Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 31

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



   Легко могло статься, что м-ръ Уэллеръ старш³й привелъ бы въ исполнен³е свой филантропическ³й планъ, еслибъ черезъ минуту большой шумъ, произведенный отбиран³емъ чашекъ и стакановъ, не возвѣстилъ о благополучномъ окончан³и чайной церемон³и. Когда вслѣдъ затѣмъ зеленый столикъ выдвинули на средину залы,- передъ публикой, задыхаясь и откашливаясь, выступилъ небольшой человѣчекъ въ сѣрыхъ панталонахъ и съ плѣшивой головой. Онъ учтиво раскланялся на всѣ стороны и, приложивъ руку къ сердцу, произнесъ пискливымъ дискантомъ слѣдующее воззван³е:
   - Милостивыя государыни и государи, я долженъ, съ вашего позволен³я, выдвинуть изъ вашей среды достопочтеннаго Антона Гомма на президентское кресло.
   Это послужило знакомъ, что вечернее засѣдан³е открылось. Дамы дружно замахали батистовыми платочками, и небольшой плѣшивый человѣкъ буквально выдвинулъ м-ра Гомма на президентское кресло, вытащивъ его за плеча и посадивъ передъ зеленымъ столикомъ на табуретку изъ краснаго дерева. Дамы снова замахали батистовыми платочками и нѣкоторыя даже взвизгнули отъ полноты душевнаго восторга, когда увидѣли на своемъ обычномъ мѣстѣ достопочтеннаго президента. М-ръ Гоммъ, толстеньк³й, круглолицый мужчина въ длиннополомъ сюртукѣ, поклонился и сказалъ.
   - Привѣтствую васъ, братья мои и сестры, отъ всего моего сердца и отъ всей души (громк³я рукоплескан³я)! Считая для себя лестной честью довѣр³е, которымъ вы удостоивали меня до сихъ поръ, я долженъ вамъ объявить, что секретарь нашъ будетъ имѣть удовольств³е прочитать передъ вами донесен³е о текущихъ дѣлахъ нашего общества за прошлый мѣсяцъ.
   При этомъ объявлен³и, батистовые платочки послужили опять выражен³емъ единодушнаго восторга. Секретарь чихнулъ, откашлянулся приличнымъ образомъ, посмотрѣлъ на дамъ умильными глазами и началъ читать слѣдующ³й документъ:
   "Отчетъ комитета кирпичнопереулочнaго общества соединенныхъ друзей умѣренности, трезвости и воздержан³я, за истекш³й мѣсяцъ.
   "Комитетъ нашъ въ прошедшемъ мѣсяцѣ продолжалъ съ неослабною дѣятельностью заниматься своими благонамѣренными трудами на пользу человѣчества, и въ настоящемъ случаѣ имѣетъ честь съ неизрѣченнымъ удовольств³емъ включить въ свой ежемѣсячный рапортъ слѣдующ³я добавочныя статьи:
   "1. Гильдебрантъ Уокеръ, портной, женатый человѣкъ съ двумя дѣтьми. Когда дѣла его процвѣтали, онъ имѣлъ, по своему собственному признан³ю, постоянную привычку пить портеръ и крѣпкое пиво, да сверхъ того, въ продолжен³е двадцати лѣтъ, онъ раза по два въ недѣлю употреблялъ особый напитокъ, извѣстный y пьяницъ подъ гнуснымъ назван³емъ "песьяго носа" и который, какъ оказалось по разыскан³ямъ комитета, состоитъ изъ горячаго портера, свекловичнаго сахара, джина и мускатнаго орѣха (Стоны и всхлипыван³я на дамской половинѣ. Нѣкоторыя прерываютъ чтеца восклицан³ями,- такъ точно, такъ точно!). Теперь нѣтъ y него ни работы, ни денегъ, и это, какъ онъ думаетъ, произошло отъ излишняго употреблен³я портера или отъ потери правой руки. Достовѣрно во всякомъ случаѣ, что еслибъ онъ всю свою жизнь не употреблялъ ничего, кромѣ свѣжей воды, товарищъ его по ремеслу не пронзилъ бы его заржавленной иголкой и, такимъ образомъ, при воздержномъ поведен³и онъ сохранилъ бы въ цѣлости свою правую руку (громогласныя рукоплескан³я). Гильдебрантъ Уокеръ не пьетъ теперь ничего, кромѣ воды, и, по собственному своему признан³ю, никогда не чувствуетъ жажды (единодушный восторгъ).
   "2. Бетси Мартинъ, вдова, имѣетъ одинъ только глазъ и одного ребенка. Ходитъ стирать поденно бѣлье и мыть на кухняхъ столовую посуду. Никогда не помнитъ себя съ обоими глазами, но утверждаетъ, что мать ея употребляла въ чрезмѣрномъ излишествѣ пагубный напитокъ, извѣстный подъ именемъ "утѣшен³е въ нищетѣ" и который y безсовѣстныхъ погребщиковъ продается по пяти шиллинговъ за бутылку; посему весьма не мудрено, заключаетъ Бетси, что она окривѣла еще въ младенческихъ лѣтахъ, чего бы, безъ сомнѣн³я, не случилось, еслибъ мать ея воздерживалась отъ спиртуозныхъ веществъ. Прежде она зарабатывала въ день восемнадцать пенсовъ, пинту портера и рюмку джина; но съ той поры, какъ Бетси Мартинъ присоединилась къ нашему обществу, къ дневному ея заработку присоединяется шесть пенсовъ и три фартинга, которые охотно выдаются ей вмѣсто джина и пива".
   Извѣст³е объ этомъ послѣднемъ фактѣ было встрѣчено съ оглушительнымъ энтуз³азмомъ. Нѣкоторыя изъ дамъ приставили къ своимъ глазамъ батистовые платочки. Секретарь продолжалъ:
   "3. Генрихъ Беллеръ исправлялъ нѣсколько лѣтъ офиц³антскую должность при публичныхъ обѣдахъ, и все это время употреблялъ въ большомъ количествѣ иностранныя вина. Не можетъ сказать навѣрное, сколько онъ уносилъ къ себѣ бутылокъ отъ каждаго обѣда, но ручается, что вино, содержавшееся въ нихъ, выпивалъ аккуратно. Чувствуетъ упадокъ силъ, дрожан³е въ членахъ и меланхол³ю въ душѣ, сопровождаемую постоянной жаждой, что, по его собственному сознан³ю, есть послѣдств³е горячительныхъ напитковъ. Генрихъ Беллеръ теперь безъ должности и не употребляетъ больше ни по какому поводу ни одной капли иностранныхъ винъ (громк³я рукоплескан³я).
   "4. Ѳома Бортонъ, поставщикъ мяса для кошекъ лорда-мэра, шерифовъ и многихъ членовъ Верхняго и Нижняго Парламента (провозглашен³е имени этого джентльмена было принято съ пламеннымъ энтуз³азмомъ) имѣетъ деревянную ногу и утверждаетъ! что деревяшка стоитъ ему очень дорого, потому что скоро избивается о камни. Прежде онъ покупалъ подержанныя деревяшки и выпивалъ каждый вечеръ, на сонъ грядущ³й, по два стакана джина съ горячей водой (глубок³е вздохи на дамской половинѣ). Подержанныя деревяшки, говоритъ онъ, нерѣдко разбивались въ дребезги объ острые каменья, и это, по его убѣжден³ю, происходило отъ чрезмѣрнаго употреблен³я джина съ горячей водой. Теперь Ѳома Бортонъ покупаетъ всегда новыя деревяшки и въ ротъ ничего не беретъ, кромѣ воды и слабаго чая. Новая деревяшка служитъ ему вдвое долѣе поношенной, и это обстоятельство онъ исключительно приписываетъ своей воздержной жизни (громк³я и торжественная руклоплескан³я).
   "Доводя такимъ образомъ всѣ эти въ высшей степени утѣшительные факты до вашего свѣдѣн³я, милостивыя государыни и государи, комитетъ надѣется со временемъ распространить крутъ своихъ дѣйств³й къ общему благу человѣчества и особенно Англ³и, гдѣ, какъ извѣстно, всякое доброе сѣмя быстро приноситъ свои плоды, разрастаясь по всѣмъ тремъ соединеннымъ королевствамъ. Благодаря нашимъ соединеннымъ усил³ямъ, наступитъ безъ сомнѣн³я счастливая пора, когда столѣтн³е старики и старухи, пользующ³еся употреблен³емъ всѣхъ своихъ физическихъ и нравственныхъ силъ, не будутъ считаться рѣдкостью на нашей плодоносной почвѣ. Для этой цѣли комитетъ употребитъ на будущее время всѣ свои старан³я для того преимущественно, чтобы привлекать къ "Соединенному обществу" молодыхъ людей, цвѣтущихъ здрав³емъ и красотою. Нѣтъ ни малѣйшаго сомнѣн³я, что, при нашихъ общихъ усил³яхъ, молодые люди сохранятъ надолго тѣ рѣдк³я качества, которыя дѣлаютъ ихъ столь пр³ятными и любезными въ обществѣ кроткаго и нѣжнаго пола. Въ заключен³е этого я желалъ бы, милостивыя государыни, пропѣть передъ вами одну изъ тѣхъ старинныхъ балладъ, гдѣ поэтъ живописно рисуетъ добродѣтели одного лодочника, который, безъ сомнѣн³я, слѣдовалъ правиламъ умѣренности и воздержан³я всю свою жизнь, за что и пользовался постоянно благосклонностью кроткаго и нѣжнаго пола (необузданный восторгъ).
   - О какомъ это кроткомъ и нѣжномъ полѣ говоритъ онъ, Самми?- спросилъ шопотомъ м-ръ Уэллеръ старш³й.
   - О женщинахъ, я полагаю.
   - Ну, такъ онъ вретъ чепуху, мой милый. Желалъ бы я натолкнуть на него твою мачиху!- замѣтилъ м-ръ Уэллеръ.
   Дальнѣйш³я замѣчан³я нескромнаго старика были прерваны началомъ пѣн³я знаменитой баллады о томъ счастливомъ лодочникѣ, который, всю свою жизнь, не думая ни о чемъ, перевозилъ только черезъ Темзу прекрасныхъ леди, когда не было на этой рѣкѣ ни одного изъ нынѣшнихъ мостовъ. Когда пѣсня подходила уже къ концу и дамы готовились увѣнчать пѣвца общимъ залпомъ рукоплескан³й, въ комнату суетливо вбѣжалъ опять небольшой плѣшивый человѣкъ и шепнулъ что-то на ухо м-ру Антону Гомму.
   - Друзья мои,- сказалъ м-ръ Гоммъ, обращаясь къ публикѣ съ озабоченнымъ видомъ,- почтенный депутатъ нашъ, м-ръ Стиджинсъ извиняется, что не могъ подоспѣть къ началу засѣдан³я, и проситъ теперь позволен³я войти. Онъ стоитъ внизу.
   Батистовые платочки заколыхались теперь въ воздухѣ съ необыкновенной энерг³ей и силой, по тому что м-ръ Стиджинсъ пользовался особенною благосклонностью всѣхъ прекрасныхъ леди, принадлежавшихъ къ кирпичнопереулочному обществу соединенныхъ друзей.
   - Онъ можетъ войти, я полагаю,- сказалъ м-ръ Гоммъ, бросая на дамъ умильные и нѣжные взоры.- Братъ Теджеръ, просите сюда м-ра Стиджинса.
   Плѣшивый человѣкъ, откликнувш³йся на имя брата Теджера, торопливо побѣжалъ на лѣстницу, и черезъ минуту, передъ дверью залы, послышались чьи-то тяжелые и неровные шаги.
   - Валитъ, Самми, валитъ!- прошептывалъ м-ръ Уэллеръ, съ трудомъ подавляя свой истерическ³й смѣхъ.
   - Не говори мнѣ ничего, или я принужденъ буду уйти,- отвѣчалъ Самуэль.- Вотъ онъ ломится въ двери. Я слышу, какъ онъ трется бокомъ о штукатурку.
   Въ то время какъ Самуэль говорилъ такимъ образомъ, маленькая дверь отворилась, и на порогѣ появился м-ръ Стиджинсъ всей своей особой. При входѣ его вся зала огласилась самыми неистовыми рукоплескан³ями, сопровождаемыми топаньемъ нотъ и необузданнымъ размахиван³емъ батистовыхъ платковъ; но, къ великому удивлен³ю, м-ръ Стиджинсь на всѣ эти изъявлен³я задушевнаго восторга, не думалъ отвѣчать ни поклономъ, ни привѣтственною рѣчью. Онъ стоялъ среди залы, покачиваясь во всѣ стороны, и неподвижно устремилъ свои глаза на оконечность свѣчи, поставленной на зеленомъ столикѣ.
   - Вы, кажется, нездоровы, братъ Стиджинсъ?- шепнулъ ему м-ръ Антонъ Гоммъ.
   - Нѣтъ, сэръ, вы врете,- отвѣчалъ м-ръ Стиджинсъ свирѣпымъ тономъ,- я совершенно здоровъ, если вы не совсѣмъ ослѣпли.
   - Очень хорошо,- сказалъ м-ръ Антонъ Гоммъ, отступая на нѣсколько шаговъ.
   - Конечно, всѣ въ этой компан³и согласятся, что я именно таковъ, какъ мнѣ слѣдуетъ быть,- сказалъ м-ръ Стиджинсъ.
   - Конечно, конечно,- проговорилъ м-ръ Гоммъ.
   - A кто не согласится, такъ оно того ... того оно какъ ... того ... понимаете, сэръ?- продолжалъ достопочтенный Стиджинсъ.
   - Какъ вамъ угодно,- отвѣчалъ наобумъ м-ръ Антонъ Гоммъ.
   Въ залѣ воцарилось глубокое молчан³е, и всѣ, казалось, съ нетерпѣн³емъ ожидали возобновлен³я прерванныхъ занят³й.
   - Не угодно-ли вамъ обратиться къ собран³ю, сэръ?- сказалъ м-ръ Гоммъ.
   - Нѣтъ, сэръ,- отвѣчалъ м-ръ Стиджинсъ.- Нѣтъ, сэръ. Не угодно, сэръ.
   Члены собран³я переглянулись другъ на друга, и ропотъ изумлен³я пробѣжалъ по всей залѣ.
   - По моему мнѣн³ю, сэръ,- сказалъ м-ръ Стиджинсъ, разстегивая верхн³я пуговицы своего сюртука и стараясь выражаться какъ можно громче,- по моему мнѣн³ю, сэръ, вы всѣ тутъ перепились, нализались, какъ ... какъ ... какъ мерзавцы. Послушайте, Теджеръ,- продолжалъ м-ръ Стиджинсъ, обращаясь съ возрастающею лютостью и свирѣпостью къ небольшому плѣшивому человѣку,- вы пьяны, сэръ, пьяны, какъ стелька.
   Съ этими словами м-ръ Стиджинсъ, увлекаемый похвальнымъ желан³емъ поддержать и распространить трезвое состоян³е между всѣми почтенными сочленами добродѣтельнаго общества, ударилъ м-ра Теджера сжатымъ кулакомъ по самой серединѣ носа съ такимъ блистательнымъ успѣхомъ, что плѣшивый человѣкъ опрокинулся навзничъ и стремглавъ полетѣлъ по лѣстничнымъ ступенямъ въ нижн³й этажъ.
   Съ шумомъ, крикомъ и плачевными взвизгами женщины повскакали со своихъ мѣстъ и устремились отдѣльными маленькими группами къ любимымъ братцамъ, стараясь защитить ихъ своими объят³ями и руками отъ угрожающей бѣды. Такой взрывъ сестринской привязанности оказался почти гибельнымъ для м-ра Гомма, снискавшаго удивительную популярность въ этомъ филантропическомъ кругу. Женщины густыми толпами обступили его спереди и сзади, повисли на его плечахъ, на шеѣ, на рукахъ, такъ что бѣдный президентъ чуть не задохся отъ этихъ пылкихъ выражен³й братской дружбы и любви.
   Большая часть свѣчей загасла, и въ парадной залѣ воцарился страшный безпорядокъ.
   - Ну, Самми, теперь будетъ и на моей улицѣ праздникъ,- сказалъ м-ръ Уэллеръ старш³й, снимая свой верхн³й сюртукъ, съ обдуманнымъ и рѣшительнымъ видомъ:- я учиню теперь свою расправу.
   - Что-жъ ты намѣренъ дѣлать, старина?- спросилъ Самуэль.
   - A вотъ увидишь,- отвѣчалъ м-ръ Уэллеръ.
   И прежде, чѣмъ Самуэль успѣлъ вникнуть въ сущность дѣла, мужественный родитель его пробился въ отдаленный уголъ комнаты и напалъ, съ отмѣнною ловкостью, на достопочтеннаго м-ра Стиджинса, который, между тѣмъ, продолжалъ изливать потоки своего пьянаго краснорѣч³я на безпорядочную толпу.
   - Отступи, старичина!- закричалъ Самуэль.
   - Приступлю, демонъ его возьми, приступлю!- заголосилъ старикъ и, безъ дальныхъ околичностей, влѣпилъ ударъ въ открытую лысину достопочтеннаго м-ра Стиджинса, начинавшаго въ свою очередь становиться въ боевую позиц³ю такъ, однакожъ, что ноги измѣняли ему на каждомъ шагу. М-ръ Уэллеръ продолжалъ хорохориться, размахивая обѣими руками.
   Сознавая безполезность всѣхъ своихъ увѣщан³й, Самуэль надѣлъ свою шляпу, перебросилъ черезъ плечо сюртукъ своего отца, насильственно схватилъ его за оба плеча, повернулъ налѣво кругомъ и быстро повелъ его съ лѣстницы на улицу, продолжая держать его крѣпко до тѣхъ поръ, пока, наконецъ, не повернули они за уголъ ближайшаго переулка. Обернувшись назадъ, Самуэль увидѣлъ, какъ, при крикахъ раздраженныхъ братцевъ и сестрицъ, пьянаго Стиджинса потащили куда-то, и какъ расходились въ разныя стороны достопочтенные члены кирпичнопереулочнаго общества соединенныхъ друзей умѣренности, трезвости и воздержан³я.
  

Глава XXXIV.

Полный и достовѣрный отчетъ о достопамятномъ рѣшен³и процесса вдовы Бардль противъ Пикквика.

   - Любопытно бы знать, что кушаетъ теперь будущ³й присяжный старшина на этомъ судѣ?- сказалъ м-ръ Снодграсъ единственно для того, чтобы завязать какъ-нибудь неклеивш³йся разговоръ въ чреватое событ³ями утро четырнадцатаго февраля.
   - О, я надѣюсь, y него превосходный завтракъ! - сказалъ Перкеръ.- Мы объ этомъ похлопотали.
   - Что, это васъ интересуетъ?- спросилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Помилуйте, почтеннѣйш³й, какъ не интересоваться старшинскимъ завтракомъ!- возразилъ м-ръ Перкеръ.- Это первая и существенная вещь, которую отвѣтчикъ долженъ имѣть въ виду на спец³альномъ судѣ присяжныхъ.
   - Отчего такъ?
   - Да просто оттого, почтеннѣйш³й, что если вы хорошо накормили старшину, такъ дѣльце ваше обдѣлано почти наполовину. Голодный или недовольный судья, почтеннѣйш³й, почти всегда расположенъ принять сторону истца; но, сытый и довольный, онъ естественнымъ образомъ чувствуетъ наклонность къ оправдан³ю отвѣтчика.
   - Ахъ, Боже мой, я этого рѣшительно не понимаю!- воскликнулъ м-ръ Пикквикъ.- Объясните, сдѣлайте милость.
   - Вещь очень простая, почтеннѣйш³й,- отвѣчалъ м-ръ Перкеръ,- и, главное, тутъ берется въ разсчетъ эконом³я времени. Какъ скоро наступаетъ обѣденная пора, старшина обыкновенно вынимаетъ изъ кармана часы и, обращаясь къ другимъ присяжнымъ, говоритъ:- "Вообразите, господа, ужъ безъ четверти пять! Я всегда обѣдаю въ пять часовъ!" - "И я тоже", подхватываютъ друг³е, кромѣ двухъ или трехъ членовъ, которые заранѣе успѣли набить желудокъ. Старшина улыбается и кладетъ часы въ карманъ.- "Ну, что-жъ вы скажете, господа?" - продолжаетъ старшина.- "Истецъ или отвѣтчикъ долженъ быть оправданъ? Что касается меня, господа, я думаю съ своей стороны, и даже совершенно увѣренъ, что дѣло истца правое".- Вслѣдъ затѣмъ друг³е мало-по-малу начинаютъ говорить то же, и такимъ образомъ устраивается съ большимъ комфортомъ единодушное отбиран³е голосовъ {Для объяснен³я этого мѣста необходимо припомнить, что при отбиран³и голосовъ на спец³альномъ судѣ присяжные не имѣютъ права выйти изъ суда, пока единодушно не рѣшатъ разбираемаго дѣла. Во все это время имъ не даютъ ни пищи, ни огня, и такимъ образомъ они по необходимости должны ускорить свой судъ. Прим. перев.}. Затѣмъ присяжные расходятся изъ палаты, кто домой, кто въ трактиръ.- Однакожъ пора, господа,- заключилъ м-ръ Перкеръ, вынимая часы: - десять минутъ десятаго. Мы немножко опоздали. Въ палатѣ, безъ сомнѣн³я, будетъ множество народа, такъ какъ случай этотъ очень интересенъ. Прикажите нанять карету, м-ръ Пикквикъ, не то мы ужъ опоздаемъ черезчуръ.
   М-ръ Пикквикь позвонилъ, и, когда наконецъ извозчичья карета остановилась y воротъ, четыре пикквикиста и м-ръ Перкеръ вышли изъ гостиницы и поскакали въ Гельдголль. Самуэль Уэллеръ и м-ръ Лоутонъ съ синимъ мѣшкомъ поѣхали за ними въ кабр³олетѣ.
   - Лоутонъ,- сказалъ м-ръ Перкеръ, когда они вошли въ залу судебной палаты,- отведите друзей м-ра Пикквика въ студенческ³я ложи; a самъ м-ръ Пикквикъ долженъ сидѣть подлѣ меня. Сюда, почтеннѣйш³й, сюда.
   Говоря это, Перкеръ взялъ м-ра Пикквика за рукавъ и подвелъ его къ низенькой скамейкѣ, устроенной для адвокатовъ подлѣ кафедры президента, для того, чтобъ имъ удобнѣе было слышать весь ходъ дѣла; лица, занимающ³я эту скамейку, невидимы для большой части постороннихъ зрителей, такъ какъ мѣста зрителей устроены высоко надъ уровнемъ пола и адвокаты обращены къ нимъ спиною.
   - Это мѣсто назначено для свидѣтелей, я полагаю?- спросилъ м-ръ Пикквикъ, указывая на маленькую ложу съ конторкой по срединѣ и мѣдными перилами на лѣвой сторонѣ.
   - Да, почтеннѣйш³й, это свидѣтельская ложа,- отвѣчалъ Перкеръ, роясь между бумагами въ своемъ мѣшкѣ, положенномъ на полу y его ногъ.
   - A на этомъ мѣстѣ, если не ошибаюсь, должны сидѣть присяжные?- продолжалъ разспрашивать м-ръ Пикквикъ, указывая на два сѣдалища, отгороженныя рѣшоткой на правой сторонѣ: - такъ ли, м-ръ Перкеръ?
   - Вы угадали, почтеннѣйш³й,- отвѣчалъ адвоюкатъ, открывая свою серебряную табакерку.
   М-ръ Пикквикъ находился, повидимому, въ большомъ волнен³и, и съ безпокойствомъ осматривалъ судебную палату. Зрители уже накоплялись въ галлереѣ, и на судейскихъ мѣстахъ можно было различить значительную коллекц³ю носовъ, бакенбардъ и париковъ, которыми такъ славится корпорац³я британскихъ правовѣдовъ. Нѣкоторые изъ этихъ джентльменовъ сидѣли съ экстрактами въ рукахъ, съ важностью потирая ими свои красные носы для того, чтобъ придать себѣ особый эффектъ въ глазахъ всякаго посторонняго профана. Друг³е расхаживали съ огромными фол³антами подъ мышкой въ сафьянныхъ переплетахъ и съ надписью на корешкахъ: "Гражданск³е Законы". Третьи, не имѣя ни книгъ, ни тетрадей, засовывали руки въ свои глубок³е карманы и старались смотрѣть на публику съ глубокомысленнымъ видомъ; были, наконецъ, и так³е, которые суетились и бѣгали взадъ и впередъ единственно для того, чтобъ обратить на себя вниман³е изумленной толпы, непосвященной въ юридическ³я тайны. Всѣ эти господа, къ великому удивлен³ю м-ра Пикквика, раздѣлялись на маленьк³я группы и весело толковали между собою о такихъ предметахъ, которые не имѣли ни малѣйшей связи съ предстоявшимъ процессомъ.
   Вошелъ м-ръ Функи и, поклонившись м-ру Пикквику, удалился въ ложу королевскихъ адвокатовъ. Затѣмъ появился м-ръ сержантъ Сноббинъ въ сопровожден³и м-ра Молларда, который почти совершенно заслонилъ его огромнымъ малиновымъ мѣшкомъ. Положивъ этотъ мѣшокъ на столѣ передъ глазами своего принципала, м-ръ Моллардъ размѣнялся дружескимъ поклономъ съ Перкеромъ и удалился. Затѣмъ вошло еще нѣсколько сержантовъ, и одинъ изъ нихъ, жирный и краснолицый толстякъ, раскланялся по-дружески съ м-ромъ сержантомъ Сноббиномъ, замѣтивъ при этомъ, что сегодня прекрасная погода.
   - Кто этотъ красненьк³й джентльменъ, сказавш³й нашему сержанту, что сегодня прекрасная погода?- шепнулъ м-ръ Пикквикъ своему адвокату.
   - Это оппонентъ нашъ, почтеннѣйш³й, сержантъ Бузфуцъ,- отвѣчалъ м-ръ Перкеръ,- онъ будетъ защищать вашу противницу. A другой джентльменъ, что стоитъ позади Бузфуца, м-ръ Скимпинъ, его помощникъ. Преумные ребята, почтеннѣйш³й.
   М-ръ Пикквикъ, проникнутый справедливымъ негодован³емъ къ наглости и безстыдству юридическихъ крючковъ, хотѣлъ было спросить, какимъ образомъ м-ръ сержантъ Бузфуцъ, защитникъ кляузнаго дѣла, осмѣлился замѣтить его собственному сержанту, что сегодня прекрасная погода, но въ эту минуту всѣ юридическ³е парики съ шумомъ поднялись со своихъ мѣстъ, и палатск³е смотрители за порядкомъ громко закричали: - "Тише! Тише!" Оглянувшись назадъ, м-ръ Пикквикъ увидѣлъ, что вся эта суматоха произведена прибыт³емъ въ палату вице-президента.
   Господинъ вице-президентъ Стерлейхъ, явивш³йся въ присутств³е за болѣзнью президента, былъ джентльменъ чрезвычайно низенькаго роста и жирный до такой степени, что, казалось, весь его организмъ состоялъ изъ жилета и толстой головы. Онъ поковылялъ на своихъ маленькихъ ножкахъ къ президентской ложѣ и, отвѣсивъ на всѣ стороны нижайш³е поклоны, усѣлся на свое мѣсто, засунувъ свои ноги подъ столъ и положивъ свою треугольную шляпу на столъ. Только его и видѣли. Отъ всей фигуры вице-президента для постороннихъ наблюдателей остались только миньятюрные рысьи глазки, заплывш³е жиромъ, широкое розовое лицо и около половины огромнаго, чрезвычайно комическаго парика.
   Лишь только вице-президентъ занялъ свое мѣсто, смотритель за порядкомъ въ партерѣ закричалъ повелительнымъ тономъ: - "тише!" и вслѣдъ затѣмъ смотритель за порядкомъ въ галерѣе забасилъ во все горло: - "тише!" и этотъ же самый крикъ повторили на разные распѣвы четверо другихъ блюстителей благочин³я въ судебной палатѣ. Когда такимъ образомъ возстановилась требуемая тишина, джентльменъ въ черномъ костюмѣ, засѣдавш³й подлѣ вице-президента, началъ перекликать громкимъ голосомъ имена присяжныхъ, и послѣ этой переклички оказалось, что только десять спец³аловъ были на лицо въ судебной палатѣ. Надлежало двухъ остальныхъ, для дополнен³я законнаго числа, выбрать изъ обыкновенныхъ смертныхъ, которые имѣли право быть не спец³альными присяжными, и выборъ господина сержанта Бузфуца палъ на зеленщика и аптекаря, которыхъ въ ту же минуту подвели къ президентской кафедрѣ.
   - Отвѣчайте на ваши имена, джентльмены,- сказалъ джентльменъ въ черномъ костюмѣ,- Ричардъ Опвичъ.
   - Здѣсь,- откликнулся зеленщикъ.
   - Фома Гроффинъ.
   - Здѣсь,- откликнулся аптекарь.
   - Возьмите книгу, господа. Вы дадите клятву, что будете по чистой совѣсти и...
   - Прошу извинить, милордъ,- сказалъ аптекарь, мужчина тонк³й и высок³й съ гемороидальнымъ цвѣтомъ лица,- я не могу быть присяжнымъ и надѣюсь, что вы освободите меня отъ этой обязанности.
   - На какомъ основан³и, сэръ?- сиросилъ вице-президентъ Стерлейхъ.
   - Въ аптекѣ моей нѣтъ провизора, милордъ,- сказалъ аитекарь,
   - Это до меня не касается, сэръ,- возразилъ м-ръ вице-президентъ Стерлейхъ.- Почему нѣть y васъ провизора?
   - Еще не пр³искалъ, милордъ,- отвѣчаль аптекарь.
   - Это весьма дурно и неосторожно съ вашей стороны,- сказалъ вице-призедентъ сердитымъ тономъ. Было извѣстно всѣмъ и каждому, что y м-ра Стерлейхъ чрезвычайно вспыльчивый и раздражительный темпераментъ.
   - Знаю, что дурно, милордъ; но теперь ужъ этому пособить нельзя,- сказалъ аптекарь,- позвольте мнѣ идти домой.
   - Привести къ присягѣ этого господина!- закричалъ вице-президентъ.
   Джентльменъ въ черномъ костюмѣ началъ выразительнымъ и громкимъ голосомъ:
   - Вы дадите при семъ торжественную клятву, что будете по чистой совѣсти и....
   - Стало быть, милордъ, вы непремѣнно требуете, чтобъ я былъ присяжнымъ?- перебилъ аптекарь.
   - Непремѣнно.
   - Очень хорошо, милордъ: въ такомъ случаѣ, я долженъ объявить, что прежде, чѣмъ кончится здѣсь этотъ процессъ, въ домѣ моемъ произойдетъ уб³йство. Можете располагать мною, если угодно.
   И прежде, чѣмъ вице-президентъ собрался произнести отвѣтъ, несчастный аптекарь приведенъ быль къ присягѣ.
   - Я хотѣль только замѣтить, милордъ,- сказалъ аптекарь, усаживаясь на скамьѣ присяжныхъ,- что въ аптекѣ моей остался одинъ только мальчикъ, разсыльный. Онъ довольно уменъ и расторопенъ, милордъ, но еще не успѣлъ ознакомиться съ аптекарскими аппаратами и, сверхъ того, забралъ себѣ въ голову, будто acidum hydrocianicum, синильная кислота, милордъ, приготовляется изъ лимоннаго сока, раствореннаго въ микстурѣ изъ англ³йской соли. Я увѣренъ, милордъ, что въ мое отсутств³е онъ сдѣлаетъ гибельный опытъ. Впрочемъ, теперь уже это будетъ ваше дѣло, и совѣсть моя спокойна.
   Съ этими словами аптекарь принялъ самую комфортабельную позу, и веселое лицо его выразило совершеннѣйшую преданность судьбѣ.
   Поведен³е аптекаря поразило глубочайшимъ ужасомъ чувствительную душу м-ра Пикквика, и онъ уже собирался предложить по этому поводу нѣсколько интересныхъ замѣчан³й, какъ вдругъ вниман³е его было развлечено другимъ, болѣе назидательнымъ предметомъ. По всей палатѣ раздался смутный говоръ, возвѣстивш³й о прибыт³и м-съ Бардль. Сопровождаемая и поддерживаемая пр³ятельницею своею, м-съ Клоппинсъ, интересная вдовица, склонивъ голову и потупивъ глаза, выступала медленно и неровными шагами на середину залы, и услужливые адвокаты приготовили ей мѣсто на противоположномъ концѣ той самой скамейки, гдѣ сидѣлъ м-ръ Пикквикъ. М-ръ Додсонъ и м-ръ Фоггъ немедленно распустили надъ ея головою огромный зеленый зонтикъ, чтобъ укрыть свою прекрасную кл³ентку отъ взоровъ нескромной толпы. Затѣмъ появилась м-съ Сандерсъ, ведя подъ руку юнаго Бардля. При взглядѣ на возлюбленнаго сына, м-съ Бардль затрепетала, испустила пронзительный крикъ и облобызала его съ неистовымъ выражен³емъ материнской любви, послѣ чего съ нею сдѣлался глубок³й обморокъ. Добрыя пр³ятельницы мало-по-малу привели ее въ чувство, и м-съ Бардль, бросая вокругъ себя отуманенные взоры, спросила голосомъ слабымъ и дрожащимъ, куда ее привели и гдѣ она сидитъ. Въ отвѣтъ на это м-съ Клоппинсъ и м-съ Сандерсъ, оглядываясь во всѣ стороны, пролили горюч³е потоки слезъ, между тѣмъ какъ Додсонъ и Фогтъ умоляли ее успокоиться ради самого неба. Сержантъ Бузфуцъ крѣпко вытеръ свои глаза большимъ бѣлымъ платкомъ и бросилъ искрометный взглядъ на всѣхъ присяжныхъ. Вице-президентъ тоже, казалось, былъ разстроганъ до глубины души, и мног³е изъ постороннихъ зрителей проливали самыя искренн³я слезы.
   - Мастерская обстановка, почтеннѣйш³й!- шепнулъ Перкеръ м-ру Пикквику.- Додсонъ и Фоггъ повели отлично свое дѣло...
   Когда Перкеръ говорилъ, м-съ Бардль начала мало-по-малу приходить въ себя, между тѣмъ какъ пр³ятельница ея м-съ Клоппинсъ, послѣ тщательнаго обозрѣн³я пуговицъ юнаго Бардля, поставила его на полу, спиною къ матери и лицомъ къ президентской кафедрѣ, чтобы такимъ образомъ онъ удобнѣе могъ пробудить чувства соболѣзнован³я и симпат³и въ сердцахъ присяжныхъ и судей. Этотъ маневръ сопровождался, однакожъ, значительными затруднен³ями и упрямствомъ со стороны неопытнаго сына вдовицы: невинный младенецъ вообразилъ въ простотѣ сердечной, что поставить его предъ глазами грознаго судьи значило - подвергнуть его заморской ссылкѣ на вѣчныя времена за преступлен³е неизвѣстнаго рода. Поэтому онъ долго плакалъ и кривлялся, прежде чѣмъ, при содѣйств³и господъ Додсона и Фогга, удалось сообщить правильную позиц³ю его организму.
   - Бардль и Пикквикъ,- провозгласилъ наконецъ джентльменъ въ черномъ костюмѣ, вооруженный теперь огромнымъ листомъ бумаги.
   - Милордъ, я имѣю честь быть защитникомъ вдовы,- сказалъ м-ръ сержантъ Бузфуцъ.
   - Кто будетъ вашимъ ассистентомъ, братъ Бузфуцъ?- спросилъ судья.
   При этомъ вопросѣ м-ръ Скимпинъ поклонилси и выступилъ впередъ, давая такимъ образомъ уразумѣть, что онъ имѣетъ честь быть ассистентомъ м-ра сержанта Бузфуца.
   - Я защитникъ отвѣтчика, милордъ,- сказалъ м-ръ сержантъ Сноббинъ.
   - Кто вашъ ассистентъ, братъ Сноббинъ?
   - М-ръ Функи, милордъ.
   - Сержантъ Бузфуцъ и м-ръ Скимпинъ защищаютъ истца,- проговорилъ судья, записывая имена ихъ въ свою книгу.- Отвѣтчика защищаютъ сержантъ Сноббинъ и м-ръ Мунки.
   - Прошу извинить, милордъ,- Функи.
   - Очень хорошо,- сказалъ судья:- я никогда не имѣлъ удовольств³я слышать фамил³ю этого джентльмена.
   Здѣсь м-ръ Функи поклонился и улыбнулся; судья то же поклонился и улыбнулся; и потомъ м-ръ Функи, раскраснѣвшись до самыхъ ушей, старался принять на себя по возможности спокойный и беззаботный видъ.
   - Продолжайте,- сказалъ судья.
   Еще разъ блюстители палатскаго благочин³я прокричали по всей залѣ - "тише! тише!" М-ръ Скимпинъ взялъ бумагу, обратился къ присяжнымъ и въ буквальномъ смыслѣ промурлыкалъ передъ ними экстрактъ, гдѣ въ короткихъ словахъ изложена была сущность всего процесса. Г²рисяжные буквально не услышали ни одного слова, и содержан³е процесса теперь, какъ прежде, осталось для нихъ таинственною загадкой.
   Съ величайшимъ достоинствомъ и важностью сержантъ Бузфуцъ поднялся со своей скамейки, переговорилъ съ м-ромъ Додсономъ, пошептался съ м-ромъ Фоггомъ, накинулъ на плечи свою судейскую мант³ю, поправилъ свой парикъ и твердыми ногами взошелъ на кафедру для произнесен³я своей рѣчи въ назидан³е присяжныхъ. Приступъ рѣчи былъ обыкновенный.
   "Милостивые государи,- началъ сержантъ Бузфуцъ,- съ той поры, какъ началась моя служебная дѣятельность, и вплоть до настоящей минуты я еще ни разу не всходилъ на эту кафедру съ тѣми чувствами глубочайшаго волнен³я, которыя теперь проникаютъ весь мой организмъ при мысли объ ужасной отвѣтственности за дѣло, добровольно принятое мною подъ свою защиту. Несмотря на совершеннѣйшую увѣренность въ правотѣ этого дѣла, я бы никогда, однакожъ, не рѣшился защищать его публично, если бы заранѣе глубоко не былъ убѣжденъ, что вы, господа присяжные, при своей обычной проницательности и свѣтломъ умѣ, легко изволите усмотрѣть невинность моей кл³ентки и будете, вѣроятно, такъ же, какъ и я, сочувствовать ея душевнымъ скорбямъ и безотрадному положен³ю, въ какое поставила ее судьба, олицетворенная на этотъ разъ въ жалкомъ образѣ закоснѣлой безнравственности и порока".
   Присяжные переглянулись съ видимымъ удовольств³емъ другъ на друга, и каждый изъ нихъ почувствовалъ въ эту минуту удивительную свѣтлость въ своемъ умѣ и необычайную проницательностъ въ своемъ мозгу.
   "Вы уже слышали, милостивые государи, отъ моего ученаго друга,- продолжалъ сержантъ Бузфуцъ, зная очень хорошо, что присяжные физически не могли разслышать ни одного слова изъ устъ его ученаго друга:- вы уже слышали, милостивыя государи, отъ моего ученаго друга, что дѣло, въ настоящемъ случаѣ, идетъ о нарушен³и обѣщан³я вступить въ законное супружество, при чемъ правая сторона требуетъ неустойки въ тысячу пятьсотъ фунтовъ стерлинговъ британской монеты. Но вы не могли слышать отъ моего ученаго друга, въ чемъ состоятъ факты и дальнѣйш³я подробности этого дѣла. Эти то факты, милостивые государи, и эти-то дальнѣйш³я подробности я и обязанъ, по долгу своего призван³я, изложить передъ вами.
   "Кл³ентка моя - вдова... да, милостивые государи, моя кл³ентка - вдова. Покойный м-ръ Бардль, служивш³й съ честью и славой своему отечеству при сборѣ таможенной пошлины и наслаждавш³йся нѣсколько лѣтъ безмятежными удовольств³ями счастливаго супружества, почти незамѣтно отлетѣлъ отъ этой жизни въ другой, лучш³й м³ръ, искать того успокоен³я, котораго не могла доставить ему британская таможня".
   При этомъ патетическомъ описан³и кончины м-ра Бардля, которому незадолго до переселен³я его въ лучш³й м³ръ проломили голову мѣдной кружкой въ одной харчевнѣ, голосъ ученаго сержанта задрожалъ, колебался, и онъ продолжалъ съ величайшимъ волнен³емъ:
   "Незадолго до своей смерти м-ръ Бардль напечатлѣлъ свой образъ и совершеннѣйшее подоб³е на этомъ невинномъ отрокѣ, котораго вы видите, милостивые государи. Съ этимъ невиннымъ младенцемъ, единственнымъ залогомъ и наслѣд³емъ отъ покойнаго супруга, м-съ Бардль отступила отъ житейскихъ треволнен³й и удалилась въ тихую Гозуэлльскую улицу, чтобы безмятежно предаваться своей грусти. Здѣс-ьто милостивые государи, на одномъ изъ оконъ своею домика она прибила билетикъ съ простою надписью, начертанною ея собственной рукой: - "Отдаются комнаты внаймы съ мебелью и со всѣми удобствами для холостого джентльмена. О цѣнѣ спросить хозяйку".
   Здѣсь сержантъ Бузфуцъ пр³остановился. Нѣкоторые изъ присяжныхъ сочли нужнымъ внести этотъ документъ въ свои книги.
   - Отъ какого числа былъ этотъ билетикъ?- спросилъ одинъ изъ присяжныхъ.
   - На этомъ билетикѣ, милостивые государи, вовсе не было выставлено числа,- отвѣчалъ сержантъ Бузфуцъ,- но мнѣ достовѣрно извѣстно, что онъ былъ прибитъ на одномъ изъ ея оконъ ровно за три года отъ настоящаго времени. Прошу господъ присяжныхъ вникнуть глубже въ истинный смыслъ этого документа. "Отдаются комнаты внаймы съ мебелью и со всѣми удобствами для холостого джентльмена!" Не видите-ли вы здѣсь, милостивые государи, явнаго предпочтен³я, оказываемаго моею кл³енткою мужскому полу передъ женскимъ? Неудивительно. Тогдашнее мнѣн³е м-съ Бардль о мужчинахъ основывалось на продолжительномъ наблюден³и безцѣнныхъ качествъ ея покойнаго супруга. Страхъ, опасен³е, недовѣрчивость, тревожныя сомнѣн³я не имѣли ни малѣйшаго мѣста въ ея чистомъ и - увы! неопытномъ сердцѣ. "М-ръ Бардль, говорила вдова,- м-ръ Бардль былъ честный человѣкъ; м-ръ Бардль никогда не нарушалъ честнаго слова, никогда не былъ обманщикомъ; м-ръ Бардль тоже въ свое время былъ холостымъ джентльменомъ, прежде чѣмъ женился на мнѣ. Отъ холостого джентльмена только могу я ожидать покровительства, помощи, утѣшен³я, душевной отрады. Одинъ только холостой джентльменъ можетъ мнѣ напоминать, нѣкоторымъ образомъ, самого м-ра Бардля, когда онъ въ первый разъ плѣнилъ и очаровалъ мое юное и чистое сердце. И такъ - одному только холостому джентльмену я должна отдать внаймы свои меблированные покои." Дѣйствуя подъ вл³ян³емъ этого прекраснаго и трогательнаго побужден³я, которое, безъ сомнѣн³я, служитъ наилучшимъ украшен³емъ нашей натуры, милостивые государи, печальная и одинокая вдова осушила свои слезы, омеблировала первый этажъ своего домика, прижала невинное дитя къ своему материнскому сердцу и прибила вышеозначенный билетикъ на одномъ изъ оконъ своей чистой и опрятной гостиной. Но долго-ли онъ тамъ оставался? Нѣтъ. Змѣй-соблазнитель стоялъ на стражѣ, сѣти были разставлены, подкопы подведены, фитиль подожженъ - послѣдовалъ взрывъ, страшный, роковой взрывъ. Едва прошло три дня,- только три дня, милостивые государи, какъ гнусное двуногое существо со всѣми внѣшними признаками мужчины, а не чудовища, постучалось въ двери дома м-съ Бардль. Ему отворили: оно вошло, переговорило о цѣнѣ, наняло квартиру, и на другой день вступило во владѣн³е прекрасныхъ меблированныхъ комнатъ, снабженныхъ всѣми удобствами для холостого джентльмена. Это двуногое животное - Пикквикъ, милостивые государи, не кто другой, какъ Пикквикъ, жалк³й отвѣтчикъ по дѣлу моей кл³ентки".
   Сержантъ Бузфуцъ пр³остановился, чтобъ перевести духъ послѣ всѣхъ этихъ патетическихъ мѣстъ, произнесенныхъ съ такимъ горячимъ одушевлен³емъ, что лицо оратора даже побагровѣло отъ натуги. Внезапная тишина пробудила господина вице-президента Стерлейха, покоившагося сладкимъ сномъ во все это время: немедленно онъ схватилъ перо и, не обмакнувъ его въ чернила, принялся энергически скрипѣть по бумагѣ, при чемъ физ³оном³я его приняла самый глубокомысленный видъ, и присяжные увѣрились душевно, что м-ръ Стерлейхъ привыкъ размышлять съ закрытыми глазами. Сержантъ Бузфуцъ продолжалъ:
   "Объ этомъ Пикквикѣ я не намѣренъ долго распространяться, и вотъ по какимъ причинамъ: во-первыхъ, предметъ этотъ самъ по себѣ не представляетъ никакихъ привлекательныхъ сторонъ, и, во-вторыхъ, языкъ мой невольно отказывается отъ изображен³я характера грязнаго, въ высшей степени возмутительнаго для человѣка съ благороднымъ сердцемъ и душою. Я убѣжденъ, милостивые государи, что каждый изъ васъ съ презрѣн³емъ отвратитъ свои взоры отъ этой личности, унижающей достоинство человѣческой природы. "
   Здѣсь м-ръ Пикквикъ, уже давно сидѣвш³й какъ будто на иголкахъ, судорожно подпрыгнулъ на своей скамейкѣ, и въ душѣ его мгновенно родилась мысль заушить безсовѣстнаго сержанта Бузфуца въ полномъ присутств³и британскихъ законовѣдовъ и многочисленной публики, собравшейся смотрѣть на его позоръ. Къ счастью, Перкеръ благовременно удержалъ своего необузданнаго кл³ента, и м-ръ Пикквикъ, снова усаживаясь на скамьѣ, продолжалъ слушать ученаго джентльмена, исподволь бросая на него страшные взоры негодован³я, разительно противорѣчивш³е умилительнымъ взглядамъ м-съ Клоппинсъ и м-съ Сандерсъ.
   - Я сказалъ, милостивые государи, что характеръ Пикквика грязенъ и въ высшей степени унизителенъ для достоинства человѣческой природы,- продолжалъ ораторъ, вперивъ свои глаза прямо въ лицо м-ра Пикквика и стараясь говорить, какъ можно громче,- и когда я сказалъ, что характеръ Пикквика грязенъ и въ высшей степени унизителенъ для достоинства человѣческой природы,- продолжалъ ораторъ, вперивъ свои глаза прямо въ лицо м~ра Пикквика и стараясь говорить какъ можно громче: - и когда я сказалъ, что характеръ Пикквика грязенъ, отвратителенъ и низокъ, я желалъ бы въ то же время, для общей пользы человѣчества, обратить свою рѣчь къ самому Пикквику, если только онъ въ судѣ,- меня извѣстили, что онъ дѣйствительно въ судѣ,- желалъ бы убѣдить его во имя чести, совѣсти и закона отказаться на будущее время однажды навсегда отъ этой гнусной системы постояннаго разврата, обращеннаго на погибель его ближнихъ, Легко станется, что и теперь этотъ человѣкъ, закоснѣлый въ безстыдствѣ, внимаетъ съ безумнымъ негодован³емъ словамъ закона; но да будетъ ему извѣстно, милостивые государи, что законъ не смотритъ на безсильное выражен³е злобы, и обличительная его сила всегда будетъ распространена на всякаго закоренѣлаго и отъявленнаго нечестивца, будь его имя Пикквикъ или Ноксъ, или Стоксь, или Стайльсъ, или Браунь, или Томпсонъ, или Пиккуиксъ".
   Это маленькое и совершенно импровизированное отступлен³е отъ главной матер³и сдѣлано, конечно, съ тою благою цѣлью, чтобъ обратить глаза всѣхъ зрителей на м-ра Пикквика. Достигнувъ этой цѣли съ блистательнымъ успѣхомъ, сержантъ Бузфуцъ продолжалъ.
   "Два года, милостивые государи, Пикквикъ жилъ постоянно въ домѣ м-съ Бардль, и во все это время м-съ Бардль ухаживала за нимъ съ рѣдкимъ самоотвержен³емъ женщины, проникнутой безкорыстной любовью къ ближнимъ. Собственными руками она приготовляла ему кушанье, убирала его комнаты; собственными руками отдавала въ стирку его грязное бѣлье, принимала его отъ прачки, провѣтривала, просушивала и, словомъ, употребляла всѣ свои старан³я, чтобъ окружить комфортомъ и довольствомъ жизнь этого человѣка, котораго, въ простотѣ своего сердца, она считала благороднымъ и честнымъ. Случалось, милостивые государи, Пикквикъ дарилъ сыну своей хозяйки по шести пенсовъ, по шиллингу, даже болѣе, и я могу доказать неопровержимыми свидѣтельствами, что нѣсколько разъ онъ гладилъ малютку по головѣ, разспрашивая при этомъ во что и съ какими дѣтьми онъ играетъ. Такъ, однажды предложилъ онъ вопросъ, сколько малютка выигралъ мраморныхъ шариковъ въ извѣстной игрѣ, употребительной между дѣтьми нашего города, и потомъ, еще разъ погладивъ по головкѣ съ особенною нѣжностью,- прошу васъ обратить особенное вниман³е на этотъ пунктъ,- Пикквикъ - спросилъ: "желалъ-ли бы ты имѣть другого отца, мой милый?" Этотъ фактъ, милостивые государи, слишкомъ ясенъ самъ по себѣ и не требуетъ, конечно, особенныхъ толкован³й... Но за годъ передъ этимъ Пикквикъ вдругъ началъ отлучаться изъ своей квартиры чаще и чаще, притомъ на весьма длинные промежутки, какъ будто обнаруживая злостное намѣрен³е прервать исподволь тѣсную связь съ моей кл³енткой. Само собою разумѣется, что такой переворотъ въ его грубой натурѣ произошелъ не вдругъ: съ одной стороны, онъ, видимо, боролся съ угрызен³ями своей совѣсти, если только была y него совѣсть, съ другой, физическ³я и нравственныя совершенства моей кл³ентки одерживали покамѣстъ очевидный перевѣсъ надъ его грязными и порочными наклонностями. Какъ бы то ни было, только въ одно достопримѣчательное утро Пикквикъ, по возвращен³и изъ деревни, прямо и безъ всякихъ обиняковъ предложилъ ей свою руку, принявъ предварительно всѣ необходимыя мѣры, чтобъ не было никого изъ постороннихъ свидѣтелей при заключен³и этого торжественнаго контракта. Злодѣй, какъ видите, думалъ этимъ способомъ увернуться отъ прозорливыхъ очей правосуд³я и закона; но судьба распорядилась иначе: собственные его друзья, милостивые государи, сдѣлались свидѣтелями, разум

Другие авторы
  • Голдсмит Оливер
  • Лукашевич Клавдия Владимировна
  • Мошин Алексей Николаевич
  • Пушкин Василий Львович
  • Привалов Иван Ефимович
  • Зотов Владимир Рафаилович
  • Левитов Александр Иванович
  • Урванцев Николай Николаевич
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич
  • Строев Павел Михайлович
  • Другие произведения
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Теперь, - когда я проснулся...
  • Гофман Эрнст Теодор Амадей - Разбойники
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Из "Дневника"
  • Аксаков Иван Сергеевич - И любишь Русь - и невольно спрашиваешь себя: за что ее любишь?
  • Тихонов Владимир Алексеевич - Тихонов В. А.: Биографическая справка
  • Ярцев Алексей Алексеевич - Краткая библиография
  • Достоевский Федор Михайлович - С. А. Шульц. "Игрок" Достоевского и "Манон Леско" Прево
  • Маяковский Владимир Владимирович - Очерки 1925 - 1926 годов
  • Тынянов Юрий Николаевич - Достоевский и Гоголь (К теории пародии)
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Вчера ночь была такая тихая...
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 288 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа