Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 34

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



орда Мутонгеда. Я сказала, мама, что меня, кажется, еще не ангажировали.
   - И очень умно сдѣлала, мой ангелъ,- отвѣчала м-съ полковница Вогсби, прикоснувшись вѣеромъ къ плечу своей дочери.- На тебя я могу совершенно положиться. Лордъ Мутонгедъ богатъ и знатенъ. Будь съ нимъ ласкова, мой ангелъ.
   Съ этими словами м-съ полковница Вогсби нѣжно поцѣловала свою старшую дочь и, сдѣлавъ еще разъ строгое замѣчан³е младшей, принялась сортировать свои карты.
   Бѣдный м-ръ Пикквикъ! Никогда еще до этой поры ему не приходилось быть партнеромъ трехъ женщинъ, въ совершенствѣ постигшихъ тайну карточнаго искусства. Ихъ неумолимая строгость приводила его въ трепетъ. Если онъ дѣлалъ промахъ, миссъ Боло бросала на него сокрушительный взглядъ, исполненный страшнаго негодован³я и досады; если онъ призадумывался надъ своей игрой и недоумѣвалъ, съ чего идти, леди Снофнуфь, повертываясь на своемъ стулѣ, обнаруживала энергическ³е признаки нетерпѣн³я и съ сожалѣн³емъ посматривала на м-съ полковницу Вогсби, которая, въ свою очередь, откашливалась и безпрестанно пожимала плечами, какъ будто желая сказать, что она рѣшительно сомнѣвается въ здравомъ смыслѣ этого скучнаго и неповоротливаго старика. Потомъ, послѣ каждой игры, миссъ Боло, испуская глубок³й вздохъ, спрашивала съ негодован³емъ, отчего м-ръ Пикквикъ не отвѣчалъ ей съ бубенъ, или трефъ, или пикъ, или червей, зачѣмъ онъ прозѣвалъ онеры, промигалъ туза, и почему бы ему не козырнуть съ короля. На всѣ эти и друг³я весьма важныя обвинен³я м-ръ Пикквикъ рѣшительно не былъ въ состоян³и представить благовиднаго оправдан³я, такъ какъ онъ въ послѣднее время почти совсѣмъ не упражнялся въ карточной игрѣ. Посторонн³е зрители, вертѣвш³еся около стола, тоже приводили его въ крайнее смущен³е. Къ тому же вниман³е его было развлечено интересной бесѣдой между м-ромъ Анджело Бентамомъ и двумя дѣвицами Матинтерсъ, которыя безпрестанно увивались около церемон³ймейстера, въ надеждѣ завербовать черезъ него какого-нибудь отсталаго кавалера. Всѣ эти вещи, въ связи съ безпрестаннымъ шумомъ и толкотнею отъ приходившихъ и уходившихъ особъ, произвели чрезвычайно непр³ятное впечатлѣн³е на м-ра Пикквика, и онъ во весь вечеръ игралъ очень дурно, тѣмъ болѣе, что карты какъ нарочно шли къ нему изъ-рукъ-вонъ плох³я. Когда они встали изъ-за стола въ половинѣ двѣнадцатаго, миссъ Боло, встревоженная и раздосадованная, прямо уѣхала домой, не сказавъ даже прощальнаго привѣтств³я своему партнеру.
   Соединившись со своими друзьями, которые, всѣ вообще и каждый порознь, объявили, что вечеръ пролетѣлъ для нихъ незамѣтно въ безпрерывныхъ удовольств³яхъ всякаго рода, м-ръ Пикквикъ отправился съ ними въ гостиницу "Бѣлаго оленя" и, выкушавъ на сонъ грядущ³й стаканъ крѣпкаго пунша, погрузился въ сладк³й сонъ.
  

Глава XXXVI.

Необыкновенное и совершенно непредвидѣнное бѣдств³е, обрушившееся на голову мистера Винкеля.

  
   Располагая пробыть въ городѣ Батѣ никакъ не менѣе двухъ мѣсяцевъ, м-ръ Пикквикъ счелъ необходимымъ переселиться со своими друзьями изъ гостиницы на особую квартиру, которую, послѣ многихъ хлопотъ, удалось имъ наконецъ пр³искать за весьма дешевую цѣну въ верхнемъ этажѣ одного дома на Королевской улицѣ. Сюда же, вмѣстѣ съ ними, перемѣстились м-ръ и м-съ Даулеръ, согласивш³еся занять двѣ лишн³я комнаты, которыхъ Пикквикистамъ некуда было дѣвать.
   И лишь только они переселились, м-ръ Пикквикъ началъ употреблять минеральныя воды, систематически и методически, соображаясь со всѣми правилами, предписанными комитетомъ опытныхъ врачей. Онъ выпивалъ четверть пинты передъ завтракомъ и потомъ равномѣрными шагами взбирался на вершину холма; затѣмъ онъ выпивалъ другую четверть пинты послѣ завтрака, и такими же шагами спускался къ подошвѣ холма. Послѣ каждой новой пинты, выпитой при соблюден³и этихъ гиг³еническихъ услов³й, м-ръ Пикквикь объявлялъ выразительнымъ и торжественнымъ тономъ, что онъ чувствуетъ себя гораздо лучше, и это доставляло великое утѣшен³е его друзьямъ, хотя прежде никто изъ нихъ не слыхалъ, чтобы велик³й человѣкъ разстроилъ свое здоровье.
   Батская зала минеральныхъ водъ великолѣпна и обширна. Ее украшаютъ коринфск³я колонны, золотыя надписи, музыкальная галлерея, затѣйливые часы и статуя Неша. Передъ огромнымъ буфетомъ стоитъ мраморная ваза, изъ которой выкачиваютъ воду, и передъ вазой - многое множество желтоватыхъ стакановъ, изъ которыхъ благосклонные посѣтители съ удивительнымъ терпѣн³емъ и важностью глотаютъ цѣлительную влагу. Весьма недалеко отсюда, въ уединенныхъ комнатахъ, устроены ванны, гдѣ прокаженное человѣчество съ большимъ комфортомъ обмываетъ свои физическ³е недуги, услаждая въ то же время свою душу звуками превосходнаго оркестра.
   Каждое утро постоянные водоп³йцы, и въ числѣ ихъ м-ръ Пикквикъ неизбѣжно встрѣчались въ залѣ минеральныхъ водъ, выпивали обычную четверть пинты и гуляли по предписанному правилу. Въ полуденную прогулку лордъ Мутонгедъ, высокородный м-ръ Кроштонъ, вдовствующая леди Снофлуфъ, м-съ полковница Вогсби, всѣ велик³е люди и всѣ утренн³е водоп³йцы встрѣчались опять въ общемъ великомъ собран³и. Затѣмъ они выходили или выѣзжали, или выносились въ портшезахъ и потомъ встрѣчались еще разъ. Послѣ того всѣ расходились, развозились или разносились по домамъ. Если вечеромъ былъ спектакль, они встрѣчались въ театрѣ; если балъ - на балѣ; и если не было ни спектакля, ни бала, они встрѣчались утромъ на другой день и такъ далѣе, до безконечности.
   Послѣ шумнаго и веселаго дня, проведеннаго такимъ образомъ, м-ръ Пикквикъ сидѣлъ одинъ въ своей комнатѣ, съ перомъ въ рукахъ и бумагой на столѣ. Ученый мужъ записывалъ свои впечатлѣн³я въ путевомъ журналѣ. Друзья его были въ своихъ спальняхъ. Когда такимъ образомъ онъ погрузился въ свои размышлен³я и перо его скрипѣло по бумагѣ, въ дверяхъ послышался легк³й стукъ.
   - Войдите!- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   И въ комнату вошла м-съ Краддокъ, домовая хозяйка.
   - Что вамъ угодно?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Прошу извинить, сэръ,- сказала м-съ Краддокъ,- дѣлая книксенъ,- я пришла спросить, не понадобится-ли вамъ чего-нибудь?
   - Нѣтъ, сударыня, мнѣ ничего не нужно,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Служанка моя уже спитъ, сэръ,- сказала м-съ Краддокъ.- М-ръ Даулеръ былъ такъ добръ, что обѣщался самъ отпереть двери для м-съ Даулеръ, когда она воротится изъ гостей. Онъ ожидаетъ ее съ минуты на минуту. Поэтому я думала, сэръ, что если вамъ ничего не нужно, м-ръ Пикквикъ, то я могла бы уже лечь спать въ постель.
   - Очень можете, сударыня,- отвѣчалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Спокойной вамъ ночи, сэръ,- сказала м-съ Краддокъ.
   - Спокойной вамъ ночи, сударыня,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Покорно васъ благодарю, сэръ.
   - Не стоитъ благодарности.
   М-съ Краддокъ затворила дверь; м-ръ Пикквикъ взялся опять за свое перо.
   Черезъ часъ вступлен³е уже было окончено; пересмотрѣвъ послѣднюю страницу и поставивъ въ приличномъ мѣстѣ запятыя, м-ръ Пикквикъ закрылъ свой журналъ, переложивъ послѣднюю написанную страницу пропускной бумагой, вытеръ перо о фалду своего фрака и зажегъ свѣчу, чтобы идти наверхъ въ свою спальню.
   Согласно принятому обыкновен³ю, онъ остановился передъ комнатой м-ра Даулера и постучался въ дверь, чтобы проститься съ нимъ передъ отправлен³емъ на сонъ грядущ³й.
   - А! такъ вы идете спать?- сказалъ м-ръ Даулеръ.- Какъ это жаль, что я не могу послѣдовать вашему примѣру! Прескверная ночь. Вѣтеръ сильный?
   - Сильный,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.- Доброй ночи.
   - Доброй ночи.
   М-ръ Пикквикъ ушелъ въ свою спальню; м-ръ Даулерь сѣлъ опять передъ каминомъ, исполняя такимъ образомъ данное обѣщан³е - ждать жену.
   Ничего не можетъ быть скучнѣе и досаднѣе, какъ дожидаться кого бы то ни было, особенно, если ожидаемая особа ушла или уѣхала въ гости. Вы не можете никакими способами отстранить отъ себя мысль, что на балѣ, въ пр³ятномъ обществѣ, время летитъ съ удивительною быстротою, между тѣмъ какъ для васъ оно тянется съ уб³йственной медленностью; и чѣмъ больше вы объ этомъ думаете, тѣмъ больше исчезаетъ ваша надежда на скорое возвращен³е ожидаемой особы. Часы также начинаютъ стучать слишкомъ громко, когда вы сидите и горюете одни передъ каминомъ, и вамъ кажется,- со мной по крайней мѣрѣ это бывало,- будто къ вамъ подъ платье забралось что-то въ родѣ паутины. Сперва начинаетъ что-то щекотать ваше правое колѣно и потомъ точно такое-же ощущен³е вы испытываете въ лѣвомъ. Затѣмъ, вслѣдств³е неизвѣстныхъ причинъ, вы чувствуете какой-то странный зудъ въ обѣихъ рукахъ, и сколько бы вы ни вертѣлись въ своихъ креслахъ, зудъ безпрестанно переходитъ отъ одного члена къ другому, не исключая даже вашего носа, который вы съ нетерпѣн³емъ и досадой оттираете съ отчаяннымъ упорствомъ, но безъ малѣйшаго успѣха. Съ глазами тоже некуда вамъ дѣваться, и вы поминутно, безъ всякой надобности, подстригаете свѣтильню нагорѣвшей свѣчи. Всѣ эти и друг³я безпокойства нервическаго свойства дѣлаютъ ваше положен³е чрезвычайно непр³ятнымъ.
   Именно такъ думалъ м-ръ Даулеръ, когда сидѣлъ одинъ передъ каминомъ и проклиналъ отъ чистаго сердца безсовѣстныхъ людей, задержавшихъ его супругу на балѣ. Ему отнюдь не сдѣлалось легче, когда онъ припомнилъ, что вечеромъ въ тотъ день пришла ему фантаз³я сказать своей женѣ, что y него разболѣлась голова, и что вслѣдств³е такой уважительной причины онъ остался дома. Нѣсколько разъ, преодолѣваемый дремотой, онъ склонялся головой къ самой рѣшоткѣ камина, такъ что чуть не опалилъ волосъ. Наконецъ, во избѣжан³е такой опасности, м-ръ Даулеръ рѣшился въ передней комнатѣ прилечь на постель и настроить свой умъ на размышлен³е о серьезныхъ предметахъ, отстраняющихъ возможность преждевременнаго сна.
   - Вотъ ужъ ежели я разосплюсь, меня и пушкой не разбудишь,- сказалъ самъ себѣ м-ръ Даулеръ, бросаясь на постель.- Надобно держать ухо востро. Отсюда все можно слышать. Я встрепенусь при малѣйшемъ стукѣ. Да. Нечего тутъ и думать. Вотъ, напримѣръ, я прекрасно слышу голосъ ночного сторожа. Какъ онъ гудитъ! Все, однакожъ, слабѣе и слабѣе. Должно быть повернулъ за уголъ. А-аххи!
   И съ этимъ восклицан³емъ м-ръ Даулеръ погрузился въ глубочайш³й сонъ.
   Лишь только на часахъ пробило три, на Королевской улицѣ появился портшезъ, и въ портшезѣ - м-съ Даулеръ, которую несли два носильщика, одинъ низеньк³й и толстый, другой - сухопарый и высок³й, бранивш³й во всю дорогу своего товарища за то, что тотъ не умѣлъ сообщить перпендикулярнаго направлен³я портшезу. Ярость его увеличилась еще больше, когда на Королевской улицѣ загудѣлъ сильный и пронзительный вѣтеръ, подувш³й имъ прямо въ лицо. Наконецъ, они добрались кое-какъ до подъѣзда и съ неизъяснимою радостью опустили портшезъ на землю. Низеньк³й носильщикъ стукнулъ два раза въ уличную дверь.
   Они постояли минуты двѣ. Не было ни отвѣта, ни привѣта.
   - Прислуга, должно быть, убралась на боковую,- замѣтилъ низеньк³й носильщикъ, отогрѣвая свои руки надъ фонаремъ мальчика, который пришелъ вмѣстѣ съ ними.
   - Послать бы къ нимъ чорта съ кочергой и передавить ихъ всѣхъ! - замѣтилъ сухопарый товарищъ.
   - Постучитесь еще!- вскричала м-съ Даулеръ изъ портшеза.- Стукните еще два-три раза.
   Низеньк³й носильщикъ былъ очень радъ исполнить приказан³е этого рода. Онъ сталъ на верхнюю ступень подъѣзда и принялся выдѣлывать оглушительные двойные стуки молоткомъ, между тѣмъ какъ товарищъ его выступилъ на средину дороги и смотрѣлъ, нѣтъ-ли въ окнахъ огня.
   Никто не вышелъ. Мракъ и тишина господствовали въ безпробудномъ домѣ.
   - Ахъ, Боже мой!- сказала м-съ Даулеръ.- Что все это значитъ? Потрудитесь ужъ постучать еще.
   - Да нѣтъ-ли тутъ колокольчика, сударыня?- спросилъ низеньк³й толстякъ.
   - Колокольчикъ есть,- перебилъ мальчикъ съ фонаремъ,- помнится, я звонилъ намеднись.
   - Отъ него осталась только рукоятка,- сказала м-съ Даулеръ.- Проволока оборвалась.
   - Не мѣшало бы оборвать головы здѣшнимъ слугамъ,- проревѣлъ сухопарый носильщикъ.
   - Вы ужъ сдѣлайте одолжен³е, постучитесь еще,- сказала м-съ Даулеръ самымъ вѣжливымъ и ласковымъ тономъ.
   Низеньк³й толстякъ стукнулъ еще, одинъ, два, три раза, сорокъ, пятьдесятъ, но безъ малѣйшаго успѣха. Эту же операц³ю, еще съ большимъ эффектомъ, повторилъ сухопарый его товарищъ, который принялся колотить молоткомъ и раскачивать дверь, какъ сумасшедш³й.
   Наконецъ, м-ру Винкелю приснилось, будто сидитъ онъ въ клубѣ, гдѣ Пикквикисты, занятые рѣшен³емъ какого-то труднаго и запутаннаго вопроса, расшумѣлись до такой степени, что президентъ, для возстановлен³я порядка, принужденъ былъ нѣсколько разъ ударить молоткомъ по столу. Затѣмъ въ смутныхъ и неясныхъ образахъ, представилось ему, будто онъ присутствуетъ на аукц³онѣ, гдѣ, за неимѣн³емъ покупателей, аукц³онеръ постукиваетъ для собственнаго удовольств³я. Потомъ, прозрѣвая умственными очами въ м³ръ дѣйствительныхъ явлен³й, м-ръ Винкель началъ исподволь сознавать возможность неугомоннаго и совершенно неумѣстнаго стучанья въ уличную дверь. Чтобъ убѣдиться въ этомъ предположен³и, онъ привсталъ на своей постели и принялся вслушиваться съ напряженнымъ вниман³емъ. Такъ прошло минуть десять или двадцать. М-ръ Винкель сосчиталъ два, три, пять, двадцать, тридцать, пятьдесятъ разъ, и напослѣдокъ получилъ несомнѣнное убѣжден³е, что кто-то стучится въ дверь.
   - Ра-рап-рапъ-рапъ - рапп-раппъ-ра, ра, ра, ра, ра, рапъ!- продолжалъ неугомонный молотокъ.
   М-ръ Винкель вскочилъ съ постели. Что бы такое могло быть причиной этой поздней суматохи? Онъ надѣлъ на скорую руку чулки и туфли, набросилъ на плеча халатъ, зажегъ свѣчу отъ ночника, горѣвшаго въ каминѣ, и поспѣшилъ внизъ по лѣстничнымъ ступенямъ.
   - Кто-то идетъ, наконецъ, сударыня,- сказалъ низеньк³й толстякъ.
   - Обухомъ бы его сзади!- пробормоталъ сухопарый носильщикъ.
   - Кто тамъ?- вскричалъ м-ръ Винкель, распутывая цѣпь.
   - Что тутъ за вопросы, чугунная башка?- отвѣчалъ сухопарый носильщикъ съ большой досадой. Онъ не сомнѣвался, что говоритъ слугѣ.- Отворяйте скорѣе.
   - Пошевеливайтесь, любезный, нечего тутъ разговаривать,- прибавилъ одобрительнымъ тономъ низеньк³й толстякъ.
   Полусонный Винкель, машинально повинуясь этой командѣ, пр³отворилъ дверь и выглянулъ на улицу. Первымъ предметомъ, поразившимъ его зрѣн³е, было яркое пламя отъ фонаря мальчишки. Проникнутый внезапнымъ страхомъ при мысли о пожарѣ, м-ръ Винкель торопливо отскочилъ отъ двери и, держа свѣчу надъ своей головой, безсмысленно смотрѣлъ впередъ, недоумѣвая, что такое было передъ его глазами, портшезъ или пожарная труба. Въ эту минуту сильный порывъ вѣтра задулъ его свѣчу. М-ръ Винкель почувствовалъ непреодолимое желан³е бѣжать назадъ, но увидѣлъ къ величайшему ужасу, что тотъ же вѣтеръ захлопнулъ за нимъ дверь.
   - Ну, молодой человѣкъ, что вы надѣлали?- сказалъ сухопарый великанъ.
   М-ръ Винкель, завидѣвъ лицо дамы въ окнѣ портшеза, поспѣшно обернулся назадъ, уцѣпился за дверную скобу изо всей своей силы и неистово принялся кричать обоимъ носильщикамъ, чтобъ они унесли портшезъ.
   - Уберите его отсюда, уберите, ради Бога!- кричалъ м-ръ Винкель.- Вотъ идутъ сюда изъ другихъ домовъ... спрячьте меня въ портшезъ ... спрячьте куда хотите, чортъ васъ побери!
   Все это время онъ дрожалъ отъ холода и страха, и каждый разъ, какъ рука его приподнималась къ молотку, вѣтеръ распахивалъ и раздувалъ полы его халата самымъ непр³ятнымъ образомъ.
   - Смотрите, вся Королевская улица наполняется народомъ ... дамы идутъ сюда, дамы, дамы! Прикройте меня чѣмъ-нибудь. Загородите меня,- ревѣлъ м-ръ Винкель.
   Носильщики хохотали изъ всей мочи, и никто не думалъ выручать изъ затруднен³я молодого человѣка. Дамы съ каждой минутой подходили ближе и ближе.
   М-ръ Винкель стукнулъ еще разъ съ отчаяннымъ остервенѣн³емъ. Дамы уже были отъ него въ нѣсколькихъ шагахъ. Онъ бросилъ затухшую свѣчу, которую все это время держалъ надъ своей головой, и храбро впрыгнулъ въ портшезъ, гдѣ сидѣла м-съ Даулеръ.
   Наконецъ, вся эта суматоха достигла до ушей м-съ Краддокъ. Украсивъ свою голову ночнымъ чепчикомъ и надѣвъ капотъ, она побѣжала въ гостиную и взглянула изъ окна въ то самое мгновен³е, когда несчастный Винкель, очертя голову, бросился въ портшезъ. Сообразивъ по своему обстоятельства ужасной сцены, происходившей передъ ея домомъ, м-съ Краддокъ подняла сильнѣйш³й и плачевный крикъ, разбудила м-ра Даулера и сказала съ воплемъ и слезами, что жена его собирается бѣжать съ какимъ-то джентльменомъ.
   При этой оглушительной вѣсти м-ръ Даулеръ быстро выскочилъ изъ постели какъ разсвирѣпѣлый тигръ, побѣжалъ въ гостиную и выглянулъ изъ окна въ то самое время, когда м-ръ Пикквикъ отворилъ окно въ своей собственной спальнѣ. Первымъ предметомъ, поразившимъ глаза обоихъ джентльменовъ, былъ м-ръ Винкель, сидѣвш³й въ портшезѣ съ м-съ Даулеръ.
   - Сторожъ!- забасилъ неистово м-ръ Даулеръ.- Остановить его - держать - вязать - запереть его, покамѣстъ я выйду. Я перерѣжу ему горло - окарнаю уши - дайте мнѣ ножъ, м-съ Краддокъ - живѣй!
   И, вырвавшись изъ объят³й м-ра Пикквика, который между тѣмъ успѣлъ прибѣжать изъ своей спальни, раздраженный супругъ схватилъ столовый ножъ и опрометью бросился на улицу.
   Но м-ръ Винкель не дождался его. Услышавъ страшную угрозу изъ устъ неистоваго Даулера, онъ быстро выпрыгнулъ изъ портшеза, разбросалъ на дорогѣ туфли и побѣжалъ изо всей мочи, преслѣдуемый Даулеромъ и сторожемъ. Обогнувъ уголъ Королевской улицы, онъ искусно увернулся отъ своихъ преслѣдователей и побѣжалъ назадъ къ своей квартирѣ. Дверь на этотъ разъ была отворена; м-ръ Винкель захлопнулъ ее передъ носомъ Даулера, добрался до своей спальни, заперъ дверь на замокъ, заслонилъ ее шкафами и началъ укладывать необходимыя вещи, приготовляясь бѣжать съ разсвѣтомъ слѣдующаго утра.
   Даулеръ, между тѣмъ, подойдя къ его спальнѣ, приставилъ глазъ къ замочной скважинѣ и грозно повторилъ свое неизмѣнное намѣрен³е перерѣзать ему горло на другой день. Затѣмъ онъ удалился въ гостиную, гдѣ еще нѣсколько времени раздавался смутный гулъ разныхъ голосовъ, мужскихъ и женскихъ, и между прочимъ успокоительный голосъ м-ра Пикквика. Наконецъ, смолкло все, и утомивш³еся жильцы разошлись по своимъ спальнямъ.
   Очень вѣроятно, что нѣкоторымъ изъ читателей вздумается спросить: гдѣ все это время пропадалъ Уэллеръ? Мы обязаны удовлетворить ихъ любопытству въ слѣдующей главѣ.
  

Глава XXXVII.

О томъ, какъ мистеръ Уэллеръ присутствовалъ на одномъ soirêe, куда его пригласили, и о томъ, какъ мистеръ Пикквикъ возложилъ на него весьма важное поручен³е деликатнаго свойства.

  
   - M-ръ Уэллеръ,- сказала м-съ Краддокъ утромъ этого обильнаго приключен³ями дня,- вотъ письмо къ вамъ.
   - Полно такъ ли, сударыня?- возразилъ Самуэль.- Мнѣ неоткуда получать писемъ.
   - Къ вамъ, м-ръ Уэллеръ,- отвѣчала м-съ Краддокъ.
   - Странно, очень странно,- сказалъ Самуэль.- Ни одинъ изъ знакомыхъ мнѣ джентльменовъ, сколько могу припомнить, не упражняется въ писан³и писемъ. Это къ добру не поведетъ.
   - Должно быть, случилось что-нибудь необыкновенное,- замѣтила м-съ Краддокъ.
   - Должно быть, сударыня, иначе, я знаю, никто изъ моихъ пр³ятелей не вздумалъ бы утруждать меня письмомъ,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ, сомнительно покачивая головою,- Отъ кого бы это!- продолжалъ онъ, разсматривая адресъ.- Старшина не умѣетъ рисовать такимъ манеромъ: онъ учился чистописан³ю по вывѣскамъ и трактирнымъ счетамъ. Странный почеркъ!
   Говоря это, м-ръ Уэллеръ дѣлалъ то, что весьма мног³е дѣлаютъ на его мѣстѣ, когда получаютъ письма отъ неизвѣстныхъ лицъ. Онъ смотрѣлъ поперемѣнно на печать, на углы конверта, на его изнанку и лицевую сторону, на сдѣланный адресъ и потомъ опять на печать. Находя, однакожъ, что изъ всего этого ровно ничего не узнаешь, онъ рѣшился, наконецъ, заглянуть во внутренность конверта.
   - Золотообрѣзная бумага съ фигурами по краямъ,- замѣтилъ Самуэль, развертывая письмо.- Посмотримъ, что тугъ такое.
   И м-ръ Уэллеръ, сдѣлавъ серьезную мину, прочиталъ, съ приличной разстановкой слѣдующее послан³е:
   "Отборнѣйшяя компан³я батскихъ служителей, свидѣтельствуя свое почтен³е м-ру Уэллеру, покорнѣйше и усерднѣйше проситъ его удостоить своимъ посѣщен³емъ ихъ дружественную суварею, состоящую изъ поваренной бараньей ноги съ приличными прибавлен³ями и приправами, извѣщая при этомъ, что суварея будетъ сегодня за столомъ въ половинѣ десятаго ночью - акуратъ."
   Это было вложено въ другую записку слѣдующаго содержан³я:
   "М-ръ Джонъ Смокеръ, джентльменъ, имѣвш³й удовольств³е встрѣтить м-ра Уэллера въ домѣ ихъ общаго знакомаго, м-ра Бентама, за нѣсколько дней передъ этимъ, проситъ м-ра Уэллера развернуть и прочитать приложенное при этомъ приглашен³е. Если м-ръ Уэллеръ благоизволитъ зайти къ м-ру Джону Смокеру въ девять часовъ, то м-ръ Джонъ Смокеръ будетъ имѣть удовольств³е проводить и представить м-ра Уэллера".

(Подписано) "Джонъ Смокеръ".

  
   Адресъ былъ сдѣланъ такимъ образомъ: "Уэллеру, эсквайру, въ квартирѣ м-ра Пикквика, " и внизу конверта, на лѣвой сторонѣ, собственно для почтальона, были поставлены слова:- "отдать на кухню".
   - Что бы это значило?- сказалъ Самуэль.- Никогда я не слыхалъ, что вареную баранину называютъ сувареей. Какъ же послѣ этого называется y нихъ жареная?
   Но, не считая нужнымъ углубляться въ этотъ предметъ, Самуэль немедленно явился къ м-ру Пикквику и безъ труда выпросилъ y него позволен³е отлучиться на этотъ вечеръ. Съ этимъ позволен³емъ и съ ключомъ отъ уличной двери м-ръ. Уэллеръ вышелъ изъ двери за нѣсколько минутъ до назначеннаго срока и благополучно прибылъ на Королевинъ скверъ, гдѣ, прислонившись къ фонарному столбу, дожидался его м-ръ Джонъ Смокеръ, куривш³й сигару изъ янтарнаго черенка.
   - Здравствуйте, м-ръ Уэллеръ,- сказалъ Джонъ Смокеръ, грац³озно приподнимая одной рукою свою шляпу и снисходительно протягивая другую Самуэлю.- Какъ ваше здоровье, сэръ?
   - Я здоровъ, сколько для васъ нужно,- отвѣчалъ Самуэль.- Какъ вы поживаете, любезный другъ?
   - Ничего, такъ себѣ, перемогаюсь понемногу,- сказалъ Джонъ Смокеръ.
   - Вы слишкомъ занимаетесь, сэръ,- замѣтилъ Самуэль.- Изнуряете себя работой, любезный другъ. Это не годится. Такой джентльменъ, какъ вы, долженъ беречь для всего свѣта свои силы.
   - Не въ томъ штука, м-ръ Уэллеръ,- отвѣчалъ Джонъ Смокеръ.- Вино всему причиной. Въ немъ есть корень зла, м-ръ Уэллеръ, и, сказать правду, я веду развратную жизнь.
   - Э, вотъ оно какъ вы! - сказалъ Самуэль.- Это нехорошо, любезный другъ.
   - Соблазны, м-ръ Уэллеръ, искушен³я, сэръ, можете представить,- замѣтилъ м-ръ Джонъ Смокеръ.
   - Дѣло понятное,- проговорилъ Самуэль.
   - Свѣтская жизнь, пучина удовольств³й, все этакъ на широкую ногу, м-ръ Уэллеръ, продолжалъ Джонъ Смокеръ.
   - Я думаю, голова идетъ кругомъ,- замѣтилъ Самуэль.
   - Да ужъ такъ-то идетъ, что просто чуть не лопаешь,- сказалъ Джонъ Смокеръ съ глубокимъ вздохомъ.- A нельзя, м-ръ Уэллеръ, никакъ нельзя. Если судьба, такъ сказать, поставила васъ на общественную стезю, выдвинула на публичную дорогу, такъ ужъ тутъ на каждомъ шагу окружены вы такими соблазнами, о которыхъ и понят³я не имѣетъ несвѣтск³й человѣкъ.
   - Вотъ этакъ, бывало, точь-въ-точь говаривалъ мой старый дядя, когда началъ таскаться по трактирамъ,- замѣтилъ Самуэль.- Свѣтская жизнь до того закружила ему голову, что онъ даже и умеръ отъ пьянства.
   Эта параллель, проведенная между свѣтскимъ джентльменомъ и какимъ-то забулдыгой, умершимъ отъ пьянства, произвела весьма непр³ятное впечатлѣн³е на джентльменск³я чувства м-ра Джона Смокера; однакожъ онъ скрылъ свою досаду и продолжалъ обращать ласковое вниман³е на своего собесѣдника, хранившаго невозмутимое спокойств³е на своемъ лицѣ.
   - Не пора-ли намъ идти, м-ръ Уэллеръ?- сказалъ м-ръ Смокеръ, взглянувъ на мѣдный хронометръ, вытащенный имъ изъ жилетнаго кармана посредствомъ чернаго снурка, на которомъ болтался мѣдный часовой ключикъ.
   - Я думаю, что пора, иначе, пожалуй, они тамъ испортятъ эту суварею,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ.
   - Пьете-ли вы воды, м-ръ Уэллеръ?- спросилъ Смокеръ, когда они вышли на другую улицу.
   - Пилъ однажды,- сказалъ Самуэль.
   - Что вы о нихъ думаете, сэръ?
   - По моему, нѣтъ въ нихъ никакого прока.
   - А! стало-быть вы не любите киллибитный вкусъ, м-ръ Уэллеръ.
   - Я не понимаю этихъ вещей,- сказалъ Саму-эль,- знаю только, что отъ нихъ сильно пахнетъ горячимъ желѣзомъ.
   - Это и есть киллибитъ,- замѣтилъ м-ръ Джонъ Смокеръ снисходительнымъ тономъ знатока.
   - Мудреное словцо, только чортъ-ли въ немъ, любезный другъ, когда не понимаешь его смысла? Вѣдь мы съ вами ничего не смыслимъ по химической части; стало быть, нечего объ этомъ и толковать.
   И, къ великому ужасу своего товарища, м-ръ Самуэль Уэллеръ беззаботно принялся насвистывать какую-то пѣсню.
   - Прошу извинить, м-ръ Уэллеръ,- сказалъ Джонъ Смокеръ, озадаченный звуками простонародной пѣсни,- не угодно-ли вамъ идти со мной подъ руку?
   - Спасибо, любезный, вы очень добры, но я не имѣю никакой нужды въ чужой рукѣ,- отвѣчалъ Самуэль.- Мнѣ гораздо пр³ятнѣе запрятать свои руки въ карманы, если позволите.
   И, сказавъ это, Самуэль засвисталъ еще громче, чѣмъ прежде.
   - Сюда пожалуйте,- сказалъ Смокеръ, повернувъ въ глухой переулокъ,- мы скоро придемъ.
   - Право?
   - Да. Прошу васъ только не безпокоиться, м-ръ Уэллеръ, не робѣть.
   - Чего?
   - Вы увидите здѣсь прекраснѣйш³я ливреи, продолжалъ м-ръ Джонъ Смокеръ,- и, можетъ-быть, съ перваго взгляда, нѣкоторые джентльмены будутъ смотрѣть на васъ свысока.
   - Это недурно,- сказалъ Самуэль.
   - Конечно, тутъ ничего нѣтъ дурного; но знаете, мало-ли что можетъ случиться, если взять въ разсчетъ, что вы здѣсь чужой человѣкъ. Сначала, можетъ быть, обойдутся съ вами довольно круто.
   - Вѣдь они-же не съѣдятъ меня, я полагаю?- спросилъ Самуэль.
   - О, нѣтъ, нѣтъ, какъ это можно!- отвѣчалъ скороговоркой м-ръ Джонъ Смокеръ, вытаскивая изъ своего кармана табакерку съ лисьей головой.- Погрызутъ, конечно, малую толику, то есть, скажутъ двѣ-три остроумности на вашъ счетъ; но вы заткните себѣ уши и не обращайте на лихъ никакого вниман³я.
   - Ну, это еще не бѣда!- сказалъ Сумуэль.
   - Конечно не бѣда,- сказалъ Джонъ Смокеръ, зацѣпивъ понюшку табаку.- Я стану защищать васъ.
   Говоря такимъ образомъ, они подошли къ небольшой лавкѣ зеленщика, промышлявшаго отдачею въ наемъ для вечерняго увеселен³я пустыхъ комнатъ своей квартиры. М-ръ Джонъ Смокеръ отворилъ дверь и вошелъ въ сопровожден³и Самуэля, который, очутившись позади своего проводника, принялся ухмыляться втихомолку и выдѣлывать веселыя гримасы, служивш³я очевиднымъ доказательствомъ, что онъ находился въ самомъ завидномъ состоян³и духа.
   Пройдя лавку и оставивъ свои шляпы въ узенькомъ коридорѣ, они отворили дверь небольшой комнаты, и здѣсь мгновенно передъ глазами м-ра Уэллера открылась великолѣпнѣйшая сцена.
   Среди комнаты, одинъ подлѣ другого, были поставлены два стола, накрытые тремя или четырьмя разноцвѣтными скатертями и устроенные такимъ образомъ, чтобъ по возможности, сколько позволяли обстоятельства, придать имъ видъ одного правильнаго цѣлаго. На скатертяхъ лежали вилки и ножи для шести или восьми персонъ. Черенки y ножей казались весьма замѣчательными по своему разнообраз³ю: нѣкоторые были зелены, друг³е красны, иные желтоваты, и такъ какъ вилки, всѣ безъ исключен³я, были черны, то комбинац³я цвѣтовъ имѣла вообще поразительный эффектъ. Блюда, для соотвѣтствующаго числа гостей, разогрѣвались за рѣшеткой камина, и сами гости стояли, въ разныхъ позахъ, передъ тою же рѣшеткой, отогрѣвая свои члены. Коноводомъ всей этой компан³и былъ, повидимому, дюж³й и толстый джентльменъ въ ярко-малиновомъ фракѣ, красныхъ панталонахъ и въ треугольной шляпѣ. Онъ стоялъ, прислонившись спиною къ камину, и по нѣкоторымъ признакамъ оказывалось, что онъ едва только пришелъ, потому что шляпа еще была на его головѣ, и въ рукахъ онъ держалъ длинную палку, которую обыкновенно употребляютъ джентльмены его професс³и когда стоятъ въ коридорѣ или y подъѣзда.
   - Смокеръ, дружище, твой палецъ!- сказалъ джентльменъ въ треугольной шляпѣ.
   М-ръ Смокеръ задѣлъ своимъ мизинцемъ за большой палецъ правой руки этого джентльмена и сказалъ, что онъ очень радъ видѣть его совершенно здоровымъ.
   - Поди ты вотъ толкуй: всѣ наладили, что я совершенно здоровъ,- сказалъ джентльменъ въ треугольной шляпѣ.- A я вѣдь просто съ тоски пропадаю. Попробовалъ бы кто на моемъ мѣстѣ слѣдить каждый день по два часа за этой проклятой старухой, что глотаетъ кислятину въ минералахъ, такъ вѣдь оно, я вамъ скажу, выходитъ такой прескверный документъ, что не радъ я своему третному жалованью. Еще какой-нибудь мѣсяцъ, и я предчувствую, что изсохну какъ спичка.
   При этомъ все собран³е расхохоталось, и одинъ джентльменъ въ желтомъ жилетѣ шепнулъ своему сосѣду въ зеленыхъ гультикахъ, что Токкель сегодня въ своей тарелкѣ.
   - Кстати,- сказалъ м-ръ Токкель,- ты, Смокеръ, вѣдь еще не того...
   Конецъ этой сентенц³и былъ досказанъ шопотомъ на ухо м-ру Джону Смокеру.
   - Ахъ, да, я и забылъ,- сказалъ м-ръ Джонъ Смокеръ.- Джентльмены, имѣю честь рекомендовать вамъ друга моего, м-ра Уэллера.
   - Очень жалѣю, что заслонилъ васъ отъ камина, м-ръ Уэллеръ,- сказалъ м-ръ Токкель съ фамильярнымъ поклономъ,- надѣюсь, что вы не прозябли, Уэллеръ.
   - Совсѣмъ нѣтъ, м-ръ Обжигайло,- отвѣчалъ Самуэль.- Подлѣ васъ было бы слишкомъ трудно простудиться. Если бы, примѣромъ сказать, васъ поставили въ трактирномъ заведен³и подлѣ рѣшотки, трактирщику не было бы никакой надобности покупать дрова. Вамъ не трудно нагрѣвать собою всѣ комнаты, м-ръ Обжигайло.
   При этой выходкѣ, направленной, очевидно, противъ малиновой ливреи и свѣтло-красныхъ панталонъ, м-ръ Токкель вооружился величественнымъ взглядомъ на нѣсколько секундъ; но тутъ же физ³оном³я его прояснилась, и онъ замѣтилъ съ улыбкой, что почтенный другъ м-ра Смокера остритъ недурно.
   - Очень вамъ обязанъ за хорошее мнѣн³е, сэръ,- отвѣчалъ Самуэль.- Надѣюсь, мы обойдемся мало-по-малу и станемъ уважать другъ друга.
   На этомъ мѣстѣ разговоръ былъ прерванъ прибыт³емъ двухъ джентльменовъ, изъ которыхъ одинъ былъ въ плисовой ливреѣ оранжеваго цвѣта, другой въ пурпуровомъ фракѣ и черныхъ шелковыхъ чулкахъ огромнаго размѣра. Когда они расшаркались и раскланялись со всѣми вообще и съ каждымъ порознь, м-ръ Токкель, съ общаго соглас³я, приказалъ подавать ужинъ.
   Повинуясь этому приказан³ю, зеленщикъ и его жена подали на столъ горячую баранину, приправленную каперсовымъ соусомъ, рѣпой и картофелемъ. М-ръ Токкель сѣлъ на первомъ мѣстѣ въ качествѣ президента и выбралъ себѣ въ помощники джентльмена въ оранжевой ливреѣ, который занялъ свое мѣсто на противоположномъ концѣ стола. Зеленщикъ надѣлъ лайковыя перчатки и остановился за стуломъ президента.
   - Гаррисъ!- сказалъ м-ръ Токкель повелительнымъ тономъ.
   - Что прикажете, сэръ?- отвѣчалъ зеленщикъ.
   - Надѣли-ли вы перчатки?
   - Надѣлъ, сэръ.
   - Подайте же мой приборъ.
   - Слушаю, сэръ.
   Зеленщикъ подобострастно исполнилъ приказан³е, но, подавая поварской ножъ м-ру Токкелю, онъ имѣлъ неосторожность зѣвнуть.
   - Что вы подъ этимъ разумѣете, Гаррисъ?- сказалъ м-ръ Токкель величественнымъ тономъ.
   - Прошу извинить, сэръ,- отвѣчалъ несчастный зеленщикъ,- это я сдѣлалъ безъ всякаго намѣрен³я, сэръ. Прошлую ночь я совсѣмъ не выспался, сэръ: легъ очень поздно.
   - Хотите-ли знать, что я думаю о васъ, Гаррисъ?- сказалъ м-ръ Токкель съ величественною важностью.- Вы мужланъ, Гаррисъ.
   - Надѣюсь, джентльмены, вы не будете обходиться со мной слишкомъ строго,- сказалъ Гаррись, дѣлая низк³й поклонъ.- Я очень вамъ обязанъ, джентльмены, за ваше покровительство и за вашу милостивую рекомендац³ю, джентльмены; но согласитесь, джентльмены, что я дѣлаю, кажется, все для вашего удовольств³я.
   - Далеко не все, сэръ,- сказалъ м-ръ Токкель.
   - Мы считаемъ васъ бездѣльникомъ, Гаррисъ,- замѣтилъ джентльменъ въ оранжевой ливреѣ.
   - Вы мошенникъ, Гаррисъ,- прибавилъ джентльменъ въ зеленыхъ панталонахъ.
   - Плутъ, превелик³й плутъ,- дополнилъ джентльменъ въ пурпуровомъ фракѣ.
   Бѣдный зеленщикъ раскланивался во всѣ стороны и безъ всякихъ возражен³й выслушивалъ всѣ эти комплименты. Когда каждый выразилъ свое мнѣн³е о зеленщикѣ, м-ръ Токкель принялся рѣзать баранью ногу и раздѣлять порц³и по числу гостей.
   Лишь только началось это вечернее занят³е, дверь съ шумомъ отворилась, и въ комнату влетѣлъ еще джентльменъ въ свѣтло-синемъ фракѣ, украшенномъ свинцовыми пуговицами по обѣимъ сторонамъ.
   - Вотъ ужъ это непростительное нарушен³е правилъ,- сказалъ м-ръ Токкель.- Поздно, сэръ, слишкомъ поздно!
   - Прошу извинить, никакъ не могъ раньше,- сказалъ свѣтло-син³й джентльменъ.
   Между тѣмъ, послѣ вареной баранины подали на столъ стаканы, и каждый джентльменъ заказывалъ для себя любимый напитокъ, пока еще не заперли трактира. Свѣтло-син³й и оранжевый джентльмены, отличавш³еся, повидимому, особенно изящнымъ вкусомъ, приказали принести мадеры и вишневки; друг³е - джина и смородиновки. М-ръ Уэллеръ, съ своей стороны, заказалъ огромную порц³ю холоднаго пунша изъ рома съ мушкатными орѣхами: это обстоятельство значительно возвысило его въ глазахъ почетныхъ гостей.
   Начались торжественные тосты, и первый былъ предложенъ за здрав³е красавицъ, при чемъ свѣтло-син³й джентльменъ счелъ своей обязанностью поблагодарить компан³ю, какъ будто тостъ относился къ нему лично. Послѣ второго тоста, выпитаго въ честь почтеннаго президента, вышелъ изъ-за стола одинъ степенный джентльменъ въ черномъ длиннополомъ сюртукѣ и плисовомъ жилетѣ. Онъ объявилъ, что намѣренъ говорить рѣчь, и, когда президентъ возстановилъ порядокъ, рѣчь началась такимъ образомъ:
   "Джентльмены! Будучи еще младшимъ членомъ между вами на этой почтенной сувареи и притомъ чувствуя нѣкоторую стѣснительность положен³я, какъ я занимаю лишь кучерскую должность, я стану говорить робко и нерѣшительно. Но, съ другой стороны, господа, обязанность, или, лучше сказать, долгъ честнаго джентльмена заставляетъ меня довести до вашего свѣдѣн³я одно изъ тѣхъ печальныхъ обстоятельствъ, которыя случаются въ этомъ м³рѣ не то, чтобы ужъ слишкомъ часто, но и не слишкомъ рѣдко. Итакъ, да будетъ вамъ вѣдомо, джентльмены, что общ³й другъ нашъ м-ръ Уифферсъ (всѣ взглянули на джентльмена въ оранжевой ливреѣ), другъ нашъ Уифферсъ отказался отъ своего мѣста".
   Ропотъ изумлен³я пробѣжалъ между всѣми слушателями. Каждый джентльменъ заглянулъ въ лицо своему сосѣду и потомъ перенесъ свой взоръ на кучера, который между тѣмъ, собравшись съ духомъ, продолжалъ:
   "Вы дивуетесь, джентльмены, и это очень натурально; меня самого какъ будто бы обухомъ съѣздили въ високъ, когда разжевалъ я существенность этого мудренаго дѣла. Но зачѣмъ и почему общ³й другъ нашъ понесъ, такъ сказать, эту ничѣмъ невознаградимую потерю? На это, всеконечно, есть резонементъ, котораго объяснить я вамъ не въ состоян³и. Пусть самъ другъ Уифферсъ разскажетъ обстоятельно, что, какъ и почему, дабы, при случаѣ, всѣ мы могли подражать его примѣру".
   Всѣ единодушно одобрили это предложен³е, и м-ръ Уифферсъ приступилъ къ объяснен³ю. Онъ сказалъ, что ему, безъ сомнѣн³я, было бы весьма пр³ятно продолжать свою службу на мѣстѣ, отъ котораго онъ отказался. Ливрея была богатая и великолѣпная; женщины, принадлежавш³я къ дому, ласковы и обходительны; занимаемая имъ должность - легка и пр³ятна: главнѣйшее занят³е состояло въ томъ, что м-ръ Уифферсъ долженъ былъ смотрѣть какъ можно чаще изъ окна въ корридорѣ, вмѣстѣ съ другимъ джентльменомъ, который тоже отказался отъ этого мѣста. Ему непр³ятно и даже, въ нѣкоторомъ случаѣ, мучительно было входить въ дальнѣйш³я подробности; но такъ какъ почтенная компан³я непремѣнно требовала объяснен³й, то м-ръ Уифферсъ, скрѣпя сердце, признался съ благородною откровенностью, что его заставляли кушать за обѣдомъ холодныя блюда.
   Невозможно выразить негодован³я, пробужденнаго этимъ признан³емъ въ сердцахъ всѣхъ почтенныхъ джентльменовъ. Они бѣсновались около четверти часа, подвергая строжайшему осужден³ю холодныя блюда.
   Потомъ м-ръ Уифферсь прибавилъ, что онъ отчасти самъ виноватъ въ этомъ дѣлѣ, такъ какъ характеръ его слишкомъ снисходителенъ и уклончивъ. Такъ, однажды, по своему добродуш³ю, онъ согласился кушать соленое масло, и потомъ, въ другомъ случаѣ, вслѣдств³е внезапной болѣзни истопника, забылся до такой степени, что принялъ на себя унизительный трудъ втащить на верхъ корзину съ углями. Признаваясь такимъ образомъ въ этихъ недостаткахъ, м-ръ Уифферсъ осмѣливался питать надежду, что все это не унизитъ его служебной репутац³и въ глазахъ почтенныхъ джентльменовъ, тѣмъ болѣе, что въ послѣднее время онъ исправился нѣкоторымъ образомъ.
   Рѣчь м-ра Уифферса была принята съ оглушительнымъ восторгомъ, и президентъ немедленно предложилъ пить его здоровье. Затѣмъ самъ м-ръ Уифферсъ предложилъ тостъ въ честь м-ра Уэллера, за нравственное достоинство котораго достаточно ручались дружба и рекомендац³я м-ра Джона Смокера. Выпивъ два стакана пунша и одинъ мадеры, Самуэль, выстунивъ на середину комнаты, благодарилъ компан³ю слѣдующею рѣчью:
   "За ласку, ребята, за пр³ятство, дружбу и компан³ю благодарю васъ отъ чистаго сердца. Я слышалъ давно, что вы - народъ продувной; но мнѣ не приходило и въ голову, что всѣ вы, такъ сказать, подобраны молодецъ къ молодцу. Надѣюсь, что вы никогда не ударите въ грязь лицомъ и не уроните своего достоинства на общественныхъ гуляньяхъ, гдѣ я, бывъ еще ребенкомъ, съ наслажден³емъ смотрѣлъ на всякаго ливрейнаго лакея. Мнѣ пр³ятно засвидѣтельствовать особенное почтен³е другу моему, Обжигайлѣ, за ту ласку, которой онъ меня удостоилъ при первомъ знакомствѣ. Что-жъ касается до этого бѣдняги, потерявшаго мѣсто, я желаю ему найти самую веселую и красивую должность, съ горячимъ супомъ и пирогами, которыхъ онъ вполнѣ заслуживаетъ, какъ джентльменъ, скрасивш³й своимъ краснобайствомъ всю вашу суварею". И когда Самуэль, при общихъ рукоплескан³яхъ, сѣлъ на свое м

Другие авторы
  • Бунин Иван Алексеевич
  • Катаев Иван Иванович
  • Жуковский Василий Андреевич
  • Теплов В. А.
  • Михайлов Михаил Ларионович
  • Кайсаров Петр Сергеевич
  • Чурилин Тихон Васильевич
  • Бальмонт Константин Дмитриевич
  • Бедный Демьян
  • Введенский Иринарх Иванович
  • Другие произведения
  • Павлова Каролина Карловна - Стихотворения
  • Буссе Николай Васильевич - Русские и японцы на Сахалине
  • Карамзин Николай Михайлович - Гольдониевы записки, заключающие в себе историю его жизни и театра
  • Заблудовский Михаил Давидович - Свифт
  • Навроцкий Александр Александрович - Навроцкий А. А.: биографическая справка
  • Жулев Гавриил Николаевич - Итальянец в Калинове
  • Алданов Марк Александрович - Максим Соколов. Творческий реакционер
  • Тенишева Мария Клавдиевна - Впечатления моей жизни"
  • Гуд Томас - Песня о рубашке
  • Лагарп Фредерик Сезар - О Лагарповом обращении
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 177 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа