Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба, Страница 24

Диккенс Чарльз - Замогильные записки Пикквикского клуба



123; и оказавш³й друг³е знаки обязательной внимательности, столь необходимой въ такихъ случаяхъ.
   Среди такихъ забавъ и наслажден³й, вдругъ раздался громк³й звонокъ y зеленой калитки, оставшейся теперь въ полномъ распоряжен³и молодого джентльмена, обѣдавшаго въ прачешной за особеннымъ столомъ. M-ръ Уэллеръ продолжалъ расточать свои комплименты и становился любезнѣе съ минуты на минуту; м-ръ Моззель разливалъ душистое вино въ рюмки и стаканы; кухарка прохлаждалась за шотландскимъ пивомъ и готовилась разрѣзать свою порц³ю бифштекса... вдругъ, можете представить, дверь кухни отворилась, и въ комнату вошелъ, можете вообразить, не кто другой, какъ м-ръ ²овъ Троттеръ.
   Вошелъ, сказали мы; но это слово въ настоящемъ случаѣ не удобно примѣнить къ самому факту. Дверь кухни отворилась, и м-ръ Троттеръ появился. Онъ хотѣлъ идти, да и пошелъ бы безъ всякаго сомнѣн³я, но, встрѣтившись съ глазами м-ра Уэллера, невольно отпрянулъ назадъ шага на два и остановился, какъ вкопанный, глазѣя на неожиданную сцену съ чувствомъ невыразимаго изумлен³я и страха.
   - Вотъ онъ, голубчикъ,- сказалъ м-ръ Уэллеръ, быстро вставая съ мѣста.- A мы только что говорили о васъ, с³ю минуту. Какъ поживаете, м-ръ Троттеръ? Гдѣ погуливали? Просимъ покорнѣйше.
   И, положивъ свою могучую руку на сѣрый воротникъ беззащитнаго ²ова, м-ръ Уэллеръ потащилъ его на середину кухни. Затѣмъ онъ заперъ дверь и передалъ ключъ м-ру Моззелю, который съ философскимъ равнодуш³емъ положилъ его въ свой боковой карманъ.
   - Теперь y насъ пойдетъ потѣха,- сказалъ м-ръ Уэллеръ,- вообразите, любезный другъ, что вашъ господинъ наверху встрѣтился въ эту минуту съ моимъ, a вотъ здѣсь внизу мы имѣемъ удовольств³е смотрѣть на вашу прекрасную ливрею. Ну, соколикъ, какъ ваши дѣла? Скоро ли будете торговать пирожками въ мелочной лавкѣ? Охъ, какъ я радъ васъ видѣть, ²овъ Троттеръ! Теперь вы совершенно счастливы, любезный другъ. Вѣдь онъ счастливъ, м-ръ Моззель?
   - Совершенно. Это видно по его глазамъ.
   - Смотрите, какъ онъ веселъ!- продолжалъ Самуэль Уэллеръ.
   - Онъ просто въ восторгѣ,- сказалъ м-ръ Моззель.
   - Нечего и говорить: съ ума сходитъ отъ радости. Садитесь, м-ръ Троттеръ просимъ покорнѣйше: мы всѣ очень рады васъ видѣть.
   И его насильно усадили на стулъ подлѣ печи. Несчастный Троттеръ немилосердно заморгалъ своими крошечными глазками, сперва на м-ра Уэллера, потомъ на Моззеля; но не проговорилъ ни одного слова.
   - Теперь, сударь мой,- началъ Самуэль Уэллеръ,- мнѣ хотѣлось бы, любопытства ради, спросить васъ передъ этими леди, точно ли вы считаете себя добродѣтельнымъ и самымъ благовоспитаннымъ молодымъ джентльменомъ, какой когда-либо употреблялъ сѣрую ливрею и розовый платочекъ?
   - И точно ли вы хотѣли жениться на кухаркѣ?- съ негодован³емъ спросила раздраженная леди,- бездѣльникъ!
   - И правда-ли, м-ръ Троттеръ, что y васъ было намѣрен³е завести на чуж³я деньги мелочную лавочку?- спросила миссъ Мери.
   - Теперь не угодно ли вамъ выслушать меня, молодой человѣкъ,- началъ м-ръ Моззель торжественнымъ тономъ,- вотъ эта почтенная леди (онъ указалъ на кухарку) удостоила меня нѣкоторой благосклонности и вступила въ компан³ю со мною. Поэтому, сэръ, если вы огласили намѣрен³е завести на ея счетъ мелочную лавку и торговать пирогами, но вы этимъ самымъ наносите мнѣ одно изъ тѣхъ ужасныхъ и непростительныхъ оскорблен³й, как³я, сэръ, не забываются порядочными людьми. Понимаете вы это?
   Здѣсь м-ръ Моззель, имѣвш³й вообще высокое мнѣн³е о своемъ краснорѣч³и, въ которомъ онъ подражалъ методѣ и манерамъ своего господина, пр³остановился и ждалъ отвѣта.
   Но м-ръ Троттеръ не далъ никакого отвѣта. На этомъ основан³и м-ръ Моззель продолжалъ съ большею торжественностью:
   - Очень вѣроятно, сэръ, что васъ не потребуютъ наверхъ по крайней мѣрѣ около пятнадцати минутъ, потому что, сэръ, господинъ вашъ въ эту самую минуту рубитъ окрошку наверху, или, выражаясь болѣе понятнымъ языкомъ, сводитъ окончательные счеты съ моими господами; слѣдственно, сэръ, y васъ будетъ довольно времени для джентльменскихъ объяснен³й, которыхъ отъ васъ требуютъ. Понимаете вы это, сэръ?
   М-ръ Моззель опять остановился въ ожидан³и отвѣта; но м-ръ Троттерь по прежнему хранилъ упорное молчан³е.
   - Очень хорошо, сэръ,- продолжалъ м-ръ Моззель,- мнѣ очень непр³ятно имѣть так³я объяснен³я въ присутств³и почтенныхъ леди; но критическ³я обстоятельства, надѣюсь, будутъ служить для меня достаточнымъ извинен³емъ въ этомъ дѣлѣ. Слушайте же теперь обоими ушами. Вотъ, за этой перегородкой довольно мѣста для насъ обоихъ: благоволите войти и учинить со мною окончательную расправу. М-ръ Уэллеръ будетъ свидѣтелемъ. Слѣдуйте за мною, сэръ.
   Съ этими словами м-ръ Моззель отступилъ къ дверямъ шага на два и началъ снимать свой сюртукъ.
   Лишь только кухарка услышала заключительныя слова страшнаго вызова и увидѣла, что м-ръ Моззель готовъ привести ихъ въ исполнен³е, она испустила громк³й и пронзительный крикъ и въ ту же минуту, бросившись на Троттера, вставшаго съ своего мѣста, отвѣсила ему со всего размаха двѣ полновѣсныя пощечины съ такою энерг³ей, какая только можетъ служить отличительнымъ признакомъ взбѣшенной леди. Затѣмъ засучивъ рукава, она запустила обѣ руки въ черные волосы несчастнаго кавалера и мгновенно вырвала оттуда двѣ огромныхъ пряди, которыхъ могло хватить на полдюжины траурныхъ колецъ солидной величины. Окончивъ этотъ маневръ со всею горячностью, какую только могла внушить ей пылкая любовь къ особѣ м-ра Моззеля, изступленная леди попятилась назадъ и, соблюдая необходимыя услов³я благовоспитанной дамы, бросилась мгновенно на софу и лишилась чувствъ.
   Въ эту минуту раздался звонокъ.
   - Это вамъ задатокъ, ²овъ Троттеръ,- сказалъ Самуэль.
   Но прежде, чѣмъ ²овъ Троттеръ собрался съ духомъ, чтобы произнести приличный отвѣтъ, прежде даже чѣмъ успѣлъ онъ ощупать раны, нанесенныя безчувственною леди, Самуэль схватилъ его за одну руку, a м-ръ Моззель подцѣпилъ за другую. Въ этомъ интересномъ положен³и, добродѣтельный лакей, подталкиваемый сзади, отсаживаемый спереди, былъ приведенъ наверхъ въ гостинную судьи.
   Наверху происходилъ спектакль, поучительный и рѣдк³й. Альфредъ Джингль, эсквайръ или, другими словами, капитанъ Фицъ-Маршалъ, стоялъ подлѣ двери со шляпой въ рукѣ и улыбкой на устахъ, не чувствуя, повидимому, ни малѣйшаго неудобства отъ непредвидѣннаго столкновен³я обстоятельствъ. Передъ нимъ, лицомъ къ лицу, стоялъ м-ръ Пикквикъ, читавш³й, очевидно, краснорѣчивую лекц³ю высокаго нравственнаго свойства, потому что лѣвая рука ученаго мужа была закинута за фалду его фрака, между тѣмъ какъ правая величественно простиралась въ воздухѣ, что дѣлалъ м-ръ Пикквикъ всяк³й разъ, когда оказывалась необходимость возбудить или утолить патетическ³я чувства въ сердцѣ внимательнаго слушателя. Немного поодаль стоялъ м-ръ Топманъ съ выражен³емъ страшнаго негодован³я на своемъ благородномъ челѣ, и подлѣ него, понуривъ головы, стояли младш³е его друзья. На заднемъ планѣ этой сцены находились: м-ръ Нупкинсъ, и прелестная миссъ Нупкинсъ съ неизъяснимымъ выражен³емъ ненависти, досады и благороднаго презрѣн³я на своемъ розовомъ личикѣ.
   - И вотъ что мѣшаетъ мнѣ,- возгласилъ м-ръ Нупкинсъ, величественно выступая впередъ, когда былъ, наконецъ, введенъ сердобольный ²овъ,- что мѣшаетъ мнѣ задержать этихъ людей, какъ мошенниковъ и негодяевъ? Снисходительность, глупое мягкосердеч³е. Ну что мѣшаетъ мнѣ?
   - Гордость, пр³ятель, гордость, и ничего больше,- отвѣчалъ м-ръ Джингль, сохранивш³й совершеннѣйшее спокойств³е духа.- Не годится... огласка... подцѣпили капитана - э? Ха, ха, ха! Славная находка... женихъ для дочки... протрубятъ по всему городу... будетъ глупо... очень!
   - Извергъ!- воскликнула м-съ Нупкинсъ,- мы презираемъ ваши низк³е намеки.
   - Я всегда ненавидѣла его,- прибавила Генр³етта.
   - Ну, конечно,- сказалъ Джингль,- высок³й молодой человѣкъ... старый любовникъ... Сидни Поркенгемъ... богатъ... хорошъ собой... a все не такъ богатъ и знатенъ, какъ капитанъ Фицъ-Маршалъ - э? Ха, ха, ха!
   - Мерзавецъ!!!- воскликнули въ одинъ голосъ мать, отецъ и дочь.
   - Подцѣпите его опять,- продолжалъ съ невозмутимымъ спокойств³емъ м-ръ Джингль,- смилуется... проститъ... поменьше подымайте носъ... не годится.
   Здѣсь м-ръ Джингль залился опять веселымъ и громкимъ смѣхомъ, къ очевидному удовольств³ю своего вѣрнаго слуги, который, въ свою очередь, оскалилъ зубы, облизнулся и нагло посмотрѣлъ на всю почтенную компан³ю.
   - М-ръ Нупкинсъ, прекратите эту сцену, сказала раздраженная супруга почтеннаго судьи.- Слуги не должны слышать подобныхъ разговоровъ. Пусть выведутъ этихъ негодяевъ.
   - Сейчасъ, душенька,- сказалъ м-ръ Нупкинсъ.- Моззель!
   - Что прикажете?
   - Отворите дверь.
   - Слушаю.
   - Оставьте мой домъ, и чтобы духу вашего здѣсь не было,- сказалъ м-ръ Нупкинсъ, дѣлая выразительные жесты.
   Джингль улыбнулся и немедленно повернулся къ дверямъ.
   - Остановитесь,- закричалъ м-ръ Пикквикъ.
   Джингль остановился.
   - Мнѣ бы ничего не стоило отмстить,- сказалъ Пикквикъ,- и наказать васъ примѣрнымъ образомъ за всѣ эти подлые поступки...
   Здѣсь ²овъ Троттеръ отвѣсилъ низк³й поклонъ приложивъ руку къ своему сердцу.
   - Я говорю,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ, пылая благороднымъ гнѣвомъ,- мнѣ бы очень легко было наказать васъ примѣрнымъ образомъ; но я ограничиваюсь на этотъ разъ только тѣмъ, что сорвалъ съ вашего лица подлую маску, которую вы осмѣливаетесь носить на глазахъ честныхъ людей. Пусть это послужитъ для васъ урокомъ, сэръ, и поводомъ къ исправлен³ю на будущее время. Я, съ своей стороны, доволенъ и тѣмъ, что исполнилъ долгъ свой въ отношен³и къ обществу честныхъ людей.
   Когда м-ръ Пикквикъ дошелъ до этого заключен³я, ²овъ Троттеръ, съ комическою важностью, приставилъ правую руку къ своему лѣвому уху, показывая такимъ образомъ, что онъ не желаетъ проронить ни одного звука.
   - Мнѣ остается только прибавить, сэръ,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ, вспыхнувш³й теперь отчаяннымъ гнѣвомъ,- что я считаю васъ негодяемъ... мошенникомъ... и такимъ мерзавцемъ, съ какимъ развѣ можетъ сравниться только этотъ негодный ханжа въ сѣрой ливреѣ. Вы стоите одинъ другого.
   - Ха, ха, ха!- залился Джингль,- добрый старикашка... толстъ и мягокъ... не горячитесь только... нездорово... душа уйдетъ въ пятки... Прощайте, Пикквикъ... увидимся. Ну, ²овъ... отваливай.
   Съ этими словами, м-ръ Джингль нахлобучилъ свою эксцентричную шляпу и молодцовато вышелъ изъ дверей. Говъ Троттеръ пр³остановился и, скорчивъ плутовскую улыбку на своемъ лицѣ, отвѣсилъ м-ру Пикквику комическ³й поклонъ. Затѣмъ, бросивъ неописанно наглый взглядъ на м-ра Уэллера и махнувъ рукой, добродѣтельный лакей вьноркнулъ изъ комнаты.
   - Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, когда вѣрный его слуга тоже хотѣлъ идти вслѣдъ за удалявшимся ханжей.
   - Чего изволите?
   - Останьтесь здѣсь.
   М-ръ Уэллеръ былъ, казалось, въ нерѣшительномъ положен³и.
   - Останьтесь здѣсь, говорю я вамъ,- повторилъ м-ръ Пикквикъ.
   - Что-же, сэръ? Неужто вы не позволите мнѣ потаскать немного этого плаксу?
   - Ни подъ какимъ видомъ.
   - Одинъ подзатыльникъ, по крайней мѣрѣ?
   - Ни, ни.
   Первый разъ м-ръ Уэллеръ, въ продолжен³е своей вѣрной службы, при особѣ ученаго мужа, обнаружилъ недовольный и даже оскорбленный видъ; но его физ³оном³я скоро прояснилась, когда онъ узналъ, что м-ръ Моззель, провожая ненавистныхъ гостей, спихнулъ ихъ обоихъ съ верхнихъ ступеней лѣстницы, такъ что они кубаремъ покатились на грязный дворъ, потерпѣвъ значительное поврежден³е своихъ членовъ.
   - И такъ, сэръ, обязанность моя кончена,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, обращаясь къ почтенному мэру,- я свято исполнилъ свой долгъ въ отношен³и къ ближнимъ, и теперь совѣсть моя спокойна. Позвольте проститься съ вами, почтенный представитель закона. Благодарю васъ душевно отъ себя и отъ имени своихъ друзей за оказанное гостепр³имство. Завтра мы возвращаемся въ Лондонъ. Будьте увѣрены, что тайна ваша умретъ въ нашихъ сердцахъ.
   Затѣмъ ученый мужъ учтиво раскланялся съ дамами, дружески пожалъ руку м-ру Нупкинсу и вы шелъ изъ комнаты вмѣстѣ съ своими друзьями.
   - Надѣньте шляпу, Самуэль.
   - Да она, сэръ, осталась внизу.
   И онъ побѣжалъ за шляпой,
   Должно теперь замѣтить, что въ кухнѣ не было никого, кромѣ хорошенькой горничной, и такъ какъ шляпа была заложена неизвѣстно куда, то м-ръ Уэллеръ и миссъ Мери принялись искать ее вмѣстѣ и долго искали они безъ всякаго успѣха. Озабоченная миссъ Мери подъ конецъ даже принуждена была стать на колѣни, и въ этой интересной позѣ она усердно начала перерывать всѣ вещи, лежавш³я въ маленькомъ углу подлѣ двери. Это былъ ужасно неуклюж³й уголъ. Добраться до него можно было не иначе, какъ затворивъ напередъ дверь.
   - Вотъ она,- сказала, наконецъ, Мери,- вотъ ваша шляпа. Она ли?
   - Дайте я посмотрю.
   И, чтобы посмотрѣть на свою шляпу, онъ тоже принужденъ былъ стать на колѣни: иначе нельзя было подойти къ миссъ Мери.
   - Да, это моя шляпа,- сказалъ Самуэль.- Прощайте, душечка.
   - Прощайте,- сказала горничная.
   - Прощайте,- сказалъ Самуэль и, говоря это, онъ имѣлъ неосторожность уронить свою шляпу, отысканную съ такимъ трудомъ.
   - Какой вы неловк³й!- сказала Мери,- вы, пожалуй, опять потеряете, если не будете осторожны.
   И, единственно для избѣжан³я такой потери, миссъ Мери собственными руками надѣла шляпу на голову м-ра Уэллера.
   Оттого ли, что хорошенькое личико горничной сдѣлалось въ эту минуту еще милѣе, или, быть можетъ, это было естественнымъ слѣдств³емъ случайнаго столкновен³я молодыхъ людей, только м-ръ Уэллеръ поцѣловалъ миссъ Мери.
   - Вы это нарочно сдѣлали, м-ръ Уэллеръ?- сказала хорошенькая горничная, краснѣя какъ маковъ цвѣтъ.
   - Нѣтъ, душечка; a вотъ теперь будетъ и нарочно.
   И онъ поцѣловалъ ее въ другой разъ.
   - Самуэль, Самуэль!- кричалъ м-ръ Пикквикъ, продолжавш³й все это время стоять на ступени лѣстницы.
   - Иду, сэръ,- отвѣчалъ Самуэль, выбѣгая изъ кухни.
   - Какъ вы долго пропадали, любезный,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Извините, сэръ. Насилу доискался.
   Такъ ознаменовалась первая любовь молодого человѣка.
  

Глава XXVI.

Кратк³й отчетъ о процессѣ вдовы Бардль противъ стараго холостяка.

   Исполнивъ свой филантропическ³й долгъ въ отношен³и къ ближнимъ и достигнувъ такимъ образомъ главнѣйшей цѣли своего путешеств³я въ Ипсвичъ, м-ръ Пикквикъ рѣшился немедленно воротиться въ Лондонъ, съ тѣмъ, чтобы вникнуть въ сущность ябедническихъ крючковъ, которыми подцѣпили его безсовѣстные Додсонъ и Фоггъ. Дѣйствуя сообразно съ этимъ рѣшен³емъ, ученый мужъ, поутру на другой день послѣ описанныхъ нами событ³й, взлѣзъ на импер³алъ перваго дилижанса, отправлявшагося изъ Ипсвича, и вечеромъ въ тотъ же день въ вожделѣнномъ здрав³и прибылъ въ столицу, сопровождаемый своими друзьями и вѣрнымъ слугой.
   Здѣсь президентъ и его ученики должны были разстаться на короткое время. Господа Винкель, Топманъ и Снодграсъ отправились каждый на свою квартиру, чтобы немедленно заняться приготовлен³ями къ предстоящей поѣздкѣ на Динглидель; a м-ръ Пикквикъ и Самуэль Уэллеръ, считая неудобнымъ свое прежнее жилище, помѣстились съ превеликимъ комфортомъ въ Ломбардской улицѣ, въ гостиницѣ и вмѣстѣ тавернѣ "Коршуна и Джорджа".
   Окончивъ свой обѣдъ я допивъ послѣднюю кружку пива, м-ръ Пикквикъ растегнулъ жилетъ, скинулъ галстухъ и сѣлъ передъ каминомъ, положивъ свои ноги на экранъ и забросивъ голову на спинку кресла. Въ эту минуту въ комнату вошелъ м-ръ Самуэль Уэллеръ съ дорожной сумкой подъ мышкой.
   - Самуэль,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Сэръ,- сказалъ м-ръ Уэллеръ.
   - О чемъ я теперь разсуждаю?
   - Не знаю, сэръ.
   - Вотъ о чемъ. Такъ какъ всѣ мои вещи остались на прежней квартирѣ y м-съ Бардль, въ Гозуэльской улицѣ, то я считаю необходимымъ взять ихъ оттуда, прежде чѣмъ мы вновь отправимся изъ города.
   - Очень хорошо.
   - Вещи должны быть отправлены въ квартиру м-ра Топмана,- продолжалъ м-ръ Пикквикъ,- но вамъ необходимо напередъ пересмотрѣть ихъ, пересчитать и привести въ порядокъ. Я желаю, Самуэль, чтобы вы отправились въ Гозуэльскую улицу.
   - Сейчасъ, сэръ?
   - Сейчасъ.
   Самуэль повернулся къ дверямъ.
   - Погодите, Саммъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, вынимая кошелекъ изъ кармана.- Надобно свести денежные счеты. За квартиру я ничего не долженъ, но вы все-таки заплатите за всю треть, до Рождества, то есть. Срокъ моего контракта кончается черезъ мѣсяцъ: вы можете отдать эту бумагу м-съ Бардль, возьмите съ нея квитанц³ю и скажите, что мою квартиру она можетъ отдать внаймы когда ей угодно.
   - Слушаю, сэръ. Еще чего не прикажете ли?
   - Ничего больше.
   М-ръ Уэллеръ медленно пошель къ дверямъ, какъ будто выжидая дальнѣйшихъ приказан³й, отворили одну половину двери и медленно переступилъ за порогъ, какъ вдругъ м-ръ Пикквикъ остановилъ его опять:
   - Самуэль.
   - Чего изволите?- сказалъ м-ръ Уэллеръ, быстро поворачиваясь назадъ и затворяя за собою дверь.
   - Я не сдѣлаю никакихъ возражен³й, если вы захотите развѣдать изъ-подъ руки характеръ чувствован³й м-съ Бардль и ея отношен³я ко мнѣ. Узнайте, если хотите, до какой степени пущено въ ходъ это нелѣпое и кляузное дѣло. Повторяю, вы можете входить во всяк³я соображен³я и разспросы, если пожелаете,- заключилъ м-ръ Пикквикъ.
   Самуэль многозначительно кивнулъ головою и вышелъ изъ дверей. М-ръ Пикквикъ снова положилъ ноги на экранъ, покрылъ глаза шелковымъ платкомъ и погрузился въ сладкую дремоту. М-ръ Уэллеръ, не теряя ни минуты, отправился исполнять поручен³я своего господина.
   Было уже около девяти часовъ, когда онъ достигъ Гозуэльской улицы. Двѣ свѣчи ярко горѣли въ передней маленькой гостиной, и двѣ женскихъ шляпки волновались изъ за оконныхъ шторъ. У м-съ Бардль были гости.
   М-ръ Уэллеръ постучался въ дверь и. принялся насвистывать нац³ональную пѣсню въ ожидан³и отвѣта. Минутъ черезъ пять въ коридорѣ на мягкомъ коврѣ послышались шаги, и вслѣдъ затѣмъ, собственной особой, явился маленьк³й сынокъ вдовицы Бардль.
   - Здравствуй пузырь,- сказалъ Самуэль,- что твоя мать?
   - Здорова,- отвѣчалъ юный Бардль.- Здоровъ и я.
   - Тебѣ же лучше,- проговорилъ м-ръ Уэллеръ.- Скажи своей маменькѣ, что мнѣ надобно потолковать съ ней кой о чемъ.
   Юный Бардль поставилъ свѣчу на нижней ступени лѣстницы и отправился въ гостиную съ докладомъ.
   Двѣ шляпки, волновавш³яся изъ-за оконныхъ шторъ, принадлежали двумъ искреннимъ пр³ятельницамъ м-съ Бардль: онѣ пришли къ своей кумушкѣ накушаться чайку и полакомиться горячими котлетками изъ поросячьихъ ногъ, которыя, вмѣстѣ съ горячими пирожками, приправленными капустой и сыромъ, составляли обыкновенный ужинъ м-съ Бардль. Поросячьи ножки весело жарились и кипѣли въ голландской печкѣ на чугунной плитѣ; еще веселѣе м-съ Бардль и кумушки ея разговаривали за круглымъ столомъ, вникая въ характеръ и нравственныя качества всѣхъ своихъ знакомыхъ и друзей, какъ вдругъ юный Бардль, вбѣгая съ разгорѣвшимися щеками, возвѣстилъ о прибыт³и м-ра Уэллера.
   - Слуга м-ра Пикквика!- воскликнула м-съ Бардль, поблѣднѣвъ, какъ полотно.
   - Боже мой!- воскликнула м-съ Клоппинсъ.
   - Какой скандалъ!- воскликнула м-съ Сандерсъ.- Я бы ни за что не повѣрила, если бы сама не была здѣсь.
   М-съ Клоппинсъ представляла изъ своей особы крошечную леди съ живыми, хлопотливыми манерами и служила совершеннѣйшимъ контрастомъ м-съ Сандерсъ, женщины гигантскаго роста, плечистой, толстой и жирной.
   М-съ Бардль, очевидно, пришла въ величайш³й испугъ, и всѣ вообще погрузились въ крайнее недоумѣн³е относительно весьма важнаго и чрезвычайно щекотливаго пункта: должно-ли имъ, при существующихъ обстоятельствахъ, принимать Пикквика или его слугу безъ предварительнаго совѣщан³я съ господами Додсономъ и Фогтомъ. Въ этомъ критическомъ положен³и сказалось прежде всего необходимымъ съѣздить по башкѣ малютку Бардля, зачѣмъ онъ осмѣлился найти въ дверяхъ м-ра Уэллера. На этомъ основан³и юный Бардль получилъ тумака въ лѣвый високъ и залился мелодически³тъ плачемъ.
   - Замолчишь-ли ты, чертенокъ?- сказала м-съ Бардль, съѣздивъ своего сынка еще въ правый високъ.
   - Какъ тебѣ не стыдно огорчать свою бѣдную мать,- сказала м-съ Сандерсъ.
   - И безъ тебя y ней слишкомъ много непр³ятностей, Томми; угомонись, мой милый,- добавила м-съ Клоппинсъ, испустивъ глубок³й вздохъ.
   - Бѣдная, бѣдная мать!- воскликнула м-съ Сандерсъ.
   При этихъ нравственныхъ наставлен³яхъ юный Бардль завизжалъ, какъ поросенокъ.
   - Что-жъ мнѣ дѣлать?- сказала м-съ Бардль, обращаясь къ м-съ Клоппинсъ.
   - Примите его, дѣлать нечего,- отвѣчала м-съ Клоппинсъ,- только безъ свидѣтелей не говорите съ нимъ ни подъ какимъ видомъ.
   - По-моему, двухъ свидѣтелей будетъ достаточно,- сказала м-съ Сандерсъ, сгаравшая, какъ и другая кумушка, непреодолимымъ любопытствомъ.
   - Стало быть, можно впустить его,- сказала м-съ Бардль.
   - Разумѣется,- отвѣчала съ видимымъ удовольств³емъ м-съ Клоппинсъ... Войдите, молодой человѣкъ, только потрудитесь напередъ запереть дверь съ улицы.
   При одномъ взглядѣ м-ръ Уэллеръ смекнулъ весь ходъ дѣла, храбро выступилъ передъ лицо любезныхъ дамъ и обратился къ м-съ Бардль съ такою рѣчью:
   - Очень жалѣю, сударыня, что личное мое присутств³е разстраиваетъ вашъ комфортъ, какъ говорилъ однажды ночной кавалеръ, обкрадывая старую леди; но дѣло въ томъ, что я и мой господинъ только-что пр³ѣхали въ столицу и надѣемся скоро выѣхать опять. Поэтому, сударыня, просимъ полюбить насъ и пожаловать ласковымъ словцомъ.
   - Что-жъ, моя милая, молодой человѣкъ, я полагаю, не виноватъ въ проступкахъ своего господина,- сказала м-съ Клоппинсъ, озадаченная ловкостью и любезными манерами м-ра Уэллера.
   - Ну, конечно,- отвѣчала м-съ Сандерсъ, поглядывая умильными глазами на поросячьи ножки. Было ясно, что въ головѣ почтенной дамы происходили вѣроятныя вычислен³я относительно количества котлетъ и пирожковъ, которыхъ, чего добраго, могло и не хватить на ужинъ, если приметъ въ немъ участ³е м-ръ Уэллеръ.
   - Не угодно-ли теперь выслушать, сударыня, зачѣмъ я пришелъ къ вамъ?- сказалъ м-ръ Уэллеръ, не обращая вниман³я на вставочныя замѣчан³я почтенныхъ дамъ.- во-первыхъ, представить вамъ записку моего господина - вотъ она. Во-вторыхъ, заплатить квартирныя деньги - вотъ онѣ. Въ-третьихъ, доложить вашей милости, что всѣ наши вещи, обревизованныя и приведенныя въ порядокъ, должны быть возвращены намъ при первомъ востребован³и. Въ-четвертыхъ, извѣстить вашу честь, что квартира наша можетъ быть отдана въ наемъ, когда вамъ угодно. И все. И больше ничего.
   - Что бы ни вышло, и что еще ни выйдетъ между нами,- отвѣчала м-съ Бардль,- я всегда говорила и буду говорить всегда, что м-ръ Пикквикъ, кромѣ того несчастнаго случая, велъ себя во всѣхъ отношен³яхъ какъ честный джентльменъ. Онъ расплачивался всегда, какъ банкиръ - ей-богу!
   Самуэль смекнулъ, что ему остается лишь оставаться спокойнымъ, не растворяя устъ, и ужъ дамы сдѣлаютъ свое дѣло. Поэтому онъ пребывалъ въ глубокомъ молчан³и и смотрѣлъ поперемѣнно то на стѣны, то на потолокъ.
   - Бѣдняжка!- воскликнула м-съ Клоппинсъ.
   - Сирота горемычная!- подхватила м-съ Сандерсъ.
   Самуэль не сказалъ ничего. Онъ видѣлъ, что дѣло пойдетъ само собою.
   - Такое клятвопреступничество, Боже мой!- воскликнула м-съ Клоппиннсъ.- Я не имѣю ни малѣйшаго намѣрен³я оскорбить васъ, молодой человѣкъ, но господинъ вашъ - предурной старикъ и я очень жалѣю, что не могу сказать ему этого въ глаза.
   Самуэль поклонился и продолжалъ хранить глубокое молчан³е.
   - Вѣдь она, бѣдняжка, совсѣмъ стосковалась,- продолжала Клоппинсъ, заглянувъ напередъ въ голландскую печку,- ничего не ѣстъ, не пьетъ, и вся ея отрада только въ обществѣ добрыхъ пр³ятельницъ, которыя иной разъ, изъ сострадан³я, приходятъ посидѣть къ ней. Это ужасно!
   - Безчеловѣчно!- подхватила м-съ Сандерсъ.
   - И это тѣмъ досаднѣе, молодой человѣкъ,- продолжала скороговоркой м-съ Клоппинсъ,- что господинъ вашъ - джентльменъ съ деньгами, капиталистъ, можно сказать. Что бы ему стоило содержать жену? Ничего, просто плевое дѣло, и его рѣшительно ничѣмъ извинить нельзя. Отчего онъ не женится на ней?
   - Да, это загадка,- сказалъ Самуэль.
   - Конечно, загадка, которую можетъ только разрѣшить законъ,- подхватила м-съ Клоппинсъ.- Что тутъ толковать? Мужчины почти всѣ негодяи, и не будь закона, они бы дѣлали съ нами, что хотѣли. Но законъ, слава Богу, беретъ насъ подъ свою защиту и, авось, господинъ вашъ, молодой человѣкъ, узнаетъ черезъ шесть мѣсяцевъ, что значитъ оскорблять бѣдную женщину.
   При этомъ утѣшительномъ предположен³и, м-съ Клоппинсъ вздернула голову и улыбнулась м-съ Сандерсъ, которая тоже поспѣшила отвѣчать веселой улыбкой.
   "Стало быть, дѣло уже пущено въ ходъ", подумалъ Самуэль.
   Въ эту минуту въ комнату вошла м-съ Бардль.
   - Вотъ вамъ росписка и сдача, м-ръ Уэллеръ,- сказала м-съ Бардль.- Надѣюсь, м-ръ Уэллеръ, вы, по старому знакомству, останетесь съ нами выкушать чайку и закусить, чѣмъ Богъ послалъ.
   М-ръ Уэллеръ согласился, разсчитывая на выгоды, как³я можно получить отъ такого угощен³я. М-съ Бардль вынула изъ маленькаго шкафа черную бутылку и, наливая рюмку для м-ра Уэллера, наполнила, по разсѣянности, три друг³я рюмки, стоявш³я на столѣ. Такая разсѣянность была, разумѣется, естественнымъ слѣдств³емъ постигнувшаго ее несчастья.
   - Что съ вами, м-съ Бардль?- вскричала м-съ Клоппинсъ.- Посмотрите, что вы дѣлаете.
   - Ну, это хорош³й признакъ,- замѣтила м-съ Сандерсъ.
   - Бѣдная моя головушка!- воскликнула м-съ Бардль со слабой улыбкой на устахъ.
   Самуэль прекрасно понималъ всѣ эти уловки и потому сказалъ не обинуясь, что передъ ужиномъ онъ обыкновенно пьетъ не иначе, какъ вмѣстѣ съ какою-нибудь леди. Послѣдовали остроумныя замѣчан³я, и м-съ Сандерсъ, подшучивая надъ молодымъ человѣкомъ, обмочила свои губки въ поданной рюмкѣ. Друг³я дамы, по приглашен³ю Самуэля, тоже не замедлили послѣдовать ея примѣру. Затѣмъ м-съ Клоппинсъ предложила тостъ въ залогъ будущихъ успѣховъ вдовы Бардль противъ безсовѣстнаго старика: леди опорожнили свои рюмки и сдѣлались чрезвычайно разговорчивы.
   - Вы, я думаю, слышали, м-ръ Уэллеръ, какъ идетъ это дѣло?- спросила м-съ Бардль.
   - Кое-что слышалъ,- отвѣчалъ Самуэль.
   - Ахъ, если бы вы знали, м-ръ Уэллеръ, какъ непр³ятно для бѣдной женщины таскаться по судамъ,- сказала м-съ Бардль,- но дѣлать больше нечего; пусть будетъ, что будетъ. Покровители мои, Додсонъ и Фоггъ, увѣряютъ, что мы непремѣнно будемъ имѣть успѣхъ, потому что правда вся на нашей сторонѣ. Ужъ я и не придумаю, что дѣлать, если не успѣемъ.
   Но при одномъ предположен³и о безуспѣшности своего дѣла бѣдная вдова, м-съ Бардль, пришла въ такое сильное волнен³е, что немедленно принуждена была налить и опорожнить залпомъ рюмку вина, иначе,- сказала потомъ м-съ Сандерсъ,- безъ этой находчивости и присутств³я духа, она бы непремѣнно лишилась чувствъ.
   - Когда вы, вы надѣетесь, состоится окончательное рѣшен³е по вашему дѣлу?- спросилъ Самуэль.
   - Въ февралѣ, м-ръ Уэллеръ, или, быть можетъ, въ мартѣ,- отвѣчала м-съ Бардль.
   - Сколько будетъ y васъ свидѣтелей?- спросила м-съ Клоппинсъ.
   - Ну, объ этомъ не стоитъ и толковать, моя милая,- сказала м-съ Сандерсъ,- въ свидѣтеляхъ, разумѣется, не будетъ недостатка.
   - A вѣдь мнѣ кажется, господа Додсонъ и Фоггъ,- будутъ просто въ отчаян³и, если, чего Боже сохрани, процессъ будетъ проигранъ,- замѣтила м-съ Клоппинсъ.
   - О, они съ ума сойдутъ!- сказала м-съ Сандерсъ.- Вѣдь ужъ само собою разумѣется, они взялись хлопотать изъ интереса.
   - Что-жъ? дѣло не рискованное: м-съ Бардль непремѣнно выиграетъ,- возразила м-съ Клоппинсъ.
   - Надѣюсь,- сказала м-съ Бардль.
   - Въ этомъ не можетъ быть ни малѣйшаго сомнѣн³я; - подхватила м-съ Сандерсъ.
   - Очень хорошо, сударыни,- сказалъ Самуэль, вставая съ мѣста,- я со своей стороны считаю нужнымъ пожелать полнаго успѣха правому дѣлу.
   - Покорно васъ благодарю,- съ жаромъ проговорила м-съ Бардль.
   - Что-жъ касается до господъ Додсона и Фогга, которые ведутъ дѣла изъ интереса,- продолжалъ м-ръ Уэллеръ,- я полагаю, что они - пречестнѣйш³е плуты, какъ и вся ихъ брат³я, и на этомъ основан³и, милостивыя государыни, я желаю имъ той награды, которой они вполнѣ заслуживаютъ.
   - Небо наградитъ ихъ за доброе дѣло,- сказала растроганная м-съ Бардль.
   - Конечно,- заключилъ м-ръ Уэллеръ.- Желаю вамъ, сударыни, спокойной ночи и пр³ятныхъ сновъ.
   Къ великому утѣшен³ю м-съ Самдерсъ, хозяйка не пригласила гостя принять дальнѣйшее участ³е въ поросячьихъ ножкахъ и горячихъ пирожкахъ, которымъ вслѣдъ затѣмъ, при слабомъ содѣйств³и юнаго Бардля, любезныя кумушки оказали полную справедливость.
   Возвратившись въ гостиницу "Коршуна и Джоржа", м-ръ Уэллеръ представилъ своему господину достовѣрный отчетъ о юридической практикѣ господъ Додсона и Фогга, почерпнутый изъ чистѣйшаго источника въ жилищѣ м-съ Бардль. Свиданье съ м-ромъ Перкеромъ, происходившее на другой день, вполнѣ подтвердило показан³е м-ра Уэллера, и м-ръ Пикквикъ, собираясь къ святкамъ на Дингли-Делль, получилъ пр³ятное убѣжден³е, что дѣло его по обвинен³ю его въ неисполнен³и обѣщан³я жениться мѣсяца черезъ три будетъ публично производиться въ судѣ; вдова Бардль имѣла на своей сторонѣ счастливое столкновен³е обстоятельствъ и юридическую опытность господъ Додсона и Фогга.
  

Глава XXVII.

Самуэль Уэллеръ совершаетъ путешеств³е въ Доркинъ и созерцаетъ свою мачеху.

  
   Оставалось еще два дня до поѣздки пикквикистовъ на Дингли-Делль. М-ръ Самуэль Уэллеръ сидѣлъ въ общей залѣ таверны и, кушая свой завтракъ, размышлялъ, какъ бы попр³ятнѣе провести это время. День былъ замѣчательно хорош³й. Переходя отъ одной мысли къ другой, м-ръ Уэллеръ вдругъ почувствовалъ припадокъ сыновней любви и убѣдился, что ему необходимо сдѣлать визитъ своему почтенному родителю и сходить на поклонъ къ своей мачехѣ. Это убѣжден³е: въ такой степени подѣйствовало на весь его организмъ, что онъ не постигалъ, какъ прежде подобныя мысли ни разу не заронялись въ его душу. Желая безъ малѣйшаго замедлен³я исправить такое непростительное забвен³е сыновняго долга, м-ръ Уэллеръ тотчасъ же побѣжалъ наверхъ къ м-ру Пикквику и попросилъ позволен³я отлучиться для этой похвальной цѣли.
   - Ступайте, мой другъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ, обнаруживая очевидный восторгъ при такомъ пробужден³и нѣжныхъ чувствъ въ сердцѣ своего слуги.
   М-ръ Угллеръ поклонился.
   - Я очень радъ, что вы помните свои сыновн³я обязанности,- сказалъ м-ръ Пикквикъ.
   - Я всегда ихъ помнилъ,- отвѣчалъ Самуэль.
   - Это дѣлаетъ вамъ честь, мой другъ,- сказалъ м-ръ Пикквикъ одобрительнымъ тономъ.
   - Я и самъ всегда такъ думалъ,- сказалъ м-ръ Уэллеръ.- Если, бывало, я въ чемъ имѣлъ нужду, то просилъ о томъ своего родители съ великимъ почтен³емъ и преданностью. Иногда же бралъ и самъ, изъ опасен³я не понравиться своему родителю какою-нибудь неумѣстною просьбой. Вообще, сэръ, я избавилъ его отъ многихъ непр³ятныхъ хлопотъ.
   - Въ такомъ случаѣ, мой другъ, вы не совсѣмъ правильно понимали свой долгъ въ отношен³и къ отцу,- возразилъ м-ръ Пикквикъ съ благосклонной улыбкой.
   - По крайней мѣрѣ, сэръ, y меня всегда были честныя намѣрен³я, какъ говорилъ одинъ джентльменъ, колотивш³й свою жену по три раза въ сутки за то, сэръ, что она была несчастна съ нимъ...
   - Вы можете идти, любезный. Ступайте.
   - Покорнѣйше васъ благодарю,- отвѣчалъ Самуэль, отвѣшивая низк³й поклонъ.
   Черезъ нѣсколько минутъ м-ръ Уэллеръ сидѣлъ въ своемъ праздничномъ костюмѣ наверху дилижанса, ѣхавшаго въ Доркинъ.
   Въ этомъ предмѣстьи мачиха м-ра Уэллера содержала трактиръ, извѣстный любителямъ изящнаго подъ именемъ "Маркиза Гренби". Онъ стоялъ при большой дорогѣ, былъ обширенъ и удобенъ во всѣхъ возможныхъ отношен³яхъ, хотя чистота и опрятность отнюдь не принадлежали къ числу его отличительныхъ свойствъ. Передъ воротами трактира, на высокомъ столбѣ, красовалась огромная вывѣска, изображающая голову и плечи джентльмена съ раздутыми щеками, одѣтаго въ красный кафтанъ съ голубыми обшлагами. Это былъ портретъ достопочтеннаго маркиза Гренби. На окнахъ буфета рисовались горшки съ цвѣтами и разнокалиберные сосуды съ жидкостью всѣхъ родовъ и видовъ. Открытые ставни были изукрашены золотыми надписями, содержавшими краснорѣчивѣйш³я рекомендац³и прекраснымъ постелямъ и превосходнымъ винамъ первѣйшихъ сортовъ. Пестрыя толпы крестьянъ и ямщиковъ, бродившихъ вокругъ конюшни, служили олицетвореннымъ доказательствомъ доброкачественности эля и крѣпкихъ напитковъ, продававшихся за буфетомъ "Маркиза Гренби". Самуэль Уэллеръ, по выходѣ изъ кареты, осмотрѣлъ всѣ эти достопримѣчательности глазами опытнаго путешественника и, вполнѣ довольный результатомъ своихъ наблюден³й, вошелъ въ трактиръ.
   - Что вамъ угодно, молодой человѣкъ?- закричалъ изнутри пронзительный женск³й голосъ, лишь только Самуэль переступилъ за поротъ буфета.
   По тщательномъ изслѣдован³и оказалось, что голосъ принадлежалъ довольно высокой и плотной леди съ красными щеками, обличавшими комфортъ домашней жизни и совершеннѣйшее спокойств³е духа. Она сидѣла передъ каминомъ и раздувала огонь для приготовлен³я чая. По другую сторону камина, въ мягкихъ креслахъ съ высокой спинкой, сидѣлъ, выпрямившись въ струнку, какой-то мужчина въ черномъ поношенномъ костюмѣ, бросивш³й чрезвычайно пристальный взглядъ на Самуэля, который, въ свою очередь, оглядѣлъ его съ ногъ до головы.
   Это былъ красноносый джентльменъ съ длинной шеей, опухлыми щеками и съ глазами, какъ y гремучей змѣи, довольно проницательными, но производившими положительно дурное впечатлѣн³е. На немъ были коротеньк³е штаны и черные бумажные чулки, довольно грязные и поистасканные, какъ и всѣ друг³я части его костюма. Его бѣлый ненакрахмаленный галстухъ болтался весьма неживописно своими длинными концами по обѣимъ сторонамъ его наглухо застегнутаго жилета; старыя бобровыя перчатки, шляпа съ широкими полями и полинялый зеленый зонтикъ на китовыхъ усахъ лежали весьма чинно и уютно на ближайшемъ креслѣ, показывая такимъ образомъ, что красноносый владѣлецъ всѣхъ этихъ вещицъ не имѣлъ ни малѣйшаго намѣрен³я торопиться выходомъ изъ трактира.
   Отъ добра добра не ищутъ, и красноносый джентльменъ былъ бы очень глупъ и вѣтренъ, если бы вздумалъ удалиться отъ перспективы роскошныхъ благъ, рисовавшихся передъ его глазами. Огонь горѣлъ ярко въ каминѣ подъ вл³ян³емъ раздувательныхъ мѣховъ, и весело кипѣлъ чайникъ подъ вл³ян³емъ мѣховъ и огня. На маленькомъ кругломъ столикѣ, накрытомъ чистой скатертью, стоялъ подносъ, и на подносѣ, въ привлекательной симметр³и, были разставлены чайныя чашечки и ложечки со включен³емъ соблазнительныхъ горячихъ пирожковъ, только-что вынутыхъ изъ печи. Передъ самымъ носомъ джентльмена стоялъ другой маленьк³й подносъ съ ананасовымъ пуншемъ, въ который онъ по временамъ погружалъ свои губы, посматривая каждый разъ на гостепр³имную леди, раздувавшую огонь.
   Углубившись въ созерцан³е этой восхитительной сцены, Самуэль Уэллеръ пропустилъ мимо ушей первый вопросъ краснощекой леди.
   - Что вамъ угодно, молодой человѣкъ?- повторила леди, возвысивъ свой голосъ.- Что вы стоите, разиня ротъ?
   М-ръ Уэллеръ понялъ неприлич³е своего поведен³я и отвѣчалъ вопросительнымъ тономъ:
   - Старшина дома, сударыня?
   - Какой старшина?
   - Супругъ вашъ, сударыня.
   - Нѣтъ его дома,- отвѣчала м-съ Уэллеръ, потому что высокая леди съ красными щеками носила этотъ титулъ послѣ смерти своего перваго мужа, м-ра Клерка.- Его нѣтъ дома и его не ждутъ здѣсь, если вамъ угодно.
   - Стало быть, онъ уѣхалъ сегодня?
   - Можетъ быть, уѣхалъ, а, можетъ, и нѣтъ,- отвѣчала м-съ Уэллеръ, подавая новое блюдо горячихъ пирожковъ красноносому джентльмену.- Я не знаю, да и знать не хочу, если хотите.- Прошу покушать, м-ръ Стиджинсъ.
   Красноносый джентльменъ, исполняя желан³е м-съ Уэллеръ, тутъ же принялся уписывать пироги съ величайшею жадностью.
   Уже при одномъ взглядѣ на красноносаго джентльмена Самуэль Уэллеръ пришелъ къ вѣроятному предположен³ю, что это долженъ быть тотъ самый пастырь, о которомъ разсказывалъ его почтенный родитель. Прожорливость джентльмена возвела эту догадку на степень акс³омы, и м-ръ Уэллеръ понялъ, что, разсчитывая здѣсь утвердить свою временную квартиру, онъ не долженъ медлить ни одной минутой, иначе участ³е его въ роскошномъ завтракѣ сдѣлается физически невозможнымъ. Поэтому онъ сдѣлалъ нѣсколько шаговъ къ круглому столу, поклонился краснощекой леди и сказалъ:
   - Здравствуйте, матушка. Какъ ваше здоровье?
   - Должно быть, это какой-нибудь Уэллеръ,-

Другие авторы
  • Малеин Александр Иустинович
  • Панаев Иван Иванович
  • Бедье Жозеф
  • Лазаревский Борис Александрович
  • Хемницер Иван Иванович
  • Лившиц Бенедикт Константинович
  • Нечаев Егор Ефимович
  • Каленов Петр Александрович
  • Невахович Михаил Львович
  • Кун Николай Альбертович
  • Другие произведения
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Не начало ли перемены?
  • Тэффи - Рассказы
  • Сологуб Федор - Красота
  • Трубецкой Сергей Николаевич - Трубецкой С. Н.: биографическая справка
  • Ривкин Григорий Абрамович - Море в ярости стонало...
  • Брешко-Брешковский Николай Николаевич - Парижские огни (8 сентября 1934; О. А. Беляева, Уне Байе, Базиль Захаров)
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Хорошие люди
  • Скалдин Алексей Дмитриевич - А. Д. Скалдин: биографическая справка
  • Рукавишников Иван Сергеевич - Л. И. Шиян. Иван Рукавишников и его роман "Проклятый род"
  • Эразм Роттердамский - П. Ардашев. Эразм Роттердамский
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (27.11.2012)
    Просмотров: 276 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа