъ, я ему отвѣчала, то они всѣ да и вы увидите что я буду, сколько мнѣ возможно, веселой казатся.
   Изрядно говорилъ онъ, я с³е примѣчать буду, радуюсь, что хотя въ маломъ ты послушаешь моево совѣту въ первой разъ. Въ первый разъ я отвѣчала, вы мнѣ и совѣтъ такой дали, которому послѣдовать можно. Я бы желалъ говорилъ онъ чтобъ ты на отвѣтъ такъ скора была какъ на отъѣздъ твой, и по томъ за смѣялся. Я вырвавъ у нево руку, вонъ вышла, а идучи думала, пора ему женится, безъ тово ни какой честной дѣвкѣ въ домъ у нево прожить не можно.
   Ей, ей, любезные родители, онъ великой волокита, вы знаете какъ человѣку не трудно того достигнуть, естли только сперва не осторожно погрузился въ распутство. Куды какъ бы покойная госпожа моя о томъ не печалилась, естли бы она жива была и все то видѣла, но тогда онъ былъ воздержнѣе, хотя еще и при ней полюбилъ меня, какъ мнѣ сказывала госпожа Жервисъ, и намѣренъ былъ мнѣ то объявить. Подумайте о безпутствѣ молодыхъ людей! ей, ей, я думаю скоро будетъ конецъ свѣту, всѣ молодые дворяне въ сосѣдствѣ таковы и всѣ избаловались, но что же отъ того и происходитъ, господинъ Мартинъ, что живетъ за перелѣскомъ въ три мѣсяца трои крестины у себя имѣлъ а отъ всѣхъ трехъ дѣтей одному онъ отецъ, другому ево кучеръ, а третьему ловчей. Однако онъ ни чево имъ за то не здѣлалъ, да какъ и здѣлать, они послѣдовали поступкамъ своего господина: а и еще такихъ вокругъ насъ много, часто бываютъ у нашева господина и съ нимъ ѣздятъ на охоту, есть чему уже тутъ научится, я думаю они ево больше портятъ, о Боже мой! выведи меня скоряе изъ сего гибельнаго мѣста.
   Однако и то надо молвить, как³е то непотребные и женщины, не ищутъ тово, чтобъ убѣгать а сами мущинамъ подаютъ поводъ съ ними поступать нахально, и заставляютъ думать, что мы всѣ равны во нравахъ. Увы! въ какомъ мы нынѣ живемъ слабомъ вѣкѣ! въ диковину ставятъ, коли которая противляется въ любви; думаю право для того мущины такъ к смѣлы, а я за то плутовка, груб³янка, и еще сама что не знаю, но какъ ни ругай, и быть такою не хочу. Я истинно не знаю, как³е происки и хитрости употребляютъ мущины, къ совершен³ю своихъ предпр³ят³й, буду только разсуждать сколько можно въ защищен³е сихъ бѣдныхъ, которые подвергаются искушѣн³ямъ, и сожалѣть о ихъ участѣ, а объ моей чрезъ с³ю печальную истор³ю, какимъ опасностямъ я подвержена была, и съ какимъ оскорблен³емъ убѣгала уже. Извѣстны вы вотъ въ какую опасность въ вергаются бѣдные дѣвки, которые хотятъ жить чесно и любятъ добродѣтель, а особливо въ такомъ мѣстѣ, гдѣ люди Бога не боятся, вы видите, что я нынѣ въ разсужден³и въ мѣшиваюсь и правильное съ неправымъ разобрать стараюсь и надѣюсь, что то нужно
  

Вашей покорнѣйшей Дочерѣ.

  

ПИСЬМО XXVIII.

  
   Мои любезные Родители!
   Иванъ мнѣ сказалъ, что вы плакали послѣднее мое письмо читая. Я сожалѣю, что онъ с³е примѣтилъ для тово, что всѣ въ домѣ догадываются, что со мной происходитъ, а мнѣ и то прискорбно, что меня искушали хотя я и противлялась. Иванъ думаю будетъ имѣть худое мнѣн³е о вашемъ господине или о комъ другомъ въ нашемъ въ домѣ.
   Госпожа Жервисъ останется по прежнему въ своемъ мѣстѣ, я рада, что она имѣетъ добраго господина, а онъ вѣрную и прилѣжную смотрительницу въ домѣ. Господинъ Лонгманъ представилъ ему сколь она вѣрна и смотрительна была во все свое время, и какъ ее щеты сходны, а не такъ какъ щеты госпожи Жервисъ въ домѣ ево Линкольнскомъ, и такъ ее хвалилъ, что господинъ нашъ принемъ весело позвать госпожу Жервисъ, и мнѣ сказать что съ нею взойти можно. Я думала что новые вымыслы есть меня огорчить, и сказать мнѣ что госпожа Жервисъ со мной не ѣдетъ, однакожъ я о томъ не весьма печалилась, рада будучи и одна уѣхать, хотя знала, что мнѣ многобъ было чести имѣть сотаварищемъ такую честную госпожу. Какъ скоро госпожа Жервисъ со мною вошла, то онъ сказалъ ей: госпожа Жервисъ, господинъ Лонгманъ сказалъ мнѣ, что въ вашемъ щотѣ ни чево кромѣ доброй вѣрности не видно, то я и намѣренъ тебя у себя удержать ежели хотя мало раскаетесь въ своихъ досадныхъ мнѣ словахъ, въ которыхъ совершенно не было должнаго у васъ мнѣ почтен³я. Она чрезъ то пришла въ смятен³е и не знала при господинѣ Лонгманѣ, что отвѣчать, зная, что тому всему я причина: надобно мнѣ признатся при васъ говорилъ господинъ Лонгманъ, что отъ того время какъ я знаю домъ нашего господина, никогда такова порядку, союзу и дружбы не бывало, какъ во время вашего смотрен³я, я бы желалъ, чтобъ домъ Линкольнской въ такомъ же былъ порядкѣ. Не говори о томъ болѣе сказалъ господинъ нашъ, госпожа Жервисъ можетъ остатся естли ей угодно, и обратясь къ ней подалъ пять Гиней, прими говорилъ сей подарокъ, я вамъ обѣщаю всякой годъ давать постольку же сверьхъ опредѣленнаго жалованья, только пожалуй содержи домъ мой такъ, какъ содержала.
   Она ему благодарила, и оборотясь на меня посмотрѣла въ намѣрен³и сказать нѣчто. Я думаю что онъ узналъ ее мысли и говорилъ, господинъ Лонгманъ я люблю за достоинство награждать, но не могу тѣхъ видѣть, которые не хотятъ себя здѣлать милости моей достойными, а при томъ смотрѣлъ на меня прилѣжно; Памела говорилъ можетъ также здѣсь остатся съ госпожей Жервисъ, зная, что они другъ друга любятъ. Госпожа Жервисъ такъ ее любитъ какъ дочь свою, отвѣчалъ Лонгманъ да и всѣ ее любятъ нелестно ибо она тово достойна: полна господинъ Лонгманъ, сказалъ ему господинъ нашъ, вижу, что и старики также красотой прельщаются какъ и молодыя, хорошее лице мног³е недостатки покрываетъ, когда только ласково и учтиво льстить умѣетъ. Позвольте мнѣ государь мой сказалъ ему Лонгманъ, весь околотокъ я думаю тоже скажетъ въ похвалу Памелы.... Господинъ нашъ, пресѣкши рѣчь ево сказалъ, не говори о Памелѣ, повѣрь мнѣ, что бы я не позволилъ ей жить здѣсь, не для тово одново, что она противъ меня не учтива и дерзновенна, но для тово, что она о всѣхъ дѣлахъ въ домѣ моемъ происходящихъ пишетъ. Сожалѣю, старикъ сказалъ ему.... Однако не говори болѣе онъ твердилъ я знаю что честь и слава моя уже такъ основаны, что я не тужу о томъ что говорятъ и пишутъ, но сказать правду только чтобъ нешло с³е далѣе, я вздумалъ женится, вы знаете что молодые жены выбираютъ кого хотятъ въ служанки, и для тово Памелѣ здѣсь жить не къ статѣ, въ прочемъ она изрядная дѣвка только по смерти матери моей нѣсколько груб³яновата стала, да и тако вздорна, что на одно мое слово по десяти отвѣчаетъ, чево и терпѣть не могу, а къ томужъ и не долженъ, самъ ты знаешь господинъ Лонгманъ!
   Безъ сумнѣн³я Государь мой онъ отвѣчалъ ему, во мнѣ кажется странно, что с³е дѣвушка будучи столь смирна и учтива противъ всякова, досаждать можетъ тому, кому она наиболѣе должна казать почтен³е. Мнѣ и самому говорилъ господинъ мой с³е удивительно, сказать правду, всѣ с³и грубости происходятъ по причинъ ссоры вашей съ госпожею Жервисъ.
   Я очень говорить хотѣла, только не знала чемъ начать, видя господина Лонгмана, а госпожа Жервисъ взглянула на меня и пошла къ окошку, скрывая свое безпокойство которое она меня ради терпѣла. На конецъ я осмѣлилась и ему сказала, вамъ Государь мой есть воля говорить, что хотите, а я только на то отвѣчаю, что всегда за васъ буду молить Бога.
   Господинъ Лонгманъ хотѣлъ говорить, но такъ много загрустился, что чють стоя не плакалъ. Господинъ нашъ съ видомъ ругательннымъ, говорилъ для чево Памела предъ нимъ не хочеть показать себя такою какова ты есть? Увѣрь ево и докажи что я сказывалъ правду, покажи хотя мало своей дерзости прежней. Не достоинъ ли онъ былъ любезные родители того, чтобъ я въ то время выговорила всю правду, но я удержалась, а, сказала только, вольно вамъ издѣватся надъ бѣдной дѣвкой, которая какъ вы сами знаете умѣлабъ вамъ отвѣчать только не смѣетъ. Для чево притворяешся сказалъ онъ говори какъ можешъ грубѣе въ присудств³и господина Лонгмана, я вѣрю, что ты со всею своею невѣжливост³ю не можешъ что нибудь вредное чести моей сказать: а только хочу оправдатся предъ всѣми служительми моими, которые тебя любятъ, въ томъ, что ты изъ дому идешь не имѣя ни какихъ напатковъ и озлоблен³я, кромѣ что я грубост³ю твоею бывалъ раздражаемъ, оставляя то, что ты меня въ письмахъ поносила совершенно. Государь мой, я тово не стою, что бы вы въ поступкахъ своихъ со мною, старались оправдатся предъ вашими служителями, а рада тому только, что госпожа Жервисъ осталась къ своемъ мѣстѣ, о себѣ же знаю, что я не достойна быть въ вашемъ домѣ, а при томъ осмѣлюсь сказать, что и не желаю.
   Что ето, закричалъ господинъ Лонгманъ дарагая Памела? Не говори етова, мы всѣ тебя не лестно любимъ, стань на колѣни и проси прощен³я у господина; госпожа Жервисъ и я именемъ всѣхъ служителей за тебя просить же будемъ прощен³я, и чтобъ позволилъ тебѣ остатся здѣсь по крайней мѣрѣ до тѣхъ поръ калъ женится

Другие авторы
  • Ковалевский Егор Петрович
  • Баратынский Евгений Абрамович
  • Лякидэ Ананий Гаврилович
  • Чичерин Борис Николаевич
  • Веселовский Александр Николаевич
  • Достоевский Михаил Михайлович
  • Аксакова Анна Федоровна
  • Аксаков Александр Николаевич
  • Соколов Александр Алексеевич
  • Венгеров Семен Афанасьевич
  • Другие произведения
  • Горький Максим - Письмо школьникам иркутской 15 средней школы имени М. Горького
  • Лепеллетье Эдмон - Фаворитка Наполеона
  • Андерсен Ганс Христиан - Две девицы
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - Рассказы и воспоминания охотника о разных охотах
  • Дьяконов Михаил Александрович - Очерки общественного и государственного строя Древней Руси
  • Алданов Марк Александрович - Живи как хочешь
  • Лондон Джек - Записано в приюте для слабоумных
  • Меньшиков Михаил Осипович - Вечное Воскресение
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - История одной школы
  • Эмин Николай Федорович - Эмин Н. Ф.: Биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
    Просмотров: 93 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа