Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 37

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



ли вы, сэръ?- спросилъ Самуэль, когда они достигли до конца переулка.
   - Отдохнулъ; спасибо, мой другъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Въ такомъ случаѣ, дайте немножко вздохнуть и мнѣ,- сказалъ м-ръ Уэллеръ, поставивъ на ноги своего господина.- Бѣгите между нами, сэръ. Теперь близехонько.
   Ободренный такимъ образомъ, м-ръ Пикквикъ поспѣшилъ сдѣлать лучшее употреблен³е изъ своихъ ногъ, и можно вывести положительное заключен³е, что сапоги великаго человѣка равнялись на этотъ разъ, по своей быстротѣ, превосходнымъ самоходамъ.
   Карета стояла уже давно, лошади отдохнули, дорога была гладка, кучеръ не дремалъ. Искатели приключен³й подлетѣли къ подъѣзду "Зеленого куста", прежде чѣмъ м-ръ Пикквикъ успѣлъ отдышаться.
   - Экспедиц³я кончена молодецки, я надѣюсь,- сказалъ Самуэль, помогая своему господину выйти изъ кареты.- Не стойте здѣсь на открытомъ воздухѣ послѣ такихъ изнурительныхъ трудовъ.- Прошу извинить, сэръ,- продолжалъ Самуэль, высаживая м-ра Винкеля,- дѣла ваши обстоять благополучно, если не ошибаюсь?
   М-ръ Винкель съ жаромъ схватилъ руку своего друга и шепнулъ ему на ухо.
   - Все хорошо, Самуэль; прекрасно!
   М-ръ Уэллеръ, въ знакъ совершеннаго пониман³я, ударилъ себя по носу, улыбнулся, подмигнулъ и принялся, съ веселымъ духомъ, закрывать подножки экипажа.
   Натуръ-философъ между тѣмъ написалъ, черезъ нѣсколько времени, превосходный трактатъ, исполненный великой учености и глубочайшихъ соображен³й. Онъ доказалъ неоспоримыми фактами, что "эти летуч³е огни, возвышавш³еся на полтора фута отъ поверхности земли, были произведены дѣйств³емъ электричества, и это между прочимъ явствовало изъ того, что онъ, ученый мужъ, при выходѣ изъ калитки, внезапно получилъ электрическ³й ударъ, оглушивш³й его по крайней мѣрѣ на четверть часа". Онъ сообщилъ свою диссертац³ю достопочтеннымъ сочленамъ разныхъ ученыхъ обществъ, которые, всѣ вообще и каждый порознь, признали въ немъ несомнѣнное присутств³е всеобъемлющей силы таланта. М-ръ Пикквикъ, какъ президентъ и основатель знаменитаго клуба, тоже получилъ экземпляръ этого сочинен³я.
  

Глава XL.

Новыя сцены въ драмѣ жизни великаго человѣка.

   Въ остальное время, назначенное м-ромъ Пикквикомъ для проведен³я въ Батѣ, не случилось болѣе никакихъ замѣчательныхъ событ³й. Пикквикисты пили минеральную воду, предпринимали за городъ увеселительныя поѣздки и вообще вели жизнь, сообразную съ правилами строгой гиг³ены. Между тѣмъ, засѣдан³я въ судѣ начались. Къ концу первой ихъ недѣли м-ръ Пикквикъ и его друзья должны были возвратиться въ Лондонъ, и велик³й человѣкъ, сопровождаемый своимъ слугою, отправился прямо на свою прежнюю квартиру въ гостиницѣ "Коршуна и Джорджа".
   На третье утро послѣ ихъ прибыт³я, въ ту пору, когда часы въ Сити, взятые отдѣльно, пробили девять разъ, и взятые собирательно, прогудѣли около девятисотъ разъ, м-ръ Самуэль Уэллеръ послѣ завтрака гулялъ съ большимъ комфортомъ по широкому двору "Коршуна и Джорджа". Въ это время y воротъ гостиницы остановился весьма затѣйливый экипажъ, изъ котораго, бросивъ возжи толстому человѣку, сидѣвшему сзади, выпрыгнулъ съ великимъ проворствомъ какой-то странный джентльменъ, созданный какъ будто нарочно для этого экипажа.
   Экипажъ былъ не то, чтобъ джигъ, и совсѣмъ не то, что стенгопъ. Былъ онъ вовсе не то, что обыкновенно называютъ собачьей телѣжкой, и не то, что слыветъ подъ энергическимъ назван³емъ гильотиннаго кабр³олета; при всемъ томъ, онъ чуднымъ образомъ совмѣщалъ въ себѣ характеръ всѣхъ этихъ машинъ. Его кузовъ блисталъ свѣжей желтой краской, оглобли и колеса лоснились черной; кучеръ сидѣлъ на мягкихъ подушкахъ, возвышавшихся фута на два отъ перилъ. Гнѣдой конь былъ довольно статенъ; но видъ его, тѣмъ не менѣе, былъ дерзокъ и оскорбительно нахаленъ, какъ y цѣпной собаки, и это удивительнымъ образомъ согласовалось съ общимъ характеромъ экипажа и его владѣльца.
   Владѣлецъ былъ джентльменъ лѣтъ сорока, съ черными какъ смоль волосами и предлинными усами такого же цвѣта. Одѣтъ онъ былъ франтовски, и разныя ювелирныя вещицы огромнаго размѣра с³яли какъ на его пальцахъ, такъ и на груди. Черный байковый сюртукъ фантастическаго фасона достигалъ y него до самыхъ пятокъ. При выходѣ изъ экипажа, онъ засунулъ свою лѣвую руку въ одинъ изъ кармановъ этого сюртука, между тѣмъ какъ правая рука вытащила изъ другого кармана ярко-блестящ³й шелковый платокъ, которымъ онъ весьма искусно смахнулъ двѣ или три пылинки съ своихъ лакированныхъ сапогъ. Затѣмъ, скомкавъ платокъ въ своей рукѣ, джентльменъ поправилъ шляпу, пр³ободрился, крякнулъ и молодцевато выступилъ на широк³й дворъ.
   Отъ вниман³я Самуэля не ускользнуло, что въ то время, когда джентльменъ выходилъ изъ экипажа, другой мужчина, одѣтый весьма скудно и неопрятно, въ сѣромъ сюртукѣ безъ многихъ пуговицъ, посмотрѣлъ съ какимъ-то особеннымъ любопытствомъ на ворота и потомъ остановился какъ вкопанный на дворѣ. Не предвидя ничего добраго отъ этого визита, м-ръ Уэллеръ остановился передъ крыльцомъ и загородилъ дорогу франтовски одѣтому джентльмену.
   - Ну, посторонитесь-ка, любезный,- сказалъ джентльменъ, толкнувъ довольно неучтиво м-ра Уэллера.
   - A чего угодно вашей милости?- отвѣчалъ Самуэль, отражая толчокъ энергическимъ движен³емъ своего локтя.
   - Нѣтъ, братъ, съ нами этакъ не шутятъ,- отвѣчалъ владѣлецъ байковаго сюртука, возвышая постепенно свой голосъ.- Эй, Смаучъ!
   - Что такое, сэръ?- промычалъ брюзгливымъ тономъ мужчина въ оборванномъ сюртукѣ, успѣвш³й въ продолжен³е этого разговора пододвинуться на нѣсколько шаговъ.
   - Да вотъ этотъ молодой человѣкъ вздумалъ груб³янить,- сказалъ принципалъ, давая другой толчокъ Самуэлю.
   - Мы его уймемъ,- промычалъ Смаучъ, отпихнувъ весьма неучтиво Самуэля.
   Этотъ послѣдн³й толчокъ, сдѣланный опытной рукою м-ра Смауча, произвелъ ожидаемое дѣйств³е. Между тѣмъ, какъ Самуэль, отражая нападен³е, старался пригвоздить къ стѣнѣ туловище неучтиваго незнакомца, принципалъ его, очистивъ дорогу, пробрался въ буфетъ, куда, послѣ непродолжительной возни съ м-ромъ Смаучемъ, послѣдовалъ за нимъ и м-ръ Уэллеръ.
   - Доброе утро, моя милая,- сказалъ принципалъ, обращаясь къ молодой дѣвушкѣ за буфетомъ съ ботанибейскою ловкостью и любезностью жителей Южнаго Валлиса;- въ какомъ здѣсь нумерѣ квартируетъ м-ръ Пикквикъ?
   - Проводите его, Томми,- сказала буфетчица трактирному слугѣ, не удостаивая ни однимъ взглядомъ вопрошавшаго джентльмена.
   Слуга пошелъ наверхъ въ сопровожден³и джентльмена въ байковомъ сюртукѣ. Самуэль послѣдовалъ за ними по лѣстницѣ, выдѣлывая на дорогѣ разные, болѣе или менѣе презрительные жесты къ неизрѣченной потѣхѣ слугъ и другихъ зрителей галлереи. М-ръ Смаучъ, задержанный сильнымъ припадкомъ кашля, остался внизу передъ наружной дверью.
   М-ръ Пикквикъ еще почивалъ въ своей постели, когда этотъ ранн³й гость, сопровождаемый Самуэлемъ, вошелъ въ его комнату. Произведенный ими шумъ разбудилъ его.
   - Воды, Самуэль, бриться,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, выставляя голову изъ подъ занавѣса.
   - Брейтесь скорѣе, м-ръ Пикквикъ,- сказалъ посѣтитель, раздвигая обѣ половинки занавѣса.- Я принесъ предписан³е арестовать васъ, по дѣлу вдовы Бардль. Вотъ бумага. И вотъ моя карточка.
   И слегка, по дружески, ударивъ м-ра Пикквика по плечу, депутатъ шерифа - это былъ онъ - бросилъ свою карточку на одѣяло и вынулъ золотую зубочистку изъ кармана своего жилета.
   - Фамил³я моя - Немби, сэръ,- сказалъ депутатъ шерифа въ то время, какъ м-ръ Пикквикъ вынималъ изъ-подъ подушки очки и надѣвалъ ихъ на носъ, чтобъ прочесть поданную ему карточку.- Живу на Колокольной аллеѣ, въ Кольманской улицѣ.
   При этомъ Самуэль Уэллеръ, не спускавш³й глазъ съ пуховой шляпы м-ра Немби, началъ свою рѣчь такимъ образомъ:
   - Вы не квакеръ ли, позвольте васъ спросить?
   - A вотъ вы y меня узнаете, кто я такой,- отвѣчалъ съ негодован³емъ м-ръ Немби.- Я постараюсь на этихъ дняхъ научить васъ, какъ должно обращаться съ порядочными людьми.
   - Покорно благодарю,- сказалъ Самуэль.- Я дамъ вамъ такой же урокъ, если позволите. Шляпу долой, м-ръ Немби!
   Съ этими словами, м-ръ Уэллеръ, дѣлая шагъ впередъ, перекинулъ шляпу м-ра Немби на другой конецъ комнаты, и это движен³е было произведено съ такой внезапной быстротою, что депутатъ едва не проглотилъ своей золотой зубочистки.
   - Прошу замѣтить это, м-ръ Пикквикъ,- сказалъ озадаченный депутатъ, задыхаясь отъ гнѣва,- исполняя свою обязанность, я получилъ оскорблен³е отъ вашего слуги въ собственной вашей комнатѣ. Я нахожусь в_ъ т_ѣ_л_е_с_н_о_м_ъ с_т_р_а_х_ѣ {I am in bodily fear - юридическая фраза. Подвергаясь опасности получить отъ обидчика тѣлесное оскорблен³е, обиженный идетъ въ судъ и говоритъ, что онъ находится въ тѣлесномъ страхѣ. Потребованный къ отвѣту, обидчикъ даетъ клятвенное обѣщан³е не трогать своего истца. Вмѣстѣ съ тѣмъ, онъ представляетъ двухъ поручителей, которые объявляютъ подъ присягой, что обидчикъ въ продолжен³е двѣнадцати мѣсяцевъ будетъ хранить общественную тишину, to keep the peace, иначе они, поручители, обязываются внести такую-то денежную сумму. Примѣч. перев.}. Будьте свидѣтелемъ, м-ръ Пикквикъ.
   - Не слушайте его, сэръ,- перебилъ Саму-эль.- Вы ничего не видѣли и не слышали. Закройте глаза, заткните уши. Я попробую, если позволите, выбросить его изъ окна.
   - Самуэль!- строго сказалъ м-ръ Пикквикъ, возвышая свой голосъ,- если вы станете грубить и сдѣлаете хоть малѣйшее оскорблен³е этому джентльмену, я принужденъ буду отпустить васъ, Самуэль, с³ю же минуту.
   - Какъ же это, сэръ!..- сказалъ Самуэль.
   - Прикусите свой языкъ,- перебилъ м-ръ Пикквикъ.- Поднимите шляпу и подайте ее.
   Но Самуэль на этотъ разъ рѣшительно отказался отъ повиновен³я. Озабоченный немедленнымъ приведен³емъ въ исполнен³е своего дѣла, депутатъ принужденъ былъ самъ поднять свою шляпу, и при этомъ вырвались изъ его устъ разныя энергическ³я угрозы, которыя, однакожъ, Самуэль выслушалъ съ удивительнымъ спокойств³емъ, ограничившись однимъ только замѣчан³емъ, что если м-ръ Немби вздумаетъ опять накрыться шляпой, то онъ вмѣнитъ себѣ въ обязанность зашвырнуть ее куда-нибудь подальше. М-ръ Немби, думая, вѣроятно, что такой процессъ будетъ сопряженъ съ нѣкоторыми неудобствами для него самого, уклонился представить искушен³е дерзкому слугѣ, и скоро позвалъ м-ра Смауча. Извѣстивъ его, что всѣ юридическ³я формы соблюдены, и что ему, Смаучу, остается только подождать, пока одѣнется м-ръ Пикквикъ, Немби вышелъ изъ комнаты, и немедленно уѣхалъ на своемъ гнѣдкѣ. Смаучъ пододвинулъ стулъ къ дверямъ, откашлянулся и сказалъ брюзгливымъ тономъ:
   - Скорѣе пошевеливайтесь, сэръ. Время не терпитъ. У меня еще много дѣла кромѣ васъ.
   Когда м-ръ Пикквикъ одѣлся, Самуэль получилъ приказан³е нанять карету, въ которой весь этотъ тр³умвиратъ и отправился на Кольманскую улицу, что на Колокольной аллеѣ. Къ счастью, разстоян³е было очень невелико, иначе м-ръ Пикквикъ и его слуга могли бы испытать весьма значительныя неудобства, потому что Смаучъ былъ весьма скучный и безпокойный товарищъ: во всю дорогу онъ только-что откашливался и фыркалъ, не обнаруживая никакого желан³я вступить въ разговоръ.
   Карета повернула въ узкую и темную улицу, и остановилась передъ домомъ съ желѣзными рѣшетками во всѣхъ окнахъ {М-ръ Пикквикъ пр³ѣхалъ въ такъ называемый Spunging-House. Прим. перев.}. Дверные косяки украшались фамил³ей и титуломъ м-ра Немби, депутата лондонскаго шерифа. Внутреннюю дверь отворилъ какой-то весьма неуклюж³й джентльменъ, повидимому, близнецъ м-ра Смауча, снабженный огромнымъ ключомъ. М-ръ Пикквикъ вступилъ въ "общую залу".
   Общей залой была передняя комната, усыпанная свѣжимъ пескомъ и пропитанная затхлымъ запахомъ табаку. М-ръ Пикквикъ поклонился тремъ джентльменамъ, сидѣвшимъ въ комнатѣ при его входѣ, и потомъ, отправивъ Самуэля къ своему адвокату, м-ру Перкеру, удалился въ темный уголокъ, и принялся съ живѣйшимъ любопытствомъ наблюдать своихъ новыхъ товарищей.
   Одинъ изъ нихъ былъ еще юноша лѣтъ девятнадцати или двадцати, который, несмотря на раннюю пору - было только десять часовъ утра,- потягивалъ джинъ и курилъ сигару: судя по его наружности, особенно по красному носу и отвислымъ щекамъ, можно было безошибочно заключить, что онъ усердно предавался этимъ увеселительнымъ занят³ямъ послѣдн³е два или три года своей жизни. Насупротивъ него, упражняясь въ искусствѣ переворачивать угли въ каминѣ каблукомъ своего праваго сапога, сидѣлъ забулдыжный молодецъ лѣтъ тридцати, съ хриплымъ голосомъ и гемороидальнымъ цвѣтомъ лица: судя по его совершенно непринужденнымъ манерамъ, не трудно было догадаться, что онъ провелъ большую часть жизни въ бильярдныхъ комнатахъ или въ трактирахъ за буфетомъ. Третьимъ лицомъ въ общей залѣ былъ мужчина среднихъ лѣтъ въ старомъ черномъ фракѣ, изнуренный, блѣдный, тоскливый. Онъ безпрестанно ходилъ по комнатѣ взадъ и впередъ, выглядывая по временамъ съ великимъ безпокойствомъ изъ окна, какъ будто онъ ждалъ кого-то.
   - Право, м-ръ Эрзли, вамъ не мѣшало бы позаимствоваться моей бритвой на это утро,- сказалъ джентльменъ, разгребавш³й уголья, искоса подмигивая своему молодому пр³ятелю, который потягивалъ джинъ.
   - Благодарю васъ, бритва не нужна мнѣ: я надѣюсь выйти отсюда черезъ часъ или черезъ два,- отвѣчалъ скороговоркой печальный джентльменъ.
   Затѣмъ, подойдя къ окну и еще разъ обманувшись въ своемъ ожидан³и, онъ вздохнулъ глубоко и оставилъ комнату, вслѣдств³е чего оба его товарища разразились громкимъ смѣхомъ.
   - Ну, такой потѣхи я никогда не видывалъ!- вскричалъ джентльменъ, предлагавш³й бритву. Оказалось, что имя его Прейсъ.- Никогда, никогда не видывалъ!
   М-ръ Прейсъ скрѣпилъ это показан³е энергическимъ словцомъ и потомъ захохоталъ опять, къ очевидному наслажден³ю молодого парня, который, вѣроятно, считалъ своего товарища однимъ изъ величайшихъ остряковъ во вселенной.
   - Повѣрите-ли вы, сударь мой,- продолжалъ м-ръ Прейсъ, обращая рѣчь свою къ м-ру Пикквику,- повѣрите-ли вы, что этотъ молодецъ живетъ здѣсь ужъ больше недѣли, и во все это время не брился ни разу, потому, говоритъ онъ, что часа черезъ два его выпустятъ отсюда, и онъ выбрѣется дома.
   - Бѣдняжка!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.- Неужели ему такъ мало надежды выбраться изъ своего затруднительнаго положен³я?
   - Надежды? Какая тутъ надежда!- возразилъ м-ръ Прейсъ.- Я готовъ прозакладывать голову, если ему удастся вырваться на волю раньше десяти лѣтъ.
   Съ этими словами м-ръ Прейсъ весьма искусно щелкнулъ пальцами и дернулъ за сонетку.
   - Принесите мнѣ листъ бумаги, Кроки,- сказалъ м-ръ Прейсъ вошедшему слугѣ, котораго по платью и физ³оном³и можно было принять за обанкротившагося гуртовщика: и подайте хорош³й стаканъ пунша, Кроки, слышите ли? Я намѣренъ писать письмо къ своему старику, a для этого, вы знаете, не мѣшаетъ зарядить себя порядкомъ, иначе пожалуй, ничего не вышибешь изъ этой старческой головы.
   При этой забавной рѣчи молодой парень залился превеселымъ смѣхомъ.
   - Все на свѣтѣ трынъ-трава!- сказалъ м-ръ Прейсъ.- Сиди y моря и жди погоды, a покамѣстъ, кути на пропалую: не такъ ли?
   - Разумѣется такъ,- сказалъ молодой джентльменъ.
   - Мы съ тобой не разойдемся никогда, мой милый,- сказалъ Прейсъ.- Ты, какъ и я, видѣлъ свѣтъ и знаешь цѣну жизни.
   - Да-таки я испыталъ кое что на своемъ вѣку и могу сказать, что видѣлъ свѣтъ,- отвѣчалъ молодой человѣкъ. Онъ смотрѣлъ на свѣтъ черезъ грязныя окна трактирныхъ буфетовъ.
   Чувствуя невольное отвращен³е отъ этого разговора и отъ грязнаго общества двухъ собесѣдниковъ, м-ръ Пикквикъ хотѣлъ уже потребовать для себя особый нумеръ, но пр³остановился на минуту, когда въ комнату вошли два незнакомца весьма благородной наружности, и одѣтые по джентльменски. При видѣ ихъ молодой парень бросилъ въ каминъ свою сигару и шепнулъ товарищу, что теперь дѣлишки его будутъ авось устроены превосходно. Затѣмъ онъ смѣло подошелъ къ незнакомцамъ и остановился передъ ними.
   Оказалось, однакожъ, что "дѣлишки" молодого человѣка устраивались далеко не такъ, какъ онъ предполагалъ. М-ръ Пикквикъ невольно подслушалъ суровый разговоръ двухъ незнакомцевъ, разсуждавшихъ о безпутномъ поведен³и и о неоднократномъ злоупотреблен³и великодушнаго прощенья. Наконецъ, одинъ изъ этихъ джентльменовъ, старш³й по лѣтамъ, повелъ рѣчь на счетъ тюрьмы въ улицѣ Бѣлаго Креста, причемъ бѣдный юноша, несмотря на свое знакомство съ жизнью и людьми, склонилъ свою голову на столъ и зарыдалъ во всеуслышан³е {И было о чемъ. Молодой человѣкъ надѣялся до настоящей минуты, что отецъ его или родственники заплатятъ его долги, и онъ будетъ освобожденъ изъ Spunging-House, куда, впрочемъ, могли посадить его за буйство или вообще за безпорядочную жизнь. Надежда не сбылась. Его отведутъ въ Whitecross-Street, въ улицу Бѣлаго Креста, гдѣ находится долговая тюрьма и вмѣстѣ исправительный домъ. Должно замѣтить, что въ Англ³и, какъ и вездѣ, тюрьмы имѣютъ различныя степени и назван³я. Всѣхъ тюремъ въ концѣ восемнадцатаго вѣка считалось въ одномъ Лондонѣ восемнадцать, и въ нихъ содержалось ежегодно до 50,000 арестантовъ разнаго рода. Теперь число тюремныхъ заведен³й ограничивается только тринадцатью. Главнѣйш³я и вмѣстѣ древнѣйш³я между ними: Тауеръ или Башня Ньюгетъ, гдѣ прежде содержались безразлично всяк³е арестанты. Такой же характеръ имѣлъ такъ называемый Флитъ или флотская тюрьма, получившая особенную извѣстность и значен³е въ шестнадцатомъ вѣкѣ. Впослѣдств³и Флитъ и Маршальси были обращены исключительно въ долговыя тюрьмы. Но въ 1815 году построили для содержан³я должниковъ новую тюрьму, называемую Oilspur street Compter. Скоро однакожъ этотъ тюремный замокъ смѣнился другимъ, построеннымъ для этой цѣли въ Уайткроссѣ или улицѣ Бѣлаго Креста. Авторъ, написавш³й свой романъ въ 1838 году, поведетъ м-ра Пикквика въ Флитъ. Эта тюрьма, какъ и Маршальси, совсѣмъ уничтожена въ 1842 году, и должниковъ стали заключать въ такъ называемую Queen's Prison, или тюрьму Королевы - обширнѣйшее здан³е, помѣщенное въ концѣ города, за кварталомъ Боро. Въ этомъ замкѣ 224 комнаты, и число должниковъ, содержимыхъ въ нихъ, переходитъ весьма часто за пятьсотъ. Должно замѣтить, что въ Лондонѣ, преимущественно усил³ями лорда Брума, произошли значительныя измѣнен³я относительно устройства, содержан³я и внутренняго порядка тюремныхъ замковъ, и мы должны предупредить читателей, что мног³я описан³я Диккенса, помѣщенныя какъ въ этой, такъ и въ послѣдующихъ главахъ, представляются теперь совершеннѣйшимъ анахронизмомъ. Примѣч. перев.}. Вполнѣ довольный этимъ внезапнымъ изл³ян³емъ гуманныхъ чувствъ бѣднаго юноши, очевидно совращеннаго дурнымъ товариществомъ съ истиннаго пути жизни, м-ръ Пикквикъ позвонилъ слугѣ и, вслѣдств³е настоятельнаго требован³я, ему немедленно отвели особую комнату съ ковромъ, столомъ, стульями, буфетомъ, диваномъ, и украшенную сверхъ того изящнымъ зеркаломъ и разными старинными картинами. Здѣсь онъ имѣлъ удовольств³е слышать весьма ясно игру на фортеп³ано м-съ Немби и шумъ ея маленькихъ дѣтей. Между тѣмъ, онъ заказалъ для себя завтракъ, и къ завтраку подоспѣлъ м-ръ Перкеръ.
   - Ага, почтеннѣйш³й,- сказалъ маленьк³й адвокатъ,- пригвоздили наконецъ вашу милость, э? Ну, тужить нечего я полагаю, потому что вы убѣдитесь въ нелѣпости своего поведен³я. Сегодня я сдѣлалъ окончательный итогъ неустойки и всѣхъ судебныхъ издержекъ по этому дѣлу: чѣмъ скорѣе мы покончимъ, тѣмъ лучше. Времени терять нечего. Немби скоро долженъ воротиться домой. Что-жъ вы скажете, почтеннѣйш³й? Сами вы напишете вексель на вашего банкира, или мнѣ поручите эту обязанность?
   Говоря это, маленьк³й адвокатъ самодовольно потиралъ руками; но веселость его совсѣмъ исчезла, когда онъ взглянулъ на суровое лицо м-ра Пикквика.
   - Перкеръ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, прошу васъ не говорить мнѣ объ этомъ ни полслова. Я не вижу никакой надобности оставаться въ этомъ домѣ. Пусть ведутъ меня въ тюрьму сегодня же, сейчасъ.
   - Вамъ нельзя идти въ Уайткроссъ, почтеннѣйш³й,- сказалъ Перкеръ.- Невозможно! Тамъ уже занято шестьдесятъ кроватей, и тюрьма заперта шестнадцать часовъ въ сутки.
   - Ну, такъ пусть ведутъ меня въ другую тюрьму: мнѣ все равно,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Только, чѣмъ скорѣй, тѣмъ лучше.
   - Вы можете идти въ Флитъ, почтеннѣйш³й, если ужъ непремѣнно вы рѣшились заточить себя,- сказалъ Перкеръ.
   - Флитъ, такъ Флитъ, нечего тутъ долго думать,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Позавтракаю, и маршъ въ тюрьму.
   - Погодите, почтеннѣйш³й, погодите: эти вещи не такъ скоро дѣлаются,- возразилъ м-ръ Перкеръ.- Да и стоитъ ли торопиться прибыт³емъ въ такое мѣсто, откуда не чаютъ вырваться всѣ друг³я живыя души? Мы еще должны напередъ получить Наbeas corpus {Юридическ³й латинск³й терминъ. Такъ называется данная изъ Суда королевскихъ адвокатовъ (Sergeant's Inn) бумага, уполномочивающая переходъ изъ одного суда въ другой, или, смотря по обстоятельствамъ, изъ одной тюрьмы въ другую. Приказъ объ освобожден³и отъ тюремнаго заключен³я тоже называется Наbeas corpus. Примѣч. перевод.}. Въ судѣ не будетъ сегодня засѣдан³я до четырехъ часовъ. Намъ слѣдуетъ подождать.
   - Очень хорошо,- сказалъ м-ръ Пикквикъ съ невозмутимымъ спокойств³емъ.- Въ такомъ случаѣ, мы здѣсь можемъ пообѣдать въ два часа. Озаботьтесь на счетъ обѣда, Самуэль, и распорядитесь, чтобъ приготовили котлеты подъ картофельнымъ соусомъ.
   Такимъ образомъ, м-ръ Пикквикъ остался непреклоннымъ, несмотря на всѣ убѣжден³я и юридическ³я доказательства своего адвоката. Котлеты явились и исчезли въ свое время; Самуэль нанялъ карету, и они отправились въ судъ, прождавъ около часа м-ра Немби, который сегодня обѣдалъ очень долго, потому что y него были гости.
   Въ судѣ (Sergeants'inn) засѣдан³е производилось уже давно, и въ этотъ день было, повидимому, очень много дѣла, судя по чрезмѣрной хлопотливости адвокатскихъ писарей, которые безпрестанно входили и выходили съ кипами бумагъ подъ мышкой. Президентствовали двое судей, одинъ изъ King's Bench, другой изъ Common Pleas. Когда пр³ятели наши доѣхали до низкихъ сводовъ, образующихъ входъ въ судебную палату, Перкеръ на минуту остановился y воротъ расплатиться съ извозчикомъ и получить y него сдачу, a м-ръ Пикквикъ, удалившись на нѣкоторое разстоян³е, принялся наблюдать толпу страннаго народа, сгруппировавшагося около суда.
   Всего болѣе обратили на себя его вниман³е трое или четверо мужчинъ весьма невзрачной наружности, которые съ какими-то особенными ужимками раскланивались съ проходившими адвокатами. Ясно, что здѣсь были y нихъ постоянныя дѣла, но как³я именно, м-ръ Пикквикъ недоумѣвалъ. Одинъ изъ нихъ былъ долговязый и немножко прихрамывавш³й джентльменъ въ черномъ истасканномъ фракѣ и бѣломъ галстухѣ; другой - дюж³й и толстый дѣтина въ такомъ же фракѣ и запачканномъ красномъ галстухѣ; трет³й былъ сухопарый верзила съ рябымъ и пьянымъ лицомъ. Они ходили взадъ и впередъ, забросивъ руки назадъ, и по временамъ съ безпокойными физ³оном³ями перешептывались съ писарями. М-ръ Пикквикъ припомнилъ, что ему случалось довольно часто видѣть этихъ господъ, когда онъ проходилъ мимо Суда королевскихъ адвокатовъ, и теперь любопытство его было возбуждено въ высшей степени.
   Онъ уже хотѣлъ освѣдомиться на счетъ нихъ y м-ра Немби, который стоялъ подлѣ, поправляя огромное золотое кольцо на своемъ мизинцѣ, какъ тутъ подоспѣлъ Перкеръ и, замѣтивъ, что времени терять не должно, пошелъ въ судъ. Лишь только м-ръ Пикквикъ сдѣлалъ нѣсколько шаговъ за своимъ адвокатомъ, хромоног³й джентльменъ подскочилъ къ нему и, учтиво прикоснувшись къ полямъ своей шляпы, вручилъ ему писанную карточку. Не желая оскорбить отказомъ вѣжливаго незнакомца, м-ръ Пикквикъ взялъ карточку и положилъ ее въ свой жилетный карманъ.
   - Вотъ сюда, почтеннѣйш³й,- сказалъ Перкеръ, оборачиваясь, передъ входомъ въ одну изъ конторъ, къ своимъ товарищамъ, которые шли позади.- Ба! вамъ что надобно?
   Послѣдн³й вопросъ относился къ хромоногому джентльмену, который тоже, не бывъ замѣченъ м-ръ Пикквикомъ, шелъ вмѣстѣ съ ними. Въ отвѣтъ на это хромоног³й джентльменъ прикоснулся опять къ полямъ своей шляпы и указалъ съ весьма учтивыми ужимками на м-ра Пикквика.
   - Нѣтъ, нѣтъ,- сказалъ Перкеръ, улыбаясь,- намъ не нужно васъ, почтеннѣйш³й, намъ не нужно васъ.
   - Прошу извинить, сэръ,- отвѣчалъ хромоног³й.- Джентльменъ взялъ мою карточку. Надѣюсь, вы воспользуетесь моими услугами, сэръ. Джентльменъ кивнулъ мнѣ. Онъ скажетъ вамъ. Вы вѣдь кивнули мнѣ, сэръ?
   - Пустяки, пустяки! Вы вѣдь и не думали кивать, Пикквикъ? Ошибка, почтеннѣйш³й, ошибка,- сказалъ Перкеръ.
   - Этотъ господинъ подалъ мнѣ свою карточку,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, вынимая ее изъ жилетнаго кармана.- Я счелъ нужнымъ взять ее, и мнѣ въ самомъ дѣлѣ, интересно было взглянуть на досугѣ, что это такое.
   Адвокатъ расхохотался и, возвращая карточку хромоногому джентльмену, объявилъ еще разъ, что все это произошло по ошибкѣ. Хромоног³й разсердился и поковылялъ назадъ, не сказавъ ни слова.
   - Кто это такой?- шопотомъ спросилъ Пикквикъ.
   - Поручитель,- отвѣчатъ Перкеръ.
   - Кто?
   - Поручитель.
   - Неужели?
   - Да, почтеннѣйш³й, ихъ тутъ около дюжины. Они готовы поручиться за васъ на какую угодно сумму, если вы дадите имъ полкроны. Интересный промыселъ: не правда ли?- сказалъ Перкеръ, угощая свой носъ щепотью табаку.
   - Что вы говорите?! Долженъ-ли я понимать, что эти люди пр³обрѣтаютъ средства къ существован³ю тѣмъ, что даютъ передъ судьями фальшивыя клятвы за полкроны? Клятвопреступлен³е за полкрону.- Боже мой, - воскликнулъ м-ръ Пикквикъ, пораженный этимъ открыт³емъ.
   - Право, почтеннѣйш³й, я не знаю, что сказать вамъ на это,- отвѣчалъ маленьк³й адвокатъ.- Клятвопреступничество, конечно, ужасное слово, да, ужасное. Это скорѣе юридическая фикц³я, почтеннѣйш³й, ничего больше.
   Сказавъ это, адвокатъ пожалъ плечами, улыбнулся, взялъ другую щепоть табаку и пошелъ въ контору судейскаго письмоводителя.
   Это была замѣчательно грязная комната съ низкимъ потолкомъ и старыми панельными стѣнами. Свѣтъ не проникалъ сюда ни съ одной стороны, и хотя на дворѣ было еще свѣтло, однакожъ здѣсь горѣли на конторкахъ двѣ больш³я сальныя свѣчи. На одномъ концѣ была дверь въ кабинетъ судьи: тутъ стояла толпа стряпчихъ, адвокатовъ и главныхъ письмоводителей, которыхъ допускали въ кабинетъ по очереди, смотря по тому, какъ были записаны ихъ имена въ реэстрѣ. Всяк³й разъ, какъ дверь отворялась для впуска очередныхъ, друг³е, слѣдовавш³е за ними, обнаруживали желан³е ворваться насильно, отчего происходилъ шумъ и гвалтъ, значительно увеличивавш³еся ссорою и крупнымъ разговоромъ тѣхъ господъ, которые уже видѣли судью. Словомъ, здѣсь была страшная толкотня и давка, какую только возможно представить себѣ въ комнатѣ небольшого размѣра.
   И не одни только эти господа производили рѣзк³е звуки, способные оглушить непривычное ухо. На другомъ концѣ комнаты, за деревянной перегородкой, стоялъ на утвержденномъ возвышен³и письмоводитель въ очкахъ, принимавш³й присяги (affidativs), которыя большими пачками относились по временамъ, для окончательной подписи, въ кабинетъ судьи. Надлежало привести къ присягѣ множество адвокатскихъ писарей, которые, не имѣя физической возможности присягать всѣ вдругъ, за одинъ разъ, тѣснились и давили другъ друга, подвигаясь наперерывъ къ джентльмену въ очкахъ. Другой письмоводитель время отъ времени надсаждалъ свои легк³я, перекликая фамил³и господъ, уже приведенныхъ къ присягѣ, для вручен³я имъ бумаги, подписанной судьею. Всѣ эти вещи, вмѣстѣ взятыя, производили неописанный гвалтъ. Былъ еще другой разрядъ лицъ, которыхъ обязанность состояла, по-видимому, только въ томъ, чтобы перекликать какъ можно громче фамил³и особъ, формально вытребованныхъ къ суду. Это производилось съ большимъ эффектомъ.
   Напримѣръ. Недалеко отъ м-ра Пикквика, прислонившись къ стѣнѣ, стоялъ малый лѣтъ четырнадцати, одаренный отъ природы звучнымъ теноромъ, и подлѣ него былъ клеркъ, обладавш³й превосходнымъ басомъ.
   Клеркъ выступилъ съ пачкою бумагъ и бросилъ вокругъ себя пытливый взглядъ.
   - Сниггль и Блинкъ!- закричалъ теноръ.
   - Поркинъ и Снобъ!- проревѣлъ басъ.
   - Стомпи и Диконъ!- прокричалъ вновь прибѣжавш³й писарь.
   Никто не отвѣчалъ; но все суетилось и волновалось. Басъ и теноръ заголосили опять.
   Между тѣмъ, письмоводитель въ очкахъ хлопоталъ, повидимому, изо всѣхъ силъ, приводя къ присягѣ писарей. Форма присяги произносилась безъ всякой пунктуац³и и обыкновенно сопровождалась слѣдующими выражен³ями:
   "Возьмите книгу въ свою правую руку имя ваше и подпись вашей руки, клянитесь, что будете поступать по долгу совѣсти и чести. Богъ съ вами шиллингъ вамъ сдачи - мелкихъ нѣтъ ступайте!"
   - Ну, Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ,- я думаю, уже приготовили Наbeas corpus.
   - A я такъ думаю, сэръ,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ,- что мы здѣсь путнаго не дождемся до свѣтопреставлен³я.
   Но Самуэль ошибся. Въ эту минуту изъ судейскаго кабинета воротился Перкеръ и взялъ м-ра Пикквика подъ руку. Всѣ обычныя формы были приведены къ концу, Наbeas corpus было написано такимъ образомъ:
   "Симъ свидѣтельствуется, что тѣло Самуила Пикквика поручается отнынѣ кустод³и типстафа {Tipstaff - полицейск³й чиновникъ, который носитъ обыкновенно, какъ эмблему ареста, небольшую палочку (staff) съ металлическимъ набалдышникомъ. Прим. перев.} для того, чтобы онъ ввѣрилъ оное тѣло хранен³ю флитскаго тюремнаго замка, гдѣ оный Пикквикъ имѣетъ содержаться до тѣхъ поръ, пока не выплатитъ сполна всѣхъ судебныхъ издержекъ и не удовлетворитъ законнымъ образомъ вдову Бардль".
   - До этого пройдетъ слишкомъ много времени,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, улыбаясь.- Самуэль, наймите карету. Прощайте, Перкеръ, прощайте, любезный другъ.
   - Зачѣмъ прощайте! Я поѣду съ вами и посмотрю, какъ васъ помѣстятъ тамъ,- сказалъ м-ръ Перкеръ.
   - Нѣтъ, любезнѣйш³й, мнѣ бы хотѣлось ѣхать одному съ Самуэлемъ,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.- Какъ скоро меня тамъ устроятъ, я напишу къ вамъ - дамъ знать обо всемъ, и буду ожидать васъ немедленно. До тѣхъ поръ - прощайте Перкеръ!
   Сказавъ это, м-ръ Пикквикъ сопровождаемый типстафомъ, сѣлъ въ карету, и когда Самуэль помѣстился на козлахъ, карета двинулась съ мѣста.
   - Удивительный человѣкъ!- сказалъ Перкеръ, пр³останавливаясь, чтобы надѣть перчатки.
   - Какой бы чудесный банкротъ вышелъ изъ него, сэръ!- замѣтилъ м-ръ Лоутонъ, стоявш³й подлѣ.- Онъ бы, я думаю, замучилъ всѣхъ этихъ комисс³онеровъ и ужъ, конечно, не испугался бы никакихъ угрозъ. Характеръ желѣзный, смѣю сказать,
   Но адвокатъ, повидимому, не обратилъ вниман³я на замѣчан³е своего письмоводителя и молча пошелъ впередъ, не удостоивъ его отвѣтомъ.
   Наемная карета потащилась съ необыкновенной медленностью по направлен³ю къ Флотской улицѣ, гдѣ стояла знаменитая тюрьма.
   - Лошади бѣгутъ лучше, замѣтилъ извозчикъ,- когда ѣдетъ кто-нибудь впереди.
   И на этомъ основан³и они поплелись за деревенской телѣгой, которую имъ удалось настигнуть кое-какъ. Когда останавливалась телѣга - останавливались и они: телѣга подвигалась впередъ - подвигались и они. М-ръ Пикквикъ сидѣлъ насупротивъ типстафа, который, уложивъ шляпу между своими колѣнами, беззаботно насвистывалъ какую-то пѣсню и выглядывалъ по временамъ изъ окна кареты.
   Время производитъ чудеса, и вл³ян³е его распространяется даже на наемные экипажи, которымъ предстоитъ пробѣжать пространство въ полторы мили. Лошади наконецъ остановились, и м-ръ Пикквикъ вы³садился y желѣзныхъ воротъ Флита.
   Оглянувшись черезъ плечо на своего арестанта, чтобы удостовѣриться въ его присутств³и, типстафъ пошелъ впередъ и, пройдя широк³й дворъ, повернулъ налѣво въ корридоръ, гдѣ, передъ желѣзною дверью, встрѣтилъ ихъ тюремщикъ съ ключами въ рукахъ. Скоро дверь заскрипѣла на своихъ огромныхъ петляхъ, и м-ръ Пикквикъ вступилъ во внутренность тюрьмы.
   Здѣсь они остановились. Когда типстафъ передалъ бумаги, м-ру Пикквику сказали, что онъ долженъ посидѣть, пока снимутъ съ него портретъ.
   - Снимутъ съ меня портретъ!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.
   - Образъ вашъ и подоб³е, сэръ,- отвѣчалъ дюж³й тюремщикъ.
   - Мы вѣдь мастера снимать портреты, да было бы вамъ это извѣстно. Не успѣете повернуться, и рисунокъ будетъ готовъ. Сядьте, сэръ, и будьте какъ дома.
   Повинуясь приглашен³ю, м-ръ Пикквикъ сѣлъ, тогда Самуэль, остановившись за стуломъ, шепнулъ ему на ухо, что выражен³е "снимать портретъ" должно здѣсь понимать въ фигуральномъ смыслѣ.
   - Это значитъ, сэръ,- сказалъ Самуэль,- что тюремщики станутъ всматриваться въ ваше лицо, чтобы отличать васъ отъ другихъ арестантовъ.
   - А! такъ вотъ что!- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Ну, пусть ихъ дѣлаютъ свое дѣло. Я готовъ къ ихъ услугамъ.
   - Они задержатъ васъ недолго, сэръ, смѣю сказать. Видите-ли вы эти стѣнные часы?
   - Вижу.
   - Ихъ колеса тоже, что тюрьма въ тюрьмѣ, на подоб³е птичьей клѣтки: не правда ли, сэръ?
   Когда Самуэль дѣлалъ это философское замѣчан³е, м-ръ Пикквикъ уже зналъ, что сеансъ его начался. Толстый тюремщикъ, освобожденный теперь отъ своего череднаго караула, спокойно сѣлъ на стулъ и безпечно посматривалъ на м-ра Пикквика, тогда какъ тщедушный и долговязый его товарищъ, которому приходилось стоять на караулѣ, сталь насупротивъ новаго арестанта, закинувъ руки подъ фалды, и устремилъ на него самый пристальный взглядъ. Трет³й, довольно суровый, джентльменъ, оторванный, очевидно, отъ своего ужина, потому что въ рукахъ его былъ кусокъ бутерброда, остановился передъ самымъ носомъ м-ра Пикквика и принялся изучать его черты съ напряженнымъ вниман³емъ и любопытствомъ. М-ръ Пикквикъ корчился неоднократно подъ этой операц³ей и вообще сидѣлъ весьма неспокойно на своемъ стулѣ; однакожъ, въ продолжен³е всего сеанса, онъ не сдѣлалъ никому никакихъ замѣчан³й, и даже Самуэль, сверхъ всякаго ожидан³я, велъ себя съ удивительною скромностью. Вѣрный слуга размышлялъ о несчастномъ положен³и своего господина и старался рѣшить въ своемъ умѣ проблему, поступитъ ли онъ юридически, если позволитъ себѣ заушить кого-нибудь изъ этихъ странныхъ артистовъ.
   Наконецъ, портретъ былъ снятъ и м-ру Пикквику сказали, что онъ можетъ идти въ тюрьму.
   - Гдѣ я буду спать сегодня?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Это еще покамѣстъ неизвѣстно,- отвѣчалъ толстый тюремщикъ.- Познакомьтесь напередъ съ своими товарищами, и завтра, авось, вы устроитесь, какъ слѣдуетъ. Первую ночь, можетъ быть, придется вамъ провести на голыхъ доскахъ; но къ этому можно привыкнуть.
   Къ счаст³ю, однакожъ, открылось, что одинъ изъ тюремщиковъ имѣлъ y себя лишнюю постель, и м-ръ Пикквикъ съ удовольств³емъ согласился взять ее на прокатъ.
   - Я покажу вамъ и постель, и номеръ,- сказалъ обязательный тюремщикъ.- Постель небольшая но, скажу я вамъ, лихая для спанья. Сюда пожалуйте, сэръ.
   Они прошли черезъ длинный корридоръ во внутреннюю дверь. Ключъ повернулся за ними, и м-ръ Пикквикъ, первый разъ въ своей жизни, очутился въ стѣнахъ долговой тюрьмы.

Собран³е сочинен³й

Чарльза Диккенса.

Замогильныя записки Пикквикского клуба.

Часть третья.

Перев. Иринарха Введенскаго

С.-Петербургъ.

Типограф³я Товарищества "Просвѣщен³е",

7 рота, 20.

  

Оглавлен³е.

  
   Глава XLI. О томъ, что случилось съ мистеромъ Пикквикомъ, когда онъ углубился во внутренность тюрьмы, какихъ должниковъ онъ увидѣлъ и какъ провелъ первую ночь
   " XLII. Доказывается фактически старинная философская истина, возведенная въ пословицу, что въ несчастныхъ обстоятельствахъ порядочный джентльменъ легко можетъ наткнуться на знакомство съ весьма странными людьми. Здѣсь же мистеръ Пикквикъ отдаетъ весьма странныя приказан³я своему вѣрному слугѣ.
   " XLIII. Объясняющая, какимъ образомъ мистеръ Самуэль Уэллеръ попалъ въ затруднительное положен³е
   " XLIV. Мелк³я приключен³я тюремной жизни и таинственное поведен³е мистера Винкеля, со включен³емъ нѣкоторыхъ подробностей объ арестантѣ изъ сиротскаго суда
   " XLV. Трогательное свидан³е между Самуэлемъ Уэллеромъ и его семействомъ. Мистеръ Пикквикъ совершаетъ мин³атюрное путешеств³е въ сферѣ обитаемаго имъ м³ра и рѣшается на будущее время прекратить съ нимъ всяк³я сношен³я
   " XLVI. Трогательная и вмѣстѣ юмористическая сцена, задуманная и исполненная господами Додсономъ и Фоггомъ
   " XLVII. Юридическая професс³я господъ Перкера и Лоутона, Додсона и Фогга.- Мистеръ Винкель выступаетъ на сцену подъ вл³ян³емъ необыкновенныхъ обстоятельствъ, побѣждающихъ, наконецъ, закоренѣлое упорство великаго человѣка
   " XLVIII. Мистеръ Пикквикъ, при содѣйств³и Самуэля Уэллера, пытается смягчить ретивое мистера Бенжамена Аллена и укротить ярость мистера Роберта Сойера
   " XLIX. Путешеств³е мистера Пикквика въ Бирмингемъ
   " L. Мистеръ Пикквикъ встрѣчаетъ одного изъ своихъ старыхъ знакомыхъ, и этому счастливому обстоятельству читатель обязанъ поразительно интересными подробностями относительно двухъ великихъ людей могущественныхъ и славныхъ въ литературномъ м³рѣ
   " LI. Важная перемѣна въ семействѣ м-ра Уэллера и окончательное низвержен³е достопочтеннаго м-ра Стиджинса
   " LII. Дѣловое утро адвоката на Грэйскомъ скверѣ и окончательное выступлен³е на сцену господъ Джингля и ²ова Троттера
   " LIII. Объяснен³е необыкновеннаго стука въ дверь и описан³е многихъ интересныхъ предметовъ, имѣющихъ, между прочимъ, отношен³е къ м-ру Снодграсу и одной молодой леди
   " LIV. Мистеръ Соломонъ Пелль, при содѣйств³и почтенныхъ представителей кучерского искусства, устраиваетъ дѣла м-ра Уэллера старшаго
   " LV. Мистеръ Пикквикъ и господа Уэллеры, отецъ и сынъ, бесѣдуютъ о важныхъ дѣлахъ.- Неожиданное прибыт³е джентльмена во фракѣ табачнаго цвѣта
   " LVI. Заключающая въ себѣ истинную легенду о принцѣ Блэдудѣ и истор³ю дяди странствующаго торговца
   " LVII. Нѣтъ больше Пикквикскаго клуба, и "Записки" наши приведены къ вожделѣнному концу
  

Глава сорокъ первая.

О томъ, что случилось съ мистеромъ Пикквикомъ, когда онъ углубился во внутренность тюрьмы, какихъ должниковъ онъ увидѣлъ, и какъ провелъ первую ночь.

   М-ръ Томъ Рокеръ, джентльменъ, сопровождавш³й м-ра Пикквика въ долговую тюрьму, круто повернулъ направо въ концѣ длиннаго корридора, прошелъ черезъ желѣзныя ворота, стоявш³я отворенными, и, поднявшись на верхн³я ступени первой лѣстницы, очутился наконецъ съ своимъ плѣнникомъ въ длинной узкой галлереѣ, грязной и низкой, вымощенной камнями, и тускло освѣщенной двумя небольшими окнами съ противоположныхъ концовъ.
   - Вотъ мы и пришли, сударь мой,- сказалъ проводникъ, засунувъ руки въ карманы и безпечно посматривая черезъ плечо м-ра Пикквика.- Это y н

Другие авторы
  • Данилевский Николай Яковлевич
  • Добычин Леонид Иванович
  • Готовцева Анна Ивановна
  • Ваксель Свен
  • Арцыбашев Николай Сергеевич
  • Шашков Серафим Серафимович
  • Гершензон Михаил Осипович
  • П.Громов, Б.Эйхенбаум
  • Толстой Алексей Николаевич
  • Бороздна Иван Петрович
  • Другие произведения
  • Струговщиков Александр Николаевич - Михаил Иванович Глинка
  • Гайдар Аркадий Петрович - Жизнь ни во что (Лбовщина)
  • Розанова Ольга Владимировна - Стихотворения
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Господа Головлевы
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Начертание русской истории для училищ. Сочинение профессора Погодина
  • Загоскин Михаил Николаевич - Искуситель
  • Плещеев Алексей Николаевич - Полное собрание стихотворений
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале
  • Сомов Орест Михайлович - Сказка о Никите Вдовиниче
  • Шекспир Вильям - Король Генрих V
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 252 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа