Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 35

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



ѣсто, нѣкоторые джентльмены объявили, что вечеръ ихъ конченъ.
   - Это что значитъ? Неужто вы хотите сказать, что вы ужъ идете, любезный другъ?- сказалъ Самуэль м-ру Джону Смокеру.
   - Надобно идти, долгъ службы,- сказалъ м-ръ Смокеръ.- Я обѣщалъ Бентаму.
   - А! Очень хорошо,- сказалъ Самуэль.- Это другое дѣло, иначе, пожалуй, Бентамъ уволитъ себя отъ вашей службы.- A вы куда, Обжигайло?
   - Иду и я,- сказалъ джентльменъ въ треугольной шляпѣ.
   - Какъ? На чью же голову остается здѣсь эта порц³я пунша?- вскричалъ Самуэль.- Нѣтъ, вздоръ, ты сядешь опять, Обжигайло.
   М-ръ Токкель не могъ устоять противъ такого соблазна. Онъ снялъ шляпу, поставилъ въ уголъ палку и сказалъ, что готовъ еще выцѣдить стаканчикъ для возстановлен³я дружбы.
   Съ ними остался и свѣтло-син³й джентльменъ, такъ какъ онъ былъ изъ одного дома съ м-ромъ Токкелемъ. Послѣ второго или третьяго стакана пунша Самуэль потребовалъ устрицъ изъ лавки зеленщика, и эффектъ этого угощен³я оказался превосходнымъ. М-ръ Токкель, съ треугольной шляпой на головѣ и палкою въ рукахъ, принялся по разбросаннымъ раковинамъ выплясывать лягушеч³й танецъ подъ аккомпанементъ свѣтло-синяго джентльмена, который весьма искусно выигрывалъ тактъ на головной гребенкѣ, въ совершенствѣ замѣнившей музыкальный инструментъ. Наконецъ, когда пуншъ былъ конченъ и ночь прошла, они отправились по своимъ домамъ. Лишь только м-ръ Токкель выбрался на свѣж³й воздухъ, какъ имъ овладѣло внезапное желан³е протянуться и лечь на камни тротуара. Самуэль не думалъ противорѣчить; но сберегая треугольную шляпу, которую безъ того могли бы украсть, онъ приплющилъ ее къ головѣ свѣтло-синяго джентльмена, съ величайшими усил³ями продолжавшаго свой путь. М-ръ Уэллеръ прислонилъ его къ подъѣзду въ домѣ его господина, впихнулъ ему въ руки швейцарскую булаву, позвонилъ въ колокольчикъ и спокойно пошелъ къ себѣ домой.
   Поутру, гораздо ранѣе обычной поры, м-ръ Пикквикъ, одѣтый, умытый и причесанный, спустился внизъ и позвонилъ въ колокольчикъ.
   - Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, когда м-ръ Уэллеръ явился на его призывъ,- заприте дверь.
   М-ръ Уэллеръ заперъ.
   - Прошлой ночью, Самуэль, y насъ тутъ случилась весьма непр³ятная истор³я, заставившая м-ра Винкеля опасаться насильственныхъ поступковъ со стороны м-ра Даулера,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Я слышалъ кое-что объ этомъ на кухнѣ отъ старухи,- отвѣчалъ Самуэль.
   - И мнѣ больно сказать, Самуэль,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ грустнымъ тономъ, при чемъ его физ³оном³я приняла самое болѣзненное выражен³е,- мнѣ больно сказать, что, опасаясь этихъ насильственныхъ поступковъ, м-ръ Винкель убѣжалъ.
   - Убѣжалъ!- воскликнулъ Самуэль.
   - Оставилъ домъ сегодня на разсвѣтѣ, не переговоривъ даже со мною,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.- И мнѣ даже неизвѣстно, куда онъ убѣжалъ.
   - Ему слѣдовало остаться, сэръ, и столкнуться съ нимъ лицомъ къ лицу,- замѣтилъ м-ръ Уэллеръ.- Не нужно большой силы, чтобы упрятать этого Даулера.
   - Я уже давно, на основан³и нѣкоторыхъ соображен³й, могъ сомнѣваться въ его храбрости и отвагѣ; но какъ бы то ни было, м-ръ Винкель убѣжалъ. Его надобно найти, Самуэль, отыскать и представить ко мнѣ.
   - A если онъ не захочетъ воротиться?
   - Въ такомъ случаѣ должно употребить силу
   - Кто-жъ ее употребитъ?
   - Вы, Самуэль.
   - Очень хорошо, сэръ.
   Съ этими словами м-ръ Уэллеръ вышелъ изъ комнаты, и черезъ минуту можно было слышать, какъ отворилась уличная дверь. Черезъ два часа онъ воротился и объявилъ своему господину, что джентльменъ, совершенно сходный по описан³ю съ м-ромъ Винкелемъ, уѣхалъ поутру въ Бристоль съ первымъ дилижансомъ.
   - Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, взявъ его за руку,- вы малый расторопный, сметливый, безцѣнный малый. Вы поѣдете за нимъ въ Бристоль, Самуэль.
   - Слушаю, сэръ.
   - Лишь только вы откроете его убѣжище, немедленно напишите мнѣ, Самуэль. Если, сверхъ чаян³я, онъ попробуетъ бѣжать, валите его на землю и вяжите. Даю вамъ надъ нимъ полную власть и волю, Самуэль.
   - Я постараюсь быть осторожнымъ, сэръ.
   - Вы скажите ему,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ,- что я сердитъ на него, раздраженъ, взбѣшенъ и ничѣмъ не могу объяснить себѣ его самовольнаго и безразсуднаго поступка.
   - Слушаю, сэръ.
   - И вы думаете, что найдете его?
   - Непремѣнно, если только онъ не сгинулъ съ лица земли.
   - Очень хорошо. Въ такомъ случаѣ, чѣмъ скорѣе вы поѣдете, тѣмъ лучше.
   Съ этими словами м-ръ Пикквикъ вручилъ вѣрному слугѣ необходимую сумму денегъ и приказалъ ему скакать въ Бристоль.
   Самуэль уложилъ свои вещи въ дорожную сумку и въ минуту готовъ былъ къ отъѣзду. Сходя съ лѣстницы, онъ, однакожъ, призадумался и, воротившись назадъ, просунулъ свою голову въ дверь гостиной, гдѣ былъ его господинъ.
   - Сэръ,- шепнулъ м-ръ Уэллеръ.
   - Что?
   - Такъ-ли я понялъ ваши наставлен³я, сэръ?
   - Надѣюсь, что такъ.
   - Я долженъ повалить его и связать, какъ вы говорили?
   - Повалить и связать,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.- Дѣлайте съ нимъ все, что сочтете нужнымъ. Уполномочиваю васъ на все.
   Самуэль кивнулъ головой и, притворивъ дверь, быстро побѣжалъ съ лѣстницы въ догонку за пропавшимъ джентльменомъ.
  

Глава XXXVIII.

О томъ, какъ мистеръ Винкель не сгорѣлъ въ огнѣ и вышелъ сухъ изъ воды.

   Гонимый судьбою джентльменъ, сдѣлавш³йся злосчастною причиною необычайнаго шума и волнен³я, растревожившаго всѣхъ жителей Королевской улицы, провелъ остатокъ ночи въ великомъ смущен³и и безпокойствѣ и съ первымъ проблескомъ утренней зари поспѣшилъ тайнымъ образомъ оставить мирную кровлю, подъ которой друзья его еще покоились сладкимъ сномъ. Онъ рѣшился бѣжать, куда глаза глядятъ, Невозможно достойнымъ образомъ оцѣнить, восхвалить или прославить побужден³я, заставивш³я м-ра Винкеля обратиться къ этому истинно благородному и великодушному плану.
   - Если этотъ Даулеръ,- разсуждалъ м-ръ Винкель самъ съ собою,- если этотъ Даулеръ, въ чемъ не можетъ быть ни малѣйшаго сомнѣн³я, вздумаетъ привести въ исполнен³е свою бѣшеную угрозу противъ моей личной безопасности, я буду поставленъ въ неизбѣжную необходимость вызвать его на дуэль. Что-жъ отсюда выйдетъ? У него есть жена, то есть женщина любящая, которая вполнѣ зависитъ отъ него. Дѣтей покамѣстъ нѣтъ еще, но будутъ, вѣроятно, и дѣти. Велик³й Боже! Мнѣ будетъ жизнь не въ жизнь, если я, ослѣпленный извергъ, позволю себѣ умертвить этого человѣка!
   Эти прискорбныя соображен³я подѣйствовали съ такою силою на гуманныя чувства молодого человѣка, что колѣни его бойко застучали одно о другое и на лицѣ его обнаружились самые возмутительные признаки внутренней тревоги. Дѣйствуя подъ вл³ян³емъ этихъ размышлен³й, онъ схватилъ дорожную сумку и, выюркнувъ потихоньку изъ своей комнаты, заперъ ненавистную уличную дверь, не производя при этомъ ни малѣйшаго шума. Выбравшись такимъ образомъ на вольный воздухъ, онъ вздохнулъ свободно, и ноги его устремились сами собою къ Королевской гостиницѣ, гдѣ уже стоялъ дилижансъ, готовый отправиться въ Бристоль. Разсудивъ весьма основательно, что Бристоль столько же удобенъ для его цѣлей, какъ и всяк³й другой городокъ въ англ³йскомъ государствѣ, м-ръ Винкель сѣлъ на импер³алъ и благополучно достигъ до мѣста своего назначен³я въ урочное количество часовъ, обыкновенно употребляемыхъ двумя быстроногими конями, которые два раза въ сутки перебѣгаютъ пространство изъ Бата въ Бристоль и обратно.
   Онъ остановился въ гостиницѣ "Зеленаго куста" и тотчасъ же пошелъ осматривать городъ, отлагая переписку съ м-ромъ Пикквикомъ до той поры, когда время и разсудокъ поутомятъ мало-по-малу ярость бѣшенаго Даулера. Грязь и нечистота всякаго рода были первыми предметами, поразившими вниман³е путешественника. М-ръ Винкель обозрѣлъ доки, корабельную верфь, кафедральную церковь, и направилъ свой путь въ Клифтонъ, куда указали ему дорогу. Долго бродилъ онъ по разнымъ переулкамъ и закоулкамъ и, наконецъ, взошелъ въ такую трущобу, откуда не было, казалось, никакого исхода. Чтобы выпутаться изъ затруднительнаго положен³я, онъ счелъ необходимымъ зайти въ какую-нибудь лавку или магазинъ, гдѣ бы снова могли навести его на истинный путь.
   Озираясь во всѣ стороны, м-ръ Винкель увидѣлъ какое-то вновь отдѣланное и расписанное жилище, которое могло занимать средину между магазиномъ и частнымъ домомъ. Красный фонарь передъ подъѣздомъ служилъ свидѣтельствомъ, что здѣсь, по всей вѣроятности, находилось жилище врача, и эта догадка вполнѣ оправдывалась огромной вывѣской надъ уличной дверью, гдѣ золотыми буквами было изображено: "Докторская аптека". Надѣясь тутъ сдѣлать необходимые разспросы, м-ръ Винкель вошелъ въ маленькую лавку, гдѣ по всѣмъ сторонамъ стояли ящики, бутылочки, стклянки, пузырьки и бутылки съ золотыми ярлыками. Не находя здѣсь никого, онъ постучалъ полкроной о прилавокъ, думая такимъ образомъ привлечь къ себѣ вниман³е доктора или его помощника, который былъ, вѣроятно, въ слѣдующей комнатѣ, гдѣ надъ дверью с³яла другая великолѣпнѣйшая надпись: "Кабинетъ доктора медицины и хирург³и".
   При первомъ стукѣ м-ра Винкеля звуки, выходивш³е изъ кабинета, прекратились; при второмъ - дверь отворилась, и въ аптеку вошелъ степенный молодой человѣкъ въ зеленыхъ очкахъ и съ огромной книгой подъ мышкой. Онъ остановился y прилавка и спросилъ, что доставляетъ ему удовольств³е видѣть неизвѣстнаго пришельца.
   - Очень жалѣю, что я помѣшалъ вашимъ занят³ямъ, сэръ,- сказалъ м-ръ Винкель,- но мнѣ хотѣлось бы знать, гдѣ найти дор ...
   - Ха! ха! ха!- залился ученый молодой человѣкъ, бросивъ свою огромную книгу къ потолку и поймавъ съ необыкновенною ловкостью въ ту самую минуту, когда она грозила своимъ паден³емъ раздавить въ дребезги маленьк³е пузырьки на прилавкѣ.- Вотъ вамъ штука, такъ штука!
   Это была дѣйствительно штука забавная и хитрая. М-ръ Винкель, изумленный необыкновеннымъ поведен³емъ доктора медицины и хирург³и, невольно попятился къ дверямъ, недоумѣвая, чѣмъ и объяснить такой странный пр³емъ.
   - Какъ! Стало быть, вы не знаете меня?- спросилъ докторъ медицины и хирург³и.
   М-ръ Винкель пробормоталъ въ отвѣтъ, что не имѣетъ этой чести.
   - Э-re, вотъ оно какъ!- продолжалъ ученый молодой человѣкъ.- Выходитъ на повѣрку, что я могу питать блистательныя надежды впереди, если видъ мой внушаетъ такое уважен³е постороннимъ лицамъ. Еще какихъ-нибудь полгода, и бристольск³я старухи будутъ подъ моей командой. Ну, провались ты, старая хрычовка!
   Съ этимъ комплиментомъ, относившимся къ большой книгѣ, докторъ медицины и хирург³и перекинулъ ее, съ замѣчательною ловкостью, на противуположный конецъ комнаты, и когда вслѣдъ затѣмъ онъ сорвалъ очки со своего носа, м-ръ Винкель немедленно угадалъ въ немъ Боба или Роберта Сойера, эсквайра, того самаго молодого человѣка, съ которымъ онъ недавно имѣлъ честь познакомиться въ его собственной квартирѣ, что въ Боро, на Ландъ-Стритѣ.
   - И вы точно не угадали меня?- сказалъ м-ръ Бобъ Сойеръ, дружески пожимая руку м-ра Винкеля.
   - Рѣшительно не угадалъ,- отвѣчалъ м-ръ Винкель.
   - Это, однакожъ, довольно странно. Значитъ, вы не замѣтили моей фамил³и,- сказалъ Бобъ Сойеръ, обращая вниман³е своего пр³ятеля на дверь аптеки, гдѣ бѣлыми буквами по черному полю были разрисованы слова,- "Сойеръ, преемникъ знаменитаго Ноккморфа".
   - Мнѣ какъ-то не пришлось взглянуть на эту надпись,- сказалъ м-ръ Винкел?,.
   - Скажите, пожалуйста, какъ оно вышло! Если бы я зналъ, что это вы, я бы бросился со всѣхъ ногъ и заключилъ васъ въ свои объят³я,- сказалъ Бобъ Сойеръ,- но мнѣ показалось сначала, что вы сборщикъ королевскихъ пошлинъ.
   - Неужели!- сказалъ м-ръ Винкель.
   - Честное слово,- отвѣчалъ Бобъ Сойеръ,- и я хотѣлъ было сказать, что меня нѣтъ дома и что, если вамъ угодно оставить какое-нибудь поручен³е, то я охотно передамъ его самому себѣ, потому что, видите ли, этотъ джентльменъ знаетъ меня столько-же, какъ сборщики пошлинъ съ освѣщен³я и мостовой. Церковный сборщикъ, повидимому, догадывается, что я за птица, и мнѣ заподлинно извѣстно, что сборщикъ водяныхъ пошлинъ хорошо меня знаетъ, потому что я имѣлъ удовольств³е выдернуть ему зубъ по прибыт³и сюда. Войдите, однакожъ, м-ръ Винкель, войдите!
   Болтая на этотъ ладъ, Бобъ Сойеръ втолкнулъ м-ра Винкеля въ докторск³й кабинетъ, гдѣ y пылающаго камина, съ кочергой въ рукахъ, сидѣлъ не кто другой, какъ неизмѣнный другъ доктора медицины и хирург³и, м-ръ Бенжаменъ Алленъ.
   - Ну, право, этого удовольств³я я никакъ не ожидалъ,- сказалъ м-ръ Винкель.- У васъ тутъ, я думаю, превосходное мѣсто.
   - Ничего, такъ себѣ, годится на первый разъ,- отвѣчалъ Бобъ Сойеръ.- Вскорѣ послѣ намеднишней пирушки я выдержалъ свой экзаменъ, и добрые родственники снабдили меня необходимыми потребностями для первоначальнаго обзаведен³я. Я сшилъ черную пару, вооружился зелеными очками и принялъ здѣсь, по возможности, торжественный видъ, приличный ученому мудрецу.
   - И y васъ тутъ, конечно, порядочная практика,- замѣтилъ м-ръ Винкель.
   - Какъ же, какъ же, есть и практика,- отвѣчалъ Бобъ Сойеръ.- Если все этакъ пойдетъ впередъ, къ концу двухъ-трехъ лѣтъ можно будетъ уложить всѣ мои барыши въ маленькую рюмочку, и прикрыть ихъ листикомъ отъ крыжовника.
   - Ну, вы шутите, разумѣется,- сказалъ м-ръ Винкель.- Одни эти матер³алы въ вашей аптекѣ ...
   - Полноте, любезный другъ, как³е тутъ матер³алы!- сказалъ Бобъ Сойеръ,- половина ящиковъ пустехоньки, a другую половину вы не отворите.
   - Что за вздоръ!- сказалъ м-ръ Винкель.
   - Печальная истина, почтеннѣйш³й, честное слово!- отвѣчалъ Бобъ Сойеръ.- Не угодно-ли учинить повѣрку!
   Сказавъ это, онъ вошелъ въ аптеку и доказалъ очевиднѣйшимъ образомъ, что большая часть ящиковъ съ вызолоченными надписями были пусты или фальшивы.
   - И ужъ, коль на то пошло, я долженъ объявить вамъ по секрету, что во всей аптекѣ ничего нѣтъ кромѣ п³явокъ, да и тѣ нѣсколько разъ были въ дѣлѣ.
   - О, этого я никакъ бы не могъ вообразить!- воскликнулъ озадаченный м-ръ Винкель.
   - Еще бы! Нужда научитъ бросать пыль въ глаза, какъ скоро надобно подняться на ноги честному джентльмену,- отвѣчалъ Бобъ Сойеръ.- Однакожъ, соловья баснями не кормятъ; не хотите ли чего перекусить, м-ръ Винкель? Послушай, Бенъ, запусти-ка руку въ этотъ шкафикъ, гдѣ стоитъ патентованная микстура для сварен³я желудка.
   М-ръ Бенжаменъ Алленъ улыбнулся въ знакъ готовности и вытащилъ изъ ближайшаго ящика огромную черную бутыль, до половины наполненную водкой.
   - Вы, конечно, не употребляете воды?- спросилъ Бобъ Сойеръ.
   - Покорно васъ благодарю,- отвѣчалъ м-ръ Винкель.- Теперь довольно рано и я хотѣлъ бы растворить этотъ напитокъ, если позволите.
   - Растворяйте, сколько хотите, если совѣсть не зазритъ,- отвѣчалъ Бобъ Сойеръ, выпивая залпомъ рюмку водки.- Бенъ, подай сюда ступку.
   М-ръ Бенжаменъ Алленъ вытащилъ изъ того же сокровеннаго влагалища небольшую мѣдную ступку, которая, замѣтилъ Бобъ Сойеръ, составляла для него предметъ особенной гордости, какъ сосудъ, имѣвш³й ученую наружность. Здѣсь онъ, посредствомъ многочисленныхъ химическихъ операц³й, вскипятилъ воду и приготовилъ отличный грогъ для своего гостя. Когда разговоръ мало-по-малу сдѣлался общимъ, въ комнату вдругъ вошелъ мальчикъ въ сѣрой ливреѣ, въ фуражкѣ съ золотой кокардой и съ небольшой корзиною подъ мышкой. М-ръ Бобъ Сойеръ привѣтствовалъ его такимъ образомъ:
   - Подите-ка сюда, плутишка.
   Мальчикъ повиновался.
   - Зачѣмъ вы стояли, выпуча глаза, на площади?
   - Нѣтъ, сэръ, я не стоялъ,- отвѣчалъ мальчикъ.
   - Смотри, y меня держать ухо востро, лѣнивецъ,- сказалъ м-ръ Бобъ Сойеръ грознымъ тономъ.- Кто, думаете вы, станетъ требовать услугъ ученаго джентльмена, какъ скоро будетъ извѣстно, что его мальчикъ прыгаетъ на улицѣ черезъ веревочку или играетъ въ мраморные шарики съ другими ребятишками? Понимаете-ли вы, повѣса, въ чемъ состоятъ ваши обязанности?
   - Понимаю, сэръ.
   - Еще бы не понимать! Ну, разнесены лекарства?
   - Разнесены.
   - Куда вы отнесли порошки для ребенка?
   - Въ тотъ большой домъ, гдѣ недавно были крестины.
   - Хорошо. A пилюли съ ярлычкомъ: "по четыре раза въ день".
   - Туда, гдѣ живетъ старый джентльменъ съ подагрою въ ногахъ.
   - Очень хорошо. Затворите дверь и маршъ въ лавку.
   - Эге!- сказалъ м-ръ Винкель, когда мальчикъ ушелъ въ аптеку.- Дѣла-то, стало быть, идутъ вовсе не такъ дурно, какъ вы сначала хотѣли меня увѣрить. Вы разсылаете по городу лекарства.
   М-ръ Бобъ Сойеръ заглянулъ въ лавку, чтобы удостовѣриться въ отсутств³и посторонняго слушателя, и потомъ, нагибаясь къ уху м-ра Винкеля, проговорилъ:
   - Онъ разноситъ ихъ наудалую, куда ни попало.
   М-ръ Винкель широко открылъ свои глаза. Бобъ Сойеръ и пр³ятель его засмѣялись.
   - Какъ же это, господа? Я тутъ ровно ничего не понимаю,- сказалъ м-ръ Винкель.
   - A штука очень проста,- сказалъ Бобъ.- Видите ли, какъ все это происходитъ: мальчишка идетъ въ извѣстный домъ, звонитъ изо всей мочи y подъѣзда, выбѣгаетъ слуга, онъ отдаетъ ему пакетъ съ лекарствомъ и, не говоря ни слова, уходитъ прочь. Слуга передаетъ пакетъ въ столовую, господинъ открываетъ и читаетъ:- "Микстуру на ночь по двѣ ложки... пилюли какъ сказано ... полосканье какъ обыкновенно ... порошки какъ предписано. Отъ Роберта Сойера, намѣстника Ноккморфа. Приготовлено въ его собственной аптекѣ".- И такъ далѣе. Господинъ передаетъ своей женѣ; та читаетъ и передаетъ слугамъ. Пакетъ совершаетъ путешеств³я отъ лакейской до кухни, отъ кухни до конюшни. На другой день мальчишка приходитъ опять и говоритъ:- "Очень жалѣю ... ошибся ... напрасно побезпокоилъ ... хлопотъ множество ... лекарство было назначено въ другое мѣсто ... м-ръ Сойеръ, преемникъ Ноккморфа, проситъ извинить".- Дѣло между тѣмъ сдѣлано своимъ чередомъ и въ нѣсколько дней фамил³я знаменитаго доктора расходится по всему городу. Повѣрьте, любезный другъ, что эта продѣлка лучше всякихъ газетныхъ объявлен³й. Есть y насъ четырехъ-унцевая бутылочка, которая обѣгала половину Бристоля и еще далеко не кончила своего путешеств³я.
   - Ахъ, Боже мой, да это въ самомъ дѣлѣ превосходная выдумка!- замѣтилъ м-ръ Винкель.
   - Что-жъ дѣлать? Надо подниматься на хитрости ученымъ людямъ,- сказалъ Бобъ Сойеръ.- Бенжаменъ и я выдумали около дюжины такихъ веществъ. Такъ, напримѣръ, ламповщикъ получаетъ отъ меня восемнадцать пенсовъ въ недѣлю за то, что ночь разъ по десяти стучится бѣшенымъ образомъ въ мои ворота, привлекая вниман³е всѣхъ сосѣдей; и когда я бываю въ вокзалѣ или театрѣ, мальчишка съ величайшимъ ужасомъ на лицѣ вбѣгаетъ въ залу и вызываетъ меня къ мнимому больному.- "Съ кѣмъ-нибудь сдѣлалось дурно,- говорить толпа.- Прислали за докторомъ Сойеромъ. Боже мой, какъ занятъ этотъ молодой человѣкъ!"
   Открывая такимъ образомъ эти интересныя мистер³и медицинской професс³и, м-ръ Бобъ Сойеръ и другъ его Бенъ Алленъ облокотились на спинки своихъ креселъ и закатились самымъ веселымъ и громкимъ смѣхомъ. Вслѣдъ затѣмъ разговоръ перешелъ на другой предметъ, получивш³й личный интересъ для самого м-ра Винкеля.
   Мы уже имѣли случай намекнуть въ своемъ мѣстѣ, что м-ръ Бенжаменъ Алленъ становился особенно нѣжнымъ и даже сантиментальнымъ послѣ водки. Это, конечно, не единственный случай, и мы знавали на своемъ вѣку многихъ пац³ентовъ, подверженныхъ сантиментальности, вслѣдств³е употреблен³я сердцекрѣпительныхъ напитковъ. Въ настоящ³й пер³одъ своего существован³я, м-ръ Бенжаменъ Алленъ чувствовалъ особенное предрасположен³е къ нѣжности сердечной. Уже около трехъ недѣль онъ жилъ безвыходно въ квартирѣ своего задушевнаго друга и товарища по медицинской професс³и. М-ръ Бобъ Сойеръ никогда не отличался особенно воздержной жизнью и никакъ нельзя сказать, чтобы м-ръ Бенжаменъ Алленъ владѣлъ слишкомъ крѣпкою головою. Слѣдств³емъ этихъ обстоятельствъ, соединенныхъ вмѣстѣ, было то, что м-ръ Бенжаменъ Алленъ колебался все это время между опьянѣн³емъ и совершеннымъ пьянствомъ.
   - Другъ мой,- сказалъ м-ръ Бенъ Алленъ, пользуясь кратковременной отлучкой м-ра Боба Сойера, который пошелъ въ аптеку ревизовать свои подержанныя п³явки,- милый другъ мой, я очень несчастенъ.
   М-ръ Винкель поспѣшилъ выразить свое соболѣзнован³е и полюбопытствовалъ узнать причину горести несчастнаго студента.
   - Ничего, дружище, ничего,- сказалъ Бенжаменъ.- Вы вѣдь, я думаю, помните Арабеллу, Винкель, сестру мою Арабеллу, смазливую дѣвчонку, Винкель, черноглазую и краснощекую, которую вы встрѣчали прошлой зимой на хуторѣ y старика Уардля. Не знаю, обратили-ли вы на нее вниман³е: дѣвчонка замѣчательная, Винкель. Мои черты, вѣроятно, могутъ напоминать ее нѣкоторымъ образомъ.
   Но м-ръ Винкель превосходно помнилъ очаровательную Арабеллу, и черты ея никогда не изглаживались изъ его души. Ему не было никакой надобности вглядываться въ лицо ея братца Бенжамена, который на самомъ дѣлѣ былъ весьма дурною и невѣрною коп³ею интересной дѣвицы. Преодолѣвая внутреннее волнен³е, м-ръ Винкель отвѣчалъ, что онъ хорошо помнитъ молодую леди и надѣется, что она, конечно, совершенно здорова.
   - Другъ нашъ Бобъ - чудесный малый, какъ вы думаете, Винкель?- сказалъ въ отвѣтъ м-ръ Бенъ Алленъ.
   - Ваша правда,- сказалъ м-ръ Винкель, не предчувствуя ничего добраго отъ этого тѣснаго соединен³я двухъ именъ.
   - Я предназначилъ ихъ другъ для друга,- продолжалъ м-ръ Бенъ Алленъ, опрокидывая свою рюмку съ особенною выразительностью.- Они сотворены другъ для друга, ниспосланы въ этотъ м³ръ другъ для друга, рождены другъ для друга, Винкель. Замѣтьте, любезный другъ, особое назначен³е, предусмотрительность и прозорливость судьбы: вся разница между ними только въ пяти годахъ, и они оба празднуютъ свое рожден³е въ августѣ.
   Такое обстоятельство, конечно, могло быть названо чудеснымъ во многихъ отношен³яхъ; однакожъ, м-ръ Винкель, горѣвш³й нетерпѣн³емъ слышать дальнѣйш³я подробности, не выразилъ ни малѣйшаго удивлен³я. М-ръ Бенъ Алленъ выронилъ одну или двѣ слезы и сказалъ съ сокрушен³емъ сердечнымъ, что, несмотря на его почтен³е, преданность и даже благоговѣн³е къ превосходнѣйшему другу, легкомысленная Арабелла, по какой-то непостижимой причинѣ, обнаруживаетъ рѣшительную антипат³ю къ особѣ доктора Бобъ-Сойера.
   - И думать надобно,- сказалъ въ заключен³е м-ръ Бенъ Алленъ, - что тутъ завелась давнишняя любовная страстишка.
   - И вы не подозрѣваете, кто долженъ быть предметомъ этой страсти?- спросилъ м-ръ Винкель съ великимъ страхомъ.
   М-ръ Бенъ Алленъ схватилъ кочергу, замахалъ ею воинственнымъ образомъ надъ своей головой, поразилъ страшнѣйшимъ ударомъ воображаемый черепъ и сказалъ въ заключен³е съ энергическимъ эффектомъ, что ему только бы узнать этого человѣка и ... и больше ничего.
   - Я бы показалъ ему, что я о немъ думаю,- сказалъ м-ръ Бенъ Алленъ.
   И кочерга опять взвилась надъ его головой съ такимъ же неистовствомъ, какъ прежде.
   Все это услаждало чувства м-ра Винкеля до такой степени, что въ продолжен³е нѣсколькихъ минутъ онъ не могъ проговорить ни одного слова. Собравшись, наконецъ, съ духомъ, онъ спросилъ, не въ Кентѣ-ли была теперь миссъ Алленъ.
   - Нѣтъ, нѣтъ - сказалъ м-ръ Бенъ Алленъ, бросая кочергу и устремивъ на своего собесѣдника хитрый взглядъ.- Я разсчиталъ, что хуторъ старика Уардля не годится для такой взбалмошной дѣвчонки, какъ моя сестра, и поэтому,- надобно вамъ замѣтить, Винкель, что по смерти нашихъ родителей я остался единственнымъ защитникомъ и опекуномъ Арабеллы,- поэтому я переслалъ ее въ эту сторону, въ глухое, скрытное и скучное мѣстечко, подъ надзоръ старой тетки. Это, авось, вывѣтритъ глупые мысли изъ ея головенки ... Ну, a если не вывѣтритъ, мы отвеземъ ее за границу и посмотримъ, что будетъ.
   - Выходитъ, стало-быть, что тетка ея въ Бристолѣ?- спросилъ заикаясь м-ръ Винкель.
   - Нѣтъ, нѣтъ, не въ Бристолѣ,- отвѣчалъ м-ръ Бенъ Алленъ, прищуривая однимъ глазомъ и подергивая большимъ пальцемъ черезъ свое плечо;- тамъ вонъ она... вонъ тамъ. Однакожъ, надо помалчивать насчетъ этихъ вещей. Идетъ Робертъ. Ни слова, любезный другъ, ни полслова.
   Этотъ разговоръ, при всей краткости, возбудилъ въ душѣ м-ра Винкеля высшую степень безпокойства и тревоги. Давнишняя любовная страстишка врѣзалась острымъ кинжаломъ въ его сердце. Кто былъ предметомъ этой страсти? Онъ или не онъ; вотъ вопросъ. Былъ-ли y него какой-нибудь соперникъ, или прекрасная Арабелла изъ-за него самого презираетъ этого весельчака, Роберта Сойера? Онъ рѣшился увидѣть ее во что бы ни стало; но здѣсь представилось само собою чрезвычайно важное и, можетъ быть, непобѣдимое затруднен³е. Гдѣ и какъ отыскать миссъ Арабеллу? Слова ея брата: "тамъ вонъ она - вонъ тамъ", заключали въ себѣ довольно неопредѣленный смыслъ, и м-ръ Винкель недоумѣвалъ, живетъ-ли миссъ Алленъ въ трехъ миляхъ отъ Бристоля, или въ тридцати, или, можетъ быть, въ трехстахъ.
   Но ему нельзя было въ настоящую минуту предаться глубокомысленному размышлен³ю о своей любви, потому что возвращен³е. Роберта сопровождалось прибыт³емъ изъ трактира огромнаго пирога съ начинкой, и м-ръ Винкель, по настоятельному требован³ю хозяина, долженъ былъ принять участ³е въ его холостой трапезѣ. Наемная старушка, принявшая должность временной ключницы, накрыла на столъ, и когда, послѣ предварительныхъ переговоровъ, заняли ножикъ съ вилкой y матери мальчика въ сѣрой ливреѣ (потому что хозяйственные припасы м-ра Сойера были еще покамѣстъ довольно ограничены), пр³ятели сѣли обѣдать, при чемъ каждый изъ нихъ, для вящаго удобства, долженъ былъ потягивать шотландское пиво прямо изъ горлышка бутылки.
   Послѣ обѣда м-ръ Бобъ Сойеръ приказалъ принести изъ аптеки большую мѣдную ступку и принялся собственными руками составлять пуншъ изъ рома съ лимономъ, мушкатными орѣхами и другими довольно многосложными спец³ями, которыя можно было назвать не иначе, какъ по латыни. М-ръ Сойеръ, какъ холостякъ, держалъ во всемъ домѣ только одинъ стаканъ, предоставленный теперь въ распоряжен³е м-ра Винкеля, какъ дорогого гостя; Бенъ Алленъ долженъ былъ употребить для себя воронку, заткнувъ напередъ пробочкой ея узк³й конецъ, a м-ръ Сойеръ ограничился однимъ изъ тѣхъ хрустальныхъ сосудовъ съ кабалистическими надписями, которыми ученые химики измѣряютъ жидк³е медикаменты при составлен³и рецептовъ. Когда эти предварительныя распоряжен³я были приведены къ концу, друзья попробовали пуншъ и нашли его превосходнымъ. Было рѣшено, что, пока м-ръ Винкель пьетъ одинъ стаканъ, Бенъ Алленъ и Бобъ Сойеръ возобновляютъ свои порц³и по два раза, такъ какъ ихъ сосуды были слишкомъ малы по объему. Послѣ этого услов³я, дружеск³й пиръ между ними получилъ самый веселый характеръ.
   Никто однакожъ не пѣлъ, потому что м-ръ Бобъ Сойеръ считалъ пѣн³е несообразнымъ съ професс³ей ученаго джентльмена; но, награждая себя за это лишен³е, они говорили и смѣялись вдоволь, такъ что, вѣроятно, ихъ можно было слышать на противоположномъ концѣ улицы. Эта шумная бесѣда значительно сократила скучные часы для служившаго y доктора мальчика, который, вмѣсто того чтобъ посвящать вечернее время своему обыкновенному занят³ю: писать и стирать свое имя на конторкѣ, заглядывалъ безпрестанно въ стеклянную дверь, улыбался, слушалъ и дѣлалъ изподтишка превеселыя гримасы.
   Уже веселость Боба Сойера достигла степени яростнаго восторга, грусть Бена Аллена превратилась въ тоскливое расположен³е духа, и пуншъ почти весь исчезъ изъ аптекарской ступки, какъ вдругъ мальчишка вбѣжалъ въ комнату и доложилъ, что какая-то молодая женщина пришла звать доктора Сойера къ больному, жившему черезъ двѣ улицы отъ его аптеки. Это положило конецъ веселой пирушкѣ. М-ръ Бобъ Сойеръ, заставивъ повторить приглашен³е разъ двадцать, окатилъ свою голову холодною водою, чтобы придать себѣ по-возможности строг³й видъ, надѣлъ зеленые очки и вышелъ со двора. Послѣ его ухода м-ръ Бенъ Алленъ впалъ въ отчаянную тоску и утратилъ всякую способность продолжать какую бы то ни было бесѣду. Не надѣясь добиться отъ него интересныхъ объяснен³й, м-ръ Винкель взялъ шляпу, раскланялся и ушелъ въ гостиницу "Зеленаго куста".
   Душевное безпокойство и многочисленныя размышлен³я, пробужденныя воспоминан³ями о прекрасной Арабеллѣ, были причиною того, что пуншъ, выпитый въ значительномъ количествѣ, не произвелъ обычнаго вл³ян³я на потрясенный организмъ м-ра Винкеля. Въ буфетѣ "Зеленаго куста" онъ выпилъ содовой воды и отправился въ общую залу, взволнованный приключен³ями этого дня.
   Здѣсь передъ каминомъ сидѣлъ высок³й джентльменъ въ сюртукѣ и ботфортахъ. Больше никого не было въ общей залѣ. Вечеръ былъ довольно холоденъ для этого времени года, и джентльменъ отодвинулъ свой стулъ отъ камина, чтобъ дать мѣсто новому пришельцу. Каково было удивлен³е м-ра Винкеля, когда онъ вдругъ увидѣлъ передъ собою лицо мстительнаго и кровожаднаго Даулера!
   Первымъ движен³емъ злосчастнаго пикквикиста было ухватиться за сонетку; но, къ несчастью, сонетка была за головою м-ра Даулера. Онъ торопливо отодвинулся назадъ, воображая, что стремительное движен³е молодого человѣка не предвѣщало ничего добраго.
   - М-ръ Винкель, сэръ, будьте спокойны. Не бейте меня. Я не перенесу этого, не стерплю, сэръ. Какъ! Поразить меня ударомъ! Нѣтъ, сэръ, этого вамъ не удастся,- говорилъ Даулеръ, бросая на молодого человѣка так³е взоры, въ которыхъ, сверхъ чаян³я, никакъ нельзя было замѣтить особенной свирѣпости.
   - Что вы говорите?- пролепеталъ м-ръ Винкель.
   - Да, сэръ, я знаю, что говорю,- отвѣчалъ Даулеръ,- успокойтесь, сэръ. Садитесь, м-ръ Винкель. Выслушайте меня, сэръ.
   - Сэръ,- началъ м-ръ Винкель, охваченный дрожью съ головы до ногъ,- прежде чѣмъ я соглашусь сѣсть подлѣ васъ или передъ вами безъ всякаго посторонняго свидѣтеля, я долженъ напередъ выслушать ваши предварительныя объяснен³я. Вы, сэръ, употребили противъ меня такую угрозу... такую страшную угрозу, что... что...
   М-ръ Винкель поблѣднѣлъ и остановился.
   - Да, сэръ,- сказалъ Даулеръ, блѣдный почти такъ же, какъ его собесѣдникъ,- обстоятельства, согласитесь сами, были очень подозрительны. Теперь все объяснилось. Я уважаю вашу храбрость. Вы поступили благородно. Виноватъ одинъ я. Вотъ вамъ моя рука. Хватайте. Жмите.
   - Однакожь, сэръ,- сказалъ м-ръ Винкель, недоумѣвая взять, или нѣтъ, руку своего соперника, который, легко можетъ статься, хотѣлъ употребить противъ него какую-нибудь хитрость,- однакожъ, сэръ, я...
   - Я знаю, что вы хотите сказать,- перебилъ Даулеръ,- вы чувствуете себя оскорбленнымъ. Очень натурально. Я виноватъ. Прошу извинить меня. Будемъ друзьями. Простите меня.
   Съ этими словами Даулеръ поймалъ руку м-ра Винкеля и, пожимая ее съ необыкновенной горячностью, объявилъ торжественно, что онъ считалъ его благороднѣйшимъ молодымъ человѣкомъ, какихъ только удавалось ему встрѣчать въ большомъ свѣтѣ.
   - Ну теперь садитесь, м-ръ Винкель. Разсказывайте все, по порядку. Какъ вы нашли меня здѣсь? Когда выѣхали изъ Бата? Будьте откровенны. Говорите все.
   - Это произошло совершенно случайнымъ образомъ,- сказалъ м-ръ Винкель, озадаченный этой интересной и необыкновенной встрѣчей.
   - Неужели?
   - Увѣряю васъ.
   - Очень радъ,- сказалъ Даулеръ,- a я проснулся поутру, какъ обыкновенно, и совсѣмъ забылъ вчерашнюю угрозу. Мнѣ напомнили; я расхохотался. Какъ это можно? Мы будемъ друзьями, сказалъ я.
   - Кому?
   - М-съ Даулеръ. Ты пригрозилъ,- сказала она.- Ну, да, пригрозилъ,- сказалъ я.- Угроза была страшная,- сказала она.- Что-жъ изъ этого?- сказалъ я.- Ничего. Извинюсь. Помиримся. Гдѣ онъ?
   - Кто?- спросилъ м-ръ Винкель.
   - Вы,- отвѣчалъ Даулеръ,- я побѣжалъ внизъ. Васъ не нашли. Пикквикъ былъ угрюмъ. Сердито качалъ головой. Выразилъ надежду, что не будетъ произведено никакихъ насил³й. Я мигомъ смекнулъ, въ чемъ дѣло. Вы сочли себя обиженнымъ и ушли, вѣроятно, за секундантомъ. За пистолетами можетъ-быть. Горячая голова,- сказалъ я,- такихъ молодцовъ люблю и уважаю.
   М-ръ Винкель кашлянулъ и, понимая теперь сущность дѣла, пр³осанился и принялъ серьезный видъ.
   - Я оставилъ для васъ записку,- продолжалъ Даулеръ,- сказалъ, что искренно жалѣю. Такъ оно и было. Дѣла, не требующ³я отлагательства, вызвали меня сюда. Вы не удовлетворились этой запиской, послѣдовали за мной и потребовали словеснаго объяснен³я. Вы имѣли на это полное право. Прошло теперь все. Дѣла мои кончились. Завтра ѣду назадъ. Хотите вмѣстѣ.
   Чѣмъ дальше подвигались всѣ эти объяснен³я, тѣмъ серьезнѣе и степеннѣе становилась физ³оном³я м-ра Винкеля. Таинственное начало этой бесѣды объяснилось теперь совершенно. М-ръ Даулеръ столько же боялся дуэли, какъ м-ръ Винкель, и выходило на повѣрку, что этотъ бойк³й джентльменъ былъ первостатейнымъ трусомъ. Измѣряя чувствован³я м-ра Винкеля своими собственными опасен³ями, онъ поспѣшилъ укрыться въ безопасное мѣсто, разсчитывая весьма благоразумно, что укротитъ со временемъ справедливый гнѣвъ раздраженнаго врага. Судьба весьма кстати привела ихъ въ одно и то же мѣсто.
   Узнавъ такимъ образомъ всѣ подробности этого запутаннаго дѣла, м-ръ Винкель принялъ окончательно свирѣпый видъ и сказалъ, что онъ совершенно доволенъ; но эти слова были имъ произнесены ужаснымъ тономъ и м-ръ Даулеръ убѣдился какъ нельзя больше, что безъ этого мирнаго объяснен³я съ его стороны, встрѣча ихъ могла бы имѣть для него самыя страшныя послѣдств³я. Великодуш³е и снисходительность м-ра Винкеля выставлялись теперь съ самой выгодной стороны, и храбрые соперники, пожавъ другъ другу руки, удалились въ свои номера, обнаруживая готовность быть вѣчными друзьями.
   Въ половинѣ перваго, когда м-ръ Винкель уже начиналъ вкушать сладость перваго сна, его вдругъ разбудилъ громк³й стукъ въ дверь спальни. Сначала ему показалось, что это мечта, или сонное видѣн³е; но когда звукъ повторился еще нѣсколько разъ сряду, м-ръ Винкель быстро привскочилъ на своей постели и спросилъ, кто тамъ, и чего ему надобно.
   - Извините, сэръ, васъ спрашиваетъ какой-то молодой человѣкъ, который говоритъ, что ему надобно васъ видѣть с³ю же минуту,- отвѣчалъ изъ корридора голосъ трактирной служанки.
   - Молодой человѣкъ!- воскликнулъ м-ръ Винкель.
   - Точно такъ, сэръ, къ вашимъ услугамъ,- отвѣчалъ другой голосъ черезъ замочную щель,- и если вы не примите на себя труда отворить мнѣ дверь, очень легко можетъ статься, что ноги мои войдутъ сами собою.
   Вслѣдъ затѣмъ, молодой человѣкъ далъ довольно сильный толчокъ въ нижнюю часть двери, какъ будто желая показать, что ему ничего не стоитъ привести въ исполнен³е свою угрозу.
   - Вы-ли это, Самуэль?- спросилъ м-ръ Винкель, оставляя свою постель.
   - Лучше нельзя угадать отца родного, если нахлобучить на него шапку,- отвѣчалъ тотъ же голосъ.
   Не сомнѣваясь болѣе въ личности молодого человѣка, м-ръ Винкель отворилъ дверь, и лишь только онъ сдѣлалъ это, Самуэль Уэллеръ вошелъ съ величайшею поспѣшностью, заперъ дверь и, принимая благоразумную предосторожность, положилъ ключъ, въ карманъ своего жилета. Затѣмъ, обозрѣвая м-ра Винкеля съ головы до ногъ, сказалъ:
   - Какой вы затѣйникъ, сэръ,- удивительный затѣйникъ! Такихъ джентльменовъ, какъ вы, надо искать со свѣчей среди бѣлаго дня.
   - Что вы подъ этимъ разумѣете, Самуэль?- спросилъ м-ръ Винкель тономъ сильнѣйшаго негодован³я.- Ступайте прочь, сэръ, ступайте прочь, сэръ, ступайте с³ю минуту.
   - Что я подъ этимъ разумѣю?- возразилъ м-ръ Уэллеръ.- Это, сэръ, мудреная задача, какъ говорилъ встарину одинъ школьникъ своему учителю, когда тотъ выдралъ его за уши. Что я подъ этимъ разумѣю? Ничего дурного.
   - Отоприте дверь и оставьте эту комнату с³ю же минуту,- сказалъ м-ръ Винкель.
   - Я оставлю эту комнату въ ту самую минуту, какъ вы сами оставите ее, сэръ,- отвѣчалъ Самуэль, стараясь говорить серьезнымъ тономъ и усаживаясь на стулъ.- Если мнѣ придется вынести васъ отсюда на спинѣ, въ такомъ случаѣ, сэръ, я выйду, конечно, прежде васъ, не больше, впрочемъ, какъ одной секундой; но позвольте выразить надежду, сэръ, что вы не доведете меня до такихъ крайностей, какъ говаривалъ встарину одинъ строг³й судья, когда приводили къ нему упрямыхъ арестантовъ.
   Сказавъ это, м-ръ Уэллеръ положилъ свои руки на колѣни и взглянулъ на м-ра Винкеля съ такимъ серьезнымъ выражен³емъ, изъ котораго значилось весьма ясно, что онъ не имѣлъ ни малѣйшаго намѣрен³я шутить.
   - Очень жалѣю, сэръ, и даже соболѣзную, что никакъ не могу назвать васъ любезнымъ молодымъ человѣкомъ,- продолжалъ м-ръ Уэллеръ тономъ горькаго упрека.- Какъ вамъ не стыдно было оставить на произволъ судьбы этого почтеннѣйшаго старичка, который, смѣю сказать, заботится о васъ, какъ о собственномъ сынѣ? Вы поступили ничѣмъ не лучше Додсона, сэръ, и смѣю васъ увѣрить, что сутяга Фоггъ - истинный мудрецъ передъ вами.
   Высказавъ это сужден³е, м-ръ Уэллеръ хлопнулъ себя по обоимъ колѣнямъ, скрестилъ руки на груди съ видомъ глубокаго огорчен³я и, облокотившись на спинку креселъ, ожидалъ, повидимому, чѣмъ и какъ оправдается передъ нимъ провинивш³йся пикквикистъ. М-ръ Винкель все это время стоялъ передъ нимъ босикомъ, въ халатѣ, и зубы его начинали бить довольно сильную тревогу.
   - Добрый другъ мой,- сказалъ наконецъ м-ръ Винкель послѣ продолжительнаго молчан³я,- добрый другъ мой, я дорого цѣню и уважаю вашу привязанность къ этому достопочтенному старцу и крайне сожалѣю, что самъ нѣкоторымъ образомъ сдѣлался причиною его безпокойства. Вашу руку, Самуэль.
   - Очень хорошо, сэръ,- сказалъ Самуэль довольно суровымъ тономъ, крѣпко, однакожъ, пожимая протянутую руку: - так³я чувства, конечно, дѣлаютъ вамъ честь, и я радъ, что нашелъ въ васъ джентльмена съ благороднымъ сердцемъ. Подумайте, однакожъ, что старикъ, по вашей милости, остался теперь одинъ-одинешенекъ: что ему дѣлать безъ своего вѣрнаго слуги?
   - Мы объ этомъ поговоримъ послѣ, Самуэль,- сказалъ м-ръ Винкель.- Ступайте теперь спать.
   - Нѣтъ, сэръ, прошу извинить: я не пойду спать.
   - Какъ не пойдете?
   - Такъ и не пойду,- отвѣчалъ Самуэль, выразительно качая головой.- Я дѣйствую по предписан³ю, сэръ.
   - Значить-ли это, что вы намѣрены с³ю же минуту, не дожидаясь разсвѣта, возвратиться къ своему господину?- сказалъ озадаченный м-ръ Винкель.
   - Пожалуй, хоть с³ю же минуту, если вы особенно этого желаете,- отвѣчалъ Самуэль,- но я долженъ предувѣдомить, что безъ васъ не сдѣлаю шага изъ этой комнаты. Такъ предписалъ старшина и вы можете быть

Другие авторы
  • Найденов Сергей Александрович
  • Пергамент Август Георгиевич
  • Мережковский Дмитрий Сергеевич
  • Лунц Лев Натанович
  • Куницын Александр Петрович
  • Галина Глафира Адольфовна
  • Семенов-Тян-Шанский Петр Петрович
  • Салиас Евгений Андреевич
  • Тан-Богораз Владимир Германович
  • Туманский Федор Антонович
  • Другие произведения
  • Дашков Дмитрий Васильевич - Перевод двух статей из Лагарпа с примечаниями переводчика
  • Анненков Павел Васильевич - Русская современная история в романе И.С. Тургенева "Дым"
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Типы современных нравов, представленные в иллюстрированных повестях и рассказах
  • Блок Александр Александрович - ''Дон Карлос''
  • Федоров Николай Федорович - Как началось искусство, чем оно стало и чем должно оно быть?
  • Островский Александр Николаевич - Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский (Варианты)
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Москве благотворительной. Ф. Глинки
  • Батеньков Гавриил Степанович - Развитие свободных идей
  • Козырев Михаил Яковлевич - Избранные стихотворения
  • Андреев Леонид Николаевич - И. Ф. Анненский. Иуда (Иуда, новый символ)
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 255 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа