Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 43

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



сударыня, я вамъ объясню все дѣло,- сказалъ этотъ несчастный джентльменъ, выступая впередъ.- Когда мы подъѣхали къ этому дому, y насъ, видите ли, вышелъ споръ съ кучеромъ кабр³ойля {Вмѣсто кабр³олета. Несчастный джентльменъ промолвился весьма неудачно, придавъ этому французскому экипажу англ³йское окончан³е совершенно извращающее смыслъ предмета. Онъ сказалъ cabrioily (oily - масляный) вмѣсто cabriolet и этимъ натурально обнаружилъ крайнее невѣжество, поразившее непр³ятнымъ образомъ утонченный вкусъ его благовоспитанной супруги. Вотъ почему она и взвизгнула тотчасъ же по произнесен³и этого слова. Прим. перев.} ...
   Громк³й и пронзительный взвизгъ изъ устъ раздраженной супруги сдѣлалъ дальнѣйшее объяснен³е совершенно невозможнымъ.
   - Вы ужъ лучше бы оставили насъ, м-ръ Раддль,- сказала м-съ Клоппинсъ,- въ вашемъ присутств³и, я полагаю, ей никогда не придти въ себя.
   Съ этимъ мнѣн³емъ согласились всѣ безъ исключен³я леди, и м-ръ Раддль принужденъ былъ выйти. Ему отрекомендовали удалиться на задн³й дворъ, гдѣ онъ и погулялъ около четверти часа. По истечен³и этого времени, м-съ Бардль воротилась къ нему съ торжествующимъ лицомъ и объявила, что онъ можетъ, если угодно, войти въ комнату, но съ услов³емъ - вести себя какъ можно осторожнѣе въ отношен³и своей жены. Конечно, онъ не думаетъ оскорбить грубымъ обхожден³емъ деликатныя чувства бѣдной женщины, но Мери-Анна имѣетъ, къ несчастью, такую слабую комплекц³ю, и если не заботиться о ней, какъ о нѣжномъ цвѣточкѣ, м-ръ Раддль можетъ потерять ее совершенно неожиданнымъ образомъ, и это, разумѣется, будетъ служить ему горькимъ упрекомъ на всю жизнь. Всѣ эти и подобныя рѣчи м-ръ Раддль выслушалъ съ великою покорностью и скоро воротился въ гостиную, кротк³й и смирный какъ ягненокъ.
   - A я вѣдь еще васъ не познакомила, м-съ Роджерсъ,- сказала м-съ Бардль.- Вотъ это м-ръ Раддль, сударыня; м-съ Клоппинсъ, сударыня; м-съ Раддль, сударыня ...
   - Родная сестрица м-съ Клоппинсъ, сударыня,- дополнила м-съ Сандерсъ.
   - Право?- сказала м-съ Роджерсъ грац³ознымъ тономъ.- Скажите пожалуйста, какъ это мило!
   М-съ Раддль улыбнулась очень сладко, м-ръ Раддль поклонился, м-съ Клоппинсъ съ неописанною любезностью выразила убѣжден³е, что ей чрезвычайно пр³ятно познакомиться съ такою очаровательною леди, какъ м-съ Роджерсъ, о которой она уже давно наслышалась самыхъ лестныхъ отзывовъ. Этотъ комплиментъ былъ принятъ съ грац³озной снисходительностью.
   - A вы что скажете, м-ръ Раддль?- спросила м-съ Бардль.
   - Я, сударыня? Ничего. Я очень радъ.
   - Чему-жъ ты радуешься, болванъ?- проговорила м-съ Раддль.
   - Помилуй, душа моя, какъ же ему не радоваться?- подхватила м-съ Бардль.- Онъ, да еще Томми, будутъ единственными нашими кавалерами, когда мы поѣдемъ теперь въ Гемпстедъ, въ "Испанскую гостинницу". Всякому порядочному джентльмену должно быть очень пр³ятно сопровождать столькихъ дамъ. Вы какъ объ этомъ думаете, м-съ Роджерсъ?
   - Я совершенно согласна съ вами,- сказала м-съ Роджерсъ.
   И согласились всѣ до одной, что м-ръ Раддль долженъ считать себя счастливѣйшимъ изъ смертныхъ, по поводу этой поэтической прогулки.
   - Вы угадали мои чувства, милостивыя государыни,- сказалъ м-ръ Раддль, самодовольно потирая руки и обнаруживая желан³е выставить себя съ выгоднѣйшей стороны въ глазахъ прелестныхъ собесѣдницъ.- Только вотъ видите, если сказать правду, въ ту пору какъ мы ѣхали сюда въ кабр³ойли ...
   Но при повторен³и этого слова, возбудившаго так³я печальныя воспоминан³я, м-съ Раддль испустила опять пронзительный звукъ, и приставила платокъ къ своимъ глазамъ. М-съ Бардль сердито нахмурила брови на м-ра Раддля, въ ознаменован³е, что ему ужъ было бы лучше воздержаться отъ всякихъ замѣчан³й. Затѣмъ жилицына служанка получила приказан³е подчивать гостей.
   Это было сигналомъ къ раскрыт³ю завѣтныхъ сокровищъ буфета, гдѣ помѣщались блюда съ апельсинами и бисквитами, одна бутылка стараго портвейна и бутылка превосходнаго инд³йскаго хереса, за которую въ одномъ изъ лучшихъ погребовъ заплатили ровно полтора шиллинга. Всѣ эти сокровища предложены были, къ наслажден³ю публики, отъ имени жилицы м-съ Бардль, и о нихъ-то маленьк³й Томми ничего не хотѣлъ сказать любознательной м-съ Клоппинсъ. Послѣ этого предварительнаго угощенья со стороны м-съ Роджерсъ, общество благополучно усѣлось въ гомпстедск³й омнибусъ, и черезъ два часа пр³ѣхало къ загороднымъ садамъ, гдѣ процвѣтала "Испанская гостиница". Здѣсь самый первый поступокъ м-ра Раддля едва не повергъ въ обморокъ его любезную супругу: онъ имѣлъ глупость заказать чаю на семь персонъ, считая за особую персону мастера Бардля, и это было очень опрометчиво, какъ единодушно согласились всѣ прекрасныя леди: маленьк³й Томми могъ бы, конечно, пить изъ одной чашки съ кѣмъ-нибудь, или пр³отвѣдывать изъ всѣхъ чашекъ, когда въ комнатѣ не будетъ трактирнаго лакея. Это избавило бы отъ лишнихъ издержекъ, и чай былъ бы одинаково душистъ и крѣпокъ.
   Но уже не было возможности поправить этой непростительной ошибки. Чайный подносъ явился съ семью блюдечками и чашками; бутерброды были равномѣрно приготовлены на столько же персонъ. М-съ Бардль, по единодушному желан³ю, заняла первое мѣсто за столомъ, по правую ея руку сѣла м-съ Роджерсъ, по лѣвую - м-съ Раддль. Когда такимъ образомъ, все пришло въ надлежащ³й порядокъ, игривая веселость одушевила всю компан³ю, и разговоръ полился быстрѣйшимъ потокомъ.
   - Какъ пр³ятно дышать деревенскимъ воздухомъ!- замѣтила м-съ Роджерсъ, испустивъ глубок³й вздохъ.- Мнѣ кажется, я бы согласилась остаться здѣсь на всю жизнь.
   - О, не говорите этого, сударыня!- возразила м-съ Бардль съ нѣкоторой запальчивостью, находя, что, въ качествѣ домовой хозяйки, ей никакъ не слѣдуетъ поощрять такого образа мыслей.- Вы бы здѣсь не долго прожили, м-съ Роджерсъ, увѣряю васъ.
   - Конечно, конечно,- подтвердила м-съ Клоппинсъ,- при вашей живости характера, никакъ нельзя ограничиться однообразными удовольств³ями загородной жизни. И повѣрьте, м-съ Роджерсъ, деревня вамъ надоѣла бы въ как³я-нибудь двѣ и ужъ много, три недѣли.
   - На мой взглядъ, милостивыя государыни,- замѣтилъ м-ръ Раддль, окидывая взоромъ все маленькое общество,- деревня хороша собственно для одинокихъ особъ, которымъ нѣтъ надобности заботиться о комъ бы то ни было, и о которыхъ тоже не заботится ни одна душа въ м³рѣ. Для такихъ особъ, обманутыхъ въ своихъ ожидан³яхъ, надеждахъ, мечтахъ, деревня, скажу я вамъ, настоящ³й кладъ.
   Трудно было, на мѣстѣ несчастнаго джентльмена, придумать рѣчь, болѣе несообразную съ положен³емъ одной изъ присутствующихъ особъ. Само собою разумѣется, что м-съ Бардль залилась горькими слезами и потребовала, чтобъ ее немедленно вывели изъ-за стола. Мастеръ Бардль зарыдалъ навзрыдъ.
   - И вотъ, сударыня, кто бы мотъ подумать,- завопила, м-съ Раддль, обращаясь къ жилицѣ своей пр³ятельницы, - кто бы могъ подумать, что несчастной женщинѣ суждено всю жизнь, съ глаза на глазъ, прозябать съ такимъ неотесаннымъ извергомъ, который, какъ видите, даже неспособенъ питать уважен³е къ ея полу.
   - Право, душенька, я не имѣлъ никакого намѣрен³я,- сказалъ м-ръ Раддль,- я вѣдь это такъ.
   - Что такъ?- взвизгнула м-съ Раддль съ выражен³емъ величайшаго презрѣн³я.- Что такъ? Извольте идти вонъ, сударь! Не могу тебя видѣть, глупое животное!
   - Не горячись пожалуйста, Мери-Анна,- сказала м-съ Клоппинсъ.- Ты рѣшительно не бережешь себя, моя милая. Уйдите, Раддль, сдѣлайте милость: вы не умѣете обращаться съ своей рѣдкой женой.
   - Я совѣтовала-бы вамъ, сэръ, кушать чай гдѣ-нибудь подальше отъ насъ, въ другой комнатѣ,- сказала м-съ Роджерсъ, вынимая изъ ридикюля бутылочку со спиртомъ.
   М-съ Сандерсъ, хлопотавшая все это время около бутербродовъ,- выразила такое-же мнѣн³е, и м-ръ Раддль принужденъ былъ удалиться.
   Съ его уходомъ, м-съ Бардль поспѣшила приподнять и заключить въ свои объят³я возлюбленнаго сына, что произвело нѣкоторую суматоху за столомъ, такъ какъ мастеръ Бардль, барахтаясь въ материнскихъ объят³яхъ, зацѣпился сапогами за чайный подносъ и опрокинулъ нѣсколько чашекъ. Но извѣстно всему м³ру, что истерическ³е припадки между дамами, несмотря на шумный и болѣзненный характеръ, оканчиваются весьма скоро и безъ всякихъ печальныхъ послѣдств³й: м-съ Бардль, влѣпивъ два или три поцѣлуя своему сынку, почувствовала неимовѣрную отраду на своей душѣ, и, прихлебывая чай, не могла никакъ сообразить, отчего это ей вдругъ сдѣлалось такъ дурно.
   Въ эту самую минуту послышался стукъ колесъ подъѣзжавшаго экипажа. Леди заглянула въ окно и увидѣла извощичью карету, остановившуюся передъ воротами сада.
   - Гость да гость, хозяину радость,- сказала м-съ Сандерсъ.
   - Какой-то джентльменъ, - сказала м-съ Раддль.
   - Ахъ, да вѣдь это м-ръ Джаксонъ, тотъ молодой человѣкъ, что служитъ въ конторѣ господъ Додсона и Фогга!- вскричала м-съ Бардль.- Что бы это значило? Неужто м-ръ Пикквикъ рѣшился наконецъ заплатить неустойку?
   - Вѣроятнѣе всего, онъ одумался и предлагаетъ вамъ руку,- сказала м-съ Клоппинсъ.
   - Какой неповоротливый джентльменъ!- воскликнула м-съ Роджерсъ.- Чтобы ему поторопиться!
   М-ръ Джаксонъ между тѣмъ, впродолжен³е всѣхъ этихъ обсужден³й и догадокъ, сообщалъ как³я-то замѣчан³я долговязому и неуклюжему парню въ черныхъ панталонахъ, который вышелъ изъ экипажа съ толстой ясеневою палкой въ рукѣ. Кончивъ эти переговоры, молодой человѣкъ снялъ шляпу и, разглаживая волосы, подошелъ къ тому мѣсту, гдѣ засѣдали прекрасныя леди.
   - Что новаго? Что случилось, м-ръ Джаксонъ.
   - Здравствуйте, милостивыя государыни. Прошу извинить, mesdames, если я васъ нѣсколько обезпокоилъ; но законъ, сударыня, законъ прежде всего.
   Съ этими словами, м-ръ Джаксонъ улыбнулся, отвѣсилъ всей компан³и общ³й поклонъ и еще разъ пригладилъ свои волосы. М-съ Роджерсъ - замѣтила своей сосѣдкѣ, что это былъ прекраснѣйш³й молодой человѣкъ.
   - Я былъ сперва y васъ въ Гозуэлльской улицѣ,- началъ м-ръ Джаксонъ,- и когда мнѣ сказали, что вы здѣсь, я нанялъ карету и пр³ѣхалъ сюда. Наши дожидаются васъ въ Сити, м-ръ Бардль.
   - Неужели!- воскликнула изумленная вдова, безпокойно подпрыгивая на своемъ стулѣ.
   - Да-съ,- отвѣчалъ Джаксонъ, закусывая нижнюю губу.- Имъ надобно видѣть васъ сегодня, с³ю-же минуту: дѣло не терпитъ ни малѣйшей отсрочки. Додсонъ именно такъ выразился, и то же повторилъ Фоггъ. Я затѣмъ и нанялъ карету, чтобъ привести васъ съ собою.
   - Какъ это странно!- воскликнула м-съ Бардль.
   Всѣ подтвердили, что это дѣйствительно очень странно, и всѣ единодушно согласились, что дѣло по всей вѣроятности, заключаетъ въ себѣ необыкновенную важность, иначе Додсонъ и Фоггъ не прислали бы своего письмоводителя. Само собою разумѣется, что м-съ Бардль должна ѣхать немедленно въ Сити.
   Въ этомъ необыкновенно поспѣшномъ требован³и двухъ знаменитыхъ юристовъ Лондона не было натурально ничего унизительнаго для м-съ Бардль, и она даже гордилась этимъ до нѣкоторой степени, воображая, что это обстоятельство естественнымъ образомъ возвыситъ ее въ глазахъ жилицы, нанимавшей y нея первый этажъ. На этомъ основан³и, м-съ Бардль испустила глубок³й вздохъ, взглянула на потолокъ, на стѣны и, послѣ минутнаго колебан³я, объявила окончательно, что ужъ, дѣлать нечего, она поѣдетъ, потому что, кажется, ей нельзя не ѣхать.
   - Но не угодно-ли вамъ освѣжиться немножко послѣ этой поѣздки, м-ръ Джаксонъ?- спросила м-съ Бардель.- Рюмочку винца напримѣръ?
   - Не знаю, право, времени-то терять нельзя, сударыня,- отвѣчалъ м-ръ Джаксонъ: - къ тому-же со мной здѣсь пр³ятель,- продолжалъ онъ, указывая на джентльмена съ ясеневою тростью.
   - Ахъ, просите его сюда, сэръ,- сказала м-съ Бардль.
   - Попросите къ намъ вашего пр³ятеля,- подтвердила м-съ Роджерсъ.
   - Нѣтъ, покорно васъ благодарю, сударыни, это будетъ неудобно,- сказалъ м-ръ Джаксонъ.- Пр³ятель мой не привыкъ къ дамскому обществу и ужасно застѣнчивъ. A вотъ если вы прикажете буфетчику поднести ему хорош³й стаканчикъ джину, такъ онъ, можетъ быть, не прольетъ его на землю. Не угодно-ли сдѣлать этотъ опытъ, м-съ Бардль?
   Говоря это, м-ръ Джаксонъ ласкалъ указательнымъ пальцомъ оконечность своего носа, давая знать такимъ образомъ, что слова его надо понимать въ ироническомъ смыслѣ.
   Вслѣдъ затѣмъ, стаканчикъ джина дѣйствительно былъ отправленъ къ застѣнчивому джентльмену и застѣнчивый джентльменъ проглотилъ его залпомъ, закусилъ и облизнулся. М-ръ Джаксонъ тоже промочилъ горло какой-то влагой, и прекрасныя леди, всѣ до одной, выкушали за компан³ю по рюмочкѣ мадеры. Тогда м-ръ Джаксонъ замѣтилъ, наконецъ, что ужъ время никакъ не терпитъ, и поэтому м-съ Сандерсъ, м-съ Клоппинсъ и маленьк³й Томми поспѣшили сѣсть въ карету. Было рѣшено, что мастеръ Томми поѣдетъ съ своей матерью, тогда какъ друг³я дамы останутся подъ покровительствомъ м-ра Раддля.
   - Исаакъ!- сказалъ м-ръ Джаксонъ, когда м-съ Бардль приготовлялась сѣсть въ карету. При этомъ молодой человѣкъ взглянулъ на джентльмена съ ясеневою тростью: тотъ сидѣлъ на козлахъ и покуривалъ сигару.
   - Что?
   - Вотъ это м-съ Бардль.
   - О, это я давно зналъ,- отвѣчалъ джентльменъ, засѣдавш³й на козлахъ.
   М-съ Бардль вошла и усѣлась; м-ръ Джаксонъ вошелъ послѣ нея, и карета двинулась съ мѣста. М-съ Бардль невольно задумалась надъ словами, произнесенными другомъ м-ра Джаксона. Какой умный народъ всѣ эти юристы: право!
   - Странныя хлопоты бываютъ иной разъ съ этими судебными издержками!- сказалъ Джаксонъ, когда м-съ Клоппинсъ и м-съ Сандерсъ задремали на своихъ мѣстахъ,- я разумѣю издержки по вашему дѣлу, сударыня.
   - Мнѣ очень жаль, право, что господа Додсонъ и Фоггъ не могутъ до сихъ поръ получить этихъ издержекъ,- отвѣчала м-съ Бардль,- но ужъ, конечно, эти лица должны иной разъ терпѣть и убытокъ, какъ скоро ихъ расчетъ оказывается невѣрнымъ.
   - Вы однако жъ, какъ мнѣ сказывали, дали имъ собственноручную расписку на всю сумму по этому дѣлу,- сказалъ Джаксонъ.
   - Да. Это сдѣлано для формы,- сказала м-съ Бардль.
   - Разумѣется для формы,- отвѣчалъ Джаксонъ сухо.- Форма тутъ главное дѣло.
   Скоро м-съ Бардль, убаюканная пр³ятной качкой экипажа, погрузилась въ сладк³й сонъ. Она проснулась черезъ нѣсколько минутъ, когда карета внезапно остановилась.
   - Ахъ, куда это мы заѣхали!- проговорила изумленная вдова.- Додсонъ и Фогтъ кажется не здѣсь живутъ.
   - Не здѣсь, да все равно,- отвѣчалъ Джаксонъ.- Не угодно-ли вамъ выйти, сударыня?
   М-съ Бардль, протирая заспанныя глаза, вышла изъ кареты. Мѣсто оказалось удивительно страннымъ: большая каменная стѣна съ желѣзными воротами по серединѣ: изнутри виднѣлся газовый свѣтъ.
   - Ну, сударыни,- закричалъ джентльменъ съ ясеневою тростью, заглядывая въ карету и стараясь разбудить м-съ Сандерсъ,- выходите, сударыня.
   М-съ Сандерсъ вышла. Желѣзныя ворота отворились, и м-съ Бардль, сопровождаемая возлюбленнымъ сыномъ, вступила въ длинный корридоръ. Кумушки ея послѣдовали за ней.
   Комната, куда онѣ вошли была еще страннѣе длиннаго корридора. Ихъ обступили грязныя и неуклюж³я лица.
   - Что это за мѣсто?- спросила м-съ Бардль, озадаченная множествомъ пытливыхъ взоровъ, обращенныхъ на нее.
   - Это одна изъ нашихъ публичныхъ конторъ,- отвѣчалъ Джаксонъ, озираясь назадъ и разглядывая спутницъ м-съ Бардль.- Смотрите въ оба. Исаакъ!
   - Все обстоитъ какъ слѣдуетъ,- отвѣчалъ джентльменъ съ ясеневою тростью.
   И они спустились по маленькой лѣстницѣ въ галлерею перваго этажа.
   - Вотъ мы и пришли,- сказалъ наконецъ Джаксонъ, бросая вокругъ себя радостные взоры.- Все теперь исполнено, м-съ Бардль, по законной формѣ.
   - Что это значитъ?- сказала м-съ Бардль, чувствуя сильнѣйшее б³ен³е сердца.
   - A вотъ я вамъ объясню, сударыня,- отвѣчалъ Джаксонъ, отводя ее въ сторону,- не бойтесь ничего, м-съ Бардль. Не было на свѣтѣ человѣка деликатнѣе Додсона, сударыня, или въ нѣкоторомъ смыслѣ, человѣколюбивѣе Фогга. По обязанностямъ службы, имъ слѣдовало взыскать съ васъ законнымъ порядкомъ судебныя издержки, и они, какъ видите, выполнили эту обязанность съ тонкою деликатностью, оказывая всякую пощаду и снисхожден³е вашимъ нѣжнымъ чувствамъ. Вы будете впослѣдств³и вспоминать объ этомъ не иначе, какъ съ великимъ наслажден³емъ, сударыня. Это Флить, сударыня, долговая тюрьма. Желаю вамъ спокойной ночи, м-съ Бардль. Прощай, Томми.
   Сказавъ это, Джаксонъ поклонился и ушелъ въ сопровожден³и джентльмена съ ясеневою палкой. Вдовица осталась на попечен³и другого джентльмена съ ключемъ въ рукахъ. То былъ тюремщикъ. М-съ Бардль завизжала; Томми заревѣлъ; м-съ Клоппинсъ отпрянула назадъ, м-съ Сандерсъ вскрикнула и всплеснула руками. Передъ ними стоялъ м-ръ Пикквикъ, собиравш³йся въ эту пору освѣжиться ночнымъ воздухомъ, и подлѣ м-ра Пикквика стоялъ м-ръ Самуэль Уэллеръ, который, увидѣвъ м-съ Бардль, почтительно снялъ шляпу и отвѣсилъ ей низк³й поклонъ.
   - Не безпокойте эту женщину,- сказалъ тюремщикъ, обращаясь къ м-ру Уэллеру,- она только что пришла къ намъ.
   - Зачѣмъ? Для чего?
   - Она арестантка.
   - Кто-жъ ее арестовалъ?
   - Додсонъ и Фоггъ.
   - За что?
   - За неустойку по судебнымъ издержкамъ.
   - Урра! - вскричалъ Самуэль, поспѣшно надѣвая шляпу.- Эй! ²овъ, ²овъ!- завопилъ онъ, побѣжавъ по галлереѣ.- Бѣгите сейчасъ къ м-ру Перкеру и зовите его сюда. Гдѣ старшина?
   Но не было отвѣта на этотъ вопросъ: ²овъ Троттеръ мигомъ сообразилъ сущность возложеннаго на него поручен³я и бросился стремглавъ съ лѣстницы перваго этажа. М-съ Бардль грянулась на холодный полъ и обмерла серьезно, искренно, первый разъ въ своей жизни.

Глава XLVII.

Юридическая професс³я господъ Перкера и Лоутона, Додсона и Фогга.- Мистеръ Винкель выступаетъ на сцену подъ вл³ян³емъ необыкновенныхъ обстоятельствъ, побѣждающихъ, наконецъ, закоренѣлое упорство великаго человѣка.

  
   Нетерпѣливый и бурный въ своихъ движен³яхъ, ²овъ Троттеръ бросился по направлен³ю къ Гольборну и бѣжалъ посреди дороги, то по мостовой, то по канавѣ, смотря по тому, какъ видоизмѣнялся его путь встрѣчными толпами женщинъ, мужчинъ, дѣтей, извозчиковъ и кучеровъ. Онъ остановился перевести духъ только на Грэинскомъ скверѣ, передъ воротами судебной палаты, гдѣ можно было навести справку о настоящемъ мѣстопребыван³и м-ра Перкера. Но несмотря на величайшую поспѣшность, употребленную м-ромъ Троттеромъ, дѣло повернулось вовсе не такъ скоро, какъ можно было ожидать. Прошло добрыхъ полчаса, какъ ворота Грэина были уже заперты, когда онъ подошелъ къ нимъ. ²овъ отправился къ прачкѣ м-ра Перкера, жившей гдѣ-то въ Грэинскомъ переулкѣ y своей замужней дочери; н когда онъ отыскалъ эту особу, прошло слишкомъ четверть часа послѣ того, какъ обыкновенно запирались тюремныя ворота. Прачка сообщила адресъ м-ра Лоутона, котораго надлежало въ ту пору отыскивать въ общей залѣ трактира "Сорока", и когда, наконецъ, м-ръ Троттеръ выполнилъ поручен³е Самуэля, на часахъ ближайшей башни прогудѣло десять.
   - Вы ужъ черезчуръ опоздали, любезный,- сказалъ м-ръ Лоутонъ,- сегодня не попадете назадъ въ тюрьму. Гдѣ вы будете ночевать?
   - Обо мнѣ тужить нечего,- отвѣчалъ ²овъ, - засну гдѣ-нибудь подъ мостомъ и дѣло съ концомъ. Но нельзя-ли отыскать теперь м-ра Перкера и объяснить ему все дѣло, такъ, чтобы завтра поутру онъ отправился туда какъ можно раньше?
   - Мудреная задача,- отвѣчалъ Лоутонъ, послѣ минутнаго размышлен³я.- Перкеръ не любитъ, когда отрываютъ его отъ домашнихъ занят³й; но такъ какъ здѣсь рѣчь идетъ о м-рѣ Пикквикѣ, то, пожалуй, попытаться не мѣшаетъ. Надобно нанять кабр³олетъ на счетъ конторы.
   Остановившись на этомъ, м-ръ Лоутонъ взялъ шляпу, извинился передъ товарищами, пировавшими за общимъ столомъ, отправился на ближайшую биржу и, взявъ извозчика, приказалъ ему ѣхать на Россель-Скверъ, въ квартиру м-ра Перкера.
   Въ тотъ день y м-ра Перкера былъ большой парадный обѣдъ, какъ объ этомъ тотчасъ-же можно было догадаться по великолѣпному освѣщен³ю гостиной, откуда неслись торжественные звуки фортепьяно. Запахъ лакомыхъ блюдъ, распространивш³йся отъ кухни до крыльца, окончательно убѣждалъ въ этой догадкѣ. Въ числѣ гостей м-ра Перкера были: м-ръ Сникксъ, секретарь компан³и страхован³я жизни, м-ръ Прози, знаменитый стряпч³й, три адвоката, одинъ комисс³онеръ банкротскаго суда, директоръ изъ Темпля и ученикъ его, одноглазый молодой джентльменъ, подававш³й блистательныя надежды и выступивш³й на юридическое поприще ученымъ трактатомъ о хлѣбныхъ законахъ. Были еще и друг³я, болѣе или менѣе знаменитыя особы. Когда доложили о внезапномъ прибыт³и письмоводителя изъ конторы, м-ръ Перкеръ, оставивъ гостей, пошелъ въ столовую, гдѣ, при слабомъ свѣтѣ кухонной свѣчи, дожидались его м-ръ Лоутонъ и м-ръ ²овъ Троттеръ.
   - Здравствуйте, Лоутонъ,- сказалъ м-ръ Перкеръ, затворяя дверь.- Что новаго? Не полученъ-ли какой-нибудь пакетъ съ послѣдней почтой?
   - Нѣтъ, сэръ,- отвѣчалъ Лоутонъ,- вотъ этотъ человѣкъ присланъ къ вамъ отъ м-ра Пикквика, сэръ.
   - Отъ Пикквика?- сказалъ адвокатъ, быстро поворачиваясь къ ²ову.- Ну, въ чемъ-же дѣло?
   - Додсонъ и Фогтъ арестовали м-съ Бардль за неустойку ея по судебнымъ издержкамъ,- отвѣчалъ Троттеръ.- Теперь она въ тюрьмѣ, сэръ.
   - Право?- воскликнулъ м-ръ Перкеръ, опуская руки въ карманы и облокачиваясь на буфетъ.
   - Точно такъ, сэръ,- подтвердилъ ²овъ.- Передъ начат³емъ этого процесса, Додсонъ и Фогтъ взяли съ нея собственноручную росписку, по которой она обязалась имъ выплатить за всѣ издержки немедленно послѣ приговора, произнесеннаго судомъ присяжныхъ. По этой роспискѣ она и сидитъ теперь въ тюрьмѣ.
   - Вотъ какъ! Ну, признаюсь,- сказалъ Перкеръ, вынимая обѣ руки изъ кармановъ и энергически ударяя щиколками правой руки ладонь лѣвой,- съ такими умнѣйшими канальями мнѣ еще не приходилось имѣть дѣла.
   - О, да, сэръ, это самые удивительные практиканты, какихъ только я зналъ!- замѣтилъ Лоутонъ.
   - Удивительные!- подтвердилъ Перкеръ.- Передъ ними исчезаетъ всякая юридическая опытность и самое тонкое знан³е законовъ.
   - Справедливо, сэръ, справедливо,- отвѣчалъ Лоутонъ.
   Принципалъ и его подчиненный разсуждали еще нѣсколько минутъ о необыкновенной проницательности господъ Додсона и Фогга, при чемъ лица и глаза ихъ прос³яли удивительнымъ блескомъ, какъ будто имъ удалось сдѣлать одно изъ самыхъ ген³альныхъ открыт³й человѣческаго ума. Когда, наконецъ, мало-по-малу они оправились отъ своего изумлен³я, ²овъ Троттеръ сообщилъ остальныя подробности поручен³я, возложеннаго на него Самуэлемъ. Перкеръ задумчиво опустилъ голову и вынулъ изъ кармана часы.
   - Завтра, ровно въ десять, я буду имѣть честь увидѣть м-ра Пикквика,- сказалъ адвокатъ.- Самуэль разсуждаетъ очень умно. Скажите ему это.- Не хотите-ли рюмку вина, Лоутонъ?
   - Нѣтъ, сэръ,- покорно благодарю.
   - То есть да, хотите вы сказать,- отвѣчалъ адвокатъ, поворачиваясь къ буфету за рюмками и графиномъ.
   Лоутонъ не сдѣлалъ никакихъ возражен³й, потому что въ отрицан³и его дѣйствительно подразумѣвался утвердительный отвѣтъ. Онъ только обратился къ м-ру ²ову и спросилъ его довольно громкимъ шопотомъ: какъ онъ думаетъ: портретъ, висѣвш³й надъ каминомъ, не представляетъ-ли удивительнаго сходства съ особой м-ра Перкера? На что ²овъ, какъ и слѣдуетъ, отвѣчалъ, что дѣйствительно представляетъ. Когда вино было налито, Лоутонъ выпилъ за здоровье м-съ Перкеръ и ея дѣтокъ; м-ръ ²овъ за здоровье Перкера. Затѣмъ они раскланялись и ушли, каждый въ свою сторону. Перкеръ воротился къ гостямъ, письмоводитель въ трактиръ "Сорока", ²овъ - на Ковентъ-Гарденской рынокъ провести ночь, гдѣ Богъ пошлетъ.
   На другой день, въ десять часовъ утра, минута въ минуту, аккуратный адвокатъ постучался y дверей м-ра Пикквика, которыя и были, съ великою поспѣшностью, отворены Самуэлемъ.
   - М-ръ Перкеръ, сэръ,- сказалъ Самуэль, докладывая о прибыт³и гостя своему господину, который сидѣлъ y окна въ задумчивой позѣ.- Очень радъ, сэръ, что вы теперь случайно пожаловали къ намъ. Старшина желаетъ, кажется, переговорить съ вами, сэръ.
   Перкеръ бросилъ на Самуэля многознаменательный взглядъ, давая знать, что онъ понимаетъ, какъ должно вести себя при настоящихъ обстоятельствахъ. Пикквикъ, разумѣется, не долженъ знать, что за нимъ, Перкеромъ, посылали. Затѣмъ м-ръ Перкеръ прошепталъ что-то на ухо Самуэлю.
   - Неужели! Вы не шутите, сэръ?- сказалъ Самуэль, отступая назадъ въ припадкѣ величайшаго изумлен³я.
   Перкеръ кивнулъ и улыбнулся.
   М-ръ Самуэль Уэллеръ взглянулъ на адвоката, потомъ на м-ра Пикквика, потомъ на потолокъ, потомъ опять на Перкера; оскалилъ зубы, засмѣялся, захохоталъ и, наконецъ, схвативъ шляпу, опрометью бросился изъ комнаты безъ малѣйшихъ объяснен³й.
   - Что это значитъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ, бросая на Перкера изумленный взглядъ.- Что привело моего слугу въ такое загадочное состоян³е?
   - О, ничего, ничего,- отвѣчалъ Перкеръ.- Потрудитесь-ка пересѣсть сюда, сэръ, поближе къ столу. Мнѣ надобно переговорить съ вами о многомъ.
   - Как³я это y васъ бумаги?- спросилъ м-ръ Пикквикъ, когда адвокатъ положилъ на столъ пачку документовъ, перевязанныхъ краснымъ снуркомъ.
   - Бумаги по дѣлу вдовы Бардль и Пикквика, почтеннѣйш³й,- отвѣчалъ м-ръ Перкеръ, развязывая узелъ зубами.
   М-ръ Пикквикъ пододвинулъ стулъ, усѣлся и бросилъ весьма суровый взглядъ на своего юридическаго патрона.
   - A вамъ не нравится это дѣло?- сказалъ адвокатъ, продолжая развязывать узелъ.
   - Вы должны знать это, сэръ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Очень жаль,- отвѣчалъ Перкеръ,- потому что о немъ-то собственно мы и должны разсуждать съ вами сегодня.
   - Кажется, я просилъ васъ, Перкеръ, чтобы вы никогда не заводили со мной рѣчи объ этомъ процессѣ, перебилъ скороговоркой м-ръ Пикквикъ.
   - Полноте, почтеннѣйш³й, полноте,- отвѣчалъ адвокатъ, посматривая искоса на своего сердитаго кл³ента.- Рѣчь пойдетъ y насъ своимъ чередомъ: я затѣмъ и пришелъ къ вамъ. Угодно-ли вамъ выслушать, почтеннѣйш³й, что я намѣренъ сказать? Если покамѣстъ не угодно, я могу подождать. Торопиться не къ чему. На всяк³й случай, я принесъ съ собой газету. Ваше время будетъ и моимъ. Располагайте мною.
   Съ этими словами адвокатъ перебросилъ ногу на ногу, развернулъ газетный листокъ и сдѣлалъ видъ, будто углубился въ чтен³е какой-то статьи.
   - Ну, ужъ такъ и быть,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, вздохнувъ изъ глубины души,- говорите, что y васъ на умѣ. Я готовъ слушать. Старая истор³я, я полагаю?
   - Не совсѣмъ, почтеннѣйш³й, не совсѣмъ,- отвѣчалъ Перкеръ, свернувъ газету и укладывая ее въ свой карманъ.- Вдова Бардль, просительница, находится теперь въ этихъ самыхъ стѣнахъ, извѣстно-ли вамъ это, сэръ?
   - Извѣстно.
   - Очень хорошо. A знаете-ли вы, сэръ, по какому поводу и на какомъ законномъ основан³и заключили сюда вдову Бардль?
   - Знаю. По крайней мѣрѣ, я слышалъ объ этомъ отъ Самуэля,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, съ притворной безпечностью.
   - И Самуэль, смѣю сказать, представилъ вамъ вѣрнѣйш³й отчетъ объ арестован³и вдовы. Теперь, почтеннѣйш³й, позвольте предложить вамъ первый вопросъ: должна-ли эта женщина остаться здѣсь?
   - Остаться здѣсь!
   - Да, почтеннѣйш³й, должна-ли она остаться здѣсь?- повторилъ Перкеръ, облокотившись на спинку стула и устремивъ пристальный взглядъ на своего кл³ента.
   - Какъ вы можете объ этомъ меня спрашивать?- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Это зависитъ отъ Додсона и Фогга: вы знаете это очень хорошо.
   - Я ничего не знаю, почтеннѣйш³й,- возразилъ Перкеръ съ твердостью.- Только позвольте вамъ замѣтить, что это не зависитъ отъ Додсона и Фогга. Вы знаете людей, почтеннѣйш³й, такъ же, какъ я ихъ знаю. Это зависитъ единственно, исключительно и рѣшительно отъ васъ, почтеннѣйш³й.
   - Отъ меня!- вскричалъ м-ръ Пикквикъ, дѣлая судорожное движен³е на своемъ стулѣ.
   Адвокатъ произвелъ двойной стукъ по крышкѣ своей табакерки, открылъ ее, зацѣпилъ большую щепоть и, закрывая табакерку, опять энергически повторилъ:
   - Отъ васъ, почтеннѣйш³й.
   М-ръ Пикквикъ остолбенѣлъ.
   - Да, почтеннѣйш³й,- продолжалъ Перкеръ, разнюхивая табакъ,- я говорю, что немедленное освобожден³е вдовы Бардль или постоянное ея заключен³е въ этой тюрьмѣ зависитъ отъ васъ, и только отъ васъ однихъ. Выслушайте меня внимательно, терпѣливо, безъ всякаго огорчен³я и досады, иначе вы только вспотѣете и надсадите свою грудь, нисколько не уяснивъ сущности этого дѣла. Итакъ, почтеннѣйш³й, я говорю и утверждаю, что никто, кромѣ васъ, не можетъ освободить вдову Бардль изъ этого логовища нравственнаго уничижен³я и нищеты, и вы только въ состоян³и положить разумный конецъ этому процессу, вручивъ господамъ Додсону и Фоггу всѣ судебныя издержки какъ за себя самого, такъ и за вдову. Не горячитесь, почтеннѣйш³й, прошу васъ объ этомъ всепокорнѣйше.
   Въ продолжен³е этой рѣчи м-ръ Пикквикъ и краснѣлъ, и блѣднѣлъ, и негодован³е его едва не обнаружилось въ самыхъ сильныхъ порывахъ; однакожъ онъ удержалъ себя и угомонился. Перкеръ, между тѣмъ, зацѣпилъ еще щепоть табаку и продолжалъ съ новымъ одушевлен³емъ:
   - Я видѣлъ эту женщину сегодня поутру. Уплативъ судебныя издержки, вы освобождаетесь отъ неустойки и благополучно выходите изъ тюрьмы вмѣстѣ съ нею. Это первый пунктъ. Второй, главнѣйш³й и существенный пунктъ состоитъ собственно въ томъ, что вдова Бардль даетъ добровольное собственноручное показан³е, въ формѣ письма ко мнѣ, что все это дѣло, отъ начала до конца, было ведено по наущен³ю этихъ безсовѣстныхъ людей, Додсона и Фогга; что она, вдова Бардль, приноситъ искреннее сожалѣн³е и раскаян³е въ томъ безпокойствѣ, которое она, по своему неблагоразум³ю, причинила вамъ, почтеннѣйш³й, и на этомъ основан³и, она проситъ меня употребить свое ходатайство передъ вами, испрашивая вашего великодушнаго прощен³я.
   - Вслѣдств³е, то есть, этихъ издержекъ, которыя я заплачу за нее!- перебилъ м-ръ Пикквикъ съ величайшимъ негодован³емъ.
   - О, нѣтъ, почтеннѣйш³й, вслѣдств³е письма, о которомъ я сейчасъ упомянулъ,- сказалъ Перкеръ торжествующимъ тономъ.- Это письмо было другою женщиною принесено въ мою контору сегодня ровно въ девять часовъ, прежде, чѣмъ нога моя переступила за порогъ этого здан³я, и прежде, чѣмъ я увидѣлся съ вдовою Бардль. Клянусь вамъ въ этомъ своею юридическою честью.
   И, вынувъ это письмо изъ пачки другихъ бумагъ, адвокатъ положилъ его подлѣ м-ра Пикквика и потомъ принялся разнюхивать огромную щепоть табаку.
   - Все-ли вы сказали?- спросилъ м-ръ Пикквикъ кроткимъ тономъ.
   - Не совсѣмъ,- отвѣчалъ Перкеръ.- Не могу ручаться, что слова и выражен³я росписки, представленной теперь въ судъ адвокатами вдовы, могутъ послужить для насъ достаточнымъ доказательствомъ, что противъ васъ, почтеннѣйш³й, составленъ былъ заговоръ этими людьми. Уличить ихъ трудно. Додсонъ и Фоггъ слишкомъ умны для того, чтобъ разставить себѣ ловушку въ этомъ родѣ. Но то не подлежитъ ни малѣйшему сомнѣн³ю, что всѣ факты, взятые и сведенные вмѣстѣ, могутъ окончательно оправдать васъ въ глазахъ всѣхъ разсудительныхъ людей. Благоволите теперь сами, почтеннѣйш³й, обратить вниман³е на сущность всего дѣла. Сумма въ какихъ-нибудь полтораста фунтовъ съ небольшимъ, или около того, для васъ ровно ничего не значитъ. Присяжные рѣшили тяжбу не въ вашу пользу. Приговоръ ихъ несправедливъ, конечно, но все же они судили по крайнему своему разумѣн³ю, по долгу совѣсти и чести. И вотъ теперь представляется вамъ чрезвычайно легк³й и удобный случай поставить себя въ самомъ выгодномъ положен³и, какого, разумѣется, вы никогда бы не достигли, оставаясь въ этомъ мѣстѣ. И повѣрьте мнѣ, почтеннѣйш³й, пребыван³е ваше въ тюрьмѣ всѣ и каждый могутъ приписать только самому упорному, закоснѣлому и совершенно неразсудительному упрямству, которое, разумѣется, не дѣлаетъ особенной чести ни вашему уму, ни сердцу. Станете-ли вы еще колебаться, какъ скоро, по одному движен³ю благой воли, вы можете возвратиться къ своимъ друзьямъ, къ своимъ прежнимъ занят³ямъ и удовольств³ямъ, освобождая въ то же время своего вѣрнаго и преданнаго слугу, который, въ противномъ случаѣ, былъ бы принужденъ обречь себя на вѣчное затворничество изъ-за вашего непростительнаго каприза. Примите въ соображен³е и то обстоятельство, что вы можете великодушно отмстить за себя, удовлетворяя благороднѣйшему побужден³ю своего сердца: вы освободите несчастную женщину изъ логовища нищеты и разврата, гдѣ слишкомъ тяжело прозябать даже мужчинѣ съ твердымъ характеромъ и основательнымъ разсудкомъ. Теперь спрашиваю васъ, почтеннѣйш³й, какъ адвокатъ вашъ и вмѣстѣ искренн³й другъ: неужели вы откажетесь отъ благопр³ятнаго случая привести въ исполнен³е всѣ эти великодушныя цѣли по одному тому, что было бы вамъ жаль разстаться съ нѣсколькими фунтами, которые попадутъ въ карманъ двухъ ловкихъ негодяевъ, ненасытимыхъ въ своемъ жадномъ стремлен³и къ пр³обрѣтен³ю богатства? Не вамъ и не мнѣ исправить ихъ, сэръ: люди этого сорта не различаютъ никакихъ средствъ, какъ скоро идетъ дѣло объ ихъ прибыткѣ. По моему, чѣмъ скорѣе развязаться съ ними, тѣмъ лучше. Всѣ эти соображен³я, почтеннѣйш³й, я представилъ на ваше благоусмотрѣн³е весьма слабо и въ самомъ несовершенномъ видѣ; но я прошу самихъ васъ, усил³ями собственнаго размышлен³я, пролить на нихъ надлежащ³й свѣтъ. Думайте и гадайте, сколько вамъ угодно: я стану терпѣливо дожидаться вашего отвѣта.
   Прежде, чѣмъ м-ръ Пикквикъ успѣлъ собраться съ духомъ для произнесен³я приличныхъ возражен³й на эти хитросплетенные софизмы, и прежде, чѣмъ Перкеръ успѣлъ засунуть въ носъ двадцатую частицу новой щепоти табаку, снаружи послышался смутный говоръ голосовъ и затѣмъ кто-то постучался въ дверь.
   - Ахъ, что это за неугомонная дверь!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ, задержанный весьма некстати на самомъ интересномъ пунктѣ своихъ глубокомысленныхъ соображен³й.- Кто тамъ?
   - Я, сэръ,- отвѣчалъ Самуэль, просовывая свою голову.
   - Теперь я не могу говорить съ вами, Самуэль. Я занятъ въ эту минуту.
   - Прошу извинить, сэръ, но тутъ васъ спрашиваетъ леди и говоритъ, что ей непремѣнно нужно видѣться съ вами.
   - Я не могу видѣть теперь никакой леди,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ, живо вообразивъ передъ собою ненавистную фигуру м-съ Бардль.
   - Нѣтъ, сэръ, прошу извинить, вы бы не сказали этого, если бы знали, какая тутъ особа напрашивается на свиданье съ вами.
   - Кто же она?
   - A вотъ увидите. Прикажете впустить?
   - Какъ вы думаете, Перкеръ?- сказалъ м-ръ Пикквикъ, посмотрѣвъ на своего адвоката.
   - Я думаю, вамъ нельзя отказать, почтеннѣйш³й.
   - Браво!- закричалъ Самуэль.- Рога трубятъ, барабаны бьютъ, и на сценѣ - двѣ неожиданныя особы.
   Говоря это, Самуэль Уэллеръ отворилъ дверь, и въ комнату вошелъ м-ръ Натан³ель Винкель, ведя за руку ту самую молодую леди, которая нѣкогда, на хуторѣ Дингли-Деллѣ, щеголяла въ мѣховыхъ полусапожкахъ. На ней была теперь щегольская шляпка, прикрытая богатымъ кружевнымъ вуалемъ, и въ этомъ нарядѣ молодая особа, робкая и застѣнчивая въ своей поступи, казалась еще прелестнѣе, чѣмъ прежде.
   - Миссъ Арабелла Алленъ!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ, вставая со стула.
   - Нѣтъ, почтенный другъ мой, прошу извинить,- отвѣчалъ м-ръ Винкель, становясь на колѣни,- вы видите передъ собою мою жену, м-съ Винкель.
   М-ръ Пикквикъ едва могъ вѣрить своимъ глазамъ, да и не повѣрилъ бы, если бы въ дѣйствительности этого случая не убѣждали его могущественнымъ образомъ улыбающаяся физ³оном³я м-ра Перкера; съ другой - присутств³е на заднемъ планѣ Самуэля и хорошенькой горничной, которые, повидимому, наблюдали съ живѣйшимъ наслажден³емъ за всѣми подробностями этой сцены.
   - Ахъ, м-ръ Пикквикъ,- сказала Арабелла тихимъ голосомъ, какъ будто встревоженная молчан³емъ дѣйствующихъ лицъ,- простите-ли вы мнѣ этотъ неблагоразумный поступокъ?
   Не послѣдовало словеснаго отвѣта на этотъ вопросъ; но ученый мужъ съ великою поспѣшностью снялъ очки съ своего носа и, схвативъ обѣ руки молодой леди, принялся цѣловать ее, какъ отецъ, и даже, можетъ быть, нѣсколько нѣжнѣе, чѣмъ отецъ. Затѣмъ, все еще продолжая держать руку молодой леди, м-ръ Пикквикъ назвалъ м-ра Винкеля молодымъ отъявленнымъ плутомъ и приказалъ ему встать, что тотъ и выполнилъ съ большой охотой, не прежде, однакожъ, какъ разгладивъ свой носъ полями шляпы въ изъявлен³е искренняго сознан³я въ винѣ. Вслѣдств³е чего м-ръ Пикквикъ ударилъ его по спинѣ нѣсколько разъ и потомъ радушно пожалъ руку м-ру Перкеру, который, въ свою очередь, привѣтствуя новобрачныхъ отъ искренняго сердца, зацѣпилъ изъ своей табакерки огромную щепоть табаку, достаточную для удовлетворен³я, по крайней мѣрѣ, полдюжины носовъ съ правильной организац³ей и устройствомъ.
   - Ну, дитя мое, какъ же все это случилось?- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Садитесь и разскажите мнѣ обо всемъ. Какъ она мила, Перкеръ, не правда ли?- прибавилъ м-ръ Пикквикъ, всматриваясь въ лицо Арабеллы съ такою гордостью и восторгомъ, какъ будто она въ самомъ дѣлѣ была его собственная дочь.
   - Красавица, почтеннѣйш³й, красавица,- отвѣчалъ адвокатъ.- Не будь я самъ женатый и семейный человѣкъ, я позавидовалъ бы вамъ отъ всей души, любезный другъ.
   Выразившись такимъ образомъ, Перкеръ задалъ тумака въ грудь любезнаго друга, и тотъ поспѣшилъ возвратить комплиментъ съ одинаковою ловкостью и любезностью. Послѣ чего они оба засмѣялись очень громко; но все же не такъ, какъ м-ръ Самуэль Уэллеръ, который только что успѣлъ влѣпить нѣсколько поцѣлуевъ хорошенькой горничной подъ прикрыт³емъ буфетной двери.
   - Я очень, очень благодарна вамъ любезный Самуэль,- сказала Арабелла съ грац³озной улыбкой.- Никогда я не забуду, что вы сдѣлали для меня въ клифтонскомъ саду.
   - О, это намъ было ни почемъ, сударыня,- отвѣчалъ Самуэль. - Я только помогалъ природѣ, сударыня, какъ выразился однажды докторъ передъ матерью мальчика, котораго онъ уморилъ, выпустивъ изъ него кровь.
   - Что вы стоите, Мери? Садитесь, душенька,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, прерывая эти комплименты.- Ну, начнемъ теперь съ начала. Какъ давно вы обвѣнчались?
   Арабелла бросила робк³й взглядъ на своего счастливаго властелина, и тотъ отвѣчалъ:
   - Третьяго дня только.
   - Только третьяго дня!- повто

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
Просмотров: 257 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа