Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 39

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



справно достигалъ каждый звукъ, произносивш³йся въ буфетѣ и общей залѣ. Окончивъ этотъ завтракъ и отправивъ Самуэля по разнымъ необходимымъ поручен³ямъ, м-ръ Пикквикъ спустился въ контору посовѣтоваться съ м-ромъ Рокеромъ насчетъ болѣе приличнаго помѣщен³я для себя въ тюремномъ замкѣ.
   - Такъ вы хлопочете, сэръ, насчетъ болѣе приличнаго помѣщен³я?- спросилъ м-ръ Рокеръ, заглядывая въ конторскую книгу огромнаго формата. Помѣщен³й y насъ вдоволь, м-ръ Пикквикъ. Вашъ а_р_т_е_л_ь_н_ы_й (chummage) билетъ будетъ, я полагаю, нумеръ двадцать седьмой, въ третьемъ этажѣ.
   - Мой ... что вы сказали?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Вашъ артельный билетъ,- повторилъ м-ръ Рокерь;- развѣ вы не понимаете этого?
   - Не совсѣмъ,- отвѣчалъ улыбаясь, м-ръ Пикквикъ.
   - Странно; это однакожъ ясно, какъ день,- сказалъ м-ръ Рокеръ.- Вы получите артельный билетъ на двадцать седьмой нумеръ въ третьемъ этажѣ, и тѣ, которые станутъ жить съ вами въ одной комнатѣ, будутъ вашими артельщиками По-англ³йски chum - слово, которое въ этомъ значен³и, едва-ли можетъ быть переведено на какой-нибудь изъ европейскихъ языковъ также производныя отъ него: chums, chummed, chummage. Это собственно тюремные термины, возникш³е отъ особенныхъ обычаевъ, не-извѣстныхъ на европейскомъ континентѣ. Постараемся объяснить приблизительно смыслъ этихъ словъ. Главный корпусъ тюрьмы, о которой идетъ здѣсь рѣчь, состоитъ изъ длиннаго каменнаго здан³я, параллельнаго Фаррингтонской улицѣ. Онъ называется Masler's Side. Внутреннее размѣщен³е очень просто: въ каждомъ изъ пяти этажей проведена длинная и узкая галлерея отъ одного конца до другого, съ безчисленными дверями направо и налѣво. Подлѣ этого здан³я стоитъ особый корпусъ, назначенный собственно для бѣдныхъ арестантовъ, которые не въ состоян³и платить за свое содержан³е въ тюрьмѣ. Всѣ они ѣли и спали въ одной общей комнатѣ, раздѣленной деревянными перегородками на особыя каморки или конуры. Если арестантъ при входѣ въ тюрьму объявлялъ, что y него есть деньги, ему предстояло одно изъ двухъ: или идти на такъ называемую "варфоломеевскую ярмарку", то есть, въ нижн³й этажъ, гдѣ устроены тѣ самые маленьк³е казематы, въ которыхъ, какъ выразился м-ръ Пикквикъ, не можетъ никакимъ способомъ жить существо, одаренное разумною душою; или онъ могъ отправляться наверхъ, въ лучш³е номера. Въ томъ и другомъ случаѣ, арестантъ долженъ былъ платить за себя одинъ шиллингъ и три пенни въ недѣлю, съ тою разницею, что въ казематѣ онъ могъ жить одинъ, a наверху ему надлежало подвергнуться такъ называемому chummage, или артельной системѣ. Могло случиться, что арестантъ получалъ для себя одного цѣлую комнату, въ томъ случаѣ, когда всѣ друг³я комнаты были уже полны; но къ нему, приводили новаго арестанта, который, въ отношен³и къ нему долженъ былъ называться chum, артельщикъ, однокашникъ. Отъ этого новаго товарища можно было освободиться, заплативъ ему четыре шиллинга и шесть пенсовъ въ недѣлю. Этотъ послѣдн³й заключалъ, въ свою очередь, торговую сдѣлку съ другими арестантами, соглашавшимися поставитъ въ своей комнатѣ лишнюю кровать для новаго жильца. Всѣ они, въ отношен³и одинъ къ другому, становились chums. Повторяемъ еще, что всѣ эти и мног³е друг³е обычаи, дававш³е поводъ ко многимъ печальнымъ явлен³ямъ, исчезли въ настоящее время. Примѣч. перев.}.
   - A сколько ихъ тамъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Трое,- отвѣчалъ Рокеръ.
   М-ръ Пикквикъ кашлянулъ.
   - Одинъ изъ нихъ - докторъ,- продолжалъ м-ръ Рокеръ, выписывая какой-то вензель на клочкѣ бумаги,- другой - мясникъ.
   - Неужели!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.
   - Мясникъ, сэръ, мясникъ,- повторилъ Рокеръ, поправляя кончикъ пера на одномъ изъ своихъ ногтей,- какимъ онъ былъ пройдохой въ свое время, если бы вы знали, сэръ! Помните-ли вы Тома Мартина, Недди, а?- заключилъ Рокеръ, обращаясь къ другому джентльмену въ конторѣ, который соскабливалъ грязь со своихъ башмаковъ помощью перочиннаго ножа о двадцати пяти штукахъ, приспособленныхъ къ житейскому обиходу.
   - Еще бы м_н_ѣ не помнить!- отвѣчалъ этотъ джентльменъ, дѣлая особенное ударен³е на личномъ мѣстоимен³и.
   - Вѣдь вотъ подумаешь, что значитъ все это житейское-то море-океанъ!- сказалъ м-ръ Рокеръ, медленно покачивая головой съ-боку-на-бокъ и разсѣянно поглядывая изъ-за рѣшетчатаго окна, какъ будто передъ умственнымъ его взоромъ проносились восхитительныя сцены первой его молодости: - будто вотъ вчера только онъ задалъ тузовъ горемычному угольщику на набережной около Лисьяго холма. Вижу, словно теперь, какъ ведутъ его подъ руки два полицейскихъ сторожа: былъ онъ пьянь мертвецки: одинъ глазъ подбить и залѣпленъ сахарной бумагой, a сзади бѣжитъ бульдогъ, тотъ, что послѣ искусалъ мальчишку. Какъ время-то бѣжитъ. Недди, а?
   Джентльменъ, къ которому относились всѣ эти замѣчан³я, былъ, повидимому, весьма степеннаго и вовсе не разговорчиваго десятка. Онъ промычалъ въ отвѣтъ какой-то односложный звукъ, вѣроятно, утвердительнаго свойства, и м-ръ Рокеръ, прерывая нить поэтическихъ воспоминан³й, принужденъ былъ взять перо и обратиться къ дѣламъ обыкновенной жизни.
   - A кто между ними трет³й джентльменъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ, встревоженный нѣсколько описан³емъ своихъ будущихъ товарищей.
   - Кто, бишь, этотъ Симпсонъ, Недди?- сказалъ м-ръ Рокеръ, обращаясь опять къ своему молчаливому собесѣднику.
   - Какой Симпсонъ?- сказалъ Недди.
   - Ну, тотъ, что живетъ въ двадцать седьмомъ наверху въ той артели, куда мы должны проводить этого джентльмена.
   - Ахъ, да!- отвѣчалъ Недди,- теперь онъ ничего, собственно говоря, то есть, нуль.
   - Какъ нуль?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Да такъ-съ. Сперва онъ былъ конокрадомъ; a теперь просто мошенникъ, съ вашего позволен³я.
   - Ну да, я такъ и думалъ,- подтвердилъ м-ръ Рокеръ, закрывая книгу и вручая м-ру Пикквику маленьк³й лоскутокъ бумаги,- вотъ вамъ и билетъ, сэръ.
   Озадаченный этимъ черезъ чуръ поспѣшнымъ и безцеремоннымъ распоряжен³емъ, сдѣланнымъ относительно его собственной особы, м-ръ Пикквикъ пошелъ назадъ въ тюрьму, обдумывая возможно лучш³й планъ для будущаго образа своихъ дѣйств³й. Убѣжденный, однакожъ, въ необходимости поговорить напередъ и познакомиться съ своими будущими товарищами, онъ поспѣшилъ взобраться на лѣстницу третьяго этажа.
   Нѣсколько минутъ бродилъ онъ по темной галлереѣ, стараясь разобрать номера на дверяхъ, и, наконецъ, принужденъ былъ обратиться къ мальчику изъ буфета, который былъ занятъ чисткой оловянной кружки.
   - Не можете-ли сказать мнѣ, мой милый, гдѣ тутъ двадцать седьмой номеръ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Пройдите еще пять дверей, - отвѣчалъ мальчикъ,- увидите по лѣвой рукѣ, прямо въ дверяхъ, портретъ джентльмена съ трубкой во рту: это и есть двадцать седьмой номеръ.
   Соображаясь съ этимъ указан³емъ, м-ръ Пикквикъ сдѣлалъ еще нѣсколько шаговъ и замѣтилъ, наконецъ, начерченный мѣломъ портретъ вышеозначеннаго джентльмена, котораго онъ прямо ударилъ по лицу щиколками своихъ пальцевъ сперва тихонько, a потомъ нѣсколько погромче. Повторивъ этотъ процессъ нѣсколько разъ безъ всякаго успѣха, онъ слегка пр³отворилъ дверь и заглянулъ.
   Въ комнатѣ былъ всего одинъ только джентльменъ, да и тотъ, казалось, не хотѣлъ обратить ни малѣйшаго вниман³я на то, что могло произойти вокругъ него. Онъ высунулся изъ окна такимъ образомъ, чтобы не потерять равновѣс³я, и съ большимъ усерд³емъ старался плюнуть на центральный пунктъ шляпы одного изъ пр³ятелей, гулявшихъ внизу во дворѣ. Напрасно м-ръ Пикквикъ откашливался, чихалъ, сморкался и пробовалъ говорить: джентльменъ, углубленный въ свое интересное и многотрудное занят³е, ничего не видѣлъ и не слышалъ. Наконецъ, послѣ нѣкотораго колебан³я, м-ръ Пикквикъ подошелъ къ окну и легонько дернулъ его за фалды фрака. Незнакомецъ быстро выставилъ свои голову, руки и плечи и, озирая м-ра Пикквика съ нотъ до головы, спросилъ его довольно угрюмымъ тономъ, какого дьявола ему надобно здѣсь.
   - Мнѣ кажется,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, взглянувъ на свой билетъ, мнѣ кажется, это долженъ быть двадцать седьмой номеръ въ третьемъ этажѣ.
   - Ну?
   - Я пришелъ сюда вслѣдств³е вотъ этой бумаги, которую мнѣ вручили въ конторѣ этого заведен³я.
   - Подайте ее сюда.
   М-ръ Пикквикъ повиновался.
   - Рокеръ, чортъ бы его побралъ, могъ бы, я думаю, отправить васъ къ другой артели, сказалъ м-ръ Симпсонъ (то былъ онъ, прежн³й конокрадъ и теперешн³й мошенникъ), послѣ кратковременной паузы, въ продолжен³е которой лицо его приняло самое пасмурное и угрюмое выражен³е.
   М-ръ Пикквикъ былъ собственно такихъ же мыслей; но изъ учтивости не сказалъ ничего.
   М-ръ Симпсонъ погрузился на нѣсколько минутъ въ глубокое раздумье и потомъ, выставивъ опять свою голову изъ окна, испустилъ пронзительный свистъ, сопровождавш³йся громкимъ произнесен³емъ какого-то слова. Какой смыслъ заключался въ этомъ словѣ, м-ръ Пикквикъ не могъ догадаться съ перваго раза; вскорѣ однакожъ оказалось, что это было, по всей вѣроятности, прозвище м-ра Мартына, потому что вслѣдъ за свистомъ раздавались на дворѣ многочисленные голоса, кричавш³е: "мясникъ! мясникъ!" такимъ тономъ, какимъ обыкновенно этотъ промышленный классъ людей возвѣщаетъ о своемъ приближен³и поварамъ и кухаркамъ.
   Послѣдующ³я событ³я оправдали справедливость догадки м-ра Пикквика. Черезъ нѣсколько секундъ, задыхаясь отъ ускоренныхъ движен³й, вбѣжалъ въ комнату широк³й и плечистый, растолстѣвш³й не по лѣтамъ джентльменъ въ синемъ китайчатомъ камзолѣ и жокейскихъ сапогахъ съ длинными голенищами и круглыми носками. По пятамъ его слѣдовалъ другой джентльменъ въ истасканномъ черномъ сюртукѣ и тюленьей фуражкѣ. Пуговицы сюртука его были застегнуты отъ первой до послѣдней, и заплывшее жиромъ багряно-красное лицо его обличало въ немъ любителя джина, какимъ онъ и былъ дѣйствительно.
   Оба джентльмена, каждый въ свою очередь, прочитали билетъ м-ра Пикквика, и одинъ изъ нихъ отозвался, что это была "штука", другой выразилъ положительное убѣжден³е, что тутъ должна быть "закорючка". Выразивъ чувствован³я такими энергическими и совершенно удобопонятными терминами, джентльмены искоса перемигнулись между собою и потомъ устремили пытливые взоры на почтенную фигуру м-ра Пикквика.
   - И какъ нарочно въ такую пору, когда пр³обрѣли мы эти превосходныя постели!- сказалъ докторъ кувыркательной професс³и, обозрѣвая три грязные матраца въ углу комнаты, гдѣ подлѣ нихъ стояли разбитая умывальница, ведро, тазъ и разбитое блюдечко съ желтымъ мыломъ.- Пренепр³ятная истор³я.
   М-ръ Мартынъ выразилъ такое же точно мнѣн³е въ сильнѣйшихъ выражен³яхъ. М-ръ Симпсонъ присовокупилъ нѣсколько дополнительныхъ замѣчан³й насчетъ безсовѣстности и жестокосерд³я тюремныхъ стражей и потомъ, засучивъ рукава, началъ промывать зелень къ обѣду.
   Въ продолжен³е всей этой сцены м-ръ Пикквикъ занимался пытливымъ обозрѣн³емъ комнаты и нашелъ, что она чрезвычайно грязна и пропитана запахомъ весьма неблаговоннымъ. Не было никакихъ слѣдовъ ковра, занавѣсокъ или шторъ. Не было и перегородки для кладовой или чулана. Лишнихъ вещей, конечно, не имѣлось въ наличности y жильцовъ; но все же тутъ въ глаза посторонняго наблюдателя весьма непр³ятно бросались черствыя и подернутыя плѣсенью корки хлѣба, куски гнилого сыра, мокрыя тряпки, яичныя скорлупы, куски говядины, разныя принадлежности мужского туалета, обломки тарелокъ, ножи безъ черенковъ, вилки безъ трезубцевъ, раздувательные мѣхи безъ рукоятокъ, и пр., и пр. Все это, безъ всякаго порядка и симметр³и, разбросано было по полу маленькой комнаты, которая служила и гостиной, и столовой, и спальней для трехъ праздныхъ джентльменовъ, не озабоченныхъ никакою служебною или ученою дѣятельностью.
   - Это авось можно будетъ какъ-нибудь уладить,- замѣтилъ мясникъ послѣ продолжительнаго молчан³я.- Вы сколько, старичекъ, согласитесь взять отъ насъ на утекъ?
   - Прошу извинить,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ,- что вы сказали? Я не понялъ васъ?
   - За сколько можно васъ выплатить вонъ отсюда?- сказалъ мясникъ.- Артель обыкновенно платитъ два шиллинга шесть пенсовъ. Хотите взять три б_о_б_a? {Этого рода люди объясняются особымъ условнымъ языкомъ, изобрѣтеннымъ для собственнаго употреблен³я. Б_о_б_ъ, судя по смыслу, соотвѣтствуетъ шиллингу; б_е_н_д_е_р_ъ - шести пенсамъ. Прим. перев.}.
   - Пожалуй, еще прибавимъ б_е_н_д_е_р_ъ,- подхватилъ докторъ кувыркательной професс³и.
   - Ну, это ужъ, я полагаю, черезчуръ: довольно и двухъ пенсовъ,- замѣтилъ м-ръ Мартынъ.- Что-жъ вы на это скажете, старичина? Мы намѣрены выплатить васъ на утекъ за три шиллинга шесть пенсовъ въ недѣлю. Идетъ?
   - И вдобавокъ поставимъ галлонъ пива могарычу,- присовокупилъ м-ръ Симпсонъ.- Согласны, что ли?
   - И разопьемъ его на мѣстѣ,- добавилъ докторъ.- Ну?
   - Извините, господа, я совсѣмъ не знаю правилъ этого заведен³я, и языкъ вашъ для меня совершенно непонятенъ,- отвѣчалъ ошеломленный м-ръ Пикквикъ.- Точно-ли могу я помѣститься въ какой-нибудь другой комнатѣ? Мнѣ казалось, что нѣтъ.
   При этомъ вопросѣ, м-ръ Мартынъ бросилъ на своихъ двухъ пр³ятелей въ высшей степени изумленный взоръ, и затѣмъ каждый джентльменъ многозначительно указалъ большимъ пальцемъ правой руки черезъ лѣвое плечо.
   - Можетъ-ли онъ помѣститься въ другой комнатѣ!- воскликнулъ м-ръ Мартынъ съ улыбкой сожалѣн³я.- Каково?
   - Ну, если бы, примѣромъ сказать, пришлось мнѣ быть такимъ новичкомъ въ житейскихъ дѣлахъ, я согласился бы цѣликомъ съѣсть свою шляпу и проглотить пряжку,- замѣтилъ докторъ кувыркательной професс³и.
   - И я бы то же сдѣлалъ, клянусь честью,- добавилъ бывш³й промышленникъ по лошадиной части.
   Послѣ этой знаменательной прелюд³и три однокашника увѣдомили въ одинъ голосъ м-ра Пикквика, что деньги въ тюрьмѣ имѣютъ совершенно такую-же цѣнность, какъ и за стѣнами Флита, и что съ помощ³ю звонкаго металла онъ можетъ здѣсь въ одно мгновен³е получить все, что ему угодно.
   - И я могу получить для себя особую комнату?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Еще бы! Да вы заикнитесь только, и не дальше, какъ черезъ полчаса будетъ y васъ просто джентльменск³й апартаментъ съ мебелью и декорац³ями,- отвѣчалъ докторъ кувыркательной професс³и.
   И затѣмъ, къ общему удовольств³ю, послѣдовала разлука. М-ръ Пикквикъ еще разъ спустился въ тюремную контору, a три однокашника отправились въ буфетъ прокутить пять шиллинговъ, занятыхъ y него почтеннымъ докторомъ нарочно для этой цѣли.
   - Я напередъ зналъ, что дойдетъ до этого,- сказалъ м-ръ Рокеръ съ умилительной улыбкой, когда м-ръ Пикквикъ объяснилъ ему причину своего вторичнаго прихода.- Не говорилъ-ли я вамъ, Недди?
   Философическ³й владѣлецъ универсальнаго перочиннаго ножа промычалъ утвердительный отвѣтъ.
   - Я зналъ, что вы потребуете для себя особой комнаты,- сказалъ м-ръ Рокеръ.- Вѣдь вамъ понадобится, конечно, и мебель?
   - Безъ всякаго сомнѣн³я,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Ну, въ такомъ случаѣ вы можете взять ее y меня напрокатъ: это ужъ здѣсь такъ заведено.
   - Съ большимъ удовольств³емъ.
   - Имѣется для васъ въ виду превосходная комната во второмъ этажѣ, весьма недалеко отъ общей залы, - продолжалъ м-ръ Рокеръ.- Она принадлежитъ арестанту изъ высшаго апелляц³оннаго суда; но онъ можетъ вамъ уступить ее за одинъ фунтъ въ недѣлю. Надѣюсь, это для васъ недорого?
   - Недорого,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Въ такомъ случаѣ, пожалуйте со мной,- сказалъ Рокеръ, надѣвая шляпу съ великою поспѣшностью: - мы уладимъ это дѣло минутъ въ пять, никакъ не больше. Ахъ, почему бы вамъ съ самаго начала не сказать объ этомъ, м-ръ Пикквикъ?
   Дѣло, какъ предсказалъ тюремщикъ, устроилось съ необыкновенною скоростью. Арестантъ изъ высшаго апелляц³оннаго суда, получивш³й право отдавать свою комнату внаймы, прозябалъ здѣсь съ незапамятныхъ временъ, такъ что уже давно потерялъ и родственниковъ, и друзей, и домъ, и богатство, и счастье. Обезпокоиваемый по временамъ весьма непр³ятнымъ недостаткомъ въ насущномъ кускѣ хлѣба, онъ съ жадностью выслушалъ предложен³е м-ра Пикквика и охотно согласился уступить ему свою комнату за двадцать шиллинговъ въ недѣлю. Съ этой суммой ему легко было попасть за дешевую цѣну въ артель къ одному или двумъ однокашникамъ въ какой-нибудь каморкѣ.
   Въ продолжен³е этого торга м-ръ Пикквикъ осматривалъ фигуру незнакомца съ болѣзненнымъ участ³емъ. Это былъ высок³й, худощавый, тупообразный человѣкъ въ старомъ изношенномъ сюртукѣ и штиблетахъ, съ провалившимися щеками и безпокойными, блуждающими глазами. Губы его были безкровны, кости тонки и остры. Было ясно, что желѣзные зубы заточен³я и всѣхъ возможныхъ лишен³й пилили его лѣтъ двадцать сряду.
   - Гдѣ же вы сами будете жить, сэръ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ, положивъ деньги за первую недѣлю на шатающ³йся столъ.
   Незнакомецъ взялъ ихъ дрожащею рукой и отвѣчалъ, что онъ еще самъ не знаетъ. Онъ пойдетъ напередъ и посмотритъ, куда ему можно будетъ передвинуть свою койку.
   - Мнѣ кажется, сэръ, - сказалъ м-ръ Пикквикъ, протягивая къ нему свою руку съ чувствомъ искренняго соболѣзнован³я,- мнѣ кажется, сэръ, вы принуждены будете жить въ какомъ-нибудь шумномъ и тѣсномъ мѣстѣ.
   - Очень можетъ статься.
   - Ну, такъ я покорнѣйше прошу васъ располагать этою комнатою, какъ своею собственною, когда вамъ нуженъ будетъ покой, или когда кто-нибудь изъ вашихъ друзей придетъ навѣстить васъ.
   - Друзей?? Друзья придутъ навѣстить меня?!- перебилъ незнакомецъ удушливымъ голосомъ, производившимъ какое-то странное дребезжан³е въ его горлѣ.- Да если бы лежалъ я на днѣ глубокаго рва или въ грязной и зловонной ямѣ, запаянный и забитый желѣзными гвоздями въ своемъ свинцовомъ гробу,- и тогда свѣтъ не могъ бы забыть меня въ такой мѣрѣ, какъ забытъ я теперь. Я мертвецъ - мертвецъ для общества, и нѣтъ между людьми живой души, которая позаботилась бы о существован³и узника, осужденнаго нашимъ закономъ. Меня придутъ навѣстить друзья? Меня? Велик³й Боже! Былъ я свѣжъ и молодъ, когда нога моя впервые переступила черезъ, порогъ этой тюрьмы,- и вотъ сталъ я старикомъ, согбеннымъ подъ тяжестью лѣтъ и скорби: человѣческая рука не закроетъ моихъ глазъ, когда я умру, и никто даже не скажетъ: "нѣтъ его, наконецъ, и - слава Богу!"
   Неестественное возбужден³е чувства, распространившее необыкновенный свѣтъ на лицѣ этого человѣка, когда онъ говорилъ, тотчасъ же исчезло послѣ заключен³я этой рѣчи. Онъ судорожно сжалъ обѣ руки и, пошатываясь съ боку на бокъ, поковылялъ изъ комнаты.
   - На него-таки находитъ по временамъ,- сказалъ м-ръ Рокеръ, улыбаясь,- всѣ они иной разъ бываютъ очень похожи на слоновъ, и если что-нибудь расшевелитъ ихъ невзначай, тогда, что называется, пиши пропало.
   Сообщивъ это филантропическое замѣчан³е, м-ръ Рокеръ вступилъ въ дальнѣйш³е переговоры, и слѣдств³емъ ихъ было то, что въ комнатѣ м-ра Пикквика появились въ короткое время: коверъ, шесть стульевъ, столъ, софа, складная кровать, чайникъ и друг³я мелк³я принадлежности, необходимыя въ житейскомъ быту. За весь этотъ комфортъ м-ръ Пикквикъ условился платить двадцать семь шиллинговъ съ половиною въ недѣлю.
   - Ну-съ, теперь еще чего не угодно-ли вамъ, м-ръ Пикквикъ?- спросилъ Рокеръ, озираясь вокругъ съ величайшимъ удовольств³емъ и весело побрякивая въ сжатой ладони деньгами, полученными за первую недѣлю.
   - Да, мнѣ нужно еще попросить васъ кой о чемъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ, размышлявш³й о чемъ-то въ продолжен³е нѣсколькихъ минутъ.- Нѣтъ-ли y васъ тутъ людей, которыхъ можно отправлять за разными поручен³ями и посылками?
   - Отправлять въ городъ?
   - Да. Я разумѣю такихъ людей, которые, не бывъ арестантами, могутъ выходить за ворота, когда ихъ посылаютъ.
   - Какъ не быть, почтеннѣйш³й! Найдутся и так³е люди. Вотъ, примѣромъ сказать, проживаетъ y насъ одинъ вертопрахъ, y котораго есть какой-то пр³ятель на Бѣдной Сторонѣ: онъ радъ изъ-за какой-нибудь бездѣлицы бѣгать по всему городу. Послать за нимъ?
   - Сдѣлайте одолжен³е,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.- Ахъ, нѣтъ ... постойте. Вы, кажется, сказали на Бѣдной Сторонѣ? Мнѣ бы хотѣлось видѣть эту сторону. Я самъ пойду къ нему.
   Бѣдной Стороной въ долговой тюрьмѣ, какъ показываетъ, впрочемъ, самое наименован³е, называется та часть Флита, куда сажаютъ самыхъ бѣдныхъ, нищихъ должниковъ. Арестантъ, отправляемый на Бѣдную Сторону, не платитъ ничего ни въ артель, ни за свой уголокъ въ общей комнатѣ, холодной и сырой. Несчастные содержатся здѣсь насчетъ доброхотныхъ подаян³й отъ сострадательныхъ лицъ, которыя, время отъ времени, оставляютъ на ихъ долю въ своихъ завѣщан³яхъ болѣе или менѣе значительную сумму. Еще памятно время, когда за нѣсколько лѣтъ передъ этимъ каждый англичанинъ могъ видѣть на лицевой стѣнѣ Флита родъ желѣзной клѣтки, гдѣ сидѣлъ какой-нибудь горемыка съ голодными взорами и, побрякивая жестяной кружкой, взывалъ жалобнымъ голосомъ къ проходящимъ: - "Сжальтесь, милостивые господа, надъ бѣдными заключенными, сжальтесь, милостивые господа!" - Сборъ изъ этой кружки раздѣлялся между бѣдными узниками, и каждый изъ нихъ по очереди долженъ былъ исправлять унизительную должность сборщика въ желѣзной клѣткѣ.
   Этотъ обычай уничтоженъ въ настоящее время, и прохож³й не видитъ больше клѣтки; но положен³е арестантовъ на Бѣдной Сторонѣ не измѣнилось ни на волосъ {Справедливо въ отношен³и къ тридцатымъ годамъ текущаго столѣт³я; но для настоящаго времени все это - анахронизмъ. Прим. пер.}.
   Печальныя мысли быстро пробѣгали одна за другою въ премудрой головѣ м-ра Пикквика, когда онъ взбирался наверхъ по узкой и грязной лѣстницѣ, y поднож³я которой разстался со своимъ проводникомъ. Взволнованный грустною картиной, нарисованной пылкимъ его воображен³емъ, велик³й человѣкъ машинально вступилъ въ общую арестантскую, имѣя весьма смутное понят³е о мѣстѣ, гдѣ онъ находился, и о цѣли своего визита.
   Бѣглый взглядъ на комнату привелъ его въ себя. И лишь только м-ръ Пикквикъ поднялъ свои глаза на фигуру человѣка, сидѣвшаго въ мечтательномъ положен³и передъ каминомъ, шляпа невольно выпала изъ его рукъ, и онъ остановился неподвижный и безмолвный отъ великаго изумлен³я.
   Да, такъ точно. Глаза не обманули м-ра Пикквика. То былъ не кто другой, какъ самъ м-ръ Альфредъ Джингль, въ грязныхъ лохмотьяхъ и безъ верхняго платья, въ пожелтѣлой коленкоровой рубашкѣ, съ длинными волосами, безпорядочно разбросанными по его щекамъ. Черты лица его измѣнились ужасно. Онъ сидѣлъ передъ разведеннымъ огнемъ, облокотившись головой на обѣ руки, и вся его фигура обличала страшную нищету и отчаян³е.
   Подлѣ Джингля, безпечно прижавшись къ стѣнѣ, стоялъ дюж³й и здоровый мужчина, похлопывавш³й изорваннымъ охотничьимъ бичомъ по жокейскому сапогу, украшавшему его правую ногу: лѣвая обута была въ старую и дырявую туфлю. Это былъ беззаботный житель полей и лѣсовъ. Лошади, собаки и пьянство завели его сюда. На одинокомъ сапогѣ его торчала покрытая ржавчиною шпора, и по временамъ онъ вздергивалъ ее кверху, лаская сапогъ охотничьею плетью. Изъ устъ его вырывались звуки, которыми обыкновенно охотники погоняютъ своихъ лошадей. Несчастный воображалъ въ эту минуту, что онъ перескакиваетъ черезъ какой-то трудный барьеръ на скачкахъ съ препятств³ями.
   На противоположной сторонѣ комнаты сидѣлъ старикъ на небольшомъ деревянномъ сундукѣ. Глаза его неподвижно устремлены были въ землю, и на его лицѣ нетрудно было разглядѣть всѣ признаки глубочайшаго отчаян³я и безнадежной скорби. Маленькая дѣвочка, вѣроятно, дочь его, суетилась вокругъ него и старалась бойкими и шумными движен³ями пробудить его притупленное вниман³е; но старикъ не видѣлъ, казалось, и не слышалъ ничего. Этотъ дѣтск³й голосокъ былъ для него плѣнительнѣе всякой музыки въ былое время, и эти глазки бросали радужный свѣтъ на его лицо; но теперь онъ былъ и глухъ, и нѣмъ для возлюбленной малютки. Тѣло его огрубѣло отъ физическихъ недуговъ, и чувства души его парализировались неисцѣлимо.
   Были еще среди комнаты два или три человѣка, которые вели между собою одушевленный разговоръ. Тутъ же слабая и худощавая женщина, вѣроятно, жена одного изъ арестантовъ, поливала съ большимъ старан³емъ одряхлѣвш³й остовъ какого-то растен³я, которому, очевидно, не суждено было разрастись свѣжими и зелеными листьями въ этомъ мѣстѣ.
   Таковы были предметы, представивш³еся глазамъ м-ра Пикквика, когда онъ озирался вокругъ себя съ безмолвнымъ изумлен³емъ. Необычайный шумъ при входѣ въ комнату какого-то лица вдругъ пробудилъ его вниман³е. Обернувшись къ дверямъ, м-ръ Пикквикъ прямо наткнулся своимъ взоромъ на новаго пришельца и въ немъ, черезъ всѣ его лохмотья и нищету, онъ немедленно угадалъ знакомыя черты м-ра ²ова Троттера.
   - М-ръ Пикквикъ?- вскричалъ ²овъ.
   - Э?- воскликнулъ Джингль, припрыгивая на своемъ мѣстѣ.- М-ръ ... Такъ оно и есть ... странное мѣсто ... по дѣломъ вору и мука ... самъ виноватъ ... да!
   Съ этими словами м-ръ Джингль опустилъ но бокамъ руки туда, гдѣ когда-то были его карманы, и, склонивъ подбородокъ на грудь, упалъ опять на стулъ.
   М-ръ Пикквикъ былъ глубоко растроганъ при видѣ этихъ двухъ негодяевъ, доведенныхъ до ужаснаго состоян³я нищеты. Не нужно было никакихъ объяснен³й: невольный и жадный взглядъ м-ра Джингля на кусокъ баранины, принесенный ему сердобольнымъ ²овомъ, краснорѣчивѣйшимъ образомъ истолковалъ ему всю сущность дѣла. Кротко и ласково взглянулъ онъ на Джингля и сказалъ:
   - Мнѣ бы хотѣлось поговорить съ вами наединѣ, любезнѣйш³й: не хотите-ли со мной выйти на минуту?
   - Съ большимъ удовольств³емъ,- отвѣчалъ Джингль, быстро вставая съ мѣста - паркъ съ рѣшетками ... стѣны зубчатыя ... лужайка романтическая ... не велика ... для публики всегда открыта ... владѣльцы дома на дачѣ ... хозяйка отчаянно заботится о жильцахъ ... да.
   - Вы забыли надѣть сюртукъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, когда они вышли изъ дверей?
   - Нечего забывать,- отвѣчалъ Джингль.- Въ закладѣ ... хорошая родня ... дядя Томъ ... нельзя ... надобно ѣсть ... натура требуетъ пищи.
   - Что вы подъ этимъ разумѣете?
   - Послѣдн³й сюртукъ, почтеннѣйш³й ... былъ, да сплылъ ... физическ³я нужды ... тѣлесныя потребности ... человѣкъ немощенъ. Кормился сапогами ... двѣ недѣли. Шелковый зонтикъ ... слоновая рукоятка ... еще недѣлю ... честное слово... спросите ²овъ ... все знаетъ.
   - Кормился три недѣли сапогами и шелковымъ зонтикомъ со слоновой рукояткой - Боже мой!- Что это значитъ?- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ, который читывалъ о подобныхъ вещахъ только въ описан³яхъ кораблекрушен³й.
   - Сущая правда,- подтвердилъ Джингль, тряхнувъ головой.- Все спустилъ въ лавку ростовщика ... небольш³я деньги ... огромные проценты ... ничего нѣтъ больше ... всѣ они мерзавцы.
   - А!- сказалъ м-ръ Пикквикъ, успокоенный нѣсколько этимъ объяснен³емъ.- Теперь я понимаю васъ. Вы заложили свой гардеробъ ростовщику.
   - Все до послѣдней рубашки ... ²овъ тоже ... тѣмъ лучше ... прачкѣ не платить, Скоро шабашъ... слягу въ постель ... умру ... по дѣломъ вору и мука ... шабашъ!
   Всѣ эти будущ³я подробности своей жизненной перспективы м-ръ Джингль передалъ съ обыкновенною торопливостью, поминутно моргая глазами и корча свою физ³оном³ю въ жалкую улыбку. Но м-ръ Пикквикъ легко замѣтилъ это неискусное притворство, и ему даже показалось, что глаза Джингля были увлажены слезами. Онъ бросилъ на него взглядъ, исполненный самаго глубокаго сострадан³я.
   - Почтенный человѣкъ,- пробормоталъ Джингль, закидывая свою голову и съ чувствомъ пожимая руку м-ра Пикквика.- Неблагодарный песъ ... стыдно плакать ... не ребенокъ ... не выдержалъ ... лихорадочный пароксизмъ ... слабость ... болѣзнь ... голоденъ. Заслужилъ по дѣламъ ... сильно страдалъ ... очень ... баста!
   И, не чувствуя болѣе силъ притворяться хладнокровнымъ, несчастный человѣкъ сѣлъ на лѣстничной ступени, закрылъ лицо обѣими руками и зарыдалъ, какъ дитя.
   - Ну, полно, полно,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, растроганный до глубины души.- Вотъ я посмотрю, что можно для васъ сдѣлать, когда будутъ приведены въ извѣстность всѣ обстоятельства нашего дѣла. Надобно поговорить съ ²овомъ. Да гдѣ онъ?
   - Здѣсь я, сэръ,- откликнулся ²овъ, выступая на лѣстничную ступень.
   Описывая въ свое время наружность этого молодца, мы сказали, кажется, что глаза y него заплыли жиромъ; но теперь, въ эпоху нищеты и скорби, они, повидимому, хотѣли выкатиться изъ своихъ орбитъ.
   - Здѣсь я, сэръ,- сказалъ ²овъ.
   - Подойдите сюда, любезный, сказалъ м-ръ Пикквикъ, стараясь принять суровый видъ, между тѣмъ, какъ четыре крупныя слезы скатились на его жилетъ.
   ²овъ подошелъ.
   - Вотъ вамъ, любезный, вотъ вамъ!
   Что! пощечину? Когда говорятъ: "вотъ вамъ!" такъ обыкновенно разумѣютъ пощечину на вседневномъ языкѣ. И м-ръ Пикквикъ, разсуждая эгоистически, могъ бы при этомъ удобномъ случаѣ разразиться самою звонкою пощечиной: онъ былъ обманутъ, одураченъ и жестоко оскорбленъ этимъ жалкимъ негодяемъ, который теперь совершенно былъ въ его рукахъ. Но должны-ли мы сказать всю правду? Въ карманѣ м-ра Пикквика произошелъ внезапный звонъ, и когда, вслѣдъ за тѣмъ, онъ протянулъ свою руку горемычному ²ову, глаза его заискрились живѣйшимъ удовольств³емъ, и сердце переполнилось восторгомъ. Совершивъ этотъ филантропическ³й подвигъ, онъ, не говоря ни слова, оставилъ обоихъ друзей, пораженныхъ превеликимъ изумлен³емъ.
   По возвращен³и въ свою комнату, м-ръ Пикквикъ уже нашелъ тамъ своего вѣрнаго слугу. Самуэль обозрѣвалъ устройство и мебель новаго жилища съ чувствомъ какого-то угрюмаго удовольств³я, весьма интереснаго и забавнаго для постороннихъ глазъ. Протестуя энергически противъ мысли о постоянномъ пребыван³и своего господина въ тюремномъ замкѣ, м-ръ Уэллеръ считалъ своею нравственною обязанностью не приходить въ восторгъ отъ чего бы то ни было, что могло быть сдѣлано, сказано, внушено или предложено въ этомъ мѣстѣ.
   - Ну, что, Самуэль?- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Ничего, сэръ,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ.
   - Помѣщен³е довольно удобное, Самуэль?
   - Да, такъ себѣ,- отвѣчалъ Самуэль, озираясь вокругъ себя съ недовольнымъ видомъ.
   - Видѣли-ли вы м-ра Топмана и другихъ нашихъ друзей?
   - Видѣлъ всѣхъ. Завтра будутъ здѣсь, и мнѣ показалось очень страннымъ, что никто изъ нихъ не захотѣлъ придти сегодня,- отвѣчалъ Самуэль.
   - Привезли вы мои вещи?
   Въ отвѣтъ на это м-ръ Уэллеръ указалъ на различные пачки и узлы, симметрически расположенные въ углу комнаты.
   - Очень хорошо, Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ послѣ нѣкотораго колебан³я,- теперь выслушайте, мой другъ, что я намѣренъ сказать вамъ.
   - Слушаю. Извольте говорить.
   - Я думалъ съ самаго начала и совершенно убѣдился, Самуэль,- началъ м-ръ Пикквикъ съ великою торжественностью, - что здѣсь не мѣсто быть молодому человѣку.
   - Да и старому тоже,- замѣтилъ м-ръ Уэллеръ.
   - Правда ваша, Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- но старики иногда заходятъ сюда, вслѣдств³е своего собственнаго упрямства, a молодые люди могутъ быть приведены въ это мѣсто неизвинительнымъ эгоизмомъ, т. е. самолюб³емъ тѣхъ, кому они служатъ. Этимъ-то молодымъ людямъ, думаю я, неприлично оставаться здѣсь. Понимаете-ли вы меня, Самуэль.
   - Нѣтъ, сэръ, не могу взять въ толкъ,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ.
   - Попробуйте понять.
   - Мудреная задача, сэръ,- сказалъ Самуэль послѣ кратковременной паузы,- но если я смекаю малую толику, на что вы мѣтите, то, по моему разсужден³ю, сэръ, вы мѣтите не въ бровь, a въ самый глазъ, какъ ворчалъ однажды извозчикъ, когда снѣгомъ залѣпило ему всю рожу.
   - Я вижу, вы понимаете меня, мой другъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- во-первыхъ, вамъ никакъ не слѣдуетъ проводить въ праздности свои лучш³е годы; а, во-вторыхъ, должнику, посаженному въ тюрьму, было бы до крайности нелѣпо держать при себѣ слугу.- Самуэль,- заключилъ м-ръ Пикквикъ,- на время вы должны оставить меня.
   - На время, сэръ? такъ-съ, смекаемъ,- сказалъ м-ръ Уэллеръ довольно саркастическимъ тономъ.
   - Да, на то время, какъ я останусь здѣсь,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ.- Жалованье вы будете получать отъ меня по прежнему. Кто-нибудь изъ моихъ друзей, вѣроятно, съ удовольств³емъ возьметъ васъ, хоть бы изъ уважен³я ко мнѣ. И если я когда-либо отсюда выйду, Самуэль,- добавилъ м-ръ Пикквикъ съ притворною веселостью,- даю вамъ честное слово, что вы немедленно опять воротитесь ко мнѣ.
   - Насчетъ этой матер³и, сэръ, y меня имѣется въ виду одно единственное разсужден³е,- сказалъ м-ръ Уэллеръ важнымъ и торжественнымъ тономъ.- Не вамъ бы объ этомъ говорить, и не мнѣ бы слушать. Перестанемъ объ этомъ толковать, и дѣло въ шляпѣ.
   - Нѣтъ, Самуэль, я не шучу, и намѣрен³е мое неизмѣнно,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Такъ вы не шутите сэръ? Не шутите?- спросилъ м-ръ Уэллеръ твердымъ и рѣшительнымъ тономъ.
   - Нѣтъ, Самуэль.
   - Очень хорошо-съ: и я не стану шутить. Счастливо оставаться.
   Съ этими словами м-ръ Уэллеръ надѣлъ шляпу и поспѣшно вышелъ изъ комнаты своего господина.
   - Самуэль!- закричалъ вдогонку м-ръ Пикквикъ.- Самуэль!
   Но въ длинной галлереѣ уже не раздавалось эхо отъ шаговъ, и Самуэль Уэллеръ исчезъ.
  

Глава XLIII.

Объясняющая, какимъ образомъ мистеръ Самуэль Уэллеръ попалъ въ затруднительное положен³е.

   Въ Линкольнской палатѣ, что на Португальской улицѣ, есть высокая комната, дурно освѣщенная и еще хуже провѣтренная, и въ этой комнатѣ почти круглый годъ засѣдаютъ одинъ, два, три или, смотря по обстоятельствамъ, четыре джентльмена въ парикахъ, и передъ каждымъ изъ этихъ джентльменовъ стоитъ письменная конторка, сооруженная по образцу и подоб³ю тѣхъ, которыя обыкновенно употребляются въ англ³йскихъ присутственныхъ мѣстахъ, за исключен³емъ развѣ французской полировки. По правую сторону отъ этихъ господъ находится ложа для адвокатовъ: по лѣвую сторону - отгороженное мѣсто для несостоятельныхъ должниковъ, и прямо передъ ихъ конторками стоитъ обыкновенно болѣе или менѣе значительная коллекц³я неумытыхъ физ³оном³й и нечесаныхъ головъ. Эти джентльмены - коммисс³онеры Коммерческаго банкротскаго суда, и мѣсто, гдѣ они засѣдаютъ, есть самъ Коммерческ³й банкротск³й судъ.
   По волѣ прихотливой судьбы, этотъ знаменитый судъ съ незапамятныхъ временъ былъ, есть и, вѣроятно, будетъ общимъ притономъ праздношатающагося лондонскаго оборваннаго люда, который каждый день находитъ здѣсь свое утѣшен³е и отраду, Онъ всегда полонъ. Пары пива и спиртуозныхъ напитковъ возносятся къ потолку отъ ранняго утра до поздняго вечера, и, сгущаясь отъ жара, скатываются дождеобразно на всѣ четыре стѣны. Въ одинъ приходъ вы увидите здѣсь больше штукъ стараго платья, чѣмъ въ цѣлый годъ въ Толкучемъ рынкѣ, и ни одна цирюльня столицы не въ состоян³и представитъ такой богатой коллекц³и щетинистыхъ бородъ, какую встрѣтите въ этой оригинальной ассамблеѣ.
   И никакъ не должно думать, чтобъ всѣ эти господа имѣли какую-нибудь тѣнь занят³й или дѣла въ этомъ присутственномъ мѣстѣ, которое съ такимъ неутомимымъ усерд³емъ и соревнован³емъ посѣщаютъ они каждый день отъ восхода солнечнаго до заката. При существован³и дѣловыхъ отношен³й, странность такого явлен³я могла бы уничтожиться сама собою. Нѣкоторые изъ нихъ обыкновенно спятъ въ продолжен³е засѣдан³й; друг³е переходятъ съ одного мѣста на другое съ колбасами или сосисками въ карманахъ или носовыхъ платкахъ и чавкаютъ, и слушаютъ съ одинаковымъ аппетитомъ; но рѣшительно никто въ цѣлой толпѣ не принимаетъ личнаго участ³я въ производствѣ судебнаго дѣла. И не пропускаютъ они ни одного засѣдан³я. Въ бурную и дождливую погоду они приходятъ сюда промоченные до костей, и въ эти времена Банкротск³й судъ наполняется испарен³ями, какъ изъ навозной ямы.
   Можно подумать, что здѣсь усил³ями смертныхъ воздвигнутъ храмъ ген³ю старыхъ лохмотьевъ и лоскутнаго мастерства. Круглый годъ ни на комъ не увидите новаго платья и не встрѣтите человѣка съ свѣжимъ и здоровымъ лицомъ. Одинъ только типстафъ выглядываетъ молодымъ человѣкомъ, да и y того красныя одутлыя щеки похожи на вымоченную вишню, приготовленную для настойки. Разсыльный, отправляемый къ разнымъ лицамъ съ формальнымъ требован³емъ ихъ въ судъ, щеголяетъ иногда въ новомъ фракѣ; но фасонъ этого фрака, имѣющаго подоб³е мѣшка, набитаго картофелемъ, напоминаетъ моду старыхъ временъ, давно исчезнувшихъ изъ памяти людей. Самые парики y судей напудрены прескверно, и локоны ихъ, повидимому, давно утратили свою упругость.
   Но всего интереснѣе тутъ стряпч³е, засѣдающ³е за большимъ продолговатымъ столомъ, недалеко отъ комисс³онеровъ. Это - антики въ своемъ родѣ. Главнѣйшую и чуть-ли не исключительную принадлежность ихъ професс³и составляютъ син³й мѣшокъ и мальчикъ-слуга, обыкновенно еврейскаго происхожден³я, обязанный сопровождать ихъ съ этимъ страннымъ портфелемъ въ рукахъ. Постоянныхъ и правильно организованныхъ конторъ не имѣется y этихъ господъ. Переговоры юридическаго свойства они совершаютъ обыкновенно въ трактирахъ и на тюремныхъ дворахъ, гдѣ, появляясь ватагами, они зазываютъ и вербуютъ кл³ентовъ, точь-въ-точь какъ извозчики, предлагающ³е свои услуги пассажирамъ. Наружность ихъ до крайности неуклюжа и грязна. Надувательство и пьянство - отличительныя черты въ характерѣ этихъ жрецовъ британской Ѳемиды. Квартиры ихъ примыкаютъ всегда къ присутственнымъ мѣстамъ и простираются не дальше, какъ на одну англ³йскую милю отъ обелиска на Георг³евской площади. Есть y нихъ свои обычаи, нравы и свое обращен³е, совершенно непривлекательное для ихъ ближнихъ.
   М-ръ Соломонъ Пелль, джентльменъ изъ этой ученой корпорац³и, былъ жирный дѣтина съ отвислыми щеками, ходивш³й во всякое время въ такомъ сюртукѣ, который, съ перваго взгляда, могъ показаться зеленымъ, a потомъ, при дальнѣйшемъ разсмотрѣн³и, оказывался темно-бурымъ. Бархатный воротникъ этого одѣян³я подвергался такому же хамелеонскому видоизмѣнен³ю цвѣтовъ. Лобъ y м-ра Соломона Пелля былъ узк³й, лицо широкое, голова огромная, носъ кривой, какъ будто природа, раздраженная наклонностями, замѣченными въ этомъ человѣкѣ при самомъ его рожден³и, круто повернула его съ досады на одну сторону и потомъ уже никогда не хотѣла исправить этого поворота. Впрочемъ, кривой носъ, весьма невзрачный на первый взглядъ, впослѣдств³и отлично пригодился своему владѣльцу: подверженный, при короткой шеѣ, страшной одышкѣ, м-ръ Соломонъ Пелль дышалъ главнѣйшимъ образомъ черезъ это полезное отверст³е на верхней оконечности его организма.
   - Ужъ на томъ постоимъ: дѣло его въ моихъ рукахъ выйдетъ бѣлѣе снѣга, - сказалъ м-ръ Пелль.
   - Вы увѣрены въ этомъ?- сказалъ джентльменъ, къ которому была обращена эта рѣчь.
   - Совершенно увѣренъ,- отвѣчалъ м-ръ Пелль,- но еслибъ онъ попался въ лапы какому-нибудь неопытному практиканту, замѣтьте, почтеннѣйш³й, тогда бы все перекувырнулось вверхъ дномъ.
   - Э!- воскликнулъ другой собесѣдникъ, широко открывъ свой ротъ.
   - И ужъ я бы не отвѣчалъ за послѣдств³я,- сказалъ м-ръ Пелль, таинственно кивая головою и вздернувъ нижнюю губу.
   Этотъ назидательный разгово

Другие авторы
  • Антоновский Юлий Михайлович
  • Минский Николай Максимович
  • Шувалов А. П.
  • Лелевич Г.
  • Ведекинд Франк
  • Плаксин Василий Тимофеевич
  • Шелехов Григорий Иванович
  • Фадеев
  • Игнатьев Алексей Алексеевич
  • Вердеревский Василий Евграфович
  • Другие произведения
  • Алексеев Глеб Васильевич - Краткая библиография
  • Вельяшев-Волынцев Дмитрий Иванович - Вельяшев-Волынцев Д. И.: Биографическая справка
  • Гербель Николай Васильевич - Предисловие к "Ромео и Джульетте" в переводе Д. Михаловского (Издание Н. В. Гербеля)
  • Гончаров Иван Александрович - Пепиньерка
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Владимир Михайлович Шулятиков
  • Алданов Марк Александрович - Истоки
  • Ирецкий Виктор Яковлевич - Воспоминания о Н. С. Гумилеве
  • Добролюбов Николай Александрович - Песни Беранже
  • Катаев Иван Иванович - Ленинградское шоссе
  • Нарбут Владимир Иванович - Нарбут В. И.: биобиблиографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 264 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа