Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 50

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



хорош³е для этого времени года.
   - Да ужъ так³е хорош³е, сэръ, какихъ лучше требовать нельзя. Отмѣнные дни.
   Здѣсь старый джентльменъ кашлянулъ, крякнулъ и замолчалъ. Затѣмъ онъ принялся качать головой, мигать, моргать и выдѣлывать грозные жесты на своего сына; но Самуэль, повидимому, ничего не замѣчалъ.
   Видя такое замѣшательство со стороны стараго джентльмена, м-ръ Пикквикъ началъ разрѣзывать листы новой книги, лежавшей передъ нимъ, и терпѣливо выжидать, пока м-ръ Уэллеръ соберется съ духомъ для объяснен³я цѣли своего визита.
   - Такихъ сорванцовъ, какъ ты, Самуэль, признаюсь, никогда я не видывалъ,- сказалъ м-ръ Уэллеръ, бросивъ гнѣвный взоръ на своего сына.
   - Что онъ вамъ сдѣлалъ, м-ръ Уэллеръ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Да посудите сами, сэръ, на что это похоже. Онъ знаетъ очень хорошо, что я этакъ, въ затруднительныхъ случаяхъ, бываю немножко застѣнчивъ на старости лѣтъ - и что-жъ? Онъ стоитъ себѣ, выпуча глаза, и не думаетъ выручать своего отца, a время-то все идетъ да идетъ. Вѣдь мы, сэръ, не комед³ю играемъ, и, дѣло извѣстное, y насъ всякая минута дорога. Нѣтъ, ты недобрый сынъ, Самуэль,- заключилъ м-ръ Уэллеръ, отирая потъ съ своего лба,- недобрый сынъ.
   - Вѣдь ты сказалъ, что самъ будешь объясняться?- возразилъ Самуэль.- Почему мнѣ было знать, что ты станешь втупикъ при самомъ началѣ?
   - Какъ почему? Ты видишь, что я сижу въ оврагѣ, такъ и вытащи меня: это твоя обязанность, Самми. Какой ты будешь сынъ, если откажешься навести на прямую дорогу своего отца.
   - Дѣло вотъ въ чемъ, сэръ,- сказалъ Самуэль: - старикъ мой вынулъ изъ банка свои деньги.
   - Очень хорошо, Самми, очень хорошо,- подхватилъ м-ръ Уэллеръ, кивая головой съ самодовольнымъ видомъ.- Забудь все, другъ мой Самми, все, что я тебѣ сказалъ. Очень хорошо. Такъ и слѣдуетъ начинать: безъ обиняковъ, прямо къ дѣлу. Отлично, хорошо, Самми.
   И, проникнутый чувствомъ истиннаго наслажден³я, старикъ неутомимо качалъ головою, изъявляя готовность выслушивать дальнѣйш³я показан³я сына.
   - Вы можете говорить, Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, увидѣвш³й теперь, что эта ауд³енц³я, по всей вѣроятности, окончится не очень скоро.
   Самуэль поклонился и сѣлъ. Старикъ устремилъ на него нетерпѣливые взоры.
   - Отецъ мой, сэръ, получилъ въ наслѣдство чистыми деньгами пятьсотъ тридцать фунтовъ.
   - Именно такъ: пятьсотъ тридцать фунтовъ чистоганомъ. Отваливай дальше, Самми!
   - Послѣ продажи дома, мебели и всѣхъ вещей, принадлежавшихъ къ хозяйству его жены, онъ выручилъ еще значительную сумму, такъ что теперь весь капиталъ его простирается до тысячи ста восьмидесяти фунтовъ.
   - Право?- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Очень радъ слышать это. Поздравляю васъ, м-ръ Уэллеръ.
   - Погодите минуточку, сэръ,- сказалъ м-ръ Уэллерь, дѣлая нетерпѣливый жестъ.- Катай, Самми.
   - Вотъ этотъ капиталъ, сэръ, ему бы хотѣлось пристроить куда-нибудь въ безопасное мѣсто, и я въ свою очередь совѣтую ему не оставлять этихъ денегъ y себя, потому что, въ противномъ случаѣ, онъ станетъ барышничать, кутить, давать взаймы, и все разсоритъ въ самое короткое время, и самъ превратится потомъ въ египетскую мум³ю. Ужъ я его знаю, сэръ.
   - Очень хорошо, Самми,- замѣтилъ м-ръ Уэллеръ одобрительнымъ тономъ, какъ будто сынъ его читалъ ему великолѣпный панегирикъ.- Очень хорошо.
   - По этой-то причинѣ, сэръ, онъ, по моему совѣту, пришелъ къ вамъ сегодня за тѣмъ, чтобы...
   - Я пришелъ къ вамъ, сэръ, сказать, что эти деньги совсѣмъ не нужны мнѣ,- подхватилъ м-ръ Уэллеръ нетерпѣливымъ тономъ.- Я буду переѣзжать съ одной станц³и на другую, и мнѣ бы пришлось засунуть ихъ въ какой-нибудь ящикъ или держать подъ козлами, a это, согласитесь сами, плохая штука. Я буду вамъ премного обязанъ, сэръ, если вы прибережете этотъ капиталъ. Оно можетъ быть и кстати, сэръ,- продолжалъ м-ръ Уэллеръ шопотомъ, наклонившись къ уху м-ра Пикквика: - вы поиздержались въ послѣднее время на эти судебныя кляузы, такъ оно и пригодится. Я скажу только одно: располагайте этими деньжонками, какъ вамъ угодно, до тѣхъ поръ, пока я не потребую ихъ обратно.
   Съ этими словами м-ръ Уэллеръ бросилъ свой засаленный бумажникъ на столъ, схватилъ шляпу и выбѣжалъ изъ комнаты съ замѣчательною скоростью, какой никакъ нельзя было ожидать отъ престарѣлаго и тучнаго джентльмена.
   - Остановите его, Самуэль!- вскричалъ м-ръ Пикквикъ.- Догоните, приведите его назадъ. Эй, м-ръ Уэллеръ! Воротитесь!
   Исполняя приказан³е господина, Самуэль схватилъ отца своего за руку, когда тотъ спускался съ лѣстницы, и насильно притащилъ его назадъ.
   - Добрый мой другъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, подавая руку старому джентльмену,- ваша честная довѣренность изумляетъ меня въ высшей степени.
   Старикъ нахмурился и запыхтѣлъ.
   - Увѣряю васъ, добрый другъ мой,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ,- что я не имѣю ни малѣйшей нужды въ деньгахъ. У меня ихъ больше чѣмъ сколько можетъ израсходовать на свои потребности человѣкъ въ мои лѣта.
   - Охъ, сэръ, не сдѣлавъ прежде опыта, никто не можетъ сказать заранѣе, сколько онъ можетъ израсходовать,- замѣтилъ м-ръ Уэллеръ.
   - Очень можетъ быть; но я не намѣренъ дѣлать такихъ опытовъ и, стало быть, могу заранѣе сказать, что не буду нуждаться въ деньгахъ. Прошу васъ взять ихъ назадъ, м-ръ Уэллеръ.
   - Извольте, сэръ, извольте; только ужъ ты замѣтъ, Самуэль, что отецъ твой, съ этой собственностью, рѣшится на отчаянный поступокъ,- помяни мое слово.
   - На какой, напримѣръ?
   М-ръ Уэллеръ подумалъ съ минуту и, потомъ, застегивая сюртукъ, съ великою рѣшимостью сказалъ:
   - Буду содержать заставу.
   - Что?- спросилъ Самуэль.
   - Шоссейную заставу, сынъ мой, и ужъ ты прощайся заранѣе съ своимъ отцомъ. Я проведу остатокъ дней своихъ на шоссейной заставѣ - вотъ что! Поминай меня, какъ звали.
   Не было никакого сомнѣн³я, что упрямый старикъ, глубоко огорченный отказомъ м-ра Пикквика, въ состоян³и привести въ исполнен³е эту страшную угрозу. Подумавъ нѣсколько минутъ, великодушный джентльменъ удержалъ его и сказалъ:
   - Очень хорошо, м-ръ Уэллеръ, я беру къ себѣ ваши деньги. Можетъ быть, мнѣ удастся сдѣлать изъ нихъ лучшее употреблен³е, нежели какое вы сами можете придумать.
   - Ужъ, разумѣется, вамъ удастся, сэръ, я въ этомъ увѣренъ,- отвѣчалъ старикъ съ прос³явшимъ лицомъ.
   - Перестанемъ же толковать объ этомъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, запирая бумажникъ въ своей конторкѣ: - я вамъ очень обязанъ, добрый другъ мой. Присядьте, м-ръ Уэллеръ. Мнѣ надобно съ вами посовѣтоваться объ одномъ дѣлѣ.
   Внутренн³й смѣхъ, произведенный торжественнымъ успѣхомъ этого визита, смѣхъ, скорчивш³й не только лицо м-ра Уэллера, но его руки, плеча и все туловище, внезапно уступилъ мѣсто глубокомысленной и сановитой важности, когда онъ услышалъ слѣдующ³я слова:
   - Оставьте насъ минутъ на пять, Самуэль.
   Самуэль немедленно вышелъ изъ гостиной. М-ръ Уэллеръ широко открылъ глаза и едва не остолбенѣлъ, когда м-ръ Пикквикъ обратился къ нему съ такою рѣчью:
   - Вы, кажется, не слишкомъ расположены въ пользу супружеской жизни: не правда ли, м-ръ Уэллеръ?
   Старикъ покачалъ головой. У него отнялся языкъ при мысли, что какая-нибудь хитрая вдова одержала побѣду надъ сердцемъ м-ра Пикквика.
   - Вы не замѣтили здѣсь внизу молодой дѣвушки, когда пришли ко мнѣ со своимъ сыномъ?
   - Замѣтилъ, сэръ. Вы говорите про ту молодую дѣвушку, что докладывала о насъ?
   - Да. Что-жъ вы о ней думаете? Скажите откровенно, м-ръ Уэллеръ, что вы о ней думаете?
   - Она бѣла, сэръ, стройна и румяна, если не ошибаюсь.
   - Такъ точно, вы не ошиблись, м-ръ Уэллеръ. Какъ вамъ нравятся ея манеры?
   - Ничего, сэръ, манеры сообразныя.
   Точный смыслъ, соединенный съ этимъ послѣднимъ словомъ, оставался нѣсколько загадочнымъ; но, судя по тону, съ какимъ оно было произнесено, можно было догадаться, что старикъ и въ этомъ отношен³и составилъ благопр³ятное мнѣн³е о молодой дѣвицѣ. М-ръ Пикквикъ безостановочно продолжалъ свои разспросы.
   - Я принимаю большое участ³е въ этой дѣвицѣ,- сказалъ онъ.
   М-ръ Уэллеръ кашлянулъ.
   - Мнѣ хочется устроить ея счастье,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ,- то есть я желаю, чтобы она была пристроена приличнымъ образомъ въ своей жизни. Вы понимаете?
   - Какъ не понимать!- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ, для котораго до сихъ поръ слова м-ра Пикквика оставались сфинксовой загадкой.
   - Эта молодая особа очень расположена къ вашему сыну.
   - Къ Самуэлю?
   - Да.
   - Это очень естественно,- сказалъ м-ръ Уэллеръ послѣ нѣкотораго размышлен³я; - естественно, но возмутительно и опасно для отцовскихъ ушей. Самуэль долженъ держать ухо востро.
   - Что вы подъ этимъ разумѣете?
   - Онъ долженъ быть остороженъ, сэръ, и ничего не говорить съ нею. Дѣвчонки эти, скажу я вамъ, народъ очень хитрый. Стоитъ только развѣсить уши, и онѣ какъ разъ заманятъ васъ въ свои сѣти. Въ молодыхъ лѣтахъ я испыталъ это самъ на себѣ, когда женился первый разъ. Да, сэръ, Самуэль долженъ держать ухо востро.
   - Вы такъ думаете, м-ръ Уэллеръ?
   - Да, я именно такъ разсуждаю.
   - Ну, послѣ этого, мнѣ довольно трудно приступить къ тому, что я намѣренъ былъ сказать вамъ, м-ръ Уэллеръ; однакожъ, вы все-таки должны выслушать меня до конца. Сынъ вашъ Самуэль такъ же расположенъ къ этой молодой дѣвицѣ, какъ она къ нему.
   - Неужто?
   - Я вамъ говорю.
   - Вотъ ужъ этого никакъ не ожидалъ; это все равно, что съѣздить обухомъ по виску бѣднаго престарѣлаго отца.
   - Я давно слѣдилъ за ихъ отношен³ями,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ, не обращая особеннаго вниман³я на послѣднее замѣчан³е м-ра Уэллера,- и теперь убѣжденъ вполнѣ, что они любятъ другъ друга. Предположите теперь, что я, принимая живѣйшее участ³е въ ихъ судьбѣ, намѣренъ соединить ихъ неразрывными узами брака и, по мѣрѣ возможности, обезпечить ихъ: что вы на это скажете, м-ръ Уэллеръ?
   Сначала м-ръ Уэллеръ выслушалъ съ рѣшительнымъ отвращен³емъ это предложен³е; но по мѣрѣ того, какъ м-ръ Пикквикъ распространялся въ доказательствахъ, опираясь преимущественно на тотъ фактъ, что Мери не была вдовою, физ³оном³я старика смягчалась мало-по-малу, и онъ выслушалъ дальнѣйш³я рѣчи уже безъ всякихъ гримасъ. Наружность молодой дѣвицы, если сказать правду, произвела довольно сильное впечатлѣн³е на его старческое сердце, и онъ успѣлъ весьма замысловато подмигнуть ей два или три раза, когда всходилъ на лѣстницу для этого свидан³я. Наконецъ м-ръ Уэллеръ объявилъ рѣшительно, что онъ заранѣе, съ великою благодарностью, соглашается на всѣ распоряжен³я м-ра Пикквика и готовъ женить своего сына хоть с³ю же минуту. М-ръ Пикквикъ съ радостью поймалъ его на этомъ словѣ и немедленно позвалъ Самуэля.
   - Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- мы разсуждали о васъ.
   - О тебѣ, Самуэль,- подхватилъ м-ръ Уэллеръ покровительственнымъ тономъ.
   - Уже давно я замѣтилъ, Самуэль, что вы питаете болѣе чѣмъ дружеск³я чувства къ горничной м-съ Винкель. Такъ или нѣтъ?
   - Слышишь ты это, Самуэль?- сказалъ м-ръ Уэллеръ тѣмъ же диктаторскимъ тономъ.
   - Надѣюсь, сэръ,- отвѣчалъ Самуэль, обращаясь къ своему господину,- надѣюсь, вы ничего не находите предосудительнаго въ поступкѣ молодого человѣка, если онъ обращаетъ вниман³е на молодую хорошенькую дѣвушку, очень скромную и примѣрно честнаго поведен³я.
   - Конечно, ничего,- сказалъ м-ръ Пикквикъ ...
   - Разумѣется, ничего,- добавилъ м-ръ Уэллеръ снисходительнымъ тономъ.
   - Совсѣмъ напротивъ: такое поведен³е молодого человѣка я считаю совершенно естественнымъ,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ,- и хотѣлъ бы всей душою помочь вамъ, Самуэль, сколько это можетъ отъ меня зависѣть. Съ этой цѣлью y меня было совѣщан³е съ вашимъ отцомъ, и такъ какъ онъ совершенно согласенъ съ моимъ мнѣн³емъ ...
   - Мы приняли въ разсчетъ, что эта дѣвушка не вдова,- дополнилъ въ пояснен³е м-ръ Уэллеръ.
   - Да, мы приняли въ разсчетъ, что эта дѣвушка не вдова,- подтвердилъ улыбаясь м-ръ Пикквикъ.- Васъ можетъ въ этомъ случаѣ стѣснить одно только то обстоятельство, что вы находитесь y меня въ услужен³и, Самуэль; но я охотно готовъ отпустить васъ мой другъ, a чтобы выразить вамъ мою благодарность за вашу изумительную преданность ко мнѣ и друг³я ваши прекрасныя качества, мнѣ пр³ятно будетъ содѣйствовать вашей женитьбѣ на этой молодой дѣвицѣ и доставить вамъ обоимъ средства къ безбѣдному существован³ю съ вашей будущей семьей. Да, Самуэль, я съ радостью готовъ устроить вашу судьбу,- заключилъ м-ръ Пикквикъ голосомъ, немного дрожащимъ отъ внутренняго волнен³я.
   Послѣдовало на короткое время глубочайшее молчан³е. Наконецъ Самуэль, собравшись съ духомъ, отвѣчалъ голосомъ рѣшительнымъ и твердымъ.
   - Премного вамъ обязанъ, сэръ, за ваше милостивое вниман³е къ моимъ чувствамъ, но я долженъ сказать, что этого не можетъ быть.
   - Какъ не можетъ быть!- воскликнулъ озадаченный м-ръ Пикквикъ.
   - Въ умѣ-ли ты, Самми?- вскричалъ м-ръ Уэллеръ.
   - Я говорю, что этого не можетъ быть,- повторилъ Самуэль, нисколько не смущенный этими восклицан³ями.- Вы-то что станете дѣлать, сэръ, если не будетъ меня при вашей особѣ? Что изъ васъ выйдетъ?
   - Обо мнѣ не безпокойтесь, мой другъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.- Обстоятельства, въ которыя теперь поставлены мои друзья, должны совершенно измѣнить мой образъ жизни. Къ тому же становлюсь я старъ: мнѣ нуженъ отдыхъ и покой. Странствован³я мои кончились, Самуэль.
   - Ужъ не вамъ бы говорить это, сэръ, и не мнѣ бы слушать,- возразилъ Самуэль.- Какъ вы можете сказать заранѣе, что все уже кончилось на вашей ученой дорогѣ? Нѣтъ, сэръ, вы слишкомъ умны для этого: въ одной вашей головѣ достанетъ мозгу по крайней мѣрѣ на двадцать пять человѣкъ. Оттого-то и бываетъ, что y васъ иной разъ на дню семь пятницъ: сегодня въ Лондонѣ, a завтра - какая-нибудь ученая фантаз³я, и катайваляй за тридевять земель. Поэтому, сэръ, нечего тутъ вздоръ-то городить. Я остаюсь при васъ, сэръ.
   - Дѣльно, Самми, дѣльно, другъ мой,- сказалъ м-ръ Уэллеръ одобрительнымъ тономъ.
   - Но я говорю, Самуэль, послѣ продолжительнаго размышлен³я и вполнѣ увѣренъ, что сдержу свое слово,- возразилъ м-ръ Пикквикъ, качая головой.- Новыя сцены и явлен³я измѣняютъ мой образъ жизни, и еще разъ: странствован³я мои окончены навсегда.
   - Очень хорошо. Въ такомъ случаѣ тѣмъ нужнѣе вамъ держать при себѣ человѣка, который бы зналъ всѣ ваши привычки и умѣлъ ходить за вами. Если, примѣромъ сказать, есть y васъ на примѣтѣ другой слуга, болѣе меня опытный и образованный - возьмите его, Богъ съ вами; но съ жалованьемъ или безъ жалованья, съ квартирой или безъ квартиры, съ хлѣбомъ или безъ хлѣба, Самуэль Уэллеръ, взятый вами изъ гостиницы въ Боро, останется при васъ, что бы изъ этого не вышло. Этого моего намѣрен³я ничто въ свѣтѣ ни измѣнитъ.
   Къ концу этой декларац³и, произнесенной съ великимъ достоинствомъ и эффектомъ, Уэллеръ старш³й быстро вскочилъ съ своего мѣста и, забывая всяк³я прилич³я времени и мѣста, заключилъ своего сына въ могучихъ объят³яхъ и громогласно произнесъ троекратно: "Ура!"
   - Любезный другъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, когда старикъ, наконецъ, угомонился и снова сѣлъ на свое мѣсто,- вы обязаны также обратить вниман³е на положен³е этой молодой дѣвицы.
   - Объ этомъ ужъ вы не безпокойтесь, сэръ,- отвѣчалъ Самуэль,- я объяснился съ этой дѣвушкой и подробно разсказалъ ей, что, какъ и почему. Она согласна ждать, пока придетъ время, и я увѣренъ, что будетъ ждать. A если нѣтъ, такъ и все покончено между нами: такой дѣвицы мнѣ не надобно и даромъ. Я все сказалъ, сэръ. Больше не стоитъ объ этомъ распространяться.
   Кто могъ противостоять такой рѣшимости молодого человѣка? Конечно, не Пикквикъ. Онъ гордился въ эту минуту безкорыстной преданностью своего скромнаго друга и считалъ себя счастливѣйшимъ существомъ во вселенной.
   Между тѣмъ, какъ эта бесѣда происходила въ комнатѣ м-ра Пикквика, въ нижнюю галлерею "Коршуна и Джорджа" пришелъ какой-то старичокъ въ скромномъ фракѣ табачнаго цвѣта, сопровождаемый привратникомъ, который несъ за нимъ небольшой чемоданъ. Приказавъ отнести его въ нанятый нумеръ, старичокъ спросилъ слугу, не здѣсь-ли квартируетъ одна особа, по имени м-съ Винкель? Отвѣтъ былъ утвердитеьбный.
   - Она одна теперь?- спросилъ старичокъ.
   - Кажется, что одна, сэръ,- отвѣчалъ трактирный слуга.- Я могу позвать ея горничную, если угодно вашей милости.
   - Не нужно. Покажите мнѣ ея комнату. Я хочу войти безъ доклада.
   - Какъ же это, сэръ ...
   - Глухи вы, что ли?
   - Нѣтъ, сэръ.
   - Ну, такъ дѣлайте, что я вамъ говорю. Слышите вы теперь?
   - Слышу, сэръ.
   - Очень хорошо. Введите меня въ комнату м-съ Винкель безъ доклада.
   Отдавая это приказан³е, старичокъ вложилъ въ руку слуги пять шиллинговъ и устремилъ на него пристальный взглядъ.
   - Право, сэръ, я не знаю, какъ это ... оно вѣдь того ... не водится.
   - Очень хорошо, безъ отговорокъ,- запальчиво сказалъ старый джентльменъ,- нечего терять времени по пустякамъ.
   Слуга разсѣянно положилъ пять шиллинговъ въ карманъ и, не дѣлая больше никакихъ возражен³й, пошелъ на верхъ.
   - Это, что ли, ея комната?
   - Да, сэръ.
   - Ну, такъ можете теперь уйти.
   Слуга пошелъ назадъ, недоумѣвая, кто бы такой могъ быть этотъ старый джентльменъ и чего ему надо. Старичокъ между тѣмъ постучался въ дверь.
   - Войдите!- сказала Арабелла.
   - Гмъ! Хорошеньк³й голосокъ!- пробормоталъ старый джентльменъ.- Но это еще ничего не значитъ.
   Говоря такимъ образомъ, онъ отворилъ дверь и вошелъ. Арабелла, сидѣвшая за работой, быстро вскочила съ мѣста при видѣ незнакомаго джентльмена.
   - Не безпокойтесь, сударыня,- сказалъ незнакомецъ, затворяя за собою дверь.- М-съ Винкель, если не ошибаюсь?
   Арабелла поклонилась.
   - М-съ Натан³эль Виикель, супруга молодого человѣка, y котораго старикъ-отецъ живетъ въ Бирмингэмѣ: такъ или нѣтъ, сударыня?- продолжалъ незнакомецъ, осматривая Арабеллу съ видимымъ любопытствомъ.
   Молодая леди снова наклонила свою миньятурную головку и съ безпокойствомъ осмотрѣлась вокругъ себя, не зная, позвать-ли ей на помощь, или нѣтъ.
   - Я засталъ васъ врасплохъ, сударыня: не правда ли?
   - Я не ожидала никого, сэръ,- отвѣчала Арабелла, бросая изумленный взоръ на стараго джентльмена.
   - Прикажете мнѣ сѣсть, сударыня?
   - Прошу покорно.
   - Ну да, я сяду и безъ вашего позволен³я,- сказалъ незнакомецъ, вынимая очки изъ футляра и надѣвая ихъ на носъ.
   - Вы меня не знаете, сударыня?- спросилъ старичокъ, осматривая Арабеллу съ такимъ напряженнымъ вниман³емъ, что ей сдѣлалось очень неловко.
   - Нѣтъ, сэръ.
   - Немудрено, очень немудрено: однакожъ имя мое вамъ извѣстно, сударыня.
   - Позвольте узнать, сэръ, съ кѣмъ имѣю честь говорить.
   - Узнаете, сударыня, сейчасъ же узнаете,- сказалъ незнакомецъ, не отрывая глазъ отъ раскраснѣвшагося личика молодой леди.- Вы вѣдь недавно замужемъ, сударыня?
   - Недавно, сэръ,- отвѣчала Арабелла едва слышнымъ голосомъ.
   Волнен³е молодой леди увеличивалось съ минуты на минуту, и она трепетала всѣмъ тѣломъ, хотя сама не знала, почему.
   - И вы, если не ошибаюсь, не сочли нужнымъ уполномочить своего жениха посовѣтоваться напередъ съ его отцомъ, отъ котораго онъ совершенно зависитъ?
   Арабелла приставила платокъ къ своимъ глазамъ.
   - Вы не постарались даже узнать, что станетъ думать бѣдный старикъ по поводу самовольной женитьбы своего сына: не такъ ли, сударыня?
   - Ваша правда, сэръ.
   - Конечно, правда. И вы не принесли съ собою приданаго, которое бы могло обезпечить существован³е вашего мужа въ случаѣ, если раздраженный отецъ лишитъ его наслѣдства: и это вѣдь правда?
   Арабелла заплакала.
   - И вотъ что эти дѣвочки и мальчики называютъ безкорыстной страстью, пока сами не обзаведутся дѣтьми! Охъ, вы, легкомысленный народъ!
   Слезы Арабеллы потекли быстрымъ потокомъ, и она, въ трогательныхъ выражен³яхъ, начала извиняться, ссылаясь на свою молодость и неопытность. Что дѣлать? Она полюбила Натан³эля страстно; посовѣтоваться ей было не съ кѣмъ; она круглая сирота, безъ матери и отца, и проч.
   - Нехорошо, очень нехорошо,- сказалъ старый джентльменъ смягченнымъ тономъ.- Оба вы поступили легкомысленно, вѣтрено, какъ глупыя дѣти.
   - Я одна во всемъ виновата, одна, сэръ!- отвѣчала Арабелла, заливаясь горькими слезами.
   - Вздоръ, вздоръ!- возразилъ старый джентльменъ.- Не ваша вина, что онъ влюбился въ васъ, сударыня. Онъ одинъ виноватъ, хотя и то правда ... какъ же ему было не влюбиться?- заключилъ старичокъ, бросивъ лукавый взглядъ на молодую леди.
   Этотъ комплиментъ вызвалъ невольную улыбку на заплаканное личико м-съ Арабеллы.
   - Гдѣ вашъ мужъ, сударыня?
   - Я ожидаю его съ минуты на минуту, сэръ. Я уговорила его погулять сегодня поутру. Натан³эль очень разстроенъ, сэръ.
   - Отчего?
   - Оттого, что до сихъ поръ нѣтъ никакихъ вѣстей отъ его отца. Это его убиваетъ.
   - Подѣломъ ему, подѣломъ!
   - Онъ слишкомъ наказанъ, сэръ, и я глубоко чувствую, что бѣдный мужъ страдаетъ изъ-за меня. Я одна была причиною, что онъ доведенъ теперь до этого несчастнаго состоян³я.
   - Подѣломъ вамъ обоимъ! Очень радъ это слышать.
   Едва вырвались эти слова изъ устъ стараго джентльмена, какъ на лѣстницѣ послышались шаги, которые, казалось, онъ и Арабелла угадали въ одну и ту же минуту. Старичокъ поблѣднѣлъ и сдѣлалъ надъ собой величайшее усил³е, притворился спокойнымъ и холоднымъ, когда м-ръ Винкель вошелъ въ комнату.
   - Батюшка!- вскричалъ м-ръ Винкель, съ изумлен³емъ отступая назадъ.
   - Да, сэръ, я вашъ отецъ. Посмотримъ теперь что вы скажете въ свою защиту?
   М-ръ Винкель молчалъ.
   - Что? Вамъ стыдно за самого себя: такъ-ли сэръ.
   М-ръ Винкель продолжалъ хранить упорное молчан³е.
   - Стыдно вамъ или не стыдно, сэръ?
   - Нѣтъ, сэръ,- отвѣчалъ м-оъ Винкель, взявъ Арабеллу за руку,- я не стыжусь ни за себя, ни за свою жену.
   - Честное слово?
   - Могу васъ увѣрить. Мнѣ очень больно и прискорбно, если мой поступокъ лишилъ меня родительской любви; но я скажу и буду говорить всегда, что не имѣю никакихъ причинъ стыдиться за свою жену, и вамъ отнюдь не стыдно признать въ ней свою дочь.
   - Право? Ну, давай руку, Натан³эль,- сказалъ старый джентльменъ измѣнившимся голосомъ.- Поцѣлуй меня, душенька: ты прекрасная дочь!
   Черезъ нѣсколько минутъ м-ръ Винкель побѣжалъ въ комнату м-ра Пикквика и, воротившись съ этимъ джентльменомъ, представилъ его своему отцу, послѣ чего они искренно и радушно принялись пожимать другъ другу руки впродолжен³е пяти минутъ.
   - М-ръ Пикквикъ, благодарю васъ душевно за всѣ благодѣян³я, оказанныя вами моему сыну,- сказалъ наконецъ старикъ Винкель.- Натура y меня вспыльчивая, м-ръ Пикквикъ, и, признаюсь, я былъ очень непр³ятно изумленъ, когда свидѣлся съ вами въ послѣдн³й разъ. Теперь я вижу свою дочь собственными глазами и доволенъ, какъ нельзя больше. Прикажете просить извиненья y васъ, м-ръ Пикквикъ?
   - Ахъ, помилуйте, какое тутъ извиненье! Ваше великодуш³е совершеннѣйшимъ образомъ довершило мое счастье.
   Послѣдовало новое рукопожат³е, сопровождавшееся множествомъ весьма лестныхъ комплиментовъ съ обѣихъ сторонъ. Старички были въ восторгѣ другъ отъ друга.
   Самуэль между тѣмъ проводилъ своего отца на постоялый дворъ и, по возвращен³и домой, встрѣтилъ y воротъ гостиницы жирнаго дѣтину, который приходилъ съ записочкой отъ миссъ Эмил³и Уардль.
   - Послушайте-ка, м-ръ Уэллеръ,- сказалъ Джой, сдѣлавш³йся на этотъ разъ необыкновенно болтливымъ,- какая красотка эта Мери! Я влюбился въ нее по уши.
   Вмѣсто отвѣта, м-ръ Уэллеръ взялъ жирнаго дѣтину за шиворотъ, повернулъ его налѣво кругомъ и далъ ему пинка въ затылокъ, послѣ чего м-ръ Уэллеръ свистнулъ и пошелъ въ комнату своего господина.
  

Глава LVI.

Заключающая въ себѣ истинную легенду о принцѣ Блэдудѣ и истор³ю дяди странствующаго торговца.

   Насладясь бесѣдой съ своимъ новымъ другомъ, м-ромъ Винкелемъ старшимъ, достопочтенный президентъ Пикквикскаго клуба удалился къ себѣ въ комнату размышлять о счастливомъ событ³и - примирен³и отца съ своими дѣтьми. Отъ глубокихъ философскихъ соображен³й мысли великаго человѣка весьма натурально перешли къ истор³и любви молодыхъ людей, и ему припомнилось ихъ тайное свидан³е въ Бристолѣ, устроенное подъ руководствомъ великаго человѣка. Припомнилось ему также, что въ то знаменательное время онъ записалъ два чрезвычайно интересныхъ разсказа, которымъ придалъ, во время своего долгаго тюремнаго заключен³я, литературную форму, съ намѣрен³емъ напечатать ихъ при первомъ удобномъ случаѣ.
   Какъ только зародилось это воспоминан³е въ мозгу ученаго мужа, онъ тотчасъ же досталъ оба разсказа изъ своего бюро и принялся ихъ снова перечитывать и исправлять.
   Черезъ нѣсколько дней они сдѣлались извѣстны всему образованному м³ру, появившись въ печати въ одномъ изъ распространенныхъ лондонскихъ журналовъ въ слѣдующемъ видѣ:
  

РАЗСКАЗЪ ПЕРВЫЙ.

Истинная легенда о принцѣ Блэдудѣ.

   "Лѣтъ за двѣсти до нашего времени, а, пожалуй, и ближе, на одной изъ общественныхъ ваннъ города Бата еще красовалась надпись въ честь ея могущественнаго основателя, знаменитаго принца Блэдуда, но теперь этой надписи нѣтъ и слѣда.
   "По словамъ старинной легенды, изустно передаваемой изъ вѣка въ вѣкъ, много столѣт³й тому назадъ этотъ знаменитый принцъ возвратился изъ Аѳинъ (куда онъ ѣздилъ за тѣмъ, чтобы собрать обильную жатву научныхъ познан³й) зараженнымъ проказой, почему не рѣшился предстать къ королевскому двору своего отца и удалился въ пустыню, гдѣ печально проводилъ время въ обществѣ пастуховъ и свиней. Въ этомъ стадѣ (говоритъ легенда) паслась свинья, отличавшаяся отъ всѣхъ своей важной и величественной осанкой; къ ней принцъ почувствовалъ особенную симпат³ю, ибо это была не простая свинья, a свинья мудрая, задумчивая, осторожная, цѣлой головой превышавшая своихъ собрат³й; хрюканье ея было ужасно, укушен³е пагубно. Молодой принцъ глубоко вздыхалъ, взирая на величественную физ³оном³ю этой свиньи. Онъ съ грустью думалъ о своемъ отцѣ, и слезы текли изъ его глазъ.
   "Эта мудрая свинья любила полоскаться въ мягкой сочной тинѣ. И купалась она не только лѣтомъ, что и до сихъ поръ дѣлаютъ самыя обыкновенныя свиньи для собственнаго освѣжен³я и что дѣлали онѣ даже и въ тѣ отдаленныя отъ насъ времена (что доказываетъ, конечно, что свѣтъ цивилизац³и уже начиналъ блестѣть, хотя и слабо),- но даже и зимой, во время самыхъ сильныхъ холодовъ. Ея кожа была всегда такъ гладка, лосниста, ея взглядъ такой свѣтлый и ясный, что принцъ рѣшился и на себѣ испробовать очищающ³я свойства воды, столь благодѣтельно дѣйствующ³я на его друга. Онъ сдѣлалъ опытъ. Подъ чернымъ иломъ журчали горяч³е источники Бата. Принцъ окунулся въ нихъ и получилъ исцѣлен³е отъ своей болѣзни. Тотчасъ же онъ отправился ко двору своего отца, короля, пробылъ тамъ нѣкоторое время и вскорѣ опять возвратился къ цѣлебному источнику, основалъ здѣсь городъ и устроилъ знаменитыя ванны.
   " Конечно, принцъ съ особеннымъ рвен³емъ старался отыскать своего друга, но, увы, эти знаменитыя воды послужили причиной смерти мудрой свиньи. Она выкупалась въ водѣ, имѣвшей слишкомъ высокую температуру - и натуральный философъ заплатилъ жизнью за свою страстную приверженность къ знан³ю! Плин³й, который шелъ по его стопамъ въ философ³и, точно также сталъ жертвой своей любви къ наукѣ.
   "Такова была легенда. Послушаемъ теперь, что говоритъ истинная истор³я.
   "3а много столѣт³й до нашего времени благоденствовалъ въ своемъ большомъ государствѣ знаменитый Людъ Гудибрась, король Британ³и. Онъ былъ могущественный монархъ. Земля стонала подъ его стопами, такъ онъ былъ дороденъ. Его народъ согрѣвался свѣтомъ его лица, такъ оно было красно и блестяще. Онъ былъ король съ ногъ до головы, и хотя онъ не быль высокъ ростомъ, но страшная полнота уравновѣшивала этотъ недостатокъ, и, чего не хватало въ вышину, то пополнялось шириной.
   "Этотъ добрый король имѣлъ королеву, которая восемнадцать лѣтъ тому назадъ произвела ему сына, получившаго имя Блэдудъ. До десяти лѣтъ принцъ обучался въ приготовительномъ учебномъ заведен³и во владѣн³яхъ своего отца, затѣмъ, подъ надзоромъ особоназначеннаго наставника, отправился въ Аѳины для окончан³я курса наукъ. Такъ какъ по правиламъ заведен³я не требовалось вносить особой платы за то, что воспитанникъ оставался въ школѣ во время праздничныхъ дней и не было сдѣлано предварительнаго услов³я насчетъ увольнен³я принца въ извѣстные дни домой, онъ оставался въ училищѣ безвыходно цѣлыхъ восемь лѣтъ, по истечен³и которыхъ отецъ его, король, послалъ въ Аѳины лорда-канцлера, чтобы выплатить издержки принца и привести его домой; лордъ-канцлеръ исполнилъ поручен³е точно и, когда возвратился назадъ, былъ милостиво принятъ королемъ и тотчасъ же получилъ хорошую пенс³ю.
   "Когда король Людъ увидѣлъ своего сына и замѣтилъ, что принцъ сталъ красивымъ молодымъ человѣкомъ, онъ тотчасъ же далъ себѣ слово какъ можно скорѣе женить принца, чтобы славный родъ Люда не прекращался до скончан³я вѣковъ. Въ этихъ видахъ онъ составилъ чрезвычайное посольство изъ благородныхъ сеньеровъ, которымъ нечего было дѣлать, между тѣмъ каждый изъ нихъ горѣлъ желан³емъ получить доходное мѣсто. Такъ удачно составленное посольство Людъ послалъ къ сосѣднему королю просить, чтобы его величество отдалъ свою прелестную дочь замужъ за его сына. При этомъ онъ приказалъ разсыпаться въ увѣрен³яхъ, что британск³й король, хотя пламенно желаетъ сохранить дружеск³я отношен³я съ королемъ, своимъ братомъ и другомъ, но, въ случаѣ неудачи въ сватовствѣ, найдется вынужденнымъ къ горькой необходимости сдѣлать визитъ своему сосѣду съ огромной арм³ей и выколоть ему глаза. Сосѣдн³й король, какъ болѣе слабѣйш³й, на такое категорическое заявлен³е отвѣчалъ, что онъ чувствуетъ себя крайне обязаннымъ королю, своему другу, за его доброту и великодуш³е, и что его дочь сочтетъ за честь сдѣлаться женой принца Блэдуда, который можетъ во всякое время пр³ѣхать за ней и получить ея руку.
   "Едва этотъ отвѣтъ достигъ Англ³и, вся страна возликовала; со всѣхъ сторонъ раздались радостныя восклицан³я, всюду устроились блистательные пиры и слышался звонъ монеты, которая переходила изъ рукъ народа въ кошелекъ сборщика податей королевскаго казначейства, собиравшаго ее для пополнен³я расходовъ, которыхъ потребуетъ счастливое бракосочетан³е. Король Людъ выслушалъ отвѣтъ сосѣдняго короля съ высоты своего трона, въ полномъ собран³и своего совѣта, и, по случаю великой радости, приказалъ лорду министру юстиц³и принести самыя лучш³я вина и призвать менестрелей,- и пошелъ y него пиръ горой.
   "Среди этихъ празднествъ и всеобщей радости только одинъ человѣкъ не пилъ, когда искрометное вино шипѣло въ его стаканѣ; не танцовалъ, когда инструменты менестрелей издавали самые чарующ³е звуки. Этотъ человѣкъ былъ самъ принцъ Блэдудъ, въ честь котораго народъ выворачивалъ свои карманы, наполняя его кошелекъ. Принцъ, позабывъ, что за него долженъ оффиц³ально влюбляться министръ иностранныхъ дѣлъ, въ противность правиламъ дипломат³и и политики, иозволилъ себѣ сдѣлать самопроизвольно сердечный выборъ и уже совершилъ помолвку съ дочерью одного благороднаго аѳинянина.
   "Здѣсь для сравнен³я мы не можемъ не выставить поразительный примѣръ одного изъ многочисленныхъ преимуществъ цивилизац³и и современной утонченности нравовъ. Еслибъ принцъ жилъ въ наше время, онъ безъ всякаго зазрѣн³я совѣсти женился бы на принцессѣ, избранной его отцомъ и немедленно и серьезно принялся бы за дѣло, чтобы тѣмъ или другимъ способомъ избавиться отъ нея. Онъ могъ бы разбить ея сердце систематическимъ презрѣн³емъ и оскорблен³ями; a если бы спокойная гордость, свойственная ея полу, и сознан³е своей невинности дали бы ей силу противостоять его возмутительному обращен³ю съ нею, ему не составило бы труда другимъ способомъ отнять ея жизнь и избавиться отъ нея безъ шуму. Но ни одно изъ подобныхъ средствъ не пришло въ голову принцу Блэдуду, и онъ рѣшился выпросить y отца особую ауд³енц³ю и признаться ему во всемъ.
   "Самая древнѣйшая прерогатива королей - управлять всѣмъ, кромѣ своихъ страстей. Король Людъ предался самому возмутительному гнѣву; онъ бросилъ свою корону на полъ, потомъ опять надѣлъ ее на голову (въ то время короли носили корону на своей головѣ, a не держали ее въ Тоуэрѣ): затопалъ ногами, билъ себя въ голову; требовалъ отвѣта y неба, зачѣмъ его собственный сынъ возмущается противъ него; наконецъ, призвалъ свою стражу и приказалъ запереть принца въ тюрьму; - такое наказан³е встарину короли обыкновенно назначали своимъ сыновьямъ, если ихъ брачныя наклонности расходились съ видами и соображен³ями короля, ихъ отца.
   "Прошелъ почти годъ съ той поры, какъ принцъ Блэдудъ былъ засаженъ въ тюрьму, и его глаза не видѣли никакого другого предмета, кромѣ каменной стѣны, a объ освобожден³и его не было ни слуху, ни духу. Весьма натурально, что принцъ сталъ думать о побѣгѣ; въ его умѣ созрѣлъ подходящ³й планъ бѣгства, и черезъ нѣсколько мѣсяцевъ онъ привелъ его въ исполнен³е, вонзилъ при этомъ столовый ножъ въ сердце своего тюремщика, изъ опасен³я, что этотъ бѣднякъ, имѣвш³й семью, будетъ заподозрѣнъ, какъ пособникъ бѣгства принца, и примѣрно наказанъ раздраженнымъ королемъ.
   "Монархъ дошелъ до крайней степени бѣшенства, когда узналъ о побѣгѣ своего сына. Сначала онъ не зналъ, на комъ выместить свой гнѣвъ, какъ вдругъ, къ счаст³ю, ему пришелъ на память лордъ-канцлеръ, ѣздивш³й въ Аѳины за принцемъ: въ одно и то же время король отнялъ отъ него пенс³ю и снялъ съ него голову.
   "Между тѣмъ молодой принцъ, искусно переодѣтый, бродилъ пѣшкомъ по владѣн³ямъ своего отца; онъ весело и хладнокровно переносилъ все лишен³я, поддерживаемый сладкими воспоминан³ямъ объ юной аѳинянкѣ, бывшей невольной причиной его несчаст³й. Однакожъ онъ остановился отдохнуть въ деревнѣ и увидѣлъ, что большая часть ея жителей весело танцовала на площади, a лица всѣхъ ихъ блестѣли благонамѣренной радостью; принцъ подошелъ къ нимъ и рискнулъ спросить ихъ, съ чего это они такъ радуются и веселятся.
   "- Развѣ вы не знаете, о странникъ,- замѣтилъ ему одинъ старикъ,- о, недавней прокламац³и нашего милостиваго короля?
   "- Прокламац³и! Нѣтъ. Какой прокламац³и?- спросилъ принцъ, который, проходя по проселочнымъ путямъ, не зналъ ничего, что происходило на большихъ дорогахъ (если таковыя въ то время существовали).
   "- Дѣло въ томъ,- сказалъ крестьянинъ,- что иностранная дѣвица, на которой хотѣлъ жениться принцъ, вышла замужъ за благороднаго иностранца въ своей странѣ; нашъ король, объявляя объ этомъ событ³и, приказалъ вездѣ праздновать его, такъ какъ теперь принцъ Блэдудъ, конечно, возвратится ко двору своего отца и женится на принцессѣ, выбранной его отцомъ; говорятъ, она прекрасна, какъ полуденное солнце. Ваше здоровье, сэръ. Боже, спаси короля!
   "Принцъ не захотѣлъ дальше разговаривать и ушелъ изъ деревни быстрыми шагами. Онъ скрылся въ сосѣдн³й лѣсъ и бродилъ тамъ по самымъ глухимъ мѣстамъ, бродилъ день и ночь, бродилъ подъ палящими лучами солнца, бродилъ при блѣдномъ свѣтѣ луны, не обращая вниман³я ни на полуденный жаръ, ни на ночные туманы. Бродя такимъ образомъ изъ лѣса въ лѣсъ, изъ пустыни въ пустыню, и желая достигнуть Аѳинъ, онъ очутился въ Батѣ.
   "Города Бата, впрочемъ, въ то время не существовало, и принцъ пришелъ только на то мѣсто, гдѣ теперь расположенъ этотъ городъ. Въ то время тамъ не было и признаковъ человѣческаго жилья, не замѣчалось слѣдовъ человѣка; но была та же прелестная природа, какъ и теперь, то же восхитительное мѣстоположен³е, та же красивая долина, тотъ же заливъ, тѣ же могуч³я горы, которыя издали кажутся мрачными, но на близкомъ разстоян³и теряютъ свою дикость и представляютъ изъ себя мягк³е, грац³озные контуры. Очарованный красотою картины, принцъ упалъ на траву; слезы обильно потекли изъ его глазъ и падали на его распухш³я отъ усталости ноги.
   "- О!- вскричалъ несчастный Блэдудъ, складывая свои руки и печально поднявъ свои глаза къ небу.- О, если бы мой тяжелый путь могъ окончиться здѣсь, на этомъ мѣстѣ. О, если бы эти благодѣтельныя слезы, которыми я оплакиваю свои несбывш³яся надежды и обманутую любовь, могли мирно течь цѣлые вѣка!
   "Его мольба была услышана. То было время владычества языческихъ боговъ, которые частенько ловили людей на словѣ съ предупредительностью, подчасъ тягостною для проболтавшагося смертнаго. Земля раскрылась подъ ногами принца, онъ упалъ въ пропасть, которая мгновенно закрылась надъ его головой, но его горяч³я слезы продолжали течь, просачиваясь черезъ землю и образуя источникъ теплой воды: текутъ онѣ и теперь.
  

---

  
   Второй разсказъ записанъ м-ромъ Пикквикомъ со словъ странствующаго торговца, передавшаго его въ трактирѣ за стаканомъ добраго пунша собран³ю изъ нѣсколькихъ человѣкъ, и ведется отъ его имени. Онъ носитъ заглав³е:
  

Другие авторы
  • Есенин Сергей Александрович
  • Гнедич Петр Петрович
  • Красов Василий Иванович
  • Тумповская Маргарита Мариановна
  • Сухово-Кобылин Александр Васильевич
  • Шкапская Мария Михайловна
  • Прокопович Николай Яковлевич
  • Вовчок Марко
  • Вронченко Михаил Павлович
  • Богданович Ипполит Федорович
  • Другие произведения
  • Грин Александр - Дорога в никуда
  • Федоров Николай Федорович - Сверхчеловек - недоросль
  • Жихарев Степан Петрович - Октябрьская ночь, или барды
  • Каратыгин Петр Андреевич - Стихотворения
  • Гейнце Николай Эдуардович - Новгородская вольница
  • Пушкин Василий Львович - Отрывок из Оссиана
  • Ясинский Иероним Иеронимович - Расплата
  • Горнфельд Аркадий Георгиевич - Е.В. Маркасова. О статье А.Г. Горнфельда "Фигура в поэтике и риторике"
  • Станиславский Константин Сергеевич - Статьи. Речи. Заметки. Дневники. Воспоминания (1877-1917)
  • Шулятиков Владимир Михайлович - М. В. Михайлова. Владимир Михайлович Шулятиков
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 251 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа