Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 32

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



ѣется, невольными свидѣтелями этого поразительнаго факта. Въ ту минуту, какъ они вошли въ его комнату, Пикквикъ держалъ въ объят³яхъ свою невѣсту, ласкалъ ее, утѣшалъ, уговаривалъ, лелѣялъ!..."
   Эта часть ученой рѣчи произвела видимое впечатлѣн³е на всѣхъ слушателей и слушательницъ многочисленнаго собран³я судебной палаты. Вынувъ изъ портфеля два небольш³е лоскута бумаги, сержантъ Бузфуцъ продолжалъ:
   "Еще одно только слово, милостивые государи. Вотъ два документа, писанные рукою самого отвѣтчика,- два кратк³е документа, но которые, къ счаст³ю, краснорѣчивѣе огромныхъ томовъ. Это собственноручныя письма Пикквика къ вдовѣ Бардль, обличающ³я самыя грязныя стороны въ характерѣ этого человѣка. Тутъ вы не найдете пламенныхъ, открытыхъ, благородныхъ, краснорѣчивыхъ изл³ян³й нѣжной страсти - совсѣмъ нѣтъ! Это не иное что, какъ коротеньк³я и, повидимому, сух³я записки, так³я, однакожъ, которыя въ настоящемъ случаѣ говорятъ сами за себя краснорѣчивѣе самыхъ яркихъ и роскошныхъ выражен³й, придуманныхъ фантаз³ею какого-нибудь поэта. Но видно съ перваго взгляда, что ихъ писала злонамѣренная и хитрая рука: здѣсь, какъ и вездѣ, Пикквикъ поступалъ такимъ образомъ, чтобъ отстранить отъ себя всякое подозрѣн³е, еслибъ, сверхъ чаян³я, послан³я его попались въ посторонн³я руки. Прочтемъ первую записку:
   "Гаррэуэ. Двѣнадцать часовъ.- Любезная м-съ Бардль.- Котлетки и соусъ подъ картофелемъ.- Вашъ Пикквикъ."
   "Что-жъ это значитъ, милостивые государи? Котлетки и соусъ подъ картофелемъ. В_a_ш_ъ Пикквикъ. Котлетки! Велик³й Боже! Соусъ подъ картофелемъ! О, небо!... Кто не видитъ здѣсь этой короткости отношен³й, которая могла быть подготовлена не иначе, какъ продолжительной дружбой? Вашъ Пикквикъ! Не ясно ли, что онъ какъ бы заранѣе считалъ себя супругомъ этой женщины, ожидавшей отъ него покровительства и защиты? На другой запискѣ не выставлено ни дня, ни часа, что уже само по себѣ наводитъ на подозрѣн³я извѣстнаго рода. Вотъ она:
   "Любезная м-съ Бардль, я не возвращусь домой до завтра. Медленный дилижансъ". И затѣмъ слѣдуетъ весьма замѣчательное выражен³е:
   "Не безпокойтесь насчетъ жаровни съ углями".
   " Э, Боже мой! Да кто же и когда безпокоится насчетъ жаровни съ углями? Вамъ, конечно, извѣстно, милостивые государи, что такою жаровнею заботливыя хозяйки нагрѣваютъ постели своихъ жильцовъ въ извѣстное время: кого же, спрашивается, можетъ обезпокоить нагрѣтая постель? Не должно ли, напротивъ, вывести противоположное заключен³е, что нагрѣвальникъ есть самая комфортабельная мебель, придуманная для поддержан³я здоровья и, слѣдовательно, для распространен³я спокойств³я въ домашнемъ быту? Вашей проницательности, милостивые государи, предоставляю угадать, о какомъ безпокойствѣ идетъ здѣсь рѣчь. Если бы Пикквикъ не былъ увертливъ и лукавъ, онъ бы выразился, конечно, проще и яснѣе, потому что онъ дѣйствительно зналъ, какими страшными безпокойств³ями могутъ сопровождаться для бѣдной невѣсты ночныя отсутств³я ея жениха.- A что должно понимать подъ этими двумя словами - "Медленный дилижансъ?" {Slow Coach - буквально "медленный дилижансъ"; но эти же два слова на простонародномъ языкѣ употребляются для выражен³я медленности и вялости движен³й какого-нибудь человѣка; въ такомъ случаѣ Slow coach значитъ рохля, увалень, ротозѣй. Ораторъ играетъ этими словами. Прим. перев.} Неужели отвѣтчикъ моuъ предполагать, что бѣдной хозяйкѣ его интересно знать, въ какомъ дилижансѣ разъѣзжаетъ онъ въ ту пору, когда друг³я, болѣе важныя мысли должны были тяжелымъ бременемъ лежать на ея душѣ? Нѣтъ, милостивые государи, тотъ слишкомъ простъ, кто не видитъ съ перваго взгляда условнаго, фигуральнаго значен³я этихъ словъ. Для меня, напротивъ, не подлежитъ ни малѣйшему сомнѣн³ю, что этотъ медленный дилижансъ есть не иной кто, какъ самъ Пикквикъ, увертливый нашъ отвѣтчикъ, привыкш³й и словами, и дѣлами уловлять въ свои хитросплетенныя сѣти неопытныя души и сердца. Отдадимъ ему справедливость: медленный дилижансъ, останавливаемый наглостью и безстыдствомъ, слишкомъ лѣниво тянется по дорогѣ справедливости и чести; но законъ, олицетворяемый вами, милостивые государи, неизбѣжно ускоритъ его ходъ и сообщитъ быстрое движен³е его колесамъ".
   Сержантъ Бузфуцъ пр³остановился на этомъ мѣстѣ, чтобы видѣть впечатлѣн³е, произведенное на присяжныхъ этими шуточками, которыя казались ему чрезвычайно остроумными. Никто, однакожъ, не улыбнулся, кромѣ зеленщика, припомнившаго въ эту минуту, съ какою медленностью самъ онъ, на своей nелѣжкѣ, развозилъ по домамъ различныя произведен³я растительнаго царства.
   - "Но довольно, милостивые государи,- продолжалъ м-ръ сержантъ Бузфуцъ.- Трудно смѣяться, когда сердце готово разорваться на части отъ напора болѣзненныхъ ощущен³й, и невозможно шутить, какъ скоро наглость и безстыдство издѣваются надъ глубочайшими симпат³ями нашей природы. Надежды моей кл³ентки разрушились однажды навсегда, и обычный ходъ ея занят³й прерванъ безъ милосерд³я и пощады. Билетикъ прибитъ снова на окнѣ перваго этажа, но нѣтъ болѣе жильца въ домѣ бѣдной вдовы. Холостые джентльмены снуютъ безпрестанно мимо оконъ и воротъ, но уже никто изъ нихъ не думалъ занять опустѣлую квартиру. Мракъ, пустота и молчан³е водворились въ гостепр³имномъ домикѣ на Гозуэлльской улицѣ, смолкъ и заглохъ веселый голосъ рѣзваго дитяти, и уже никто болѣе не принимаетъ радушнаго участ³я въ его играхъ. Бѣдный мальчикъ сидитъ, задумавшись, по цѣлымъ часамъ и уныло смотритъ на свою плачущую мать. Но Пикквикъ, милостивые государи, Пикквикъ, этотъ безжалостный разрушитель домашняго оазиса въ пустынѣ Гозуэлльской улицы, Пикквикъ, возмутивш³й кладезь безмятежной тишины и спокойств³я въ скромномъ семейномъ быту, Пикквикъ, выступивш³й сегодня передъ нами со своими безсовѣстными котлетами и нагрѣвальниками,- Пикквикъ, милостивые государи, еще дерзаетъ поднимать свою голову съ необузданною наглостью и безстыдно издѣвается надъ развалинами, произведенными его злодѣйской рукой. Взыскан³е законныхъ проторей и убытковъ, милостивые государи,- вотъ единственное наказан³е, которому вы можете подвергнуть этого злодѣя, и вмѣстѣ съ тѣмъ единственное вознагражден³е, ожидаемое моею кл³енткой. Въ этомъ собственно и заключается покорнѣйшая просьба, съ которою м-съ Бардль обращается къ просвѣщеннымъ, великодушнымъ, благороднымъ, безпристрастнымъ и сострадательнымъ соотечественникамъ, способнымъ и готовымъ защищать силою закона страждущую невинность".
   Заключивъ такимъ образомъ свою прекраснѣйшую рѣчь, м-ръ сержантъ Бузфуцъ сѣлъ на скамью адвокатовъ, и въ ту же минуту вице-президентъ Стерлейхъ пробудился на свой кафедрѣ.
   - Позовите Елизавету Клоппинсъ,- сказалъ сержантъ Бузфуцъ, приподнимаясь на своемъ мѣстѣ.
   Первый ближайш³й докладчикъ (usher) закричалъ: - Елизавету Топпинсъ; другой, стоявш³й подальше, потребовалъ Елизавету Джокинсъ; трет³й бросился со всѣхъ нотъ искать Елизавету Моффинсъ.
   Между тѣмъ, при общемъ содѣйств³и м-съ Бардль, м-съ Сандерсъ и господъ Додсона и Фогга, м-съ Клоппинсъ была возведена на верхнюю ступень свидѣтельской ложи, и въ ту же минуту сама м-съ Бардль утвердилась на нижней ступени, держа въ одной рукѣ бѣлый платочекъ, a въ другой - скляночку со спиртомъ, приготовленную для нея на всяк³й случай. М-съ Сандерсъ стояла съ зонтикомъ въ рукахъ, изъявляя совершеннѣйшую готовность развернуть его надъ головою неутѣшной вдовы.
   - М-съ Клоппинсъ,- сказалъ сержантъ Бузфуцъ,- успокойтесь, сударыня.
   И лишь только онъ произнесъ эти слова, м-съ Клоппинсъ залилась горючими слезами, обнаруживая притомъ разные возмутительные признаки истерическаго припадка.
   - Помните-ли вы, милостивая государыня,- началъ сержантъ Бузфуцъ послѣ другихъ незначительныхъ вопросовъ,- помните-ли вы, что вы были въ коридорѣ y м-съ Бардль въ ³юлѣ прошлаго года, въ одно замѣчательное утро, когда м-съ Бардль убирала комнаты своего жильца?
   - Помню, милордъ и господа присяжные, очень помню.
   - Гостиная м-ра Пикквика находилась въ первомъ этажѣ, если не ошибаюсь?
   - Такъ точно, сэръ, въ первомъ этажѣ.
   - Что-жъ вы дѣлали въ коридорѣ, сударыня?- спросилъ судья.
   - Милордъ и господа присяжные,- сказала м-съ Клоппинсъ съ возрастающимъ волнен³емъ,- я не стану обманывать васъ.
   - И не должны, сударыня,- сказалъ вице-президентъ.
   - М-съ Бардль не знала, что я y нея въ коридорѣ,- продолжала м-съ Клоппинсъ,- Вотъ какъ это случилось, господа. Пошла я на рынокъ покупать для своихь ребятишекъ почекъ и баранины, которую они очень любятъ. Прохожу я мимо домика м-съ Бардль и вижу совсѣмъ неожиданно, что калитка y нея отворена. Отчего бы, думаю себѣ, такъ рано отворена калитка y м-съ Бардль? Подумала да и вошла во дворъ, а со двора въ коридоръ. Вошла, сэръ, и слышу, что въ передней комнатѣ, гдѣ квартировалъ м-ръ Пикквикъ, раздаются громк³е голоса. Я остановилась ...
   - Для того, конечно, чтобы подслушать,- перебилъ сержантъ Бузфуцъ.
   - Прошу извинить, сэръ,- перебила м-съ Клоппинсъ величественнымъ тономъ,- я ненавижу подобныя продѣлки. Голоса были такъ громки, что, можно сказать, насильно пробивались въ мои уши.
   - Стало быть, вы не подслушивали, но просто слышали?
   - Слышала, сэръ, слышала.
   - Очень хорошо. Различили-ли вы голосъ м-ра Пикквика?
   - Различила, сэръ, различила.
   - О чемъ же говорилъ м-ръ Пикквикъ?
   Отвѣчая на этотъ вопросъ, м-съ Клоппинсъ разсказала съ мельчайшими подробностями уже извѣстную нашимъ читателямъ бесѣду м-ра Пикквика съ хозяйкой.
   Присяжные задумались, и лица ихъ выразили самыя мрачныя подозрѣн³я. Сержантъ Бузфуцъ улыбнулся и сѣлъ. Мрачныя подозрѣн³я увеличились еще больше, когда сержантъ Сноббинъ объявилъ, что онъ не намѣренъ подвергать эту свидѣтельницу вторичному допросу, потому что показан³е ея, по признан³ю самого м-ра Пикквика, въ сущности было справедливо.
   Видя къ себѣ милостивое вниман³е вице-президента и присяжныхъ, м-съ Клоппинсъ рѣшилась воспользоваться благопр³ятнымъ случаемъ, что бы войти въ нѣкоторыя разсужден³я о своихъ собственныхъ домашнихъ дѣлахъ, и судьи немедленно услышали, что она, м-съ Клоппинсъ, имѣетъ честь быть матерью восьми прекрасныхъ дѣтей и что на этихъ дняхъ она, съ помощью Бож³ею, надѣется подарить своего супруга девятымъ младенцемъ. При этихъ интересныхъ подробностяхъ вице-президентъ вспылилъ и сдѣлалъ грозный жестъ, на основан³и котораго обѣ интересныя дамы, м-съ Клоппинсъ и м-съ Сандерсъ, были учтиво выведены изъ присутств³я безъ дальнѣйшихъ объяснен³й. М-ръ Джаксонъ проводилъ ихъ домой.
   - Натан³ель Винкель!- провозгласилъ м-ръ Скимпинъ.
   - Здѣсь!- отозвался слабый и дрожащ³й голосъ.
   И вслѣдъ затѣмъ м-ръ Винкель, отвѣсивъ вице-президенту учтивый поклонъ, поднялся на верхнюю ступень свидѣтельской ложи. Глаза его неподвижно устремились на м-ра Стерлейха.
   - Не смотрите на меня, сэръ,- сказалъ вице-президентъ строгимъ тономъ,- вниман³е ваше должно быть обращено на господъ присяжныхъ.
   М-ръ Винкель машинально повиновался, обративъ наудачу свои глаза въ ту сторону, гдѣ должны были засѣдать присяжные. Онъ былъ такъ взволнованъ и разстроенъ, что не видѣлъ почти ничего передъ собою.
   М-ръ Скимпинъ, весьма интересный юноша лѣтъ сорока двухъ или трехъ, приступилъ къ допросу съ самымъ искреннимъ желан³емъ сбить съ толку свидѣтеля, подозрѣваемаго въ пристраст³и къ противной сторонѣ.
   - Ну, сэръ,- сказалъ м-ръ Скимпинъ,- потрудитесь теперь объяснить милорду и присяжнымъ, какъ ваше имя и фамил³я.
   Предложивъ этотъ вопросъ, м-ръ Скимпинъ склонилъ свою голову на одинъ бокъ и насторожилъ ухо такимъ образомъ, чтобъ не проронить ни одного звука изъ ожидаемаго отвѣта, при чемъ глаза его, обращенные на присяжныхъ, говорили весьма выразительно и ясно, что онъ считаетъ этого свидѣтеля способнымъ ко всякому обману и что, по всей вѣроятности, онъ объявитъ теперь подложное имя.
   - Винкель,- отвѣчалъ свидѣтель.
   - Какъ ваше имя, сэръ?- гнѣвно спросилъ вице-президентъ.
   - Натан³эль, сэръ.
   - Дан³эль, сэръ; Натан³эль, милордъ.
   - Какъ же это? Натан³эль Дан³эль, или Дан³эль Натан³эль?
   - Нѣтъ, милордъ, Натан³эль только.
   - Зачѣмъ же вы сказали, сэръ, что ваше имя Дан³эль?- спросилъ гнѣвный судья.
   - Я не говорилъ, милордъ,- отвѣчалъ бѣдный Винкель.
   - Вы сказали,- возразилъ судья, грозно нахмуривъ брови.- Откуда же Дан³эль очутился въ моей книгѣ, если вы не произнесли этого имени?
   Нечего было отвѣчать на этотъ неотразимый аргументъ.
   - М-ръ Винкель забывается немножко, милордъ,- сказалъ м-ръ Скимпинъ, бросивъ многозначительный взглядъ на присяжныхъ.- Законы, надѣюсь, освѣжатъ его память, милостивые государи.
   - Совѣтую вамъ быть осторожнѣе, сэръ,- сказалъ вице-президентъ, бросивъ на свидѣтеля мрачный взглядъ.
   Несчастный Винкель поклонился и старался по возможности принять спокойный видъ.
   - Теперь, м-ръ Винкель, не угодно-ли вамъ быть внимательнѣе къ моимъ вопросамъ,- сказалъ м-ръ Скимпинъ,- рекомендую вамъ, сэръ, для собственной же вашей пользы постоянно держать на умѣ совѣтъ, сдѣланный вамъ милордомъ. Извольте отвѣчать: принадлежите-ли вы, какъ я, впрочемъ, не сомнѣваюсь, къ числу искреннихъ друзей м-ра Пикквика, отвѣтчика по дѣлу вдовы Бардль?
   - Я имѣю честь пользоваться знакомствомъ и дружбой м-ра Пикквика съ той поры ...
   - Сдѣлайте одолжен³е, м-ръ Винкель, не увертывайтесь отъ моего вопроса. Повторяю вамъ еще, и вы отвѣчайте безъ уклончивости: другъ вы или нѣтъ отвѣтчика по дѣлу м-съ Бардль?
   - Я хотѣлъ сказать, сэръ, что ...
   - Угодно вамъ или нѣтъ отвѣчать на мой вопросъ, сэръ?
   - Если вы не станете отвѣчать, мы принуждены будемъ арестовать васъ, сэръ,- замѣтилъ вице-президентъ, небрежно перелистывая свою записную книгу.
   - Что же, сэръ?- сказалъ м-ръ Скимпинъ.- Да или нѣтъ?
   - Да, сэръ.
   - Что же такое - да?
   - Я другъ м-ра Пикквика.
   - Конечно, другъ, это мы очень хорошо знаемъ. Почему же вы не объявили этого сначала? Быть можетъ, вы знаете также м-съ Бардль - да, м-ръ Винкель?
   - Я не знаю м-съ Бардль; но я видѣлъ ее.
   - О, вы не знаете, но вы видѣли ее? Потрудитесь же, сэръ, объяснить господамъ присяжнымъ, что вы подъ этимъ разумѣете?
   - Я хотѣлъ сказать, что я не былъ коротко съ нею знакомъ; но я видѣлъ м-съ Бардль, когда приходилъ къ м-ру Пикквику въ его квартиру на Гозуэлльской улицѣ.
   - A сколько разъ вы ее видѣли?
   - Сколько разъ?
   - Да, м-ръ Винкель, сколько разъ? Я готовъ повторить вамъ этотъ вопросъ еще тысячу разъ, если вы желаете этого.
   И м-ръ Скимпинъ, приложивъ свою руку къ губамъ, бросилъ опять многозначительный взглядъ на всѣхъ присяжныхъ.
   Но при этомъ вопросѣ для несчастнаго свидѣтеля возникли затруднен³я непреодолимаго свойства. Сначала м-ръ Винкель объявилъ по долгу совѣсти и чести, что ему невозможно припомнить, сколько разъ онъ видѣлъ м-съ Бардль. Потомъ, когда спросили, не видѣлъ-ли онъ ее двадцать разъ, м-ръ Винкель отвѣчалъ скороговоркой:
   - Конечно, даже болѣе.
   - Стало быть, видѣли ее разъ сотню?
   - Нѣтъ, меньше.
   - Семьдесятъ пять разъ?
   - Меньше, я полагаю.
   - Разъ тридцать?
   - Больше.
   - Что-жъ это значитъ, сэръ?- спросилъ гнѣвный судья.- То болѣе, то менѣе: отвѣчайте положительно, безъ обиняковъ.
   - Онъ увертывается, милордъ,- сказалъ м-ръ Скимпинъ.- Не можете ли, по крайней мѣрѣ, объявить,- продолжалъ онъ, обращаясь къ трепещущему свидѣтелю,- что вы видѣли м-съ Бардль около пятидесяти разъ?
   - Да, разъ пятьдесятъ, я думаю, видѣлъ.
   - Еще повторяю, сэръ: будьте осторожны, иначе я принужденъ буду напомнить, съ кѣмъ и въ какомъ мѣстѣ вы говорите,- сказалъ грозный м-ръ Стерлейхъ.
   Всѣ эти предварительные допросы и замѣчан³я окончательно сбили съ толку бѣднаго свидѣтеля, такъ что онъ представлялъ изъ себя жалкую фигуру уличнаго вора, пойманнаго въ покражѣ карманнаго платка.
   - Позвольте теперь спросить васъ, м-ръ Вилкель: не были-ли вы въ комнатахъ отвѣтчика на Гозуэльской улицѣ въ одно достопамятное утро, въ ³юлѣ прошлаго года?
   - Былъ.
   - Не находились-ли тогда съ вами еще два человѣка: одинъ по имени Топманъ, a другой по имени Снодграсъ?
   - Да, я пришелъ къ м-ру Пикквику со своими друзьями.
   - Здѣсь-ли они теперь?
   - Здѣсь,- отвѣчалъ м-ръ Винкель и тутъ же обратилъ свои глаза къ тому мѣсту, гдѣ были его друзья.
   - Сдѣлайте одолжен³е, м-ръ Винкель, будьте внимательнѣе къ моимъ словамъ; успѣете наглядѣться послѣ на своихъ друзей,- сказалъ м-ръ Скимпинъ, окидывая выразительнымъ взоромъ скамью присяжныхъ.- Друзья ваши могутъ объявить свои показан³я безъ предварительнаго соглашен³я съ вами, 3сли только вы еще не успѣли сговориться. Теперь, сэръ, не угодно-ли вамъ объявить по чистой совѣсти господамъ присяжнымъ, что изволили вы усмотрѣть въ комнатѣ м-ра Пикквика, когда пришли къ нему со своими друзьями? Скорѣе, сэръ, нечего тутъ обдумывать: законъ откроетъ истину рано или поздно.
   - Отвѣтчикъ, м-ръ Пикквикъ, держалъ свою хозяйку въ объят³яхъ, то есть, обхвативъ ея станъ своими обѣими руками,- отвѣчалъ м-ръ Винкель, переминаясь и заикаясь,- м-съ Бардль, казалось, была въ обморокѣ.
   - Не произносилъ-ли тогда отвѣтчикъ какихъ-нибудь словъ?
   - Онъ называлъ м-съ Бардль добрымъ создан³емъ, и я слышалъ, какъ онъ увѣщевалъ ее успокоиться, говоря, между прочимъ: хорошо-ли это будетъ, если кто-нибудь придетъ въ его квартиру и застанетъ ихъ въ этомъ положен³и?
   - И вы утверждаете клятвенно, что онъ именно произносилъ эти слова?
   - Да.
   - Довольно!
   И м-ръ Скимпинъ сѣлъ на скамью адвокатовъ съ торжествующимъ лицомъ.
   Такимъ образомъ дѣло м-ра Пикквика запутывалось съ минуты на минуту, и трудно было сообщить ему счастливый оборотъ. Но м-ръ Функи попытался.
   - Я думаю, м-ръ Винкель,- сказалъ м-ръ Функи,- что м-ръ Пикквикъ уже немолодой человѣкъ?
   - О, да, совсѣмъ немолодой,- отвѣчалъ м-ръ Винкель,- онъ могъ бы быть моимъ отцомъ.
   - Вы сказали моему ученому товарищу, м-ръ Винкель, что вы уже давно знакомы съ м-ромъ Пикквикомъ. Случалось-ли вамъ когда-нибудь замѣчать или слышать, что онъ обнаруживалъ намѣрен³е вступить въ бракъ?
   - О, никогда, никогда!- отвѣчалъ м-ръ Винкель съ такою запальчивостью, что опытный юристъ, на мѣстѣ м-ра Функи, тотчасъ же бы озаботился вывести его изъ свидѣтельской ложи.
   Дурные свидѣтели, по юридической теор³и, бываютъ двухъ родовъ: свидѣтели упрямые, отъ которыхъ съ трудомъ добьешься какого-нибудь звука, и свидѣтели запальчивые, обнаруживающ³е неумѣстную страсть къ словоохотливости. М-ръ Винкель, смотря по обстоятельствамъ, могъ принадлежать къ обоимъ разрядамъ. Функи не понималъ этого.
   - Я пойду дальше, сэръ,- продолжалъ м-ръ Функи чрезвычайно ласковымъ и одобрительнымъ тономъ.- Случалось-ли вамъ изъ отношен³й м-ра Пикквика къ женскому полу выводить заключен³е, что онъ, по какому бы то ни было поводу, одобрялъ женитьбу стариковъ?
   - Никогда, никогда!- отвѣчалъ м-ръ Винкель.
   - Какъ онъ вообще обходится съ женщинами?
   - Учтиво, учтиво.
   - Но эта учтивость противорѣчитъ-ли въ немъ степенности человѣка, достигшаго въ своемъ возрастѣ до преклонныхъ лѣтъ?
   - Нѣтъ, не противорѣчитъ. Нисколько.
   - Стало быть, вы хотите сказать, что м-ръ Пикквикъ обходится съ женщинами, какъ отецъ со своими дочерьми?
   - Именно такъ. Какъ отецъ со своими дочерьми?
   - И вы никогда въ сношен³яхъ его съ ними не замѣчали никакого предосудительнаго поступка?- сказалъ м-ръ Функи, готовясь уже сѣсть на свое мѣсто, потому что сержантъ Сноббинъ сильно начиналъ хмуриться при этихъ вопросахъ.
   - Ни ... ни ... никогда,- отвѣчалъ заикаясь м-ръ Винкель,- кромѣ развѣ одного незначительнаго случая, который, впрочемъ, легко можно объяснить столкновен³емъ непредвидѣнныхъ обстоятельствъ.
   По свойству всѣхъ этихъ вопросовъ, не имѣвшихъ прямой связи съ сущностью дѣла, сержантъ Бузфуцъ имѣлъ полное право остановить и свидѣтеля, и допросчика при самомъ началѣ вторичнаго допроса; но онъ этого не сдѣлалъ, разсчитывая весьма основательно, что словоохотливость Винкеля можетъ быть полезною для его цѣлей. Лишь только послѣдн³я слова сорвались съ языка неосторожнаго свидѣтеля, м-ръ Функи опрометью бросился къ адвокатской скамейкѣ, и сержантъ Сноббинъ приказалъ Винкелю сойти со ступеней свидѣтельской ложи, что онъ и поспѣшилъ выполнить съ полною готовностью; но въ ту самую пору, какъ м-ръ Винкель былъ уже на послѣдней ступени, сержантъ Бузфуцъ круто повернулъ его назадъ.
   - Остановитесь, м-ръ Винкель, остановитесь,- сказалъ сержантъ Бузфуцъ.- Милордъ, не угодно-ли вамъ спросить этого господина, что собственно разумѣетъ онъ подъ тѣмъ незначительнымъ случаемъ, который, по его словамъ, дѣлаетъ въ извѣстной степени предосудительными отношен³я стараго Пикквика къ женскому полу?
   - Вы слышите, милостивый государь, чего требуетъ отъ васъ ученый другъ мой?- сказалъ вице-президентъ, обращаясь къ несчастному м-ру Винкелю, трепещущему и блѣдному, какъ смерть.
   - Благоволите, сэръ, изложить подробности этого незначительнаго случая.
   - Милордъ,- сказалъ м-ръ Винкель,- мнѣ ... я ... да ... мнѣ бы не хотѣлось, милордъ ...
   - Очень можетъ быть, но вы должны, сэръ,- отвѣчалъ судья повелительнымъ тономъ.
   И среди глубокаго безмолв³я, водворившагося въ судебной палатѣ, м-ръ Винкель, объясняя незначительный случай, разсказалъ со всѣми подробностями, какъ почтенный старецъ, годивш³йся ему въ отцы, забрался ночью въ спальню незамужней леди, потерявшей по этому поводу своего жениха, и какъ по тому же самому поводу онъ, Пикквикъ и всѣ его друзья были представлены передъ грозныя очи м-ра Нупкинса, городского мэра въ Ипсвичѣ.
   - Оставьте свидѣтельскую ложу, сэръ,- сказалъ сержантъ Сноббинъ.
   Быстро оставилъ ложу м-ръ Винкель и еще быстрѣе побѣжалъ въ гостиницу "Коршуна и Джоржа", гдѣ, черезъ нѣсколько часовъ, трактирный слуга нашелъ его въ самой печальной и безотрадной позѣ: несчастный лежалъ на кушеткѣ, схоронивъ свою голову между подушками, и страшные стоны вырывались изъ его груди!
   Треси Топманъ и Августъ Снодграсъ, потребованные къ допросу, подтвердили во всей силѣ свидѣтельство своего несчастнаго друга, послѣ чего скорбь и тоска овладѣли ихъ чувствительными сердцами.
   Возвели на верхнюю ступень Сусанну Сандерсъ, и допросили ее: сперва сержантъ Бузфуцъ, потомъ вторично сержантъ Сноббинъ. Результаты оказались удовлетворительные, Сусанна Сандерсъ говорила всегда и вѣрила душевно, что м-ръ Пикквикъ женится на м-съ Бардль. Знала, что, послѣ ³юльскаго обморока, это дѣло считали рѣшеннымъ на ихъ улицѣ, и послѣднему мальчишкѣ было извѣстно, что скоро будетъ свадьба. Слышала это собственными ушами отъ м-съ Модбери, содержательницы катка, и отъ м-съ Бонкинъ, привилегированной прачки. Слышала также, какъ м-ръ Пикквикъ спрашивалъ малютку, желаетъ-ли онъ имѣть другого отца. Заподлинно не знала, что м-съ Бардль стояла въ ту пору на короткой ногѣ съ булочникомъ на Гозуэлльской улицѣ, но знала навѣрное, что булочникъ тогда былъ холостой человѣкъ, a теперь женатъ. Не могла объявить подъ присягой, что м-съ Бардль была тогда влюблена въ этого булочника, но думала, однакожъ, что самъ булочникъ не былъ влюбленъ въ м-съ Бардль, иначе онъ женился бы на ней. Была увѣрена, что м-съ Бардль лишилась чувствъ въ ³юльское утро оттого, что м-ръ Пикквикъ просилъ ее назначить день свадьбы. Знала, что и сама она, Сусанна Сандерсъ, упала въ глубок³й обморокъ, когда м-ръ Сандерсъ, въ качествѣ жениха, попросилъ ее о назначен³и этого дня, и вѣрила сердечно, что всякая порядочная женщина съ душой и сердцемъ непремѣнно должна при такихъ обстоятельствахъ падать въ обморокъ. Слышала, что м-ръ Пикквикъ гладилъ малютку по головкѣ, дарилъ ему деньги и принималъ дѣятельное участ³е въ его дѣтскихъ забавахъ.
   Допрошенная вторично, Сусанна Сандерсъ объявила между прочимъ, что м-ръ Сандерсъ, когда былъ женихомъ, писалъ къ ней любовныя письма и она получала ихъ, потому что всѣ леди получаютъ и читаютъ любовныя письма отъ своихъ жениховъ. Помнитъ очень хорошо, что при этой корреспонденц³и м-ръ Сандерсь часто называлъ ее "уткой", "уточкой", "утицей", "утенкомъ"; но знаетъ навѣрное, что никогда онъ не называлъ ее ни "котлетками", ни "картофельнымъ соусомъ". М-ръ Сандерсъ очень любилъ утокъ. Еслибъ онъ также любилъ котлетки или соусъ подъ картофелемъ, очень можетъ статься, что онъ употребилъ бы въ своихъ письмахъ эти назван³я для выражен³я особенной нѣжности къ своей невѣстѣ.
   Наконецъ, сержантъ Бузфуцъ поднялся со своего мѣста съ торжественною важностью и провозгласилъ громогласно:
   - Потребовать Самуэля Уэллера!
   Но не было никакой надобности въ формальномъ требован³и Самуэля. Лишь только произнесли его имя, онъ храбро взбѣжалъ на ступени свидѣтельской ложи, положилъ свою шляпу на полъ, облокотился руками на перила, бросилъ орлиный взглядъ на присяжныхъ, подмигнулъ на сержанта Бузфуца и весело взглянулъ на вице-президента Стерлейха.
   - Какъ ваша фамил³я, сэръ?- спросилъ вице-президентъ Стерлейхъ. ³
   - Самуэль Уэллеръ, милордъ.
   - Одно "Л" или два?
   - Пожалуй, хоть и три, какъ вздумается вашей чести, милордъ,- отвѣчалъ Самуэль,- самъ я, съ вашего позволен³я, всегда пишу два "Л", такъ что и выходитъ - Уэллллерръ - Самуэль Уэллеръ, милордъ.
   - Браво, Самми, браво, другъ мой!- закричалъ изо всей силы чей-то голосъ изъ галлереи,- пишите двойное "люди", милордъ, двойное "люди"!
   - Кто тамъ смѣетъ кричать?- сказалъ вице-президентъ, обращая глаза кверху.- Докладчикъ!
   - Что угодно вашей чести?- откликнулся ближайш³й докладчикъ.
   - Приведите ко мнѣ этого невѣжу.
   - Слушаю, милордъ.
   Но докладчикъ не нашелъ и, слѣдовательно, никого не могъ представить передъ глаза раздраженнаго судьи. Задыхаясь отъ негодован³я, вице-президентъ обратился къ Самуэлю и спросилъ:
   - Знаете-ли вы, сэръ, кто это кричалъ?
   - Думать надобно, милордъ, что это мой родитель.
   - Видите-ли вы его теперь?
   - Нѣтъ, милордъ, не вижу,- отвѣчалъ Самуэль, пристально устремивъ свои глаза на потолочное окно судебной залы.
   - Если бъ вы могли указать, я бы приказалъ посадить его подъ арестъ,- замѣтилъ вице-президентъ.
   Самуэль поклонился въ знакъ благодарности за снисхожден³е къ его отцу и весело подмигнулъ на сержанта Бузфуца.
   - Ну, м-ръ Уэллеръ,- сказалъ сержантъ Бузфуцъ.
   - Ну, сэръ,- отвѣчалъ Самуэль.
   - Вы, если не ошибаюсь, состоите на службѣ y м-ра Пикквика,- отвѣтчика по этому дѣлу. Говорите, м-ръ Уэллеръ, говорите.
   - И буду говорить, сколько вамъ угодно, сэръ,- сказалъ Самуэль,- я подлинно состою на службѣ y этого джентльмена, и могу увѣрить, что это - отличная служба.
   - Дѣла мало, денегъ пропасть, не такъ ли, м-ръ Уэллеръ?- сказалъ сержантъ Бузфуцъ веселымъ тономъ.
   - Да таки нешто, сэръ, есть и деньжонки, какъ говаривалъ одинъ прохвостъ послѣ того, какъ ему влѣпили въ спину триста пятьдесятъ палокъ.
   - Намъ нѣтъ надобности до прохвостовъ или до кого бы то ни было, съ кѣмъ вы знакомы,- перебилъ вице-президентъ Стерлейхъ,- это не относится къ дѣлу.
   - Очень хорошо, милордъ, очень хорошо, отвѣчалъ Самуэль.
   - Не помните-ли вы какихъ-нибудь особенныхъ происшеств³й, случившихся въ то самое утро, когда вы только что поступили въ услужен³е къ этому джентльмену?- спросилъ сержантъ Бузфуцъ.
   - Какъ не помнить, сэръ! Очень помню,- отвѣчалъ Самуэль.
   - Потрудитесь разсказать о нихъ господамъ присяжнымъ.
   - Извольте прислушать, господа присяжные,- сказалъ Самуэль. - Въ тотъ самый день, какъ я поступилъ въ услужен³е къ м-ру Пикквику, для меня былъ купленъ новый фракъ со свѣтлыми пуговицами и чудесная пуховая шляпа, которую, впрочемъ, я уже износилъ; и если вы, господа присяжные, возьмете въ разсчеть, что до той поры фрачишка былъ y меня стареньк³й, шляпенка ледащая, дырявая, какъ вентиляторъ, то можете представить, какъ я былъ тогда благодаренъ м-ру Пикквику. Это было самое важное и необыкновенное происшеств³е, случившееся въ тотъ день.
   Всѣ захохотали. Вице-президентъ Стерлейхъ нахмурилъ брови и сказалъ сердитымъ тономъ:
   - Совѣтую вамъ быть осторожнѣе, сэръ.
   - Вотъ это же самое говорилъ мнѣ и м-ръ Пикквикъ, когда снабдилъ меня новымъ платьемъ. "Будьте, говоритъ, осторожнѣе, Самуэль, не то платье скоро износится". И я, дѣйствительно, былъ остороженъ, милордъ, потому что родитель пр³училь меня съ издѣтства слушаться благихъ совѣтовъ.
   Вице-президентъ пристально и сурово посмотрѣлъ минуты двѣ на Самуэля: но черты его лица были такъ спокойны, ясны, и обличали такую младенческую кротость, что м-ръ Стерлейхъ не сказалъ ничего и только махнулъ рукою въ знакъ того, что допросъ можетъ быть возобновленъ.
   - Хотите-ли вы сказать, м-ръ Уэллеръ,- началъ сержантъ Бузфуцъ, сложивъ руки на груди и бросивъ многозначительный взглядъ на присяжныхъ,- хотите-ли вы сказать, что вы не замѣтили никакихъ особенныхъ обстоятельствъ, сопровождавшихъ обморокъ м-съ Бардль въ ту пору, какъ она лежала на рукахъ вашего господина?
   - Ничего не замѣтилъ, сэръ, да и не могъ замѣтить. Я стоялъ въ коридорѣ до тѣхъ поръ, пока не потребовали меня въ комнату, и когда я вошелъ, старухи уже не было тамъ.
   - Послушайте, сэръ Уэллеръ,- сказалъ сержантъ Бузфуцъ, обмакивая перо въ чернильницу съ тѣмъ, чтобы запугать Самуэля, который долженъ былъ увидѣть, что отвѣты его будутъ записаны слово въ слово,- вы были въ коридорѣ, и, однакожъ, говорите, что не видѣли ничего, что было впереди. Сколько y васъ глазъ, м-ръ Уэллеръ?
   - Два только, сэръ, два человѣческихъ глаза. Если бы это были микроскопы, увеличивающ³е предметы во сто милл³оновъ разъ, тогда, быть можетъ, я увидѣлъ бы что-нибудь черезъ доски, кирпичъ и штукатурку; но при двухъ обыкновенныхъ глазахъ, сэръ, зрѣн³е мое ограничено, сэръ.
   Зрители захохотали, вице-президентъ улыбнулся, сержантъ Бузфуцъ сдѣлалъ преглупѣйшую мину, Самуэль Уэллеръ продолжалъ стоять спокойно, бросая на всѣхъ самые свѣтлые взгляды. Послѣдовала кратковременная консультац³я съ господами Додсономъ и Фоггомъ, и потомъ сержантъ Бузфуцъ, подойдя къ свидѣтельской ложѣ, сказалъ:
   - Ну, м-ръ Уэллеръ, я намѣренъ теперь, съ вашего позволен³я, предложить вамъ вопросъ относительно другого пункта.
   - Позволяю, сэръ, позволяю! Можете спрашивать, сколько угодно,- отвѣчалъ Самуэль веселымъ и добродушнымъ тономъ.
   - Помните-ли вы, м-ръ Уэллеръ, какъ вы приходили въ домъ м-съ Бардль вечеромъ въ концѣ прошлаго ноября?
   - Помню, сэръ, очень хорошо.
   - А! Такъ вы помните это, м-ръ Уэллеръ, даже очень хорошо,- сказалъ сержантъ Бузфуцъ, начиная, повидимому, выходить изъ своего затруднительнаго положен³я.- Теперь, авось, мы добьемся отъ васъ чего-нибудь.
   - Какъ не добиться, сэръ. Добьетесь всего, что вамъ угодно.
   Присяжные переглянулись: зрители захохотали.
   - Вы приходили, конечно, потолковать съ м-съ Бардль насчетъ этого процесса: не такъ ли, м-ръ Уэллеръ, а?- сказалъ сержантъ Бузфуцъ, озираясь на присяжныхъ.
   - Я приходилъ собственно за тѣмъ, чтобы внести квартирныя деньги; но вы угадали, сэръ, что мы таки, нешто, потолковали малую толику насчетъ этого дѣльца.
   - А! такъ вы потолковали?- сказалъ сержантъ Сноббинъ съ прос³явшимъ лицомъ, обнаруживая очевидную надежду дойти до важнѣйшихъ открыт³й.- Какъ же вы потолковали? Не угодно-ли вамъ объяснить это господамъ присяжнымъ?
   - Отъ всего моего сердца и отъ всей души, сэръ,- отвѣчалъ Самуэль.- Прежде всего надобно вамъ доложить, господа присяжные, что м-съ Бардль - старуха разухабистая....
   - Что вы подъ этимъ разумѣете, сэръ?
   - Что она - дама почтенная во всѣхъ отношен³яхъ и гостепр³имная до такой степени, что на ту пору собственными руками поднесла мнѣ рюмку настойки. У ней были тогда въ гостяхъ вотъ эти двѣ почтенныя женщины, что говорили недавно здѣсь, какъ свидѣтельницы въ этомъ дѣлѣ. М-съ Бардль сказала, как³я хитрыя вещи готовились устроить на четырнадцатое февраля господа Додсонъ и Фоггь, и всѣ онѣ чрезвычайно удивлялись необыкновенному благоразум³ю вотъ этихъ двухъ джентльменовъ, которые сидятъ здѣсь на этой скамейкѣ, недалеко отъ васъ, господа присяжные.
   Взоры всей публики обратились на господъ Додсона и Фогга.
   - Итакъ, всѣ эти дамы, какъ вы говорите, удивлялись необыкновенной честности господъ Додсона и Фогга,- сказалъ м-ръ Бузфуцъ.- Продолжайте, сэръ.
   - Онѣ восхищались также необыкновеннымъ великодуш³емъ господъ Додсона и Фогга, потому что эти господа не потребовали никакого предварительнаго вознагражден³я за свои хлопоты, разсчитывая, что м-съ Бардль отблагодаритъ ихъ съ лихвой, когда они вытянутъ денежки изъ кармана м-ра Пикквика.
   При этомъ неожиданномъ отвѣтѣ зрители снова засмѣялись. Додсонъ и Фогтъ торопливо подошли къ сержанту Бузфуцу и шепнули ему что-то на ухо.
   - Ваша правда, господа, ваша правда,- громко сказалъ сержантъ Бузфуцъ, стараясь принять спокойный видъ.- Милордъ, непроницаемая глупость этого свидѣтеля отнимаетъ всякую надежду уяснить черезъ него сущность нашего дѣла. Я не стану больше безпокоить господъ присяжныхъ предложен³емъ ему безполезныхъ вопросовъ.- Сэръ, можете удалиться на свое мѣсто.
   - Господа, не угодно-ли кому-нибудь изъ васъ допросить меня вторично?- спросилъ Самуэль, приподнимая свою шляпу.
   - Нѣтъ, м-ръ Уэллеръ, покорно васъ благодарю,- сказалъ сержантъ Сноббинъ, улыбаясь.
   - Сойдите съ этого мѣста,- сказалъ сержантъ Бузфуцъ, нетерпѣливо махнувъ рукою.
   Самуэль ушелъ, радуясь душевно, что онъ успѣлъ п_о_д_д_ѣ_д_ю_л_и_т_ь господъ Додсона и Фогга, сколько это возможно было при его положен³и и средствахъ. Не сказать ничего о м-рѣ Пикквикѣ и повредить разухабистой старухѣ - вотъ все, что имѣлъ онъ въ виду, приготовляясь быть свидѣтелемъ въ этомъ дѣлѣ.
   - Милордъ,- сказалъ сержантъ Сноббинъ,- я не имѣю никакихъ возражен³й противъ того, что кл³ентъ мой, м-ръ Пикквикъ, владѣетъ независимымъ состоян³емъ и не состоитъ на дѣйствительной службѣ.
   - Очень хорошо,- сказалъ сержантъ Бузфуцъ,- мы внесемъ это въ протоколъ.
   Затѣмъ сержантъ Сноббинъ, обращаясь къ присяжнымъ, началъ свою великолѣпную рѣчь въ защиту отвѣтчика. Долго и краснорѣчиво говорилъ онъ, изображая самыми яркими красками добродѣтели великаго человѣка и заслуги его въ ученомъ м³рѣ; но мы не считаемъ нужнымъ приводить здѣсь буквально эту рѣчь, такъ какъ читатели наши уже имѣютъ, конечно, самое высокое понят³е о нравственныхъ и умственныхъ достоинствахъ президента Пикквикскаго клуба. Ораторъ изъяснилъ съ удовлетворительной отчетливостью, что записки м-ра Пикквика къ вдовѣ Бардль, не заключая никакого аллегорическаго смысла, имѣли только непосредственное отношен³е къ его обѣдамъ и хозяйственнымъ распоряжен³ямъ въ его спальнѣ. Словомъ, м-ръ сержантъ Сноббинъ сдѣлалъ все, что могъ, въ пользу великаго человѣка.
   Наконецъ, вице-президентъ Стерлейхъ произнесъ, въ назидан³е присяжныхъ, краткую, но сильную и выразительную рѣчь, увѣщевая ихъ дѣйствовать въ настоящемъ случаѣ по долгу совѣсти и чести. Вотъ сущность этой рѣчи:
   "Милостивые государи, если вдова Бардль не виновата, то не подлежитъ никакому сомнѣн³ю, что виноватъ старикъ Пикквикъ, и если, напротивъ, Пикквикъ не виноватъ, то вся вина должна падать на вдову Бардль. Вы слышали показан³я, отобранныя отъ Елизаветы Клоппинсъ: можете имъ вѣрить, если они удовлетворительны, и можете не вѣрить, какъ скоро находите ихъ неудовлетворительными. Если обѣщан³е вступить въ законный бракъ дѣйствительно было нарушено, то вы можете, милостивые государи, подвергнуть нарушителя взыскан³ю законныхъ проторей и неустойки; если же, напротивъ, окажется, что отвѣтчикъ не давалъ такого обѣщан³я, вы можете, по благоусмотрѣн³ю, освободить его отъ всякихъ проторей и отъ всякой неустойки. Во всякомъ случаѣ, я убѣжденъ, милостивые государи, что, произнося свой приговоръ, вы будете дѣйствовать по долгу совѣсти и чести."
   Затѣмъ, какъ и слѣдуетъ, присяжныхъ заперли въ ихъ особенной комнатѣ, гдѣ они должны были, послѣ предварительныхъ обсужден³й, рѣшить дѣло единодушно и единогласно. Вице-президентъ, между тѣмъ, удалился въ свою особенную комнату, чтобъ освѣжить себя на досугѣ бараньими котлетами и стаканомъ остъ-индской мадеры.
   Минутъ черезъ двадцать мучительнаго ожидан³я присяжные снова воротились въ залу и вслѣдъ за ними вошелъ господинъ вице-президентъ Стерлейхъ. М-ръ Пикквикъ надѣлъ очки и устремилъ тревожный взглядъ на старшину.
   - Господа,- сказалъ вице-президентъ,- всѣ-ли вы поступали единодушно при составлен³и окончательнаго приговора?
   - Всѣ,- отвѣчалъ старшина.
   - Кого же вы обвинили, господа: просительницу или отвѣтчика?
   - Отвѣтчика.
   - Сколько долженъ онъ внести Бардль?
   - Семьсотъ пятьдесятъ фунтовъ.
   М-ръ Пикквикъ неистово сдернулъ очки со своего носа, вытеръ стекла и положилъ ихъ въ карманъ. Затѣмъ, надѣвая довольно медленно свои лайковыя перчатки, онъ машинально послѣдовалъ за Перкеромъ изъ судебной палаты.
   На минуту они останови

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
Просмотров: 220 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа