Главная » Книги

Крыжановская Вера Ивановна - Заколдованный замок, Страница 11

Крыжановская Вера Ивановна - Заколдованный замок


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

какую-то странную дрожь, когда вошел в место вечного упокоения своих предков, или, может быть, сырость древнего подвала вызвала в нем это неприятное ощущение.
   Господин Лефло приказал вставить зажженные факелы в железные кольца, вделанные с этой целью в стены. Кроме того, он снабдил молодых людей свечами, чтобы они сами могли освещать наиболее интересующие их памятники.
   Все общество медленно обошло склеп, не без труда разбирая наполовину изгладившиеся надписи. Пред их глазами снова ожила хроника старика-капеллана. Вот памятник с изображением рыцаря и дамы, на котором значатся имена Гоше де Верделе и Изоры, его супруги. Далее виднеется надгробная плита с изображением коленопреклоненной женщины. Это могила Изабеллы де Верделе, сестры и первой жертвы ужасного барона Беранже.
   - Знаешь, Алиса! - вскричала побледневшая и взволнованная Марион. - Я вся дрожу при виде этого зловещего места, где покоятся все действующие лица кошмарной драмы, описанной старым капелланом.
   - К чему называть зловещим это место вечного упокоения! Без сомнения бедная Изабелла нашла здесь себе покой, а может быть и встретилась с душой любимого человека, - ответила Алиса, задумчиво смотря на могилу невинной жертвы предрассудка своего века.
   В эту минуту Беранже, немного отделившийся от общества, вскричал взволнованным голосом:
- Посмотрите, что я нашел!
   Все поспешно подошли к каменному саркофагу, стоявшему в углублении стены. Маркиз стоял на коленях и при свете свечи разбирал надпись, помещенную под гербом.
   "Здесь покоится высокорожденная и могущественная дама Анжела, баронесса де Верделе, скончавшаяся в 1468 году. Да дарует Господь ее душе вечное блаженство в раю", - прочел он слегка дрожавшим голосом.
   Затем все с любопытством и волнением стали рассматривать фигуру женщины, довольно грубо вылепленную на крышке саркофага.
   - Не прикажете ли вы, маркиз, вскрыть гробницу? Ведь и этот подвал должен быть очищен, как и другие? - спросил, наконец, Гюнтер.
   - Прежде, чем предпринять очистку этого подвала, я считаю своим долгом посоветоваться с дядей. Гробницу же я, конечно, прикажу вскрыть, ввиду того интереса, который она для нас представляет, если только наши дамы будут согласны на это. Признаюсь откровенно, мне очень интересно взглянуть на то, что осталось от прекрасной Анжелы, - ответил Беранже, которым действительно овладело страстное и неудержимое желание взглянуть на останки невинной жертвы своего сурового предка. После минутного колебания дамы выразили свое согласие. Тотчас же призвали двух рабочих и приказали им вскрыть гробницу. Те быстро сняли крышку саркофага и вытащили из него массивный дубовый гроб с металлическими уголками. Однако, века сделали свою разрушительную работу. Когда гроб ставили на землю, полуистлевшие доски сильно трещали, грозя ежеминутно рассыпаться. Два рабочих не без труда подняли тяжелую крышку гроба. Когда рассеялась поднявшаяся изнутри туча пыли, все увидели полуистлевший покров, на котором еще виднелись остатки сухих цветов.
   С минуту молодые люди стояли в нерешительности. Алиса смертельно побледнела, и дрожа всем телом, прислонилась к стене, Марион закрыла глаза рукой, а Беранже, казалось, не мог решиться прикоснуться к покрывалу. Наконец, Гюнтер наклонился к гробу и быстро сдернул покрывало. В ту же минуту он отступил назад с криком удивления, так как в гробу лежало прекрасно сохранившееся тело молодой женщины.
   Слегка почерневшее лицо было очень красиво и сохранило следы того очарования, которым оно должно было дышать при жизни. На неподвижных чертах его застыло выражение торжества и величественного покоя. Длинные и густые косы доходили до самых колен. В маленьких сложенных руках виднелось золотое распятие.
   При восклицании моряка Беранже быстро приблизился к гробу, и взор его, казалось, прирос к трупу. Какая-то тяжесть сдавила ему грудь и хаос странных и непонятных мыслей наполнил ум.
   Алисой тоже овладело неземное состояние. Сердце ее болезненно билось, дыхание затруднилось и ей казалось, что какое-то ледяное веяние толкает ее к открытому гробу, в который она готова была погрузиться, как в некую отверзтую перед ней бездну.
   Звучный голос Марион вывел Алису из этого странного кошмара. Со вздохом облегчения она вытерла холодный пот, выступивший на ее лбу.
   - О! Как прекрасна была Анжела! - вскричала Лаверди, позабыв свой страх и с любопытством наклоняясь над гробом. - Теперь я понимаю, почему Клорифон не мог позабыть ее и почему сам жестокий Беранже в душе находился под влиянием ее очарования.
   - Да, гордая владелица замка Вотур должна была быть прелестным и очаровательным созданием, - заметил Рентлинген.
   - Этот Феррари должно быть владел каким-нибудь особенным секретом бальзамирования, который мог бы посрамить наших докторов, - прибавил маркиз.
   Гюнтер слегка пощупал маленькие тоненькие пальцы, державшие золотое распятие.
   - Тело крепко, как камень, а между тем кажется вполне живым. Посмотрите, даже длинные ресницы и те сохранились, а это чрезвычайно редкий случай. Я думаю, маркиз, следовало бы сделать фотографию этой необыкновенной мумии!
   - Это такая великолепная мысль, что я тотчас же приведу ее в исполнение! Я привез сюда свой фотографический аппарат, хотя до сих пор и не имел времени им воспользоваться! - вскричал Беранже. - Эта фотография будет очень любопытным добавлением к хронике капеллана. Сейчас же бегу за аппаратом! Вы же оставайтесь здесь и присмотрите, чтобы никто не трогал даму Анжелу, - уже смеясь прибавил он, убегая из склепа.
   Два часа спустя тело Анжелы было снова положено в саркофаг, который тщательно запечатали до новых распоряжений. Затем все общество вернулось на виллу, оживленное и взволнованное событиями этого дня.
   Беранже в тот же вечер отправил дяде письмо. Он извещал его об открытии склепа, просил его указаний, как поступить с погребенными там телами, и, наконец, горячо просил его приехать к балу, который должен состояться через десять дней и обещает быть очень интересным и оригинальным.
   Барон ответил со следующей же почтой. Он писал племяннику, что по его мнению, погребенные в фамильном склепе де Верделе не имеют права на исключение, раз они не пощадили столько других могил. Только он желал бы, чтобы этот склеп не трогали, пока не будет приготовлено новое место для упокоения их предков. Далее, барон извещал, что к великому своему сожалению, он не может быть на балу, так как доктора посылают его на три недели в Виши. По окончании курса лечения он приедет в Верделе, где пробудет до конца октября, руководя работами. В это время они совершат предполагаемую поездку в Алжир.
   По мере приближения дня бала молодые хозяева дома все более и более были заняты всевозможными приготовлениями к этому торжеству. Беранже все делал на широкую ногу, и, очевидно, хотел поразить приглашенных. Так, для многочисленной прислуги были заказаны костюмы пажей, конюших и стрелков пятнадцатого столетия, а для ужина приготовлено средневековое меню.
   На десять лье в окружности только и говорили об этом оригинальном празднике. Все горели желанием присутствовать на нем. Даже люди, мало знакомые с маркизом, пускались на все возможные хитрости, чтобы только получить пригласительный билет на этот бал.
   Беранже представил жене своего друга Бертрана. Тот сделался частым гостем на вилле и энергично помогал товарищу в его приготовлениях к балу. Когда Бертрану передали содержание хроники капеллана, он, смеясь, объявил, что костюмируется цыганом.
   - Отлично! Ты, следовательно, будешь изображать Гарольда, - одобрил, смеясь, маркиз. - Без него и праздник был бы неполон.
   - Во всяком случае, не будет хватать Мариам, а это очень жаль, так как она и есть центр всей этой драмы, - заметил Бертран.
   - Да, это очень жаль! Но так как хроника мало кому известна, то, конечно, ни одной даме не придет в голову закостюмироваться цыганкой. Таким образом, Ренуар будет лишен удовольствия ухаживать за предметом своей странной антипатии.
   - Неужели этот опасный безумец тоже будет на балу? Тебе, Беранже, не следовало бы приглашать его!
   - Что ты хочешь? Он был в полном уме, когда посетил мою жену и заставил ее пригласить себя. Я не мог разубедить Алису и должен был дать ему пригласительный билет.
   В течение этого времени бедная Мушка испытывала все муки Тантала. Вид приготовлений, рассказы Бертрана и его совещания с Беранже в ее присутствии, окончательно разожгли любопытство куртизанки и пробудили в ней страстное желание оказаться на этом балу.
   Невозможность присутствовать на этом празднике приводила ее в отчаяние и бешенство. Она лишилась даже сна и аппетита, придумывая самые отважные планы, чтобы устранить препятствие, запиравшее для нее двери этого рая. Известие, что дамы имеют право не снимать масок до ужина, было для Мушки лучом света. Под маской кто может узнать ее? Она же может все видеть, иметь пикантное удовольствие быть принятой маркизой в качестве гостьи и скрыться перед ужином. Теперь все дело заключалось в том, чтобы во что бы то ни стало получить пригласительный билет.
   Зная, что Бертран будет закостюмирован цыганом, Мушка тайно заказала себе костюм испанской цыганки, который, по ее мнению, отлично подходил к обстоятельствам. За два дня до бала она повела решительную атаку на Беранже. Слезы, обольщения - все было пущено в дело. Утомленный и побежденный Беранже сдался, наконец, на просьбы своей любовницы, взяв с нее клятву, что она уедет из замка раньше полуночи.
   Тем не менее, Беранже беспокоило его неосторожное обещание, и он не сказал о нем ни слова даже Бертрану. Впрочем, со своей обычной беззаботностью он скоро успокоился, убедив себя, что никто не заметит в толпе гостей одну лишнюю женщину и что Алиса никогда не узнает о его дерзкой выходке.
   Сначала Алиса тоже очень заинтересовалась проектом Марион и деятельно занялась как приготовлениями к празднику, так и своим костюмом, но по мере приближения дня бала какое-то смутное предчувствие, какое-то нервное возбуждение овладело ею. Это нервное состояние еще более увеличилось, благодаря носившимся в народе слухам, которые передавала ей страшно расстроенная Сузанна. А люди, работавшие над устройством иллюминации, и в особенности охранявшие ночью развалины, действительно рассказывали ужасные вещи.
   Старый Гаспар, проведший ночь в замке, заметил самого сатану, который, весь в красном, прогуливался с колдуном вокруг Башни Дьявола. Другой рабочий, возвращаясь довольно поздно в Верделе, оказался свидетелем того, как толпа призраков танцевала вокруг нетронутой еще могилы Савари. Наконец, несколько человек клялись, что видели, как молодой цыган, с зажженным факелом в руке, шел по развалинам к Башне Дьявола, из подземелий которой неслись жалостные вопли и душу раздирающие крики женщин и детей.
   По мнению всех, готовилось что-то зловещее, какое-то страшное мщение призраков, раздраженных разрушением их убежища, а также святотатственным праздником, который устраивают там, где они страдали и где, может быть, до сих пор валяются их кости без погребения.
   Все эти россказни, вместе с собственными предчувствиями, так сильно подействовали на Алису, что она даже хотела отказаться от этого бала; когда же она рассказала Беранже про свои тревоги и передала ему зловещие рассказы рабочих, тот громко расхохотался.
   - Как тебе не стыдно, Алиса! Ты женщина умная и развитая и веришь таким глупостям! Для меня совершенно ясно, что все эти слухи распускаются какими-нибудь негодяями, которые знают, что в настоящее время в замке находится много различных вещей и посуды. Конечно, им хотелось бы напугать ночных сторожей и обратить их в бегство, но я живо положу конец всему этому. Что же касается призраков, то, будь покойна, они не посмеют явиться при ярком электрическом свете.
   - Что ты хочешь? Меня все время мучает предчувствие какого-то несчастья.
   - Все это нервы, дорогая моя! Прими успокоительные капли, и поверь, все пройдет.
   В ночь накануне бала были еще более ужасные предзнаменования. На башне замка появилась белая дама и угрожающе потрясала окровавленным полотном. Затем двенадцать человек, которые, несмотря на поздний час, развешивали гирлянды и флаги, клялись своим вечным спасением, что видели, как пропасть неожиданно осветилась кроваво-красным светом.
   Марион приехала рано, чтобы в последний раз осмотреть убранство замка и заняться своим туалетом на вилле. Она была безумно весела, и ее страшно раздражали печаль и мрачная озабоченность Алисы.
   Наскоро пообедав, обе подруги пошли одеваться, так как праздник должен был начаться в восемь часов вечера. Госпожа Лаверди была прелестна. На ней было надето бархатное платье цвета рубинов, расшитое золотом и слегка приподнятое на белой атласной юбке с серебряными полосами. Черная бархатная шляпа с длинной развевающейся вуалью дополняла этот костюм, резко подчеркивающий высокую и стройную фигуру молодой женщины.
   - Нерваль не знает, как я буду одета, и я рассчитываю сильно интриговать его, и если возможно, довести до неверности, - лукаво сказала она, надевая бархатную маску.
   В эту минуту в соседней комнате послышались мужские шаги. Услышав их, Алиса сказала:
- Это Беранже идет за мной! Я сейчас выйду к нему, а ты оставайся, пока тебе можно будет выйти незаметно.
   - Ступай, ступай! Ты сегодня прекрасна, как мечта, и Мушке остается только складывать свой багаж. Маркиз падет к твоим ногам. И Гюнтер тоже, - тихо прибавила она.
   Алиса покраснела и последний раз взглянула на себя в зеркало. И действительно, средневековый костюм очень шел к ней. На ней было надето опушенное горностаем серебристое платье, на юбке которого, сбоку, был вышит герб де Верделе. Золотой обруч с рубинами, верная копия с того, который был найден в шкатулке Анжелы, придерживал на ее голове длинную вуаль из серебряного газа. Маски она не надела, объявив, что хозяйку дома должны знать и видеть все гости.
   Когда Алиса вошла в свою комнату, маркиза уже там не было. Молодая женщина подошла к зеркалу и поправила складки вуали и нитку жемчуга, украшавшую ее шею. В эту минуту портьера тихо приподнялась и на пороге комнаты появился Беранже. На нем был красный бархатный казакин и такого же цвета ток, к которому бриллиантовой пряжкой было прикреплено белое перо. К поясу его была пристегнута шпага с золотой рукояткой, украшенной драгоценными камнями. Вокруг шеи обвивалась массивная золотая цепь.
   С минуту маркиз с восхищением смотрел на очаровательную молодую женщину; затем, приблизившись к ней, он обнял ее за талию. Алиса быстро обернулась, глухо вскрикнула и с такой силой откинулась назад, что упала бы, если бы муж не поддержал ее.
   - Маленькая безумица! Эти раскопки и глупые россказни окончательно расстроили тебе нервы, - с улыбкой сказал он. - Уж не подумала ли ты, что видишь самого барона Беранже? Успокойся! Кроме костюма я не имею ничего общего с моим зловещим предком. А теперь пойдем скорей! Слышишь трубы? Это собираются наши гости.
   Алиса с усилием подавила свое волнение. Но когда десять минут спустя она под руку с маркизом поднималась по лестнице, ведшей в рыцарскую залу, и взгляд ее скользнул по рядам пажей и других слуг, с гербами де Верделе на груди, ледяная дрожь снова пробежала по ее телу и ей с болезненной ясностью припомнилась свадьба Анжелы, описанная капелланом. Несмотря на протесты рассудка, у нее снова явилось убеждение, что она уже раз входила в эту залу, под руку с этим самым человеком.
   Руины действительно имели волшебный и фантастический вид. Огненные линии лампионов вырисовывали на темном фоне неба контуры внушительных стен и массивных зубцов Башни Дьявола, над которой развевалось баронское знамя. Лампионы, факелы и горящая смола всюду освещали гирлянды, флаги и разряженную веселую толпу, рассыпавшуюся по развалинам. По временам потоки синего, зеленого, оранжевого или белого света заливали старый замок, придавая ему волшебный вид. Даже сама природа благоприятствовала празднику. Ночь была чудная, теплая и ароматная.
   Войдя в рыцарскую залу, сиявшую древним, блеском и залитую электрическим светом, молодые хозяева дома стали принимать гостей, очаровывая всех своей красотой и любезностью.
   Скоро собралась целая толпа, ибо приглашено было более ста человек. Так как все точно выполнили программу, то легко можно было вообразить себя при дворе Людовика XI.
   Ренуар прибыл поздно. Появление его вызвало общую сенсацию и произвело на Беранже в высшей степени неприятное впечатление, которое ему едва удалось скрыть. И действительно, молодой человек имел очень странный вид. Лицо его было смертельно бледно, а мрачные и пылающие глаза имели какое-то странное выражение.
   За исключением черного плаща, наброшенного на плечи, весь костюм Ренуара был кроваво-красного цвета. На груди его был вышит герб, в центре которого была изображена мертвая голова. Над гербом развевались две ленты, носившие надписи: одна - "правосудие", другая - "возмездие". На шее у него было надето ожерелье необыкновенной цены, каждое звено которого было украшено крупными бриллиантами.
   Поздоровавшись с хозяевами дома, Ренуар вмешался в толпу. Однако он не принял участия в танцах, а все свое внимание сосредоточил на маркизе и на одной даме, появление которой произвело большой эффект и возбудило общее любопытство. Это была тщательно замаскированная цыганка, богатый и фантастический костюм которой резко выделялся среди всех других строго исторических костюмов.
   Стройная и живая гитана ходила в толпе, смело интригуя всех мужчин. Когда же танцы сделались общими и на нее стали меньше обращать внимания, цыганка пробралась к Беранже и настойчиво стала интриговать его. Повиснув на руке маркиза, она увлекла его, наконец, к буфету. Затем оба они исчезли, на что никто не обратил внимания, за исключением одного человека, пылающий и зловещий взгляд которого ни на минуту не упускал из виду эту парочку.
   Алиса не обратила ни малейшего внимания на исчезновение мужа и цыганки дурного тона, которая не возбудила в ней ни малейшего интереса. Она танцевала, а потом беседовала с Гюнтером, который был очарователен в своем роскошном костюме, и пылающий взгляд которого еще в первый раз выдал страсть, какую внушала ему молодая женщина. Под влиянием чувства, которого она сама не могла определить, румянец выступил на щеках Алисы, и она невольно следила глазами за красивым и изящным молодым человеком, когда он танцевал с какой-нибудь из дам.
   Вальс только что кончился. Алиса танцевала его с Рентлингеном и теперь отдыхала, пока ее кавалер ушел за лимонадом. В эту минуту подошел Ренуар и, наклонившись к ней, прошептал:
- Прошу вас, маркиза, уделить мне минутку для разговора. Я имею сообщить вам очень важную вещь.
   Удивленная Алиса встала и оперлась на руку Ренуара, который прикрыл черным плащом свой трагический костюм.
   - Маркиза, - сказал Ренуар, направляясь к выходу, - я должен попросить вас пройти со мной на виллу.
   Видя, что молодая женщина вздрогнула и боязливым жестом старается высвободить свою руку, он прибавил:
- Не бойтесь! Я желаю вам только добра. Необходимо, чтобы вы сами видели, что в данную минуту происходит у вас.
   Тон его был так серьезен, а взгляд так спокоен и благороден, что Алисе стало стыдно своего недоверия и она молча пошла с ним. Избегая ярко освещенных мест, Ренуар вышел из развалин и по маленькой тропинке направился к вилле.
   Маркиза приподняла свое платье и молча следовала за ним. Вилла была почти пуста, так как большая часть слуг находилась в замке. Ренуар проскользнул в темную аллею, шедшую вдоль дома.
   - Куда вы ведете меня? - с беспокойством пробормотала Алиса.
   - Вы это сейчас узнаете, так как мы подходим к цели, - тихо ответил Ренуар.
   Они повернули за угол. Алиса с беспокойством и удивлением увидела, что ее проводник остановился перед окном ее собственного будуара. Оно было открыто, хотя маркиза сама лично приказала закрыть все окна. Вдруг молодая женщина вздрогнула. Из будуара донесся до них шепот двух голосов, из которых один несомненно принадлежал Беранже. В эту минуту Ренуар, как ребенка, приподнял Алису и она смогла заглянуть в комнату.
   Свешивавшаяся с потолка розовая лампа разливала по будуару мягкий и таинственный полусвет. На розовом атласном диване, стоявшем против окна, сидел Беранже, а на коленях у него, обвив его шею руками, сидела цыганка, в которой Алиса тотчас же узнала Мушку.
   Молодая женщина почувствовала себя точно парализованной. Она не сводила глаз с влюбленных, которые обменивались страстными поцелуями и не менее пылкими словами. Никогда раньше ей не приходилось видеть на женском лице выражения такого грубого и циничного кокетства.
   "Вакханка, обольщающая сатира!" - как молния, пронеслось в голове маркизы, вся кровь которой кипела при виде оскорбления, нанесенного ей мужем, имевшего бесстыдство устроить в ее собственном будуаре свидание с куртизанкой.
   В эту минуту Мушка, прошептавшая что-то на ухо своему любовнику, с раздражением возвысила голос.
   - Ну, что же? Поклянешься ли ты, наконец, что разведешься с женой и дашь мне свое имя? Брось свои колебания! Не будь трусом, Беранже! Что значат светские предрассудки, когда говорит страсть? Разве эта бледная тень, которую ты называешь своей женой, подарит тебе хоть один такой час! О! Будь же энергичен, мой Беранже! Если бы ты знал только, как я люблю тебя!
   Выражение страшной ненависти и презрения скользнуло по губам Ренуара. Он опустил на землю молодую женщину и должен был поддерживать ее, так как она дрожала, как в лихорадке. Затем он скорей отнес, чем отвел ее к скамейке.
   - Придите в себя, маркиза! Время идет, а вам нужно на что-нибудь решиться! - повелительно сказал он, после непродолжительного молчания.
   - Да, вы правы! Но посоветуйте мне, что мне делать? - ответила Алиса, проведя рукой по своему влажному лбу.
   - То, что вам предписывает ваше женское достоинство; немедленно же покиньте этот обесчещенный дом и уезжайте в Париж, к вашему опекуну. Снимите скорей этот костюм, напишите несколько слов достойному синьору де Верделе и уезжайте! Если вы поторопитесь, то успеете еще на поезд, отходящий в час ночи. Только можете ли вы попасть в дом?
   - Могу. Дверь, выходящая из столовой на террасу, запирается американским замком, ключ от которого у меня в кармане.
   - В таком случае, идите скорей! Я подожду вас и помогу вам найти фиакр. Мне очень хотелось бы, чтобы вы были подальше от этих стен, так как раньше, чем пропоет петух, здесь произойдут важные события.
   Алиса не обратила внимания на последние слова Ренуара. Страшное возбуждение сразу вернуло ей всю ее энергию. Как тень проскользнула она на террасу и отперла дверь в столовую. Здесь она остановилась на минуту.
   - Вернитесь в развалины, Ренуар! Я не хочу, чтобы там заметили, что мы с вами исчезли вместе. Позвольте мне поблагодарить вас за огромную услугу, которую вы оказали мне.
   Ренуар ничего не возразил. Поцеловав руку маркизы, он сбежал с крыльца и исчез в густой чаще деревьев. Алиса же поспешно прошла в кабинет мужа, заперев предварительно на ключ дверь в будуар.
   Лихорадочной рукой она достала лист почтовой бумаги и поспешно написала:
"Я только что видела тебя в моем будуаре с куртизанкой, которую ты осмелился привести туда. После этого мне нет места в твоем доме. Я уезжаю и, предупреждая твое желание, сама требую развода. Сделай из своей любовницы маркизу де Верделе: она вполне будет достойна тебя. Алиса".
   Запечатав письмо и подписав адрес, она положила его под пресс, на видное место. Покончив с этим, Алиса поспешно пробежала в свою уборную. Здесь она почти сорвала с себя свой костюм и надела простое черное платье, темную накидку и шляпу. С собой она ничего на брала, кроме небольшого саквояжа, куда сунула все деньги, какие могла найти второпях, так как в Париже осталась часть ее девичьего гардероба. Затем, бросив последний взгляд на комнату, где она провела столько тяжелых часов, она вышла из дому.
   Идя садом, Алиса чуть не столкнулась с Гюнтером, который с расстроенным видом куда-то спешил.
   - Вы, маркиза?! Наконец-то! Я всюду искал вас, так как не мог понять вашего внезапного исчезновения с этим безумным Ренуаром. Говорят, вы ушли из залы с ним под руку. Великий Боже! Куда это вы собрались? Зачем вы переменили костюм? - прибавил, бледнея, молодой человек.
   - Я еду в Париж! Я ни минуты не останусь в доме, где мне нанесли самое гнусное оскорбление, - отве тила Алиса прерывающимся голосом.
   В первый раз в жизни потеряв свое хладнокровие и обычную сдержанность, Алиса в кратких словах рассказала Гюнтеру, что она видела.
   - Мое терпение истощилось! Я хочу быть свободной, избавиться от этого негодяя! Я потребую развода.
   Яркий румянец залил лицо Гюнтера. Под влиянием только что услышанных слов он тоже потерял свое обычное хладнокровие.
   - Алиса! Вы хотите быть свободной? О! Как ваши слова делают меня счастливым! - пылко вскричал молодой человек, прижимая к губам руки маркизы. - Вы не слепы! Вы должны были видеть мою любовь! Я не мог равнодушно видеть вашу ангельскую кротость и терпение, с какими вы переносили все огорчения и недостойное обращение мужа. Я молился на вас, как на святую, но не смел этого высказать. Теперь же, когда вы сами хотите разбить связывающие вас узы, скажите, позволите ли вы мне искать вашей руки, когда будете свободны. Если вы дадите мне право вырвать вас из этой атмосферы лжи и порока, я увезу вас к себе, в глубь Тюрингии. В том мирном убежище я буду жить только для вас, так как выйду в отставку. Всю свою жизнь я посвящу на то, чтобы заставить вас позабыть пережитые вами жестокие разочарования!
   Алиса слушала с трепещущим сердцем. Уверенность, что она любима чистой и глубокой любовью, благотворно подействовала на ее измученное сердце. В эту минуту она так же сильно любила Гюнтера, как презирала и ненавидела Беранже. Не колеблясь ни минуты, она протянула ему обе руки.
   - Да, Гюнтер, приезжайте за мной и любите меня, как я люблю вас, от всей души! Я жажду покоя и чистой любви, а это счастье я, конечно, найду в ваших объятиях. Но позвольте мне ехать, так как я могу опоздать на поезд; теперь, более чем когда-нибудь, я спешу уехать отсюда и начать борьбу, которая освободит меня от недостойного и откроет мне дорогу к счастью.
   - Благодарю вас за эти слова, дорогая моя! Они придадут мне мужества и терпения, - сказал сияющий Гюнтер, предлагая руку молодой женщине.
   Он увлек Алису к выходу, где скоро нашел извозчика, который легко согласился отвезти молодую женщину на вокзал, так как вполне мог успеть вернуться к концу бала.
   Гюнтер усадил свою спутницу в карету. Алиса улыбнулась ему сквозь слезы; молодой человек в последний раз прижал ее руки к своим губам. Затем карета быстро уехала.
    
   Подойдя к Беранже, Мушка пустила в ход все свое кокетство и все свое испытанное могущество, чтобы возбудить своего любовника. Чувственный и легкомысленный Беранже легко позволил себя увлечь. Тогда Мушка увела его из залы и из развалин. Затем, под предлогом обмена поцелуями, она затащила его в темную аллею, ведшую к вилле.
   Видя, что маркиз доведен ею до того состояния, когда от него можно было всего добиться, Мушка стала умолять его, чтобы он провел ее на виллу. Беранже очень слабо протестовал, заглушая голос совести обычным: "Алиса ничего не узнает!" Что же касается куртизанки, то ею руководило низкое желание оскорбить ненавистную женщину, избрав для любовного свидания ее собственный будуар, хотя бы та этого и не знала. Впрочем, Мушка предполагала известить Алису о дне и часе, когда она была в ее будуаре.
   Не подозревая, что их выследили, любовники вышли почти в то же время, когда маркиза переодевалась в своей уборной.
   Вспомнив о своих обязанностях хозяина дома, Беранже поспешно направился в бальную залу. Мушка следовала за ним на некотором расстоянии. Маркиз всячески убеждал ее возвратиться домой, но она не имела ни малейшего желания так рано уезжать с бала.
   Когда она проходила через подъемный мост, освещенный факелами и лампионами, к ней любезно подошел Ренуар, осыпая ее комплиментами и устремляя на нее странно пылающий взгляд.
   Мушка окинула его испытующим взглядом. Как мы уже говорили, Ренуар был очень красив. Он понравился, а разноцветные огни, которыми играли бриллианты его ожерелья, окончательно очаровали алчную куртизанку.
   "Недурно было бы завести маленькую интрижку с этим красивым молодым человеком и выманить у него ожерелье или хоть громадный солитер, сверкающий у него на пальце, - подумала Мушка. - От Беранже никогда не получить ничего подобного, а своих обещаний он не сдерживает".
   Эти размышления длились не больше секунды. Затем, с кокетливым жестом, она заметила:
- Ты очень любезен и нравишься мне, прекрасный рыцарь, но твой зловещий костюм пугает меня.
   - Пугает? Почему? Мой девиз страшен только для тех, кто презирает законы и имеет причины бояться их мщения. Для тебя же, очаровательная женщина, слова: "правосудие" и "возмездие" не более как пустой звук. Но не согласишься ли ты принять мою руку?
   Мушка томно оперлась на руку Ренуара. Продолжая разговаривать, они направились к той части развалин, которая выходила к пропасти и где исправленная лестница вела на роковой балкон, украшенный двумя флагами и освещенный лампионами.
   - Прекрасная цыганка, предскажи мне будущее! Я по-царски вознагражу тебя, если ты скажешь, что случится со мной сегодня, - сказал Ренуар своим звучным голосом.
   Мушка наклонилась к нему и, устремив в его глаза свой пылающий взгляд, сказала с легким смехом:
- Сегодня ты потеряешь свое сердце и полюбишь женщину, которую до сих пор не знал.
   Ренуар рассмеялся.
   - Ты отгадала, прекрасная гитана! Моя душа вспыхнула при виде женщины, прекрасной как ад и пылающей, как огонь. Что же мне подарить тебе на память об этом часе, когда ты угадала тайну моего сердца?
   "Ну, этот быстро идет к цели! Надо ему дать понять, что я разделяю его чувства," - сообразила Мушка.
   Затем она громко ответила:
- Надо подумать, прекрасный рыцарь, что бы мне у тебя попросить. А пока отдохнем: я страшно устала. Этот широкий камень вполне может заменить скамейку. Какой чудный вид! Эта башня и этот балкон, лепящийся будто ласточкино гнездо над пропастью, словно взяты из декорации в опере.
   - О! Все это еще не то. Но с балкона вид, действительно, прелестный. Когда там стоишь, то чувствуешь точно носишься в воздухе, высоко над землей и людьми. Хотите, поднимемся туда?
   "Ага! Он хочет остаться со мной наедине, - подумала Мушка. - Право, он все больше и больше начинает мне нравиться".
   - Идемте, рыцарь! Там должно быть прохладно, а я просто задыхаюсь от жары, - ответила она, снимая маску и бросая на Ренуара убийственный взгляд.
   - Как вы прекрасны! - с восхищением пробормотал Ренуар. - Мог ли я когда-нибудь надеяться, что Провидение даст мне счастье встретиться с идеалом моих грез?
   Мушка окончательно растаяла под пылающим взглядом своего кавалера и без возражения позволила подвести себя к лестнице.
   Чтобы рассеять страх суеверных гостей, маркиз приказал осветить все уголки и даже внутренность развалин. Здесь также повсюду висели факелы и лампионы, и куртизанка без всякой задней мысли стала подниматься по лестнице. Ренуар шел следом за ней, чтобы отрезать ей путь к отступлению, если бы она вздумала вернуться назад. Но Мушка даже и не думала ни о чем подобном. Красивый молодой человек начинал все больше и больше ей нравиться, и она была озабочена только одним, как бы окончательно покорить его.
   Весело болтая, она прошла со своим проводником пустую залу, коридор и полукруглую комнату, откуда был выход на балкон.
   С этой высоты, действительно, открывался волшебный вид. С одной стороны высились ярко освещенные развалины; с другой - раскинулась долина, тонувшая в лунном свете. Под ногами чернела пропасть, в глубине которой ревел и бушевал поток.
   - Боже мой! Как здесь прекрасно! - вскричала Мушка.
   Затем, охваченная внезапным беспокойством, она прибавила:
- Крепок ли этот балкон? Упасть отсюда не очень-то приятно!
   - Да! Падение отсюда смертельно. А между тем, однажды с этого балкона был сброшен человек и разбился о скалы.
   - Когда же это случилось? - спросила заинтересованная Мушка, смотря на Ренуара, который наклонился к ней и, казалось, пожирал ее глазами.
   "Вот истинная-то страсть! Нет, право, я выйду за него замуж. Надо же когда-нибудь устраиваться!" - самодовольно подумала она.
   Видя, что ее спутник молчит, она прибавила:
- Что же вы молчите? Когда же случилось это несчастье?
   - Уже давно было совершено это преступление, а между тем кровь жертвы до сих пор вопиет о мщении, - ответил, наконец, Ренуар.
   Затем, в кратких словах, он рассказал историю Савари, интриги Мариам и трагическую смерть Анжелы и рыцаря.
   - На этот самый балкон, где мы с вами стоим, жестокий барон заманил рыцаря, неожиданно схватил его и бросил в пропасть. Только один крик, - предсмертный крик, - прозвучал в воздухе. Но он звучит и до сих пор, так как это убийство еще не отомщено, - глухим голосом закончил Ренуар.
   По мере того, как он говорил, куртизанкой все более и более овладевало беспокойство, которое затем перешло в безумный страх.
   И действительно, в эту минуту молодой человек был страшен. В своей красной одежде он напоминал палача. Его зловещий и грозный взгляд, казалось, пронизывал Мушку. Дьявольская улыбка искривила его губы, открыв зубы ослепительной белизны.
   Мушка чувствовала, как холодела ее кровь и волосы приподнимались. Холодный пот выступил на ее теле. Она не знала имени своего спутника, но вдруг вспомнила, что маркиз говорил ей об одном сумасшедшем, который воображал, что он жил в этом самом замке четыреста лет тому назад. Неужели она имеет дело с этим опасным субъектом?
   - Тебе страшно, прекрасная гитана? - снова спросил Ренуар. - Видишь ли, ему тоже было страшно... тому, кто разбился в пропасти... Может быть, ты хочешь знать, какое имя носят в настоящее время рыцарь и Мариам?
   Вся кровь прилила к сердцу куртизанки и ледяная дрожь пробежала по ее членам. Да, это именно тот сумасшедший, а она одна с ним в этом опасном месте! Мушка бросилась к двери и хотела выбежать в соседнюю комнату, но Ренуар загородил ей дорогу и так сильно оттолкнул назад, что она зашаталась и ударилась о каменную балюстраду. В эту минуту из Башни Дьявола донесся протяжный звон колокола.
   - А! Вот сигнал. Сам сатана ждет тебя, проклятая цыганка! - вскричал Ренуар с искаженным лицом. - Смотри!.. Вон он стоит красный, ужасный, и протягивает сюда руку... Бери же ее! Она уже давно принадлежит тебе! - крикнул он хриплым и неузнаваемым голосом.
   С необыкновенной ловкостью и силой Ренуар поднял ее и бросил в пространство. В эту минуту зажженный в развалинах бенгальский огонь осветил кровавым светом башню, пропасть и человеческую фигуру, с секунду видневшуюся над бездной и затем исчезнувшую во мраке.
   Ужасный крик прозвучал в воздухе, но был заглушён громом оркестра и ревом потока. Затем опять все затихло, так как музыка смолкла.
   Бледный, с широко открытыми глазами, Ренуар, обливаясь потом, откинулся назад и прислонился к двери. Но эта слабость продолжалась не больше минуты. Спокойный, как будто ничего не случилось, Ренуар выпрямился, перегнулся за балюстраду и устремил взор в молчаливую бездну. Затем уверенным шагом он стал спускаться вниз.
   Когда Ренуар проходил мимо груды камней, где Мушка хотела отдохнуть, он встретил Беранже. Тот быстро шел и, видимо, кого-то искал. Маркиз действительно обходил развалины, желая убедиться, уехала ли Мушка, так как с минуты на минуту звук труб должен был пригласить гостей к ужину. Случайно он узнал от гостей, что они видели, как пикантная цыганка шла к стене под руку с Ренуаром. Тогда маркизом овладело сильное беспокойство. Этот зловещий сумасшедший мог быть опасен, особенно во время этого праздника, который подтверждал его странные идеи.
   - А! Это вы, господин Ренуар? Не встречали ли вы где-нибудь дамы, одетой цыганкой? Это одна моя хорошая знакомая, обещавшая мне следующую кадриль, - вежливо спросил Беранже.
   Ренуар остановился и губы его сложились в улыбку.
   - Цыганку? Знаю. Я знаю, что она очень старая ваша знакомая. Да, я встретил ее... Она теперь там, где должна быть: у дьявола, который унес ее и ждет вас.
   С быстротой пантеры, Ренуар бросился на Беранже, обхватил его и повлек к пропасти. Хотя нападение и было неожиданно, маркиз энергично сопротивлялся. Завязалась страшная, смертельная борьба. Силы сумасшедшего, казалось, удвоились. Как железными клещами сдавил он свою жертву и шаг за шагом приближался к обрыву, несмотря на отчаянное сопротивление маркиза.
   - Помогите!.. Помогите! - кричал Беранже.
   В эту критическую минуту появился Бертран. Он искал своего друга, чтобы спросить у него, где Алиса, так как отсутствие ее становилось заметным.
   Видя, что Беранже бьется в объятиях Ренуара в двух шагах от пропасти, куда оба готовы упасть, Бертран бросился к ним и схватил маркиза за руку, надеясь спасти обоих. К невыразимому его ужасу, в эту самую минуту Ренуар потерял равновесие, наступив на камень, который пошатнулся. Тяжесть тела увлекла его, сломав пряжку пояса маркиза. Несчастный, даже не вскрикнув, покатился с холма, а Беранже, удержанный другом, со страшной силой был отброшен назад. Падая во весь рост, он ударился головой о камень и потерял сознание.
  
  

Глава IX

  
   На крик Бертрана сбежались несколько дам и мужчин, которые прогуливались недалеко от этого места. Можно представить себе их удивление, когда они увидели маркиза, лежавшего без чувств, с окровавленной головой и с разорванной одеждой, и выслушали невероятный рассказ о случившемся. Маркиза тотчас же подняли. К счастью, между гостями оказался доктор Арнольди, который сделал ему предварительную перевязку и объявил, что рана не опасна. Затем стали искать Ренуара. Одному из мужчин пришло в голову бросить в пропасть зажженный факел, и тогда все увидели тело несчастного, зацепившееся за кусты.
   При помощи лестниц и веревок его удалось вытащить наверх. Ренуар был страшно изранен и не подавал признаков жизни. После предварительной перевязки молодого человека перенесли на носилках в его собственную виллу. Доктор объявил, что сейчас ничего не может сказать о его состоянии. Он пожелал сопровождать Ренуара, а Беранже прописал лекарство, за которым нужно было тотчас же послать в аптеку. На рассвете он снова хотел навестить маркиза.
   Так печально закончился бал, которого ожидали с таким нетерпением. Гости поспешно стали разъезжаться, громко обсуждая печальное событие и тихо переговариваясь о странном отсутствии хозяйки дома, которая не пришла даже к раненому мужу.
   Два часа спустя после этого трагического случая, Марион и Гюнтер сидели одни в гостиной виллы. Маркиз все еще лежал без сознания и за ним ухаживала совершенно обезумевшая Сузанна.
   - Боже мой! Что же случилось с Алисой? Уж не сделал ли что-нибудь с ней этот сумасшедший? Я видела, как они вышли вместе, а теперь ее нигде не могут найти. В уборной валяются в беспорядке ее костюм и драгоценности! - вскричала госпожа Лаверди, в лихорадочном волнении ходя по гостиной.
   Задумчиво сидевший Гюнтер поднял голову и сказал с улыбкой:
- Успокойтесь! С маркизой ничего худого не случилось, кроме неслыханного оскорбления со стороны мужа. Следствием этого было то, что она немедленно покинула виллу и уехала в Париж, к своему бывшему опекуну.
   - Что же такое случилось? Откуда вы это знаете, Гюнтер?
   Молодой моряк в кратких словах передал все, что слышал от Алисы, и предложил Марион ехать домой, так как положение маркиза вовсе не было опасно и, к тому же, он не внушал ему ни малейшего участия или сожаления.
   Когда они уже ехали к замку, Марион снова прервала молчание и вскричала:
- Я просто не могу забыть этого Ренуара. Очевидно, этот злосчастный праздник, с его костюмами, внезапно усилил его умственное расстройство и довел до этой катастрофы.
   - Да, с самого начала вечера он был очень странен и за ним следовало бы наблюдать, - сказал Гюнтер.
   - Странен! Нет, он был ужасен и уже заговаривался. Я с ним танцевала. Так как в зале было очень жарко, я пожелала спуститься вниз. Вдруг он указал мне на Башню Дьявола и сказал с таинственнымвидом: "Обратите внимание, сударыня! Ровно в полночь прозвучит колокол Немезиды, волшебный колокол... Взгляните на то окно! Там уже стоит Самюэль в праздничной одежде, так как он ждет две презренных души, которые до сих пор ускользали от него". Вы понимаете, что у меня дрожь пробежала по телу, и я, конечно, побоялась взглянуть на указанное окно. Но чтобы обратить разговор в шутку, я спросила: "Может быть, вам известно, господин Ренуар, кто эти две души?" "Те, которых не хватит после бала", - ответил он с зловещим взглядом. Одна из этих жертв, очевидно, маркиз, которого Ренуар считал бароном-колдуном. Но кто же другая?
   - Будем надеяться, что других жертв нет! Маркиз же - он ли барон-колдун или нет - право, по заслугам напуган.
   - Вы правы, Гюнтер! Дерзость ввести в наше общество куртизанку и устроить с ней свидание в будуаре жены переходит все границы. Я рада, что у Алисы хватило энергии тотчас же уехать отсюда. Я сама уеду! Эти развалины внушают мне ужас и страх. Если же умрет Ренуар, то и он еще, пожалуй, станет беспокоить тех, кто его знал. Брр!.. Нет, завтра же уезжаю в Париж!
   - В таком случае, походатайствуйте обо мне перед вашей подругой и поддерживайте ее энергию в деле о разводе, которое она хочет начать. В людях, которые будут желать помирить их, не будет недостатка, - сказал молодой человек, крепко пожимая руку своей спутнице.
   - Что значит эта просьба, Гюнтер? Разве вы говорили о

Другие авторы
  • Муйжель Виктор Васильевич
  • Глебов Дмитрий Петрович
  • Поповский Николай Никитич
  • Голенищев-Кутузов Арсений Аркадьевич
  • Невельской Геннадий Иванович
  • Евреинов Николай Николаевич
  • Каченовский Дмитрий Иванович
  • Александров Петр Акимович
  • Анзимиров В. А.
  • Романов Иван Федорович
  • Другие произведения
  • Авилова Лидия Алексеевна - Счастливец
  • Картер Ник - Тайна Белого дома
  • Черный Саша - Кому за махоркой идти
  • Наседкин Василий Федорович - Избранные стихотворения
  • Грин Александр - Джесси и Моргиана
  • Тихомиров Павел Васильевич - Состояние философии к началу Xx столетия
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Очерки жизни и избранные сочинения Александра Петровича Сумарокова... изданные Сергеем Глинкою... Часть I...
  • Тургенев Иван Сергеевич - Поездка в Альбано и Фраскати
  • Сологуб Федор - Из немецкой поэзии
  • Пушкин Александр Сергеевич - Вольность. Ода
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (27.11.2012)
    Просмотров: 201 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа